0402




0582




0356




0290


What brings you all here? [1981, November]
» Hestia Jones — 19/10/2018

Be my hero, mother © [1981, November]
» Regulus Black — 20/10/2018

Different people - same issues © [1981, November]
» Astoria Greengrass — 21/10/2018

Seems the monster always wins © [1981, November]
» Lord Voldemort — 21/10/2018

Catch me if you can © [1981, November]
» Bjorn M. Karhy — 21/10/2018

When it rains, it pours, right? [1981, November]
» Bjorn M. Karhy — 21/10/2018

Compromise - is not an act of weakness [1981, November]
» Harry Potter — 21/10/2018

Order of the Phoenix; p.1 [1981, November]
» Leonard Ross — 21/10/2018

Danger hides in beauty and beauty in danger © [1981, November]
» Leonard Ross — 22/10/2018

Time is all we have © [2023, October]
» Teddy Lupin — 22/10/2018

Caution is the parent of safety © [2023, October]
» Anne Jenkins — 23/10/2018

Death pays all debts © [1981, November]
» Troian Carter — 23/10/2018

Make or mar © [1981, November]
» Olivia Hayes — 23/10/2018

Ashes to ashes dust to dust [1981, November]
» Marlene McKinnon — 25/10/2018

Сourage in danger is half the battle © [1998, May]
» Susan Bones — 25/10/2018

The days are long but the years are short © [1981, November]
» Alice Longbottom — 25/10/2018

Where there’s a will, there’s a way [1998, May]
» Lutobor Dolohov — 31/10/2018

Give up! [1981, November]
» Elizabeth Aria — 31/10/2018

Audiatur et altera pars [1981, November]
» Harry Potter — 31/10/2018
лучший игрок
Hermione Granger
лучшая пара
Frank & Alice Longbottom
лучший тандем
Troian Carter & Henry Chase
лучший сюжет
Order of the Phoenix; p.1 [1981, November]
лучший эпизод
As we dance with the bear [1982, April]
Генри был не силен в отношениях родителей и детей, так как достойного примера у него не было. Его отец был занят своими увлечениями, а мать - слишком помешана на своей репутации. Они, конечно же, любили сына, но воспитывали его по отдельности, не подавая общего примера, не разговаривая все втроем. В какой-то момент этого не хватало маленькому мальчику.
Do not miss your chance © [1960, December]

2023/17/10: вт
1998/8/05: пт
1981/2/11: пн

| Three Generations: I would rather die |

Объявление


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Wanderlust

Сообщений 1 страница 20 из 65

1


Фэнтези | Авторская мистика | Легенды
http://forumfiles.ru/files/0018/4b/99/87817.png
Акции | Сюжет | F.A.Q.

0

2

неактуально


http://s41.radikal.ru/i094/1712/3c/d5457c89eede.gifhttp://s002.radikal.ru/i198/1712/c3/3d9a266b7fde.gif
Holly Marie Combs as Michelle
http://i97.fastpic.ru/big/2017/1202/f4/1c09dd2175395e7507620fa999df82f4.gifhttp://s008.radikal.ru/i303/1712/8c/e78c6f9e4b24.gif
Bailee Madison as Sheryl

► Имя Фамилия: Мишель (в девичестве – как больше нравится, в первом браке - тоже, во втором – Дэвер, учитывая состоявшийся развод сейчас можно носить любую из трех фамилий); Шерил (до второго брака матери – либо ее девичья фамилия, либо фамилия биологического отца; после второго брака и по настоящее время - Дэвер).
► Возраст: от 33 лет – для бывшей супруги; 15-16 лет – для дочери.
►Трудоустройство: у Мишель: все, что хочется, с одним нюансом – это не приносит большой доход, поэтому присутствуют финансовые трудности; У Шерил – последний год любой государственной средней школы.

► Вид: обе – вполне себе человеки, либо, при особом желании непробудившиеся существа.
► Легенда: -

► Способности

что хотите, исходя из собственных вкусов и желаний

▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼
YOUR HISTORY
▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲

Ну что ж, видимо, моей бывшей семье, в первую очередь, придется запастись терпением и прочесть объемные выдержки из анкеты, чтобы иметь представление о том, как виделась ситуация с моей стороны. Разумеется, не владея всей информацией, Мишель и Шерил имеют право на собственное представление о происходящем.

как было дело

Крис тогда спокойно сидел на газоне среди небольших склепов и не спеша курил, прячась от смотрителя, который своей пропагандой здорового образа жизни, доводил до точки кипения даже обычно уравновешенного бретонца. Где-то недалеко проходили похороны, и траурные сооружения удачно скрывали его от постороннего взгляда, как вдруг появилась она. Кажется, в этот момент у анку самого чуть не случился сердечный приступ, когда маленькая, не старше трех лет, девочка вдруг выскочила из-за могильной плиты, на которую он, сидя, опирался спиной, и вцепилась в колено Кристиана с радостным: «Бу!». Кажется, она совсем не боялась его и даже с каким-то настойчивым любопытным интересом рассматривала буквально застывшего на месте с сигаретой в руках анку. Захваченный врасплох, он просто потерял дар речи, а девочка, продолжая улыбаться, потянула его за рукав, желая поближе рассмотреть, что там такое интересное держит незнакомец в пальцах. Растерявшись, Крис не нашел ничего лучше, как отбросить сигарету в сторону, а когда любопытная малышка засеменила за ней, в надеже заполучить страну для нее игрушку, неловко подхватил ее на руки, пытаясь не допустить нежеланной встречи ребенка и никотина. В тихом ужасе анку ждал, когда девочка, оказавшись схваченной посторонним человеком, поднимет дикий ор на все кладбище, но к удивлению, она, довольно сопя, обхватила его за шею, и прижалась щекой к футболке. В этот момент лицо Кристиана выражало неподдельные страх и панику, он впервые не понимал, что ему делать и куда бежать. И в следующий момент ему объяснили, насколько он был не прав. На могильщика орлицей налетела мать девочки, и  анку стало понятно, в кого у малышки такие невероятно красивые глаза. Пока от него пытались оторвать вдруг расплакавшегося и мертвой хваткой вцепившегося в ворот футболки ребенка, Крис молча выслушал о себе много интересного, самым мягким из которого было откровение о том, что он извращенец и похититель детей. Когда женщина развернулась к нему спиной и направилась к скоплению провожающих в последний путь гостей, пытаясь по дороге успокоить дочь, тянувшую из-за ее плеча руку к оставшемуся в состоянии прострации, анку, последний невольно потянулся к карману джинсов за еще одной сигаретой, но даже не успел прикурить, как на него вновь налетели с разбегу и в этот раз – это был работодатель, немедленно отчитавший нерадивого работника мало того, что за перекур, так еще и за перекур в прямом смысле. День не удался сразу. Или удался? Крис давно так не выбивался из колеи, и вечер у него прошел в каком-то неприятном ощущении беспокойства и желания снова увидеть обеих. Не помогала даже водка, оставалось надеяться, что со временем забудется все, как это и было до сих пор. Днем, когда Крис, заляпанный грязью, тащил лопату, после копки очередной могилы, он, руководимый все тем же вчерашним впечатлением, проходил мимо свежего памятника усопшему,  и увидел, как незнакомка со своим маленьким чудом раскладывает на плите свежие цветы. Они обе были невероятно красивы, - во всяком случае, ему казалось, что ничего более очаровательного в мире, чем два эти фигуры в простых летних платьях, мягко облегающих их силуэты, не существует. Засмотревшись в сторону, Кристиан забыл смотреть себе под ноги и весьма успешно свалился в первую же попавшуюся могильную заготовку. Поморщившись от боли, он открыл глаза, и забыл, что у него вообще что-то болит. Сверху, у самого края стояла Она, прижимая к груди свою малышку, радостно улыбавшуюся лежавшему внизу дяде. Анку в ответ на вопрос –все ли с ним в порядке?, с трудом подбирая слова, потому как английский почему-то целиком выветрился у него из головы, пояснил, что вполне жив-здоров и даже счастлив. Слово за слово им удалось познакомиться: маму девочки звали Мишель, а ее славную дочку - Шерил. Здесь они оказались по вполне печальному поводу, схоронив отца Мишель. Пару раз они пересеклись в городе, и, наконец, Кристиану хватило духу пригласить обеих на прогулку на пикник в парк. По возвращении домой анку понял, что безнадежно втрескался в Мишель, а его привязанность к Шерил вполне серьезно может сравняться отцовской, тем более что с отцом девочки его душевная печаль находилась в разводе. Последующие два дня он пил так, что потом сам удивлялся, как в него столько влезло, и печень не лопнула, пытаясь разрешить дилемму, имеет ли он право, учитывая его природу, на семейную жизнь, и должен ли сказать об этом Мишель? Юридических препятствий к браку не было – за столько лет жизни на островах анку удалось получить гражданство и теперь бретонцом он был только по крови, но как быть с морально-этическим вопросом? И  - самое немаловажное – финансовым. Обладая скромными желаниями, Крис обходился и небольшим заработком, но когда у тебя появляется семья, появляется и обязанность сделать так, чтобы они ни в чем не нуждались… Кристиан, набравшись духу, еще через несколько встреч все-таки сознался Мишель в том, что отчаянно любит ее, и Шерил ему просто как родная, но прекрасно понимая, что, в целом, он из себя завидного жениха не представляет, то и не смеет ни на что рассчитывать, при этом все-таки рассказать о том, кем является на самом деле он не сумел. Признание все-таки превзошло самые смелые ожидания, может быть, не последнее дело было в старой гитаре, которая в нужных руках умеет брать за душу. Растроганная возлюбленная согласилась дать Крису шанс, тем более что он ей не совсем противен. С этого момента жизнь анку круто развернулась на сто восемьдесят градусов и помчалась с бешеной скоростью по ломаной кривой. Каждый день становился счастьем, когда удавалось встретиться с его «малышками». Шерил быстро привязалась к нему, а Криса просто захлебывало от волны отцовской нежности к этому маленькому, беззащитному и доверчивому созданию. Но первой ложкой дегтя в бочке безоблачного счастья оказалось знакомство с родственниками Мишель. Ее мать сразу и резко обозначила позицию, что нищеброд – ее дочери не пара. Они, мол, и так живут не богато, но особенно взъелся на анку брат избранницы. Он бесконечно искал повод для мелких придирок и наездов, но Крис терпеливо отмалчивался, понимая, что скандал расстроит Мишель, которая проявила твердость характера и, не смотря на общее недовольство семьи, в один весенний денек зарегистрировала  брак с обалдевшим от свалившегося на него счастья женихом. После чего  Крис официально удочерил Шерил, теперь на всех основаниях гордо примерив звание отца. Как всегда, в этой жизни: радость длится мгновения, а расплачиваться за нее приходится крайне болезненно. Первой неприятностей свалившейся на новую ячейку общества стала потеря Кристианом работы, и пока он лихорадочно искал возможность заработка, им пришлось съехать со съемной квартиры и поселиться вместе с матерью и братом супруги. Вот тут-то анку и узнал, как выглядит настоящий ад. Иногда ему начинало казаться, что он не выдержит и выскажет изводившим его родственникам все, что думает о них в общем и в частности, а шурин и без того откровенно выпрашивал смачный удар по морде. В придачу ко всему теща каждый день пилила дочь о том, что ее муж слишком много курит, слишком много пьет и сидит у них на шее, дабы не сорваться Крис уходил в паб и действительно там надирался, пытаясь справиться со свалившимся на него испытанием, чем, конечно, расстраивал жену до слез, и сам мучился в разы больше. Ради Мишель и Шерил он готов был пройти любые унижения, но часть упреков была действительно оправдана. Ему срочно нужна работа. И чудо случалось. Причем действительно чудо. Как-то раз он напился совсем уж по-свински с совершенно незнакомым собутыльником, и в момент непринужденной беседы, Крис четко увидел  смерть собеседника – частичный паралич и остановку сердца, бедолаге оставалось жить две недели. Движимый сочувствием, и, в основном, количеством выпитого спиртного, анку честно сообщил коллеге по ночному возлиянию, сколько тому осталась мотать срок на земле, ожидая, что его  пошлют в пеший эротический тур, но незнакомец вдруг проявил интерес к информации, и тогда Крис сознался в том, кем является. К его удивлению, тот не стал вертеть пальцем у виска и поведал, что встречал уже существ подобного рода, после чего тут же перевел разговор обратно на свою смерть. Уточнив еще раз, на когда конкретно назначен его официальный отход в мир иной, он написал на салфетке свой адрес и предложил завтра обговорить все это в приватной обстановке. Умолчим о том, в каком состоянии  вернулся к семье анку и как там его встретили, но на следующий день он уже стоял на пороге приличного особняка, с владельцем которого, как оказалось, он вчера и прибухнул. Незнакомец оказался солидным дельцом и, как человек практичный, поведал, что благодаря полученной информации, ему удастся привести в порядок денежные и наследственные дела, не опасаясь, что после смерти его бизнес рухнет. В качестве благодарности он предложил Кристиану сделку: анку берет на себя обязанности предупреждать членов семьи об их скором уходе и позаботится о надлежащем захоронении тел, а взамен получит достаточно денежных средств для приобретения достойного похоронного бюро. При таком раскладе семье удастся избежать разных случайностей, связанных с горькими утратами, которыми могут воспользоваться конкуренты фамилии, и заранее успевать завершить нужные им сделки. Сначала Крису показалось, будто это шутка, но когда подобное повторилось в присутствии «домашнего» юриста  и старшего сына-наследника, подтвердившего, что идея весьма здравая, растерянный предвестник согласился, помня о том, в каком состоянии находятся его  собственные жены и дочь. Благими намерениями устлана дорога в ад. Внятно пояснить, откуда на них свалились внезапные деньги, он объяснить Мишель не сумел, зато перевез их в персональный дом в престижном районе, после чего принялся исполнять свою часть сделки. Первым делом выяснив, в каком состоянии находятся конкурирующие между собой дельцы «праха к праху». Остановив выбор на достойном, но несколько запущенном заведении - «Scotmid Funeral Service», Крис приобретает его в безраздельное владение. В это время его благодетель уже лежал с отнявшимися ногами после первого сердечного приступа. Анку лихорадочно работает, заключая новые контракты с поставщиками, и к моменту смерти финансиста смог исполнить волю покойного, устроив того на кладбище Грэйфайерс со всеми приличествующими атрибутами достойной процессии. Теперь можно было наконец насладиться семейным счастьем в кругу его боготворимых «девочек», но не тут-то было. Слухами полнится земля, и к Крису потянулись вереницей разнообразные персоны, имеющие довольно крупные счета в банках. Они предлагали довольно солидные вознаграждения за возможность быть в свое время предупрежденными о наступлении печального события. В итоге, желая, чтобы ни жена, ни дочь ни в чем не нуждались, анку стал личным консультантом некоторых уважаемых семей. Жизнь превратилась в бесконечное беговое колесо: если хочешь развивать дело, нужно уметь вертеться, и в том числе тратить время на светские тусовки и рауты в кругу своих клиентов, таким образом «пиаривших» бизнес «мистера Дэвера»… Новая жизнь отнимала у него не только время, но и семью. Если раньше, когда он возвращался домой вдрабадан пьяный из паба, Мишель рыдала и злилась, то теперь его приход под утро с тянувшимся следом шлейфом из смеси дорогих вин и чужих духов ознаменовался тем, что жена закрывалась от него в другой комнате, и, бывало, что им не удавалось поговорить в течение трех, а то и пяти дней. Крис был бесконечно занят. Пока с одной стороны его брак давал явную трещину, причем сам анку еще не замечал, что теряет семью, в дело вмешался шурин, подозревавший, будто нежданно свалившиеся деньги – это результат не очень законных действий. Излишний любопытный брат Мишель принялся рыть носом землю, и, в конце концов, смог накопать достаточно, чтобы придти с неудобными вопросами. Прижатый к стенке Крис сознался в том, кем является, и умолял ничего не говорить Мишель. В момент беседы анку вполне явственно увидел смерть шурина, предупредив его о том, что жить родственнику осталось до вечера. Тот, будучи сам должен крупную сумму местному криминалу, вылетел из дома быстрее пули. Спешно собирая вещи, шурин успел проговориться матери, что его могут убить, попытался покинуть Эдинбург, но вечером был найден застреленным в подворотнях Каугейта. Естественно, что теща, сопоставив приход сына от зятя с его слова, направила полицию прямиком к Крису, который пережил немало неприятных моментов, отвечая на неудобные вопросы. В итоге, без улик и мотивов, анку был оставлен в покое, но теща осталась при своем мнении и явно вливала его в уши дочери. В итоге, семейная драма закончилась закономерным итогом. Однажды вернувшись домой, он не нашел там ни Мишель, ни Шерил. Обе перебрались жить к теще. Крис умолял жену вернуться, честно, на коленях покаялся, кем он является и что произошло между ним и шуриным, но, в итоге, получил упреки во лжи, прошедшей белой нитью сквозь весь их брак, и требования, чтобы подобное чудовище не приближалось ни на милю ни к ней, ни к Шерил. Начался тягостный бракоразводный процесс. Крис категорически был против потери семьи, не представляя себе, как он будет жить без тех, ради кого, собственно, и были все жертвы. Шел 2010 год, а 2011-й коренным образом изменил жизнь всех легендарных существ. Понимая, что лгать перед Мишель больше не было смысла и пытаясь хотя бы таким образом дать ей понять, что готов пойти на все условия, предложенные ему человеческим сообществом, анку добровольно является в Бюро регистрации и получает положенный ему ID, чем подписывает себе смертный приговор в бракоразводном процессе. Обман властей и второй брачующейся стороны о своем происхождении при вступлении в брак стал решающим для простановки окончательной точки в деле. Попытки выторговать себе право хотя бы на встречи с дочерью к успеху не привели – против него были выдвинуты обвинения в алкоголизме, курении, столь жестоко преследуемом в Шотландии, довольно богемный образ жизни и специфическая профессия, от мрачных ужасов которой в том числе, просила оградить ее дочь Мишель. Это, не считая того, что видеться с дочерью потенциально опасному существу может угрожать жизни и здоровью ребенка. Удар был нанесен сильный… Не смотря на установленный размер алиментов на содержание бывшей супруги и дочери, теща не устает названивать зятю с недвусмысленными предложениями подкидывать ей определенную сумму – то на покупку сезонных вещей для Шерил, то для нужд бедняжки Мишель. Крис безропотно перечисляет деньги, не смея даже спрашивать - доходят они до конечной цели или нет: супруга не отвечает на его звонки и запрещает любые переговоры с Шерил… Говорят, время лечит, но за прошедшие со времени развода годы легче не стало. Ингода ему удается увидеть, как Мишель забирает Шерил из школы и такие моменты для него становятся самыми счастливыми в его ставшей снова одноцветно серой и монотонной жизни.

Краткая аннотация вышесказанному: Мишель с братом родились в небогатой семье, и вся жизнь у них прошла, в общем-то, в довольно стесненных условиях. Мать (незабвенная моя теща!) в семействе явно имеет авторитет, причем пользуется им довольно жестко. Может быть (как вариант), именно это авторитарное давление и заставило Мишель довольно рано выйти замуж и родить ребенка –в качестве попытки побега из жестких тисков фамильной «любви». Ее брат (мир праху его!), видимо, был хитрым и пронырливым малым, который не брезговал связываться с криминальной средой, так что особо приятные воспоминания о жизни в родной семье навряд ли остались, в то же время будучи обладательницей мягкого и отходчивого сердца (к сожалению, не в моем случае!) Мишель не порывает ни с родителями, ни с братом, оставаясь для них поддержкой, в том числе и материальной. Встретились мы, скорее всего, где-то в 2005 году, и Шерил в то время было три года. Соответственно, к этому времени уже состоялся официальный развод с отцом ребенка. Причины определять не стану, это прерогатива Мишель. Равно, как и основания, почему она не запросила с первого супруга алиментов. Может быть, он сбежал, в принципе, или с него и взять-то нечего. То есть этот вопрос отдается на вольную фантазию в рамках британского семейного права. Факт остается фактом: брак продлился недолго. Учитывая дороговизну бракоразводных процессов, полагаю, что он еще и влетел в копеечку. Возможно, что семья залезла в долги. Возвращаясь к хронологии событий, в тот же примерно 2005 год (жесткие рамки не устанавливаю для возможности делать корректировку времени знакомства) умирает отец Мишель, чем добавляет еще проблем с расходами. И тогда, собственно, на горизонте появляюсь я. Мне сложно требовать от потенциального соигрока сразу симпатии или сказочной любви, поэтому второй брак мог быть заключен не обязательно по гипнотической взаимности со стороны невесты. Дальнейшие события подробно расписаны в моей биографии, и, думается, что все они не приносили Мишель большой радости. Собственно говоря, акцентировать внимание на чувствах бывшей супруги тоже не буду, потому как переживать эту историю со своей стороны придется ей, и выводы она сделает сама, исходя из своего личного понимания происходящего.  После утраты брата, скорее всего, она, помимо шока от произошедшего  будет чувствовать вину перед оставшейся в одиночестве матери, и поэтому ее влияние окажется особенно внушительным на сознание дочери. Именно в такой неудачный момент Крис покается в том, кем является, и это, видимо, окончательно добивает Мишель – не думаю, что легко смириться с мыслью о том, что, желая тихого семейного счастья, ты вышла замуж за однажды уже умершее существо, которое еще  в придачу является предвестником смерти. Второй неудачный брак навряд ли добавит ей оптимизма в жизни, и мать Мишель берет ситуацию под свой контроль, помогая ей разобраться с бракоразводным процессом. Полагаю, идея не лишать Криса отцовства над Шерил  была также подброшена тещей: только в таком случае можно было рассчитывать получить алименты не только на супругу, но и на ребенка, а дорогая «мама» не считает зазорным трясти деньги с бывшего зятя, убеждая Мишель, что ему, то есть мне, надо расплачиваться за всю ту боль, которую он, то есть опять же я, ей причинил. Учитывая необходимость достойно содержать ребенка и родительницу, не думаю, что у нее есть большой выбор, хотя вполне вероятно гордость уже, к сожалению, не моей бедняжки отчаянно страдает от необходимости получать содержание. В текущем году возникает дополнительная проблема – Шерил сейчас 15-16 лет, то есть ей необходимо сдавать экзамен на получение общего свидетельства о среднем образовании Scottish Certificate of Education (SCE Standard Grade), после чего у девочки два пути – либо поступать в колледж на специальное профессиональное образование, либо продолжить обучение в школе до 18 лет, чтобы сдать экзамен на аттестат и поступить в университет. Собственно говоря, не смотря на попытки все шесть лет после развода прекратить всякое общение с Крисом, сейчас необходимо встретиться и обговорить будущее Шерил, потому как в основном, вопрос должен касаться оплаты – кому, что, куда – это часть алиментных обязательств. Даже если Мишель не сделает первый шаг, то его сделаю я. Образование ребенка из-за напряженных отношений страдать не должно. Крис все еще упорно ждет возможности вернуть себе семью, но ограничивать Мишель в возможности заводить любого рода отношения было бы излишним эгоизмом с моей стороны, потому как понимаю, что полноценно созданный персонаж не может быть категорически связан с одним соигроком, и вполне допускаю ситуацию, что в светлом будущем семьи с точки зрения бывшей супруги никакого анку быть не может. 
Мишель ни в коем случае не стерва с жизненной установкой «и коня на скаку остановит и в горящую избу войдет». Она, может быть, и была бы рада побыть слабой и уязвимой, но жизнь так складывается, что приходится быть сильнее, чем хочется. Ее добросердечие и любопытство  часто становится причиной увеличения и без того объемного числа проблем, Мишель влипает в разные истории из-за попыток помочь кому-либо или разузнать о чем-либо. Именно любопытство и привело к продолжению знакомства, начатого на кладбище. Дочь для нее – и солнце, и луна, и звезды. Она в ней души не чает, пытаясь  быть лучшей матерью даже в сложившихся малоприятных условиях и оградить Шерил от переживаний, особенно в нынешних неспокойных условиях. Это не яркая харизматичная личность, но в ее простоте чувствуется мягкая притягательная сила естественного очарования, которая напрочь и снесла Крису голову. Не злоупотребляет косметикой, если и пользуется духами, то не сильно шибающими в нос. Изумительный в кавычках водитель – можно часами любоваться, как она безуспешно пытается нормально припарковаться.
Что же касается малышки (которая для отца всегда будет оставаться ребенком) Шерил, то мне бы не хотелось ограничивать характер девочки какими-либо иными рамками – она в подростковом возрасте, и у нее формируются новые жизненные принципы, так что девочка может находиться на любом делении в шкале от «послушной дочери» до «сорванца». Сейчас в жизни Шерил – непростой период, ей надо определяться с собственным  будущим. Единственное, что бы мне хотелось сохранить, это душевные отношения между отцом, пусть и не родным, но зато законным, и нею, и которые, надеюсь, что за 6 лет вынужденной дистанции не превратились в Берлинскую стену.

▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼
FOR YOU
▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲

Внешности both my charming girls изменяемы, главное, чтобы соблюдался возраст и общий типаж.  Играть есть что – как в прошлом, так и в настоящем. При собственном графоманстве не жду ответные полотнища в ответ. Достаточно, дабы вам было интересно примерить эти образы, и они вдохновляли вас на создание новых сюжетов. Если появились вопросы/сомнения/предложения/идеи, оставляйте ваш der Brief в гостевой. В случае если вышеозначенное можно сказать только шепотом на ушко, то могу предложить либо вариант ЛС, либо аську.

пример поста

Для июня было не жарко. Вернее даже сказать – холодно, и особенно это чувствовалась сейчас, после заката. Было холодно на улице. Было холодно дома. И от этого всего в совокупности на душе копилось поганое чувство опустошенности и тоски. Может быть, поэтому он и пил все время? Просто, чтобы согреться? «Да ладно. Хотя бы перед собой-то не оправдывайся и без того тошно». Жизнь – хитрая сука. Она даже не дает тебе толком помучиться, до последней, крайней боли ощутить остроту потери – нет, она, падла, все делает умнее: просто не дает тебе возможности полноценно страдать сутками. Тебе хочется очухиваться, вливать в себя лошадиную дозу алкоголя, так чтобы мозг отключился к бесовой матери, потеряв вообще хоть какое-то ощущение пространство и времени, а как только он вдруг опять начнет подавать признаки жизни, пытаясь вспомнить, за каким хером хозяин с таким усердием постоянно его глушит, то, получив очередную крепкую порцию градусов под сорок, снова вырубался. Оно, конечно, хорошо бы так. Но сколько ты выдержишь в таком темпе? Сутки? Пятеро? Кому как, а у него получается и того меньше. Потому что до зарезу хочется курить, а когда ты доползаешь до сигареты, то в очередной раз перед глазами встают в полный рост все проблемы. Вернее, ровно одна – его девочек здесь больше нет. Шерил не носится, как угорелая, хлопая дверьми, и ее смех не сыпется мелкими осколками разбитого хрусталя где-то там возле застекленной двери, ведущей во двор. Не слышно, как быстро, на одних пальцах, пробежит босыми ногами из ванны следом за дочерью Мишель, и полотенце хлестко не опустится на спинку стула. «Она сейчас снова должна крикнуть, что я не должен позволять малышке столько бегать по дому. И тут же обидится. У нее чуть дрогнет нижняя губа, и она сразу же разозлится. Не сильно. Но все равно заглянет сюда и смерит взглядом. Каким только она одна умеет смотреть на меня. Потом ничего не скажет, качнет головой и закроет дверь. Она просто не понимает, как я люблю слышать эти звуки – живые звуки их присутствия рядом: когда закрываешь глаза, и просто по одному шагу или хлопку, или звону, или лязгу знаешь, что вот сейчас звякнула крышка от кастрюли в руках жены или дочка уронила свои фломастеры. Эту музыку можно слушать вечность. Просто лежать и слушать. Бесконечно. И чувствовать, что предела этому счастью нет». Пустота мучает хуже любого скандала. Когда бушует пожар, надежда еще есть. Когда осталось одно пепелище, то рассчитывать больше не на что. «Пепел к пеплу. Прах к праху. И хуже всего, что со временем тебе приходится смиряться с некоторым положением вещей. Ты ненавидишь жизнь? Отлично, она от тебя тоже не в восторге. И что? Давай, умник, порази меня блестящими идеями. Пойти повеситься? Гениально. А ничего так, что твои обязанности по отношению к семье никто не отменял? Им нужно на что-то жить, и, будем исключительно честными – твои алименты их сильно выручают. Paourkaezh tru*». Но самое отвратное во всей этой ситуации было то, что, наконец, мозг запротестовал против беспробудного насилия, и принялся постоянно переключаться на посторонние предметы. Душа хотела страдать – запойно и безнадежно, и все же так не получалось. Нет, разумеется, Крис продолжал уходить в запои, которые, однако, стали не такими затяжными, как раньше. Пришлось заняться еще и своими обязанностями. В конце концов, помимо семьи были еще люди, которым он должен: его клиенты, его подчиненные, в конце концов. Хочешь –не хочешь, приходится брать в руки телефон и внятно отвечать на звонки. А потом еще и выбираться на улицу. Шаг за шагом приходилось возвращаться к опостылевшей обыденности.  Как легко жить, когда нечего терять, и как же, твою мать, тяжело, если теряешь нежданно-негаданно свалившееся сокровище! Анку достал уже третью сигарету подряд и остановился, щелкнув зажигалкой. С другой стороны, может, так оно и к лучшему? У него до сих пор тлела вяленькая надежда на то, что Мишель одумается, переосмыслит случившееся, и они вместе найдут компромисс в сложившейся ситуации. А пока Крис просто шел смотреть футбол в один из спортивных баров. Просто, чтобы не оставаться снова в одиночестве и не надраться в хлам. Последние дни он всерьез начал верить в собственные иллюзии, что еще не все потеряно, и она позвонит ему. Идея до такой степени одолела его, что Дэвер даже заставил себя привести дом в порядок, вычистив оттуда следы длительной попойки. И пошли дни и недели в ожидании этого гипотетического звонка, в реальность которого он вдруг уверовал более, нежели мулла в Аллаха. Белесый сигаретный дым уходил в небо. Крис стоял и курил, снова прокручивая в голове место расположения нужной ему забегаловки. За столько лет жизни в Эдинбурге преодолеть географическую дезориентацию так и не удалось. Он постоянно путал названия заведений, домов и улиц, махнув рукой на собственную безнадежность. И тогда раздался звонок – едва различимое утробное ворчание из кармана куртки, но ему показалось, что над его головой насыщенно и густо грянул гигантский колокол, не различимый проходящими мимо него людьми. Сердце забилось с такой силой, что казалось, сейчас накачанная им кровь прорвет сосуды в местах пульсации. Едва не выронив сигарету, Крис подрагивавшими пальцами, вдруг переставшими его слушаться, кое-как вытащил телефон, будучи уверенным на сто процентов, что звонит Мишель. Но это была не она. Вот так просто: уже возведенный было до небес карточный домик разлетелся от одного незначительного щелчка. Вот так просто.
- Шеф, я придумал, кое-что, - раздался жизнерадостный голос креатив-менеджера. – Это просто бомба! Смотрите, мы переименуем наше длинное и унылое «Scotmid Funeral Service» в краткое и емкое – «Stork» (Аист). Я даже придумал слоган! «Мы вас принесли, мы и унесем!» Правда, здорово?
- Да ты у меня просто фантастический долбоеб, - не сразу, но все же нашелся, что сказать Крис. В наследство от старых хозяев ему достался и весь штат бюро, часть персонала которого вообще непонятно, зачем там присутствовала. Как, например, креатив-менеджер. Зачем организации, занимающейся захоронением, делать из личной трагедии цирк с конями, анку категорически не понимал. И все-таки рука у него так и не поднялась никого уволить. Он на личной шкуре знал, что такое остаться без работы и метаться в ее поисках, всюду получая отказ. – Слушай, давай ты уже дашь мне какую-нибудь толковую идею, которую мы сможем прибыльно использовать. С расчетом всех рисков и успехов. Без аистов. Без гробов с рюшами. Без добавления праха кремированного в салют и запуска его в небо. Все. Просто дельные предложения для повышения спроса, ладно? - Крис отключил телефон и с некоторым раздражением толкнул тот обратно в карман. Разумеется, у него нет права срываться на подчиненных: их вины в том, что Мишель не звонит – нет, но так измываться над смертью тоже нельзя. Траву он там, что ли, курит? Зацепившись за последнюю мысль, анку вспомнил о  почти потухшей сигарете, которую сжимал в пальцах другой руки, и спешно затянулся, втягивая легкими и носом остатки никотинового дыма. Нужно идти, скоро начнется матч. Дэвер сделал шаг и снова остановился, с некоторой растерянностью понимая, что звонок выбил его из колеи, и он напрочь забыл, в какую сторону ему надо было двигать. Не часто, но так у него случалось. Секунду назад ты помнил, но стоит произойти чему-нибудь непредвиденному, как  все, что память старалась удержать, исчезало из головы напрочь. «Отлично. И что теперь?» - Крис повернулся сначала в одну сторону, потом – в другую. Он стоял посреди Грассмаркета среди небольшого потока прогуливавшейся в обе стороны рынка толпы. Пока мозг лихорадочно искал выход из положения, глаз выхватил солидного поперек себя шире мужика с шарфом футбольного болельщика, чьего именно разглядеть в надвигающихся сумерках анку не удалось. Он явно направлялся к дверям под небольшой темно-зеленой вывеской, гласящей «Biddy Mulligans». Сопоставив несложные факты, можно придти к выводу, что вполне вероятно джентльмен желал найти место, где сможет от души «поболеть», не опасаясь вмешательства со стороны  равнодушной к игре семьи. Всегда есть шанс ошибиться, но других вариантов в запасе не было, и Крис, отправив окурок в мусорный бак, направился следом. В конце концов, ирландский паб – не худшее место в городе, особенно для него, с его глазведжианским прошлым. Внутри было жарко, постепенно заведение наполнялось посетителями, а из включенных плазм со всех углов комментатор делал расклад на будущий матч, прикидывая шансы. Низкие потолки, с виду грубо сколоченные деревянные столики и стулья, потертые кожаные диваны и обшарпанные стены – кажется, что ничего приятного подобнее зрелище не могло вызвать, но только не для анку. Он ощутил себя, как будто снова вернулся в прошлое, где проблемы ежедневного выживания затмевали все прочие, и черное было черным, а белое - белым. Все было просто. Нынешнее положение тяготило его, и свалившиеся деньги казались ненужным грузом, а еще больше – чрезмерно тяжкой платой за потерю жени и дочери. Здесь, среди рядовых обывателей, он ощущал себя таким же, как раньше – без необходимости лезть вон из кожи, пытаясь казаться лучше и изысканнее, чем ты есть на самом деле. У круглой стойки Кристиан ткнул пальцем в ближайшую к нему бутылку виски, и, прихватив стакан, занял свободный стул за одним из относительно свободных столиков, с одного края которого уже спал крепко надравшийся увесистый старик в кожаной жилетке. Ему никто не мешал, как и он, прочем, тоже. Анку сел рядом и налил себе полный хайболл, после чего хлебнул до дна одним глотком. Ни на сорт, ни на марку виски он не обратил никакого внимания. Крис по образу жизни прошлых лет не был эстетом-ценителем спиртного. Он пил либо, чтобы уделаться, либо чтобы скоротать время. Ни для того, ни для другого ни букет, ни вкус, ни выдержка не имели ровным счетом никакого значения.
- Англия еще ни разу не выигрывала у Франции на чемпионатах Европы, записав себе в пассив две ничьих и два поражения, - вещал комментатор, пока обе команды выходили на поле, а Крис наливал себе вторую стопку.
- Офсайд! Дэнни в офсайде! Как неудачно! – сразу начал эмоционально болеть за «своих» диктор. – Чемберлен обкрадывает Насри на фланге! Давай же! Бегом! Вот он уже и в штрафной! И! И! И… какая нелепая передача Уэлбэку!
Анку снял куртку, повесив ее на спинку стула. Страсти накалялись. Он, к слову, тоже болел за «своих» и едва не подпрыгнул на месте, когда Самир неудачно навешал с углового. После третьего захода виски без тоста, ему удалось целиком сконцентрироваться на матче, причем, учитывая специфику паба, поддерживающих французов, вернее, болеющих против англичан, оказалось в разы больше. Насри снова бьет угловой, и снова защита на месте, но вот уже полузащитник «МанСити» отправляет мяч низом по воротам, но тот летит мимо впритирку с нижней штангой. Гул разочарования проносится по залу.
- Да ладно! – Крис треснул ладонью по столу. – Это же должен был быть чистый гол! Как так-то?!
Кто-то рядом хлопает его по плечу. Многие из зрителей уже поднялись на ноги и  пьют стоя. Им так легче эмоционально махать руками и передавать свое состояние окружающим. В пабе царит полнейшее панибратство, некое единство людей, разделяющих между собой одно увлечение. Может быть, среди них есть подобные ему существа, но сейчас это совершенно не важно. Здесь нет политики или расовых предрассудков – здесь есть только зеленый газон, к которому прикованы всеобщие взгляды.
- «Львы» прут в контратаку,  - раздается рядом еще чей-то голос. – Как на буфет. Ну, держись теперь Льорис!
- Пусть сначала пройдут Диарра и Мексеса. Они там не за красивые глаза стоят, - возражает вслух Кристиан, не оборачиваясь и наливая себе еще виски. Он уже тоже стоит на ногах. Твою мать, ну давайте же! Это всего лишь англичане!

Отредактировано Owl (2018-08-12 23:31:29)

0

3

неактуально


http://s48.radikal.ru/i122/1712/bd/6420b1f8c29d.gifhttp://s46.radikal.ru/i111/1712/c5/841a26404b54.gif
Paul Landers

► Имя Фамилия: любые, как фантазия долбанет.
► Возраст: от 35 лет.
►Трудоустройство: креатив-менеджер в похоронном бюро «Scotmid Funeral Service»

► Вид: человек/ любое зарегистрированное существо
► Легенда: ...

► Способности

вы себя лучше меня знаете (:

▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼
YOUR HISTORY
▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲

Фактически перед нами чистейший перпетуум-мобиле: энергия нашего мистера Икс, назовем его пока так, для удобства повествования, не имеет границ. Невысокого роста живчик с  целой охапкой анекдотов и забавных случаев в карманах пытается самым активным образом участвовать в размеренной работе бюро. Его нерасплесканная фантазия жаждет выхода, поэтому Икса просто таки штормит от избытка самых разных идей. Ему недостаточно сидеть в кабинете: он периодически вмешивается в деятельность всех сотрудников из благих побуждений оказать помощь, и каждый раз где-нибудь напортачит. Хорошо, что не помогает родственникам покойного нести гроб, потому что вставленное в одно место шило зудит и требует поучаствовать и в этом  массовом мероприятии. Будучи воплощением зайца-энерджайзера на земле, наш креатив-менеджер все-таки находит время и силы, чтобы достойно исправить собственные ошибки, иначе давно был бы уволен к чертовой матери. Неисправимый оптимист, не обидчив, и в целом придерживается позиции, что если с ним приключилась неприятность, значит, он ее заработал. На 2008-й год уже работал  в «Scotmid Funeral Service», которое находилось в запущенном состоянии и влачило жалкое существование. Где нарабатывал стаж до этого и учился –на усмотрение. То, что образование есть – это факт, ибо Икс в отличие от своего нынешнего начальника, то есть меня, знает, кто такой кот Шрёдингера и не чужд идеям гезамткунстверка. Итак, в 2008-м году похоронное бюро приобретает Кристиан Дэвер, возникший буквально из ниоткуда с кучей денег. Сначала подозрительно отнесшийся к новому шефу коллектив со временем привык к нему. Особенно на установление теплых взаимоотношений повлияло увеличение зарплаты, неожиданно пришедший вслед за сменой руководства поток богатых клиентов, и тот немаловажный нюанс, что уволено было не так много штатных единиц, в основном представлявших реальный балласт для заведения. Креатив-менеджер, ко всеобщему удивлению, был оставлен на месте, и с тех пор усердно пытается доказать, что достоин доверия, а, может быть, и дружбы. Его честность и ответственность, не смотря на специфическое чувство юмора и бесполезность 99 % идей, стали определяющими в процессе убеждения Дэвера в порядочности нашего Икса. С тех пор он имеет монопольное право приносить бумаги на подпись шефу, где бы он ни был – у себя дома в постели или под барной стойкой, а также: 1) торжественно вывозить его из злачных мест в случае, если Кристиан уже не вяжет лыка не только языком, но и ногами; 2) говорить с ним на любые темы, потому как в курсе всех проблем начальника – как с семьей, так и с алкоголем; 3) приходить к Крису домой и звонить в любое время года и суток. После официальной регистрации директора бюро в качестве анку в 2011 году не сильно расстроился и, в общем-то, это мало повлияло на его благодарность. В остальном добавляйте, что хотите и расписывайте, как вам больше понравится. Темное прошлое? На здоровье. Проблемы в настоящем? Да сколько хотите. Попробуем найти всему решение – безвыходных ситуаций не бывает.

▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼
FOR YOU
▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲

Ну да, ну да, что-то вроде «Тарапунька ищет Штепселя». Хотя, на самом деле, образ сам по себе самодостаточен и способен активно поучаствовать в жизни города. Внешность менять бы не хотелось – эти двое выглядят вместе довольно гармонично, учитывая совершенно разные типажи, и игра на контрасте как характеров, так и внешности будет выглядеть довольно любопытно. Во всяком случае, с моей колокольни видится именно так. Для связи сначала гостевая, если я не на работе и трезвый, то отвечаю быстро, или запросите там же асю.

