1327




1908




1847




0712


Time is all we have © [2023, October]
» Teddy Lupin — 18/08/2018

A problem is only as big as you make it © [1981, November]
» Sirius Black — 19/08/2018

From bad to worse © [1981, November]
» Florine la Rochelle — 19/08/2018

Danger hides in beauty and beauty in danger © [1981, November]
» Leonard Ross — 20/08/2018

I'm gonna give all my secrets away © [1981, November]
» Teddy Lupin — 24/08/2018

Order of the Phoenix; p.1 [1981, November]
» James Potter — 24/08/2018

Be my hero, mother © [1981, November]
» Walburga Black — 24/08/2018

What brings you all here? [1981, November]
» Elaine Aria — 24/08/2018

Do not miss your chance © [1960, December]
» Henry Chase — 25/08/2018

Seems the monster always wins © [1981, November]
» Althea Avery — 25/08/2018

Compromise - is not an act of weakness [1981, November]
» Sirius Black — 26/08/2018

Catch me if you can © [1981, November]
» Bjorn M. Karhy — 26/08/2018

Everyone you'll ever meet knows something you don't © [1981, November]
» Sirius Black — 26/08/2018

When it rains, it pours, right? [1981, November]
» Bjorn M. Karhy — 26/08/2018

The days are long but the years are short © [1981, November]
» Neville Longbottom — 27/08/2018

Audiatur et altera pars [1981, November]
» Harry Potter — 03/09/2018

Where there’s a will, there’s a way [1998, May]
» Antonin Dolohov — 03/09/2018

Give up! [1981, November]
» Antonin Dolohov — 03/09/2018
лучший игрок
Frank Longbottom
лучшая пара
Neville Longbottom & Hannah Abbott
лучший тандем
Frank Longbottom & Leonard Ross
лучший сюжет
The days are long but the years are short © [1981, November]
лучший эпизод
Life is short [1995, October]
Алиса только издалека успевала послать Фрэнку улыбку, и ее снова посылали патрулировать тот ли иной район, а вечером они оба так уставали, что сил оставалось только добрести до кровати, рухнуть и уснуть. Так что сейчас Лис было тяжело отойти от Лонгботтома, зная, что в ближайшее время их никуда не дернут.
The days are long but the years are short © [1981, November]

2023/17/10: вт
1998/8/05: пт
1981/2/11: пн

| Three Generations: I would rather die |

Объявление


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » | Three Generations: I would rather die | » Маховик времени » Family first [1981, November]


Family first [1981, November]

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

http://s3.uploads.ru/kdqoU.png

Время и дата:
1 ноября 1981 года, около часа дня;

Место:
Родовое имение Ариа;

Участники:
Frederic Aria, Elaine Aria, Elizabeth Aria;
Описание:
Вселенский заговор? Воля случая? Рок судьбы?
Только сегодня в развлекательной программе:
1) Элейн готова придушить любимого брата, который почему-то посмел умереть!
2) Элизабет готова придушить родного папашу, едва не придушившего однажды её!
3) Любимый и родной брат и папаша не готов ни к чему. Он просто отходит от шока.
Однако семья есть семья, не забывайте!

+3

2

[AVA]http://sg.uploads.ru/LmuC7.png[/AVA]
[STA]Восставший из Ада [/STA]

Дополнительно: 30 лет, альтернативная версия Фредерика Ариа, оказавшаяся в этом мире волей случая. В своем мире успешный артефактор, любящий отец и брат. Бывший-нынешний пожиратель смерти.
Внешний вид: Выглядит так. Только весь в пыли. Волосы растрепаны.
Состояние: Шокирован. Не понимает, что конкретно произошло.
С собой: На шее висят "Крыло Демона"  и золотой медальон с колдографией внутри.  В кармане пара мятных конфет, которые туда заботливо положила дочь. 


Двадцать пятое декабря, 1985г. Утро. В воздухе витал аромат хвои, теплого молока и имбирного печения. В камине горел огонь, согревая своим теплом. Вокруг елки витали разноцветные огоньки и бумажные ангелы.  Фредерик Ариа отложил все дела, за неделю до отправив всем заказчикам письма о том, что в рождественские праздники будет занят семейными делами и никак не сможет принять новые заказы. Элейн тоже выбила на работе выходные и теперь они собрались все вместе в гостиной. По настоянию сестры Фредерик нацепил красный колпак, хотя считал это глупой идеей, но спорить с сестрой не стал. Рождество – так рождество.

Возле ели сидела счастливая дочь – Элизабет Ариа, девочка разбирала подарки. В этом году ей исполнилось шесть лет и это четвертое рождество, которое они встречают вместе. Прошло четыре года с тех пор, как волей случая, а может и по вселенскому замыслу, Фредерик Ариа узнал о существовании дочери и чуть было её не убил. Однако, всё сложилось иначе. В какое-то мгновенье он почувствовал необходимость в этой маленькой девочки с ярко-голубыми глазами. Гнев сменился на милость и, в порыве собственных чувств, Ариа выкрал девочку от матери магглы.

Элейн влюбилась в малышку только увидев её и взяв на руки. Она заботилась девочке не хуже родной матери, а Фред позволил себе забыть об истинном происхождении ребенка и полюбить её такой, какая есть. Легче стало после ритуала.

—Папа, это … мне? – Элли развернула самую большую из коробок в яркой обертке. Стенки коробки, больше не удерживаемые красной лентой, распались и взору предстал белый пони с густой гривой. Месяцы назад Фредерик услышал от дочери мечтательный возглас – она хотела пони. Как у любых маленьких принцесс.

— Да, малышка. Тебе – с улыбкой произнес мужчина, глядя как счастливая девочка оседлала новоявленного любимца. Конечно же дарить девочке настоящего пони мужчина не собирался. Это было дорого и содержать даже небольшую конюшню – не было ни сил, ни желания. Однако желания любимой дочери Ариа решил исполнять, поэтому загорелся идеей создать полноценную игрушку, имитирующую жизнь. Желательно с возможностью восполнения магической энергии.

Долгий месяц Фредерик провел в лаборатории, не позволяя заходить туда никому, хотя до этого даже Элли могла там находится часами, следя как отец работает. В этот же раз Фред хотел сделать настоящий сюрприз, поэтому настрого запретил спускаться вниз, мотивировав тем, что сейчас работает над боевым артефактом и не хочет подвергать близких опасности. Даже Элейн совершенно не знала над чем именно работает её брат.

Сначала долго искал подходящий материал, способный выдержать не только магическое воздействие, но также и вес ребенка. Трансфигурированный материал быстро возвращался к исходному состоянию, а если и вносить дополнительный аккумулятор, то в совокупности с магическим плетением всё становилось слишком магозатратным.
В итоге Ариа остановился на стальном каркасе, который в последствии был обшит тканью и натуральным мехом. Получившаяся заготовка была далека от идеала и скорее походила на неудачное чучело, нежели «пони». Пришлось все же прибегать к трансфигурации и наводить марафет. Вместо глаз были вставлены два объемных кристалла-аккумулятора, которые поддерживали чары и восполняли магическую энергию.

Долгое время Фредерик бился над магическим контуром, желая сделать игрушку подвижной. Он пытался внести в неё несколько шаблонов, казалось бы, простых действий, однако столкнулся с проблемой – внести множество плетений в один кристалл невозможно. «Животное» начинало путаться в собственных ногах, либо внезапно начинало неистово моргать и топать копытами. Показывать, а тем более подпускать ребенку такой «подарок» Ариа не стал бы, да и сам, честно говоря, боялся приближаться близко к активированному артефакту. А то мало ли… Найдут ещё убитым копытами взбесившегося «псевдо-пони».
К тому же при таком множестве магических контуров, «животное» становилось крайне магозатратным и слетала вся красота. Представьте какой ужас испытал Ариа, когда он спустился в лабораторию и активировал плод своих творений, а вместо грациозного пони на него вдруг побежало взбесившееся чучело?

Прежде чем Фред нашел решение проблемы были потрачены и безвозвратно испорчены десять замечательных природных кристаллов, которые стоили порядка 20 галлеонов за штуку. Ариа даже начал задумываться о том, что купить пони и содержать его в условиях поместья гораздо экономически выгоднее.
Впрочем, решение пришло к нему за неделю до рождества. В памяти всплыли воспоминания о студенческих годах, а именно экзамен по Чарам. Ему выпало задание оживить шахматные фигурки и заставить их провести партию. «Piertotum Locomotor».

И вот, спустя месяцы упорной работы, Фредерик Ариа радуется улыбке и смеху дочери, забывая обо всех трудностях мира. Малышка прокаталась на игрушке несколько часов, прежде чем Элейн срочно вызвали на работу – Фред так и не понял, что конкретно случилось, но тайны отдела тайн не его ума дело. Чуть позже и самому мистеру Ариа потребовалось отлучиться из дома, оставив малышку на попечение домовиков во главе с Йестером.

«Какого?!» 

Это случилось практически сразу же после трансгрессии. Послышался громкий хлопок. После чего Фред почувствовал, как его резко потянуло куда-то назад. При этом ощущение было такое, словно несколько крюков проткнули живот, руки и ноги. Голова закружилась, стало тошнить.  Перед глазами замелькали голубые всполохи энергии. После же он почувствовал холод каменной брусчатки собственным лицом. Пошатываясь, Ариа приподнялся на руках, а после встал на четвереньки. Перед глазами мелькали огоньки. Дико болел нос, а на землю каплями падала кровь. Мысли путались.

«Вдох. Ай! Ртом. Выдох»

Мир стал чуточку яснее. Удалось перевернуться и опереться спиной о железную изгородь. Улица была безлюдна. Была ночь, что всё же удивило Фреда. Когда он переступал порог родового поместья – на улице был ясный день. К тому же лежал снег и….
В себя Ариа пришел лишь минут через десять. «Нужно остановить кровь. Где… Где палочка?» Мужчина нащупал чехол на поясе. Тот оказался расстегнут. Глаза лихорадочно стали искать драгоценный артефакт, без которого жизнь мага крайне осложняется. Палочка, а точнее то, что от неё осталось, была найдена неподалеку. Сломанная на три части.

— Черт!!! – Фредерик выругался, облизнув губы. Металлический привкус крови.  «Так, спокойно. Отсутствие палочки не делает тебя магглом. Ты всё ещё колдун! Ты всё ещё можешь остановить эту чертову кровь!» Ариа провел перед лицом ладонью собираясь с силами.   

Э… Эп… Эпискей – совершенно ничего не произошло. Мужчина только сдавленно вздохнул, но останавливаться на попытках не собирался. Он попробовал снова – тот же результат. «Вот. Ты маг. Ты колдун. Палочка лишь проводник». И снова. Заклятье сработало только с попытки пятой. Послышался хруст и Ариа чуть вскрикнул, скривившись от боли. Последний раз он ощущал подобное ещё в школе, когда вместо вражеского охотника, союзный загонщик попал в него – Так… теперь… Кровь. Эскуро!

На удивление заклятье сработало сразу. В носу защипало. Встряхнув головой, Фредерик наконец-то смог сконцентрироваться на окружающем его пространстве. Это был какой-то отдаленный район Лондона.

Наконец-то поднявшись на ноги, Фред схватился за фонарный столб. «Стоп. Столб? Магглы… Чертовы магглы. Нужно убираться отсюда». Пошатываясь, Ариа добрел до ближайшего дерева. Мужчина оперся спиной о ствол, переводя дыхание. 

Так… что мы имеем? На улице ночь. Я неизвестно где. Без палочки. – маг тяжело вздохнул. Утрата проводника сильно сказывалась на качестве заклятий и для сотворения даже простого заклятья требовалась концентрация. Это было сложно в текущем состоянии.
— Ээх… Домой. Надо вернуться домой.

Сконцентрировавшись на доме, Фредерик представил себе гостиную поместья, а после трансгрессировал. Перемещение оказалось неудачным. Опять. Кто-то передвинул мебель и очутившись на месте, Фред завалился вперед, снося журнальный столик. Благо приземление оказалось более удачным, на спину. На лицо ему упала газета.

«Надеюсь я не разбудил Элли?»

Приподнявшись, Ариа машинально глянул на газету. В гостиной усилиями Йестера всегда горел камин, и молодой мужчина в его свете смог разглядеть текст. Взгляд упал на дату. 31 октября 1981. Это была ночь, когда он похитил Элизабет Ариа у матери магглы. Поворотная ночь в его жизни.

«Нет-нет-нет. Как?!»

От шока, мужчина даже вскочил на ноги. Мозг лихорадочно соображал, но ничего дельного не приходило на ум. Если он действительно в своем прошлом, то значит…
Значит, что прошлый Я где-то здесь и … О! Будет неловкая встреча. Так…  Главное успеть заговорить с прошлым Фредом раньше, чем в меня полетит какое-нибудь заклинание. Я бы так и сделал. А разобрался бы уже потом. – Ариа заходил по гостиной, рассуждая вслух. Откуда-то взялись силы, открылось второе дыхание. Видимо сходят на нет последствия перемещения во времени.
Конечно, может случится какой-нибудь парадокс и… Или нет. Хм… медальон. Я покажу ему медальон и все вопросы отпадут. Дубликат сделать можно, но повторить его в точности – нет. – Фред крепко сжал в ладони «Крыло Демона». Тот ответил теплом и немного завибрировал. Где-то откликнулось «Крыло Ангела». Медальон Элейн.
Жаль так же нельзя найти «демона». Хах… А смысл? «Демон ищет демона»? Бессмысленная функция. Но кто знал, что она внезапно окажется настолько нужной?
Фредерик упал в кресло. За окном стало светать и значит, что скоро прошлый-Фред вернется домой с новообретенной дочкой и начнет свой путь в «будущее». Осталось только немного подождать.

