The day when Mungo fell, p.1 [1981, November]
» Antonin Dolohov — 17/12/2018

Order of the Phoenix; p.1 [1981, November]
» Frank Longbottom — 17/12/2018

Make or mar © [1981, November]
» Deborah Hayes — 18/12/2018

Danger hides in beauty and beauty in danger © [1981, November]
» Leonard Ross — 20/12/2018

Where there’s a will, there’s a way [1998, May]
» Damian Dolohov — 21/12/2018

Be my hero, mother © [1981, November]
» Walburga Black — 22/12/2018

Humble your fate © [1981, November]
» Bellatrix Lestrange — 22/12/2018

Death pays all debts © [1981, November]
» Henry Chase — 23/12/2018

When it rains, it pours, right? [1981, November]
» Remus J. Lupin — 23/12/2018

It takes madness to find out madness © [1981, November]
» Ariana Dumbledore — 25/12/2018

What brings you all here? [1981, November]
» Hestia Jones — 25/12/2018

Time heals all wounds © [1998, May]
» Hestia Jones — 25/12/2018

The day when Mungo fell, p.2 [1981, November]
» Teddy Lupin — 25/12/2018

Ministry of Magic has no rights, p.1 [1981, November]
» Frank Longbottom — 26/12/2018

Time is all we have © [2023, October]
» Lily Luna Potter — 26/12/2018

Different people - same issues © [1981, November]
» Astoria Greengrass — 27/12/2018

Caution is the parent of safety © [2023, October]
» Margaret Kalt — 28/12/2018

Ashes to ashes dust to dust [1981, November]
» Marlene McKinnon — 28/12/2018

Seems the monster always wins © [1981, November]
» Frederic Aria — 28/12/2018
Сердце, казалось, сходило с ума, как и сама Кларисса, наблюдающая за живой грязнокровкой. За живой Тройэн Картер, касающейся ее внучки. Взгляд непроизвольно скользнул по коридору, надеясь заметить что-то, что намекнуло на абсурдность ситуации. Возможно, троллей или великанов в гостиной. Ведь не может мертвая вновь стать живой. Да еще и спустя двадцать лет. Грегори. Глупая надежда увидеть и его. Если Хеллоуин решил припоздниться, явить мертвых живым, то, может, судьба сжалилась и над ней.
0240 0120
0220 0220
ссылки
ссылки
игровое время:
2023/17/10: вторник
1998/8/05: пятница
1981/2/11: понедельник

| Three Generations: I would rather die |

Объявление


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » | Three Generations: I would rather die | » Маховик времени » Can we be a family? [1981, November]


Can we be a family? [1981, November]

Сообщений 1 страница 17 из 17

1

http://sh.uploads.ru/kFR1e.png         http://sh.uploads.ru/jBLag.png

Время и дата:
1 ноября 1981 года, половина 9 утра;

Место:
Лондон, дом Сабрины Оул.

Участники:
Elizabeth Aria, Elaine Aria;
Описание:
Что-то общее должно быть!
Может быть, профиль? Нет? Форма ушей? Опять промах?
Ты не можешь быть Ариа. Этого просто не может быть. Кто в это поверит?
Однако они здесь из-за одного и того же мужчины. Совпадение?

+2

2

Дополнительно:  18 лет, практикантка Мунго.
Внешний вид: волосы распущены. Лимонная мантия, футболка, джинсовые шорты по колено, любимые кеды, цвет которых разобрать трудно. Синяки от недосыпа под глазами.
Состояние: морально раздавлена.
С собой: волшебная палочка.


Вы представляете себе состояние человека, которого сначала кинуло из настоящего в дикое прошлое с военным положением, которого затем судьба вынудила воевать с несколькими пожирателями, спасаться от бегства, топить переулок, общаться с папкой своего товарища, устраивать заварушку в баре, а потом ещё оказаться на пыточном столе под запретным заклятием, приносящим адскую боль? А если ещё и дополнить это бегством и не очень законным проникновением в дом молодой мамы того человека, которого ты вроде как любил, но который умер буквально на днях? Да даже у Элизабет это в голове не укладывалось, хотя именно черезо всё это она и прошла. Она была выжата, как лимон. Ноги дрожали. Руки дрожали. Хотелось разрыдаться, но сил не хватало. Она бежала из Норы при первой возможности. Боялась встречаться взглядом с ещё молодой Молли. И тем более боялась увидеть маленьких близнецов. Сейчас ведь никак не спасти Фреда. Да в этом времени она Фреду в мамки годится! Такая мысль кружила голову. Бедная Молли! Лишиться одного из сыновей! И пусть это произойдёт очень нескоро, Элли ей не завидовала. "Один - не шесть..." - грубая мысль. Но так и рассуждают в больницах. Количеством.
Голова шла кругом. Ей нужно было уложить все мысли, прийти в себя, отдохнуть. И потому она здесь, в Мунго. Это её крепость. Её обитель. Её второй дом. Всегда она бежала сюда, если приключалась беда, если нужно было отвлечься или забыться. И сейчас она здесь. Ариа вышла из камина в просторный вестибюль. Народу было немного, а все, кто был, либо умирали, либо пытались спасти умирающих. Вот что значит Первая Магическая война. Сцены были знакомые. На весь первый этаж крики и стоны. "Война" - говорили их дикие взгляды. "Война", - отвечали им равнодушные, холодные стены Мунго. Кто-то не дожидался помощи и умирал прямо здесь. Это ужасно. Во время восхождения Волдеморта Элизабет именно в такой обстановке и работала. Её едва не снесла молодая медсестра со словами "не калека, не мешайся". И Элли отступила в сторону. Рабочих рук тут не хватало, очевидно. Она достала волшебную палочку ещё дрожащей рукой. Возможно, она обязана остаться тут? Может, в этом её глобальная миссия? Спасти больше людей?.. Недолго думая, она испробовала усиленную формулу заклинания для обезболивания. И оно сработало - стоны начали затихать.
- Я практикант, - нелепо ответила Элли на строгий взгляд колдомедика.
- А почему без спецодежды? Волосы собери! - рыкнул он и всучил ей лимонную мантию. Свою-то Элли оставила ещё в баре. Целитель тут же продолжил работу. Без задней мысли Ариа тут же надела мантию и начала оказывать первую помощь прибывающим магам. Просто потому что так было надо. Это её прямая обязанность. Она не знала людей, которых спасала. Не знала, на чьей стороне они воюют. Но спасала, это её прямая обязанность. Останавливать потери крови, накладывать швы... Она почувствовала себя в своей стихией. Чужие боли и жалобы на самом деле действовали успокаивающе на саму Ариа. Она не садист, она в какой-то мере трудоголик: быстро она забывала обо всех своих невзгодах, тело пыталось влиться в ритм, найти новые силы. Открылось второе дыхание. Она обязана помогать.
Но ведь так не может всё оставаться. Она должна понять, что происходит. Должна понять, зачем она здесь, почему открыты порталы и что нужно сделать. Может быть, от этого зависит судьба магической Британии или всего человечества! "Ну ты уж не перебарщивай, твоя самооценка правда слегка зашкаливает, Элли..." - наконец, поток поступающих волшебников с травмами прекратился. Элли уличила возможность выпить успокоительного зелья, разбавленного чаем (не наоборот), а потом умылась и привела волосы в порядок. Она была в уборной, когда услышала знакомый мужской голос... Не отец ли Одетты?
- он мёртв, зато малышка жить осталась! Ей надо помочь, её дыхательные пути-!
- нам не до выездов. А ты убийца, тебя судить надо!
- Вы собираетесь меня судить за убийство преступника? Шутите, что ли?! Я жизни спасал!..-
он с кем-то ругался. Элли затаила дыхание. Что-то важное она услышала в этих словах. Что-то дико страшное. Фредерик Ариа. Этого имени не звучало в диалоге, но речь ведь наверняка о нём. Она закрыла кран и рванула из Мунго. Рванула туда, где должна была быть Сабрина. И маленькая Элли? Девушка помчалась к своему дому. Не знала зачем. Но просто чувствовала, что сейчас там что-то произойдёт или должно. Она попала именно в этот момент! Всю жизнь она искала правду, всю жизнь мечтала об этом шансе - узнать хоть что-то о своём отце!
Она чувствовала, что ей нужно быть там. Понять, что происходит. Отец уже мёртв, так? Она понимала, но ведь Пожиратели смерти редко ходят по-одному, если только это не слишком личное. А была ли Элли для него чем-то личным, если он так легко пришёл и попытался её задушить? Может, там будет его сообщник! Она поймает его! И будет пытать! И узнает, за что отец хотел её убить! Узнает.... Всё узнает!
Она летела к дому, в котором жила до сих пор. Только тут он был новым. И мрачным. На входе в подъезд Элли буквально лбом влетела в девушку, которая тоже спешила сюда.
- Блин...  То есть... Прошу прощения, - она потёрла лоб.
[AVA]http://s020.radikal.ru/i717/1703/25/78ad0d3a084e.png[/AVA]

+2

3

Дополнительно: 20 лет, недавно перебралась в Лондон.
Внешний вид: чёрные брюки, сапоги, синяя блузка из шифона, чёрное незастёгнутое пальто.
Состояние: взволнованное.
С собой: волшебная палочка, сумка с документами, деньгами и блокнотом.