пример поста

Для июня было не жарко. Вернее даже сказать – холодно, и особенно это чувствовалась сейчас, после заката. Было холодно на улице. Было холодно дома. И от этого всего в совокупности на душе копилось поганое чувство опустошенности и тоски. Может быть, поэтому он и пил все время? Просто, чтобы согреться? «Да ладно. Хотя бы перед собой-то не оправдывайся и без того тошно». Жизнь – хитрая сука. Она даже не дает тебе толком помучиться, до последней, крайней боли ощутить остроту потери – нет, она, падла, все делает умнее: просто не дает тебе возможности полноценно страдать сутками. Тебе хочется очухиваться, вливать в себя лошадиную дозу алкоголя, так чтобы мозг отключился к бесовой матери, потеряв вообще хоть какое-то ощущение пространство и времени, а как только он вдруг опять начнет подавать признаки жизни, пытаясь вспомнить, за каким хером хозяин с таким усердием постоянно его глушит, то, получив очередную крепкую порцию градусов под сорок, снова вырубался. Оно, конечно, хорошо бы так. Но сколько ты выдержишь в таком темпе? Сутки? Пятеро? Кому как, а у него получается и того меньше. Потому что до зарезу хочется курить, а когда ты доползаешь до сигареты, то в очередной раз перед глазами встают в полный рост все проблемы. Вернее, ровно одна – его девочек здесь больше нет. Шерил не носится, как угорелая, хлопая дверьми, и ее смех не сыпется мелкими осколками разбитого хрусталя где-то там возле застекленной двери, ведущей во двор. Не слышно, как быстро, на одних пальцах, пробежит босыми ногами из ванны следом за дочерью Мишель, и полотенце хлестко не опустится на спинку стула. «Она сейчас снова должна крикнуть, что я не должен позволять малышке столько бегать по дому. И тут же обидится. У нее чуть дрогнет нижняя губа, и она сразу же разозлится. Не сильно. Но все равно заглянет сюда и смерит взглядом. Каким только она одна умеет смотреть на меня. Потом ничего не скажет, качнет головой и закроет дверь. Она просто не понимает, как я люблю слышать эти звуки – живые звуки их присутствия рядом: когда закрываешь глаза, и просто по одному шагу или хлопку, или звону, или лязгу знаешь, что вот сейчас звякнула крышка от кастрюли в руках жены или дочка уронила свои фломастеры. Эту музыку можно слушать вечность. Просто лежать и слушать. Бесконечно. И чувствовать, что предела этому счастью нет». Пустота мучает хуже любого скандала. Когда бушует пожар, надежда еще есть. Когда осталось одно пепелище, то рассчитывать больше не на что. «Пепел к пеплу. Прах к праху. И хуже всего, что со временем тебе приходится смиряться с некоторым положением вещей. Ты ненавидишь жизнь? Отлично, она от тебя тоже не в восторге. И что? Давай, умник, порази меня блестящими идеями. Пойти повеситься? Гениально. А ничего так, что твои обязанности по отношению к семье никто не отменял? Им нужно на что-то жить, и, будем исключительно честными – твои алименты их сильно выручают. Paourkaezh tru*». Но самое отвратное во всей этой ситуации было то, что, наконец, мозг запротестовал против беспробудного насилия, и принялся постоянно переключаться на посторонние предметы. Душа хотела страдать – запойно и безнадежно, и все же так не получалось. Нет, разумеется, Крис продолжал уходить в запои, которые, однако, стали не такими затяжными, как раньше. Пришлось заняться еще и своими обязанностями. В конце концов, помимо семьи были еще люди, которым он должен: его клиенты, его подчиненные, в конце концов. Хочешь –не хочешь, приходится брать в руки телефон и внятно отвечать на звонки. А потом еще и выбираться на улицу. Шаг за шагом приходилось возвращаться к опостылевшей обыденности.  Как легко жить, когда нечего терять, и как же, твою мать, тяжело, если теряешь нежданно-негаданно свалившееся сокровище! Анку достал уже третью сигарету подряд и остановился, щелкнув зажигалкой. С другой стороны, может, так оно и к лучшему? У него до сих пор тлела вяленькая надежда на то, что Мишель одумается, переосмыслит случившееся, и они вместе найдут компромисс в сложившейся ситуации. А пока Крис просто шел смотреть футбол в один из спортивных баров. Просто, чтобы не оставаться снова в одиночестве и не надраться в хлам. Последние дни он всерьез начал верить в собственные иллюзии, что еще не все потеряно, и она позвонит ему. Идея до такой степени одолела его, что Дэвер даже заставил себя привести дом в порядок, вычистив оттуда следы длительной попойки. И пошли дни и недели в ожидании этого гипотетического звонка, в реальность которого он вдруг уверовал более, нежели мулла в Аллаха. Белесый сигаретный дым уходил в небо. Крис стоял и курил, снова прокручивая в голове место расположения нужной ему забегаловки. За столько лет жизни в Эдинбурге преодолеть географическую дезориентацию так и не удалось. Он постоянно путал названия заведений, домов и улиц, махнув рукой на собственную безнадежность. И тогда раздался звонок – едва различимое утробное ворчание из кармана куртки, но ему показалось, что над его головой насыщенно и густо грянул гигантский колокол, не различимый проходящими мимо него людьми. Сердце забилось с такой силой, что казалось, сейчас накачанная им кровь прорвет сосуды в местах пульсации. Едва не выронив сигарету, Крис подрагивавшими пальцами, вдруг переставшими его слушаться, кое-как вытащил телефон, будучи уверенным на сто процентов, что звонит Мишель. Но это была не она. Вот так просто: уже возведенный было до небес карточный домик разлетелся от одного незначительного щелчка. Вот так просто.
- Шеф, я придумал, кое-что, - раздался жизнерадостный голос креатив-менеджера. – Это просто бомба! Смотрите, мы переименуем наше длинное и унылое «Scotmid Funeral Service» в краткое и емкое – «Stork» (Аист). Я даже придумал слоган! «Мы вас принесли, мы и унесем!» Правда, здорово?
- Да ты у меня просто фантастический долбоеб, - не сразу, но все же нашелся, что сказать Крис. В наследство от старых хозяев ему достался и весь штат бюро, часть персонала которого вообще непонятно, зачем там присутствовала. Как, например, креатив-менеджер. Зачем организации, занимающейся захоронением, делать из личной трагедии цирк с конями, анку категорически не понимал. И все-таки рука у него так и не поднялась никого уволить. Он на личной шкуре знал, что такое остаться без работы и метаться в ее поисках, всюду получая отказ. – Слушай, давай ты уже дашь мне какую-нибудь толковую идею, которую мы сможем прибыльно использовать. С расчетом всех рисков и успехов. Без аистов. Без гробов с рюшами. Без добавления праха кремированного в салют и запуска его в небо. Все. Просто дельные предложения для повышения спроса, ладно? - Крис отключил телефон и с некоторым раздражением толкнул тот обратно в карман. Разумеется, у него нет права срываться на подчиненных: их вины в том, что Мишель не звонит – нет, но так измываться над смертью тоже нельзя. Траву он там, что ли, курит? Зацепившись за последнюю мысль, анку вспомнил о  почти потухшей сигарете, которую сжимал в пальцах другой руки, и спешно затянулся, втягивая легкими и носом остатки никотинового дыма. Нужно идти, скоро начнется матч. Дэвер сделал шаг и снова остановился, с некоторой растерянностью понимая, что звонок выбил его из колеи, и он напрочь забыл, в какую сторону ему надо было двигать. Не часто, но так у него случалось. Секунду назад ты помнил, но стоит произойти чему-нибудь непредвиденному, как  все, что память старалась удержать, исчезало из головы напрочь. «Отлично. И что теперь?» - Крис повернулся сначала в одну сторону, потом – в другую. Он стоял посреди Грассмаркета среди небольшого потока прогуливавшейся в обе стороны рынка толпы. Пока мозг лихорадочно искал выход из положения, глаз выхватил солидного поперек себя шире мужика с шарфом футбольного болельщика, чьего именно разглядеть в надвигающихся сумерках анку не удалось. Он явно направлялся к дверям под небольшой темно-зеленой вывеской, гласящей «Biddy Mulligans». Сопоставив несложные факты, можно придти к выводу, что вполне вероятно джентльмен желал найти место, где сможет от души «поболеть», не опасаясь вмешательства со стороны  равнодушной к игре семьи. Всегда есть шанс ошибиться, но других вариантов в запасе не было, и Крис, отправив окурок в мусорный бак, направился следом. В конце концов, ирландский паб – не худшее место в городе, особенно для него, с его глазведжианским прошлым. Внутри было жарко, постепенно заведение наполнялось посетителями, а из включенных плазм со всех углов комментатор делал расклад на будущий матч, прикидывая шансы. Низкие потолки, с виду грубо сколоченные деревянные столики и стулья, потертые кожаные диваны и обшарпанные стены – кажется, что ничего приятного подобнее зрелище не могло вызвать, но только не для анку. Он ощутил себя, как будто снова вернулся в прошлое, где проблемы ежедневного выживания затмевали все прочие, и черное было черным, а белое - белым. Все было просто. Нынешнее положение тяготило его, и свалившиеся деньги казались ненужным грузом, а еще больше – чрезмерно тяжкой платой за потерю жени и дочери. Здесь, среди рядовых обывателей, он ощущал себя таким же, как раньше – без необходимости лезть вон из кожи, пытаясь казаться лучше и изысканнее, чем ты есть на самом деле. У круглой стойки Кристиан ткнул пальцем в ближайшую к нему бутылку виски, и, прихватив стакан, занял свободный стул за одним из относительно свободных столиков, с одного края которого уже спал крепко надравшийся увесистый старик в кожаной жилетке. Ему никто не мешал, как и он, прочем, тоже. Анку сел рядом и налил себе полный хайболл, после чего хлебнул до дна одним глотком. Ни на сорт, ни на марку виски он не обратил никакого внимания. Крис по образу жизни прошлых лет не был эстетом-ценителем спиртного. Он пил либо, чтобы уделаться, либо чтобы скоротать время. Ни для того, ни для другого ни букет, ни вкус, ни выдержка не имели ровным счетом никакого значения.
- Англия еще ни разу не выигрывала у Франции на чемпионатах Европы, записав себе в пассив две ничьих и два поражения, - вещал комментатор, пока обе команды выходили на поле, а Крис наливал себе вторую стопку.
- Офсайд! Дэнни в офсайде! Как неудачно! – сразу начал эмоционально болеть за «своих» диктор. – Чемберлен обкрадывает Насри на фланге! Давай же! Бегом! Вот он уже и в штрафной! И! И! И… какая нелепая передача Уэлбэку!
Анку снял куртку, повесив ее на спинку стула. Страсти накалялись. Он, к слову, тоже болел за «своих» и едва не подпрыгнул на месте, когда Самир неудачно навешал с углового. После третьего захода виски без тоста, ему удалось целиком сконцентрироваться на матче, причем, учитывая специфику паба, поддерживающих французов, вернее, болеющих против англичан, оказалось в разы больше. Насри снова бьет угловой, и снова защита на месте, но вот уже полузащитник «МанСити» отправляет мяч низом по воротам, но тот летит мимо впритирку с нижней штангой. Гул разочарования проносится по залу.
- Да ладно! – Крис треснул ладонью по столу. – Это же должен был быть чистый гол! Как так-то?!
Кто-то рядом хлопает его по плечу. Многие из зрителей уже поднялись на ноги и  пьют стоя. Им так легче эмоционально махать руками и передавать свое состояние окружающим. В пабе царит полнейшее панибратство, некое единство людей, разделяющих между собой одно увлечение. Может быть, среди них есть подобные ему существа, но сейчас это совершенно не важно. Здесь нет политики или расовых предрассудков – здесь есть только зеленый газон, к которому прикованы всеобщие взгляды.
- «Львы» прут в контратаку,  - раздается рядом еще чей-то голос. – Как на буфет. Ну, держись теперь Льорис!
- Пусть сначала пройдут Диарра и Мексеса. Они там не за красивые глаза стоят, - возражает вслух Кристиан, не оборачиваясь и наливая себе еще виски. Он уже тоже стоит на ногах. Твою мать, ну давайте же! Это всего лишь англичане!

Отредактировано Owl (2018-08-12 23:31:48)

0

4

▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼
ЕЖЕМЕСЯЧНЫЙ ЦИТАТНИК
Выпуск №6
08.10.2017 - 06.12.2017

▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲

Современные блага цивилизации бугимена уже не удивляли, наоборот, ему искренне казалось, что он создан жить в этом времени. Ему нравились соцсети, нравилось активное общение, возможность найти человека, дозвониться до него практически моментально – стоит только нажать пару клавиш на телефоне. Все прошлое постепенно размывалось, стиралось под ярким хаосом современности, и ему это нравилось. И все чаще он думал, что ему не почти двести лет, а двадцать семь максимум.

Tyler Anderson, Come as you are


Никто в целом мире не ненавидел и не винил его так, как он сам. Чувство вины может быть постоянным спутником, тенью: куда бы ты ни шел, что бы ни делал, стоит обернуться - она будет на том же месте, ни раздавить, ни избавиться. Но может оно быть и тяжким грузом, лежащим на плечах, с каждым шагом все больше придавливающим к земле, забирающим силы и желание жить.

Walter Shaw, если есть изъян


Он разберётся со всем позже, потом, как только из глаз Мартина на него перестанет смотреть полуживотная тьма, а когти сменятся обычными ногтями. Когда пропадут клыки. Когда Мартин Бертран вернётся в норму, каким бы условным и растяжимым это понятие не было по отношению ко всем ним.

Helge Langenberg, Don't look!


Во рту становилось горько от мысли, что единственный раз, когда она поступила так, как считала нужным, был тысячу лет назад – в момент, когда она сама решила пойти к дракону в пещеру и стать платой за благополучие деревни.
Только теперь она точно знала, что просить надо не дракона, просить надо саму себя и слушать при этом не старейшин, а сам город.
Только она и Эдинбург знают, как правильно поступить.

Agnes Wanlockhead, convince me


Хищнику сложно доказывать собственную миролюбивость там, где уже есть вполне себе сложившиеся – и небезосновательные – жизненные постулаты.

Martin Bertrand, parle-moi


Пустой звук. Убежище для ссущих выступить открыто за свои права существ. Сбиваются в группки как твари дрожащие, чтобы не было так страшно, к потом водружают короны на свои юные головы, нихуя в сущности не сделав.

Dominic Welsh, go back to hell


Вопреки собственным советам, Дуэйн никогда не боролся с приступами паники при помощи дыхания и медитаций. И даже набор душистых травяных сборов на все случаи истериков были далеко не для личного использования. В тумбочке стола ирландец держал мощнейший из депрессантов.
Виски.

Duane O'Grady, mad as a march hare


Ваши желания когда-нибудь исполнялись? Конечно, исполнялись. Мы постоянно жалуемся на жизнь, но мечты, желания, они действительно исполняются. Может, не те, что мы на самом деле хотим и, частенько, не в той форме, которой нужно, но это происходит. Космос слышит просьбы, или это слышат святые, духи, макаронный бог с глазами-тефтелями, не так уж важно.

Mabel Shaw, it's good to be the kitty


Голос Кассандры, который указывал ей по какому пути пойдут события, толкал предупредить каждого, кого коснётся беда, чтобы в очередной раз круг замкнулся и она вновь и вновь созерцала, как никто не смог увернуться от катастрофы, оставаясь при этом позорно невредимой.
«Милостивый Боже, за что же ты так со мной?»

Magdalene CrystЧто отнято судьбой, а что подарено...


Сценарий был один, уже который год. Билли никогда не оставляет надежды, что своими нравоучениями он вобьет в меня хоть капельку разума. А когда понимает, что до меня все равно не дойдет – принимается за план «Б». И пытается всю эту дурь из меня выебать.
К слову, у него еще ни разу не получилось.

Mary Holden, they had it coming


Шлюха спокойно все разрулила и даже не огорчилась, а это хороший знак. Значит сегодня, сразу после того как он смоет с себя кровь этого клеща, можно будет лечь спать на ее коленки. А пока надо затолкать тушу в салон и издалека насладиться великолепием языков пламени, лижущих новенькую иномарку.

Tate ArcherDie, die my darling


«Люди», и мысленно и вслух, произносимое с сочувствием, со злостью, с отвращением. Не «человек», как отдельно взятая личность, благо на своем пути «человеков» Сидни встречает адекватных и довольно приятных. Но вот «люди», когда они сбиваются в кучки, чего-то требуют, угрожают и просто забывают о том, что они стоят ниже. Ниже легенд, да даже ниже простого таракана. Потому что люди убивают и уничтожают все на своем пути. Когда-нибудь они сожрут и друг друга и мир вздохнет спокойно.

Sidney Yang, february rhapsody


Мы добры или злы не по причине отношения к какой-либо расе, подклассу, статусу, касте. Нельзя оценивать легенду только по обложке, по чьим-то словам, поэтому я и жажду встретить всех существ, узнать правду о них.

Etta Bishop, облачно, возможны осадки в виде драконов


Вся страна на грани войны, и все это знают, но они настолько погрязли в новой для них культуре хиппи, что дружно игнорируют все знаки, танцуют под луной и обмениваются цветами, пока на горизонте их судеб взрываются вьетнамские закаты. Малеа в восторге.

Matei Malea, зуд седьмого года


Не злоупотребляя гостеприимством, конечно, впрочем понятие превышения допустимых границ для широкой русской души были весьма призрачным, и, если для чопорных британцев, например, сразу понятно, где заканчиваются их мухи и начинается чужой суп, то для Андрея Светлова, который всегда таковым оставался, независимо от документов, нового имени и прочих составляющих, этих рамок почти не существовало.

Aden Bright, Should auld acquaintance be forgot


Ледоколом сквозь Арктические просторы она двинулась к молодому парню, игнорируя откровенные взгляды, липшие к ней будто мухи на божественное вино из садов Диониса. Не огонь - шкуру не прожгут, пусть себе любуются и слюни на пол роняют. Санобработка этим Авгиевым конюшням точно не повредит. А если чей биоматериал ещё и ядовит - так вообще чудная дезинфекция выйдет.

Kodan Holm, prove me wrong


Жизнь – хитрая сука. Она даже не дает тебе толком помучиться, до последней, крайней боли ощутить остроту потери – нет, она, падла, все делает умнее: просто не дает тебе возможности полноценно страдать сутками.

Christian Dewaere, Какой русский не пьёт виски?


Хотелось остаться на земле, смотаться в город, купить подарки и сувениры, проникнуться праздничным настроением и ненадолго забыть о том, что здесь вообще-то, на минуточку, война.

Otto von Kreuz, Враг мой


Салли старалась быть максимально непринужденной, но ответить на вопрос, изменился ли ее старый добрый друг, не спешила. Изменился? Сначала она даже толком и не подумала об этом - всего лишь маникюр стал своеобразный, но все равно до Мэрлина Мэнсона ему далеко со своим видом.

Sally Marshall, parle-moi


Пару лет назад Ян бы задумался, что ошибся дверью (или зданием, а может даже жизнью), но среди ученых обнаруживалось множество странных людей, которые никак не желали вписываться в рамки привычного для немца, поэтому человек напротив не вызывает у него должного удивления.

Johann Bayer, Консультанта (не) приглашали?


Не так давно, кажется лет сорок или пятьдесят назад, Айлу научили одному простому фокусу - если хочешь узнать что-то о городе, в котором живешь, или о людях в нем обитающих - иди в библиотеку, бери местные газеты за последний десяток лет, и просматривай их.

Isla Ross, freaking me out


Ньют улыбнулся, и это отразилось на его лице кривоватым оскалом.
- Приятного вечера, - с наслаждением добавил людоед, – мудила.

Newt Baker, Клиент всегда прав?


Как там говорится? Быстрые ноги пиздюлей не боятся? Пиздюлей Виктор не боялся лет так с 10 и так, но вопли нападавших за спиной подстегивали не хуже плетей погонщиков.

Victor Holm, look away


Tебя так легко читать. Ты еще проще, чем фанатка суперпопулярного американского бойсбенда, которой посчастливилось встретить своего любимчика на улице или даже столкнуться с ним лицом к лицу.

Prince Monroe, you should wear your nametag


Он за свою долгую жизнь повидал всякого и ясно усвоил одно - каким бы говеным не было существо, оно не заслуживало быть сожженным на костре или пущенным на органы.

Richard Bellum, Слово «сюрприз» всегда звучит зловеще


Ей наверно стоило поворчать, пожурить его, потыкать носом в труп со словами "кто это сделал? Кто плохой мальчик?", ей стоило все это сделать хотя бы для галочки, хотя бы в попытке очистить совесть, но они были вместе уже слишком долго.

Chasey Lain, Die, die my darling


Когда он видел цель, препятствия отступали сами собой, а если нет, он ломал их. Одно за одним, пока дорога не была расчищена. Упорство, упёртость, фанатизм. Не комплимент, не оскорбление - констатация факта. Райли целился в лицо твари.

Riley Remington, so falls the world


- Давайте вы не будете меня трогать. – Пискляво передразнил Стюарт, едва захлопнув за студентом дверь, чувствуя какое-то невыносимое раздражение за свой невольный подкат. Сам не до конца понимая, зачем это надо было делать, он ясно увидел себя со стороны каким-то маньяком-педофилом-извращенцем, который заманивает мальчиков в нумера под предлогом учебы.

Stuart Hailey, Haters gonna hate!


Ей нравилось производить впечатление чокнутой тетки, которая любит таращиться на вас так, будто сейчас посадит на лопату и отправит в печь. Впрочем, кто же будет отрицать что такое вполне возможно? Она, конечно, не Баба-Яга, но русскую печь в условиях шотландских туманов она организовать сможет.

Kiki Mora, They're coming for me


Костюм был так себе. Не в плане ткани или качества – за этим родители рьяно следили, купив своему сыну на выпускной дорогую добротную вещь. Но он был школьный, нес на себе этот флер школьной столовой, переделанной в зал для проведения выпускного, занудных речей и обещаний учиться лучше и изменить мир…

Thomas Mann, Haters gonna hate!


- Не удосужился узнать подробностей о той твари, на которую попер буром? - вкрадчивый, словно успокаивающий и усыпляющий голос Кота расплывался в пространстве,обволакивая и накрывая невидимым одеялом. - Не удосужился. Всего лишь тварь, которую надо отстреливать, да? Почему вы забываете, что эти твари живут на свете много дольше вас и, значит, умеют за себя постоять?

Roderick Blair, so falls the world


Дуглас нервно сглотнул и несколько раз судорожно кивнул. Фредерик набрал воздуха в легкие, шумно выдохнул, подошел поближе и наклонился к парню, положив нервные ладони на собственные колени. Хотя, хотелось положить их на горло паренька и выпустить когти.
-Вот скажи мне, Дуглас, когда ты успел стать дебилом? КОГДА, ДУГЛАС?! ЧТО, | обожемойкакоегоре |, С ТОБОЙ ПРОИЗОШЛО?!

Frederick Davis, Фантастические твари и где им наливают


Телефон молчал уже четыре дня - и если б Райан был каким-нибудь киношным маньяком, он бы сказал что-то про “четыре дня, два часа, тридцать минут и пятнадцать секунд”, но он, конечно, никаким маньяком не был, а значит, и время не засекал. Четыре дня - этого было достаточно.

Ryan McLeary, ветер, кровь и серебро


Если бы не всепоглощающее чувство, неконтролируемое желание выпустить крик, Нора обязательно бы испугалась этого странного чувства удовольствия и восторга, которые распустились цветами в глазах Эмбер, когда мужчины сцепились в яростной животной драке. Это страшно, даже думать, что кто-то упивается таким примитивным зрелищем. В таком было что-то от фрицев и от античного пристрастия к гладиаторским боям.

Nora-Jane McClane, today is not the day i die


Тео не сделал в своей жизни много чего – не посадил дерево, не построил дом, не вырастил сына. Но сейчас он жалеет вовсе не об этих общепринятых вещах, которые должен совершить всякий нормальный и уважающий себя мужик. Тео сожалеет о том, что перед вылетом не успел пририсовать те долбанные два пера на фюзеляже.

Theo Lefeir, Враг мой


Гойко Митич в те годы сам был едва ли старше Тито Марича, и никто ещё не знал, что из перьев можно сделать вычурный головной убор, из забора можно выломать шест и заточить его, как пику, а потом бегать по всей улице и быстро-быстро хлопать себя ладонью по открытому рту, чтобы получалось индейское улюлюканье.

Tito Maric, good luck

0

5

▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼
ЦИТАТНИК ФОРУМА
Новогодний спецвыпуск (полный любви и локальных мемов)
▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲

Давно у меня такого не было, чтобы я был так завален постами и этим счастлив.

Andrew Bennet


И тут меня озарил вопрос...
Есть ли на форуме нц-шные отыгрыши?

Нит. Мы решили зачем в это играть, если про это можно ГОВОРИТЬ!  http://sh.uploads.ru/RhT7n.png 
Посему на Вандерласте НЦы много и всяко. В мыслях , флуде и даже намного в организационных темах
:D

Amelia Brand


На вандерласте хаос и беспредел, и это отлично


Riley Remington


Отношения на ласте - это "красный, | обожемойкакоегоре |, Дориан!"

Lars Holm


ох уж эти тесные связи на ласте

Callie Marsh


целомудренные объятия на ласте - это что-то новое
я и не знал, что здесь вообще есть что-то целомудренное кроме монашки http://s2.uploads.ru/LYumf.gif

Walter Shaw


можно пошутить шуточку про то, что из порноактеров в Эдинбург на ласт - это карьерный рост без отрыва от производства

Mary Holden


Я бы попытался угадать к чему сны все эти, но т.к. мы на ласте, то однозначно все они к обнимашкам  http://sg.uploads.ru/NBlPj.gif

Lars Holm


А вообще, чем хорош вечер пятницы на Ласте? Это как вернуться домой после долгого отсутствия, офигеть от количества дел, которые нужно переделать, но офигеть в хорошем смысле - дела эти очень приятные с:

Martin Bertrand


люблю атмосферу ласта
все свои, все любимые
официально заявляю, что это мой дом.

Tate Arcer


а еще хочу сказать, что за последние несколько лет ласт - единственный случай, где мне реально нравятся все мои эпизоды и соигроки, а не просто "ну бля, ну этот хотел поиграть, щас че-нибудь на отъебись придумаю и буду страдать, что не хочется писать туда"
вы все такие котики, что впору лечь и умереть в слезах счастья.

Walter Shaw


Шутите про тройничок - чувствуйте себя как дома, располагайтесь, добро пожаловать на Ласт, добрый вечер вам у хату.

Lars Holm


И на меня обрушился новостной шквал скандалов, интриг и расследований
в такие моменты и понимаешь, за что любишь ласт. за атмосферу любви и доверия, за отсутствие необходимости фильтровать мысли и речь.просто за то, что тут очень легко.

Mary Holden


Я поэтому люблю ласт
Вокруг пиздец, а у нас мир-уют и Мэри едет в секс-шоп DD

Tyler Anderson


концепт - ласт на самом деле ситком, мы все живем в одном большом доме, про-существа - в одной квартире, антис - в квартире напротив, в роли живой аудитории простые люди. все спят друг с другом, постоянно срутся в коридоре, курят траву на чужих балконах и никто уже даже не помнит, че они ссорятся.

Matei Malea


вчера ты просвещал меня песнями, сегодня я учу тебя, как правильно говорить "тююю!"... Ласт - познавательный х))

Martin Bertrand


Семейный ласт всё ещё семейный как мои трусы

Lars Holm


Вы, конечно, буковки на экране, зато какие хорошие

Riley Remington


Всем хороша тайга, но есть существенный минус... Там нет Ласта

Martin Bertrand


Меньше слов, больше объятий

Riley Remington


долги на ласте - странный предмет, вроде и пишешь, а края все нет

Walter Shaw


тем временем, я на форуме уже десять дней.
а мне тут все уже такое родное. и вы родные. иваще, спасибо всем за невероятное гостеприимство, отзывчивость и чувство юмора :З
ласт такой чудесный **

Elliot Mckinnon


Сжигай постели, а не города

Thomas Mann


Ласт как сборник анекдотов:
про коней, геев, маленьких девочек, хуи и религию

Magdalene Сryst


Семейные тайны на Ласте - это ж как триллер с обнимашками, и новые сезоны подвозят х)

Martin Bertrand


Ласт как он есть:
в сюжете людей будут спасать: сирена-людоедка, чупокабра-убийца и властелин мокрых детских простынок бугимен

Magdalene Cryst


Забей на все и возлюби(сь) на ласте

Charlotta M. Kane


Родня на ласте как те родственники, которых ты не зовёшь на праздника, НО ИМ НЕ НУЖНО ПРИГЛАШЕНИЕ. ОНИ ЖЕ УЖЕ ПРИЕХАЛИ.
И выгнать как-то неудобно.