Отредактировано Frederic Aria (2018-06-09 18:47:59)

+3

3

Дополнительно: 20 лет, вейла.
Внешний вид: длинное бело-синее платье, в синюю крапинку на юбке, синими вставками по верху юбки и плечам.
Состояние: счастливое. Потом злое. Да, это же Элейн, так бывает.
С собой: волшебная палочка, сумка с мелочами и блокнот.


Утром Элейн хлопотала на кухне и напевала песни. Всё было, конечно, для Элизабет. Весь этот большой и вкусный завтрак. А благодарные глаза новоиспечённой племянницы были лучше всех похвал. Элейн была довольна. Она даже встала раньше племянницы, оделась и занялась готовкой. Чтобы уже к пробуждению любимой родственницы кормить её.
- А для кого тут у нас блины и ва-афли? - с напевом протянула вейла, укладывая вкусности на стол движением руки. Палочкой она решила не пользоваться. Руками было проще. Беспалочковая магия работала вовсю.
- Объедайся, милая, сегодня у нас может быть трудный день. Но Элейн позаботится о тебе. Попробуй вафли, они же такие чудесные под этим шоколадным сиропом! - девушка даже замурлыкала. От скуки чему только не научишься. Даже готовке. А для племянницы хотелось всё устроить вкусно и с шиком.
В общем, завтрак действительно прошёл грандиозно. После него Элейн отвела Ариа в свою комнату, продемонстрировав шкаф с одеждой. И позволив выбрать там всё, что угодно. Будет не по размеру - так недаром же они волшебницы.
- Сколько тебе нужно времени? У нас его много! - Элейн чуть ли не светилась от радости. День начинался хорошо. Даже очень.
Пока Элли разбиралась с вещами, сама Эл вернулась к своей тумбе, вытаскивая оттуда медальон на цепочке. Крыло ангела было таким же. Только теперь оно не работало. Было бесполезно, ведь Фред... Фреда больше не было. Элейн это уяснила и запомнила. И от этого было немного легче. Ей не нужно было питать лишних надежд, ей не нужно было как-то верить во что-то. Всё легко и просто. Фредерик умер. Она жива. Элли жива. И вместе... Они справятся.
Даже страшно было думать о том, что было бы, останься Эл совсем одна со всем своим горем.
Но этого ведь не случилось!
Нежно поглаживая пальцем крыло, Эл с тёплой грустью вспоминала все моменты, которые были так или иначе связаны с братом. И даже те из них, что раньше раздражали юную Ариа, теперь казались мелочью.
Всё меняет смысл, когда человек перестаёт существовать. Вот такая интересная штука под названием жизнь.
Внезапно... Что-то случилось не совсем то, что ожидалось. Крыло потеплело, отдало вибрацией. Эл в панике огляделась, но это не принесло никаких результатов. Ничего не изменилось в комнате. Фред не востал из мёртвых и не пришёл к ней на порог. Ничего не поменялось, только "Крыло Ангела" было живым. Как тогда, когда был жив Фред.
Но ведь совсем недавно...
Элейн не знала, что случилось, но понимала, что это требует разбирательства. Достав сумку, девушка забросила туда блокнот, накинула на шею медальон и спрятала его под блузкой. Проверив сумку, Эл выдохнула и закрыла её.
- Элли, милая! У Элейн поменялись планы.
Фраза звучала зловеще, но Эл, конечно, не придала этому значение.
- Нам с тобой надо будет кое-куда сходить. Я пока не знаю куда, но позже Элейн тебе всё расскажет, нц... Хотя почему позже...
Она снова достала медальон, сжав его в руке.
- Фред сделал себе и Элейн парные медальоны. Они тёплые, если владелец второго жив. И есть вибрация, если один хочет связаться с другим. Медальон был холодным, а теперь стал... Нц. Нам нужно будет туда сходить и понять, что происходит.
В голосе звучало явное беспокойство. Не удивительно.
Дождавшись племянницы, Эл вздохнула и взяла её за руку.
- Не беспокойся, нц. Тётя рядом.
И сама получила удовольствие от этих слов.
Трансегрессия произошла без особых проблем. Эл не позаботилась о том, чтобы надеть чего тёплого сверху, но и не ощущала холода. Пока никто не скажет, что на улице прохладно - не заметит. У сумасшествия есть свои плюсы.
Магия медальона перенесла двух девушек прямо к старому родовому имению Ариа. Точнее... Не такому уж и старому, здесь совсем недавно жил и Фред. От осознания этого у девушки снова сжалось сердце, но она поскорее отогнала от себя мрачные мысли и достала волшебную палочку.
- Двигайся за мной, милая. Тут что-то не так. Совсем не так.
Она прищурилась и пошла вперёд, распахивая дверь без особой трудности.
Элейн ожидала увидеть здесь Тёмного Лорда. Суслика. Дамблдора в розовом халате. Но никак не Фреда во плоти, что сидел в кресле.
Она прищурилась сильнее.
Не Фреда. Фред мёртв. Она почти со злорадством усмехнулась. Её пытались обмануть, но не тут-то было. Она слишком умна для подобных вещей.
- Кто ты? -  раздражённо проговорила вейла, выставляя вперёд палочку, - Фред мёртв! Ты не Фред Элли, стой сзади! - она жестом отогнала Элизабет чуть дальше. Мол, дай разобраться Элейн со всеми этими внезапными проблемами в виде живых Фредов.

[AVA]http://funkyimg.com/i/2GcRC.png[/AVA]

Отредактировано Elaine Aria (2018-05-12 02:26:37)

+3

4

Дополнительно: 18 лет, практикантка Мунго, гостья из "будущего".
Внешний вид: тут.
Состояние: намного лучше, чем ночью.
С собой: вп.


Элли привыкла к вечному недосыпу, а тут выдалась возможность поспать три полноценных часа, даже чуточку больше. Конечно, не райская роскошь, но Элизабет проснулась сама. И, что удивительно, тётя уже не спала. Когда Элли разлепила глаза с уже вбитым в голову "опаздываю!", она даже резко села на постели и поняла, что находится совсем не у себя дома. И даже испугалась. А потом она вспомнила события прошедшей ночи и поняла, что всё это не было диким сном. Затем она услышала, как шипит сковородка, как нежный голос вейлы что-то тихо напевает. И на душе стало спокойно. Тревоги отступили. Мир этого года перестал казаться ей таким уж ужасным, даже наоборот. Да, она тут успела страху натерпеться, но у неё есть крыша над головой и нашлась тётя. Очень милая и добрая, очень чуткая и заботливая. Даже завтрак решила ей приготовить. "И чем я заслужила такое отношение к себе? Тем, что мы родственницы? И всё?" - она была очень признательна. На самом деле Элли никогда не верила в святость семейных уз. Да, была привязана к матери и по-своему любила свою сестру, но Это было скорее самым простым инстинктом, который есть не то, что в неблагополучных семьях, а даже у всего животного мира. Но воспитание и мироощущение подсказывало ей, что родная кровь - это действительно важно, хотя и практического подтверждения тому она не встречала. Раньше. А тут... У кого ещё ей можно было просить помощи, как не у тёти? Даже мать её бы не поняла, она бы просто-напросто не поверила.

- А для кого тут у нас блины и ва-афли? - голос тёти заставил Элизабет заулыбаться. "А жизнь не так плоха, как мне казалось..." - даже осадок от отвратительного круциатуса отпустил. Даже дышать было проще и легче. А как вкусно пахло! Она зажмурилась и вытянула шею, с нескрываемым восхищением вдыхая сладкие ароматы.

- Ты волшебница! В смысле... В переносном. И в прямом тоже, конечно! - она хохотнула и почесала затылок. Ванны вчерашние тоже дали о себе знать. Она давно не чувствовала себя такой расслабленной, - я обожаю шоколад! - призналась Элизабет и тут же поспешила за стол. Даже гости, эти пожиратели смерти, уже подзабылись. На душе было настоящее умиротворение, ради которого Элейн сделала всё, что было в её возможностях. Лучше и не придумать! Блинов вкуснее она в жизни не пробовала - кто бы мог подумать, что чистокровная вейла готовит с такой нежностью и лаской? Элизабет уплетала за обе щёки, едва успевая вытирать губы от шоколадного сиропа салфеткой, - вкуснотища! - хвалила она, даже не проглотив кусочка, да она остановиться не могла! Ела и ела, готова была вообще всё приготовленное съесть, если б только у желудка не было своих пределов. Наконец, Элли тихо икнула, почувствовав себя переполненной.

"Да я так скоро из её дома выйти не смогу!" - весело подумала она. Но что ж теперь ей делать? Чем ей заняться? Может, пойти в Мунго? Это же хорошее дело - лечить пострадавших, верно? Конечно, сразу же после того, как получше познакомится с тётей и узнает её получше. И об отце разузнает побольше, и вообще более или менее смирится с тем, что она сейчас живёт здесь, в 1981 году, а не у себя, в настоящем. И, конечно же, ввяжется в спасение мира от Тёмного Лорда. Даже если чистокровность - действительно важная составляющая магической Британии, Элизабет прекрасно знала методы и результаты действий тёмного волшебника. Конечно, от Гермионы она знала не слишком-то много о Волдеморте, но даже так она знала о нём больше, чем... Чем весь сегодняшний Орден Феникса, возможно. Правда, говорить об этом с тётей она пока не решалась. Слишком уж хорошее настроение было у обеих волшебниц, так зачем же его портить? Тётушка подвела Элли к своему гардеробу.

- Сколько тебе нужно времени? У нас его много! - она была такой радостной, словно бы... "Словно бы ей подарили щенка, о котором она мечтала всю свою жизнь", - на секунду от этой мысли Элизабет стало не по себе, - "а куда я должна собраться? У нас какие-то планы?" - она озадаченно перебирала гардероб, щедро предоставленный тётушкой, нашла в нём прикольный сарафан шоколадного цвета.

- У тебя есть чулки?
- полюбопытствовала она, но сама же наткнулась на новую упаковку и жестом поинтересовалась, не против ли Элейн. Конечно, тётушке не было жалко для племянницы никакого своего добра. "Может, мы идём к ней на работу? А кем она работает, интересно? Или, может, она собирается меня вести к тому-кого-нельзя-называть?" - ей стало несколько не по себе от такой мысли, но она потуже затянула ленты своего шоколадного цвета сарафана и даже нашла симпатичное пальтишко. Куда б они ни собирались, Элли не собиралась мёрзнуть, как вчера. Ноябрь так ноябрь. Даже обулась заранее. Вообще трудно было всё это осознавать, но, выспавшись и вкусно наевшись, Элли пыталась отнестись к происходящему со смирением и спокойствием из разряда "у меня есть тётя? Окааай", "она на стороне пожирателей смерти? Ну лааадно..."

- Элли, милая! У Элейн поменялись планы, - голос тёти совершенно внезапно прервал размышления Элизабет. Тётя тут же засуетилась, рассказала про медальон и всякое такое. Элли стояла несколько озадаченная и даже не знала, что сказать. Она не знала точно, как работает медальон, но рассказ Элейн звучал подозрительно.

- А вдруг это ловушка? Ты уверена, что нам стоит?... - не успела она закончить, как Элейн взяла Элли за руку и вместе с ней аппарировала бог знает куда. Элли чуть не вывернуло наизнанку, но чем больше она странствовала по этому году, тем больше привыкала к трансгрессии. Блинчики, слава богу, не покинули своего законного места. Холодный ветер ударил в лицо. Элизабет поспешила укутаться в пальто. Место... Не было ей знакомым.

-... Ты не замёрзнешь? - она хотела проявить заботу, но Элейн была очень напряжена и только указала двигаться за ней следом. Ариа младшая повела плечами и пошла за тётей. Тихо, не спеша. Кажется, это поместье было знакомым Элейн, но гриффиндорка ничего не понимала. Зато ей тоже что-то тут не нравилось. "Странное. Очень странное место..." - дом был не бедный. Картины,  дорогой паркет, огромная люстра, - труба дымила... Наверное, в камине огонь разведён, - шепнула Элизабет своей тёте совсем тихо. Та ускорялась, хотя продолжала идти неслышно. Элли за ней. Сердце от волнения ускоряло темп и вот...

- Кто ты? - выпалила Элейн на пороге большой гостиной. Элизабет с любопытством выглянула через плечо и на всякий случай сама сжала в руках свою волшебную палочку. В кресле сидел импозантный мужчина. И он был до дьявола похож на того, что лежал трупом в её квартире, - Фред мёртв! Ты не Фред! Элли, стой сзади!