Вот уж месяц как Элейн Ариа находилась в Лондоне. Послушала брата, который мягко намекнул, что пора бы сестре пожить отдельно. Средства есть, планы есть, почему бы и нет? К тому же, звёзды сказали, что хуже из этого явно не выйдет. В прямом смысле.
Квартира была найдена, небольшая, но довольно уютная. К тому же, с открытой крышей дома, куда Эл с удовольствием порой выбиралась по вечерам и ночам. Составить ли предсказание или просто - не важно. Важно, что была такая возможность.
- Фред, милый Фред, нц... - сейчас Элейн сидела за своим столом. Было утро, вейла разбирала последнее предсказание по тому, как встали звёзды. На это могло уйти время. Рядом с ней лежал блокнот, к которому Ариа (уже Вайлд) обращалась, - как ты там... Зато у меня есть свой собственный Фред.
Она с любовью похлопала по блокноту и продолжила выяснять недалёкое будущее. Наверное, она чуть запоздает, звёзды явно говорили про сегодняшнее утро. Ну ничего.
- Родственник... Хм... Значит, Фредерик, - кивнула девушка сама себе и продолжила. Она хотела закончить с предсказанием и пойти в министерство, так что к выходу готова была. Нужно было поговорить насчёт работы.
- Смертельная опасность... - Эл застопорилась и нахмурилась, продолжая читать небесные послания, - больница... Значит, Мунго. Фред в больнице?.. Нет, он... - она провела ещё несколько линий, сопоставляя всё, а после вскочила собираться.
Звёзды упрямо говорили, что сегодня где-то рядом с больницей Фредерику угрожала смертельная опасность. Но с каким исходом?..
Влетев в сапоги и накинув пальто, наспех собрав всё необходимое, Элейн поскорее трансгрессировала к Мунго. Она ни за что в жизни не захотела бы оказаться рядом с этой больницей, но сейчас просто не было выхода. Она обязана проверить, что там с Фредом. Они не так давно отправляли к друг дружке сов, но уже сегодня, видимо, что-то изменилось. Элейн просто не могла его потерять, он был её единственным родственником!
Рядом с магической больницей было неспокойно. Не так далеко находились остатки мракоборцев. Сердце ухнуло в пятки. Что Фред мог здесь забыть?
Рядом с больницей. Рядом. Не в ней. На улице его не было. Рядом был один единственный дом. Ведомая лишь собственной интуицией, Эл максимально не подозрительно прошла до единственного подъезда, а потом резко ускорилась, когда оказалась вне зоны видимости.
Впрочем, ненадолго. Через несколько секунд она столкнулась с кем-то лбами, что очень её испугало. Едва не потеряв равновесия, Элейн на автомате вытащила палочку и направила в... Девушку? Зачем она бежала в этот же подъезд? Не маггл ли?
Эл прищурилась, понимая, что убирать палочку уже поздно. Мракоборцы заняты чем-то другим и их не видят. Это можно использовать. Не дав девушке осознать, что только что произошло, Эл увлекла её в подъезд и закрыла за собой дверь, не убирая палочку с незнакомки.
- Кто? - тихо и сухо спросила она, понимая, что уже пересекла все грани подозрительности, - нц, говори быстро, у Элейн проблема с братом. Мне нужно проверить, как он. Он где-то здесь. Он мой единственный родственник.

+2

4

Вместо того, чтобы поймать сообщника отца с поличным, вместо того, чтобы стать героем в собственных глазах!.. Она столкнулась лбом с какой-то аккуратной леди в стильном пальто. Ну то есть в это время они, наверное, считаются обыденными, но в её время такие вещи - почти раритет! Какой же из неё герой, если она сшибает беззащитных людей? Она ещё и чудом сама не свалилась в лужу, в последний момент удержав равновесие. Образ супер-вумен тут же как-то померк. Элли разочарованно, даже с досадой выдохнула, принося извинения, как вдруг... На неё направили волшебную палочку.
"Да бли-ин!" - она хотела закатить глаза. Кажется, на сегодняшний день это был перебор. Она даже не злилась. Даже почти не расстроилась. Только поняла, что этот день у неё точно не войдёт в десятку лучших. В сотню... Вообще он будет занимать самые последние позиции в списке. Очень покорно она последовала в подъезд, не скрывая того, что она прекрасно понимает, что можно палочкой не только в глаз ткнуть, но и заклятие серьёзное наложить. "Что же. Из одного плена в другой. Очень даже справедливо. Интересно, за что мне всё это?" - она плотнее сжала губы и старалась даже не думать, что ж тут за времена такие, если даже в формально немагических районах Лондона первый попавшийся человек наставляет на тебя волшебную палочку. Конечно, тут рядом больница для волшебников, о разве это отменяет действие Статута о Секретности? И за что всё это досталось Элли?! За то, что просто бежала слишком быстро! "Между прочим, она и сама виновата..." - с какой-то обидой от несправедливости подумала Элли. Но промолчала, пока незнакомка не заговорила сама.
- Кто? - спросила она. Даже в темном подъезде Элли не могла не отметить красоту её глаз. "Ничего страшного. Возможно, меня приняли за шпиона или даже за преступницу. Может быть, это мракоборец, который пришёл разбираться со всей этой ситуацией. Или спасти меня, например. Ну, в смысле, маленькую меня... Или работник Министерства Магии, который вернёт меня назад в моё время? Это ведь ошибка какая-то, наверное?" - в этот момент она услышала надрывные всхлипы в родной квартире и побелела от ужаса. Да она же там сейчас задохнется! Квартира была нараспашку, женщина на полу... Мамка. Мамка лежала без сознания. Элизабет нервно поправила жёлтую мантию на себе. На мантии красовался разоблачительный знак целителей из больницы святого Мунго. "Раньше эмблема была крупнее, оказывается", - мимолётно подумала он, когда на глаза попался герб, изображавший волшебную палочку, скрещённую с костью. Берцовой, наверное.
- Да как сказать кто... - честно отозвалась наконец она, почувствовав, что от особы с волшебной палочкой начало ещё больше веять агрессией. Мозг пытался сгенерировать какую-то идею, пытался оценить степень опасности, оценить, враг ли стоит перед ней или всё же здравомыслящая волшебница (ха-ха!). Выводы делать не получалось, волшебница поторопила Элли. "Была не была. Как говорится, зачем лишний раз врать? Выгоды от этого может и не быть".
- Меня зовут Элизабет Ариа, - неспешно заговорила она и, прежде чем волшебница возмутилась, продолжила,- и я пришла из будущего. Такие дела, - максимум, что могло подтвердить её пришествие из другого времени - это футболка с годом "1997" перед Титаником, - в комнате сейчас умираю маленькая я, потому что меня едва не убил собственный отец, - "Может, эти порталы на самом деле создают эффект маховика времени? Может, я сама должна спасти себя?" - это было предположение. Элли и с принципом работы маховика знакома лишь на не слишком подробном рассказе Гермионы. А с порталами тут вообще, кажется, никто не знаком. Но она ошибалась. Она и не думала, что на самом деле её спасителем была бы эта волшебница, что сейчас угрожала палочкой. И что сейчас решалась жизнь Элизабет, - можно мы спасём мне жизнь? - робко поинтересовалась она, - пожалуйста, не тычьте в меня палочкой... - "а что, если она напарник моего отца? Что если она Пожиратель смерти?"- взгляд её метнулся к руке женщины, но длинные рукава пальто не давали убедиться в наличии или отсутствии тёмной метки. "Что ж. Я и так немало пожила, немало жизней спасла... Я даже почти горжусь собой... Я почти стала полноценным колдомедиком... Может, не стоило так открыто выкладывать? Кто ж поверит в такое? Поздно", - девочка в квартире начала хрипеть и затихать.
- Это заклятие асфиксии, я даже не знаю, как такое можно лечить, только в теории.., - она прикрыла глаза. Беспомощно, но безо всякого испуга. После всего случившегося ей было нечего бояться. Она позволила чародейке здесь и сейчас решить её судьбу. Почти две судьбы. Может, чародейка поверит ей?.. Хрипы становились всё тише. Любимое заклинание Фредерика Ариа очень уж жестокое. Убивает медленно и страшно. От звуков хотелось на стенку лезть. Слишком жутко.
[AVA]http://s020.radikal.ru/i717/1703/25/78ad0d3a084e.png[/AVA]

+2

5

Девушка перед Элейн оказалась какой-то растерянной. Эл ещё раз запоздало подумала о том, что могла схватить не ту. Действительно, стоило несколько раз подумать, вдруг перед ней вообще случайный маггл? С другой стороны, думать было некогда. Брат мог быть в опасности, учитывая количество мракоборцев вокруг. Элейн готова была превратиться в самую разъярённую волшебницу на свете, если вдруг кто-то хотя бы ранил Фреда. Он не был самым лучшим братом в мире, но он был дорог вейле. Он был единственным её родственником, единственным близким человеком. Они уже не жили вместе, но Эл знала, что он есть, и... От этого было как-то спокойнее. Она могла сидеть дома и фантазировать на тему того, чем занят Фред. Говорить с блокнотом, обсуждая то, поел Фред или нет. Или даже мысленно или вслух ругать брата, если Эл почему-то казалось, что тот не поел или просто плохо поспал. Это взаимодействие не было нормальным с точки зрения уравновешенных людей, но Элейн этого было достаточно. Достаточно знать, что он просто есть где-то там. И всё.
А теперь она просто теряла время, выясняя, что это за волшебница такая перед ней. И волшебница ли.
Девушка тут же прищурилась, когда услышала имя и фамилию. Однофамилица? Из будущего? Эл мало с кем говорила, но много чего слышала. Слышала и про порталы или что-то вроде этого. Только не углублялась в эту тему полностью. Она не казалось такой интересной. Сплетни, газетные утки, мало ли что? Но именно теперь Эл задумалась. Элизабет Ариа. Элизабет. Элейн. Может, это её дочь из будущего? Звучит как полный бред, но ведь такое может быть? Эл чуть не забыла о том, зачем вообще пришла, почувствовав где-то внутри себя жгучую любовь к этой девушке. Такую материнскую любовь, из-за которой хочется прижать человеческое существо к себе и никогда не отпускать.
Эл даже в лице переменилась, взглянув вдруг на Элли с необъяснимой теплотой. У Эл вообще неплохо получилось перескочить с "я уничтожу тебя полностью" к "я любила тебя всю свою жизнь".
Теперь дел стало вдвое больше. Ей нужно спасти Фреда, своего брата, а эта милая девушка говорит о том, что маленькая она задыхается, ибо её едва не убил её отец. Значит, ей ещё нужно спасти свою дочь. Эл готова. Эл всегда готова.
- Нц, конечно! - с чувством сказала вейла, окинув Элли ещё одним тёплым взглядом. Интересно, она была хорошей матерью? Мерлин, ну конечно же да! - Конечно, мы спасём тебе жизнь. Эта женщина помогала, да? Твоему отцу... - она едва сдержалась от того, чтобы пнуть лежащую Сабрину, - а кто был твой отец? - этот вопрос тоже был интересен. И вообще как Эл позволила ему сделать такое с дочкой?
Она бы засыпала Элли вопросами дальше, но время не терпело. Заклинание было знакомое. Эл успела подумать, что забавно, что оно же было любимым заклинанием Фреда. Ну и является теперь, конечно. Только благодаря этому Эл прекрасно знала контрзаклятье. Помнила даже, как Фред притащил к ним домой какого-то полумаггла и использовал на нём заклинание асфиксии. А потом контрзаклинание. А потом снова асфиксию. Эл тогда смеялась над тем, как лицо несчастного парня становится то синим, то нормальным. То, как он думал и надеялся, что его скоро отпустят.
Элейн направила волшебную палочку на ещё совсем маленькую Элли и проговорила контрзаклинание, которое немедленно заставило девочку прекратить задыхаться. Нужно было ещё время, чтобы она надышалась, но смертельная опасность явно отступила. Эл чувствовала себя матерью героиней. А дочь, наверное, пошла больше в отца, ибо схожие черты были, но...
Эл хотела была радостно улыбнуться своей "дочке", а потом ринуться искать Фреда, но нашла его быстрее. Лежащим на полу.
Видимо, мракоборец слишком торопился пытаться спасти девочку и труп не убрал. Почему не убирали мракоборцы на улице - вопрос. Ждали особого распоряжения?
Это всё было так неважно.
-... Фред?.. - Эл тут же забыла о существовании дочери или не дочери. Или кто она там. Это так неважно. Фред лежал на полу, его палочка валялась рядом, а лицо мужчины явно выражало смерть. И всё-таки Элейн не верилось. Она осторожно подошла поближе, с пустым выражением лица опускаясь на колени перед телом. Внезапно похолодевшими руками она взялась за безжизненную руку брата, стараясь нащупать пульс там, потом пытаясь найти его в районе шеи, - Фред... Фред, посмотри на Элейн. Фредерик. Пожалуйста, посмотри на Элейн.
Элейн начала бормотать, растерянно то опуская, то приподнимая руку мужчины.
- Больница, смертельная опасность, скорпион в районе... Фредерик... Ответь. Элейн хочет, чтобы ты ответил. Ты не завтракал и плохо спал, ты...
Эл ощутила, как обожгло глаза. Только сейчас, хотя слёзы уже предательски струились по щекам, капали на пол, а она продолжала бессвязно что-то бормотать, пока до неё доходило маленькое осознание. Её брат лежит мёртвым. Её единственный брат вот здесь. Его почему-то убили.
- Фред. Фред! - Эл не была в силах держаться ещё дольше. Просто зарыдала, утыкаясь в грудь брата, бессмысленно трясся его, будто это могло хоть на что-то повлиять. Эмоционального толчка из-за неполного осознания не было достаточно, чтобы превратиться в деву-птицу. И всё же Эл совершенно потерялась в пространстве, забыла обо всём на свете, что тут есть девушка с такой же фамилией, может быть даже её дочь. Хотя Элейн смогла бы сделать иной вывод, если бы немного подумала и оценила то, что здесь произошло. Но на это не было времени.
Фред не отвечал ей. Фред был мёртв. Фред с этой его самоуверенной улыбкой больше никогда не упрекнёт Эл насчёт её факультета. Больше никогда не толкнёт её под бок. Он больше никогда ничего не сделает.
И Эл больше никогда не сможет придумать, что он делал в тот или иной день своей жизни.

