0610



0225



1075



0800


Ученики

из будущего первыми шагнули в прошлое и оказались в плену у самого Волдеморта, а Пожиратели с ночи ищут гостей из порталов. Но где же Орден Феникса?

Внимание!

Добро вовсю сражается со злом, уже есть жертвы. Гости из будущего бросили все силы на изменение прошлого. Но куда же смотрит Министерство?
ЛУЧШИЙ ИГРОК
Evan Rosier
ЛУЧШАЯ ПАРА
Roderick Hayes & Odette Rosewood
ЛУЧШИЙ ТАНДЕМ
Adrian Mulciber & Evan Rosier
ЛУЧШИЙ ЭПИЗОД
Trust your own madness
ЛУЧШИЙ СЮЖЕТ
Anything that can possibly go wrong, does © [1981, November]

2023 год - 17/10, вт | 1998 год - 8/05, пт | 1981 год - 2/11, пн.

From bad to worse © [1981, November]
» Claire Rutherford — 14/07/2018

Sometimes it's better not to know © [1981, November]
» Sirius Black — 16/07/2018

Time is all we have © [2023, October]
» Teddy Lupin — 16/07/2018

I'll save you [1998, May]
» Bjorn M. Karhy — 17/07/2018

Catch me if you can © [1981, November]
» Grace Swan — 17/07/2018

They are not as black as they are painted [1981, November]
» Walburga Black — 20/07/2018

Danger hides in beauty and beauty in danger © [1981, November]
» Leonard Ross — 20/07/2018

Danger is real, but fear is a choice © [1981, November]
» Rose Weasley — 20/07/2018

Anything that can possibly go wrong, does © [1981, November]
» Hermione Granger — 20/07/2018

Where there’s a will, there’s a way [1998, May]
» Norah Drake — 20/07/2018

Compromise - is not an act of weakness [1981, November]
» Walburga Black — 20/07/2018

Give up! [1981, November]
» Elizabeth Aria — 22/07/2018

Family first [1981, November]
» Elizabeth Aria — 22/07/2018

I'm gonna give all my secrets away © [1981, November]
» Olivia Hayes — 22/07/2018

Audiatur et altera pars [1981, November]
» Albus Dumbledore — 22/07/2018

A woman’s work is never done [1981, November]
» Penelope Clearwater — 22/07/2018

Hard times always reveal true feelings © [1981, November]
» Evan Rosier — 22/07/2018

Forewarned is forearmed © [1998, May]
» Kyle Graham — 23/07/2018

A problem is only as big as you make it © [1981, November]
» Sirius Black — 23/07/2018

Everyone you'll ever meet knows something you don't © [1981, November]
» Marlene McKinnon — 13/08/2018

| Three Generations: I would rather die |

Объявление




Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » | Three Generations: I would rather die | » Хроники Хогвартса » Time is all we have © [2023, October]


Time is all we have © [2023, October]

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

http://funkyimg.com/i/2EzoA.gif
http://funkyimg.com/i/2EzoC.gifhttp://funkyimg.com/i/2EzoB.gif

Время и дата:
16 октября, час дня

Место:
Хогвартс, Министерство магии

Участники:
Teddy Lupin, Regulus S. Black, Dominique Weasley, James S. Potter, Albus S. Potter;
Описание:
Магия удивительна и она не любит незапланированного вмешательства, особенно, когда дело касается времени. Если Пожиратели в прошлом и хотели незаметно сделать что-то недоброе, то магия не позволила им. Но теперь расхлебывать придется ребятам из будущего, но для этого им придется нарушить все существующие правила и содрогнуть мир возможными изменениями.

+1

2

Дополнительно: 25 прекрасных лет, преподаватель Трансфигурации и полный набор этого предмета в себе
Внешний вид: Джинсы потертые, рубашка в клеточку, рабочая мантия преподавателя, но недолго, волосы неоднозначного цвета
Состояние: Веселое, бодрое, оптимистичное
С собой: Волшебная палочка, какие-то пергаменты


Утро бывает добрым только тогда, когда ты этого сам хочешь. Нельзя проснуться с желанием умереть и чтобы при этом птички пели. Должен идти серьезный дождь, и чтобы ветер завывал, и чтобы все рыдали кругом, а где-то протекала кровь из трубы. А вот если хочется доброго утра, то здесь надо открывать глаза и улыбаться. Непонятно только чему, ведь над головой может стоять кто-то не очень добрый. Но это все нюансы. Тонкая душевная организация молодого метаморфомага требовала, чтобы каждое утро было добрым. Таким оно и бывало. Причина была проста - он просыпался всегда рядом с любимой женой. Тедди не ленился каждый вечер возвращаться домой, если Виктуар не заглядывала к нему в гости, а делала она часто. У них был уговор такой - если Люпина нет дома после шести, значит она идет к нему. Так и жили, жили в мире и любви, коллекционировали фантики от разных шоколадок и обожали валять дурака. Вики только казалась серьезной. Еще и в министерстве работала. Совсем такая важная-важная, а на самом деле ей только дай повод посмеяться и поваляться лениво. Тедди точно знал, что им вдвоем было здорово.
Еще ему было здорово на работе, которую он любил. Очень сложно было поверить, что потомки Мародеров будут прилежно преподавать, особенно Блэк и Поттер, так как у Люпина в этом плане шансов было больше. Но так получилось, что Тедди вобрал в себя качества всех трех (четвертого никогда уже и не считал, и не вспоминал, особенно семья Уизли), став центром вселенной истории непоседливых гриффиндорев. Блэк был полной противоположностью своего отца, а Поттер (все трое) вообще были детьми соседскими, непонятно в каком поле взращенные. Все разные и все странные.
Утром, жена, кофе, жена, утро, жена. Потом немного Хогвартса. Понедельник - день тяжелый, особенно после бурных выходных. Такие только и были у всех кругом. Октябрь же на дворе, холодно уже, пора контрольных. Пришел - выучил - сдал. Нечего попы просиживать. Люпин проверял два занятия, сразил наповал своих учеников, добил их хохотом, дал задание и веселым шагом отправился в сторону учительской. Ему хотелось поскорее избавиться от кучи пергаментов с эссе - сложить в стопку, проверить вечером, когда Самсон не будет зловеще мелькать черным пятном то тут, то там, то снова здесь. Тедди поежился, вспоминая, как не раз удирал от него сам с внутренними воплями ужаса. Учительская была таким вот местом, где было уютно всем. Особенно Блэку. Особенно, когда он был там один. Сидел рядом с камином в высоком кресле, неудобно если честно, читал сочинения студентов или готовился к чему-то там опять. Типичный такой Регулус. Всегда все делал правильно, но если они решали шалить все вместе, то всегда их спасал. Тедди любил друга. Обожал его просто, особенно за умение быть совершенно другим в случае чрезвычайной ситуации. То есть вот если сейчас их атакует динозавр, то Регулус очень быстро сориентируется, пока чуткая душа анимага будет искать подходящего размера клетку. Блэк же просто побеседует с динозавром и убедит его умереть обратно в свой век.
- Мне скучно, Блэк. - Тедди скинул мантию, закинул ноги на стол в учительской, заложил руки за голову и стал покачиваться на стуле. Вот так. Было весело пять минут назад, пока шел сюда - успел заскучать. Регулусу теперь придется нелегко - выслушать причитания, покивать в ответ на умозаключения, традиционно молчать весь монолог Люпина и выдавить из себя всего пару слов. Тедди был и не против такого расклада, всегда же удобно, когда есть молчаливый друг. Бесценно вообще. - Где Поттер? Я не верю, что он до сих пор на уроке, который закончился, - Люпин покачнулся, зависнув на задних ножках стула и посмотрел в сторону двери. Высмотреть коридор с такого угла просто невозможно. Но если коридор не идет к Люпину, то Люпин пойдет к коридору. Это почти мудрость. Школьная, старая и святая. - И не говори мне, что он там строит глазки той семикурснице. - Тедди отлично знал, что Регулус не то что не скажет про это, он вообще ничего не скажет. Этот человек был из тех, кто лучше промолчит, послушает, еще промолчит, еще послушает, а потом оглушит заклинанием. Да, лучшие друзья раз на раз не приходятся. Спрыгнув со стула и чуть не опрокинув стол на Блэка, Люпин как ни в чем не бывало направился к двери и выглянул в коридор. Кроме сквозняка и сверкающего пола там ничего не было. Пара пауков не в счет. Люпин потерся затылком о дверной косяк и вернулся к столу. Он оперся в него ладонями, склонил голову и посмотрел на то, что читал Регулус. Читал же он что-то страшное и непонятное. То ли эссе, то ли роман об идиотах. - Кстати, ты в курсе, что Доминик в городе? - невинно поинтересовался Люпин. Виктуар очень просила не болтать лишнего, но позлить друга - это святое. Отношения Регулуса и Доминик были загадкой для всех. Наверное, даже для них самих. Просто в какой-то вот момент эти двое сперва сошлись незаметно, потом так же незаметно разошлись. - Мне жена сказала, что к ней сестра приехала, - оправдался быстренько Люпин и улыбнулся, надеясь, что Блэк в хорошем настроении и не станет швырять его в пол. Спокойный и добрый Регулус мог. Но ничего не произошло. Никакого ответа не последовало. Люпин провел ладонью по своим волосам. Поразмыслив, они окрасились из темно-каштанового в синий. Это и привлекло внимание Блэка. - Может мне совсем раздеться и превратиться в... - Тедди осмотрелся по сторонам в поисках вдохновения. Коварная и толстая муза кокетливо вильнула тяжелым задом и упорхнула в маленькую форточку. Вроде бы застряла, но вроде и назад никак. Люпин обернулся, бросил взгляд на портрет. - ...в того старого и страшного мужика. С бородой который. У него еще глаза, как у соплохвоста, - нашелся молодой учитель с интересным предложением. Но любые его попытки внести разнообразие, свет и краски натыкались на прочную стену игнорирования. Регулус, этот всезнающий-и-всегда-такой-спокойный, даже бровью не повел. Вообще ничем не повел. Только страницу перелистнул. Вот иногда бесило многих. А Тедди было все равно. Он мог спокойно поговорить и за двоих, и за троих, и за весь класс. Если его ученики ленились и хотели спать (что бывало редко из-за специфики его методов), то он начинал говорит и говорил еще долго, пока вечер не наступал. Потом приходил Блэк, оглушал его и забирал. Так и жили. - А хочешь я превращусь в Доминик? Не обещаю пылких объятий, но могу улыбнуться, в любви признаться... Все-таки Регулус был странным человеком. Он то игнорировал так, что нервы сдавали. У других. То кидался чем-то тяжелом. Вот сейчас Тедди успел поймать стул. А в прошлый раз получил бревном в живот. Горящим бревном. Блэк не мелочился же. - Тебе нужно жениться, - изрек Люпин очередную мудрость и закинул ноги на стол опять. Кресло, как по волшебству (честное слово, настоящая магия) оказалось придвинуто ближе. - Мы с Алом еще вчера решили найти тебе невесту. Вот, ты посмотрел на меня. Да, нам с младшим Поттером было скучно после нескольких бутылок сливочного пива и мы решили, что ты уже взрослый, пора просветить тебя насчет супружеской жизни, о всех ее плюсах и женить. А то стыдно нам за тебя. Живешь в стене, воспитываешь левую дось, флиртуешь с одной Доминик только. И то когда она приезжает раз в квартал. А в остальное время чахнешь. Нет, ну может ты и развратничаешь где-то без нас, но это же без нас! А что без нас - то против нас! - Люпин умолк и подпер голову рукой, глядя на Рега. - Мне полезно болтать. Нерисса разрешила. Говорит, ты не молчи, Тедди, не молчи. Говори. Вот я и говорю.