- Стою-стою, - отозвалась она неуверенно. "Видимо, брата-близнеца у него не было? А как тогда?.." - может, оборотное зелье?.. Или... Откуда тогда у него медальон? Стой, не нервничай, тётя... Может, он как я? Может, как я, только он из прошлого как-то сюда попал, а? - неуверенно предположила она, вжав голову в плечи. Сама она страшно боялась и на самом деле даже отошла подальше. Так, что её силуэт едва можно было различить в сумерках да в полутьме. На самом деле она очень надеялась, что это какая-то ошибка. И что это не её отец собственной персоной. Это вовсе не тот человек, которого она страшно хотела бы увидеть. Особенно живым.[AVA]http://funkyimg.com/i/2GcRB.png[/AVA]

+3

5

- Нет, не может быть, что я просто так сюда попал? Должна быть причина же! – Фредерик внимательно смотрел на газету, где черным по белому была написана дата. Последний октябрьский выпуск тысяча девятьсот восемьдесят первого года. Для него эта дата была далеко позади, но будто в насмешку он вновь оказался здесь.
- Может… что-то пошло не так? Может… - Ариа тяжело вздохнул, мысленно перебирая возможные варианты. Судьба злодейка над ним будто издевалась, вырвав из цепких лап рождественского утра. – Интересно, как там моя Элли? Сколько прошло там… Начала ли меня уже искать Элейн? Мерлин, она поднимет на уши весь город…. Только как они меня найдут… Здесь?

Фредерик осмотрел гостиную, мысленно признавая, что она отличается от той обстановки, которую ему пришлось покинуть. Вот там у окна стояла шикарная ель в огромном горшке. Вокруг были подарки, а среди них маленькая и счастливая Элизабет Ариа. Мужчина слабо улыбнулся.

Карманные часы указывали на отметку в час дня. Если это действительно Его прошлое, то Фредерик-прошлый давно должен был вернуться, держа на руках маленькую дочь. Но дверь всё ещё не открывалась. Фредерика охватывало отчаяние, и он уже сам готов был отправиться за своей дочерью, раз прошлая версия так не спешит возвращаться.

Тут дверь открылась и Ариа стал прислушиваться к шагам. Двое, идут осторожно, практически не слышно. Воры? Нет, тогда бы защита поместья давно бы их прикончила. Если Я правильно помню своё прошлое, то месяц тому назад меня одолевала жуткая паранойя и… Я настроил защиту на кровь. Значит это Фред и Элейн. Но почему тогда они крадутся. Родителей давно нет в живых…
Однако прежде чем Ариа смог закончить мысль, его застал озлобленный голос сестры. Фредерик тут же встал, разворачиваясь к ней лицом. К его глубочайшему удивлению на пороге гостиной были две девушки, Фреда-прошлого с ними не было.

Фред мёртв! Ты не Фред. – в его сторону была направлена палочка. Ариа поднял руки вверх, показывая, что он совершенно безоружен.  Однако не заклятье, но слова уже успели ударить ему в душу. «Фредерик Ариа из этого времени мертв. Но… Тогда почему я всё ещё здесь? Почему я всё ещё жив? И как… как он умер? Это же… Он пошел к ней, к дочери. Всплеск магии?» Фред мотнул головой, отгоняя мысли в сторону. Сейчас нужно было подумать о текущем положении вещей, а именно как заставить сестру не убивать родного брата. - Элли, стой сзади!

Взгляд метнулся к девушке, стоящей в полумраке. Её лицо скрывала тень, однако это обращение и сказанные ей слова заставили Ариа более внимательно всматриваться в тень. «Оборотное? Нет, тогда бы Элейн сюда не пришла. Она же пришла сюда из-за медальона, так?» Фред чувствовал, как тепло отзывается «демон» на груди. Ангел был рядом, значит именно демон привел её сюда. Ариа искал помощи и … нашел её? 

Ариа всегда отличался терпением, чтобы внимательно выслушать и понять позицию другого человека. Если конечно же у него не было четкого приказа Тёмного Лорда. В этот раз у него было достаточно времени, а так же желание, чтобы не поддаваться эмоциям. К тому же он давно пересек ту черту юношеского максимализма, давно был отцом маленькой девочки, которая не отличалась терпением. Её извечные "зачем" и "почему" могли бы когда-то свести его с ума, но сейчас он лишь останавливался и заставлял дочку рассуждать самостоятельно, лишь направляя её мысли в нужное русло.
Фредерик с таким же лицом и сейчас слушал незнакомку и  тут внезапно его слух резануло одно единственное слово. «Тётя», обращенное к Элейн. Сердце мужчины бешено застучало. «Как?!» Единственным ребенком, который мог быть у него – дочь Элизабет.
- Элизабет? – прошептал мужчина, совершенно позабыв о направленной на него палочке. -  Элизабет Ариа?  Ты… ты моя дочь. Я помню тебя другой.

Фред потянулся к груди, чем заставил несколько занервничать двух девушек. Он заметил, как Элейн крепче сжала палочку и готова была уже его оглушить или может даже… убить? Ариа знал на что способна Элейн, однако если она всё ещё ничего не сделала, может быть тогда есть шанс до неё достучаться.
- Спокойно. Я просто тянусь за кулоном. Можно? А если вам будет так спокойнее, то прежде я хотел бы отдать вам палочку. Точнее… то что от неё осталось. – Одним движением Ариа вытащил из кармана обломки и кинул к ногам сестры.  – А теперь, если вы убедились, что я безоружен, то можно я таки достану кулон?

Фредерик достал из-под рубашки кулон с фотографией дочери. Так же всем теперь был виден и второй кулон – «крыло демона». Золотой кулон Фред получил от девочек Ариа в подарок, ровно пару часов назад. Или правильнее говорить «несколько лет позже?» Открыв кулон, Ариа улыбнулся  маленькой шестилетней Элизабет.   

- Я помню тебя … такой. Лови – Фред кинул кулон куда-то в тень, краем глаза заметив, как девушка схватила кулон за цепочку, едва ли не уронив. В свете показались её ладони и Ариа приметил, что они немного дрожат. Девушка … боится?

- А теперь можно меня немного просветить? Как получилось так, что Фред Ариа погиб, а это я так понимаю для вас – факт. Если уж берем за основу версию, что Фред мертв – то оборотное зелье не сработает. Даже срезав волос с ещё живого человека, превратиться можно лишь в его истинную копию, а значит, убив человека, вы после превращение получите второй труп. Превращаться в мертвецов строго запрещено. Надеюсь ты сказала эту глупость лишь перебирая варианты, а не всерьёз. Иначе нужно будет в последствии поговорить о твоем образовании.

Мужчина слабо улыбнулся, бросив взгляд на дочь. В том, что это была именно Элизабет Ариа не было никаких сомнений. Фред  жалел лишь о том, что девушка стоит в полутьме и он не может в полной мере оценить её красоту. Впрочем, в его голове всё ещё ворохом метались различные мысли и он едва ли держал себя в руках.

- Если же брать вторую версию, то она мне больше нравится.  Только вот загвоздка, мне тридцать лет, а это значит, что я не могу быть «из прошлого». Для меня это вы «из прошлого». – говоря это, Фред делал «воздушные кавычки», выделяя слова. Он слабо усмехнулся – Я из будущего. Если быть точным, то четыре года спустя. Прибыл сюда с рождества, к слову очень шикарное выдалось рождество. Я подарил тебе, Элли, зачарованную игрушку – пони. Но моя теория не стыкуется с вашим фактом – Фред Ариа мертв. Однако! Кулон, посмотри внимательно на фото, Элизабет. Думаю, себя маленькую ты вполне узнаешь.  Ах, руки затекли. Я, пожалуй, выпью. Слишком много эмоций на мою старческую долю.

Ариа опустил руки, чувствуя, как пальцы занемели. Это было не самое приятное чувство, казалось, что рук просто нет. Не поворачиваясь к сестре спиной или даже боком, Ариа отошел к бару. Рука привычным движением достала оттуда бутылку огневиски и стакан.
- Будете? Хотя, о чем это Я. Элейн не пьет и запрещает пить мне, а собственной дочери я не позволю пить алкоголь до совершеннолетия. – плеснув на дно стакана янтарную жидкость, Фредерик кивнул девушкам и чуть вскинул стакан – Ваше здоровье, девочки.
Выпив, Ариа чуть прикрыл глаза, ощущая, как по телу разносится огненная жидкость.
- Арх… Давно я не пил. Так… А теперь, позвольте у вас узнать, что здесь происходит и почему?

[AVA]http://sg.uploads.ru/LmuC7.png[/AVA]
[STA]Восставший из Ада [/STA]

Отредактировано Frederic Aria (2018-06-09 18:48:42)

+3

6

Элейн не хотела думать. Она хотела прямо сейчас прикончить самозванца, а потому продолжила стоять, вытянув палочку. На лице наложила свой отпечаток агрессия.
Элли что-то говорила за её спиной, но Эл лишь отмахнулась. Даже не дослушала до конца о возможности случая, что этот Фред из какого-то будущего или прошлого. Пока она будет об этом думать, что-то может случиться. А Элейн этого ой как не хотела. Она злилась, злилась, что всё так неправильно и странно.
Мужчина, который точно никак не Фред, поднял руки, видимо, демонстрируя, что он не может причинить им вреда. Так уж прям Элейн и поверила. Беспалочковая магия тоже может существовать в этом мире. Почему бы и нет.
Она фыркнула и сильнее сжала зубы.
- Молчи! - завизжала она, опасно сжимая палочку, - молчи. Не смей её называть своей дочерью. Элизабет моя! А Фред мёртв! Элейн не допустит, чтобы всякие проходимцы... - она прищурилась, видимо, готовясь выпустить какое-то заклинание. Она чуть не выпустила его, когда НеФред потянулся за чем-то одной рукой.
Она могла бы его убить прямо здесь. Это не сложно. Но Элейн останавливала одна маленькая деталь... Она не хотела причинять психологическую травму Элли. Она и так уже видела одного мёртвого человека буквально вчера. Между прочим, собственного отца. И, кто знает, что могла бы принести ещё одна такая смерть на её глазах? Наверное, ей будет неприятно. А Эл желала своей племяннице только добра.
Именно это и остановило её от убийства НеФреда.
Элейн опустила взгляд, когда кусочки палочки подкатились к её ногам. Узрела и фыркнула.
- Какой, к дементорам, кулон? - враждебно переспросила Элейн и яростно цокнула языком. Не убирая палочки, она обернулась в сторону племянницы, лицо которой продолжало утопать в тени. Предусмотрительно. Послушная девочка.
Элейн видела её получше, чем Фред. И на лице Элли могло читаться всё, что угодно, но не "да, убей его, пожалуйста, убей". Эл еле заметно вздохнула и снова обратила взгляд на небрата. Не убивать так не убивать. Пусть вытаскивает этот свой кулон, но если что - Элейн скажет Элли уйти.
И разберётся сама.
Кулон просвистел в воздухе. Элли, умничка, поймала его. Элейн даже не пошевелилась. И не убрала палочку. Казалось, было бы нужно - она бы простояла здесь целую вечность. Но не отвела бы взгляда.
И НеФред заговорил. Долго, муторно. Слишком умно. Эл с подозрением прищурилась.
Когда он опустил руки, палочка у Элейн снова дёрнулась.
- Без глупостей, нц, - с угрозой протянула она, следя за каждым шагом этого НеФреда.
- Без глупостей, - повторила она, смотря, как мужчина рассуждает сам с собой и наливает себе... Алкоголь? Сок? У Элейн вдруг разболелась голова, из-за чего она непроизвольно опустила палочку и пролепетала.
- Фред не пьёт, а ты не Фред, но я не знаю... Элейн не знает, сок это или нет...
Она как-то вся ослабла из-за этой боли в голове, но всё равно вдруг резко обернулась к Элли, что возилась сейчас с кулоном.
- Иди и попробуй! Accio! - взмах палочкой дрожащей рукой. Эл вдруг начала сильно нервничать. Бутылка переместилась в её руку, а дальше девушка уже впихнула её племяннице.
- Попробуй и скажи мне что это. Элейн важно знать. Это расставит всё по своим местам! - горячо зашептала она. Ей почудилось, что Фред дёрнулся в стороне. Вейла взвизгнула и обратилась во всём своём безумии в ту сторону с палочкой, едва не пальнув заклинанием. Ей начало казаться, что ситуация выходит из-под контроля. Что если там не сок, то... То...
- Элли, попробуй! - взмолилась Элейн почти нормальным голосом, а потом завизжала на НеФреда, - остановись! Мы должны выяснить!

[AVA]http://funkyimg.com/i/2GcRC.png[/AVA]

Отредактировано Elaine Aria (2018-05-12 02:26:55)

+3

7

- Элизабет Ариа? Ты… ты моя дочь. Я помню тебя другой, - говорит мужчина. Элизабет боязливо отступает ещё на шаг, упираясь спиной в массивную раму какой-то картины. В горле пересохло даже от страха. Что это значит - "помню тебя другой"? Имеется в виду, что он знает её в другом... Времени? От всего происходящего в мире, от открывшихся порталов и связей у Элизабет кружилась голова. И что теперь будет? Всё перемешалось, всё слилось в кучу. А что, если в мире гуляет ещё одна Элизабет? Другая Элизабет. А что, если она столкнётся сама с собой? Что тогда? "Если она будет маленькой, то лучше сделать так, чтобы она не поняла, что я - это она, да?.. А что, если я уже встречалась с собой взрослой, когда сама была маленькой? Просто не поняла этого? Да нет, не похоже... Откуда он может меня знать, если он видел меня лишь однажды за мою жизнь - и в тот же день умер? Или... не умер?" - по коже побежали мурашки, она даже не знала, что отвечать на слова отца (?) и пыталась успокоить себя тем, что на её страже стоит тётя, что она крепко держит в руке волшебную палочку, что она защитит её от любой неприятности.