+2

6

[AVA]http://s020.radikal.ru/i717/1703/25/78ad0d3a084e.png[/AVA]
После всего сказанного незнакомка резко переменилась в лице. Как ни странно, она не сочла Элли за чокнутую. Она не стала обвинять её во лжи, не стала звать целителей, применять страшных заклинаний. Не стала орать и пытаться выяснять тонкостей дела. Не стала допрашивать, пытать. Нет, оне не сделала ничего из того, что сделал бы другой разумный человек на её месте. Тем более, в разгар войны, когда о доверии вообще речи не идёт! Но Элли это не насторожило. Ей и в голову не могло прийти, что незнакомка несколько двинутая. Просто Ариа была слишком рада, что ей поверили. Что палочку от неё убрали, что особа, назвавшая себя Элейн, тут же кинулась на помощь малышке-Элли. Этот любящий взгляд незнакомки... Казалось, она сейчас разрыдается от умиления! Элизабет шагнула внутрь квартиры, в которой прожила всю свою жизнь, и со вздохом стёрла память своей матери, лежащей на полу без сознания. Почему-то Элли почувствовала странное облегчение, когда убедилась, что Сабрина жива. Странно, ведь она никогда не питала глубоких чувств к матери, в семье был разлад - так она считала, по крайней мере. Видимо, инстинкты всё равно живут намного глубже, чем разум. Но сейчас было не до этой женщины. Девушки. "Она такая молодая... Немного полная. После родов, наверное, до сих пор не сбросила..." - она медленно шагнула по прихожей и отметила свою походку очень грубой в сравнении с порхающей, почти парящей над землёй девушкой в стильном чёрном пальто. От вида на тёплую одежду Ариа непроизвольно вспомнила, что очень замёрзла, и тут же вздрогнула, ощутив на коже тысячи мурашек. Вопрос от незнакомки заставил остановиться.
- Мой отец... Он... - Элизабет замялась, не зная, что ответить. Она всегда боялась этого вопроса. Проще всего было ответить "я его не знаю", но Элли его знала. Точнее знала о нём. И здесь она была именно из-за него. Сказать, что он пожиратель смерти? Здесь? В это время? Этой странной незнакомке? Тут уж неизвестно, на какую реакцию нарвёшься. Она и в своё-то время не говорила о роде деятельности своего отца, а тут, когда идёт самая серьёзная охота авроров за пожирателями, когда неизвестно, на чьей стороне стоящий перед тобой человек, даже моргать опасно, не то что такие сведения выкладывать. Её ведь могут пытать. Её могут схватить и посадить в Азкабан. Её могут убить! Все убийства на службе времён первой магической войны были оправданы. Не все сразу, но в конечном счёте - все. Это где-то вычитала Ариа, возможно, в какой-то жёлтой прессе. Как бы то ни было, для любого порядочного волшебника избавиться от тёмного мага - дело чести и принципа. Ну а где тёмный волшебник, там и его дети - такое уж мнение бытует, что яблочка от яблоньки недалеко падает. Растерянно она снова последовала за женщиной, спешившей в комнату к задыхающейся девочки. Элли так и не знала, что тут можно ответить. Да и, кажется, та не требовала никакого ответа. Она только остановилась перед кроваткой, очень грациозно взмахнула волшебной палочкой - и вуаля. Малышка Элли блаженно заулыбалась и засопела, дыша ладно и глубоко, жадно глотая воздух, который у неё отобрали. Даже не плакала. Стало как-то проще жить с осознанием того, что ты всё-таки выживешь сегодня, в этот чёрный день. "Да я сегодня уже несколько раз выжила, хотя не должна была, наверное... Считать ли этот день счастливым или наоборот полным несчастий? Или раз тут на плохое идёт хорошее, то я попала в цепи даосизма?"
- Да у вас талант, - тихо шепнула Элизабет, понимая, как сама она маленькая уже засыпает от усталости - конечно, несколько минут бороться за жизнь изо всех своих силёнок! Талант. Это даже не комплимент был, а констатация факта. Такое тяжелое заклинание снять так легко и умело! Это нужно иметь особый дар! Или опыт. "Может, она тоже из больницы Святого Мунго?.. Да нет же, вряд ли. Хотя она шла в её направлении. Это очень странная девушка. И очень... Красивая," - она неслышно вздохнула. Элли какой-то благодарностью прониклась к своей спасительнице, хотя обстоятельства были очень скомканными, загадочными, непонятными. Путешествие во времени... Совпадение дат, секунд! И эта странная реакция незнакомки на гостью из будущего - Элли только теперь призадумалась над обстоятельствами.
"Да я тоже своего рода мальчик, который выжил. Только девочка. И не бедная сиротка. И не авада, а асфиксия. И не от Волдеморта, а от его соратника. Какие-то мелочи, а вся слава досталась Поттеру, а не мне", - она как раз наткнулась взглядом на своего мертвенно бледного отца. Элли впервые его видела, однако сразу поняла, что это он. Не сказать, что много сходств, хотя общие черты бесспорно имелись. Нет, она просто поняла, что труп в комнате маленькой Элли мог быть только её отцом, покусившимся на жизнь малышки. "Моего отца убили, а меня оставили умирать, да? Блеск", - она попыталась вспомнить детали разговора аврора с кем-то из уполномоченных, но не успела восстановить беседу, как к её мертвому отцу внезапно кинулась эта гиперэмоциональная девушка.
-  Фред... Фред, - шептала она, - Фред. Фред! - кричала она. Периодически девушка несла что-то, в чём Элли вообще не видела смысла, но она поняла, что этой особе горячо дорог мертвец. Фредерик Ариа. Отец Элизабет. Убийца. Пожиратель смерти. Ариа поджала губы и теперь благодарность сменилась страшным недоверием. Неужели опять ошиблась? Она всегда ошибается в людях, это уже доказано экспериментальным путём. Элли даже нащупала волшебную палочку в кармане и, пока девушка пыталась разговорить труп (что получалось у неё, кстати говоря, не очень хорошо), Элли уже направила артефакт на волшебницу, готовясь её связать волшебством. Неужели спасительница - тоже пожиратель смерти? Может, это подружка отца? На Гвен она не очень похожа, хотя за годы-то меняется многое, а у волшебников вообще что угодно может измениться. Или ещё одна его подружка. Отец был красив даже мертвенно бледным, а при жизни, наверное, тоже пользовался популярностью среди женщин. Но ведь она только что жизнь спасла Элизабет! Чёртова человеческая солидарность засвербила в заду в самый неподходящий момент. "Я просто свяжу её, а дальше буду решать, что делать..." - она неуверенно взмахнула палочкой, но так и не произнесла заклинаний, из-за чего связывающее волшебство отразилось всего-то лёгким толчком в спину чародейки.
-... Нам с вами нужно поговорить, - произнесла она сухо, хотя глаза Элли выражали самое огромное смешение чувств из всех смесей, что когда-либо испытывала Ариа. Эта девушка. Кто она? - Вы его напарница, да? - голос волшебницы дрогнул, а артефакт в руках - нет. Ариа всё так же направляла волшебную палочку на незнакомку, - вы сообщница моего отца, так? Или его любовница?.. - она кивнула на Фреда, - он меня чуть не убил, а вы - спасли. Напарница из вас так себе. Или вы не в курсе его планов? Кто вы? - она понадеялась, что слёзы не прыснули из глаз, а в следующую секунду поняла, что понадеялась напрасно, почувствовав горячие капли на щеках. Ариа повторила настойчивее:
- Кто вы?