Отредактировано Teddy Lupin (2018-04-29 06:20:32)

+3

3

Дополнительно: 27 лет, анимаг, преподаватель Заклинаний;
Внешний вид: Черные брюки, белая сорочка, тонкая кожаная куртка, сверху черная мантия;
Состояние: Спокойное и невозмутимое;
С собой: Волшебная палочка, книга, немного денег в кармане брюк;


За те четырнадцать лет, что Регулус знал Люпина, Поттеров и всю семью Уизли, он привык ко всему. Абсолютно ко всему. За все это время с ним случалось все - бесконечное светло-рыжее потомство врывалось к нему домой посреди ночи, лучший друг падал на голову - в прямом и переносном смысле, - дети великого героя с завидным постоянством влипали во все возможные неприятности, а Блэк сохранял вечное спокойствие, являясь островком адекватности и здравомыслия. Их компания была достаточно большой, чтобы напугать любого, кто рискнул бы поднять на них руку, ногу или слово. Если за одним столом встречались Тедди, Эжени и Джимбо, то вечер можно было считать не только удачным, но и совершенно неадекватным. И, откровенно говоря, очень многие задавались вопросом - как Регулус вообще выдерживал такое количество бреда и сумасшествия, когда сам даже улыбался не всегда? Ответ был очень прост - Блэк просто наслаждался компанией друзей, расслаблялся с ними, позволял себе немного выпить, пошутить и даже иногда посмеяться. Быть серьезным и самым ответственным было, несомненно, очень здорово, но Регулус понимал, что иногда надо быть проще.
- Мне скучно, Блэк.
Появление Люпина всегда было шумным, неадекватным и слишком бурным. И хорошо, если безопасным. Иногда даже обходилось без разрушений. Регулус едва заметно дернул бровью, но продолжил чтение. Эта фраза звучала так часто, что во всем мире не хватило было развлечений, чтобы повеселить Люпина. Прошло всего полчаса с окончания урока, а Тедди уже не находил себе места, что было естественным состоянием его тела и души. Чуткой - как он обычно утверждал. Регулус же удобно строился поближе к камину, раскрыл книгу, которую захватил из комнаты, и продолжил чтение. В отличие от своего непоседливого друга, он предпочитал пережидать перемены в более спокойном состоянии. Через пару часов его ждала вторая лекция с семикурсниками Хаффлпаффа, которые вызвались принести ему интересные эссе. Эти трудолюбивые ребята всегда могли чем-то порадовать. Они же восторженно встречали Люпина на своих уроках, охотно соглашаясь на все - переодеваться, делать постановку какого-нибудь исторического момента, где непременно нужна была трансфигурация, чтобы в определенный момент спасти положение, а потом и мир. И они же еще более охотно устраивали настоящий хаос, когда дело доходило до практических занятий. Блэку иногда казалось, что Хельга Хаффлпафф очень скоро сойдет со своего основного портрета и просто покинет Хогвартс. Словесный поток Тедди был бесконечен. Регулус давно уяснил себе, что отвечать на все его вопросы смысла нет - Люпин вполне справлялся с этим сам. Он говорил за всех сразу, сам спрашивал, сам же и отвечал. Блэку оставалось только вовремя кивать головой и выдавать односложные ответы. Но в основном Тедди говорил один. Известие о приезде Доминик порадовало молодого человека, но, держа все эмоции при себе, он никак не отреагировал на это внешне, лишь перелистнул страницу, продолжая читать. Монолог Люпина начал приобретать странный окрас, а его очередное предложение превратиться в страшного мужчину заставило молодого профессора Заклинаний тяжело вздохнуть. В такие моменты ему становилось жаль Виктуар. Наверное, она сама не знала, как терпит этого болтливого непоседливого человека. Регулус, например, был уверен, что она в один прекрасный день сбежит с троллем. Лишь бы не слышать и не видеть Люпина... По сути, Блэк обладал невероятным терпением. За столько лет знакомства и дружбы он выдержал не один час таких разговоров. Но иногда Тедди становилось слишком много, а его навязчивая идея превратиться в Доминик уже начинала раздражать. Молодой человек коротко взмахнул палочкой, которая была заранее изъята из кармана. Ближайший стул полетел прямиком в Люпина, но тот успел его поймать.
- Не кричи, я прекрасно тебя слышу, - не поднимая глаз произнес Блэк, неглядя поправляя накренившийся стул очередным взмахом артефакта. Очевидно, Люпин его даже не слушал потому, что резко перешел на совершенно другую тему. Тему, которая уже успела порядком надоесть Регулусу. Женитьба. Все эти новые родственники и друзья, словно сговорившись, мечтали женить его, не понимая, почему он, взрослый молодой профессор этого не хочет. Его вполне устраивала его работа, а заводить семью, которая жила бы в городе - странно. Не поселит же он жену здесь или в Хогсмиде. Конечно и от жены все зависело. В прошлый раз Тедди предлагал объявить набор практиканток на Заклинания и отобрать только самых-самых, чтобы можно было в свободное время присмотреться к ним, пощупать, понять, какая из них лучше. А если понравится - жениться. - Альбусу не помешало бы заняться делом, а не распивать сливочное пиво в компании сомнительных личностей, - уже более серьезно заметил Регулус, прекрасно представляя себе, сколько именно было этих "пары" бутылок. - И я не развратничаю. Ни с Доминик, ни без нее. И с каких пор моя личная жизнь оказалась в центре твоего внимания? - поинтересовался Блэк, закрывая книгу и удерживая пальцем то место, где он остановился. - Ты считаешь, что раз тебе повезло жениться, то теперь ты - специалист в этом вопросе? - Обычно молчаливый Регулус никак не мог хранить молчание в компании Тедди. Люпин располагал к беседе, хоть порой это было и лишним. Иногда Блэк не отказался бы провести вечер в тишине. Но от Тедди ведь не спрячешься. В коридоре послышались знакомые голоса и Блэк с некоторым облегчением выдохнул. Если Поттер и Уизли хотя бы на несколько минут отвлекут Тедди, будет здорово. Правда был риск, что они втроем накинуться на Блэка, тогда пришлось бы просто бежать от них. На всякий случай Регулус встал со стула, откладывая книгу в сторону и пряча палочку. Не всегда конечно, но иногда на него обожали кидаться. И порой это делали не только девочки, но и мальчики. Очевидно, все они преследовали одну цель - уронить Регулуса на холодный пол. Обычно Доминик не рисковала так делать, если была на каблуках, но порой и это ей не мешало. - Я уверен, Нерисса имела в виду совершенно другое, - вздохнул Регулус и слабо пошевелил рукой. Только вчера он провел почти полдня, если не больше, в больничном крыле в компании Принц. Рука болела меньше, но неприятно покалывала, напоминая, что нужно быть еще более внимательным и осторожным, чем он есть.
[AVA]http://funkyimg.com/i/2HQ41.png[/AVA]

Отредактировано Regulus S. Black (2018-06-23 21:47:25)

+1

4

Дополнительно: 19 лет, уже год как путешествует по миру, работая моделью дома мадам Малкин;
Внешний вид: сначала - белый комбинезон, солнезащитные очки, черные шпильки и клатч, потом - темно-серое пальто, легкое шерстяное платье в тон, черные байкерские ботинки и небольшая сумка;
Состояние: хорошее настроение;
С собой: вп, сумка с одеждой и необходимыми вещами.