Мужчина поднял руку к своей шее. Напряжение раскалилось до предела. Элли казалось, что её молодая тётя немедленно выкрикнет какое-то заклинание, но, видимо, облик мужчины не позволял ей так быстро принимать подобные решения, всё-таки слишком уж нежные чувства испытывала когда-то Элейн к своему брату. И, честно говоря, племянницу вейлы это немало напрягало. Элейн была довольно импульсивной - а что, если она так же быстро сменит своё отношение к ситуации, что, если она встанет на сторону своего брата и сейчас как возьмёт, как задушит собственными руками Элизабет?

"Нет, она слишком большую значимость придаёт семье. А если она решит, что я фальшивая? А если..?"- пока она думала, Фредерик успел продемонстрировать и осколки волшебной палочки - зачем? порой молодёжь хоть и в зачатке, но владеет беспалочковой магии, а пожиратели смерти в этом наверняка профессионалы! - и даже свой медальон. Даже два. Второй он небрежно кинул Элли, а та чисто рефлекторно поймала тот, хоть и за цепочку. Элейн даже не моргнула, видимо, когда кулон пролетел мимо неё. "Такая... Бесстрашная... А если бы это была ловушка! А если бы тут был портал или проклятье какое? Как будто ты не работала на пятом этаже и не знаешь, к чему могут приводить такие неосторожные действия", - отругала себя Элизабет и опустила голову. "Поздно думать о мерах предосторожности..." - взволнованно она раскрыла кулон и... И увидела саму себя. Маленькая Элизабет солнечно улыбалась во все свои белые зубки. Опрятно собранная, в милом платюшке ведьмочки. Счастливо улыбающаяся, крутящаяся в колдографии... Совсем не похожая на задрипанную, едва получающую банальное материнское внимание Элли в её настоящие шесть лет. "Это всё какой-то абсурд. Так не бывает", - она вздрогнула, - "это... Нет, это какой-то абсурд", - она качнула головой, не веря этому снимку, не веря своим счастливым глазам и не веря этому мужчине, этому ужасно похожему на неё, на её отца, мужчине.

- Это какой-то бред, - если до сих пор она пыталась найти объяснение происходящему, пыталась понять, что происходит, то сейчас... Всё казалось ей фальшивым. Она покарябала медальоном кожу своего запястья. Боль была настоящей. Она не спит, не спит. Всё это в самом деле происходит с ней. Девочка улыбалась. Элизабет знала, что такого снимка не было и не могло быть. Тем более - у её отца, погибшего... Этой ночью. Когда ей был всего год. Нет, так не бывает. А девочка всё так же улыбалась. Элизабет захлопнула нервирующую фальшивую фотографию, проявленную там, должно быть, с помощью каких-то иллюзорных чар, может, это артефакт, который... Да бог весть что это такое! Она хотела бы сломать этот медальон, разорвать его, разбить, но в ладони не было столько сил. Немного погодя она крепче сжала в другой руке волшебную палочку, уже думая, какое заклинание из курса чар разрушения сработают эффективнее в случае металла. Мужчина не сводил взгляда с Элли и всё рассуждал, рассуждал, словно бы они тут в музее об экспонатах говоря. Он был слишком спокоен для человека, на которого направлена волшебная палочка, на которого готова при случае напасть вейла. От всего этого было очень не по себе. "Может, он ждёт нашего нападения? Может, он готовился к этому? Чего он хочет от нас?"

- Будете? Хотя, о чем это Я. Элейн не пьет и запрещает пить мне, а собственной дочери я не позволю пить алкоголь до совершеннолетия, - продолжал Фред.
- Мне уже есть восемнадцать, - почти рефлекторно отозвалась Элли, привыкшая к фразочкам в духе "мы не продаем спиртное несовершеннолетним" в алкомаркетах. Да будь у неё сумка с документами с собой или, что гораздо привычнее, рюкзак - она бы и паспорт достала бы на рефлекторном уровне. Тут же она осеклась и поморщила носик, глядя, как спокойно Фредерик (?) выпивает за здоровье дам. "Почему-то медальон привёл сюда Элейн... Но это не может быть ОН. А даже если это и он - нужно уходить отсюда. Бежать со всех ног..! Мчаться, куда глаза глядят. Прочь!" - а она стояла, как вкопанная, не могла даже пошевелиться.
Элли не видела, что в медальоне девочка всё так же приветливо улыбалась.

Усилием воли Ариа заставила себя поднять руку и принять от тёти бутылку, само собой, алкоголя, когда тётя попросила, видимо, таким образом проверить "Фреда" на вшивость. "А вдруг там отрава? Вздор, он же уже пил из этой бутылки. А вдруг это оборотное зелье? Но медальон работал с ним как с настоящим Фредериком, правильно? Он же сам об этом сказал".
-... Я не... Я не хочу, - пролепетала она, но под горячим взглядом Элейн очень брезгливо протёрла горло бутылки рукавом своего пальто, а затем сделала короткий глоток. Знакомый вкус огневиски. Тётя ждала вердикта и требовала спокойствия от мужчины. Элли беззвучно молилась о том, чтобы весь этот кошмар наконец прекратился. Что будет? Что будет, если она скажет сейчас, что это не алкоголь? Элейн поверит в то, что этот мужчина - её брат, этот человек вотрётся им в доверие и в любой удачный момент прихлопнет их? "Он бы уже нас убил," - подумала она, - "если бы правда нас ждал. Но если это мой отец, то он монстр, он убийца, он пожиратель смерти... Он чуть не прикончил меня!.. А эта фотография в медальоне! Какого беса!" - мысли в голове путались, хотелось сесть и здраво всё обдумать, обсудить начистоту, но ведь не было на то времени, а у Элейн точно не хватит на это терпения, так, что ли? "Но если я скажу, что это алкоголь, она попробует его убить? Если его палочка сломана, можно сказать, я буквально... Я... Я дам команду убить его? Это будет смертный приговор?" - руки её всё так же дрожали, - "я не убийца, совсем нет..." - она зажмурилась. Вся обстановка угнетала, сводила с ума. Как бы она хотела сейчас стать шестилетней девочкой и просто улыбаться, а не решать вот это всё!..

- Ал... Апельсиновый, - пролепетала она, не в силах даже его, самого ненавистного человека на земле, подвести к гильотине, -... Элейн... Может, мы просто свяжем его? Я приготовлю сыворотку правды... И мы всё выясним, давай? Давай?.. - "Пожалуйста, давай свяжем его и уйдём отсюда. Вызовем министерство магии, а они сами с ним разберутся. Пожалуйста, давай уйдём..."

[AVA]http://funkyimg.com/i/2GcRB.png[/AVA]

+2

8

Фредерик никогда не хотел причинять вред собственной семье. По крайней мере так было с тех пор, как в его жизни появилась маленькая дочь и он провел ритуал принятия в Род. Так и сейчас он не желал зла своей семье. В прошлом он сражался на стороне Тёмного Лорда (возможно будет и сейчас, но только когда сможет выяснить все обстоятельства своего пребывания здесь) и часто встречался в бою с аврорами. У них была выучка, у них была дисциплина и огромные знания боевой магии. Тем же мог похвастаться и Фредерик, получивший несколько жестких уроков от Тёмного Лорда.

А вот девы из рода Ариа вряд ли могли похвастаться боевым прошлым и сразить "безоружного" Пожирателя смерти. Впрочем, недооценивать противника всегда опасно и Фред даже предполагал, что его сестра ещё более опасна в таком состоянии, чем дюжина обученных авроров.

Когда бутылка виски поплыла в сторону девушек, Ариа скептически вскинул брови и следил за происходящим. Элейн никогда не любила, когда Фред прикладывался к бутылки. Однажды даже сказала: "Элейн считает, что Фред умрет в страшных муках". С тех пор Ариа старался не пить при сестре, а постепенно практически перестал откупоривать бутылку. Было некогда. У него была дочь. Маленькая Элизабет тоже осуждающе смотрела на стакан в его руке  и несколько раз действительно превращала жидкость в какой-то сок.

- Сыворотка правды это хорошее решение. Только готовить её не нужно. Ты в моем доме и здесь есть практически всё. - Ариа тяжело вздохнул. Напряжение нарастало и он не хотел, чтобы Элейн кого-то покалечила. В первую очередь - его. Пока девушки обсуждали дальнейшие действия, Ариа собрался с силами и трансгрессировал им за спину. - Меньше слов. Больше дела.

И схватив девушек за плечи, Ариа трансгрессировал в лабораторию. Мужчина быстро оглушил девушек привычным "Petrificus Totalus", выпустив заклятье из обеих рук. От резкого выплеска энергии, без использования проводника и едва ли успевая сконцентрироваться, закружилась голова. Пожиратель чуть покачнулся. Руками оперся на рабочий стол и глубоко вдохнул.

В воздухе витал аромат трав. Не так давно он готовил здесь какое-то зелье. Что же готовил Фред из этого времени? Мысль мимолетная, но заставляет прийти в себя. Ему нужно было всё выяснить. Нужно было понять. Идея с сывороткой правды ему действительно понравилась и Ариа хотел её использовать. В данном случае против девушек.

Он усадил их на стулья. Воспользовавшись палочкой Элейн - связал. Мужчина видел, каким злым взглядом на него смотрит сестра. Какой испуганный у дочери.

- Знаете, я всегда думал, что никогда не смогу навредить своим девочкам. Не моей дорогой сестре, не  моей любимой дочери. Но... Сейчас... - Фред потер переносицу, собираясь с мыслями. Он вспомнил, что в этот период был жутким параноиком. Впрочем, спустя годы мало что изменилось.

Ариа вспомнил об одном чудесном флаконе. Всего одна пинта, но настолько ценное было содержимое для него, что Фредерик всегда прятал эту драгоценность. Один ящик. Взгляд пробегает по флаконам. Хмурится. Не то. Другой. Третий. Искомое удалось найти в четвертом.  Кристально чистая жидкость. Без запаха и вкуса. По сути обычная вода. Но только вот это было далеко не так.

Он собрал эту пинту в одно из посещений банка и настал на том, чтобы его провезли через "гибель воров". Это та самая вода из банка. Достаточно нескольких капель, чтобы обратить вспять простую трансфигурацию. Очень полезная вещь при артефакторике. Можно плеснуть на артефакт и он потеряет свои силы. По крайней мере на моменте создания это было очень полезно, если  вдруг совершил какую-то грубую ошибку.

- Вы до сих пор считаете, что я не Фредерик? Давайте я Вам покажу, что это такое.

Взгляд упал на колбу. Легкий взмах палочки, заклятье. И вот на столе уже стоит паук. Не живой. Всего лишь фикция. Пара капель из флакона превратили паука обратно. Ещё несколько миллилитров Фредерик плеснул себе на голову. Волосы намокли. Капли стекали по лицу. Но ничего не произошло.

- Итак, теперь мы знаем, что я настоящий. Но я до сих пор не знаю правды. И ты - Фредерик указал палочкой на дочь - моя дорогая Элизабет, в этом поможешь. Я не понимаю откуда этот страх. Почему ты меня так сильно боишься... Я разве был плохим отцом? Что молчишь? Ах... заклятье мешает. Извини, запамятовал. Но для начала я использую твою идею.

Ариа открыл один из ящиков и достал оттуда маленький флакончик с заветным зельем. Сыворотка правды. Запрещено использовать на детях и беременных. Но здесь ведь нет детей. А беременных? Мужчина внимательно глянул на дочь и усмехнулся. Нет, если она была бы беременна, то... Нет, об этом думать совершенно не хотелось.

Взмах палочки. Освободить лишь часть тела из под контроля. Девушка вертелась. Не давала ему залить в рот зелье. Кричала. Он схватил её за подбородок, крепко сжав ладонь. Разжал сомкнутые губы и влил несколько капель. Заставил сглотнуть. Сверившись со временем, Фредерик сел напротив девушек.

- Итак, как тебя зовут? - ответ лишь подтвердил догадки. Это действительно была его дочь. По крайней мере сложно было представить, что в этом мире существует ещё одна Элизабет Ариа. - Ты моя дочь?

Вновь ответ. Фред удовлетворенно кивнул.

- Почему ты меня боишься? Разве я был плохим отцом? - Ариа ещё надеялся, что произошла какая-то путаница  и его единственная дочь оказалась в этом времени после него. Что просто он исчез из её жизни в то рождество и  сейчас её просто настроили против него. Рассказали какую-то жуткую историю и вот теперь она боится его до дрожи в ногах.