+2

7

Возможная дочь ничего не ответила про своего отца. Элейн не хотела её торопить. Наверняка это правда тяжело. Элейн бы своего отца тоже ненавидела бы, захотев он её убить. Или же нет?.. Эл не могла сейчас дать внятного ответа. С какой-то ведь стороны, он её отец.
Наверное, она подумает об этом потом.
Дальнейшие события разворачивались достаточно стремительно. Эл с лёгкостью вновь дала жизнь маленькой Элли, а потом увидела то, что не хотела бы видеть никогда в жизни. Фред. Мёртвый Фред. Лежащий без движения и никак не отвечающий на её мольбы. Эл старалась изо всех сил, но не могла до него докричаться. Ей хотелось отрицать реальность происходящего, но она трогала ладони брата, ледяные и безжизненные, она прислушивалась к его дыханию и не слышала его. Она не ощущала пульса. Эл казалось, будто её мир вот-вот лопнет, а она останется в пустоте совершенно одна.
Без семьи.
В реальность вернул толчок в спину. Ариа тут же прекратила рыдать, затихла и подняла голову, оборачиваясь назад. Наверняка в старые времена её бы просто сожгли. Несмотря на то, что слёзы продолжали течь по щекам, лицо не опухло, а глаза не покраснели. Элейн всё ещё являла перед собой вид печальной, но хорошенькой особы.
Та самая девушка стояла с самым решительным видом. Эл с искренним непониманием уставилась на палочку, направленную на неё. Здравый рассудок, точнее, его остатки, правильно подсказывали, что сейчас лучше не делать лишних движений. Эли не делала. Рука с палочкой была опущена. Эл лишь только смотрела блестящими от слёз глазами, а непонимание переросло в некоторое облегчение. Точно. Тут же до сих пор есть ещё одна Ариа. Эл не одинока. У неё всё ещё есть семья.
Пусть и эта частичка семьи была, кажется, враждебно к ней настроена.
Недоумение вновь вернулось на место своё. Напарница? Эл непонимающе вскинула брови. Отца? Вейла покосилась на мёртвое тело брата, из-за чего едва вновь не разрыдалась. Фред - её отец? И он пришёл убить свою дочь? Значит, для Эл она не является дочерью, но... является племянницей.
Частичкой Фреда, которого больше нет.
Эл медленно повернула голову к Элли, которая уже тоже пускала слёзы и пыталась допытаться, кто такая Элейн. Последняя немного помолчала, глядя на девушку казалось бы бессмысленным взглядом. Казалось бы.
- Это твой отец... - отстранёно пробормотала она, осознавая это, - и он хотел тебя убить... - от былой истерики ни следа. Наоборот, она говорила теперь спокойно, почти шёпотом, глядя куда-то за Элли,- глупый Фред. Глупый... - она любовно закрыла веки брату, часто моргая от новых слёз, - хотел, чтобы от него совсем ничего мне не осталось...
Какое-то время Эл ещё смотрела на брата, а потом перевела осмысленный взгляд на Элли.
- Убери палочку. Ну же. Элейн не будет нападать. Смотри... - она толкнула ладонью палочку к Элли, - Элейн безоружна. Убери палочку, и я скажу всё.
Дождавшись реакции от Элли, Эл аккуратно поднялась с пола, а потом, сделав пару шагов, вдруг обняла Ариа. Она не пыталась её задушить, а просто лишь тепло обнимала, явно пуская слёзы куда-то в плечо.
- Нц, Элейн никогда не причинит тебе вреда, моя хорошая. Фред был моим братом. Он был... Всем. Он остался последним. И его не стало, - Эл продолжала не говорить, а шептать. Что, впрочем, не мешало её слышать, - но он успел сделать самое важное. Он оставил кого-то... После себя. Тебя. Ты его дочка. Я не знаю, кто твоя мать, но мне неважно. Главное, - она выпустила Элли, продолжая держать её за плечи и улыбаясь сквозь слёзы, - что Элейн теперь не одна. И ты тоже не одна. Ты теперь со мной. Элейн никогда тебя не бросит, потому что ты моя племянница. Ты часть, - Эл, странно улыбаясь, положила ладонь куда-то на грудь Элли, явно демонстрируя присутствие где-то там сердца, - часть Фредерика. И где-то часть меня. Мы семья. Понимаешь ты это, м?
Кажется, Элейн являла сейчас собой просто эталон счастья. Она действительно была рада. Она потеряла брата, но она сможет это пережить благодаря этой особе. Элли. Элизабет Ариа. Она даже взяла фамилию отца!
Мнение самой Элли Эл, конечно, не особенно хотела спрашивать.

+2

8

Когда на тебя направляют палочку, ты как бы перестаёшь отвечать за свои действия. Это как пистолет, нацеленный в твою сторону. Угроза жизни, всякое такое. Ты не знаешь, когда выстрелит. Ты не успеешь ничего сделать, даже глазом не моргнёшь, как уже будешь валяться мёртвым на полу. Но девушка успокоила свои траурные рыдания. Очень быстро. Наверное, здесь такой оборот не слишком удачно применим, но как по мановению волшебной палочки. Элли свободной рукой вытерла слёзы, но те лишь настойчивее забрызгали из глаз. Гриффиндорка шмыгнула носом и молча наблюдала за тем, как спокойно девушка опускает волшебную палочку, как мягко она обращается к Элли. Как скорбит она о своей утрате и как пытается разобраться в происходящем вместе с Элли. И... Ей хотелось верить. Её чистым, как слёзы озёрных дев, глазам. Её печально опущенным уголкам губ. Её побелевшим рукам. Элизабет верила ей, даже не догадываясь, что перед ней стоит вейла, которая безо всяких волшебных палочек способна стереть тебя в порошок. Ариа медленно опустила свою палочку. Элейн тут же подошла. Не резко, не импульсивно. Совсем наоборот. Она не злилась. Как тут можно не злиться? Но она не злилась! Она не нападала, не пользовалась случаем, наивностью Элизабет, её безрассудством. Она только подошла и совсем тепло, почти по-семейному обняла Элли. Гостья из будущего разразилась новыми слезами. Палочка сама собой выпала из рук.
Сложно передать всё то, что сейчас творилось в эмоциональном плане. На душе скребли кошки. Эта незнакомка каждым своим словом меняла к себе отношение. То она нападает, то она спасает, то оказывается близкой к отцу, а теперь на те, пожалуйста, она снова настроена так миролюбиво, так тепло, что устоять просто невозможно! Может, это какие-то глупые чары? Ариа всхлипнула совсем по-девичьи. Она редко плакала. Она давно плакала. Что с ней делает Элейн?!
- Элейн никогда не причинит тебе вреда, моя хорошая, - говорила она негромко, а Элли... Верила. Она только закивала и неловко обняла свою спасительницу. Это короткое слово "моя" как будто что-то расставило по местам, как будто определило что-то. В эту секунду Ариа почувствовала себя в безопасности, под тёплым мамкиным крылом, как бы абсурдно это ни звучало. Перед ней незнакомый человек, который прямо связан с отцом убийцей, а Элли стоит, ревёт и бестолково прижимается к ней! Ну разве это мыслимо? Она не могла найти объяснений своему поведению, да и не пыталась. Просто поддалась внутренним ощущениям, выплеснувшимся разом наружу. Тяжело копить в себе груз обиды на отца долгие годы. Тяжело увидеть его труп. Тяжело встретиться с кем-то, кто может хоть что-то о нём рассказать. И готов поделиться чем-то своим сокровенным. Элли не могла объяснить это, но чувствовала. И сегодня чувствам хотелось верить.
-... Брат
, - тихо повторила она за Элейн, словно бы осознавая, насколько важно то, что сообщила ей сейчас девушка. "Брат... Значит, это моя тётя? У меня есть родственники по линии отца?.." - она не обрадовалась и не расстроилась, только неоднозначно кивнула, пытаясь впитать в себя эту информацию и проглотила вставший в горле ком. Обе они рыдали. И со стороны картина эта выглядела, наверное, комично и трагично одновременно. Возможно, этот эпизод станет прототипом сцены "Люк, я твой отец".
Рыдающая Элейн была очень красива. Элли старалась успокоиться, чтобы кожа лица не опухла от жара. Стало душно, от холода и следа не осталось. Горячие руки тёти - как смешно думать в таком ключе о молодой и необыкновенно красивой девушке - прожигали до глубины души. Ариа не хотела быть дочерью Фредерика. Она ненавидела его всю свою жизнь. Она болезненно слушала, как повторяет Элейн: "ты его дочь". И медленно начала принимать это. Невозможно вечно бежать от проблем, рано или поздно тебе придётся с ними с толкнуться. Самое главное - быть готовым в момент столкновения. Уметь перенести. Уметь принять и справиться. Уметь быть сильным. Быть стойким и храбрым. Гриффиндорка она или кто, в конце концов?
- Семья, - снова глухо повторила Элли. Голос резко сел. На фоне прекрасной Элейн гриффиндорка почувствовала себя каким-то комком негатива и непринятия. И захотела не быть им. Захотела избавиться ото всего стресса, который портил, который уродовал её изнутри. Она молчала ещё какое-то время. Элейн тоже выговорила слишком многое и теперь нуждалась в том, чтобы уложить в голове мысли. Девушки стояли молча. Стояли и вытирали свои слёзы. Иногда Элли тихонько шмыгала носом и робко глядела на девушку из-под опущенных ресниц. Что теперь? Разве не этого она хотела всю свою жизнь? Встретиться с человеком, который всё знает о её отце? Да, пожалуй. Но разве такой она представляла себе встречу? Определённо нет.
-... Можно?..- тихо прошептала она, - Можно я не буду называть вас "тётей"?.. Вы слишком красивая для "тёти", - пробормотала она и наконец отступила от девушки, - ... кажется, нам нужно поговорить... И лучше не здесь...- она перевела взгляд на коридор, в котором начала просыпаться её мать. Потом подумала, что и тело отца здесь оставлять нельзя, хотя бы потому, что в памяти Сабрины тогда произойдёт сильный сбой. "Мне нужно успокоиться. Мне нужно выпить горячего чаю".
-... Вы умеете аппарировать?- тихо спросила она, стыдливо опуская свой взгляд. Затем она поспешно наклонилась, чтобы подобрать свою волшебную палочку. Было неловко признавать отсутствие каких-то навыков. Элли чувствовала себя плохим примером будущего. Хуже. Она чувствовала себя нереализованным потомком. Плохим птенцом, которым Элейн не сможет гордиться. И почему-то это было очень важно для неё, чёрт возьми. "Я дочь Фредерика Ариа. И племянница этой красавицы... Она такая тёплая... Такое ощущение, что она мне намного ближе, чем мать. Она мне... Роднее. Почему всё так? И если мы выяснили, кто Она, то остаётся главный вопрос. Кто я?"
[AVA]http://s020.radikal.ru/i717/1703/25/78ad0d3a084e.png[/AVA]