Доминик заправила светлую прядь за ухо, поправляя солнцезащитные очки. Темная оправа выгодно играла с бледностью ее лица, что не раз отмечали окружающие. Она с радостью принимала комплимент, пожимая плечами и смущенно улыбаясь. Так уж и повелось, что приятные слова радовали ее душу, подкрепляя самооценку. В конце концов кровь вейлы не делала всю работу за девушку. Можно было быть симпатичной и привлекательной, но Уизли умудрялась обыгрывать собственную внешность с помощью аксессуаров. Может именно поэтому ее все чаще и чаще звали за границу.
Она бездумно листала фотографии в новом смартфоне, который купила после своего гонорара за работу в Милане. Несколько показов хорошо отразились на ее банковском счете, поэтому Ди решила, что нет ничего лучше, чем порадовать саму себя. Ужины на открытых верандах перестали радовать, а шумная клубная музыка в последнее время давила на виски больше, чем уговоры матери вернуться. Уизли остановила выбор на одной из фотографии, отправляя ее Виктуар и подписывая несколькими смайликами. Конечно, можно было бы воспользоваться совой, раздобыть колдографию, приписать к ней собственные эмоции и слова, но куда проще и легче было общаться с друзьями как раз-таки с помощью мобильного телефона. Бабушка отказывалась понимать, как маленькое устройство способно облегчить ее жизнь, поэтому видела внучку за последний год достаточно редко.
Доминик задумчиво открыла календарь, разглядывая свое расписание. То в последнее время стало настолько загруженным, что организм хотел бы начать возмущаться, но Уизли вовремя напоминала себе, что именно этого всегда и хотела. Модный дом мадам Малкин расширялся, магазинов становилось больше, влияние в индустрии моды крепчало… Ди запомнила слова девушки, что постоянно повторяла эту фразу каждому, кого встречала на своем пути. Конечно, не каждому, а тому, у кого могли быть деньги, которые были необходимы бизнесу. Уизли так же должна была работать во имя процветания альма-матер, но волшебницу мало интересовало то, что происходило вне показов. В случае проблем у мадам Малкин, она всегда сможет найти работу, учитывая, сколько визиток у нее хранилось где-то в сумке.
Ди запрокинула голову, подушечками пальцев массируя виски, которые то и дело, но начинали капризничать. Она не любила летать на самолетах, но индустрия моды не спрашивает, а ставит условия. На подобных поездках нужно было не только работать лицом, но и выгуливать наряды, которые должны были стать повседневными. Белый комбинезон смотрелся, если честно, совсем не повседневным, но дело Доминик лишь за тем, чтобы чувствовать себя в нем комфортно. Заметив, что кто-то сбоку делает ее колдографию, девушка приняла более удобную и вальяжную позу, задумываясь о том, что, пожалуй, после приезда можно съесть вишневый пирог. Лучше, конечно, сразу в Хогвартс поехать, чтобы не терять время зря. Вновь взглянув на календарь, волшебница решила, что так и сделает. Тогда к вечеру она сможет отправиться к Виктуар, сев Тедди на шею. А уже на следующий день доберется до Молли, где в знак уважения придется съесть не одну тарелку тыквенной каши.
Когда самолет приземлился, девушка радостно поднялась, потягиваясь в стороны и подхватывая свою заколдованную сумку. Она не любила возить с собой тяжелые чемоданы, когда летала одна и некому было везти ношу, поэтому Ди обходилась лишь специальным заклинанием. Помахав рукой парню, что сделал несколько снимков для какого-то маггловского журнала, Уизли поспешила к выходу. Дом мадам Малкин пытался завоевать интерес всей Англии, поэтому все чаще наряду с мантиями стали выпускаться партии одежды для магглов.
Доминик обняла подруг по работе, поцеловав в щеку Кристиана, и незаметно упорхнула в сторону уборных. Не хотелось тратить еще лишний час на метро или же автобус, тем более родная страна встречала ее отнюдь не солнечной погодой. Однако очки девушка не сняла, считая, что те отлично дополняли образ. Оказавшись в одной из кабинок, Уизли напевала старую песню на французском языке, пока проверяла все вещи, что были с ней. Когда стало понятно, что она ничего не потеряла, - а такое случалось, - девушка резко крутанулась вокруг себя.
Хогсмид оставался Хогсмидом даже спустя год. Ди не надеялась увидеть на месте маленьких домиков торговые центры и высокие небоскребы, но все же улыбнулась приятной атмосфере, что царила вокруг. Ноги в миг замерзли, когда она оказалась на улице. Старая добрая Англия была беспощадна.
Впереди виднелся Хогвартс, замок которого тяжело было не заметить. Доминик же ускорилась, в очередной раз в своей жизни жалея, что аппарация ограничивается на территории школы. Если бы она устанавливала правила, то для начала исправила бы мантии, потом бы разрешила трансгрессировать хотя бы совершеннолетним студентам. Для того, чтобы повидаться с друзьями, необходимо стучать каблуками по неровным улочкам деревеньки, что находится так далеко от самого замка. Что за несправедливость?
Однажды она попыталась намекнуть директрисе, что длинные рукава мантии смотрятся странно вместе с остроконечной шляпой, но МакГонагалл лишь улыбалась, обходя ее и при этом затягивая ее мантию потуже.
Ди толкнула дверь замка, дрожа от промозглого холода. Тряхнув плечами, она потрогала замерзший нос и поспешила к лестнице. Вряд ли в школе что-либо изменилось, поэтому она предполагала, где нужные ей люди могли находиться. По крайней мере в учительской можно было согреться без опасения, что кто-то сфотографирует ее в неудачной позе. Хотя Доминик принципиально не принимала такие.
Уизли стучала каблуками по каменному полу замка, надеясь, что это каким-либо оповестит остальных о ее приезде. Неловко было бы застать Регулуса в объятиях своей ученицы, что вряд ли бы случилось, но Доминик предпочла бы сфотографировать это. Было бы куда забавнее, если бы в объятиях оказался Тедди, правда закончилось это бы плачевно. У Виктуар наверняка нашлось бы несколько хороших заклинаний в голове для такого случая. Девушка улыбнулась, услышав грохот в учительской. Чутье не подсказало, и каблуки застучали куда быстрее.
- Qu'est ce que vous faites, mes bébés? - спросила Ди, заглядывая в учительскую и замечая Тедди и Регулуса в весьма интересной, но привычной для всех позах. - Привет, - протянула девушка, вытягивая руки, обнимая и целуя каждого в щеку. - Англия, конечно, не Мальта, но погода просто ужасна, mes chers, - заявила Уизли, встречая взгляд Блэка. - Нравится? - она покрутилась перед собравшимися, показывая все прелести комбинезона, который не подходит для повседневной носки, но хотя бы выглядит ослепительно. Ди понимающе кивнула, подхватывая сумку и делано обижаясь на комментарии. - Пойду переоденусь в кабинете Блэка, пока вы тут смеетесь над красотой, - махнув ладонью, сказала вейла, отворачиваясь и выходя из учительской. - Можешь не провожать, обещаю, трогать ничего не буду, - добавила она, заглядывая в дверной проем и подмигивая.
Без особого труда попав в кабинет профессора заклинаний, Доминик опустила руку в заколдованный клатч, нащупывая нужные ей вещи. Пальто, платье, ботинки и другая сумка уже лежали на преподавательском столе, когда девушка с предвкушением тепла скорее переодевалась. Наколдовав зеркало посреди комнаты, она проверила свой внешний вид, отмечая, что смотрится, как типичная англичанка. Вспоминая, что она вообще-то еще и француженка, Ди коснулась артефактом волос, накручивая их, а потом подкрасила губы. Оценив результат, она поправила пальто и на скорую руку заколдовала новую сумку тем же заклинанием, что и клатч.
Перед тем как уйти, Уизли скользнула взглядом по кабинету, отмечая, что изменилось внутри ровным счетом ничего. Типичный Регулус. Притянув какой-то пергамент, она написала послание на французском, советуя ему как-нибудь заглянуть в лавку мадам Малкин за новой мантией, что не будет смотреться так безвкусно, как нынешняя. Нарисовав небольшую миниатюру профессора рядом, она заколдовала ее так же серьезно скрещивать руки на груди, как Блэк постоянно это делает. Тихо рассмеявшись, она закуталась в пальто и поспешила обратно в учительскую.
Внутри уже оказались оба Поттера, которых оказалось слишком легко испугать. Доминик бесшумно подбежала к ним, обнимая и протискиваясь между ними. - Салют! - радостно поприветствовала она ребят, что не видела больше полугода. - Рассказывайте, кого потеряли в Запретном лесу, а кто так много выпил, что потерялся в замке? - Уизли выразительно посмотрела на Люпина, намекая на то, что Виктуар делится с сестрой всеми важными семейными событиями.