[AVA]http://sg.uploads.ru/LmuC7.png[/AVA]
[STA]Восставший из Ада [/STA]

Отредактировано Frederic Aria (2018-05-13 09:29:02)

+2

9

Элли не хотела пробовать то, что было в бутылке. Логично. Она просто боялась всей этой ситуации. И, видит Мерлин, Элейн тоже боялась. Но не могла показывать слабости здесь и сейчас. О, нет. Только не при "брате". Пока она точно не убедится, что он не самозванец.
А он точно самозванец. Ведь Фред мёртв. Элейн видела. Элейн помнила это. Слишком хорошо для того, чтобы обмануться.
Элейн боялась... И потом, когда всё закончится, она найдёт слова успокоения для милой Элли. Угостит её мороженым, к примеру, расскажет добрую историю со счастливым концом. А потом они обе забудут то, что было. И заживут совсем спокойно. Элейн её столькому научит... Нужно было лишь перетерпеть то, что творилось сейчас.
- Попробуй! Немедленно! - твердила она, пока Элли всё же не повиновалась.
Услышав ответ, вейла немного расслабилась и прищурилась. Палочку она не опустила до сих пор. Апельсиновый сок. Хорошо. Очень хорошо.
А далее... Эл лишь на секунду отвлеклась, на одну маленькую секунду обернулась к Элли, чтобы обсудить с ней то, что они сделают. Почему-то этого почти мгновения оказалось достаточно для того, чтобы "Фред" начал действовать. Элейн в нём не ошиблась, в нём явно было что-то плохое. Но сам факт отсутствия ошибки был минусом всей этой ситуации.
Не успев должным образом среагировать, Элейн оказалась захвачена врасплох. А потом трансегрессия и... полная потеря осознания происходящего.
Она бы задушила его собственными руками, если бы не была оглушена.  Если бы.
Пришла в себя Эл уже связанная на стуле. Кинув взгляд в сторону Элли, обнаружив, что и у племянницы связаны руки, вейла издала звук, похожий на рык. На большее она была неспособна. Заклятие мешало, а то, что она вздумала пойти против него, ослабевало. На пол упало несколько перьев, но полная трансформация в вейлу не пошла. Лишь глаза горели чуть ли не адским огнём.
Несколько попыток вырваться из заточения оказались бесполезными. Заклинание не давало даже пошевелиться, из-за чего она всё более ощущала себя какой-то... Бесполезной.
Фред тем временем продемонстрировал, что он настоящий. Якобы настоящий. О чём-то болтал, что-то делал, но вейле было абсолютно наплевать на это. Фред мёртв. Она видела. Она знает. И она ненавидит этого человека, который связал их. Связал Элли. Элейн пообещала ей, что никто не причинит ей вреда, а вместо этого...  О, Элейн злилась даже на себя.
Ещё больше её злило то, что он вздумал подойти так близко к Элли. Пытался что-то залить ей. Если бы сыворотку правды, как он говорил. Если бы её. Но какие основания верить ему? Он держит их связанными. Он не даёт шевелиться. И он... .... Он может сделать очень плохие вещи. И ладно бы лишь с Элейн. Но Элли! За эти неполные сутки Эл успела очень сильно привязаться к девушке. Родственница. Семья. Элейн лишилась брата, его убили, просто убили, и она видела его труп. Прикасалась к нему, плакала над ним. Но смогла выдержать это, переключиться на дорогую племянницу. И если бы она теперь потеряла бы её... Если бы этот тип, который неФред что-то с ней сделает... Элейн казалось, что в таком случае она просто сойдёт с ума.
Он задавал ей вопросы. Был таким почти нарочито спокойным, что ещё более раздражал. Называл их "своими девочками". И злость в Элейн всё копилась и копилась. Пока всё было мирно. Имя, вопрос... И был ли он плохим отцом.
Был ли он плохим отцом.
Он ей вообще не отец!
Это было последней каплей. Что-то всколыхнулось в Элейн, что отдало выбросом магии. С вейлами вообще шутки плохи. Она пронзительно вскрикнула, как птица, которая готова спикировать на ничего не подозревающую жертву. Удалось пошевелиться, довольно резко. Но это не освободило от веревок. Не освободило от оглушающего заклинания, что не позволяло говорить и шевелиться. Наоборот, чуть лишь Элейн преодолела это заклинание Мерлин дери каким способом, едва лишь смогла накрениться на стуле так, чтобы выпутаться, как рухнула. Рухнула и затихла. Тело, что уже начало обрастать опасными перьями, прекратило метаморфозы. Волосы упали на лицо, скрывая его выражение.
Эл едва не потеряла сознание, но теперь просто тихо лежала на полу, ещё более злясь. И на то, что всё скачет перед глазами, тоже.
Не вышло.
Ничего не вышло.

[AVA]http://funkyimg.com/i/2GcRC.png[/AVA]

Отредактировано Elaine Aria (2018-05-12 02:27:12)

+2

10

Элли с мольбой смотрела на свою тётю, а та... та даже обернуться и ответить толком не успела, когда... Всё произошло. Слишком быстро. Пожалуй, эту сцену столь же безупречно даже самые профессиональные актёры не повторили бы - вот Фредерик ждёт вердикта и как будто взволнованно кривит губы, вот тётя открывает рот, чтобы высказать своё мнение по поводу "связать и напоить сывороткой правды" и... И всё. В смысле, Фредерик трансгрессировал. Элизабет даже слова произнести не успела, не успела дать тёте понять, что её брат-то исчез из виду, как и её с тётей понесло куда-то прочь.
Она никогда не привыкнет к этому мерзкому чувству. Она никогда не научится аппарировать, как бы её ни утешала Элейн. Кишки связались в узел, желудок вывернулся наизнанку, а сердце стучит где-то в правом ухе, пока мозги в пятках пытаются прийти в себя - примерно так чувствовала себя Элизабет. Из-за неожиданности и, конечно же, сопротивления, из-за того, что Фредерик унёс с собой разом двоих, Элли почувствовала, что плечо её вывернуто не слишком естественно, но, если честно, её это беспокоило в самую последнюю очередь в сравнении с тем, что она разом оказалась в страшной опасности - а ведь только что была в, казалось бы, беспроигрышной позиции!
"Дьявол!" - она бы выкрикнула это слово вслух, но тут-то её и поразило парализующее заклятие. Потому-то гримаса возмущения и непередаваемого страха так и застыла на её лице, даже локон не шевелился, хотя в новом месте несколько сквозило. Ещё и пахло много чем. "Корень бессмертника, полынь... Валериана... Он хочет нас убить, да? Он готовился к этому? Зачем тратиться на зелье, если ты мог просто атаковать нас запретным заклятием?.. Это нерационально..." - она безвольно поддавалась его уверенным действиям, хотя и не чувствовала в таком состоянии прикосновений в принципе, также безвольно она наблюдала за тем, как Фредерик легко использует артефакт Элейн - так, словно бы ему не впервой использовать чужие волшебные палочки. "Связал. Он нас связал. По крайней мере я видела, в отношении Элейн он направлял волшебную палочку на левое колено... Если только я смогу пошевелиться... Если смогу сделать взмах волшебной палочкой... Плечо болит..."
Тётя рядом... Казалось, она в натуральном бешенстве. Элизабет всё так же не могла пошевелиться, но её широкий взгляд наполнился сочувствием, сопереживанием и даже чувством вины. "Дура! Надо было честно сказать, что там спиртное! Она была бы настороже! Она была бы готова! Мы бы не были сейчас... Связаны здесь..." - хотелось уничтожить саму себя, ведь так она хотя бы могла убедиться в том, что её не будут мучить, использовать, пытать... Её взгляд переместился на мужчину. Высокого. Подтянутого. Даже не стыдно сказать, что симпатичного и представительного. У него было что-то общее с сестрой - может, природное обаяние? Но Элли не могла этого принять чисто на психологическом уровне. Это кошмар её детства. Кошмар её юношества. Её боггарт. "Ридикулус.... Ри...Дикулус..." - она изо всех сил пыталась развеселить саму себя, но мозги застилал страх, ни о каком колдовстве в таком состоянии и речи идти не могло, уже не говоря о том, что Пожиратель смерти перед ней был самый настоящий, а не воплощённый благодаря боггарту.
- Знаете, я всегда думал, что никогда не смогу навредить своим девочкам. Не моей дорогой сестре, не моей любимой дочери. Но... Сейчас... - говорил он неторопливо. Невольно Элли в голову начали приходить в голову всякие детективы с чокнутыми маньяками, рассказывающими жертвам о своих мотивах. "По закону жанра мы должны спастись. Но мы не в кино и не в книге..." - Элизабет взволнованно наблюдала за тем, как её... отец?... рыщет по ящикам в поисках... чего? Невольно она вспомнила страшную женщину, пытавшую её и Чарли ещё... вчера! Подумать только! А, может, даже сегодня? В голове всё смешалось. Она понимала, что сейчас надо искать выход из ситуации, но перед глазами WARNING! Надпись эта медленно трансформировалась в жуткого паука, выплясывающего пируэты по плоскости стола. Но вот капля прозрачной жидкости - и паук приобрёл свою первоначальную форму. "Я знаю, что это!.." - в слух сказать не могла, но, конечно, она знала. В Мунго имелись запасы воды водопада Гибели воров, порой эта жидкость оказывалась просто незаменима для запущенных случаев, для пациентов, подверженных сложным заклятиям и порчам. "Да, он не пил оборотного зелья, но... Разве это избавляет нас от того факта, что он убийца! Монстр!" - словно услышав мысли дочери, в этот момент Фредерик указал на Элли волшебной палочкой. Девушка была близка к потере сознания от панического удара, от невероятного страха. Пожалуй, даже если бы она не была заколдована, она бы не могла сейчас пошевелиться...
Он продолжал говорить с ней. Намеренно спокойно и ласково. Она пропускала его слова мимо ушей. Она пропускала его движения мимо глаз. Всё это происходило не с ней, с кем-то другим. Ей это снится. Она не может проснуться. Может, она уснула, пока принимала ванную в гостях у Элейн? Может, она сейчас тонет? И ничего не может с этим сделать. Может, это последние секунды её жизни, в которые она ни физически, ни эмоционально не способна ни на какую активность?
Фредерик взмахнул палочкой.
Элизабет почувствовала, как напряжённая кожа начинает обретать чувствительность. Как начинает сводить скулы от длительного положения их в ненормальном, застывшем изумлённом положении. Как к языку приливает кровь, как шея обретает свою естественную гибкость. Это не было похоже на смерть - хотя Элли от страха показалось, что из волшебной палочки в неё была направлена зелёная вспышка. А как тут не сойти с ума, как тут не начать видеть того, чего нет, если рядом и без вспышек мерещится пернатая разъярённая тётушка, например.
Пожиратель смерти сейчас отравит её чем-то. Сейчас даст ей что-то... Ей кажется знакомым зелье перед носом, но она рефлекторно ворочает головой и сжимает губы, но в связанном состоянии, лишённый возможности хоть пальцем шевельнуться, многого не сделаешь. Знакомый вкус сыворотки правды не сразу отрезвил и успокоил Элизабет, но под действием зелья молчать она просто не могла, хотя изо всех сил пыталась потерять всякий намёк на своё присутствие здесь.
- Итак, как тебя зовут?
- Элизабет Ариа, - скрежетнув зубами, выдавила из себя девушка.
- Ты моя дочь? - продолжал допрос Фредерик. Элизабет перекосило.
- А ты мой отец? Я не верю, что ты мой отец, я... я... Я дочь Фредерика Ариа и Сабрины Оул, - язык путался. Хотелось его себе вырвать. Что он хочет от неё узнать? Что он хочет от неё?! Чего он добивается, что он с ними сделает потом? Что их ждёт? Смерть? Плен? Тёмный Лорд?.. Он не делился планами, только что-то обдумывал и кивал, спрашивал, обдумывал, кивал...
- Почему ты меня боишься? Разве я был плохим отцом?
- Как ты можешь спраши-... ... Первый год моей жизни ты был плохим отцом. Даже ужасным. Ты не знал о моем существовании, а потом пришёл, чтобы убить меня! Если бы отец Одетты не остановил тебя, если бы Элейн не подоспела вовремя, я бы умерла! Ты желал мне смерти, ты служишь уже павшему в моё время Тёмному Лорду, поэтому... Поэтому ты кошмар. Ты ужас. Ты моё стыдное прошлое! То, что я мечтала бы стереть из своей памяти! - под её возглас рядом раздались вскрик и стук - тётя упала вместе со стулом.
-... Ох... Элейн, держись, держись... Зато мы с тобой вместе... Мне страшно, Элейн... Плечо болит...
[AVA]http://funkyimg.com/i/2GcRB.png[/AVA]

+2

11

Фредерик устало потер глаза. Всё происходящее вокруг казалось ему неким фарсом. Неудачной постановкой пьесы умалишенного режиссера с ужасными актерами, которые к тому же в день премьеры напились. И почему то главная роль в этой пьесе досталась именно ему, но вот только алкоголя не хватило и приходилось играть "на трезвую". И вот она драматичная сцена, встреча отца и дочери... Казалось бы она по всем законам жанра должна броситься к нему в слезах на шею, попутно вопрощая куда он исчез на почти два десятка лет, но...

Мужчина внимательно слушал рассказ, кивая и мысленно делая зарубки на тех местах, которые всё ещё нужно было просветить. Но главный вопрос всё ещё вертелся на языке - почему он все ещё жив? Глухой стук прервал размышления - Элейн упала вместе со стулом. Девушка явно перевозбудилась, практически завершила трансформацию, но... Видимо этого было недостаточно, чтобы разорвать наложенные чары.

- Вот черт... - прошептал Фред, поднимая девушку обратно. Убрал прядь волос, что мешала вглядываться в глаза. Покачал головой и цыкнул языком. Ведьма с кровью вейл опасна сама по себе, в основном для мужчин, которых легко может обвести вокруг пальца и обобрать до нитки. Но ещё более опасна вейла. Разъяренная вейла. В таком состоянии невозможно отличить кто друг, а кто враг. Только рано или поздно придется очнуться от забвения и тогда может быть уже слишком поздно. Однажды так уже было... Мерлин, как давно это было.

- Нц... Тебе надо успокоится, Элейн. В таком состоянии ты навредишь Элизабет. Потом же будешь жалеть, разве нет? - Ариа ещё раз цокнул языком, примечая с какой яростью смотрят на него глаза сестры. Мужчина искренне не понимал, почему Элейн отказывается верить в то, что Фредерик Ариа - её родной брат - жив. И совершенно не знал как донести до девушки эту информацию.