Lars Holm


Пришел и охренел хд
Ласт как одна большая семейка

Tyler Anderson


Добровольные и полюбовные конкурсы на ласте - это: награды вам никакой не будет, но ДЕЛАЙТЕ КОЛЛАЖ И ДАРИТЕ ЛЮБОВЬ ТОМУ, ЧЬЯ ВНЕШНОСТЬ ВАМ ПОПАЛАСЬ.

Lars Holm


Magdalene Cryst написал(а):

Иисус любит всех

Прям как амс ласта http://funkyimg.com/i/232HH.png

Riley Remington


Что за славянский базар на ласте?

Walter Shaw


Вот начинается что-то со штанов, подкатов, семейно-родственных коллизий, а заканчивается объятиями и милотой...

Magdalene Сryst


У нас абсолютно потрясающий, шикарный и самый активный АМС
Искренне люблю каждого котика и считаю, что они создали и развивают нечто уникальное, уютное, захватывающее.
чуваки, я до этого форума в мыслях не сидел никогда. а здесь я дома

Dominic Welsh


Кругом экзистенциальная драма в антураже городского нуара

Martin Bertrand


У меня вообще такое ощущение, что на Ласте три основных проблемы, которые у всех болят:
1) дети;
2) Доминик;
3) русские.

Andrew Bennet


заходить на ласт - новый вид наркоплюх

Tate Archer


Как перестать орать от любви к этому форуму, каждому персонажу и каждой заявке?!

Frederick Davis


чтобы вы понимали уровень моей любви к форуму - вижу нового зарегистрированного, который придерживает внешность из тех, на которых есть гифки под рукой, несу ему полуголый цветастый комплектик, чтобы вариантов слиться у него не оставалось

Walter Shaw


Вообще, мне иногда кажется, что весь ласт - это один сплошной нЭжный, но пылающий гэнг-бэнг

Jack Stennard


каждый день на ласте be like
ВЕТЕР В ГОЛОВЕ А Я ВЛЮБЛЕННЫЙ
ВО ВСЕХ ДЕВЧОНОК СВОЕГО ДВОРА

Walter Shaw


Я понял, за что я так люблю Ласт - здесь я не чувствую себя слоупоком.

Tito Maric


ПИНАЙ ВОЛКОВ
ЕДЬ ПО ВСТРЕЧКЕ
ГРАБЬ ЦЫГАН
ПЛАНИРУЙ УБИЙСТВО ЛИХА
ГРАБЬ КОРОВАНЫ
ЕБИ ГУСЕЙ
или немного о том, как меня упороло с ласта
похоже на политические лозунги новой анархической партии

Arthur Kenroy

0

6

занят


http://s4.uploads.ru/0vl2M.png
Chris Evans

► Имя Фамилия: James Ainsley, например
► Возраст: выглядит на 35
►Трудоустройство: профессор в университете

► Вид: существо, шейпшифтер
► Легенда: Артайос (бог-медведь), Золотой Медведь (любой медведеподобный зверюга), сто килограмм опасного плюша

► Способности

чувство стиля, такта, юмора, меры (или ее отсутствия) и прочего, чего вам  пожелается+ужасный рык, убийственная лапа, умертвляющий клык и т.д.

▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼
YOUR HISTORY
▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲


Когда-то очень давно они столкнулись еще во время Второй Мировой, когда Айдану было пять, и он был обычным мальчиком, но оба этого не помнят или убеждают себя, что им привиделось.
Джеймс и Айдан познакомились в университете, когда Келлс пошел туда учиться в очередной раз, под слегка измененными документами, надеясь освежить свои знания новыми научными теориями. Один – перспективный уже известный на тот момент профессор родом из США, свеженький доктор наук, прочитав работы которого Келлс и вернулся в университет, второй – перспективный студент, доктор наук, вероятно, будущий. Первому было интересно все необычное и нестандартное, второй фонтанировал идеями и задавал интересные вопросы на лекциях. Как-то раз Айдан задержался после лекции, а затем они оба очнулись… в пабе, за беседой о редакциях человеческого генома и евгенике. Курс профессора давно был окончен, но Айдан и Джеймс продолжали общаться, сделали пару совместных исследований и опубликовали в университетском журнале. Во время получения очередной степени магистра (на памяти Джеймса это была уже вторая степень Келлса) Айдан был ассистентом Эйнсли на кафедре, пока тот не выгнал его за разгильдяйство (шутка, хотя иногда хотелось). Джеймс говорил, что Айдану давно пора поработать в серьезной лаборатории, написать докторскую наконец, ведь часики тикают. Айдан в ответ отнекивался, не признаваясь, что его часики уже давно заржавели, а докторская – это очень скучно. Джеймс печатался в серьезных журналах, Айдан в своей маленькой секретной лаборатории бился над разгадкой своего неуправляемого зверя. Иногда, когда ресурсов не хватало, он приходил именно сюда, в университетскую лабораторию, придумывая невероятные причины для того или иного эксперимента или запроса. Джеймс верил или делал вид, что верил, кивал, разрешал, наблюдал со стороны, давал ценные советы. Иногда он вроде как что-то хотел спросить у младшего коллеги, но так и не спрашивал. Айдан иногда вроде как хотел что-то рассказать старшему коллеге, но так и не рассказывал.

Из забавного:
После более близкого знакомства с тобой я начал ходить в спортзал, чтобы ты не обзывал меня вечно “хилым слабачком”.

Нас с тобой выгнали с конференции в Бате, на которую ты решил взять меня с собой. Ты повздорил с каким-то англичанином, настолько сильно, что дело перешло к оскорблениям, и тот, бросив взгляд на твой бейдж с именем и местом работы, заявил, что ты тот еще шотландский ублюдок. Ты разумно возразил, что ты вполне себе американский ублюдок. А я добавил, что шотландский ублюдок тут как раз я, а еще к тому же наполовину и ирландский ублюдок. Драка была хорошей.

Я знаю, что ты сходишь с ума по шотландскому акценту, и смеюсь каждый раз, когда ты пытаешься ему подражать.

Ты небрежно зовешь меня kiddo, я обычно пихаю тебя в бок в ответ, но, на самом деле, мне нравится.

Как-то раз я случайно опрокинул на тебя поднос с реагентами, и ты за семь секунд разделся до трусов, чтобы химические вещества не попали на кожу через одежду. Возвращался ты домой в комбинезоне хим.защиты. Мне было очень стыдно, честно. Я потом еще две недели приносил тебе в лабораторию каждое утро кофе. 

▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼
FOR YOU
▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲

Все вышеописанное – плод моего больного воображения, и детали биографии можно более чем полностью поменять и, естественно, добавить своих, ведь Айдан знает только то, что происходит с Джеймсом сейчас (а он может быть очень и очень древним существом). Мне бы хотелось, чтобы уже в ходе игры они узнали правду друг о друге – либо по случайным деталям и оговоркам, либо встретились в истинных обличьях.
Отношения от интеллектуально-коллегиальных до … суровой мужской дружбы или чего вам захочется. Это может быть исключительно естественнонаучный броманс, и я буду шафером на вашей свадьбе.
Можно спорить друг с другом до посинения о регистрации и нынешнем положении существ, ставить друг на друге эксперименты, можно поиграть пару раз в университетские годы и разойтись на этом, и вы будете развивать ту сюжетную ветку, которая интересна вам. Не хочу ничем ограничивать, вы сами себе хозяин. Приходите и оттаптывайте тут всем уши. 

пример поста

В нос ударил запах прелых листьев, влажной земли, крови, прошедшего дождя. Айдан стоял на четвереньках посреди небольшой поляны, постепенно теряя ощущение зверя, желание бежать, рвать зубами и выть. Он тихо выругался сквозь зубы. Как его вообще сюда занесло? Он был в незнакомой части леса, что с ним случалось редко, обычно зверь любил одни и те же места, сентиментальная сволочь, и свои человеческие запасы с набором выживания Келлс делал в определенных местах. Не в таком, в котором он оказался сейчас.
Стало холодно, кровь зверя его больше не грела, и организм вовсю протестовал против нахождения в такой холодрыге в чем мать родила. Айдан поднялся с земли, оглядываясь и пытаясь понять, где же он. Среди деревьев впереди виднелось больше света, видимо, открытое место, и Айдан, чуть пригнувшись, двинулся в ту сторону. За деревьями уже не было леса, зато стоял небольшой дом, и Келлс понял, что он совершенно точно и определенно тут не был, а значит, у него совсем проблемы – добраться до дома в таком виде было невозможно. Ему нужна была одежда и хотя бы направление для возвращения в город. Вот вернется, и засядет за карты местности вокруг Эдинбурга!
Дом – это люди, а люди ходят в одежде, но, самое главное, они ее стирают и сушат, часто на воздухе, когда у них есть свое хозяйство. Хозяйство Айдана было только “за” то, чтобы стащить себе какие-нибудь штаны. В конце концов, это с ним уже бывало. Когда он был помладше и думал, что это всё страшный сон, и каждый месяц молился, чтобы это было в последний раз, он часто оказывался, в итоге, голым в лесу и крал одежду у шотландских хозяек. Уже потом, после всех стадий отрицания, гнева, торгов и депрессии он завел себе несколько “тайных секретов” в окрестностях Эдинбурга, там, где любил бегать его внутренний безумный зверь.
Айдан быстрыми перебежками направился в сторону дома, пригнувшись еще ниже. Дом выглядел не слишком обжитым, и он замер в паре десятков метров, присев на корточки и прислушиваясь, что там может твориться. Было тихо, и Келлс решил подобраться ближе. Он добежал до угла, нащупывая рукой стену, побоялся заглядывать в окно и сразу обогнул дом в поисках той самой одежды, трепещущей на промозглом ветру. Нюх уловил присутствие рядом кого-то, слух подсказал, что он здесь уже точно не один. О, нет, нет, нет! Айдан стал медленно разворачиваться, готовясь бежать обратно в лес – он вовсе не искал себе новых друзей в глуши. Что-то подсказывало, что так далеко от цивилизации живут не самые радушные люди, и они вряд ли так уж любят гостей, особенно незванных.

Отредактировано Owl (2018-07-11 01:30:59)

0

7

неактуально

http://sf.uploads.ru/t/y2MnZ.gif

http://sf.uploads.ru/t/g2NzX.gif

Sadie Sink

► Имя Фамилия: Келли МакМилан
► Возраст: 14-16
►Трудоустройство: школьница

► Вид: существо
► Легенда: Тевмесская лисица

► Способности

Оборотничество в лису, сверхскорость, сверхсила, режим вечно-голодной

▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼
YOUR HISTORY
▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲

Жизнь Келли хороша. Её любят родители, она отлично успевает в учебе и спорте. Келли душа любой компании и заводила. Она так неусидчива и норовит влезть в неприятности, что мама уже устала удивляться и охать-ахать. Счесанные об асфальт коленки, рваные джинсы, синяки и ссадины. Келли любопытна и часто впутывается в неприятности. Она дружит с мальчишками и любит гонять на скейте. Её любимый фильм - Чужой, хотя Джон Уик тоже ничего, а лучшая игра в мире это Старкрафт.
Жизнь Келли хороша, хотя в последнее время она слшком много есть. Родители говорят что это нормально. Келли ты же просто растешь. Но Келли уже устала от постоянного чувства голода, что застилает глаза и не дает уснуть. Келли хочет мяса, постоянно, сырого ещё теплого от живого тепла мяса. Она почти чувствует его вкус, почти слышит  чужое сердцебиение и пульсацию крови в жилах. Келли страшно.
Келли кажется, что за ней следят. Этот странный мужчина, она точно видит его не первый раз. Она боится его на каком-то подсознательном уровне, ей хочеться убежать, но вместо этого она лишь закрывает глаза в надежде что он исчезнет. Ведь Келли не из тех кто убегает от собственных страхов.
Келли страшно. Мама говорит ей спрятаться на чердаке. Тот мужчина, он ворвался в их дом. Она слышала как отец захлебывался кровью пока умирал. Келли не прячется на чердаке, она бежит в подвал и не веря в происходящее размазывает слезы по  лицу. Где-то там внизу плачет давясь последними вздохами её мама. Келли знает что этот мужчина ищет её. Она прижимает черные уши к голове и крохотным лисенком ныряет в витиляционный люк, что бы спрятаться в нём.
Келли приходит в себя от прикосновения чужих рук. Какая-то женщина держит её за шкирку и пристально рассматривает медленно втягивая воздух вокруг. От женщины пахнет джином и сигаретами. Келли недовольно фыркает и пытается выкрутится. Женщина лишь усмехается и сажает лисенка в свою просторную сумку. Сиди  здесь дурочка.
Теперь Келли знает что это женщину зовут Элисон. Элисон рассказала ей много удивительных и пугающих вещей. Что-то про  какую-то вечно голодную лису из древней Греции, что-то про собак, про существ и охотников. Келли плохо понимает все это, но верит, вынуждена верить. Ведь теперь у неё больше никого нет.
Собственно Лиса Патрикеевна в поисках крохотной, но опасной лисички, которую возьмет под свой бочек и будет заботиться как о родной доченьке.

говоря проще

Если пересказывать историю персонажа в кратце и человеческим языком, то девочка Келли является существом, (той самой Тевмесской лисицей), за которой по легенде охотится пес, посланы богами (тот  самый мужчина, о котором говориться в тексте выше). Пес этот с виду адекватный и нормальный мужик, легенда уже осознавшая себя, вот только одержимый поисками лисицы, за которой призван охотится. И собственно охотится ему приходиться на вот такую милую девчулю. В поисках этой девчули он убивает её родителей, но так и не находит её саму, а у неё от стресса впервые в жизни на полную катушку прорезается сущность легенды.
В таком вот лисьем виде её и находит мой персонаж, который должен по идее расследовать дело об убийстве родителей Келли и как охотник найти и пристрелить больную псину. Но сердце Патрикеевны трескаеться при виде брошеного дитя и она её забирает себе, помогая осваиваться в звериной шкуре и заодно оберегает от всяких подозрительных лиц.
Комплектом к Лисе Патрикеевне идет Вий, который так же обещаеться Келли холить и лелеять, любить как родную и вообще всяческ баловать, пока горе приемная мамаша шариться по помойкам в поисках того, кто обидел её доченьку.

▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼
FOR YOU
▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲

Келли умная девочка и опасная легенда, которая только только начинает осваиваться в новом для себя мире и которую преследует одержимый её убийством мужик. Она потеряла родителей и тут же обрела новую, очень странную семью в которой ей ещё только только предстоит прижиться.
Все что написано выше менябельно более чем. Внешность, имя, детали истории да и сама история, все это обсуждаемо и менябельно, указано лишь для того, что бы вам было проще сориентироваться в заявке. На внешности не настаиваю, хотя она на мой взгляд безумно хороша, прошу лишь оставить Келли все тем же рыжим дьяволенком. Фамилия и имя полностью менябельны, но мне бы хотелось что бы в ней была хоть капля шотландской крови.
Я эту крошку жду от слова очень, любить буду нежно, но горячо. Однако это не значит что я привязываю вас к себе и буду водить за ручку. У нас тут много классных ребят-жиребят, которые точно будут рады вас заиграть. От себя обещаю внимание, игру и заботу. От вас жду желание развивать персонажа, интерес к истории и стабильность.
Зовите меня для начала в гостевой, а там выдам любой удобный для вас меседжер.
 

пример поста

онкая струйка дыма витиевато поднимается вверх, от почти докуренной сигареты куда-то в небо, только лишь для того, что бы в итоге раствориться в сумерках Эдинбурга. Она делает последнюю затяжку и тушит окурок об край урны. Окурок, сопротивляясь, искриться, но смиряется с судьбой и уже через секунду, щелчком пальцев отправляется в жерло помойного монстра. Элисон выдыхает, стряхивает с рукава пальто одной ей ведомый мусор и толкает тяжелую деревянную дверь, выпуская в прохладный вечер душную, плотную и шумную атмосферу бара. Она частенько бывает в подобных заведениях, но точно не в этом. На её скромный вкус здесь слишком шумно, всегда много народа, персонал так и норовит сунуть нос в чужое дело, да и вообще местечко точно на любителя. Впрочем, любителей определённо было много, просто безобразно много. Она часто бывала в подобных местах вне работы, и почти никогда по делу. Раскрученный телевидением миф о том, что бар это самое удачное место для деловых переговоров, встреч с информаторами или тем более место где можно достать полезную для тела информацию так очевидно глуп что на него даже нет смысла злиться или обращать внимания. На самом деле в баре всегда слишком много глаз и ушей, слишком много лишних свидетелей. А ещё здесь есть алкоголь, и это главная причина по которой Элисон не решает рабочие моменты в барах. Бары расслабляют, а ей расслабляться точно нельзя.
Она оставляет пальто на вешалки у входа и присаживается за бар. Не углубляюсь в меню заказывает себе двойной макалан, зарекаясь что на сегодняшний вечер это точно её максимум. По крайней мере до тех пор, пока она не доберётся до дома. Дома будет уже проще. Дома ей не придется работать, по крайней мере ей хочется в это верить. Тощая барменша, улыбаясь, кивает и тут же переключает своё внимание на кого-то за спиной лисы. Это хорошо, внимание местного персонала это то, что нужно ей в последнюю очередь, хотя она не исключает что и с этой привилегированной кастой ей в итоге все равно придётся пообщаться. Не то что бы Элисон сомневалась в репутации заведения, ведь то, что было в Бешеных псах, остаётся в Бешеных псах, но лишний раз демонстрировать свою заинтересованность в осведомленности хозяев ей точно не хотелось. В барах всегда слишком много глаз и ушей. Обычно она не ведет дел в барах, это глупо. Но сегодняшний вечер исключение, она очень надеется что не совершает действительно серьезную глупость. Сегодня ей нужно встретиться с информатором, с тем самым невротичным парнишкой у которого так раздражающе дергается глаз. Что поделать, если ты долго сидишь на стимуляторах и метамфитаминах дёргающийся глаз это лучшее чем ты можешь отделаться. Элисон знает об этом слишком хорошо и слишком много. Невротик не знает что она существо. Тем более не знает что она охотник. Он вообще уверен, что она все ещё копается в чужом белье прикрываясь корочкой частного детектива. Они оба от этого только выигрывают. Парнишке не приходиться ссаться по углам при виде грозного существа или охотника (нужное подчеркнуть), а ей не приходиться оформлять несчастного как официального информатора подразделения. Вся эта бумажная волокита только утомляет, а брать на себя ответственность за того, кто начал предоставлять ей информацию всего лишь в обмен на адреса барыг у которых подешевле совсем не в её стиле. Ответственность за других давно уже не в её стиле. Паршивец задерживается, Элисон это не нравиться. Ей вообще не нравиться все, что происходит не по сценарию. Она едва касается губами виски, стараясь концентрироваться лишь на его запахе, однако смрад толпы все равно раздражает сознание. Женщина оглядывается по сторонам в надежде наконец-то уже найти несчастного невротика хотя бы взглядом, но находит совсем не то что искала.
Все что ей остаётся это тихо, но грязно выругаться. Назначить встречу в баре было действительно плохой идеей. Все что ей теперь остается, это надеяться, что слишком старый знакомый её не заметил.

Отредактировано Owl (2018-08-23 01:48:46)

0

8


https://78.media.tumblr.com/tumblr_m7nbs9EMGR1qmti6wo2_r1_500.gif
Christian Camargo

► Имя Фамилия: Доктор Хенк МакКой | Dr. Hank McCoy
► Возраст: от 37
►Трудоустройство: в прошлом врач-хирург, ныне охотник Дал Риады

► Вид: человек/непробудившееся существо
► Легенда: -

► Способности

опытный врач, льстец, на дуде игрец и вообще все что сочтете нужным

▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼
YOUR HISTORY
▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲

Генри. Милый Генри.
Потомственный врач, выходец из семьи хирурга и терапевта. Он хороший мальчик. Примерный сын, гордость родителей и школы.  У него по3актически нет друзей, а те что есть общаются с ним скорее по инерции, нежели из стмпатии. Аутсайдеры у которых нет иного выбора. Но Генри это не волнупт. Ему в общем-то все равно.
Выпускник Генри.
Он оканчивает школу с отличием. С легкостью поступает в институт смело ступая по проторенной родителями дорожке. Династия врачей, звучит действительно хорошо. И вдобавок ко всему ему это действительно нравится. Врачебное ремесло это то, что позводяет ему быть близко к смерти, смотреть ей в глаза и не отворачиваться.
Доктор Генри.
Он дипломировпнный специалист, опытный, один из лучших в своей профессии. Он обеспечен более чем, но быт его аскетичен, а развлечения скупы. Личная жизнь оставляет желать лучшего, друзья стороняться, а родители держат дистаннцию. Генри не одиноко, но скучно.  Он чувствует страсть, чувствует жгучее желание что-то делать, но кажется он уже уперся в потолок.
Охотник Генри.
Он узнает о существах вместе со всем миром и это переворачивает его мир. Вся эта наука летит к чертовой матери. Он хочет трогать их, изучать, хгать о них все. Он пробует себя в качестве специалиста в исследовательском центре. Но этого слишком мало. Их методы слишком скучны и гуманны. Ему нужно больше. Тогда Генри обращается к охотникам Дал Риады. По сути, они простые наемники, лишенные четких правил. Это то, что ему подходит. Это то, что он ищет.
Ему снова скучно. Быт Дал Риады быстро приедается и даже здесь он не получает искомого. Он определенно продвинулся в своих трудах. Эти дураки особо не следят за процессами утилизации мертвых существ, так что большинство трупов он исполосовал вдоль и поперек. Но этого мало. Ему попадаются лишь единичные экземпляры. Этого мало.
Так удачно на горизонте появилась Сиера. Сотрудничество с ними принесло свои определенные плоды, пусть и весьма за дорогую плату.

▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼
FOR YOU
▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲

Я надеюсь вы уже догадались что я ищу парня, одержимого наукой, изучением существ и готового ради этого на все. Парня, который формально придерживается охотников, но за их спиной вершит преступления Сиеры.
Собственно все в заявке обсуждаемо, имя, внешность, история, можете менять абсолютно все. Ваш комфорт на первом месте. От вас жду инициативности, желания играть, хотя бы минимальную активность и самостоятельность. Я вас без игры не оставлю, заботится о вас буду, но водить за ручку это вот мимо.
От себя обещаю игру, сюжет, отдаваться в жертвы, любовь, заботу и вот это вот все.