Отредактировано Dominique Weasley (2018-05-23 20:45:17)

+2

5

Дополнительно: 19 лет, вернувшийся из годового традиционного путешествия, новоиспеченный и успешный уже второй месяц практикант по защите от темных искусств, блистательный анимаг, доставучий Поттер
Внешность: синие конверсы, потертые джинсы, белая рубашка, под ней - майка, осенняя мантия
С собой: волшебная палочка, кольцо Блэков на пальце со шрамом


За окном воспевали птицы, а в темном кабинете под треск камина и писк девочек воспевал Джеймс Сириус Поттер для третьего курса, сидя за поваленным, как баррикада, столом с классным журналом, ручкой и биноклем в то время, пока ребята пытались замочить двух из пяти оставшихся боггартов, которых Джимбо притащил из своего летнего путешествия.
- Корнер, хороший "Риддикулюс", но что у тебя с глазомером? Зачем целиться в мой шкаф? Ты не знаешь, кто там может сидеть! И вместо трех проблем ты обречешь класс сидеть тут до отбоя!
Справа от Поттера загорелось чучело болотного фонаря, и молодой практикант чуть не зарычал - то ли от безнадеги, то ли от восторга.
- Уайт, это боггарт, а не ледяная принцесса! Откуда она у вас в голове? Вы читали накануне ужастики вместо учебника по защите?! Агуаменти!
- Браун, левее! Теперь правее! Теперь ниже! Всех отправлю к мисс Принц на проверку зрения!
- Это что, крокодил с пятью головами?! Пропустите меня к выходу, дерните "стоп-кран", вызывайте 911!
Когда, наконец, прозвенел звонок с урока, в кабинете остался один вполне такой бодренький боггарт, двенадцать замыленных студентов и один преподаватель-стажер с палочкой в одной руке и книгой "Крестный отец", привезенной из путешествия, в другой.
- Вы просите отпустить вас с закончившегося урока, но вы даже не усвоили его тему, - Поттер взмахнул палочкой, загоняя боггарта-вампира в шкаф, но не приближаясь к нему. Детям было ни к чему знать, каких тараканов хранит их обожаемый учитель в своей голове,[b_ - с контрольной справились все. Узнать оценки и исправить на более высокие - на следующем занятии. Всё, крошки, всем до следующего занятия, а теперь выметайтесь, кыш![/b]
Третьекурсники радостной толпой посыпали из кабинета, спотыкаясь друг о друга и роняя только что поставленные на места парты. Девчонки усиленно строили глазки и старались не краснеть. Поттер посмеивался, выставляя в журнал оценки, сидя на краю кафедры. Подняв глаза, он заметил Браун, которая крайне медленно тащилась из кабинета по стеночке, шажок за шажком, сверля Джима взглядом.
- Браун, подойдите, - бывший гриффиндорец улыбнулся студентке, понимая, что, возможно, может стать объектом первой любви, что в основном грозить записками в утреннем кофе, нарочито плохим поведением и нарывами на отработки. Третьекурсница приблизилась к кафедре, и Поттер спрыгнул с нее.
- У Вас следующая пара у мисс Виктории? - девочка кивнула, и парень удовлетворенно хмыкнул, - передайте ей этот конверт. Там характеристика вашего класса. И не вздумайте открывать! На печати - пять проклятий и один оповещающий звонок. А знаете, что делает с любопытными мистер Ализаде? - Джимбо с удовольствием наблюдал, как цвет лица девочки меняет цвет с красного на бордовый, а потом на бледный, и понимал, что от записок в кофе и вечерних поджиданиях в коридорах он избавлен, - ну, бегите. У Вас кстати "О", - девочка выскочила из класса, а анимаг, взглянув на наручные часы, широким шагом направился к преподавательской.
Это был чудесный год. После окончания школы парень отправился в традиционное путешествие со своим другом, а этим летом заколебал всех - начиная профессором Кайлом и заканчивая министром магии - и с начала этого года в качестве практиканта преподавал защиту от темных искусств младшим курсам. Грэхам откровенно ржал с него поначалу, когда Поттер приходил на занятия в отглаженных рубашечках и брюках и старался разговаривать, как профессура Сорбоны. Нет, рубашки Джеймс носить не перестал, но натравливать на своих подопечных пикси (спасибо папе и его воспоминаниям о втором курсе), заливать кабинет водой или проводить занятия на свежем воздухе - то, чем занимался анимаг в свое преподавательское время. А в свободное время он третировал Альбуса, распивал чаи у Регулуса, путался под ногами у Кайла и таскался за Тедди. Ну и временами в его светлую голову приходили чудесные мысли о том, как провести следующее занятие и чем запугать малышню, чтобы они еще больше от него тащились.
Проходя мимо кабинета Трансфигурации парень не заметил там ни Люпина, ни Викки. Молодая практиканта Тедди сводила Поттера с ума. То ли тем, что второй месяц подряд говорила ему твёрдое "нет", то ли своим умопомрачительным цветом глаз. Кстати, именно о них была записка, которую стажер защиты передал через третьекурсницу. Викк это безумно бесило. А, как известно, ненависть - это хотя бы какое-то проявление чувств.
Когда парень добрался до преподавательской, там были только Регулус и Тедди, напоминающие пожилую парочку. Тедди без устали болтал языком, руками и остальными частями тела, а Регулус смотрел в книгу. Такую идиллию даже разрушать было страшно, но он же Поттер! Лев! Сын Избранного! Именно поэтому Джим плюхнулся в кресло, бахнув себе под ноги кипу эссе, которая тут же растеклась по полу бумажной массой.
- О чем болтаете? Тедди, ты же никого не убил?
В преподавательскую странной массой влился брат Джеймса, и старший из Поттеров похлопыванием по ручке кресла пригласил младшего присоединиться к нему. - Пока белобрысый хорек нас не видит, я тебя затискаю, как только соберу все это, подожди, - Джим ногой затолкал эссе под журнальный столик, делая пометку в голове, где их потом искать. Не успел он накинуться на младшего брата, как накинулись на них двоих, душа в своих французских объятиях.
- Ди! - Поттер извернулся, бросаясь из кресла и стискивая подругу/кузину/организатора шалостей в школе/вечную занозу в заднице в объятиях. - Ты когда успела приехать? Почему ничего не сказала?! Я отправил тебе письмо две недели назад, а получил только бумагу с твоим отпечатком губ! - Поттер укоризненно сдвинул брови, но долго злиться на кузину не могу. - Садись и рассказывай, много ли ты сердец разбила за прошедшие две недели, пока ты мне не писала. - произнес Джим, одним глазом недвусмысленно кося на Блэка, с которым у Доминик были, ну, о-очень странные отношения. - И нет,  в замке потерялся не я, а Дэвис... Кто успел наябедничать? Я им хвосты пооткусываю!