- Плечо болит - Фред несколько резко развернулся. Встревоженный взгляд был явно не по сценарию пьесы. Его роль - главный злодей и сейчас ему следовало бы ударить девушку наотмашь, оставив на её светлой кожи красный отпечаток ладони, чтобы не смела ныть и реветь. Полились бы реки слез и это только бы сильнее его разозлило... Но всё было иначе. За четыре года Ариа привык к роли заботливого отца маленькой шестилетней девочки. Та вечно носится по всему поместью, собирая себе синяки да ссадины. Пару раз даже ломала руку, за что получили взбучку домовики - не доглядели. А Фредерику пришлось выучить несколько новых медицинских заклинаний, да набить руку. Вот и сейчас девушка просила помощи. Не его, конечно, но кто же будет спрашивать разрешения?

Палочка Элейн была достаточно послушна, хоть и не столь охотно выполняла его заклятья. Видимо всё же важно кровное родство. В прошлый раз когда он использовал чужой артефакт, тот через раз отказывался выполнять простейшее заклинание в миг, сейчас же палочка, казалось, лишь недовольно вырчала, но точно выполняла поставленную задачу. 

- Anestesio -  мужчина взмахнул палочкой, с легкостью повторяя все витиеватые движения, будто делал это далеко не в первый раз. Колдомедицина была ему проста и понятна, быть может, лежи к нему душа - Фредерик стал бы выдающимся целителем и заработал бы хорошую репутацию в Мунго.  Ариа осторожно скинул с плеч девушки пальто, внимательно изучая плечо. Расщепления не было, значит не всё плохо. Просто вправить. - Episkey

Вздохнув, Фред вернулся к насущной проблеме - выяснить что произошло ночью с октября на ноябрь. Если судить по словам Элизабет - Фредерик Ариа практически убил её в двух летнем возрасте, но спас её далеко не озарение самого пожирателя  - Элизабет это родная кровь и плоть, а некий отец Одетты.

- Что ж... - Ариа задумчиво потер кончик носа. Мысленно Фред вернулся "в ту ночь", силясь припомнить все детали. Он помнил как кипели в нем ненависть и гнев, как пальцы сжимали рукоять артефакта, как девочка, задыхаясь, хватала ртом воздух. Только в какой-то момент он смог остановится. Смог осознать то, что эта маленькая девочка не смерти заслуживает, но правильного воспитания. "Что же пошло не так?"

В думах мужчина ходил взад-вперед, постукивая кончиком палочки по ладони. Мелкие искры срывались с артефакта, но не вредили. В комнате повисла тишина. Резко остановившись, Фред взглянул на дочь. В голову пришла совершенно безумная идея. Он не был силен в менталистике, но немного разбирался. Его учил ещё отец, вбивая в него основы словно гвозди. После сам занимался изучением, особенно когда создавал этот "браслет правды". Но то был браслет, вполне себе безобидный. А тут - живой человек и одно неверное действие и...

"Нужно лишь сконцентрироваться. Я точно знаю какой момент мне нужен. Нужно лишь заставить вспомнить именно его. "

- Я должен знать правду. Ночь... Ты помнишь эту ночь, так?  Темная комната. Дверь комнаты была приоткрыта, виднелся свет. Тихое тиканье часов, грохот посуды на кухне. -  Ариа буквально выплевывал эти слова. Рука сильнее сжала палочку. На лице отразилась гримаса отвращения. - Тёмная фигура вышла из-за угла и ты проснулась. Страха не было, он пришел позже. Взмах палочки и дыхание перехватило.  Вот прям как сейчас...

Мужчина взмахнул палочкой, накладывая не раз отточенное заклятье. То самое, которое чуть не убило его  дочь. Фред видел, как сжалось горло девушки. Как ужас промелькнул в её глазах. Она хватала ртом воздух. Всего несколько мгновений и Ариа накладывает контр заклинание. Сердце предательски сжалось. Девушка судорожно вздохнула. Вновь взмах и ... - Legilimens

Пожиратель оказался прав. В страхе своем девушка вспомнила именно нужный отрезок жизни и Ариа с некоторой легкостью погрузился в воспоминания. Образы были покорежены временем, лишь отрывки.  Но четко сохранился образ "спасения". Зеленая вспышка и тёмная фигура падает навзничь. Воспоминание оборвалось и Ариа отшатнулся.

- Значит... Значит сегодня... Меня убили... - Ариа не придал значения тому, что девушку вывернуло наизнанку. Запах блевоты смешался с запахом трав. Мужчина лишь немного поморщился и достал платок. Действовал он лишь на автомате, мысленно всё ещё где-то далеко. Вытер девушке лицо, убрал рвоту и развернулся к столу. - В моем времени всё случилось несколько иначе. Я тебя выкрал. Элейн ругала меня за то, что не рассказал раньше, но безоговорочно приняла тебя как родную дочь. Вместе... мы совершили ритуал принятия. Он немного очищает кровь... Я... Это было рождество... Я пришел сюда из 1985го. Мне не нравится эта реальность... Почему? Почему всё так случилось? Почему Я здесь?!

В гневе Ариа ударил кулаком по столу. Зазвенели склянки, одна упала на пол и разбилась.

- Но как такое может быть? Если я умер в 81м, то как я жив в 85м?

[AVA]http://sg.uploads.ru/LmuC7.png[/AVA]
[STA]Восставший из Ада [/STA]

Отредактировано Frederic Aria (2018-05-13 09:30:48)

+2

12

Злоба. Отчаяние. Элейн разрывали эмоции, но им некуда было выплеснуться. Эл готова была рычать, скандалить, что угодно, но какой в этом смысл, если она просто привязана к этому чёртовому стулу? Поджечь бы его, да ведь сгорит вместе с ним... А Элли бросать было никак нельзя. Да. Элли оставлять один на один с этим... Было нельзя. Элейн это чувствовала. Или хотела чувствовать... Одно из двух. Она никогда не разделяла воображаемое и действительное. Если она знает - то это истина. Нет других вариантов.
Движение. Её подняли вместе со стулом, выпрямили, убрали пряди спутанных волос. Элейн взглянула на лже-Фреда с максимальной ненавистью, с которой только была способна. Презрение. Она бы убила его взглядом, если бы только смогла.
- Не смей мне указывать! - яростно выплюнула она ему в лицо, готовая кинуться в любой момент, - просто... не смей. Элейн и так всё прекрасно знает. И никогда не навредит Элли. Элли - часть семьи! Элли... - вейла вдруг подуспокоилась, перья начали исчезать, и весь облик её превращался обратно в обычного человека. Ярость из взгляда исчезла, осталась лишь тоска. Эл... Взглянула на этого лже-Фреда немного иначе. Так похож на её брата. Две копии.
- .... Последняя часть семьи... Элейн ненавидит тебя, незнакомец. Ты похож на брата. Элейн хочет к брату... - Ариа опустила голову, вновь скрывая лицо за волосами. Силиться не заплакать? А смысл?
- .... Элли, Элейн нас вытащит, Элейн не хочет никого терять. Не переживай, - она всхлипнула как-то беспомощно, будто не она только недавно едва не закончила превращение в птицу, - Элейн убьёт этого человека, медленно, чтобы он не смел врать, чтобы он не смел делать Элейн больно своими утверждениями. Тем, что привязал, заставлял смотреть, видеть, как он похож на Фреда.
Она продолжала что-то бормотать, чуть ли не самой себе. Уткнувшись взглядом куда-то в колени. Затихла она тогда, когда и лже-Фред внезапно тоже замолчал. Слышались лишь искры с палочки. Вейла осторожно подняла голову, настороженно наблюдая за палочкой. Как зверь, который готов в любую секунду соскочить с места. Жаль, мешали верёвки...
... прям как сейчас....
- НЕ СМЕЙ! - как-то хрипло крикнув, она вновь поддалась вперёд, но без результата. Верёвки не планировали её отпускать. Элейн расширенными от ужаса глазами увидела, как накладывается заклинание. Фред любил это заклинание, научил Элейн. А этот ещё и накладывает его её же палочкой... Успеть бы проговорить контрзаклятье... Не успела. Нет, он не убил Элли, а отменил действие заклинания, проговорил уже другое. Лез в её голову.
- Я убью тебя! Я убью тебя, отродье! - прошипела она в сторону лже-Фреда, сжимая голову в плечи. Как же трудно было в пассивной агрессии. Когда не можешь ничего сделать. Ничего. Лишь угрожать, злить. Да пусть, пусть он сделает что-то Элейн. Она выиграет время. Она всё вытерпит. Только не племянницу. Нет.
Она вновь замолчала. В его времени. Бред. Пыль в глаза. Элли из будущего, но этот... Нет.
- Больше не будешь жив в 85, - с угрозой пробормотала она, сверкая глазами в сторону Фреда. Уничтожит. Он заставил Элли страдать. Элейн заставит страдать его. Всё просто, такие правила. Выбраться бы лишь...

[AVA]http://funkyimg.com/i/2GcRC.png[/AVA]