пример поста

Чейс никогда не разделяла нездоровое английское патриотическое чувство долга. И тем более не разделяла Шотландского одержимого патриотизма. Любовь к родине или к месту жительства далеко не самое приятное ощущение когда живешь больше тысячи лет.  Её как бы родной Вавилон на самом деле был той ещё помойкой, так себе прогрессивный город по современным меркам, ни канализации, ни социального жилья, ни вай-фая в общественных местах. Зато общедоступная любовь. На вкус Чейс так себе альтернатива интернету, хотя некоторым нравиться и по сей день. Так вот, Эдинбург ей в общем-то нравился, тихий, не особо приметный. Лишенный какой либо суеты и мельтешения. Суета больший городов утомляла, а в её возрасте уже давно пора перебираться в местечко потише. Настолько потише, что скорее всего это должно быть кладбище. Эдинбургу до погоста было ещё далековато, но Чейс это пока что вполне устраивало.  Да, устраивало, это пожалуй самое подходящее слово. Любви между этим обрюзгшим шотландцем и уставшей от жизни шлюхи не было и навряд ли когда-нибудь будет. Хотя чего уж, это касалось всей Великобритании. Если с отдающей провинциальностью Шотландией у неё была хотя бы симпатия, то холодная сука Великобритания страдала лишь взаимным безразличием. Видимо по этому ездить Чейс предпочитала на немце. Ну в смысле на машине немецкого происхождения (на немцах она в своё время тоже "поездить" успела, но сейчас речь совсем не об этом).
Холеный черный мерседес W140. Красавец родом из глухих 90-х, не сказать, что бы ей в след завистливо сворачивали головы местные мальчишки, или вообще хоть кто-нибудь, но в общем-то Чейс машина устраивала. Ровно настолько, насколько может устраивать хрупкую девушку здоровенная неповоротливая морально устаревшая баржа. Баржа доставшаяся ей практически бесплатно, за... назовем это красивые глаза. Водила она её не то что бы с отчаянным удовольствием, но не без энтузиазма. Энтузиазм особенно бросался в глаза в вечера на вроде сегодняшнего. Дождь шел практически с самого утра, судя по тому, что иногда ливень перебивался на мелкую морось, просто висящую в воздухе, кто-то таки пытался принести в жертву богам девственниц, но то ли богов попутали, то ли с девственницами было не все в порядке, все безуспешно. 
Она выжимает сцепление, дергает коробку передач, переходя уже на пятую и отпускает сцепление. Не так плавно как хотелось бы, но этого вполне хватает что бы машина не начала ей в очередной раз намекать на необходимость все же сдать на права, а заодно и пересесть на трамвай. Приятные успехи, хм, может ей и вправду стоит почаще выезжать в эту часть города? Движение тут потише, да и народу поменьше... Где-то на соседнем сидении начинает звонить телефон. Скорее всего это Тейт, волнуется где её черти носят, сам небось уже даже ужин приготовил.
Найти телефон так и не удаётся, как и не удается вовремя заметить мужской силуэт перед собственной машиной. Все что успевает девушка, это вжать в пол тормоза и вывернуть руль в сторону, что бы в итоге вылететь на слава богу пустую встречку.
Почти минуту она просто молча сидит в машине, вслушивается в нервно барабанящий дождь, недовольное урчание мотора и к собственному ужасу не слышит никаких посторонних звуков. Ладно, надо наверно что-то делать? Смыться с места происшествия? Слишком чревато последствиями. Значит надо хотя бы выйти из машины и посмотреть что там вообще произошло. На самом-то деле, может это просто галлюцинации? Ччерт, галлюцинации это было бы просто прекрасно. Медленно поворачивает ключ глуша мотор, так же медленно открывает дверь и неловко, на еле гнущихся ногах выходит из машины. Вроде все спокойно. Конечно все спокойно, вот оно спокойствие, лежит на асфальте, никого не трогает, даже не кряхтит и не стонет от боли. К сожалению. Чейс мягко прощупывает пульс. Вроде есть. А может и нет, медсестра из неё честно говоря весьма и весьма так себе. Что делать? Вызывать скорую? Они конечно приедут, помогут и тут же вызовут полицию, после чего её обязательно повезут в участок и... Чейс уже расписала себе жуткий тюремный быт, навряд ли у неё получиться стать чьей нибудь мамкой. Но бросать мужика тоже как-то совсем не хочется, как бы сказала Магда "нельзя такой грех на душу брать". Ну раз на душу нельзя, то придется взять в салон. Открыв дверь заднего ряда Чес поначалу честно пытается быть аккуратной, естественно не получается. Проволочив пострадавшего по земле, пару раз чуть не уронив головушкой об асфальт и совершенно случайно знатно приложив темечком о дверь ей таки удается  затолкать бессознательное тело в салон. Ну вот, теперь можно даже ехать, а куда уж, в ближайшую больницу или морг она решит как нибудь по дороге.

0

9

неактуально


https://78.media.tumblr.com/f3f668905d33e1613c26920ada93364e/tumblr_mp79uxwEEP1s3flayo1_500.gif
Ewan McGregor

► Имя Фамилия: Оливер МакМилан
► Возраст: лет 300 +/-
►Трудоустройство: Аферист

► Вид: существо
► Легенда: лис Ренар

► Способности

хитрожопость, харизма, наглость

▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼
YOUR HISTORY
▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲

- я тебя ещё увижу?
- конечно нет.

Выходец из равнинных кланов старушки Шотландии Оливер всегда бы парнем не пальцем деланным. Семья его торговала табаком, все всегда были одеты, обуты, сыты, довольны и только Олли не знал покоя. Шило в одном не безызвестном месте так и подталкивало его вляпаться в какие-то неприятности. ТО залезет куда не надо, то возьмет то что нельзя, то девчонок соседских за косы подёргает, то с братьями подерется. Ребенок из разряда ни минуты покоя. Олли рос и вместе с ним росли и неприятности да беды в которые он втягивал свою семью. В какой-то момент все зашло слишком далеко и дабы не быть упрятанным за решетку в сырую темницу парень вынужден просто напросто дать деру с родного села. Так и начались его злоключения.
      Выживать на чужбине очень уж хотелось, так что юноша то воровал, то обманывал, то хитрил да подзуживал. Мотая себе на ус простую истину - любой заработок хорош, кроме законного. Не то что бы умный, но до отвратительного хитрожопый Олли ил себе припеваючи, и где-то в этот момент в нем проснулся Ренар. Впрочем, особых проблем парню этого не доставило, он быстро освоился с новым Я, получил +10 к харизме да наглости и продолжил в том же темпе, постепенно набирая обороты.
Где-то в этот момент Ренар сталкивается с Патрикеевной. Оба понятия не имеют о том, что перед ним не просто легенда, так ещё и в каком-то смысле иностранный собрат. И тут же начинается аттракцион "вот у вора шапку украл". Длиться это все около года, года за который оба, как им казалось, успели изучить друг друга вдоль и поперек и настолько врасти в жизнь оппонента, что уже просто не прилично. В итоге при совершенно случайных и идиотских обстоятельствах (не знаю, за кур на баразе подрались) карты вскрываются, и Ренар понимает что перед ним Патрикеевна. Постепенно обоюдная неприязнь перерастает в бурный, но короткий роман, который приводит к спешному браку. Брак длился не долго. Индивидуалисты и эгоисты оба пытались тянуть одеяло на себя, тем самым лишь травмируя и себя и друг друга, кончилось все пьянством, драками, изменами и в итоге они просто молча разбежались и не видели друг друга лет так сто, если не больше.
      Представьте же выражение морды Ренара, когда спустя столько лет, вернувшись в родную Шотландию он понимает, что по следу одного из его преступлений идет его бывшая жена? Да уж, ситуация так себе, тем более что пару раз, он даже почти попал в капкан, то ли помогла прокачанная удача, а то ли Патрикеевна чего намудрила. Черт его разберёт. Ещё чуднее его морда становится когда Алиса приходит к нему за помощью. Спустя столько лет все что у них осталось это теплые воспоминания и горькое сожаление об ошибках прошлого, но сделанного не вернешь, по крайней мере сейчас в друг друге лисы находят внезапную подмогу, опору и, что куда важнее, доверие.

▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼
FOR YOU
▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲

Очень жду бывшего не бывшего мужа. Игрой обеспечу, проволоку как по флешбекам так и по реал-тайму. Человек я сговорчивый, терпеливый и вообще та ещё плюшка. Если что согласна на смену внешности/имени и вообще практически все в персонаже меняемо и обсуждаемо, вы главное не бойтесь спрашивать меня и дергать по поводу и без. Ваш комфорт для меня первостепенен. Помню что все мы люди и у всех есть реал, так что 1-3 поста в неделю (если будет меньше или больше я не расстроюсь), мне вполне хватит, сама вам тоже особо третировать не буду.
Смело зовите меня в гостевой и я унесу вас в любой удобный для вас меседжер.

пример поста

Тонкая струйка дыма витиевато поднимается вверх, от почти докуренной сигареты куда-то в небо, только лишь для того, что бы в итоге раствориться в сумерках Эдинбурга. Она делает последнюю затяжку и тушит окурок об край урны. Окурок, сопротивляясь, искриться, но смиряется с судьбой и уже через секунду, щелчком пальцев отправляется в жерло помойного монстра. Элисон выдыхает, стряхивает с рукава пальто одной ей ведомый мусор и толкает тяжелую деревянную дверь, выпуская в прохладный вечер душную, плотную и шумную атмосферу бара. Она частенько бывает в подобных заведениях, но точно не в этом. На её скромный вкус здесь слишком шумно, всегда много народа, персонал так и норовит сунуть нос в чужое дело, да и вообще местечко точно на любителя. Впрочем, любителей определённо было много, просто безобразно много. Она часто бывала в подобных местах вне работы, и почти никогда по делу. Раскрученный телевидением миф о том, что бар это самое удачное место для деловых переговоров, встреч с информаторами или тем более место где можно достать полезную для тела информацию так очевидно глуп что на него даже нет смысла злиться или обращать внимания. На самом деле в баре всегда слишком много глаз и ушей, слишком много лишних свидетелей. А ещё здесь есть алкоголь, и это главная причина по которой Элисон не решает рабочие моменты в барах. Бары расслабляют, а ей расслабляться точно нельзя.
Она оставляет пальто на вешалки у входа и присаживается за бар. Не углубляюсь в меню заказывает себе двойной макалан, зарекаясь что на сегодняшний вечер это точно её максимум. По крайней мере до тех пор, пока она не доберётся до дома. Дома будет уже проще. Дома ей не придется работать, по крайней мере ей хочется в это верить. Тощая барменша, улыбаясь, кивает и тут же переключает своё внимание на кого-то за спиной лисы. Это хорошо, внимание местного персонала это то, что нужно ей в последнюю очередь, хотя она не исключает что и с этой привилегированной кастой ей в итоге все равно придётся пообщаться. Не то что бы Элисон сомневалась в репутации заведения, ведь то, что было в Бешеных псах, остаётся в Бешеных псах, но лишний раз демонстрировать свою заинтересованность в осведомленности хозяев ей точно не хотелось. В барах всегда слишком много глаз и ушей. Обычно она не ведет дел в барах, это глупо. Но сегодняшний вечер исключение, она очень надеется что не совершает действительно серьезную глупость. Сегодня ей нужно встретиться с информатором, с тем самым невротичным парнишкой у которого так раздражающе дергается глаз. Что поделать, если ты долго сидишь на стимуляторах и метамфитаминах дёргающийся глаз это лучшее чем ты можешь отделаться. Элисон знает об этом слишком хорошо и слишком много. Невротик не знает что она существо. Тем более не знает что она охотник. Он вообще уверен, что она все ещё копается в чужом белье прикрываясь корочкой частного детектива. Они оба от этого только выигрывают. Парнишке не приходиться ссаться по углам при виде грозного существа или охотника (нужное подчеркнуть), а ей не приходиться оформлять несчастного как официального информатора подразделения. Вся эта бумажная волокита только утомляет, а брать на себя ответственность за того, кто начал предоставлять ей информацию всего лишь в обмен на адреса барыг у которых подешевле совсем не в её стиле. Ответственность за других давно уже не в её стиле. Паршивец задерживается, Элисон это не нравиться. Ей вообще не нравиться все, что происходит не по сценарию. Она едва касается губами виски, стараясь концентрироваться лишь на его запахе, однако смрад толпы все равно раздражает сознание. Женщина оглядывается по сторонам в надежде наконец-то уже найти несчастного невротика хотя бы взглядом, но находит совсем не то что искала.
Все что ей остаётся это тихо, но грязно выругаться. Назначить встречу в баре было действительно плохой идеей. Все что ей теперь остается, это надеяться, что слишком старый знакомый её не заметил.

Отредактировано Owl (2018-08-23 01:48:31)

0

10


http://funkyimg.com/i/2Bxo7.jpg
Lara Pulver

► Имя Фамилия: Марина Фабиан, раньше звали иначе (Marina Fabian)
► Возраст: 37
►Трудоустройство: владелица небольшого ресторанчика, возможно сотрудничество с Нацией Легенд

► Вид: существо
► Легенда: ламия

► Способности

*легендарная форма: верхняя часть тела женская, нижняя змеиная (характер тоже змеиный)
*умеет завораживать и очаровывать (а потом высасывать жизненную энергию и оставаться за счет неё молодой, красивой и здоровой)
*считает детей очень вкусными
*может заснуть только вынув свои глаза из глазниц (зрелище не для слабонервных)

▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼
YOUR HISTORY
▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲

Ламия, персонаж древнегреческой мифологии. Дочь Посейдона, чудовище. Некогда Ламия была царицей Ливии, возлюбленной Зевса и родила от него детей.  Гера из ревности убила их и лишила возлюбленную верховного бога Зевса сна. Ламия была вынуждена укрыться в пещере и по велению Геры превратилась в кровавое чудовище, похищавшее и пожиравшее чужих детей.
Так как Гера лишила ее сна, Ламия неустанно бродила по ночам. Сжалившийся над ней Зевс даровал ей возможность вынимать свои глаза, чтобы заснуть, и лишь тогда она могла стать безвредной.

Рожай борщи, вари детей (с)
Когда-то Марина была обычной девушкой, без амбиций, не стремящейся к карьере и считающей своим призванием растить детей, заниматься домашним хозяйством и окружать своего мужа любовью. Так всё и было - не считая детей. Молодая семья все никак не могла решиться на этот шаг, но в один прекрасный момент всё вышло случайно. Будущие отец и мать были этому только рады, но счастливой истории не получилось.
Долгожданный ребенок родился мёртвым - именно эта трагедия заставила Марину осознать себя как существо. И полностью изменить свою жизнь. Это, конечно, мягко сказано - на почве произошедших с ней потрясений девушка немного сошла с ума. А как не сойти, когда в душе ты чудовище, необоснованно жаждущее крови и мести, а еще обнаружившее в себе способности к очарованию и подчинению себе мужчин и женщин? Раньше Марина страдала от комплексов и не считала себя красавицей, да и по характеру была скорее серой мышкой - теперь всё стало иначе. Кстати, основания для мести в результате все же нашлись -  позже выяснилось, что у мужа всё это время была любовница, которая уже давно от него залетела и родила милого малыша...
Всё, что случилось тогда, Марина никогда ни с кем не обсуждает, но вспоминает с горькой, но довольной улыбкой. В Эдинбурге у нее другая жизнь, другое имя, богатые поклонники и свой бизнес - небольшой миленький ресторанчик. Она всегда любила готовить, а руководить ей нравится еще больше. После того, как существа вышли из тени, Марина быстро поняла, чью сторону принимает - свою собственную, как всегда. Но, при этом, ей не очень-то жалко людей, а потому методы Нации Легенд ей импонируют. А что? Это весело. Еще женщина обнаружила, что кроме неё в этом городе не так уж мало любителей человечинки, а это отличный способ заработать. Так что, для особых клиентов в меню её ресторана есть "кое-что еще".
Впрочем, на ваше усмотрение Марина может быть и не абсолютно злой, а колеблющейся между злом и добром, не в состоянии сделать выбор. Так или иначе, характер у нее стервозный и капризный, женщин она считает соперницами и не против строить им козни при первой же возможности, а мамочки, сюсюкающие со своими детишками, и вовсе вызывают у нее отвращение. Кого Марина действительно любит, так это змей, которых у неё дома как минимум две (не считая её самой).
__
Знакомство с Фредериком было сначала исключительно деловым (у меня мясо, у вас ресторан, всё такое), но долго говорить с женщиной, не пытаясь перевести общение в горизонтальную плоскость Фредерик умеет с трудом. Марина же решила повестись на предложение поехать в загородный дом и посмотреть на коллекцию лютневой музыки 16ого века по двум причинам - 1. Поживиться жизненной силой очередного любовничка 2. Мужчина сильно выбесил её своими агрессивными высказываниями в адрес существ, а потому убить его совсем не было жалко. Только, вот незадача...в тот момент, когда ламия приняла свою очаровательную форму и почти приступила к процессу, Фредерик тоже открылся с очень неожиданной стороны, оказавшись монстром не менее впечатляющим. Корче говоря, после того "вечера любви" дому Девиса потребовался капитальный ремонт, а на Марину он в этом самом смысле больше не глядел. Фредерик вообще предпочитет женщин глупеньких и слабеньких, а Марина умная и хищная и в легендарной форме страшная как тысяча чертей, так что абсолютно точно не в его вкусе. Тем не менее, сотрудничать с ней Девис не отказался и даже рад был тому что нашел такую вот греческую родственную душу. Марина же может, наоборот, именно после этого события заинтересоваться Фредериком, беситься отсутствию взаимности и даже угрохать одну-двух десяток его любовниц (но только нпц-шных!), а потом махнуть рукой и переключиться на какую-нибудь новую цель. Мир, гармония, взаимопонимание...Но новая проблема возникнет тогда, когда Девис узнает о том, что Марина продает особым клиентам блюда из человечинки (а она, скорее всего, еще и захочет использовать его как поставщика этого продукта). Что будет дальше и в чью сторону разрешится конфликт - покажет игра.

▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼
FOR YOU
▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲


Заявка не в пару, но тем не менее отношения планируются веселые и разнообразные, так что скучать не придется. Марине могут прийтись по духу методы Нации Легенд, в то время как Фредерик будет тянуть её в другую сторону и собирать вокруг себя команду существ, настроенных на точечное устранение угроз для мира существ, а не геноцид всех людей. Мне интересно увидеть на практике, чем этот спор обернется. Можем стать командой, а можем злейшими врагами. В любом случае, как игрока я буду вас любить и если надо помогать с идеями. Абсолютно точно интересует игрок, нацеленный не на игру тет-а-тет, а желающий развивать персонажа, участвовать в сюжете и тд. Я сам относительно слоупок с большим количеством эпизодов, имейте это ввиду (но без внимания не брошу, конечно.) Биография, имя, внешность - все подлежит редактированию, изменению, дополнению, лишь бы суть осталась.
Приходите, у нас весело.

пример поста

-Oh, the weather outside is frightful
But the fire is so delightful...

Чертова рождественская музыка. Она не меняется из года в год - а может, просто слиплась в один большой снежный ком, потому что все мелодии похожи друг на друга. Фредерик с трудом понимает, как это может нравится кому-то, кроме несмышленых детей, чья жизнь легка и наивна, а мотив просто пока не успевает надоесть. Но потом ты взрослеешь, понимаешь, что настоящего Санта-Клауса нет - есть лишь сосед-алкоголик, которому дали шанс заработать на рождественскую бутылку бурбона, актер в торговом центре, которому не доверили роль Гамлета, и еще множество таких вот дешевых подделок. А что касательно песен - они достаточно быстро набивают оскомину. Становятся символом всей этой лжи, приторным сахаром, который заливают в глаза и уши, а у тебя от этого действа тут же развивается особый сорт диабета.
-And since we've no place to go,
Let It Snow! Let It Snow! Let It Snow!

Безудержный рождественский позитив застает врасплох даже здесь. В помещении, куда, для соответствия санитарным нормам, не должна проникать ни одна зараза, и всё же...Кто- то где-то включил эту треклятую песенку, и еле уловимый мотивчик чуткому слуху мантикоры слышно даже через мычанье скота, даже через хруст разламываемых ребер. А может, мерещится. Вполне может мерещиться.

Даже скотобойню украшают к празднику - об этом Фредерик думает, снимая рабочий комбинезон, пропахший кровью. Даже выходя из здания, даже оставляя позади место проведения циничных коммерческих экзекуций (игриво украшенное мигающими огоньками, к счастью, хотя бы весьма скромно) чувствуешь этот запах. Даже заходя в автобус, даже выгружаясь из него поближе к центру и пройдя километра два-три пешком, чувствуешь запах крови и сырого мяса. Ужасный запах, от которого постоянно хочется жрать.
В плохо освещенной подворотне Фредерик прислоняется к стене и расстегивает рюкзак - в нем сверток с увесистым куском сырого мяса. Можно было бы, конечно, дойти до какой-нибудь бургерной или грилль-бара, но существо, живущее внутри грудной клетки, хочет жрать здесь и сейчас, хочет мяса, свежего, сырого, сочного. Оно бы с большим удовольствием набросилось на живое, приправленное соусом из горячей крови, но нельзя. Хозяин запретил.
Девис выпускает когти внутри пакета, быстро отрывает несколько крупных кусков мяса и закидывает в рот. Пока никто не видит, можно есть некрасиво и неприлично, чавкая и облизываясь. Хочется взять еще, но он останавливает себя - лучше оставить на потом. Лучше насладиться трапезой дома. А пока...
Он сам не знает, что толкает его на прогулку, да еще и в это время года, когда всё кругом дышит ненавистным ему праздником. Наверное, дело в монотонной работе, после которой сойдет любое разнообразие. Наверное, дело в желании хоть изредка бывать рядом с нормальными людьми и представлять себя таким же - простым человеком с простыми невзгодами и радостями. Смотреть вокруг себя и задумываться - а сможет ли он снова стать частью их мира? Найти друзей, приятелей, любимую женщину. Тех, кого будет мириться с его ужасным характером и находить в нём хорошее - глубоко зарытое, но не утерянное. И нужны ли они ему? В прошлый раз всё закончилось так паскудно, что ответ на этот вопрос напрашивается лишь отрицательный. Нет, к черту любые связи, дружеские и романтические - вполне сойдут случайные собеседники на один вечер, что украдут у тебя последнюю сигарету из пачки, да случайные девушки на одну ночь, что вытянут из бумажника несколько смятых купюр. Что ж, это вполне адекватная цена за то, без чего человеческой части Фредерика живется тяжело.

Со всех сторон льется надоедливая музыка, разбавленная голосами людей. Каким-то чудом Фреду удалось забрести в эпицентр праздничного настроения - на пышную рождественскую ярмарку, призывно мигающую огнями. Девис отзывается на приглашение лишь ради глинтвейна, хотя тонкий нюх прожорливой мантикоры уже чует запах жареного мяса и копченых колбас. Но всё же он направляется именно к ларьку с глинтвейном, прямо под боком у которого расположилась лавка с различными сладостями, к которым Девис по большей части равнодушен. Сладкий алкоголь - вот его максимум, а пряничные домики и леденцы оставьте детям.
В возникшей возле ларьков суматохе мужчина случайно пихает в спину какого-то брюнета и бурчит в ворот куртки невнятные извинения, хотя виноватым себя не чувствует, но так принято. Всё же Фред канадец, хоть и какой-то дефективный. Может, другой, нормальный, стереотипно вежливый канадец на его месте выдал бы поток извинений, но Фред ограничивается чем-то вроде «ээ, извиняй, чувак».  На лицо мужчины даже не смотрит, да и тому не до него - тут же направляется к ларьку и требует у продавца яблоко в карамели и шоколаде. Девис точно так же устремляется к своей заветной цели и, выстояв небольшую очередь, получает свою порцию пряного напитка, который согревает и улучшает настроение с первого же глотка.
Отойдя от ларька с глинтвейном, Фредерик снова видит того самого брюнета, с неподдельным удовольствием вгрызающегося в яблоко. Прямо как ребёнок, очутившийся на рождественском базарчике впервые. Что-то в его образе привлекает внимание - Фредерик хмурится, пытаясь понять, что именно, а потом его взгляд снова утыкается в облитое карамелью и темным шоколадом яблоко.
Яблоко.