Отредактировано James S. Potter (2018-05-28 07:48:28)

+2

6

Люпин недовольно скривился, хотя на самом деле он просто корчил рожи от скуки.
- Не кричи, я прекрасно тебя слышу, - сказал Регулус и Тедди, подпирая ладонью лицо, повернул голову в сторону друга, выразительно сложив губы "уточкой". - Ты считаешь, что раз тебе повезло жениться, то теперь ты - специалист в этом вопросе?
- Я смотрю ты не так безнадежен, да, Блэк? - оживился метаморфомаг, обрадовавшись ответу. Хоть жив, хвала трусам Мерлина. - Я верил и верю, что ты еще покажешь всем, как надо зажигать! Но если решишь раздеться прямо на уроке, позови меня! - сразу предупредил Люпин. А то знает он, все ведь пропустит, пока этот хитрец совращать детей начнет. Голоса за дверью становились четче и наконец явили миру Поттера и Уизли. В давние времена это сочетание фамилий означало крупные неприятности. Вряд ли хоть что-то изменилось. Разве что к этой паре фамилий прибавилась вторая пара - Блэк и Люпин. А если первый отказывался буянить, то второй мог за штаны его потащить творить беспредел. - О, какие люди! - Тедди первым поднялся и пошел навстречу Доминик, сжимая ее в объятиях раньше, чем она успела дойти до Блэка. - Поверь, дорогая, он не достоин твоего внимания! Твои прекрасные глаза ангела должны смотреть на более достойных претендентов! Но я занят, прости, - Метаморфомаг покрепче стиснул хрупкую волшебницу, а затем отпустил ее. Но она все равно обоих чмокнула.
- Пойду переоденусь в кабинете Блэка, пока вы тут смеетесь над красотой. Можешь не провожать, обещаю, трогать ничего не буду.
Доминика вышла и Тедди выразительно посмотрел на друга, через весь стол играя бровями.
- Вот то ли вы вместе, то ли не очень, не пойму. Не вместе же? А почему? Она слишком красивая для  тебя? Или просто она слишком... модель? - Люпин любил всех Уизли, так как они были его большой рыжей семьей. Пока Блэк думал, пришел Поттер. Чуткая душа уловила знакомые вибрации в воздухе и Тедди широко улыбнулся. - Как я могу кого-то убивать, если я целый день рядом с этим болтливым Блэком, Джим! - Тедди обернулся к Поттеру, хлопнув его ладонью по плечу. - Я не могу заставить его замолчать! С утра чешет языком, совсем уже с ума сошел, - пожаловался парень другу и очаровательно улыбнулся Регулусу. Как раз вернулась Уизли, обнимаясь с Поттером и в ожидании еще одного. - Здорово, что ты тут! А Блэк как раз умолял меня превратиться в тебя и раздеться, - обратился Тедди к девушке, с большим трудом сохраняя серьезное выражение. - Совсем одичал он без тебя, Ди, совсем, - картинно тяжко вздохнул Люпин и опустил глаза на Поттера. - А ты чего один? Где твоя пассия? Как ее... Я забыл ее имя, - внезапно нахмурился бывший хаффлпаффец и крепко задумался. Но вспомнить он ничего не успел. Вибрации магии повторились и это уже были не бесконечные Поттеры, нескончаемым потоком поступавшие в Хогвартс. Уизли их конечно уделали в количестве, но не в качестве. Так один Поттер стоил пяти разных Уизли. - Вы чувствуете? - Тедди встал, не обращая внимание на появление Альбуса и прислушался, навострив уши. Дернул бы ими, но по привычке мог задней ногой почесать. Все молчали, шептались только Поттеры, но Люпин шикнул на них и повернулся к Блэку. - Ты-то хоть понимаешь, о чем я? - уже тревожно спросил метаморфомаг, впервые за последние годы внезапно становясь серьезным. Было что-то, что его смутило. Не флюиды французские точно. Люпин покрутился вокруг себя, похмурился и опустил ладони на стол. - Идеи? Это же не мои галлюцинации. Это что-то извне ведь, - заметил он, надеясь, что не сошел с ума раньше времени. Ничего странного и удивительного бы не было, никто бы даже не удивился этому, так-то все давно сошлись во мнении, что Люпин не от мира сего и смирительная рубашка у него вместо пижамы. Но сейчас он чувствовал себя так, словно сбежал из Мунго, преследуя невидимых существ. Разве что светлячки из головы в голову не летели, чтобы зажужжать досмерти. Тедди поднял голову, узревая над собой какие-то видимые вибрации, но все еще не понимал, почему это происходит и вопросительно посмотрел на бога заклинаний, который был занят своей бывшей подружкой. Жаль что бывшая, дружили бы семьями, детей бы Поттер покрестил. Один из трех. Может кого кинули бы соседям, у Малфоев вроде недобор вечный в детях, все белые и несчастные. Люпин сощурился, извлекая артефакт и стараясь сосредоточиться на происходящем, чтобы чуткая душа не пела арии средь бела дня.

+2

7

- Я верил и верю, что ты еще покажешь всем, как надо зажигать! Но если решишь раздеться прямо на уроке, позови меня!
Регулус внимательно посмотрел на друга, стараясь понять, что именно им движет, когда он начинает нести чушь. Какая именно муха его кусает в такие моменты и за какое конкретное место, что Тедди слетает с насеста здравого смысла с завидным постоянством и совершенно не контролирует свою речь? Но этот вопрос Блэк озвучивать не стал, посчитав, что Люпин сам хозяин своей судьбы, поэтому самостоятельно должен принимать решения и следить за своим языком, но проблема заключалась в том, что он немного смущал окружающих нетактичными вопросами. Впрочем, все это отошло на задний план, когда на пороге учительской появилась Доминик - легкая как французская весна, воздушная как перышко, она впорхнула в помещение, приветствуя обоим молодых людей. Объятия оказались спасительными для Люпина, в которого просто не успела полететь вся остальная мебель в помещении.
- Здравствуй, Ди, - отозвался Регулус, возвращаясь на свое место и с любопытством разглядывая внезапную гостью. Не было ничего странного в том, что девушка решила заскочить на огонек. Учитывая наличие магии - несложно было использовать камин или трансгрессию, чтобы навестить друзей и родственников. Проблема была лишь во времени и приоритетах.
- Нравится?
- Смотрится интересно, - оценил Регулус в привычной манере. Сколько бы Доминик ни спрашивала его мнения, ответы всегда были неоднозначными, что сначала заставляло девушку хмуриться, а потом осознать, что Блэк просто с ней играл, и оценивая, и дразня. Но нужно было признать, что Ди еще больше похорошела, словно расцвела в Париже. Любимое дело всегда красит человека, поднимая настроение и приободряя. Но тут красиво не только любимое дело, но и короткий наряд и оторвать взгляд от ног было очень сложно.
- Пойду переоденусь в кабинете Блэка, пока вы тут смеетесь над красотой. Можешь не провожать, обещаю, трогать ничего не буду.
Регулус кивнул, хотя едва сдержался, чтобы и правда не пойти следом. По двум причинам. Первая - конечно, девушка не стала бы сжигать его класс, но запросто могла пошутить над ним, окрасив рабочую мантию в салатовый цвет или украсив стол цветами. Однажды она именно так и сделала, а посмеявшаяся над этим Эжени два часа без магии отдирала цветки от стола, пока Блэк проверял сданные работы четвертого курса. А вторая... Вторая же вызвала вздох, на который и среагировал Люпин.
- Вот то ли вы вместе, то ли не очень, не пойму. Не вместе же? А почему? Она слишком красивая для тебя? Или просто она слишком... модель?
- Ты слишком Поттер для Люпина, - негромко отозвался Регулус, возвращая себе спокойствие. Не видя Доминик дышать было легче, впрочем, у каждого была своя жизнь. И, несмотря на красивые ноги, сердце Блэка было полностью свободным. И вряд ли его мог кто-то занять. Вокруг не было никого, кто смог бы взбудоражить сознание молодого человека настолько, чтобы важнейший орган предательски дрогнул. И, откровенно говоря, Блэк не был влюбчивым. Нужно было время, чтобы симпатия переросла в нечто большее, хотя Тедди шутил, что Регулус влюбиться так неожиданно, что удивит всех. И это было - вряд ли.
Не успела уйти Доминик, как появился Джимбо, возникнув на пороге внезапно и создавалось впечатление, что он едва унес ноги от своих учеников. Чего греха таить, всем было известно, как юные ученицы относились к молодым преподавателям мужского пола. Но Блэк, единожды оступившись, на провокации не велся и не реагировал на томные вздохи в классе. К тому же в последние пару лет работать было легче, так как они с Эжени поделили курсы, чтобы каждому не приходилось мучиться и не спать ночами, проверяя сотни домашних заданий за раз.
- О чем болтаете? Тедди, ты же никого не убил?
- Здравствуй, Ал, - поприветствовал младшего Поттера анимаг и перевел взгляд на старшего. - Еще нет, но пытается, - устало успел заметить Блэк, но Люпин мгновенно перебил его, снова начав нести чушь, от которой иногда нет-нет, а все же болела голова. Но буквально через мгновение Регулус понял, что их ждал шумный вечер - в учительской почти одновременно появились Альбус и Доминик, которая переоделась в более приличную одежду, очевидно решив не травмировать психику детей и портретов. Но Блэк уже дышал ровно и не смотрел на ноги Уизли, скрестив руки на груди и изучая Поттеров.
- Здорово, что ты тут! А Блэк как раз умолял меня превратиться в тебя и раздеться.
Регулус неопределенно качнул головой, не понимая, как Тедди не надоедало болтать постоянно, не зная такта и приличия. Конечно, за четырнадцать лет дружбы он смирился уже почти со всем, но некоторые моменты все равно иногда вызывали раздражение. Поймав взгляд Доминик, Блэк пожал плечами. С Люпиным свою личную жизнь молодой человек не обсуждал, поэтому тот мог фантазировать себе все, что угодно касательно его отношений с Ди. Но просить его раздеться, превратившись в нее - было бы нелепо.
- Вы чувствуете?
Регулус уловил в голосе друга серьезные нотки и отбросил лишние мысли, поднимая глаза. Незначительные изменения в воздухе ощущались очень остро, хотя на глаз сложно было определить что-либо. Поднявшись, Блэк мягко подвинул Ди назад - подальше от концентрации странной магии, - и достал артефакт.
- Отойдите, - попросил он ровным голосом, отмечая, что Люпин послушно отступил, а Поттерам потребовалось время. - Замрите.
Регулус начертил в воздухе руну, рассекая палочкой пространство и наблюдая, как одна магия входит в контакт с другой, резко искрясь. Защищая лицо ладонью, он чуть поморщился, почувствовав дар на ее тыльной стороне и отступил на полшага назад, выводя невидимый узор еще. Неожиданный легкий хлопок уронил нечто на стол, заставляя всех подняться на ноги и всмотреться в то, что получилось.
Письмо.
Регулус осторожно склонился, очень аккуратно поддевая кончиком артефакта послание и переворачивая его. Буквы заплясали на пергаменте, выстраиваясь в правильном порядке и изображая вполне сносный текст, содержание которого можно было прочитать и осмыслить, но Блэк не спешил ни читать, ни трогать нечто, что попало сюда не совсем правильным путем. Аппарация по-прежнему была запрещена, поэтому возникновение письма из неоткуда настораживало.
- Не трогай, - Регулус перехватил руку Доминик, сжимая ее и не выпуская. Более того - он потянул девушку назад, отводя ее подальше от стола. - Джеймс, - обратился молодой человек к Поттеру. По имени он его звал только тогда, когда ситуация была смертельно критичной. Как сейчас. - Темная магия? - уточнил Блэк, не производя никаких манипуляций с новым предметам во избежании проблем. Палочка могла стать проводником, а превращаться в носителя чего-то опасного Регулус не спешил.
[AVA]http://funkyimg.com/i/2HQ41.png[/AVA]