+2

13

Реальность медленно переставала казаться таковой. Всё плыло перед глазами. Может, никакой это не её отец? Может, это боггарт. Точно, боггарт. Хотя разве боггарты говорят? А почему нет? "И почему я об этом не спросила у Гермионы?.." - она пыталась сосредоточиться на воспоминаниях о подруге, словно бы в надежде покинуть это страшное место и остаться жить в своих хоть и безбашенных, но счастливых воспоминаниях. Не получалось. Голос Фредерика не отпускал, хотя хотелось потерять сознание и больше никогда его не обретать. Силы покидали тело безо всякой видимой на то причины - парализующий страх съедал Элизабет изнутри. Уничтожал её. Минутная слабость, её тихая жалоба на боль - да кого это волнует? "Чокнутое семейство... А ведь жизнь оберегала меня ото всего этого, как могла... Как чудесна была моя жизнь", - она даже думала уже в прошедшем времени, как будто была уверена, что не переживёт этого. Не проживёт больше ни дня. Её убьют сегодня. И даже тётя её не спасёт, потому что она связана. Потому что её тоже убьют. "Её-то за что?..." - она взглянула лишь мельком, как с Элейн обходился её брат. Её настоящий брат - Элизабет не могла больше сомневаться, в отличие от тётушки.
"... Господи, забери меня отсюда... Забери меня из этого ада, пусть он резко нас отпустит! И тогда - клянусь - уйду в монастырь..." - некоторые слова она даже прошептала вслух, но по большей части она не двигалась, не шевелилась. Даже старалась не моргать. До тех пор, пока боль в плече не отступила. Пока не стало легче дышать - только физически. Эмоционально Элизабет была раздавлена в тонкий блин. Вообще-то заклинания он произносил, растягивая гласные почти точно так же, как это делала Элизабет, но, конечно, девушка не желала видеть в нём себя. И не видела. Перед её глазами был убийца, как бы милосердно он себя ни повёл по отношению к девушкам. И всякий его "благой" поступок можно было объяснить.
"Он восстановил мне плечо? Зачем?" - её воображение не могло нарисовать картинки красочнее, чем раз за разом уничтожающий и восстанавливающий её психонутый отец-садист. "Он просто играет, как кот с мышкой... Просто играет", - она тихо шмыгнула носом и подумала, что ей совсем-совсем не нравится прошлое. Этот год. Эта война. Эти люди. За один день её уже дважды связывали и ещё несколько раз просто пытались убить и угрожали, наставляя свои артефакты против неё. В её время такого даже за год не происходило. Даже во время второй магической войны Элизабет почти не подвергала свою жизнь угрозам. Иногда бывали в больнице особо одержимые пациенты, бывали и критические ситуации, когда что-то (кто-то) выходило из-под контроля, но нет, ничего подобного в своей жизни она прежде не встречала.
Когда Элизабет была в заточении у смуглой женщины вместе с Чарли, сердце билось быстро, на адреналине. А сейчас - глухо, тихо. Или это органы чувств у неё уже совсем перестают работать должным образом? Или мозг отказывается верно интерпретировать информацию? "А ведь мы смогли сбежать, хотя нас заковали.... Чарли трансгрессировал", - огонёк надежды в душе угас, не успев разгореться. Ведь Элли совершенно не умела трансгрессировать, да и неизвестно, поможет ли трансгрессия, когда ты связан волшебными верёвками. Видимо, нет, иначе Элейн уже предприняла попытку. "Вейлы красивые... Даже когда разъярены. Особенно. Наверное, никто не имел возможности запечатлеть её на полотне... Почему я не осталась с Чарли? Почему я оставила его? А он в порядке?" - она старалась отвлечься от своего кошмара всеми возможными способами. Но тот словно намеренно постоянно напоминал о своём, чёрт возьми, существовании.
- Я должен знать правду.
Элли это не понравилось.
Разве ему мало сыворотки правды, которую он применил? Какую правду он хочет услышать? Что его так смущает в её словах? И почему он жив? Почему он здесь? Обстоятельство это, нужно сказать, не нравилось ни Элейн, ни Элли, ни самому Фредерику. Так почему бы всем просто не разойтись, а? Кому из них выгодно всё вот это вот? "Ему просто нравится мучить меня", - вспомнила Элли.
- Ночь... - продолжил Фредерик, - Ты помнишь эту ночь, так? - Элизабет ненадолго снова начала чувствовать своей кожей. Чувствовать холод, пробирающий до дрожи, пронизывающий, ноющий. "Нет. Не помню. Не хочу", - думать о чём угодно сейчас, только бы не о том ужасе, преследовавшем всё её детство в ночных кошмарах. Но всякую попытку Элизабет вспомнить игру ли в квиддич возле Норы или первый визит в больницу Святого Мунго пресекал бездушный голос. Жестокий. Чуждый всему святому, - Темная комната. Дверь комнаты была приоткрыта, виднелся свет. - "И это он недавно показывал мне фотографию, пытаясь убедить, что он примерный семьянин?.. И это я ещё сомневалась, хотела верить ему! Я чокнутая, точно!" - Тихое тиканье часов, грохот посуды на кухне, - "Пожалуйста. Не надо", - Тёмная фигура вышла из-за угла, - "Гермиона!... Одетт! Пожалуйста!.. Кто-нибудь!" - Элизабет не могла вдохнуть, не могла и выдохнуть, ей даже не требовалось заклятие удушья, - и ты проснулась. Страха не было, он пришел позже. Взмах палочки и дыхание перехватило, - "...Мама..."
Удивительно, но, каким бы ни было отношение к матери, она всегда будет подсознательно ассоциироваться с домом. С защитой. И если звать больше некого, ты позовёшь кого?.. Маму, правильно. Но мама не пришла.
- Вот прям как сейчас...
Доступ кислорода был перекрыт полностью, шею сдавило невидимой удавкой. Элизабет только открывала и закрывала рот, словно рыба, выброшенная на берег. В глазах начало темнеть, что-то тупое пульсировало в мозгу. Отчаяние? Обида? "Я выросла. Я уже не годовалый ребёнок, а всё так же беспомощна. Бестолкова. Бесполезна. Я никто. Я ничто. Только воздух. Мне нужен воздух..."
- НЕ СМЕЙ! - кричала рядом вейла, но Элизабет её не слышала. В этот момент ей позволили глотнуть воздуха, а потом... пробили. Не буквально - или всё же? Голова, без того тяжёлая, стала свинцовой, совсем дурной. А она ничего не могла сделать, только дышать, почти хрипеть. Некоторые пациенты прибывали на пятый этаж Мунго, потому что претерпели на себе слишком много "злых" заклинаний, слишком много испытаний организма и разума - и сходили от этого с ума. Не от одного заклятия, а от нескольких, действующих обратно эффекту санатория, направленного на всеобъемлющую реабилитацию. Только быстрее и эффективнее. Рушить проще, чем строить.
Элли видела эту ночь. Была её свидетелем дважды. Тогда, когда была малышкой - её воспоминания смешались с картинками из ночных кошмаров, с картинками, которые услужливо подкидывало воображение. Она думала, это сам сатана - может, поэтому в её воспоминании у Фредерика хвост черта и чёрные-чёрные глаза?... Лицо его размыто. Он душит, злобно ухмыляясь. Душит одним только взглядом, наполненным ненавистью и отвращением, а волшебная палочка, кажется, только концентрирует эту злобу в конкретный эффект, только и всего. Причина магии - желания и чувства. Стон матери. Хлопок. Вспышка... Элизабет смотрит на это сквозь слёзы. К ней наклоняется ещё один мужчина, и его лицо тоже смазано. Он хочет помочь, но не может, он не знает контрзаклятия. Он трансгрессирует. За помощью, конечно, но для маленькой Элизабет это выглядело иначе. Её оставили одну погибать в этом мире... Одну... Потом появляется женщина с большими глазами. Женщина, которая спасает дитя  взмахом волшебной палочки и шарахается от тела Фредерика. Элизабет тогда не знала, что это была её собственная тётя. Воспоминание резко сменило ракурс. Элли вместе с тётей вбегают в квартиру... Это когда? Это сейчас? Это было сегодня? Сумасшествие. Элли видит саму себя... Маленькую... Беспомощную. Она не хочет быть такой. "Но я уже..." - она видит фигуру Фредерика и чувствует, как её выворачивает наизнанку. Тошнит. "Не хочу".
- ... Говоришь так, как будто ты хотел быть хорошим папой... А в итоге связываешь нас... Пытаешь... Ты думаешь, так люди завязывают дружбу и мирятся, так люди доказывают друг другу нежные чувства? -  она снова не замечала сходства, но сама почти выплёвывала эти слова в манере Ариа старшего. Зло. Агрессивно. Почти шипя. "Я не хочу снова допустить этого. Так больше не будет..." - ты не отец. Ты монстр. И если ты растил другую меня, остаётся искренне пожалеть её... Зато, наверное, под водой дольше всех может сидеть...- язвительно пробормотала она и шумно, жадно глотнула воздуха и перевела взгляд на тётю. Та была всё ещё в бешенстве, хотя контролировала себя в большей мере. "Ну. Давай. Я же видела, куда. Давай!.. Я не останусь здесь, не задержусь больше ни на минуту. Какая же я гриффиндорка, если не могу перебороть этот маленький страх?", - она не могла увидеть из своего положения место, на которое направлял волшебную палочку Фредерик, когда связывал Элли, но вот Элейн... К тому же, превращение в вейлу наверняка не оставило на тёте и следа от заклятия "Petrificus Totalus", чем не могла похвастаться Элизабет. Нет. Не получилось. Она надеялась без палочки освободить хотя бы тётю. Не вышло. Невербальная и беспалочковая магия - это слишком серьёзно для стажёрки Мунго. Но ведь Элейн её тут не оставит, правда? А Элли не оставит тётю. Оставалось одно.
Рассчитывать на помощь больше неоткуда.
"В этот раз у меня просто должно получиться", - никогда раньше не выходило, конечно, занятия в Отряде Дамблдора Элли в основном прогуливала под предлогом самых разнообразных оправданий, а под присмотром Гермионы получалась только тонкая серебристая нить, а её наставление "вспомни нечто воодушевляющее!" не работало - всё было не то. Раньше. "Сегодня утром".
"- Я не такая тру... Трусиха, но пожиратели смерти... Это так страшно... Так страшно, Элейн... Мне правда, правда так приятно, что мы встретились...
- Ты Ариа. Ты не можешь быть трусихой. Не переживай. Они тебя не тронут. Никогда. А если посмеют, я уж знаю, что с ними делать.
Защита. Безопасность. Семья. У меня есть семья. Мы выберемся, Элейн!"

Она зажмурилась, попыталась почувствовать свои пальцы. В них была палочка, но артефакт не чувствовался из-за эффекта заклинания. Пальцы отказывались шевелиться. Но Элли всё равно беззвучно, но решительно прошептала: "Expecto Patronum".
Кончик волшебной палочки Элизабет засеребрился. Затем из палочки вырвалась ослепительная вспышка. Яркий огонёк быстро и стремительно сделал круг по лаборатории, отражая свой свет в банках и склянках, усиливая его многократно, ослепляя, почти оглушая своим светом. Мгновение - и птица расклевала путы Элейн и, неуклюже сбив ещё один пузырёк с полки на пол, подлетела высвобождать и Элизабет.
"Получилось?!" - казалось, у Элли открылось второе дыхание.
- Элейн, забери нас! - она всё ещё не чувствовала своего тела, оставалось рассчитывать, что дальше.. Дальше она может положиться на свою прекрасную тётю. Сорока - а сверкающий огонёк оказался именно этой птицей, кинулась кружить вокруг Фреда, суматошно хлопая крыльями и цепляясь за всё подряд.
"Гермиона не поверит", - Элли сама не верила! Осталось всего ничего - выжить.

[AVA]http://funkyimg.com/i/2GcRB.png[/AVA]

+3

14

Если бы были силы, Элейн сожгла бы все эти верёвки. Взглядом, собой, как угодно. Агрессия переполняла, чуть ли не вытекая наружу. Он. Посмел. Причинить. Вред. Элли. Элли. Той Элли, которую сама вейла чуть ли не считала собственной дочерью. Или по крайней мере тем существом, за которого можно (нужно) нести ответственность. Это было решение Ариа, но кто вообще мог пытаться с ним спорить? Даже если попытки и были бы, Эл это явно бы не послушала.
Внезапно всё стало меняться... Элейн сама не поняла, когда это вообще случилось. В какой-то миг она и сама затихла, повернув голову к племяннице. Не без удивления. Белый дым, свет, что угодно. Нечто потустороннее, что заставило Ариа склонить голову на бок, завороженно глядя на заклинание. Патронус. Слышала она об этом, но лично для себя выгоды не видела. Не пыталась, не училась этому. Но как же это красиво... Каждый раз. Слишком красиво.
Из палочки вырвалась птица. Сорока. Маленький огонёк, только-только оживающий, воскреснувший. Элейн видела краем глаза, что Фред тоже не совсем понимает, что происходит и почему. ЛжеФред. Что, всё пошло не по плану? Какая неудача.
Сорока за какие-то доли секунд расклевала путы веревок, освобождая Элейн. В глубине души вейла оценила, что Элли сначала решила позаботиться о ней. Прекрасно, Элли. Прекрасно.
Вскочив с места, Элейн свирепо кинула взгляд в сторону человека, что притворялся её братом. И отцом Элли. У него всё ещё была палочка Элейн, но... Бороться сейчас за неё было опрометчиво. Элейн знала, как расставить приоритеты. Элли или палочка? Выбор очевиден.
Взмахом руки (хорошо же быть вейлой и колдовать без палочки), Элейн вызвала яркую вспышку, которая лишь дополнительно могла ослепить Фреда. И подскочила к Элли, тут же хватая её к себе.
- Какая же ты умничка, умничка... - шептала она Элли, вмиг сделавшись мягкой и дружелюбной. Подняв племянницу со стула, пусть и не без усилия, Элейн сгребла её к себе в охапку, в какой миг обернувшись на ЛжеФреда. И поджав губы.
Только сейчас в её голове родились мысли о том, что было бы, если... Это правда был её брат. Бред, конечно. Но... Что ни говори, Элейн любила Фредерика. Он был для неё всем. Важнее родителей, важнее приятелей, важнее всего. Он был частью её семьи, тем, на кого она обижалась, если он уезжал. Когда он уезжал. Тем, кто успокаивал её. Тем, кто помог оформить документы, стать новым человеком. Кто принял её даже после того случая.
Элейн смутно понимала, что с ней что-то не так. Какой-то частью сознания. Но никогда не развивала эту мысль до конца. Другие части сознания явно не позволяли это делать.
- .... как жаль, что ты не Фред...  Нц...- прошептала она, а после немного трансгрессировала. Буквально на порог этого дома. Дальше не рискнула, ибо Элли и так неплохо потрепали со всеми этими заклинаниями. Элейн не хотела, чтобы племяннице стало ещё хуже.
- Всё хорошо будет, надо немного переждать, хорошо? - тихо забормотала она, оттаскивая племянницу пока к кустам, который до сих пор почему-то были покрыты зеленью. Тем лучше. Усадив поудобнее Элизабет, Элейн приставила палец к губам и прислушалась. Бежать не получится. Если Фред выйдет, Элейн даст ему отпор. А так он мог бы подумать, что они убрались намного дальше.
- Я защищу тебя. Чего бы мне это не стоило. Элейн обещает, нц.

[AVA]http://funkyimg.com/i/2GcRC.png[/AVA]