В сознании вспышкой возникает образ. Просторная золотая клетка - просторная по меркам крупного попугая, но никак не человека. За блестящими прутьями сидит парень, согнувшись в три погибели - иначе просто не поместился бы. Взгляд пофигистично-равнодушный, даже слегка мечтательный (наверное, чем-то накачали), в руке - яблоко, которое он поедает с истинным блаженством и будто не замечает, что сидит, мать его, в птичьей клетке. Фредерик не успевает даже понять, одет ли парень или просто замотан в какую-то тряпку, но весь этот видок отдает какими-то нехорошими и незаконными извращениями, которых он не признает. Торговля оружием, наркотой, редкими зверьми - это всё еще куда не шло, но... человек? И зачем держать его в золотой птичьей клетке? Обычно ведь людей продают на органы, ну или там, в рабство, и это хоть аморально, но по крайней мере логично. Но...птичья клетка?


-Э-э, парень! Привет, ты это...
-никогда не бывал в рабстве у извращенца часом- никогда не бывал в Канаде? Ну то есть, лет десять назад, примерно.
Фредерик нелепо улыбается и делает еще один большой и шумный глоток вина. Да, этот чудаковатый действительно очень похож на того чудаковатого. Только вот выглядит слишком молодо. Тот пленник за десять лет должен был хоть немного измениться.

0

11

занят


http://funkyimg.com/i/2BBsY.gif http://funkyimg.com/i/2BBsX.gif
Mark Strong

► Имя Фамилия:Кайден Кроуфорд (Kaiden Crawford)
► Возраст: 400-500, на вид 54
►Трудоустройство: директор детского дома, специалист по работе с трудными детьми, автор нескольких сотен книг, член "Освобождения существ", историк, археолог и просто красавец

► Вид: существо
► Легенда: сфинкс

► Способности

*легендарная форма: лев с человеческой головой
*мудр, загадочен, очень слишком умён, обладает феноменальной памятью
*приобретенных за жизнь навыков так много, что если их перечислять, получится отдельная книга
*может убить просто силой своего занудства

▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼
YOUR HISTORY
▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲

У Кайдена длинная, непростая жизнь, множество имен, профессий и обличий. Не меняется одно - он всегда невероятно загадочен, говорит о себе не очень много, но иногда внезапно поражает знакомых совершенно невероятными байками, никак не вяжущимися с его  образом. О чем он никогда не говорит, так это о детстве, потому что оно было не просто сложным - оно было сущим кошмаром, из которого хотелось сбежать любым доступным способом. Жизнь сироты и сейчас штука не простая, а несколько сотен лет назад и подавно. А если ещё этот сирота с ранних лет осознал себя существом, и по началу плохо умел контролировать свою странную египетскую натуру...Тем не менее, Кайден каким-то чудом выжил, вырос смышленым юношей и поставил себе целью во чтобы то ни стало добраться до родины его легенды. Эта мечта помогала ему учиться, становиться сильнее и преодолевать трудности. И Кайден действительно добрался до Большого Сфинкса и посмотрел своему "предку" в глаза - именно эта встреча помогла полностью обрести гармонию со своей легендой. Кайден много лет уделил изучению истории и археологии, участвовал во многих экспедициях, "охотился" (в исключительно научном смысле) на других существ, изучал их и пытался разобраться в их природе. Не смотря на все трудности своей жизни, Кроуфорд никогда никому не желал зла и умудрялся из многих жутких ситуаций выходить не запятнав руки кровью. Бурная молодость закончилась лет в 200-250, когда Кроуфорд решил, что теперь можно и поделиться нажитыми знаниями, и стал активно выступать в роли преподавателя истории и автора множества книг и методических пособий. Еще спустя лет пятьдесят старость и сентиментальность окончательно его догнали, заставив чаще вспоминать о своем, к тому времени уже почти забытом, страшном детстве. Тогда Кайден загорелся новой мечтой и вскоре получил образование детского психолога, долгое время работал в детских домах и интернатах, а относительно недавно открыл свой собственный. К этому времени он уже крепко обосновался в Эдинбурге.
На данный момент Кайден - зарегистрированное существо и член Creatures Liberation. В его детском доме наравне существуют как обыкновенные дети, так и легенды, которых он учит взаимопониманию и толерантности. Более того, он охотно берёт трудных детей, от которых отказываются в других учреждениях. Кроуфорд всегда невозмутим и безэмоционален - те, кто плохо его знают, считают холодным и черствым, а некоторые подопечные даже считают страшным и пугающим, просто потому что он строг и скуп на эмоции. Те, кто знают его лучше или просто внимательнее наблюдают за ним, понимают, насколько Кайден добрый и любящий мужчина, готовый ради своих детей, своих друзей и даже незнакомых людей, нуждающихся в помощи, на огромные жертвы.  А еще он заядлый кошатник - "официальных" кошек у него три (сфинкс среди них тоже есть, конечно же), а сколько разных время от времени захаживает к нему в кабинет или лениво сопровождает во время прогулки, он и сам не знает. 

▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼
FOR YOU
▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲

1. жуткие львы с человеческими лицаминяшные котики должны держаться вместе 2. мне интересно посмотреть на взаимодействие "озлобленное параноидальное быдло" vs "мудрый интеллигент-пацифист". Определённо точно, отношения не вражеские, но раздражать друг друга они просто обязаны. Фредерик - грубостью, Каиден - занудством. Тем не менее, они оба за сосуществование легенд с людьми, просто методы у них разные. И может, у спокойного и бесстрашного сфинкса получится повлиять на мировоззрение ядовитой и весьма вредной мантикоры, но это будет непросто.
Конкретнее придумаем уже по ходу дела - я вижу наше знакомство на почве какой-нибудь детективной истории, связанной с пропажей детей. А может, вы когда-то принимали участие в ловле кровожадной мантикоры в канадских лесах и будете очень удивлены встретить её в Эдинбурге (ну хоть притворитесь удивленным, а).
Жду игрока, заинтересованного не в игре тет-а-тет, а самостоятельном развитии персонажа, но, конечно, не оставлю вас без внимания. В биографии много пробелов, которые вы вольны заполнять на своё усмотрение. Какие-то нюансы написанного выше тоже можно менять, как и имя. Внешность хотелось бы оставить.)

бонус

https://orig00.deviantart.net/c2d7/f/2015/062/1/7/merlin_by_ananovik-d8k8jjp.jpg
(с) ananovik

Приходите!

пример поста

-Oh, the weather outside is frightful
But the fire is so delightful...

Чертова рождественская музыка. Она не меняется из года в год - а может, просто слиплась в один большой снежный ком, потому что все мелодии похожи друг на друга. Фредерик с трудом понимает, как это может нравится кому-то, кроме несмышленых детей, чья жизнь легка и наивна, а мотив просто пока не успевает надоесть. Но потом ты взрослеешь, понимаешь, что настоящего Санта-Клауса нет - есть лишь сосед-алкоголик, которому дали шанс заработать на рождественскую бутылку бурбона, актер в торговом центре, которому не доверили роль Гамлета, и еще множество таких вот дешевых подделок. А что касательно песен - они достаточно быстро набивают оскомину. Становятся символом всей этой лжи, приторным сахаром, который заливают в глаза и уши, а у тебя от этого действа тут же развивается особый сорт диабета.
-And since we've no place to go,
Let It Snow! Let It Snow! Let It Snow!

Безудержный рождественский позитив застает врасплох даже здесь. В помещении, куда, для соответствия санитарным нормам, не должна проникать ни одна зараза, и всё же...Кто- то где-то включил эту треклятую песенку, и еле уловимый мотивчик чуткому слуху мантикоры слышно даже через мычанье скота, даже через хруст разламываемых ребер. А может, мерещится. Вполне может мерещиться.

Даже скотобойню украшают к празднику - об этом Фредерик думает, снимая рабочий комбинезон, пропахший кровью. Даже выходя из здания, даже оставляя позади место проведения циничных коммерческих экзекуций (игриво украшенное мигающими огоньками, к счастью, хотя бы весьма скромно) чувствуешь этот запах. Даже заходя в автобус, даже выгружаясь из него поближе к центру и пройдя километра два-три пешком, чувствуешь запах крови и сырого мяса. Ужасный запах, от которого постоянно хочется жрать.
В плохо освещенной подворотне Фредерик прислоняется к стене и расстегивает рюкзак - в нем сверток с увесистым куском сырого мяса. Можно было бы, конечно, дойти до какой-нибудь бургерной или грилль-бара, но существо, живущее внутри грудной клетки, хочет жрать здесь и сейчас, хочет мяса, свежего, сырого, сочного. Оно бы с большим удовольствием набросилось на живое, приправленное соусом из горячей крови, но нельзя. Хозяин запретил.
Девис выпускает когти внутри пакета, быстро отрывает несколько крупных кусков мяса и закидывает в рот. Пока никто не видит, можно есть некрасиво и неприлично, чавкая и облизываясь. Хочется взять еще, но он останавливает себя - лучше оставить на потом. Лучше насладиться трапезой дома. А пока...
Он сам не знает, что толкает его на прогулку, да еще и в это время года, когда всё кругом дышит ненавистным ему праздником. Наверное, дело в монотонной работе, после которой сойдет любое разнообразие. Наверное, дело в желании хоть изредка бывать рядом с нормальными людьми и представлять себя таким же - простым человеком с простыми невзгодами и радостями. Смотреть вокруг себя и задумываться - а сможет ли он снова стать частью их мира? Найти друзей, приятелей, любимую женщину. Тех, кого будет мириться с его ужасным характером и находить в нём хорошее - глубоко зарытое, но не утерянное. И нужны ли они ему? В прошлый раз всё закончилось так паскудно, что ответ на этот вопрос напрашивается лишь отрицательный. Нет, к черту любые связи, дружеские и романтические - вполне сойдут случайные собеседники на один вечер, что украдут у тебя последнюю сигарету из пачки, да случайные девушки на одну ночь, что вытянут из бумажника несколько смятых купюр. Что ж, это вполне адекватная цена за то, без чего человеческой части Фредерика живется тяжело.

Со всех сторон льется надоедливая музыка, разбавленная голосами людей. Каким-то чудом Фреду удалось забрести в эпицентр праздничного настроения - на пышную рождественскую ярмарку, призывно мигающую огнями. Девис отзывается на приглашение лишь ради глинтвейна, хотя тонкий нюх прожорливой мантикоры уже чует запах жареного мяса и копченых колбас. Но всё же он направляется именно к ларьку с глинтвейном, прямо под боком у которого расположилась лавка с различными сладостями, к которым Девис по большей части равнодушен. Сладкий алкоголь - вот его максимум, а пряничные домики и леденцы оставьте детям.
В возникшей возле ларьков суматохе мужчина случайно пихает в спину какого-то брюнета и бурчит в ворот куртки невнятные извинения, хотя виноватым себя не чувствует, но так принято. Всё же Фред канадец, хоть и какой-то дефективный. Может, другой, нормальный, стереотипно вежливый канадец на его месте выдал бы поток извинений, но Фред ограничивается чем-то вроде «ээ, извиняй, чувак».  На лицо мужчины даже не смотрит, да и тому не до него - тут же направляется к ларьку и требует у продавца яблоко в карамели и шоколаде. Девис точно так же устремляется к своей заветной цели и, выстояв небольшую очередь, получает свою порцию пряного напитка, который согревает и улучшает настроение с первого же глотка.
Отойдя от ларька с глинтвейном, Фредерик снова видит того самого брюнета, с неподдельным удовольствием вгрызающегося в яблоко. Прямо как ребёнок, очутившийся на рождественском базарчике впервые. Что-то в его образе привлекает внимание - Фредерик хмурится, пытаясь понять, что именно, а потом его взгляд снова утыкается в облитое карамелью и темным шоколадом яблоко.
Яблоко.

В сознании вспышкой возникает образ. Просторная золотая клетка - просторная по меркам крупного попугая, но никак не человека. За блестящими прутьями сидит парень, согнувшись в три погибели - иначе просто не поместился бы. Взгляд пофигистично-равнодушный, даже слегка мечтательный (наверное, чем-то накачали), в руке - яблоко, которое он поедает с истинным блаженством и будто не замечает, что сидит, мать его, в птичьей клетке. Фредерик не успевает даже понять, одет ли парень или просто замотан в какую-то тряпку, но весь этот видок отдает какими-то нехорошими и незаконными извращениями, которых он не признает. Торговля оружием, наркотой, редкими зверьми - это всё еще куда не шло, но... человек? И зачем держать его в золотой птичьей клетке? Обычно ведь людей продают на органы, ну или там, в рабство, и это хоть аморально, но по крайней мере логично. Но...птичья клетка?


-Э-э, парень! Привет, ты это...
-никогда не бывал в рабстве у извращенца часом- никогда не бывал в Канаде? Ну то есть, лет десять назад, примерно.
Фредерик нелепо улыбается и делает еще один большой и шумный глоток вина. Да, этот чудаковатый действительно очень похож на того чудаковатого. Только вот выглядит слишком молодо. Тот пленник за десять лет должен был хоть немного измениться.

Отредактировано Owl (2018-10-02 19:20:20)

0

12

▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼
ЕЖЕМЕСЯЧНЫЙ ЦИТАТНИК
Выпуск №7
31.12.2017 - 30.01.2018

▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲

В глуши леса как раз нашлась времянка и судя по слою пыли, сгнившему дереву и следам диких животных вокруг дома, тут не ступала нога человека пару тройку десятков лет, а значит можно было не опасаться того, что кто-то может их найти.
Найти – это значит, убить.

Zoran Nikejic, Just don't kill Tyrion


Все произошло, как это бывает в книгах, подобных затянувшимся детективам, слишком уж быстро. Компания смялась, смешалась как старая карточная колода и среди старших на одного стало меньше. Гулко шлепнули волны о каменные лестницы, разбились и разошлись, и все снова стало тихо, и небо повисло молчаливыми тучами…

Zhou Sun Fei, Кошмар на нашей улице


Короче, в голове Насти было слишком много посторонних мыслей, которые беззастенчиво затыкали тихий внутренний голос, нашептывающий, что цыганским духом пахнет и вообще надо бы валить. И как можно быстрее! Желательно, не оглядываясь и подальше.

Stasy Rivers, 18 есть? а если найду?


Я не хочу в этом вариться, я этого даже касаться не хочу. Голод, мор и война - только в теории бравые всадники - приятно посмотреть, да страшно тронуть. По факту все это то еще болото.

Zacharias Azur, тучи сгущаются и приходят покойники


- Ебанный ад! Монтгомери?! - Вот так просто, "ебанный ад" и "Монтгомери", никаких "добрый вечер, господин прокурор", "что вы здесь делаете, господин покурор", голый и с подсвечником в руке, замахивающийся на вора (как он думал), мистер Дэвидсон встретил в своем доме представителя власти с его, Уилльяма, вазой в руках на пороге его же спальни, пока на заднем плане визжала чрезмерно громкая Марион.

Walter Shaw, whatever it takes


Единственным и самым приятным в этих стенах были мальчики. Все как на подбор – тоненькие, молоденькие, в белых рубашечках и черных бабочках. Мальчиков было не так уж много, но мальчики появлялись возле Сидни как раз в тот момент, когда она отнимала от губ пустой бокал. И тут оп!  - мальчик, пожелание приятного вечера и новый бокал игристого.

Sidney Yáng, на выставке Ван Гога я главный экспонат


- Ты понимаешь какое дело, братуха. Вот ты меня уважаешь, и я могу тебе это рассказать, - заплетающийся язык – не повод молчать, Вий доказывал это своим пока что живым примером, хотя не далёк час, когда алкогольная кома догонит и его, - впервые за долгое время я счастлив был, понимаешь? Бабу себе нормальную нашёл, значит, жениться на ней хочу, а тут влетает эта краля рыжая, что ведьма на метле. Я даже уверен, что кот у неё дома чёрный, подносит её коренья всякие, когда она над котелком своим колдует, и спит она в гробу, мертвячка проклятая.

Vinsent Moore, выбрось из головы


Горыныча он узнал, как и, пожалуй, еще парочку людей в своей жизни через Кощея. Видимо, они где-то накосячили, и судьба подкинула им друг друга.

Tyler Anderson, Особенности национальной рыбалки


Она выбрасывает сломанную сигарету в снег. Достает новую. Последнюю. Крутит в пальцах, словно думая, хочет ли оставить на завтра, дотерпеть до дома. Не помнит, есть ли что-то в ящике кухонной тумбы. Никогда нет еды, но всегда есть сигареты.
Рамона плоха в заполнении холодильника едой. Во рту слишком много членов, чтобы было желание п и т а т ь с я.

Ramona Graham, Invisible Wounds


Лихо бледнело, краснело и поджимало губы, но голову держало ровно. Оно чувствовало себя человеком, который вломился на тусовку к неонацистам и крикнул "Шалом!"

Tito Marić, Он мне писюн показывал


«Нет, мне надо наслаждаться тем, что моя жизнь идёт по пизде». Слова не были произнесены вслух, но грозили стать девизом всей жизни.

Thomas Mann, Haters gonna hate!


Обычно я храбрая девочка, гордый орел, который за словом в карман не полезет. Но Винсент пугал меня до чертиков, до дрожи в коленях и это, наверное, было одной из причин, по которой мы все еще были вместе. Потому что вместе с порочным всеобъемлющим страхом этот мужчина заставлял меня чувствовать все остальное – и все это было на самой возможной грани.

Mary Holden, Текила-любовь


Стю готовил какую-то лекцию в стиле «почему не надо ни на кого равняться», или «как важна индивидуальность», может быть, «как глупо пререкаться с преподавателем только потому, что он хорошенький», уже подбирал литературные примеры.

Stuart Hailey, Haters gonna hate!


Утром, как обычно, просыпаемся первыми мы с шиншиллой. Иногда, когда я смотрю в её глаза, мне кажется, что в ней засело какое-то ужасно могучее божество. Но потом я вспоминаю, что она может склеить ласты от того как я чихну и это наваждение сразу пропадает.

Oliver Campbell, legendary tempting


Магде не нужно было звание закадычной подружки Лейн, чтобы выступать в роли эксперта, она нутром чувствовала, какой стержень скрыт внутри тонкой барменши. Это сталь ножа, это фитиль динамита, острая игла смертельной инъекции, спусковой курок пистолета. Только пробей броню, только порадуйся тому, что ранил её, как она тебя уничтожит.

Magdalene Cryst, Успокой меня


Слишком увлеченный целью «заткнуть Фредди ты-прекрасный-певец-но-не-с-похмелья Меркьюри», Норман не заметил, что в комнате он был не один.

Newt Baker, Viva Las Vegas


Своей целью он выбрал Карибское море - притом выбрал чисто по наитию. Крутанул глобус, взял дротик, кинул... Первые четыре раза он успешно мазал мимо глобуса. Путешествие на письменный стол или в стену - дело, конечно, занимательное, но зрелого василиска недостойное.

Max Mahoney, Sand on your skin


Уточнять кто и когда посмел уронить грозного Вия, что он стал таким ранимым (читайте уроненным) она не стала. Так же как и спрашивать с каких пор он увлекается гаданием и с какими морями волнуется.

Alison Wood, Вот это встреча!


Макс совсем не удивился, когда увидел, что бывший любовник тоже ушел в отказ, мол, я не я и лошадь не моя. Поразило больше то, с каким видом он это провернул: обычно такой эмоциональный, а теперь взъерошенный от возмущения, Кенрой сейчас мог бы номинироваться на премию "Мистер самообладание-2017" и иметь все шансы на победу.

Max Mad, Преступление, наказание и замаливание грехов


Вот уж точно, опасаться следовало не тех, кто нашел в следующем далее за коридором помещении временный приют перед отъездом на уже постоянное последнее пристанище, а тех, по чьей вине произошло то, что произошло. Что если эти «кто-то» все еще здесь? Нет, не в замкнутом пространстве каменного мешка, соединяющего морг и «верхний этаж» бюро, а…

Martin Bertrand, It's all about business


Нужно было не открывать, не подавать никаких признаков жизни, и они бы подумали, что здесь все вымерли.

Etta Bishop, legendary tempting


Да, британец всегда был терпеливым. Он хотел бы унять мужчину и не слишком настойчиво пробует успокоить его (скорее, просто не бесить еще больше) тихо, осторожными движениями, как если бы уговаривал прекратить рычать испуганное животное, что смотрело бы на него из угла клетки.

Malcolm Montgomery, belong to me


Байер преимущественно этим и занимался – изучал генетические особенности легенд, включая то, что они различаются друг с другом. Сам факт лжи о существования «лекарства» вызывал грустную ухмылку – неужели кто-то правда рассчитывал на панацею? Равносильно мечтать о зелье, способном обратить тебя в какое-то животное, лишив всего человеческого начала.

Johann Bayer, Всего лишь маленький укольчик


Нежданный негаданный опрокидывает себя таблом в поверхность бара и начинает разводить сырость. Говорят, что слёзы женское оружие. Херня это все. Рыдающий мужчина вот это действительно страшно.

Chasey Lain, руки убери


Кто-то скажет, что он мог ошибиться. Что это не мог быть один и тот же человек. Мунин же знал, что так бывает. И что его память никогда - категорически никогда! - не подводила его.

Kevin Bradshaw, Любопытство сгубило кошку...


Отпуск был распланирован от и до. Две недели на кардоне вдали от цивилизации, людей, кругом птички, зайцы, лоси, а если пройти пару километров, можно и на баб голых, плещущихся в озере, полюбоваться. Главное – места знать надо.

Keith Boolman, He holds the gun


- Стой до последних сил, ты просто в экстазе от всего этого, - скомандовала она, прожевав кусок щеки горе-насильника (нет, вполне возможно, тот был более, чем преуспевающим, матерым и даже известным, хотя бы в определенных кругах, однако ж последняя его вылазка не увенчалась успехом, став фатальной ошибкой, так что приставка "горе" вполне заслужена и уместна).

Charlotte Kane, Let it die


Случись подобный инцидент еще лет десять назад, Гарри бы запаниковал.
Возможно, устроил бы показательную истерику на тему того, что он монстр и только что сожрал человека. И уж совершенно точно бы переживал, обвиняя во всем себя.
Сейчас он попросту тщательно вытирает губы рукавом рубашки, кровь почти не заметна на темно-синей  ткани, неторопливо отвечает на сообщение Бэллы в Фэйсбуке, убирает смартфон в карман, подхватывает с сиденья свой рюкзак и неторопливо выбирается из машины на не слишком ровный асфальт парковки.

Harry Moore, Здравствуй, папа, Новый год


-Пожалуйста, дорогой гость, всё ради тебя, - ответил Девис на благодарность, - Ты часом не русалка или какая-нибудь еще блядская рыба? Я уже грешным делом понадеялся, что ты там просто утонул.

Frederick Davis, Naked and afraid


Не могу сказать, что я жалела, когда ушла от моих сестер-мавок, постепенно забывая запах скошенной травы и упругости снопов сена, но помня наизусть песни и пляски, что повторяла снова и снова, даже оставшись наедине, когда на меня накатывала грусть.

Barbara Burke, иди сюда, сюда, согрей меня так


- Как видите, Сидни, я здесь, у Ваших ног, разве я могу теперь отказать, даже если это будет полка, - рассказывать дальше о том, что Доминик Уэлш никогда в жизни не притрагивался к домашним инструментам, он, конечно же, не стал.

Dominic Welsh, возлюби трофей свой


Вообще, конечно, это был странный парень. С виду безобидный, но все-таки поход к психиатру ему, наверное, не помешал бы: над кольцом он явно фетиширует, раз с такой скоростью припрятало его.