+2

8

- Ди! Ты когда успела приехать? Почему ничего не сказала?! Я отправил тебе письмо две недели назад, а получил только бумагу с твоим отпечатком губ!
Француженка посмотрела на Джимбо, пытаясь вспомнить, когда так ответила на его письмо. Скорее всего между показами в Милане и Риме - другого времени для беспамятного состояния не было, да и две недели назад она была где-то в той части материка. Сделав вид, что все так и было задумано, Доминик отшутилась, махнув ладонью и щелкая друга по носу.
- Садись и рассказывай, много ли ты сердец разбила за прошедшие две недели, пока ты мне не писала.
- Ты просто дитя каменного века. Хогвартс тебя ущемляет и не дает развиваться, Джим, - закинув ногу на ногу ответила Ди, с укором смотря на всех присутствующих. Совы и пергаменты - прошлый век. Винтаж, который снова войдет в моду, но не факт, что останется таким же уникальным, как около двадцати лет назад. - Я же тебе говорила, проверяй телефон чаще, - она даже достала свой «артефакт», открывая приложение и пролистывая все сообщения, которые остались не только не отвеченными, но и не прочитанными. - Кстати говоря, нам нужно создать чат, - вспомнила Уизли, кивая младшему Поттеру и добавляя его первым в список участников. В названии добавила несколько смайликов, отлично описывающих ситуацию вокруг. Мрак, перо и старики. Почувствовав недовольный укор, добавила в конце еще и сердечко, чтобы скрасить атмосферу. - А это я в Палаццо-Норманни, - пояснила Ди, показывая Джимбо фотографию, которую тут же отправила в пустой чат, - а это Тео, - добавила шепотом для Поттера, сыграв бровями.
- Здорово, что ты тут! А Блэк как раз умолял меня превратиться в тебя и раздеться. Совсем одичал он без тебя, Ди, совсем.
Девушка вопросительно посмотрела на Регулуса, а потом вновь перевела взгляд на Тедди. Фантазия последнего постоянно работала, только непонятно, когда он шутил, а когда говорил то, что действительно произошло. Отношения с Блэком были странными, многие не понимали, задавали вопросы или же с укором смотрели вслед, но Ди уже давно окончила Хогвартс, перестала обращать внимание на мнение окружающих и того раньше.
- Зачем просить? Я присылала ему журналы с венгерской фотосессией, - Уизли улыбнулась, замечая взгляд Регулуса, а потом села на край стола, оглядывая всех вокруг. - К тому же, можно просто сказать, Рег, ты же знаешь - для тебя все, что угодно, - даже припустила пальто, показывая, что действительно в этом не было чего-то странного. Работа модели подразумевала множество раздеваний. Порой даже не задумываешься о том, кому видна какая часть твоего тела. Сегодня ты ходишь в коротком комбинезоне, завтра выгуливаешь купальник по подиуму, иногда - идешь в одном тюле. Ди не видела в этом ничего противоестественного и вульгарного, о чем продолжала доказывать и сестре, и любому, кто спрашивал или об этике, или о стеснении. Последнее вообще никак не сочеталось с работой модели, а профессионализм помогал отличить порнографию от искусства, как сильно бы бабушка не спорила об обратном. Будучи неосведомленной, местами наивной или же недалекой, Доминик прекрасно понимала, когда работа - это работа. Может, именно поэтому с Регулусом ничего и не получилось.
- И нет, в замке потерялся не я, а Дэвис... Кто успел наябедничать? Я им хвосты пооткусываю!
Ди рассмеялась, взлохматив волосы друга и заглядывая под стол. Куча пергаментов, некоторые исписаны до конца, некоторые стыдливо пустые. Кажется, у кого-то было работы невпроворот. - А у тебя много уже поклонниц среди студенток? Выпрашивают себе отличные оценки короткими юбками? Хотя, слышала, что тут есть какая-то загадочная Виктория… - Уизли увернулась от реакции Поттера, но резко замолчала, когда Люпин подскочил на месте.
- Вы чувствуете?
- Как сильно попал Джимбо? - в этот раз увернуться не получилось, и Ди предусмотрительно спрыгнула со стола, отходя на безопасное расстояние. Старший Поттер пусть и был Поттером, но мог натворить дел и пострашнее, чем любой в комнате. Наверное, поэтому его взяли практикантом по предмету в Хогвартсе. Хотя всегда существовал шанс, что всему виной неугасаемый энтузиазм парня, тут Уизли не спешила с выводами, совсем не понимая, что может быть интересного в жизни в школе. Замок, конечно, был родным, но значительно ограничивал в возможностях. Простая и такая удобная аппарация и то была запрещена.
- Отойдите.
- Замрите.
Француженка даже закатила глаза, многозначительно смотря на обоих Поттеров, словно спрашивая, как им удается жить в такой деспотии двух профессоров. Сама она уже оказалась отведена куда-то подальше, наверное, чтобы не испортить то, что все вокруг чувствовали. Ди же не чувствовала ничего, кроме запаха знакомого парфюма. Приятно, что Регулус все-таки пользуется подарками, или же знает их ценность.
В воздухе уже чертилась какая-то руна - профессор по Заклинаниям занимался своим делом, практикант по Защите стоял рядом напряженно, а профессор по Трансфигурации, обычно так много разговаривающий, молчал. Осталось только обратить внимание на Альбуса, который оказался тут лишь по такому же стечению обстоятельств, как и Доминик. Влезать в магический анализ странного покалывания в атмосфере она не спешила, всецело отдавая всю работу людям, которые связали свою жизнь с этим.
- Если когда-нибудь станешь таким же занудным, как они, не прощу предательства, - мягко толкнув в бок младшего Поттера, прошептала Уизли как можно тише. Должен же был быть кто-то, кто не становился сразу же серьезным, когда в воздухе появлялся неизвестное никому письмо. Ну, пергамент, и пергамент. Какая разница? То, что попал в Хогвартс, защищенный от аппарации, с помощью как раз-таки оной? Это уже было интереснее. - Вы все-таки уговорили снять защиту с замка? - все же спросила Ди и потянулась рукой к посланию, но вновь оказалась перехвачена Регом.
- Не трогай.
- А что такого? - непонимающе переспросила Уизли, чувствуя себя явно ущемленной, но все-таки поддаваясь авторитету Блэка. Тот пусть и был занудным, но разбирался в заклинаниях, поэтому все привыкли доверять его авторитетному мнению. Может, поэтому она в него и влюбилась, хотя до конца не было понятно, что именно могло заинтересовать Доминик в таком молчаливом и слишком серьезном парне. О порче или же защитном заклинании она, конечно же, не подумала. Это было неудивительно, учитывая, что француженка не сталкивалась с опасной магией - проклятия и сглазы от конкуренток были не в счет.
Пока Джимбо занимался анализом или же проверкой внезапного послания, Уизли все-таки из любопытства заглянула за плечо Блэка. - Да там ерунда какая-то написана, - заявила она, заметив лишь несколько первых слов. - Может, очередная поклонница решила пошутить? - предположила Доминик, встречаясь взглядом с Тедди. - Не твоя поклонница, ты давно занят и Виктуар достаточно напугает любую, расслабься. Я бы предложила Регу или Джимбо напрячься. С Альбусом вряд ли будут заигрывать такими способами, - философски продолжила она, обходя профессора по заклинаниям. - Может, оно еще и духами надушено? - никакого аромата правда от пергамента не исходило, и Уизли задумчиво оглядела послание, послушно не прикасаясь к нему. - Кто из вас Господин?