+1

15

[Ava]http://funkyimg.com/i/2GcRB.png[/ava]А ведь Элизабет почти привыкла быть одна. Да, у нее были товарищи, друзья, наставница, даже мать и сестра, но она привыкла чувствовать одиночество. Ей всегда словно бы не хватало понимания или семейной ласки. Все любят чувствовать себя особенными, непонятыми, обиженными, униженными, "пожалейте-меня-все"-нными. И она не была исключением, наблюдая за миром, который крутится вокруг нее, но совсем не так, как надо. Особенно осторо одиночество ощущалось после смерти одного из Уизли. Делиться трагедией и своими чувствами было особо не с кем, а держать в себе Ариа не умела, потому и кисла много. Но сейчас, в этот самый момент она вдруг почувствовала, что у нее есть тётя. Элейн. По возрасту они почти сестры! Элизабет нравилось, что даже имена у них, одинаково начинаются! А как вейла смотрела на свою племянницу! Да, Ариа была счастлива, когда проснулась и позавтракала со своей тётей. Не нужно быть проницательным, чтобы чувствовать, что тебя любят и оберегают. И сейчас тоже было видно, что Элейн в первую очередь думала только о девушке, которую знала меньше суток, но которую признала и считала своим птенчиком.
Едва освободившись, она вскочила с места, ослепила Фредерика вспышкой и схватила Элли, которая до сих пор едва ли могла пошевелиться, пока сердце клокотало адреналином. Их связал ее отец, пожиратель смерти! В живую он не казался таинственным и страшным, как во сне, но... он был реальным. И угроза, которую он представлял - тоже... Зачем-то он ее допрашивал, вопросы о путешествии во времени обдумывать было некогда, ровно как и патронуса, его форму и красоту, которого каким-то образом сумела призвать Элизабет!
Все это потом, а сейчас... просто молиться о спасении! Пусть только они уйдут отсюда и больше никогда не пересекутся! "Ну пожалуйста!" - она зажмурилась, трансгрессируя вместе с Элейн, пока сорока, уже ослабевая, продолжала сбивать склянки, свечи, все, что попадалось под лапы в сторону Фредерика.
Перед трансгрессией Элейн сказала кое-что. Она сказала: "как жаль, что ты не Фред".
"Это изменило бы что-то? Ты бы не спасла меня, если бы допускала мысль, что он настоящий?" -
а вот Элизабет подобную мысль допускала, но в целях собственной безопасности не собиралась заводить разговор с тётей и просить ее подумать. Не собиралась, но сыворотка правды рабоиала сейчас против неё, поэтому она невольно произнесла: "Если я, твоя племянница, пришла из будущего, то разве не мог бы ли и Фред прийти из другого времени или даже из другого мира? Но если он из другого мира, он ведь действительно не тот, настоящий Фред?" - размышления оборвались вместе с трансгрессией.
В этой трансгрессии Элли не пострадала, как тогда, когда ее переносил псевдоотец. Как он может быть ее отцом? Он пытал ее с помощью сыворотки, наложил на нее парализующее заклятие и при этом ждал, что она радостно кинется ему на шею с визгом "папочка"? Однажды ему объяснят, что параллизованные на шею не кидаются.
"Я не хочу быть здесь... Я хочу быть далеко... я хочу... кого волнует, что я хочу? Я застряла в прошлом, встретилась со своим чокнутым отцом, параллизована, да еще и совершенно не представляю, что будет дальше..."
- конечно, сейчас Элли было плохо, было страшно. Тошнило, но Элизабет держалась. Она все ещё себя не чувствовала. Тело не отвечало на приказы головного мозга. На самом деле только сейчас она поняла, насколько это жуткое ощущение. А вдруг она останется такой застывшей навсегда? Вдруг ее парализовало до конца жизни? Конечно, это заклинание, с которым должна по идее справляться простая "Финита"... Или не должна? Или тут необходима помощь медика? К ним в Мунго с такой проблемой, вроде как, не обращались, Элли не припоминала таких случаев. Она вообще многое забывала, так что ничего удивительного в этом не было.
- Я защищу тебя. Чего бы мне это не стоило. Элейн обещает, нц, - просто слова, а Элизабет действительно почувствовала себя лучше, как будто теплый огонек начал согревать тело изнутри.
- Спасибо... Пожалуйста сними с меня эти чары... - попросила она свою тётю очень тихо, поскольку та наказала не шуметь, усадив Элли рядом с кустами и надеясь на то, что в этом прикрытии. Конечно, тётя не могла помочь, у неё ведь не было волшебной палочки, на что она не слишком тонко намекнула жестами Элизабет. Та тихо вздохнула.
- Возьми мою волшебную палочку...

В этот момент Крыло ангела завибрировало, запульсировало так, что даже Элизабет почувствовала странную энергию. Хоть артефакт передать успела. Через мгновение Фред появился, да притом не с главного входа, а из окна, застав девушек врасплох. Элизабет и пискнуть не успела, как ее перехватил из рук тети ее (не совсем) отец. Снова трансгрессия. а что было дальше..? А дальше ей стало плохо. Но, прежде чем ее вывернуло наизнанку, отец отправил Элизабеи в глубокий сон хорошо знакомым Элли заклинанием "Dormino". Раньше это было ее любимое заклинание, испольщуемое обыкновенно в колдомедицине, но не менее полезное для того, чтобы избавиться от неприятеля, на заморав при этом руки. Из-за страха перед отцом, правда, в первые секунды Элизабет подумала, что ее душат, а потому схватилась за горло, самовнушение - сильная вещь. Но в следующую секунду она уже крепко спала.

0

16

Фредерик и забыл, каким был раньше. Последние годы в его жизни был мир и покой. Не было особо стрессовых ситуаций, когда практически полностью он переключался на действия, пытаясь добыть максимум необходимой информации, а лишь потом занимался анализом и продумыванием дальнейших действий. Конечно нельзя было сказать, что стрессовых ситуаций не было во все, только вот они решались довольно быстро и был четко заданный шаблон действий. Заказчик отказался от выполненной работы и не оплатил заказ? Всё просто - изделие передавалось на продажу в лавку. Маленькая Элизабет опять сломала себе очередную конечность? Несколько целитеных заклятий,  костерост и  обязательный утешительный подарок. Потом конечно же нагоняй получали домовики, что не доглядели за молодой госпожой.

Сейчас же... Всё было шло совершенно не так. И всё покатилось по наклонной вниз. В тот момент, как Фредерик Ариа оказался в совершенно незнакомом месте в совершенно другом времени. И вновь требовалось выжать из ситуации максимум, а только потом уже думать что делать дальше. В такие моменты Ариа даже мог не считаться с родными и близкими. Правда стоп-фактор всё же был. Сознание всегда заставляло вспоминать один и тот же момент. Голос матери, который всегда наставлял на правильный путь и заставлял в нужный момент остановиться. Семью нельзя убивать. Семья важна. 

Мужчина морщится, прикрывая глаза ладонью - вспышка ослепила его. Надоедливая птица-патронус кружила над головой.  Попытался отмахнуться руками, но та лишь уклонилась и вновь принялась кружить. Перед глазами была пелена. Совершенно трудно было на чем то сконцентрироваться. Фредерик чувствовал, что вот-вот может упасть. Руками он оперся о ближайший стол. Пара минут, казалось, превратились в часы. Время тянулось медленно, словно нуга.

Внезапно всё закончилось. Тишина. Патронус растворился как только Элизабет потеряла над ним контроль. Проморгавшись, Ариа осмотрелся. Никого рядом не было. Его дорогая сестра исчезла, прихватив с собой повзрослевшую дочь. Кто.... Где? Мысли несколько путались. Медленно, но верно сознание всё же вернулось.

- Элизабет! - мужчина даже испугался собственного крика, не ожидая что будет так громко. Нужно успокоится. Нужно просто понять что произошло. Желательно с самого начала Ариа достал из настенного шкафчика бодрящее зелье. Откупорив пузырёк - залпом осущил содержимое. И ещё один. Бодрящее зелье. Двойная доза. Всё же выдалась довольно бессонная ночь и богатый на события день. А сколько ещё всего...

Я оказался в далёком 1981 году. В ночь, когда выкрал свою дочь из дома этой магглы - Оул. Но в этот раз... В этот раз всё было иначе. Не выкрал - попытался лишь убить и как итог был убит. Фредерик Ариа из этого времени мертв. Но... Как тогда жив я? И почему в этом времени Элли - восемнадцатилетняя девушка? Она - самозванка? Нет. Я... чувствую это? Мерлин, с каких пор я стал полагаться лишь на чувства? Но ей доверяет Элейн... Элейн не стала бы подпускать к себе кого-то, кто не был бы дорог. Или в этом времени сознание моей дорогой сестры помутнено гораздо больше?

В задумчивости, Фредерик потёр большим пальцем крыло Демона. Перепонки и когти на краю крыла хорошо чувствовались. Амулет, словно чувствуя желания хозяина, стал искать Ангела. Времени много это не заняло и тут же в сознании всплыл образ. Главный вход поместья. Словно на снимке Ариа видел дверь собственного дома. "Снимок" был воссоздан из остаточного образа. Последнее, что видела Элейн Ариа.

- Элейн... - Фред взбежал по лестнице в гостиную, пересек коридор. Взгляд упал на входную дверь. Нет... Слишком очевидно. Она ждет меня. Она боится меня. Ещё одна пробежка по лестнице до крайней комнаты на втором этаже. Его личная комната, окна которой как раз выходили на внешнюю сторону дома.

Взмахом палочки мужчина открыл окно и в прыжке забрался на подоконник. Сразу же он заметил двух беглянок. Девушки засели в кустах. Их было трудно заметить даже с высоты второго этажа, лишь макушки были видны. Но этого было достаточно. Вновь трансгрессировав, Фредерик оказался вновь позади своей дочери.

Они не успели среагировать. Всё было очень быстро. Рывком он поставил девушку на ноги, попутно снимая с неё парализовочное заклятье. Прижав к себе крепко, мужчина вновь трансгрессировал. На этот раз в квартиру Элейн Ариа. Если ты так меня боишься... То может стоит оставить тебя в покое? Да и мне нужно время чтобы всё обдумать

- Dormino - короткий взмах и вот уже через несколько секунд девушка крепко спит. Лишь миг и Фред вновь оказывается перед сестрой. Та попыталась атаковать, но он лишь выбил артефакт из её ладони, ловя его в полёте свободной рукой. Ещё секунда и Элейн оказывается в месте с ним в квартире.

- Dormino - кажется, она хотела что-то сказать, но слова так и не были произнесены. Фредерик устало потёр глаза. И почему всегда приходится делать именно так? Почему нельзя было спокойно поговорить? Может мне нужно быть более гостеприимным? Вздохнув, Ариа осмотрелся.

В этой квартире он был множество раз. Ещё задолго до того, как сестра вновь переехала жить в родовое поместье. Здесь он чувствовал себя как хозяин.
Осознание того, что же необходимо сделать пришло так же внезапно. Пергамент. Чернила. Перо. Нужно написать письмо...

Дорогие Элейн и Элизабет


Действие сонного заклятья закончится утром. Когда вы очнетесь - меня уже здесь не будет.

Однако, я не хотел бы прощаться на столь печальной ноте.
Мне совершенно не понятно, как так получилось, что я - Фредерик Ариа - мёртв. И с этим мне ещё придется разобраться самому. Для Вас - это явно неоспоримый факт и доказательство этому видел. ЗА это прошу прощение у тебя, моя дорогая Элизабет, ведь в желании своем докопаться до правды, я пошел на такой рисковый шаг. Рискнул тобой...

Единственное, я всё же хочу рассказать Вам свою версию событий. Ведь не бывает такого, что у одной монеты - лишь одна сторона. К тому же ты, Элизабет, достойна знать Правду. Но... Это Я не думал, что эти слова что этот секрет раскрою так рано.

В ночь с тридцать первого октября на первое ноября я, Фредерик Ариа, действительно отправился по твою душу. Я был ослеплен яростью и гневом. А ещё - страхом. Мой друг - Эштон, обладает пророческим даром. Однажды он в шутку решил погадать мне и изрек: «Я вижу грязное дитя, зачатое в пороке и рожденное во грехе».  Вначале, я думал, что он лишь шутит, но Эштон был серьёзен как никогда. И я стал искать... Искать Тебя, Элизабет. И если первое время я был лишь недоволен довольно неожиданным событием. Но потом... узнав кто же является матерью моего ребёнка...

Гнев, ярость и страх охватили мою душу. Страх за семью. Шла война и я был на определенной стороне. А наличие у меня "грязнокровки" в роду могло сказаться плачевно на всей моей семье. Моя сестра была бы убита. Там же оказался бы и Я. По крайней мере именно с этими мыслями Я шел в тот дом. Именно поэтому я намеревался обменять одну жизнь на другую.

Но я не смог убить тебя. Я не смог убить собственную дочь. И я выкрал тебя. Правда, одну жизнь я тогда всё же забрал. Я стер память Сабрине Оул, вплоть до момента знакомства со мной. Может... стёр что-то ещё? Но меня это не волновало. Впрочем, не волнует и сейчас.

Элейн, моя дорогая сестра. В том времени ты поступила точно так же. Ты первой потянулась к Элизабет и забрала её под своё крылышко. Вместе мы замели все следы и начали жить одной семьёй. А потом... Потом я оказался здесь. В совершенно чуждом для меня времени. С совершенно другими событиями.

И я прошу у тебя прощения, моя дорогая Элизабет. Тебе пришлось вырасти в маггловском мире. Тебе пришлось вырасти в страхе. И всё это лишь моя вина.
Так же... Элейн, моя дорогая сестра. Я прошу прощение за то, что оставил тебя. Что не пришел к тебе в ту... или всё же эту? ночь за советом. Ты бы помогла. Я в это верю. И тебе бы не пришлось потерять меня. Сейчас я понимаю, как это было бы больно.


Но... Всё же для вас Фредерик Ариа - мёртв. Пусть будет так. Считайте, что это прощальное письмо. Письмо с того света.


Искренне Ваш, Фредерик Ариа



Чернильная капля упала на пергамент  рядом с его подписью. Растеклась, создавая собой подобие косы, с которой так часто люди изображали госпожу смерть. Усмехнувшись, Фредерик решил, что это очень символично, тем более что он "уже мёртв". Отложив перо, мужчина оглянулся на спящих девушек. Действие заклятье должно закончится не раньше утра.

Нужно найти тело... Похоронить, быть может. Может я так же найду ещё какие-то зацепки? Ну не могли меня так просто убить. Не настолько я...

Ариа хмыкнул. Конечно же в этом возрасте он всё ещё глубокий идиот и эгоист. Ведь можно было бы действовать совершенно иначе. Почему... Почему именно это время? Почему не за неделю? Или хотя бы за день до...?

Элейн безмятежно спала. Она даже не заметила, как мужчина снимает с неё дорогой артефакт. Ангел нужен был ему для поиска "второго Демона". Нужно было найти Фредерика Ариа из этого мира. И, быть может, он всё ещё жив. Ведь не может быть так, что он мёртв, а я нет... Ведь он - Я.  С такими мыслями мужчина кинул на стол, рядом с письмом, крыло Демона и трансгрессировал.

[AVA]http://sg.uploads.ru/LmuC7.png[/AVA]
[STA]Восставший из Ада [/STA]

Отредактировано Frederic Aria (2018-07-30 02:32:27)

+1


Вы здесь » | Three Generations: I would rather die | » Маховик времени » Family first [1981, November]