+2

9

К счастью Эллейн, Элли ей поверила. Не стала отвергать, не стала устраивать скандалы. Элейн никогда бы в жизни её не тронула после того, что узнала, но расстроилась бы точно. Даже разозлилась бы, может. У неё тут брат умер, а единственный живой родственник не хочет её принимать. Это обидно, знаете ли.
Но Элли не допустила такой ошибки. Она не была её дочерью, но была дочерью Фредерика. И Эл вдруг очень захотелось заменить ей мать. Трагедия отступила на второй план, зато появилось любопытство: каково это... Быть матерью? Живого существа. Нести за него ответственность. Получать от него любовь. Фредерик любил её, но своей собственной любовью. Как её будет любить эта девушка? Ариа просто ещё раз осознала, как это тепло, когда тебя любят родные люди.
И, подумав об этом, от всей души полюбила Элли. Она заменит ей всех. Кого угодно. Расскажет, что хорошо, а что плохо. А взамен Элли будет любить её, внимать её словам, помогать. Не давать горевать о Фреде. Да. Они будут самой замечательной семьёй.
Думая обо всём этом, Эл продолжала лить слёзы и гладить Элли по голове, успокаивая уже её. Всё будет хорошо, будто говорила она это. Будто передавала свои мысли Элизабет. И это даже помогало, раз Элли медленно, но верно успокаивалась.
Эл поглядела на неё вновь, чуть выпуская из объятий. Глаза опухли, красные. Под ними синяки. Лицо в красных пятнах, волосы в беспорядке. Эл с нежностью подумала, что даже такую не очень красивую Элли она очень любит. Племянницу. Почти дочь.
Она даже ободряюще улыбнулась ей и смахнула слезу со своей шеки. Которую слёзы никак не испортили, как и весь общий вид.
Элли отступила от неё, а вейла внимательно на неё поглядела.
- Конечно, - почти пропела она, улыбаясь, будто и не было всей это драмы. Опустив взгляд на тело брата, смахнула улыбку с лица и вздохнула.
- Элейн похоронила бы тебя, Фред, но у меня нет времени. Сюда скоро обязательно придут люди.
Она замолчала и прислушалась. Кажется, сюда действительно поднимались опоздавшие везде и всюду сотрудники министерства. Интересно, что их задержало?
Подобрав свою волшебную палочку, Эл, не теряя более времени, перенесла Элли в свою квартиру.

Небольшая уютная квартира казалась теперь слишком уютной после погрома родного дома Элли. Элейн отряхнула одежду и с любопытством поглядела на племянницу.
- Надо будет научить тебя аппарировать. Никогда не поздно. Скажи Элейен, сколько тебе лет, - она заулыбалась, кажется, быстро отойдя от горя. Некогда было уже плакать по Фреду. Эл сделает это после, когда никто не будет видеть.
- Ты, наверное, очень голодна, моя дорогая! Скажи Эл, что ты хочешь, и она тебе приготовит, - промурлыкала вейла, проходя на кухню и ставя чайник, - о чём ты хотела поговорить? - крикнула она, пока Элли хотя бы пыталась понять, где находится.
Квартира была почти студией. Напрямую кухня и огороженным местом для сна, а рядом ванная комната. Ничего лишнего.

+2

10

Они спешили. Элли даже не успела кинуть прощального взгляда на своего отца, как снова аппарировала. Она ненавидела этот способ передвижения, но он действительно был самым практичным в мире волшебников. Правда, лимит своих возможностей Ариа практически исчерпала. Хотелось хорошенько протошниться в уборной ото всего съеденного, но вот незадача - вживоте было абсолютно пусто. Максимум, что могла бы выдавить сейчас из себя Элли, так это желудочный сок. Тяжко вздохнув, она рассеянно схватилась за собственную голову. Она пережила сегодня слишкком многе. Она испугалась. Она испытала адскую боль. И внезапно обрела члена семьи - частичку себя, выходит?.. Конечно, обстоятельства очень странные. Странно и то, что Элейн оказалась такой отзывчивой, уютной, мягкой, тёплой. Должен же быть подвох, а? Нету? Единственное подозрение закралось в мозг Элли, что эта девушка на самом деле просто хочет сблизиться с Элли, чтобы её использовать или убить лично, но эта мысль никак не укладывалась в голове. Никак. Эта милая девушка была слишком отзывчивой для подобного хода. Да и к тому же. Если бы она хотела убить Элли, она бы сделала это ещё в квартире - ещё с маленькой Бет. Но нет, она наоборот вылечила малышку. Да и была она столь эмоциональной, что такое... Не сыграть - так, по крайней мере, успокоила себя Элли.
Итак, она в гостях у своей... обретённой тёти. Наверное, это квартира, а не дом. Даже студия. Элли было интересно, на каком этаже живёт её тётя и в маггловском ли районе или в волшебном, но выглядывать за окно она не стала. Во время войны вообще двигаться страшно, а вдоль окон - тем более. Девушка прошлась по комнате взад и вперёд, успела отметить картины, кучу вырванных листов. Многие были исписаны, многие - расчерчены. Где-то Элли точно видела карты звёздного неба, хотя в астрологии она была не слишком сильна. На самом деле теперь она только сильнее зауважала Элейн, потому что профессиональный астролог - это же просто что-то невероятное!
- Вау, - выдохнула волшебница, - у тебя тут... Красиво, - пробормотала она, впечатлённая новым жильём. Она слишком привыкла к своей старенькой квартирке, так что эти апартаменты, пусть они и были из прошлого, а производили эффект самый приятный. Она бы с удовольствием тут даже жить осталась бы. Возможно. "Но ведь это не моё время. Мне нужно хорошо подумать о происходящем. Найти свою миссию и выполнить её, а потом вернуться назад в своё время - такой ведь сюжет у большинства футуристических книг с путешествиями во времени?" - утомлённо она немного помассировала переносицу и затем тихонько вздохнула на слова об аппарации.
- Да, ты права, это... нужное дело. Но у меня не выходило никогда. Мне кажется, я не создана для этого способа передвижения. Я проходила курс обучения трансгрессированию трижды. И все три экзамена оканчивались плачевно. Два из них - с довольно серьёзными последствиями... И чем дальше - тем хуже, - она вдруг почувствовала, как слёзы снова накатились на глаза. Нет, на самом деле она намного веселее, не хотелось при тёте произвести впечатление плаксивой нюни, но Элизабет была страшно вымотана. Хотелось расплакаться, хотелось пожаловаться, хотелось уткнуться в чужое плечо и просто говорить, говорить, говорить, вываливать накопившийся на душе груз. "Мне бы не понравилось, если бы моя племянница так себя повела..." - она сделала несколько глубоких вздохов, успокаивая себя.
- Мне... Мне 18 лет, -собравшись, сумела она выдавить из себя. "Давай, настраивайся на нужную волну. Всё страшное позади. Ты в безопасности. Это почти твой дом. Твой союзник. Интересно, что случилось с моей тётей в моё время? Она ведь жива?.. Какая она теперь?" - очень скромно гостья присела за стол. Отказываться было бы неприлично, но в горло кусок не лез. Максимально приветливо, она пробормотала, - я давно не ела, но кушать совсем не хочется, спасибо. Мне хватит чая, пожалуй... - скоро она наблюдала за тем, как чайная ложечка сама насыпает сахар в первую кружку, - мне тоже две, - она  достала волшебную палочку и коротким заученным заклинанием убрала волосы в пучок. На работе часто приходилось, - наверное, я ужасно выгляжу, да? Сегодня... очень тяжёлый день. Я уже больше суток не сплю, наверное... - она попыталась начать считать время, но потом поняла, что даже понятия не имеет, в который час оказалась в этом времени, - но поговорить, наверное, нужно, - "только бы меня не вырубило. Не могу же я уснуть здесь без приглашения. Это хамство. Невежество. Напрсилась в гости, молодец. Я в восторге от себя", - Ах да. А сколько лет тебе?.. Ты знаешь, я вообще об отце мало знаю. Даже не думала, что у него могут быть братья или сёстры... А  почему ты говоришь о себе в третьем лице?.. Это забавно, - она снова натянуто улыбнулась. "Так. Надо поговорить о деле. Подушки.... Одеяла... Так. С чего бы начать..."
- Хотела поговорить обо мне и тебе... Это очень странно, но я рада, что у меня теперь есть ты, - Элизабет заулыбалась, - прости, не могу оценить это во всей мере, потому что день выдался слишком насыщенным... Хотя ты тоже, наверное, расстроена?... Ты любила брата, да?.. Не могу понять, за что он хотел меня убить... Может, он застукал мою маму с любовницей и решил нас обоих убить? Ну маму же не стал трогать... не успел? - она неуверенно повела плечами. Да. Стоило хотя бы попытаться обсудить семейные вопросы, что в таком морально истощённом состоянии было не слишком-то просто. Но Элли старалась, - Спасибо, что спасла и... И за гостеприимство тоже... Представляешь, не успела я прибыть в это время, как за мной погнался пожиратель смерти, да ещё и в компании с другими, -не к слову поделилась Элли и скоро отпила свой горячий чай, - у меня столько мыслей в голове, никак не могу разобраться, что из них более первоочередное, примерно понимаешь меня, да? - она снова отпила горячий напиток.
[AVA]http://s020.radikal.ru/i717/1703/25/78ad0d3a084e.png[/AVA]