+1

9

Очень сложно представить, что творилось бы в замке, если бы его не оккупировали потомки всех известных Поттеров, Уизли, Блэков и одного прекрасного Люпина. По словам отца, Рэмус Люпин был спокойный, уравновешенный, хотя и немного потрепанный жизнью человек. Джимбо мог поставить на съедение свой хвост, что Нимфадора где-то нагуляла Тедди, в то время, как сам господин оборотень мучился совестью где-нибудь в Албании. Однако, по рассказам того же отца, когда Тед не играл в «Супермодель по-американски», то черты старшего Люпина в нем всё же проглядывались. Тем временем Джеймс перевел взгляд на Регулуса. Возможно, им в детстве налили на двоих какое-то зелье, заставив поменяться… характерами? Хотя, говорят, у Блэка маман та еще сорви голова. Поэтому некоторые вещи, касающиеся этих двоих, оставались за кадром.
- Он же не «расчесал» ничего личного? – сказал Джим на заявление Тэда, поглядывая на Блэка. Он почти профукал тот момент, когда Люпин отвечал ему (или не отвечал), но был уверен почти на все сто процентов, что Регулус закатил глаза. Так, как закатывал глаза парень, их не закатывал никто. Даже не единожды поднимался вопрос о проведении в Хогвартсе конкурса талантов, и если бы Рег согласился участвовать от команды преподавателей – то это непременно принесло бы им пару сотен очков. Джимбо вообще любил всякие конкурсы и движуху, громкую музыку, реки алкоголя… однако, в замке царила вполне консервативная обстановка последние пару сотен (тысяч) лет, и единственным развлечением, которое ученикам могло предложить министерство, был Турнир Трех Волшебников. Это же так весело, смотреть, как твоего соседа по парте сожрет дракон! Слухи о Турнире могли ходить годами, а Поттер изнывал от недостатка веселья. Поэтому молодой практикант любил то на уроке музыку включить, чтобы ребята бодрее вспоминали параграфы из учебников, бегая по всему классу от шальных заклинаний, жалящих то в задницу, то в глаз. Или на выходных в Хогсмид завалиться и провести там пару дней, возвращаясь с большой головой и мутным взглядом – и прямиком к Нериссе, за зельями «от всякой заразы», чтобы, проверяя эссе и сочинения, совесть нигде не болела. Однако же в последнее время бывшего гриффиндорца сильно мучила практикантка по Трансфигурации, с чьей тяжелой рукой парень познакомился еще в конце того месяца.
Вот все эти дела ему нужно было перетереть с Доминик в более уединенной обстановке – ни по смс-кам, ни в письмах с совами, ни в компании Тэда и Рега.
- Я же тебе говорила, проверяй телефон чаще, - Ди достала свой «артефакт», а Поттер вытащил в свою очередь свой из кармана мантии, разблокируя экран и тыча им в лицо кузине:
- Смотри: нет сети. Ни здесь, ни на крыше, ни в Хогсмиде. А оставить замок, чтобы прочитать пару твоих сообщений, я не могу: мои зайчики разгромят замок, должен же кто-то за ними приглядывать? – Джим умилительно взглянул на Блэка и Люпина, расширив на несколько секунд глаза и выпятив нижнюю губу, однако в следующее мгновение прилипая взглядом к экрану смартфона Уизли. Та как раз почти закончила создавать какой-то там чат, и Джим ткнул в экран с открывшимися рожицами, попадая в нечто похожее на улыбающуюся какашку с глазами. Пытаться не заржать на всю учительскую стало невозможно.
- А это я в Палаццо-Норманни,- пояснила Ди, показывая Джимбо фотографию, которую тут же отправила в пустой чат, - а это Тео, - понизила голос, сыграв бровями, и Поттер не смог сдержать довольной ухмылки.
- Ты и я. Текила. Крыша астрономической башни. Вечер. Можешь заночевать в моей комнате, - прошептал гриффиндорец, поймав взгляд сестры. Все-таки он безумно по ней скучал. Поттер обожал всё своё семейство в общем и в частности, но Доминик выделялась из всех тем, что разделила с Джеймсом и первый год в Хогвартсе, и первый не сданный зачет, и первую бутылку алкоголя, и даже первую выкуренную сигарету. Уизли на людях могла быть такой «леди», но анимаг знал, какой на самом деле задирой была Ди.
Доминик переместилась на стол, а Джим удалил фоновое приложение музыки из памяти телефона и нажал на кнопку «выкл.», экономя заряд батареи. Зарядить данное устройство было еще той проблемой, но молодые преподаватели не были бы внуками-тире-детьми мародеров, если бы не искали выхода из этой ситуации. У Тедди, к слову, почти получилась какая-то там «штука», но ключевым было слово «почти»: эта штука рванула при последних испытаниях, и теперь приходилось начинать всё заново.
- А ты чего один? Где твоя пассия? Как ее... Я забыл ее имя, - буркнул Люпин, и сейчас Джеймс смог бы посоревноваться с Регулусом в закатывании глаз.
- А у тебя много уже поклонниц среди студенток? Выпрашивают себе отличные оценки короткими юбками? Хотя, слышала, что тут есть какая-то загадочная Виктория…
Поттер потянулся, чтобы ткнуть Уизли в плечо палочкой, но она ловко увернулась.
- Короткие юбки бывших третьекурсниц, ага, конечно. Чего я там не видел? - довольно улыбнулся Поттер, щурясь, как кот, - то они пищали от восторга, что я капитан команды по квиддичу, теперь – что я преподаю им, как правильно пользоваться палочкой… а скоро весна! Приедешь на пару дней? Посмотреть на это представление, – Джеймс вытянул ноги, скрестив ступни, переводя взгляд с Доминик на Регулуса и останавливаясь, наконец, на Тедди, - загадочная Виктория вчера уделала меня Таранталлегрой в темном коридоре, и если бы не ночной преподавательский обход, сегодня я бы станцевал джигу-дрыгу круче любого шляпника, - гриффиндорец фыркнул, собираясь добавить что-то еще.
- Вы чувствуете?
- Как сильно попал Джимбо
?
Палочка-таки нашла плечо Ди, но Поттер сделал это скорее из упрямства, за то, что не попал в первый раз. Его заинтересовало поведение Тэда и Регулуса: один постарался по привычке навострить уши, другой достал палочку. Джимбо сжал свою сильнее в руке, закрывая глаза. В воздухе ощущались незначительные вибрации, но какой-то опасности они не несли. Доминик и Ал отошли на пару шагов в сторону, Тедди сделал то же самое. Поттер вжался в кресло, чувствуя жар нарисованной Блэком руны, затем еще одной, которая повлекла за собой хлопок и появление посреди комнаты… пергамента.
- Если когда-нибудь станешь таким же занудным, как они, не прощу предательства, - Дом оказалась где-то сбоку, сам же гриффиндорец поднялся на ноги, держа палочку наизготове. Аппарация в замке невозможна, так же, как и передача корреспонденции. Магия эльфов невозможна без участия самих эльфов. Именно поэтому в Хогвартс все еще летали совы, палочки сыпали искрами из-за чрезмерного скопления магии, а самом замком заправляли эльфы. Если бы каждый мог присылать пергаменты, когда ему в голову вздумается, то тут бы сам черт ногу сломал. Хотя, с другой стороны, когда в замок в далеком 1997 году попали пожиратели смерти... правда, через исчезательный шкаф, что повлекло смерть директора... тут же был всего лишь обычный пергамент, к которому уже на всех парах ломилась Уизли, чтобы зачитать его содержимое всем вслух, возможно, надеясь, что это любовное послание, скажем, Регулусу, и чтобы вот прямо здесь и сейчас драматично на него взглянуть и пожать будто бы безразлично плечами. Поэтому Доминик болтала где-то за спиной, пытаясь вывести из себя Регулуса – то ли своего бывшего, то ли будущего – Джим же пытался напрячь мозги, не отвлекаясь на болтовню сестры. Сколько они с Дэвисом деревень во время путешествия не облазили, с подобной магией сталкиваться никому из них не приходилось. Тыкать в пергамент заклинаниями тоже не хотелось – вдруг рванет, а в этой комнате собралось недалекое будущее магической Британии. Однако, учитывая, что обычно магия отвечает лишь на более сильную магию, чем была применена, Поттер почесал висок ручным концом волшебной палочки.
- Кто из вас Господин?
- Я, - хмыкнул гриффиндорец, предпочитая игнорировать взгляды Блэка. Поттер сверлил взглядом появившуюся находку, проговаривая заклинание обнаружения магии на латинице. Пергамент остался лежать на том же месте, словно обычное эссе, коих сейчас целая стопка валялась под учительским креслом.
- Левиосо, - пергамент воспарил над полом, и, кажется, прокатился вздох облегчения. – Вингардиум левиоса, - Джеймс махнул палочкой в сторону стола, и пергамент послушно проплыл по воздуху к своей конечной цели. – Честное слово, будто бомбу обезвредили. Ал, тащи виски, он в нижнем ящике стола Регулуса. Ди, прочтёшь, раз начала?