Christian Dewaere, stay away


«Что ты сказала, тварь? Ты не хочешь? А чего ты хочешь? Что тебе вообще нужно в этом мире? Что ты можешь ему дать, кроме своего "я не хочу", а?  Ведь чтобы что-то попросить, сначала нужно что-то отдать. А у тебя нечего отдавать. Ты ноль. Прыгай, Пташка, ты пустое место. Ты даже не успеешь почувствовать что-нибудь, потому что такие, как ты, не умеют чувствовать.»

Yasmin Mashal, тучи сгущаются и приходят покойники


Если бы Артуру давали по доллару за каждого обиженного им человека (или не особо человека), то он бы уже давно обогатился и открыл свое казино с блэк-джеком и темнокожими шлюхами, а не рассекал по славной унылой Шотландии в нелепом черном одеянии.

Arthur Kenroy, Побег из курятника


Выйти и объяснить, что вот, мол, я сотрудник Центра, хочу удостовериться, что вы легенда, возможно, незарегистрированная, и взять у вас образец для опытов? Или, еще лучше, признаться, что вот он тоже незарегистрированное существо, пытается выделить мутацию своего гена, и для этого ему нужны образцы схожих видов?

Aidan Kells, Blood(line)


Ей нужно слиться с городом, впитать в себя его энергию. Она боится засыпать сейчас, потому что в последний раз, когда она засыпала с болью, её сон продлился не одно столетие. Она больше не могла позволить себе такую спячку. Второй раз ей не догнать этот мир.

Agnes Wanlockhead, призрачная встречная


Не став дальше грузить вопросами “дворецкого”, Айзек отправился к видневшемуся пепелищу, там его уже поджидал напарник. Тот выглядел не в пример лучше дежурившего на входе констебля в том смысле, что явно выражал то как должен выглядеть человек в такую рань. Но, на самом деле, напарник находился в таком виде всё время, не важно как много он спал или как сильно устал — это Айзек понял чуть ли не в первый день знакомства с ним.

Isaac Roy, see no evil, hear no evil

0

13


http://s8.uploads.ru/9szGQ.jpg
Alicia Vikander

► Имя Фамилия: Выбирай Любое
► Возраст: 30-35 на вид
►Трудоустройство: шеф-повар ресторана, принадлежащего Малкольму Монтгомери

► Вид: существо
► Легенда: La Loba, женщина-волчица

► Способности

По легенде, La Loba – женщина, собирающая кости волков и возвращающая своей песней их к жизни. Может и сама обращаться в волка. Так что, мы говорим о шейпшифтинге и лечении и оживлении животных (но только обычных животных, не существ)

▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼
YOUR HISTORY
▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲

В ту ночь Айдану просто очень не везло с добычей, поэтому уже близко к рассвету оборотень и оказался так близко к людям, а ты с того дня больше не возвращаешься одна темными парковыми аллеями. Зверь тебя напугал, загнал подальше в чащу и там уже приготовился съесть, когда внезапно услышал уверенное: “Только попробуй меня тронуть, и я тебе оторву всё, что осталось от твоего хвоста”. В этот момент стало происходить что-то странное: ты и правда перестала бояться огромного волка, а оборотень склонил лобастую голову, подошел осторожно и почти заискивающе и даже дал себя погладить. В следующий момент мир стал восприниматься иначе, с другой точки и в других цветах, и вот друг напротив друга стояли уже два волка поневоле. В ту ночь ты держалась рядом, пока оборотень охотился, но он сожрал только лисицу, на беду подвернувшуюся под лапу. Шкуру он приволок тебе в дар, ровно перед тем как вновь вернуться в человеческую форму, после чего и ты вновь обрела свой прежний облик. На рассвете оба были в легком шоке от произошедшего, и Айдан не придумал ничего лучше, чем отвести тебя к своему отцу, по совместительству Мерлину, да-да, тому самому, по пути объясняя, как мог, что с некоторыми людьми случаются странные вещи и на поверку они оказываются вовсе и не людьми. Через неделю ты вернулась к нам, так как на работе действительно стали происходить странные вещи – курицы под твоим ножом оживали, рыбы плавали в кастрюле как в пруду, по кухне скакал кролик, которого заказали за четвертым столиком. Люди тогда еще про легенд ничего не знали, и ты не представляла, что теперь делать.
Мерлин тогда предложил тебе работу в его собственном ресторане, мы с тобой подружились и остаемся друзьями с тех пор, с конца 90х. После того как о легендах стало известно всем, ты вступила в Creatures Liberation, в том числе, из лояльности Мерлину и благодарности за его помощь в прошлом.

▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼
FOR YOU
▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲

Во-первых, Айдану нужен друг, с которым можно обсудить свои волчьи будни, к тому же, он любитель влипать в разные неприятности, и можно влипать в них вместе. А еще он будет считать, что ты готовишь лучше всех, и приходить на ресторанную кухню как наркоман за новой дозой гастрономического экстази. Как относиться к тому, что Айдан жрет людей – тебе решать. Если резко отрицательно, с этим тоже можно будет придумать интересный поворот.
Во-вторых, Creatures Liberation очень нужны люди. С ними можно поиграть в разные взрослые и серьезные игры.
В-третьих, здесь много хороших игроков, с которыми можно поиграть всё, что захочется.

пример поста

Когда Айдан попытается вспомнить все события того вечера в мельчайших деталях, рассказывая о них офицеру полиции, его памяти представится истинная вакханалия: отблески пламени, отражения которых пляшут на лицах зевак, собравшихся вокруг, небольшая потасовка с хозяином кабриолета, которую Келлс торжественно проблевал, да и, к тому же, он чувствовал себя слишком виноватым, чтобы отбиваться. Вот он стесал себе ладони, падая на асфальт и приземляясь на оппонента, вот ударился затылком, когда тот спихнул его с себя, вот заботливые, но совершенно немилосердные руки снова сгребают его с земли, на сей раз это полицейские, и его припечатывают разбитой мордой в капот полицейской машины, заковывая в наручники. Последнее, что он видит, прежде чем его впихивают внутрь машины – это обгоревший кабриолет, который вряд ли подлежит восстановлению.
- Нет, я не употребляю наркотики постоянно. Нет, я не продаю наркотики. Нет, я не покупаю наркотики. Нет, я не укуриваюсь крэком до потери сознания каждый вечер. Это все одна большая ошибка, офицер.
Полицейский, который его допрашивал, в тесной комнатушке, даже без этого зеркала во всю стену, которое показывают в кино, пытался, как он думал, вывести его на чистую воду. Келлс никуда не выводился, тихо и упрямо отвечал на вопросы, стараясь поменьше двигаться, потому что у него болело всё – желудок, почки, голова, руки, ноги, а главное, задница, поэтому хотелось уже поскорее перестать сидеть на ней. Его пиджак, ремень, шнурки и скудные пожитки забрали еще на входе, все, что оставили, было грязным и местами рваным. От него явно пахло паленым.
Он числился на тот момент студентом-бакалавром кафедры биохимии и на него смотрели совсем скептически – вопрос, где он взял наркотики, задали уже десять раз, видимо, надеясь услышать, что он сварил их сам. Айдан продолжал твердить, что его угостил какой-то неизвестный ему студент, это было один раз, первый и… последний.
Офицер душевно объяснил ему, что ему повезет, если он отделается общественными работами и лучше бы договориться с мистером Шоу, хозяином сожженной машины, по-хорошему, чтобы не попасть за решетку надолго. Он мог бы внести за себя залог, но у него не было нужной суммы даже не с собой. Келлс попросил связаться со своим отцом, офицер записал данные и сказал, что посодействует, после чего его, наконец, заперли в камере, той самой, что в участке находится на всеобщем обозрении. Видимо, воспитательный процесс начинается ровно с того момента, когда все окружающие смотрят на тебя как на последнее дерьмо. Айдан сидел и ждал своего личного волшебника, который освободит его из темницы.
Отец вряд ли наорет, хотя он никогда еще не жег чужие машины, это новый уровень, так что кто знает. Да и всегда есть куда расти по лестнице Уголовного Кодекса. Например, он никогда не убива… Не, стойте. Ну, то есть, не стрелял, не резал… ножом. О, банки никогда не грабил. Хотя тут, наверное, просто не было нужной мотивации.
На самом деле, Айдан больше всего боялся фирменного папиного “Я в тебе разочарован, сынок”, которое отец умел говорить одним взглядом. Это было хуже криков и ремня, честное слово. Всю жизнь, с того момента, как Келлс узнал, кем является его отец, помимо того, что он и отец ему вовсе, он хотел быть хотя бы немного как Артур. Да-да, тот самый. Почему-то казалось, что уж Артур-то отца не разочаровывал. Но до Артура Айдану было как до луны и обратно, так что… Как только офицер сказал ему, что приехал отец, и за него внесен залог, он начал внимательно рассматривать свои ботинки, боясь поднять голову и встретиться с тем самым взглядом. Он изучил каждую трещинку, каждый ободок вокруг шнурков, каждый отблеск кожи, пока выходил из камеры и подходил к хозяину кабриолета. Отца он тоже узнал по ботинкам.
Пожалуй, Айдану стоило вытатуировать себе на лбу “Прости, папа”, потому что это сочетание слов сопровождало, пожалуй, каждую вторую их встречу. Произнесенные, эти слова уже потеряли смысл и вес. Наверное, стоит начать падать на колени и замаливать грехи.
Как-то незаметно для самого Келлса все трое – он сам, хозяин кабриолета и отец, столкнулись в небольшом холле перед камерами, и у тех двоих взгляды были один убийственнее другого, и оба смотрели на него. Айдан решил сразу перейти к делу, чтобы закрыть эту обгоревшую и заблеванную страницу своей жизни поскорее и навсегда. 
- Пап, я сжег машину этого джентльмена и хотел бы возместить ему ущерб с твоей помощью. Я все отдам, до последнего пенни. Спасибо, что внес залог.

0

14

занята


http://funkyimg.com/i/2BFzL.gif http://funkyimg.com/i/2BFzM.gif
Kristen Stewart

► Имя Фамилия: Любые. Буду звать Саманта (Сэм)
► Возраст: 22-26
►Трудоустройство: Какое угодно, может айфоны и зонтики чинить в подвале. Член "Освобождения существ", хакер.

► Вид: существо (зарегистрирована)
► Легенда: Саламандра

► Способности

Управление огнем, лечение себя огнем, изменение температуры тела. По желанию и согласованию с админами - некоторая трансформация веществ (в золото, да-да) и лечебные свойства крови.

▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼
YOUR HISTORY
▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲

Никто никогда не спрашивает Саманту, какой она была до того, как обнаружила в себе легенду. По той и так видно, что послушной девочкой она никогда не была. Просто однажды она попала в ряды тех, чья жизнь за один вечер или утро делится на "до" и "после". "До" - это до пожара в доме ее родителей. "После" - "Здрасьте, я Сэм, и я сожгла своих родных, психанув".
Еще от папы (папа был суровым и немного поехавшим) она усвоила, что никто не смеет обижать ее. Ее ведь достаточно колотили и травили на районе, до того как она научилась за себя постоять. Когда девочка попала, осиротев, в детский дом к доброму мистеру Кроуфорду, там всем быстро опытным путем стало ясно, что ее лучше не мокать в туалет грязной головой, потому что у девочки слишком хорошая память, она мстительная и любому, выждав удобного случая, даст прикурить с охотой. Она немного пугала детей, но умудрилась спустя пару лет стать душой компании. Ожог на боку, который позже (все в том же приюте, раздобыв чернила и робкого художника) она скроет татуировками. Вечно голодный взгляд и тощее тело. Ранимое сердце (правда, это без шуток), но слишком тяжелый характер и кулак. Таким подростком она была.
Она была классной девочкой. Даже доброй по-своему, способной, но не очень дальновидной. Да и кто в ее возрасте был бы. Так, например, очередное "после" наступило следом за тем, как она из компьютерного класса детдома смогла взломать какой-то некоммерческий фонд. Зачем Сэм нужны были деньги? А они и не были ей нужны по сути, она просто баловалась (по крайней мере, она так утверждала, хотя под ее кроватью всегда лежала собранная походная сумка). Кроуфорд любил ее, как и всех своих воспитанников, но у него не было выбора, кроме как сдать девчонку, как раз почти подошедшую возрастом к совершеннолетию, полиции. От хранителей порядка она отправилась в колонию для трудных детей на перевоспитание. Там ей должны были хорошенько промыть мозги.
Выждав пару месяцев в воспитательных целях, члены "Освобождения существ" (с подсказки все того же сердобольного главы детского дома) решили, что подающий надежды хакер им пригодится. Они забрали себе Саманту. Тогда ее заставили просить прощения перед фондом и раскаиваться. Носить чертов браслет. Поступить в колледж на какую-то хрень о "Безопасности информации". Но ее не кормили бурдой и не избивали. И Сэм, отойдя от стрессов колонии, обрела вторую семью.
Какое-то время она была самой молодой в "Освобождении", и ей не давали совершенно никакой самостоятельности. Но ее талант невозможно было игнорировать, и сегодня она - едва ли не главная по взломам и антивзломам в организации, и тысячелетние мужики без нее никуда. Безопасность документов и компьютеров, связь - все это ее стихия. Пакости - тоже. Стервозина она выросла та еще.
- Профессор, профессор, - Сэм садится перед Мерлином на стул и протягивает ему какую-то техническую штуку фаллической формы. Второй рукой водит карандашом по его запискам. - Я немного взломала какую-то оппозиционную радиостанцию. Шутят о геноциде всякое. Призовешь их к раскаянию за минуту? Ну или прокляни хотя бы. - У Мерлина глаза лезут на лоб, он готовится возмущаться. - А поздно. Я уже подрубилась. Тшш, - она поднимает в воздух перечерканную записку и тыкает на какую-то кнопку. Подбадривающе и очень любяще кивает. Записка коротенькая и вполне в ее духе: "Ебаш!"

▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼
FOR YOU
▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲

Просто "Освобождению" нужны люди.  И я считаю, что девочка с широкой душой и горящей во всех смыслах задницей нам бы не помешала.
Требование - быть самостоятельной и бедовой (иначе в квестах не выживешь). Твори что угодно.

маленького гопника кусок

http://78.media.tumblr.com/e89c7a7994ea2980a718acb9d79bee39/tumblr_nfcwn6lUeJ1ri0t21o4_r2_250.gif http://78.media.tumblr.com/9a97e033e5c3770587965ed1f177254b/tumblr_nfcwn6lUeJ1ri0t21o1_r1_250.gif
http://78.media.tumblr.com/4f8abd8d0881d69fba8613ccae825f3a/tumblr_nfcwn6lUeJ1ri0t21o2_r2_250.gif http://78.media.tumblr.com/2665ad28eac25c37d6bd3ebed1eddd7a/tumblr_nfcwn6lUeJ1ri0t21o5_r1_250.gif
http://78.media.tumblr.com/2fc2fd29d14ab7389c3be03d11fe90a4/tumblr_nfcwn6lUeJ1ri0t21o6_r1_250.gif http://78.media.tumblr.com/dedbd263bb2299bc37b94e8cd926eb85/tumblr_nfcwn6lUeJ1ri0t21o3_r2_250.gif

пример поста

До того, как в дом решил постучать и засунуть свой горбатый нос небезызвестный публике блондин, в этом жилище разыгрывалось настоящее представление. Мерлин скакал по кухне, как рок-звезда, но все это делал молча и бесшумно, еле слышно шлепая по полу босыми ногами. Вжух - вверх, не хуже бутылки мартини у бармена, подлетает бутылка с соусом, из которой позже изящные пальцы щедро поливают почти готовые сэндвичи. Раздаются только благодушное пыхтение кулинара да далекие звуки городского утра за окном. Оп-оп - это Мальк крутит задом, скользя по полу и без единого писка крича на немецком в бутылку недавно ставшую хитом песню о воздушных шариках, прежде чем поставить соус на место. Кружки, конечно же, две, бережно ставятся на стол, таким жестом, будто мужчина крутит пластинки, и в одну из них, куда уже налит горячий кофе, падают кубики сахара - в такт мотающейся голове.
На последних звуках песни в своих массивных наушниках, которые сегодняшнему читателю показались бы настоящим антиквариатом, Монтгомери плавно плюхается на кухонный стул перед собственноручно накрытым (кофе, сэндвичами, гренками и беконом) столом, ставит локоть на стол, вытягивает ноги в центр кухни, плавно же нажимает большим пальцем кнопку "стоп" на плеере, что достает из нешироких штанин своих мини шорт, и снимает наушники с ушей. Совсем, кстати, не для того, чтобы услышать чье-то шарканье ног в гостиной и русскую речь, которая медленно плыла в сторону сидевшего на кухне мужчины. Просто уши вспотели.
Этим утром шотландец был в прекрасном настроении, как чаще всего бывал после прекрасной, простите за подробности, ночи любви. И он не очень хотел посвящать свое время завтрака разборкам со всякими русскими, которые взламывали чужие двери и в последние дни сыпались на него будто из рога изобилия, хотя он только неделю назад приехал опять в Эдинбург. Успевший поднести ко рту сэндвич, пока второй рукой откладывал плеер в сторону, Мальк прислушивается к чьим-то словам, что с ходу, без вступления, требуют присутствия в доме какой-то женщины. Малкольм может с уверенностью сказать, что в доме сегодня женщины никакой нет, есть только он, и вообще женщин в его смену здесь не будет (что за нежная "Оленька" - это еще к Уолтеру вопрос), но он не спешит общаться. Вместо этого с душой откусывает от сэндвича, принимаясь жевать. Благодарный слушатель, он вообще не перебивает нарушителя своей трапезы, который вползает на кухню задом наперед, критикуя картину, которая Мерлину нравилась. Мужчина только продолжает жевать, откусывая второй раз, чтобы не заржать в голос - гость (сколько в нем росту? от силы метр семьдесят пять?) на богатыря походил только массивной челюстью и начинающейся лысиной, что блестела бы, будь уютная кухня залита солнцем, как шлем.
Но такого было лучше не перебивать. За время своей женитьбы на русской барышне, что могла очень больно сделать яйцам, и длительных отношений с Кощеем, во время которых у того периодически обнаруживались тузы в рукавах и дамы в подвалах, Малкольм успел очень хорошо выучить русский язык, но не русский нрав. В его стереотипном, британском, представлении русские все еще были способны на что угодно, типа драться вприсядку и стрелять из балалайки. Так что он только пытался не потерять брови, которые от любопытства ползли вверх по его лицу навстречу краю волос, и взял в руки чашку - на случай, если придется от какой-нибудь балалайки отмахиваться. Ладно, шутка, просто со смаком отхлебывая, чтобы запить сэндвич, который от увиденного едва поперек горла не встал.
Нарушив свое молчание шумным глотком, Монтгомери улыбнулся мужчине, с которым, оказывается, был знаком. Это он понял, когда гость повернулся, встал напротив него с непередаваемым выражением лица и перешел на английский. Понял и даже немного расслабился. У волшебника, конечно же, появилось много вопросов. Например, почему его давний знакомый говорил по-русски. Почему Уолтер не предупреждал, что к нему в семь утра заходят всякие в дом. Наконец, как так получалось, что самые неожиданные знакомые шотландского колдуна вообще оказывались легендами. Но он точно знал, что блондин был адекватным. И был в проигрыше - Мальк не собирался сдавать без боя стул.
- Макс! - Монти упал в радостную паузу, посмотрел на старого друга секунды три, снова откусывая от сэндвича, приглашающим жестом указал рукой на стул, что стоял ближе к тому, и медленно перекинул свои голые ноги с таким вызовом, что сцена допроса с Шерон Стоун, снятая на десять лет позже, была жалким повторением этой утренней картины. Он дернул рукой, так что свободный стул подпрыгнул на месте, ударившись Киту под колени и призывая садиться.
Мерлин потянулся, снова приглашая сесть - чуть подвинув к себе вторую чашку, он принялся наливать в нее кофе. - А ты совсем не постарел. Помнишь меня? Малкольм. Как приятно видеть знакомое лицо спустя столько лет. Я уж было затосковал в этом изменившемся городе, совсем пока без друзей. - С улыбкой самого счастливого на свете человека, колдун игнорирует, как свободный стул хлопает бугая по коленным чашечкам, подпихивая к столу. - Будешь кофе? А сэндвич? - Мальк указывает пальцами на еду и вскидывает брови. Мол, ну не стой же столбом, не смотри на меня волком. Мол, понимаешь, ферштейн, компрендо? - Buterbr'...od'? Hleb s zakuskami?
Снова улыбнувшись мужчине, который раньше, пятьдесят лет назад, был его другом по имени Макс Файрмэн, небритый колдун пожал плечами и долил кофе себе, сосредоточившись на струе напитка, льющегося в чашку: - Какой Вилли? Прежний хозяин? Я заехал два дня назад. - Он отпивает кофе опять. - Картину привез с собой, кстати. Очень рад тебя видеть. Чем я могу помочь?

Отредактировано Owl (2018-07-11 01:31:25)

0

15

▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼
ЕЖЕМЕСЯЧНЫЙ ЦИТАТНИК
Выпуск №8
31.01.2018 - 08.03.2018

▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲

В этом гребанном городе в последнее время происходило слишком много дерьма, разной степени понятности. В основном все это дерьмо было так или иначе связано с существами. Дал Риада предпочитала делать своё грязное дело тихо, молча, вмешиваясь лишь в самых крайних случаях. И вот самый крайний случай снова постучал ей в двери.

Alison Wood, Out of the Past


Ему не способному никак сопротивляться, впихнули в рот кусок тряпки – да он же молчал, молчал, вовсе не собирался звать на помощь! - а потом тут же потащили в сторону дома, что рождало в голове мысли о ближайшем мрачном будущем и его невеселой судьбе, настолько невеселой, что хозяин дома посчитал нужным заткнуть ему рот.

Aidan Kells, Here we go again


Дорогой Салазар, однажды ты просто поймешь что она просто стара для всего этого дерьма. Есть вещи в которых запал и желание куда важнее опыта. Бабочки, бабочки! было как раз из этой категории.

Chasey Lain, casting


Картина получится в духе полотен современных художников, чьи произведения Дэверу доводилось видеть случайно и которые просто разорвали его личный пролетарский шаблон о том, каким должно быть элитное искусство: у Тито отгрызена рука, у него изукрашена бланшами рожа. Спасатели Малибу, | обожемойкакоегоре |.

Christian Dewaere, stay away


Что поделать, раньше он был молодым, похуистичным и ленивым, пренебрегающим правил элементарной безопасности. В прочем, ничерта не изменилось за это время, кроме возраста, ну, а о правилах безопасности ему все равно периодически приходилось напоминать.

Gleb Strelkov, Консультанта (не) приглашали?


Происходящее сначала теряет фокус, я смотрю за нам, как за голограммой – эдаким спецэффектом, который кто-то умело вписал в обыденную реальность. И затем становится очевидно правильным, естественным исходом цепочки событий, я был неаккуратен – он был не сдержан. Причина и следствие.

Ian Richards, bon appetit


Человек, по долгу службы и образу жизни привыкший не выделяться и просто растворяться в окружающем пространстве наверняка мог бы придумать для себя более изощренные развлечения, чем простая прогулка и лицезрение разного рода публики, но Марк всегда находил в подобном времяпрепровождении свою прелесть.

Mark McCallister, 99. модель воздушного шара


Арабы всегда плохо относились к перспективе быть выдранными чертом, а вот пить в его компании, судя по всему, считают неплохим завершением сложного трудового дня.