+2

11

Элейн нетерпеливо махнула рукой, палочкой руководя домашней утварью. Некоторые движения она производила без палочки, при внимательном наблюдении это можно было узреть без труда.
- Создана - не создана, нет такого понятия! Тем более, ты Ариа. Я не знаю, кем была твоя мать, но твой отец был сильным волшебником. И тётя, к слову, тоже не так проста, - серебристо хохотнула вейла, заставляя чашки с чаем проплыть на стол, - в тебе обязательно есть если не сила, то потенциал, нц! - торжествующе завершила свою речь волшебница. Она уже заранее гордилась племянницей. Просто потому что она была. Это уже было невероятным достижением.
- Просто ты неправильно его используешь, это уж наверняка, - промурлыкала Элейн, поднимая тёплый взгляд на Элли. На бедную, потрёпанную жизнью Элли. Нужно будет набрать для неё ванную и добавить масел. Элейн любила подобное времяпровождение. Шла война, но она не принимала в ней участия. У неё была своя собственная жизнь, в которой не было места для того, что сейчас происходило. Да, она желала, чтобы Тёмный Лорд поскорее победил, но это не означало, что она будет активно бороться. Это не для Элейн.
Она окинула взглядом Элизабет. Возможно, её руками можно будет сделать что-нибудь. Но это после. Сейчас девочке нужен отдых, физический и моральный.
- Прекрасный возраст, - расплылась в улыбке Эл, палочкой подзывая к себе сахарницу с ложкой. Ещё больше она восхитилась, когда поняла, что у них с Элли одинаковое предпочтение в том, сколько ложек класть в чай. Ах!
Вейла поглядела на свою родную кровь почти с жалостью. Так долго не спать. Ну ничего. Тут у неё будет достаточно времени. "Фред, спасибо, что оставил Элейн такое чудо. Ты круглый идиот, раз хотел это уничтожить", - подумалось волшебнице.
- Ты действительно выглядишь ужасно, - без тени лжи сказала Эл, усаживаясь за стол и тепло наблюдая за уже своей девочкой. Понимая, что становится жарковато уже не от температуры взгляда, Элейн скинула пальто, оставшись в синей шифоновой блузке. Взмахом руки отправила верхнюю одежду в коридор.
- Но ничего, - продолжила девушка, - скоро будешь в порядке. Я наберу тебе ванную, добавлю масел. Какие тебе больше нравятся? У меня есть лаванда, ромашка, липа и виноградные косточки. А потом ты ляжешь отдыхать, полагаю, тебе это нужно больше всего. Нц. Тебя точно нужно привести в порядок, Элейн знает как.
Ей так нравилось ухаживать за ней! Фредерик был старшим и независимым, а теперь у Эл появилась возможность заботиться. Это так воодушевляет!
- Мне 20, мы почти одногодки. Но это ничего. Элейн о тебе позаботится, - проворковала Эл, страшно довольная всем, - а...
Она застыла, задумавшись о том, почему она так говорит. Улыбка погасла, глаза уставились в одну только Эл ведомую точку. После некоторого молчания она произнесла бесцветным голосом:
- Элейн так привыкла.
Моргнув, она снова заулыбалась, а взгляд потеплел.
Улыбка потом опять ушла, но то невыразимое выражение лица не вернулось. Просто Элейн стала слегка печальнее, чем была.
- Я любила Фредерика. Он ведь был моей семьей, нц... Но теперь у Элейн есть ты! А Элейн есть у тебя. Мы вместе справимся со всем. И Эл больше никому не даст тебя в обиду.
Она даже закивала, заверяя тем самым и себя и Элли. Продолжать теорию, почему Фредерик пытался убить собственную дочь, вейла не стала. Просто эта тема ей совсем-совсем не нравилась. Ведь это допускало, что Фредерик хотел избавиться от члена семьи. А это ведь плохо.
- Оу, пожиратели? Интересно, зачем им это, нц... Ничего, у меня есть знакомые пожиратели, я вас обязательно познакомлю, - солнечно улыбаясь, проговорила Элейн после, - ты прости их, нц. Они же просто ещё не знают. Но это всё потом. А пока ванная, - она отпила чай и поднялась с места, опуская руки на плечи Элли.
- У нас всё получится. Мы семья, помнишь? - тише сказала Эл и, что-то напевая, плавно отправилась в сторону ванной, откуда скоро послышался шум воды.
- Элейн ждёт тебя, милая!

+2

12

[AVA]http://s020.radikal.ru/i717/1703/25/78ad0d3a084e.png[/AVA]Она вдохновляла. Каждым своим словом, каждым жестом. От ее мягкого тона на душе становилось тепло. Элейн Ариа. Её тётя. Элли не понимала любви тёти к брату, не принимала Фредерика в качестве своего отца, но это абсолютным образом никак не сказывалось на отношении Бет к своей родственнице. Она ведь не пыталась ее убить, верно? Совершенно наоборот, она заботилась, налила чая. Подбадривала. Элли даже не сомневалась, что с такой помощью она действительно научится трансгрессировать, да еще и добьется блестящих результатов в этом деле! Всё становится намного проще, когда рядом есть человек, готовый стать твоей опорой, готовый предложить свое плечо.
Неужели правда? Неужели правда у Элли семья чуточку больше, чем ей представлялось? Сестра, мать... никто не понимает ее, не разделяет ее интересов, не интерсуется ее жизнью. Волшебство не для Сабрины и не для Виолы - те только фыркали и воротили нос ото всего, что начинала рассказывать Ариа про школу. Не с кем было поделиться впечатлениями, а тут... тетя. Теперь будет с кем обсудить симпатичных волшебников, будет у кого спросить совета, поинтеремоваться актуальностью новой мази или сыворотки! Может, еще и бабушка с дедушкой живы? Хотя что-то подсказывало, что Элейн была не менее одинока - она так радовалась тому, что обрела племянницу! Пусть даже и откровенно говорила о ее кошмарном виде! И... Элли почти не обиделась, потому что догадывалась, что эти слова недалеки от истины. Она буквально чувствовала мешки под своими глазами, знала, что волосы превращаются в гнездо, а по всей коже все еще остались следы грязи и пыли. Ни в какое сравнение она не шла с Элейн. Её розовые щеки, блестящие локоны, огромные глаза! Блузка была подобрана аккурат к ее синим глазам, наверное. Оставалось только восхищенно вдохнуть поглубже - такая аккуратная фигурка!
Тут-то Элейн и предложила ванную с маслами самых разнообразных трав. И... Элли зажглась от предвкушения. Она не рассчитывала даже на гостеприимный прием с чаем, а тут - принять ванные! Отдохнуть! Элейн действительно уделяла своему организму время даже в ходе первой магической войны. Жестокой и беспощадной!
“Ты потрясающая!” - подумала с восторгом Элизабет и, конечно же, охотно кивнула на предложение. Недолго думая, она залпом выпила чай в кружке и сполоснула её под водой по старой привычке. Всегда нужно мыть за собой чашку. Даже мысли в голову не пришло, что тут чашки и сами себя помыть могут. И только взгляд Элейн на это намекнул, а Элли стыдливо опустила взгляд. Элейн обещала позаботиться о своей племяннице. Хотелось верить, как никогда. Глупое наивное чувство полной безопасности, защищенности. Здесь ничто не угрожало жизни. Здесь спокойствие. Уют. Умиротворение. И тут вдруг...
- Оу, пожиратели? Интересно, зачем им это, нц... Ничего, у меня есть знакомые пожиратели, я вас обязательно познакомлю
, - говорит тетя. И Элли чуть не поперхнулась воздухом. “Ч... Что?” - в голове не укладывалось, как Элейн, милая Элейн могла быть с ними связана! Зачем!? Элизабет вылупилась на свою тётю и последовала в ванную, едва сдерживаясь, чтобы не отвесить челюсть. “Какого черта?”
-... тётя...  мы на ты, да? - на всякий случай переспросила она и изумленно огляделась в аккуратной ванной. Тут же она распустила свои связанные волосы и попробовала их расчесать своими пальцами. Ничего путного не вышло. Ругаться с тётей не хотелось, но ведь... если она связана с пожирателями, выходит, она не на той стороне в этой войне! Выходит, она на стороне тёмного Лорда? Элизабет плотнее сжала губы и очень неуверенно сбросила мантию цвета яркого лимона.
- почему... тётя, ты... ты правда придерживаешься их безум... их идей?- она сглотнула, - они же... ну... отстаивают идеи чистой крови, если я верно понимаю?... но я сама... меня же потому отец и хотел...- она запнулась и не стала продолжать говорить. Даже страшно было, что сейчас Элейн это осознает и... и от гостеприимства не останется совершенно ничего. Но ведь она так щебетала о семье! Может, ее удастся переубедить! - он меня поэтому пытался убить, да? Потому что я не чистокровная? - она затаила дыхание и напрчженно обернулась к тёте, не уверенная в том, что стоило продолжать разговор. Нужно было хотя бы следить за её действиями, нужно было теперь беспокоиться о собственной безопасности, но Элли не могла. Она слишком хотела верить этой девушке. Наивно и безрассудно. Слишком устала бояться сегодня.
- ... давай ромашку. Ромашка расслабляет верно? - в голосе отчетливо слышался испуг. Гриффиндорка не умела скрывать своих эмоций, - ты ведь не будешь пытаться закончить то, что он начал?.. если будешь - не тяни, - она схватилась за руку Элейн и почувствовала излишнюю драматичность эпизода. “Так глупо!” - она крепко прижалась к Элейн и обняла её. Доверчиво.

+2

13

Элейн щебетала и порхала по кухне, довольная всем происходящим. Всё так прекрасно складывалось. Прекраснее некуда. Элейн была более, чем довольна. Она даже не заметила, как изменилось лицо племянницы. Не уследила, как поменялись её мысли. Она вообще даже не подумала о том, что Элли может подумать о чём-то подобном.
Элейн вернулась на кухню и обернулась на Элизабет с улыбкой.
- Да, мы на ты, - тепло отозвалась она, а потом склонила голову на бок и дружелюбно поцокала языком, - ну и беда у тебя с волосами, дорогая!
Она и подумать не могла, что Элли сейчас жутко напугана.
Когда племянница продолжила, Элейн перестала улыбаться, задумчиво оглядывая девушку. И слушая то, что она говорила.
Она молчала довольно-таки продолжительное время. Ничем даже не выражала своих мыслей, глядела спокойно, отложив палочку на тумбу. Пусть и могла колдовать одними руками, но они тоже были в спокойном положении.
Элейн стояла так до тех пор, пока её испуганно не схватили за руку. Говоря такие глупые вещи, коим она была даже удивлена. Что они вообще пришли в голову племяннице.
-...Элли... - проговорила Эл наконец. Достаточно мягко. В ответ обняв свою родственницу, Эл простояла какое-то время молча, поглаживая Элли по волосам.
- Ты совсем не слушаешь Элейн, глупая. Элейн же сказала, нц. Что не причинит тебе никакого вреда. Потому что мы семья. Мне неважно, кто твоя мать. Если она маггл - жаль, конечно, что так вышло, но здесь нет твоей вины. Нет вины и у других, кто оказался рождён подобным образом. Элейн просто жаль их. Жаль магглорождённых, которые жили среди магглов, а потом вдруг кто-то толкнул их в волшебный мир. Где им не место. Понимаешь, милая?Тёмный Лорд прав. Они пытаются завладеть волшебным миром, хотя сами мало что понимают. Понимают лишь чистокровные. Те, что изначально впитывали в себя эту атмосферу. Ты можешь сказать, что тоже к ним относишься, но... Даже если так... Ты всё равно часть моей семьи. Фредерик был иного склада, но мне важен каждый член моей семьи. Я не дам тебя никому в обиду. Даже если Элейн придётся пожертвовать собой, она не позволит причинить тебе вред...
Говорила она негромко, почти шептала и продолжала гладить Элли по волосам.
- Я ответила на все твои вопросы? Элейн уверяет тебя, что тебе нечего бояться. Ты можешь успокоиться. Здесь ты дома. Здесь - твоё безопасное место, куда ты можешь вернуться в любое время. Что бы ни случилось. Даже если мы будем по разные стороны баррикад, Элейн не тронет тебя. Но Элейн было бы приятнее, если бы ты поддержала родную тётю. И была на её стороне. И тоже помогала ей, потому что Элейн не всесильна. Ты слышишь Элейн, Элли?

+2

14

Слова Элейн стучались в сердечко Элизабет, а она не знала, открываться ли, впускать ли их внутрь. Всё это так глупо и так дико... Все эти глупые споры о чистоте крови, войны, взаимные насмешки и оскорбления, попытки показаться лучше, попытки рисовать из себя что-то значительное только потому, что твои мамашка и папашка решили не изменять традициям и найти себе пару для сношения волшебных кровей. Это же глупо! Это как жениться по расчёту! Это как возвращаться назад, в средневековье, забывая о моде современных тенденций. Впрочем, Элли и так прекрасно знала, что с современными тенденциями у волшебников в принципе не очень-то хорошо.
- Это ведь... Но ведь их убивают! Их мучают, над ними издеваются! Я ведь знаю, тё-... Элейн. Можно по-имени, да? Мою подругу много раз обзывали просто потому, что её родители не умеют колдовать. И угрожали ей. И вообще. Да я сама, представляешь? До четвёртого курса уверена была, что я грязно-..  магглорожденная, в смысле. А потом мне рассказали, что мой папа волшебник, и что он умер, пытаясь меня убить
, - она задумчиво выдохнула. Рука тётушки так мягко перебирала волосы Элли, что невозможно было даже чуточку враждебно к ней относиться. А её мягкий, чарующий голос, её глаза, - ... Ты очень красивая, Элейн, - неловко прошептала гриффиндорка и тут же постыдилась за такие нелепые слова, а потом села за стол и начала глотать чай. Быстро, жадно и много. К сожалению, ромашка не действует так же быстро, как успокаивающий отвар, но это уже что-то.
-...И вообще. Мне тогда тоже не место в мире магии, следуя таким мыслям. Ты предлагаешь мне учиться в простом колледже, стать каким-нибудь... Не знаю... Бухгалтером? - она снова подняла взгляд на свою тётю. И желание спорить с ней отпало окончательно. Почему её взгляд так действует на неё? Может, это какая-то страшная магия? Проклятье? Элли даже пошла бы прямо сейчас на курсы этих самых бухгалтеров, если бы Элейн на этом настояла, честное слово. "В голове туман. В руках слабость. Я слишком устала. Даже продиагностировать себя на проклятья не могу. Мне нужно в ванную..."
- Извини, мне надо подумать обо всём... Предложение с ванной всё ещё в силе? - она слабо улыбнулась.

Элизабет погружалась в воду с носом, под самые глаза. Потом садилась, делала глубокий вдох, и вновь погружалась в горячую воду. напряжение спадало, мышцы теряли свою одеревенелость. Желание жить начало возвращаться. В голове уйма воспоминаний от сегодняшнего дня. Впечатлений. Довольно страшных. Она видела Фрэнка, которого должны будут упечь в психбольницу. Встретила Чарльза, который лишился своего брата и ничего не может с эти поделать. Встретилась лицом к лицу со злобной садисткой, от которой удалось уйти исключительно благодаря Уизли и его таланту к трансгрессии. Сколько боли она испытала! Натуральной физической - и энергетической. Круцио - это больно. Дико. Страшно. Ни за что в жизни она не хотела больше попасться под эти чары. И если встанет выбор между круцио и поцелуем Филча в зад, честное слово, она выбрала бы второе. Потом Нора. Знакомое место и до боли чужое. Не её. Это же... Какая-то ошибка? Или так и надо? Больница, пара спасённых жизней за какие-то пять минут. Молодой отец Одетты. Так много всего с ней за месяц обычно не приключалось. А потом тётя... "Она хорошая. Она странная. Но хорошая..." -  Элизабет сняла с волос сеточку и наконец начала вымывать с волос маску.
Вода пахла чудесно. Кажется, она успокаивала лучше, чем чай - возможно, это Элейн, которая знала толк в прекрасных ванных? Отец... Если существуют порталы, то разве не может и её отец явиться из прошлого? Разве не может? Ариа зажмурилась. На секунду показалось, что воздух кончился, что она задыхается. Но тут же отпустило. "Фантом. Я только посплю немного. Надо только решить, что делать... Надеюсь, Элейн не станет думать о том, как бы спасти моего отца, а?" - она помассировала свои виски, а потом наконец начала смывать с себя весь накопленный негатив прохладной водой.
"Надеюсь, ты не будешь против?" - она накинула голубой халат тётушки и повязала его поясом. "А всё же глаза у нас с ней чем-то похожи..." - не без удовольствия она увидела в зеркале, что вид стал намного лучше. Кожа посветлела, синяки под глазами перестали так сильно выделяться. Губы, растрескавшиеся и окровавленные, теперь тоже выглядели намного лучше. Влажные волосы после бальзама и маски приобрели природную красоту и начали завиваться.
- У тебя холодный пол... Есть тапочки?.. Представляешь, когда я сюда попала, я была в шортах и в футболке, у нас ведь май!.. - она плотнее сжала губы. "Как я могу проявить неблагодарность? Она спасла мне жизнь, она помогла мне сейчас, приютила..." - Элейн... Я не оставлю тебя. Слышишь? Не оставлю. Но война и кровопролитие не для меня. И тебе они ни к чему... Это... Красивые звёздные карты. Я слаба в астрологии, - она слабо улыбнулась, когда увидела на кофейном столике огромные форматы, расчерченные самыми различными небесными участками, - как тебе теперь мои волосы? - она слабо улыбнулась и сама обняла Элейн, облегчённо выдохнув. Чувство покоя и уюта, чувство родного человека рядом придавало сил. Жить теперь нестрашно. Нужно только знать цель.[AVA]http://s020.radikal.ru/i717/1703/25/78ad0d3a084e.png[/AVA]

+2

15

Элейн с улыбкой вздохнула и мягко поглядела на Элли. О чём-то говорит, что-то пытается доказать. Глупышка, ещё ничего не понимает. Её многому придётся научить, если это вообще возможно. После стольких лет жизни в этом странном режиме...
- Нц, Элли... Элейн не пытается внушить тебе мысль о том, что их всех нужно перебить. Просто... Даже вот эта твоя подруга... О мире магии можно многое прочесть, но когда ты не растёшь в этой среде - ты не до конца понимаешь суть. Ты понимаешь по-своему, интерпретируя на жизнь магглов. Знаешь, к чему это приведёт в итоге?.. К вырождению. Не место тут магглорождённым. Мир магии и мир магглов должны существовать обособленно друг от друга. Просто... Есть разные способы к достижению этой цели, нц. Просто иначе не получается, - она развела руками и усмехнулась на комментарий Элли. Кивнула. С самооценкой у Вейлы всё было в порядке, она прекрасно знала, что она хорошенькая на вид. Не просто хорошенькая, но красивая. И это много раз помогало ей. С красивой внешностью намного проще получить некоторые вещи... в более доступном виде.
- Тебе не место, по факту, да. Но ты моя племянница. А это значит, что я пожертвую некоторыми своими принципами. И дам тебе шанс, - снова улыбка. Приятная, мягкая. Как Эл умела. Вот такая вот Элейн мученица. Что говорить, она так и ощущала себя. Вот у неё есть родственница полукровка, вот есть принципы. Но не может же она бросить свою кровинушку. Поэтому, так и быть, она забудет о некоторых вещах. Закроет на них глаза. Поможет Элли освоиться в мире магии так, как положено.
Всё будет замечательно.
- Конечно. Беги, тебе нужно хорошенько помыться, - она мягко хохотнула.

Оставшись в одиночестве на кухне, Элейн тоже могла подумать о том, что не так в этом мире. Рука сама потянулась к амулету в виде крыла ангела. Сжала. В глазах защипало, и Эл бессильно опустилась за стол.
Глупый Фред. Так глупо погибнуть. Сказал хотя бы ей... Забрали бы маленькую Элли к себе да вырастили бы. Эл стала бы ей мамочкой. Самой лучшей. А теперь нужно было как-то воспитывать уже сформировавшуюся личность.
Девушка сняла амулет и убрала в свою тумбу. Немного постояла возле неё, смахивая рукой набежавшие слёзы. Вернулась за стол.
- Даже не похоронила его... - вейла дотянулась до блокнота, пролистывая его и занося над ним перо. Перья и чернила были в равной степени доступности по разным точкам квартиры. Так было проще.

Фред мёртв.

Смахнула слёзы, прислушалась к шуму воды. Элли в ванной. Хорошо.

Элли всегда будет с Элейн.

Рядом - зарисовка лица Элли. Нужно будет написать её портрет. Эл навела общие черты, но остальное дорисует, когда Элли будет спать. Сядет рядом и будет глазеть и рисовать.
Немного подумав, Элейн обмакнула перо и дописала:

Элли - чистокровная.