Milosz Cuza, don't worry about what I'm doing


Тьма замерла, смотрела из его глаз настороженно, словно бы неверяще – ждала, внимательно наблюдая, как губы собеседника при виде ее воплощения, тронувшего ногти на руках носителя, все шире растягиваются в улыбке.

Martin Bertrand, call me when you've made up your mind


Люди, существа, машины... Это всё менялось с такой скоростью, что запоминать всех было сложно. А вот невезение оставалось. Удивительно, что он еще не убился нигде, но может это именно так и работало? Страдай, но не умирай? А кто его знает, на самом деле...

Patrick Mullen, sorry seems to be the hardest word


Помнится, мой муж смотрел на весь этот процесс о-о-т такими глазами, - Рене расставляет в стороны пальцы и вытаращивает глаза. – Ну конечно, он-то к тому моменту еще плоховато меня знал, мы всего пару дней как были женаты... Или пару часов.

Rene Kenroy, до Праги долетает новость, что мы потеряли совесть


Возможно, вселенная до сих пор остается в ахуе от такого коллапса, но алкашу, гопнику, матершиннику и упрямому нелюбителю привычной всем культуры с постоянным отсутствием средств для жизни на широкую ногу, Волче легко вешались женщины всех мастей, от обычных дородных крестьянских барышень в его лихие семнадцатые-восемнадцатые века до тощих моделей, только сошедших с обложек глянцевых журналов нынешнего времени, каким-то чудным образом оказавшиеся поблизости.

Samuel Wolf, I'm more like whiskey neat, and you're more like vodka punch


Ее осуждали, откровенно и как-то с сожалением. Она осуждала в ответ, не голосила, конечно, но на любой взгляд тихо огрызалась. Сидни балансировала на грани того состояния, когда зрачки глаз вертикально сужаются, появляется противоречивое желание высвободить руку и оттолкнуть мужчину в сторону, но в то же время держаться за него изо всех сил, но упираться, упираться так, чтобы каблуки оставляли за ней глубокую борозду в этом начищенном до зеркального блеска полу.

Sidney Yang, на выставке Ван Гога я главный экспонат


Неудивительно, что девчонок так трудно развести на секс, вот Тома теперь фиг разведешь. Пусть пихают всякое в задницу кому-нибудь другому, разве можно так с живым человеком-то.

Thomas Mann, Haters gonna hate!


Ему, наверное, нужно было вместо того, чтобы спать, уехать в Индию, постигать дзен, учиться медитации и сидеть в позе лотоса. Тогда, вероятно, был бы шанс того, что он вел бы себя спокойно, как и положено двухсотлетнему существу.

Tyler Anderson, Come with me now


Слова матушки на неё, парализованную внезапно обрушившимся на голову бездельем, как город оказался парализован падающей с неба водой, произвели эффект поистине чудодейственный, да такой, какой волшебным созданиям и опытнейшим колдунам организовать было бы не под силу; не прошло и получаса, а у свободной и неприкаянной Тиллс обнаружился целый сонм невыполненных и неотложных дел. Магия.

Tilly Adsit, roundabout


Эмоции взрывались в нем как сотня погибающих галактик. Он любил эти галактики, любил все космическое и далекое, как в книгах, где просторы других миров бороздят корабли.

Zhou Sun Fei, Кошмар на нашей улице


Так и сейчас, спустя два часа исследований и десяток исчерканных листов (несмотря на любовь к компьютерам, Байер никогда не отказывался от использования бумаги и ручки), мужчина уже откровенно залипал в монитор, понимая, что пора бы собираться домой, где есть Глеб, а там, где есть Глеб – есть и травка.

Johann Bayer, Всего лишь маленький укольчик


Вот одна из заметок бывалых путешественников - нет никакого смысла защищаться от могущественного колдуна стулом.

Malcolm Montgomery, belong to me


Ну и что это, | обожемойкакоегоре |, такое было? Пойди туда – не знаю куда, принеси то – не знаю что. Фредди его за какого-то сраного Джеймса Бонда принимает что ли? Да он чистую футболку сегодня в единственной комнате тридцать минут искал. Кстати, не нашел.

Daniel Collins, Конь в пальто


А от с Китом метод один – подсуньте ему прекрасную рыжую женщину, которая своими выходками доводит до белого каления – и вуа-ля, получите Кита Булмана, который начинает нервничать на ровном месте, мять сигарету и чуть ли не тычить пахнущими табаком пальцами в нос женщине. Его вид, все такой же потрепанный, но теперь еще и комично нервный, так и кричал: Уйди, уйди, Алиска, а то ляжешь рядом, также красиво ляжешь, и так же уже не встанешь.

Keith Boolman, Out of the Past


Ее совершенно не удивила и не расстроила эта неприязнь к ней. В конце концов когда и где жертвы любили своих судей?

Anna Grant, нет такого дела,  в котором не пригодился бы шпион


Боши лишь изредка недовольно косился на небо, на сегодняшний день лишенного нередко его нервирующего светила, и напевал под нос незнамо, почему прицепившуюся "LOL u died song". Откуда она взялась, не-живой понятия не имел, однако медитативно повторяющееся "па-дум, падум-пам" вызывало острое желание выть и бегать кругами по потолку.

Boshy Shujin, Отряд по спасению мира


Единственное, чем Клава пренебрегала, пусть и справлялась при желании, это предсказания будущего: ну не носиться же ей за своим клиентом по городу, выжидая момент, чтобы наслать на него соответствующие глюки?

Claudia Livingstone, Спиритизм для чайников


Марич внезапно устроил неуместное представление: зачем-то уронил и без того нервного Рикардо на пол в лужу блевотины, привлекая внимание к себе всех пушек в комнате, отрекламировал таланты Артура в оральном сексе и свалил на кухню. Кенрой созерцал сей пиздец со слегка приоткрытым ртом, словно и в самом деле собрался вышеупомянутые таланты продемонстрировать.

Arthur Kenroy, take me in the church


Примочки, еда, водичка и песни остроухой возымели должный эффект, помогая усатому созданию поправиться через пару дней. Но кто же мог знать, что воодушевлённые возгласы "у меня будет енот" сменятся на "это тануки".

Etta Bishop, что моё - твоё


Кажется, полное отсутствие секса компенсировала Доминику сама жизнь, справно поёбывая его.

Dominic Welsh, want you back


Деревенька Полак, затерянная в лесах Жеводана, была ничем не лучше и не хуже других. По крайней мере, вкус местных крестьян Фреки полностью устраивал.

Jane Clarke, les betes du gevaudan


Безумие какое-то. Со стороны, наверное, смотрелось еще лучше – два голых мужика в крови, один парализованный. Красота.

Frederick Davis, Here we go again


Магда привыкла быть по другую сторону перегородки исповедальни, но тем не менее знала правила для всех: дай потоку схлынуть, и только потом осматривай улов.

Magdalene Cryst, Somebody told me...


– А она энтому охотнику из Парижа сказала, мол, это я – страховидла, которая людей жрет.
Волк сверху вниз оглядел щупленького мужчину. Страховидлой тот, может и был, но вряд ли в эту ссохшуюся от тяжелой работы и непрерывного запоя (или наоборот) влезло бы хоть что-то больше кошки.


Jack Fletcher, les betes du gevaudan

Твари казалось, что нужно убивать, а точнее просто вонзать зубы в живую плоть обидчика и жадно глотать выплёскивающуюся из разрывов и трещин кровь. Но постойте, а как же цивилизация?

Jayden Kelly, Клиент всегда прав?


Макс начал примечать некоторую закономерность: самое сложное время в пабе наступало после полуночи - следующие пару часов люди ожидали, что алкоголь будет литься в их глотки рекой, а музыка греметь так, что еще полчаса после выхода из заведения в ушах будет раздаваться звон и гул подпевающих голосов.

Max Mad, до последнего клиента


Ньют замер на месте. Он не мог сейчас принять облик вендиго, не мог же? Бейкер осторожно провел языком по зубам. Человеческие, не заостренные. Внешне все было в порядке.

Newt Baker, Клиент всегда прав?


У людей, которых обычный человек помнит с рождения и, должно быть, до самой смерти, нет лиц, они стерты временем.


Yasmin Mashal, тучи сгущаются и приходят покойники


Просто не все понимают цену своим желаниям и я преподаю урок, даруя желаемое и отбирая все остальное. Так приятно видеть беспомощность, непонимание в глазах.

Salazar Azar, casting


«Завтра» уже наступило и началось оно с осознания «Хьюстон, мы в полной жопе».

Sara Underwood, for the greater good


В последнее время для него стало нормой спать с кем-то, если на то есть определенные причины, или же снисходительно принимать то, что ему предлагают адепты культа личности Хейли.

Stuart Hailey, Haters gonna hate!


Справку он мне покажет. Медицинскую комиссию с освидетельствованием в психиатрическом и наркологическом диспансерах пусть пройдёт. Ах да, как же он их пройдет, он же идиот! Вот незадача!

Stasy Rivers, Каникулы странного режима


Тито чувствовал себя девственником, внезапно ослепшим сегодня утром от неконтролируемого онанизма - хорошо хоть ладони шерстью не покрылись.

Tito Maric, Take me in the church


Ох уж эти чудесные наивные дети, как щенята, которые сначала лижут твою руку, а потом кусают, потому что в ней больше нет лакомства.

Walter Shaw, caught up in problems


Думал, что и вовсе убью его, размажу по полу одной кровавой лужей, но остановился спустя полчаса примерно. Он уже едва дышал, хотя был жив. Разумеется, он был жив.

Zacharias Azur, тучи сгущаются и приходят покойники


Это его спасение. Мир который никогда не наступит.
Города и страны тонущие в ненависти к другим. Люди вынашивающие ненависть к тем кто выглядит, говорит или мыслит по-другому. Соседи жаждущие получить больше, чем могут охватить.
Это его пища.

Zoran Nikejic, Just don't kill Tyrion

0

16


http://funkyimg.com/i/2CLBK.gifhttp://funkyimg.com/i/2CLBL.gif
Myron Yanovich (Oxxxymiron) or Luke Evans

► Имя Фамилия: Олдос Мауэр| Aldous Mauer;
► Возраст: на усмотрение игрока, не младше 35;
►Трудоустройство: научно-исследовательский центр по изучению существ

► Вид: на выбор игрока
► Легенда: на выбор игрока

► Способности

...

▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼
YOUR HISTORY
▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲

Истинный британец ни дать, ни взять - вобрал в себя самое худшее, оставив из лучших качеств лишь пунктуальность.
С детства мечтал быть великим и сделать так, чтобы о его имя ассоциировалось не только с писателем-антиутопистом и, когда Легенды, наконец-то, сделали свой каминг-аут, у него это начало получаться.
С самого начала он работал в НИЦ по изучению существ, ведя подпольно свою деятельность. Идея фикс (а если Олдос нашел свою Идею Фикс, то хер ты его оттащишь) научиться выявлять еще не проснувшихся существ и предотвращать их пробуждение. Естественно наполовину легально, понимая, что если начнутся пропажи Легенд, а в подвале его дома обнаружат их трупы и зловещие эксперименты, то мало того, что его выкинут из Центра, но и закроют в тюрьме, а после путь в науку уже будет заказан.
Он считал и считает этих Существ опасными для человечества, предрекая гибель расы людей, если перевес в сторону Легенд будет хотя бы на один процент. Их он не любил еще с самого их появления на людях, по его словам, естественно, говорил что-то об опасности и скрытости, а ссылаясь на Нацию Легенд (радикальную группировку Легенд) и их деятельность, пытался придать веса своим словам и аргументам, но никогда не выносил это в народ. Собрал вокруг себя группку лоялистов, которые, как секта, верили и верят каждому его слову и действию.
Но это подпольно, разумеется. На людях он спокоен, добр и обходителен, спонсирует либеральную организацию для отвода возможных подозрений от себя и своей деятельности. Довольно уважаемый научный сотрудник в Центре. Ведет больше психотерапевтическо-экспериментальную деятельность с Легендами и, по возможности, их родителями.
С Глебом они познакомились, когда тот пришел на опыты к нему добровольно, но после ушел из-за подозрений и нежеланий участвовать в чем-то не приемлемом. Почти с самого начала у них возник конфликт, который продолжается и по сей день: Глеб хочет разоблачить Олда, хотя имеет только подозрения и никаких доказательств, а Олдосу желательно затащить Глеба обратно, потому что он пока самый легкоизучаемый из своего вида.

▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼
FOR YOU
▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲

Эдакое зло местного разлива: как Ганнибал Лектор, но не совсем.
Нужен игрок, который не сольется через пару постов, потому что персонаж планируется масштабный и, желательно, задействованный в сюжетке, как один из возможных антагонистов всех Легенд.
Если вы будете делать его Легендой, то желательно подробнее расписать, почему он так не любит свою расу.
По анкете помогу не только я, но и администрация.

пример поста

Глебу нравилось работать в морге, а как по-другому? Когда в твоем распоряжении чистый спирт и вода из-под крана — жизнь играет особыми красками, особенно, если ты скупердяй, привыкший экономить на своем здоровье и еде. Травка, конечно, тоже бесплатной не была — но это необходимость, а элитные напитки — блажь. Главное, не перепутать с формалином, а там и день начинался очень хорошо.
Правда сейчас в его стакане не спирт — стоило экономить, а то точно косо начнут смотреть на быстро иссыхающие запасы — виски с кофе в соотношении шестьдесят на сорок соответственно, потому что работа была такая. Тяжелая. Как-то не задумывался Глеб, что его вечное рабочее место, где воняло формалином, пусть и не так едко, как в России, будет совсем рядом с землей. Почти что подвальный этаж — это мука, особенно, когда без внешних стимуляторов: стены давят, а ощущение такое словно воздух в легкие поступать не хочет. Примерно так описывал когда-то препод по терапии ощущения астматиков — Глебу это не нравилось. И стоило рождаться Легендой, существом высшей расы, когда такая маленькая деталь, как земля могла заставить чувствовать себя настолько некомфортно, что приходилось все подавлять стимуляторами. Иронично, учитывая на планете с каким названием он, | обожемойкакоегоре |, находился.
— У тебя встреча с кем-то из лабораторий, ты просил назначить по поводу трупа Легенды, — ординаторша из больницы — милое создание, которое вгоняло в уныние одним своим бодрым видом. Он вообще не понимал, как это можно быть настолько бодрым человеком, когда весь твой день под землей в окружении трупов и с начальником, что больше был похож на обдолбанного долбоеба. Ну, по крайней мере, она хоть прикрывала и даже выискивала самый едкий освежитель для воздуха (в основном лаванду какую-нибудь), чтобы вонь от спирта, сигарет и марихуаны не создавал уничижительные улики спецом для боссов с верхов. — А мне нужно уйти. Завтра, думаю, не появлюсь.
Глеб кивает, оповещая о том, что все уяснил, роясь в телефоне и благополучно забывая о сказанном ранее. Это было легко, особенно, когда объем алкоголя с кофе в крови превышал эту самую кровь.
Исчезает она незаметно и под русский рэп, что звучит в наушниках у Стрелкова — Глеб считает, что опустился достаточно, чтобы позволить себе слушать такую музыку — с ней так же незаметно исчезает субординация, чувства меры и контроль. Под самокрутку, бережно отложенную в закрома ящика, документы заполняются как-то легче, веселее что ли. Со студенткой такой трюк не прокатывал, потому что испепеляющий взгляд в спину все же немного нервировал, наверное, даже больше, чем земля, которая все еще давила своим присутствием.
После второй порции импровизированного коктейля становится хорошо — даже слишком. И даже забрасывать работу не хочется, хотя бумаги унылые и скучные — никаких веселых убийств, чтобы вообще позволить себе уделить им чуть больше времени, чем обычно.
Как открывается дверь Глеб не слышит — в ушах все еще русский рэп вперемешку с каким-то шансончиком, тоже русским, естественно, и не хватает только огромной матрешки, российского флага и медведя на велосипеде, чтобы уж окончательно дополнить свой образ — зато чувствует приближение и голос почти что рядом с собой.
— М? — соображается лениво; вытаскивая наушник и оглядывая мужчину перед собой, до Глеба медленно, но достаточно верно доходит сказанное. Точно, его же предупреждали. Лениво вставая с места и немного пошатываясь, Стрелков указывает рукой куда-то за дверь, где находилась лаборатория — А, точно. Кто | обожемойкакоегоре | вас вообще пригласил в такую рань.
Главное, во время вспомнить, что он, но не подать виду, сохранив спокойное и нейтральное — насколько это вообще возможно — лицо.
— Тут проблема. Анализы крови какие-то странные. Яда больше, чем самой крови, хотя это баба, поэтому я почти не удивлен. Посмотрите.

0

17


https://vk.com/doc333075491_462643292?hash=20e846f6172ced6873&dl=1155b9e7b618d2efdd&wnd=1
Nikolaj Coster-Waldau

▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼
The Hero
Магистр Ордена Храмовников

▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲

Это был долгий путь
Герой - горькое для него прозвище. За время, проведенное в рядах Ордена, потерял огромное количество товарищей и близких, хотя спас куда больше людей и невинных существ. Смирившийся с реальностью воин, спокойный и уверенный в себе по натуре, знающий, что такое настоящая война длинною в жизнь. Не верит в идею абсолютного мира и сосуществования между людьми и существами, поэтому считает, что Орден должен продолжать свою деятельность в тени. Может показаться, что статус Магистра ему в тягость - и это правда. Считает себя прежде всего бойцом, а не лидером, однако является  самым уважаемым Магистром. Всегда принимает взвешенные решения, даже если это ставит под угрозу безопасность некоторых членов Ордена. Поддержание баланса для Героя - первостепенная задача.
В молодом возрасте работал в Скотланд-Ярде, пока не узнал о существовании сверхъестественных созданий. Во время одного из патрулирований его патруль был атакован существами, товарищи убиты, однако сам Герой был спасен охотниками. Удивительно, но ненависти к существам у него не прибавилось, и по сей день относится к ним, как к людям. Присоединился к тем самым охотникам, покинул Скотланд-Ярд. Долгое время работал в одиночестве. Был завербован в Орден в 30 лет, а в 40 стал Магистром.
Сейчас ему более 70 лет, однако благодаря замедленному старению почти ни капли не изменился с момента обряда посвящения. Начинает ощущать негативные последствия обряда посвящения, так как с его момента прошло уже более 40 лет.

Дальше - больше
Всерьез обеспокоен ситуацией вокруг группировки существ Нация Легенд. Считает, что Орден должен сосредоточиться именно на них, в отличие от Леди Магистра, которая предлагает переключиться на группировку охотников. Герой же неустанно твердит, что Орден в человеческие дела не лезет, тем более в политику, да и людей им убивать запрещено.

Отредактировано Owl (2018-05-05 21:01:10)

0

18


https://vk.com/doc333075491_462643298?hash=a3829e5d77119768c6&dl=9e388d89e99bcec0b4&wnd=1
Lucy Liu

▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼
The Rebel
Рыцарь Ордена Храмовников

▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲

Это был долгий путь
Мятежная Бунтарка, которая так и не смогла смириться с тем, что её не выбрали на пост Магистра. Служит в Ордене более 40 лет, но так и не стала Магистром. Всему виной её радикальные взгляды на обычаи Ордена - она не готова смириться с вынужденным "рабством" рыцарей, которые могут прожить не более 60 лет после обряда и то, если будут верны Ордену. Считает это неоправданной жертвой, учитывая, что мир Храмовникам не особо благодарен. Товарищи по Ордену удивляются её долголетию, так как, казалось бы, с таким неверием в устои, долголетие давно должно было покинуть Бунтарку, а вживленная легенда уже должна была погубить её.
Её прошлое окутано тайной. Поговаривают, что один из её родителей был воплощением легенды, но подтвердить эту информацию сложно, так как рыцарь о своей жизни не распространяется.
Все же Бунтарка исправно исполняет свой долг, не забывает о балансе и занимается вербовкой новобранцев в Орден, так как её чутью на талант доверяют даже Магистры. Или же ей хотят дать хотя бы немного влияния в Ордене, чтобы она не устроила никому ненужный переполох в такое неспокойное время. Её стремление стать Магистром не знает границ.

Дальше - больше
Бунтарка понимает, что в скором времени она начнет ощущать негативные последствия обряда и своей долгой жизни, поэтому её главная цель - найти способ продлить долголетие Храмовников. Сторонники у нее имеются, так как мало кто из рыцарей готов окончательно смириться со своей участью. Бунтарка узнала, что один из исследовательских институтов занимается изучением долголетия существ. Она собирается заполучить результаты исследований и использовать их для улучшения обряда посвящения, дабы заработать себе знание магистра.

0

19


http://s7.uploads.ru/Yh39a.gif
Jeremy Renner

▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼
The Martyr
Рыцарь Ордена Храмовников

▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲

Это был долгий путь
Мученику не более 35 лет, один из самых "свежих" рыцарей, который пережил обряд посвящения пару лет назад. Его посвящение было мучительным, во время ритуала он был единственным новобранцем, который выжил. Вживление легенды сильно отразилось на его психике, что выражается в сильной бессоннице.
До вступления в Орден был обычным охотником, у него была семья, которую он всей душой хотел защитить, однако чувствовал беспомощность, так как ему не хватало сил. Его способности и желание сражаться ради защиты семьи привлекли Орден, и Мученик решился на отважное решение - вступил в Орден и оставил семью, как того требуют принципы Храмовников.
Хорошо просчитывает людей, невероятно проницателен, поэтому работает с новичками. Исполнительный, знает, что такое настоящая дисциплина, поэтому Магистры доверили ему распространение информации в рамках Ордена. Периодически его гложут мысли об оставленной семье, однако он старается их подавлять, так как иначе побочные эффекты от вживления легенды усилятся. Тем не менее, Мученик не упускает возможности "случайно" оказаться в одном районе со своей семьей, чтобы наблюдать за ними из тени своего долга.
Дальше - больше
Занимается обучением рекрутов, подготавливает их к обряду посвящения. Следит за порядком среди рыцарей, распределяет между ними задания по указанию Магистров. Является связующим звеном между Магистрами и рыцарями.

0

20


http://s9.uploads.ru/QmJWP.gif
Sarah Rafferty

▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼
The Guardian
Командир подразделения связи с общественностью

▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲

Это был долгий путь
Закончила Оксфорд, факультет политологии и международных отношений. Дипломат от бога, настоящая женщина и умелый медиатор. Человек с добрым сердцем и совестью, возможно, единственная, кто по-настоящему хочет помочь существам. Целеустремленная, сильная женщина, которая не боится идти всем наперекор ради достижения общего блага. Вероятно, идеалистка, но это незаменимое качество при вербовке новобранцев и отборе кадров. По её мнению, в организации уже хватает головорезов и настоящих ненавистников существ, и прекратить эту череду насилия можно лишь принятием новых кадров, более дисциплинированных и миролюбивых.
К существам испытывает искреннюю симпатию и интерес, ярая противница Билля о правах существ и не скрывает этого. Считает, что существа - это те же люди, которые имеют аналогичные им права. Из-за внутренней напряженности в организации и к воцарившейся ненависти к "тварям" находится в постоянной опасности, на нее регулярно совершаются покушения, как со стороны людей, так и существ. Тем не менее, её решимость от этого только растет, более того её 24/7 охраняют верные ей и её взглядам бойцы.

Дальше - больше
Всерьез собирается реформировать организацию изнутри, чтобы убрать агрессивные подразделения. Считает, что наличие подразделения зачистки недопустимо для современного мира. Надеется наладить отношения с Орденом Храмовников, чтобы побольше узнать об их методах и взглядах на мир.

0