И улыбнулась. Никаких проблем нет. Всё так замечательно складывается.
Услышав голос племянницы, Элейн поспешно закрыла блокнот и пошла за тапочками.
- А я вот никогда не замечаю, - посмеявшись, словно шутке, заметила девушка, кладя перед Элли пушистые тапки бежевого цвета. Про май - мысленно посочувствовала. Оглядела Ариа, чтобы отметить про себя необходимость предоставить одежду. Наверное, будет как раз.
Если что - подлатает магией.
Замерев на очередной фразе, Элейн вдруг растрогано улыбнулась и вновь смахнула слёзы.
- Я знаю. Знаю. Элейн и не участвует в войне, Элейн не любит суматоху, нц... Так что мы вместе просто будем ждать справедливости, верно? - она склонила голову на бок, оглядывая свою племянницу. Дивно хороша. Так было намного лучше.
- Волосы прекрасны. Так тебе больше идёт, Элли.
Удивившись объятиям, девушка всё же не без удовольствия обняла свою родственницу в ответ.
- А Элейн нравится астрология, нц. Я умею предсказывать будущее по ним. Так я поняла, что Фреду... - она замолкла, не договорив фразу. Выпустила Элли и слабо улыбнулась.
- Тебе спать пора, моя милая. Очень устала, наверное. Я постелю тебе.
Элейн уже направилась к кровати, когда в дверь постучали.
- Подожди, - бросила она, направляясь к двери. За нею были двое. Пожиратели.
- Фред сдох! - заметил один из. Элейн сощурилась.
- Умер.
- Ну, да. Ты знаешь?..
- Знаю.
Оба потеряли ценность своего визита. Неизвестно, что оба хотели добиться, но один из вдруг увидел за плечом Элейн Элли. Охнул.
- А это кто такая?
Сказать, что дочь Фреда - обречь на неприятности. Все знали о его романах. Могли попробовать вычислить, докапаться. В такие времена любили докапываться до всего.
- Дочь.
-...Оу! А откуда такая взрослая? А если я...
Ответ был быстрым. Выставленная вперёд палочка и воинственно настроенная Элейн. Кажется, демонстрация защиты была пройдена.
- Вон.
Пожиратели, двое рослых мужчин, попятились. Кивнули. Эл шепнула стирающее кусочек памяти заклинание и закрыла дверь.
- Извини. Они более не побеспокоят, нц.
Виновато улыбнулась и продолжила заниматься кроватью.

Отредактировано Elaine Aria (2018-02-01 03:30:40)

+2

16

Борьба интересов, принципов, опыта и семейных ценностей. Нет, она бы ни за что не стала бы слушать тётю, если бы та доказывала свою правоту криками и грубой физической силой, лишь подтверждая кровожадность и бессмысленность выдвигаемых ею идей. Однако Элейн наоборот убеждала гриффиндорку сейчас в том, что идея чистой крови - это не просто очередной повод гнобить кого-то, рисоваться и казаться круче, чем ты есть. Говорила о каком-то вырождении - неужели, это факт? Неужели магглорожденные волшебники могут привести к тому, что в мире не останется магии? Элейн говорила ещё о традициях и о волшебном мире, о пагубном его смешении с миром магглов... Элли не понимала. Но пыталась. И потому не злилась на тётю. Только думала о том, как же это жестоко - в одночасье лишить всех магглорожденных возможности жить среди волшебников. А как же те, что уже сейчас занимают важные должности? Как же те, что творят настоящие чудеса и показывают первоклассное мастерство, придумывают гениальные формулы заклинаний, исследуют опаснейших тварей, создают неизвестные прежде зелья? Как можно взять и выбросить, например, Гермиону, из волшебного мира? Это жестоко. А с её-то талантами никакое изменение памяти не поможет, Гермиона всё равно быстро поймёт, что умеет колдовать. И таких будут сотни! И тогда уж магическая война превратится в магическую осаду, все магглорожденные мира начнут пробиваться в мир чародейства и волшебства! Произойдёт коллапс! Может, у тётушки есть какие-то свои мысли на этот счёт? "Если уж и лишать маглорожденных возможности узнать волшебный мир - так исключительно тех, кто будет рождаться, а не тех, кто уже делает успехи и прекрасно владеет магией, разумно?" От жужжащих мыслей у Элли разболелась голова.
- Так что мы вместе просто будем ждать справедливости, верно? - а голос вейлы был очень приятным, словно бы снимающим любую боль. Ариа медленно кивнула. "Справедливость - какое... Аккуратное слово", - подумала она и шумно выдохнула. Клонило в сон. Элизабет так устала, что, если честно, была согласна практически на всё, только бы ей дали поспать. Но Элейн ничего не просила, она только заботилась, спешила постелить племяннице. Элизабет показалось, что у тётушки блеснули слёзы в глазах, но ничего не сказала. Разве можно спрашивать о причине слёз человека, лишившегося любимого брата? Тётя обещала постелить. Элли начала бродить по комнате и разглядывать полочки и ящички, тумбочки и шкатулочки - всё так красиво. Наткнулась на медальон, но касаться его предусмотрительно не стала, только восхитилась красоте кулончика.
- Красивый... - она отступила. Может, она и любопытная, может, суёт нос и руки, куда не надо, но чужое брать в свои руки точно не станет. Ариа зевнула и пока склонилась над кофейным столиком, разглядывая чертежи, нумерологические расчёты... Значит, тут у неё и телескоп, так? Элли только теперь обратила на него внимание и улыбнулась, как вдруг раздался стук. "Тётя ждёт гостей?" - она вопросительно взглянула на свою милую тётушку, а потом поднялась с коленок и встала позади тёти, стараясь выглянуть в небольшой проём, образовавшийся между дверью и стеной. Там стояли две тёмных фигуры. У Элли побежал холодок по коже. А потом она почувствовала, как дыбом у неё встают волосы на затылке. "Пожиратели смерти, да?" - ей стало дико страшно, даже дыхание перехватило.
-...Оу! А откуда такая взрослая? А если я... - нагло говорил один из них, разглядывая Элли через плечо тётушки. Гриффиндорка только теперь поняла, что халат запахнут не слишком хорошо, и поспешила в него посильнее укутаться. Щёки девушки стали пунцовыми, хотя лоб и подбородок, руки, шея, плечи - всё было бледным, словно мел. Пожиратели Смерти пришли за ней. Пришли отомстить за отца? Или пришли звать её в свои ряды? Или просто собираются её использовать? Дико страшно. На секунду девушка даже попрощалась с собственной жизнью, а потом... Потом... Всё прошло:
- Вон, - произнесла резонно Элейн. И... Гриффиндорка почувствовала прилив бесконечной благодарности к своей родственнице. А едва только дверь наконец захлопнулась, она тут же обняла Элейн и тихо, почти беззвучно расплакалась.
- Я не такая тру... Трусиха, но пожиратели смерти... Это так страшно... Так страшно, Элейн...- она шмыгнула носиком. Плечи передёрнуло от ужаса, - ... Мне нужно поспать... Да... Спасибо тебе за гостеприимность, Элейн... Мне правда, правда так приятно, что мы встретились...- она, кажется, бормjтала ещё какие-то благодарности, слова восхищения перед своей отважной защитнbцей, а потом... Потом голова Элли коснулась подушки. И Элли уснула. Элейн тоже, наверное. Если не поймала бессонницу, если не слишком нервничала после произошедшего. Тяжёлая ночь. "Только не проспи весь день..." - последнее, что успела подумать девушка, прежде чем понеслись часы.[AVA]http://s020.radikal.ru/i717/1703/25/78ad0d3a084e.png[/AVA]

+1

17

Злость на незванных пожирателей спала почти сразу, как Элейн обернулась к племяннице. Молниеносное движение, объятия, а сама Эл в растерянности приняла их.
- Ну... Ладно тебе... - неумелое успокоение и мягкая улыбка. Вейла погладила Элли по голове, уже чувствуя безграничную любовь к этому птенчику. Уже взрослому, но всё равно требующему внимание и заботу. Элейн готова была предоставить этого по максимуму.
- Ты Ариа. Ты не можешь быть трусихой. Не переживай. Они тебя не тронут. Никогда. А если посмеют, я уж знаю, что с ними делать, нц... - она мило улыбнулась и похлопала девушку по спине, подталкивая к кровати.
День закончился. Суматошный, сложный, но конечный. Эл поправила одеяло племяннице, ещё раз с любовью оглядела её. Единственная, кто остался у неё. Фреда больше не было. Это откладывало определённые раны на сердце, но сама Элли позволяла Эл не замкнуться в себе. Она была так благодарна ей... И Элейн было трудно выразить всю свою благодарность. Эта девушка даже не представляла, какую услугу оказывает. Становится лучиком надежды. Причиной не зарываться в себя, не перебирать все вещи Фреда, безутешно плача. Эл не могла теперь себе этого позволить. И, в общем-то, была не против этого.
Элли... Элизабет Ариа. Отныне самое дорогое для Элейн существо. Как ребёнок. Отчасти, да. 
Эл сходила за блокнотом и села рядом с кроватью крепко спящей племянницей.
- Хороша... Мы с тобою вместе со всем справимся. Ты сделала Элейн счастливой, - она улыбнулась и приготовила карандаш.
Следующие пару часов были посвящены зарисовкам. Давно Элейн не сидела вот так и не творила. Обычно нечто быстрое, мимолётное... А тут у неё было время.
Портрет был готов. Эл ещё немного полюбовалась им и приписала:
Элизабет Ариа. Чистокровная, любимая.
Достойна лучшего будущего.

Элейн немного посидела и перелистнула несколько страниц до портрета Фреда.
Фредерик Ариа. Любимый. Воспоминание.
Успел оставить после себя лучшее.

Снова поправить одеяло, поцеловать в макушку.
- Хорошая моя, Элейн заставит тебя улыбаться часто-часто, нц...
Девушка отложила блокнот в привычное ему укромное место и сама отправилась в свою спальню. В сон не клонило, было много мыслей. Конечно, пришлось пролить ещё какое-то количество слёз. Элейн была способна уверить себя в куче вещей, но принимать смерть близким было чересчур.
Фредерик был хорошим.
Фредерик не пил. Она так попросила.
Фредерик любил её.
Фредерик был её братом, защитой, опорой...
Фредерика больше не было.
Сон подкрался незаметно. С ним пришло спасительное временное спокойствие.

Отредактировано Elaine Aria (2018-02-12 03:22:55)

+1


Вы здесь » | Three Generations: I would rather die | » Маховик времени » Can we be a family? [1981, November]