+2

10

Дополнительно: 17 лет, слизеринец, староста, младший брат и адекват в квадрате.
Внешний вид: школьная форма.
Состояние: спокоен, серьезен, как всегда слишком стар для этого дерьма.
С собой: ВП и заначка во внутреннем кармане мантии.


Наверное, Альбус что-то пропустил в своей жизни, когда значок старосты заботливо цепляли на лацкан его мантии. Наверное, не стоило с умным видом кивать директору, которая при этом что-то говорила. И до этого. Хотя бы потому, что это закончилось цеплянием значка старосты на лацкан его мантии, после чего спрашивать вопросы в стиле «зачем мне это?» и «что с этим делать?» было немного поздновато. Потому что дел хватало своих: была учеба, были личные исследования и проекты, была, в конце концов, личная жизнь — о наличии которой он, на самом деле, обычно даже не задумывался. Но факт оставался фактом, требующим времени и затрат, и не сказать, что всё было так уж муторно. Очень даже наоборот. А обязанности старосты, какими бы чертовски почетными — со слов Луи, уплывшего в фангёрлинг с первых же дней получения им должности — не были, нагло эти время и затраты крали.

Решить вопросы младшекурсников. Отсветить на старостате и сделать пару пометок в маленьком черном блокнотике, под испытующим взглядом Роуз. В качестве самого храброго с факультета сунуться к декану за ценными указаниями, и после эти указания разжевать в общей гостиной. Снова решить вопросы младшекурсников, и, «нет, мы не поощряем перебранки с однокурсниками, даже если те с другого факультета. И мне плевать, кто первый начал. Я закончу.» Выслушать своё от Нериссы, недовольной тем, что вообще позволил детям наставить друг другу синяков. Уйти искать чужого декана, потому что кто, кроме Альбуса — раз староста второго факультета, вовлеченного в драку, так и не явился в медпункт.

Ах, почет и лавры новой должности. Зато, вон, значок выдали сверкающий. Вроде компенсации за неудобства. Младший Поттер, может, и имел терпение мамонта в Сибири, при том обладая недюжинным опытом выживания в среде беснующихся малолеток, но это не значило, что подобные инциденты были ему по колено. Заявить же, что он не справляется и хлопнуть пафосно дверью, ему не позволяло эго. Справится. Раз кто-то выдвинул его кандидатуру в старосты, то, значит, что-то он и до того делал правильно. Пока этот самый загадочный кто-то не решил превратить идею в реальность и не испортил всю малину формальностями и официальными обязательствами. Как вообще тот же Скорпиус это выдерживает? И, ладно, староста факультета. Но школы? Это же вынос мозга двадцать четыре часа в сутки, а из привилегий — все тот же самый сверкающий значок и отдельная ванная. И само громкое звание. Хотя, может, это просто отдельный вид мазохизма, до понимания которого Альбусу ещё расти и расти.

Вообще, рейвенкловцы были ребятами мирными. Не тем типом, который «тихо убьет и мирно похоронит», а более славным и приятным для понимания. Об этом, правда, перестаешь думать, как только обнаруживаешь в ткани своей одежды прожженную дырку и начинаешь недоумевать, откуда тот малец успел достать палочку, ещё и настолько незаметно. Дальше получаются только мысли об абстрактной вселенской справедливости и более конкретной и приземленной мести, в виде двух деканов, один из которых будет выбешен уже одной идеей о том, что идиоты вокруг плодятся с небывалой скоростью. Но до того ещё дойти надо, как и не попасться под горячую руку. А Николз мог. Да. Потому лучше сперва к Регулусу, а потом за порцией люлей — как, немного, себе, потому что посланникам с дурной вестью все ещё рубят головы, так и тому воронёнку.

Альбусу следовало ожидать, что в учительской будет аншлаг. Хотя бы потому, что каждый раз, когда ему реально что-то было нужно в учительской, там начинался аншлаг, с Тедди и Джимом в роли ведущих. Оставалось только как можно быстрее сманеврировать к выходу, пока его не утащили в эпицентр урагана. Не в этот раз, правда.
— Хватит Скорпа звать хорьком, серьезно, — слизеринец фыркнул, качая головой. А ведь летом было одной сплошное «кар-кар» в сторону Малфоя, спалившего свою анимагическую сущность. Пусть даже Ал не мог не отрицать, что было бы куда забавнее, если бы тот действительно оказался хорьком. Стало бы это проблемой в отличии его от Оскара, интересно?.. — И тискать меня. Иисусе. Я тебе однажды подарю ростового плюшевого медведя с моим колдо на морде, чисто ради удовлетворения твоих странных потребностей.

Спортсменом младшего Поттера назвать было сложно. Не дрыщ — и то хорошо. Но иногда ему искренне казалось, что фигурное отскакивание в сторону с траектории возжелавшего объятий брата — это отдельный вид спорта, в котором он сам взял степень мастера. Правда, одно дело — избегать Джима, и другое — ловких ручек француженки-кузины, мгновенно окружившей Ала облаком духов и опять-таки мешая заняться делами насущными. А у него, между прочим, были дети. Как бы это дико не звучало.
— Я тоже рад, — парень улыбнулся и мягко приобнял Доминик в ответ, не очень хорошо скрывая свое облегчение, когда она умчалась приветствовать собравшихся дальше. Собственно, вот и особый гость этого аншлага. Теперь ему должно было очень сильно повезти, чтобы получилось выдернуть Регулуса из учительской. Очень. — Рег, там небольшое ЧП в лазарете, первогодки подрались, один из них твой, и нужна твоя деканская мо... — он осекается, глядя на мгновенно подобравшихся товарищей и брата. Ладно серьезность того же Блэка, его иногда и палкой было не перешибить, но вот на остальных это выражение означало только неприятности.

В идеале, ему следовало уйти. Не его дело. Большие парни сами разберутся, а у него первогодки, Нерисса и необходимости предупредить об этом собственного декана. На деле вышло только послушно выполнить приказ «замри» и не сводить глаз с разворачивающегося в учительской действа.
— Если когда-нибудь станешь таким же занудным, как они, не прощу предательства, — Ал вскинул бровь, мельком бросая взгляд на пристроившуюся рядом Доминик. Это она же не серьезно, да?
— Ты первая, кто это говорит, — так же шепотом отозвался он, кивая в сторону Джима. — Большинство уверены, что я стал таким же занудным ещё до того, как родился, — подумал, хмыкнул. — Или ещё зануднее. Как тут скажешь.

Повернуться и уйти. Легче не бывает, учитывая, что он и так себя ощущает щеночком в сравнении с присутствующими в помещении зубрами магии. Но интерес лабораторного учёного так некстати поднял свою голову где-то в груди, заставляя Альбуса неосознанно податься вперед. Имел бы собачьи уши — точно бы навострил бы их сейчас. Если предположение Рега верно, если это действительно тёмная магия, то все же следует держать руки при себе, ведь, видит Бог, они так и чесались вопреки всем запретам захватить письмо и лично распотрошить его на составляющие. Не факт, что из этого что-то бы и вышло, но тем не менее. Интересно. Волнующе. И на замечание Ди про то, что, флиртуя с ним, вряд ли кто-то станет использовать обращение «Господин», он реагирует только слабым «ауч». Это ведь не важно. Даже не учитывая тот факт, что он вряд ли способен распознать нормальный флирт, даже если тот шарахнет его кирпичом по голове.

— Ты уверен, что эта штука не самоуничтожится сразу после прочтения? — переспросил Альбус брата, отмахиваясь от предложение о виски, потому что Джим, чтоб тебя, не сейчас. — И что бумага не пропитана никакой дрянью, которая имеет... неприятный эффект при контакте с кожей? — Ал не параноик. Почти честно. Просто кто знает, что в себе может хранить непонятно откуда появляющиеся вещи. Мама, вон, однажды вляпалась в «абсолютно безопасный» дневник. Безобидное с виду письмо способно оказаться дрянью не хуже, даже после проверок.

Нет, точно не параноик.

+2


Вы здесь » | Three Generations: I would rather die | » Хроники Хогвартса » Time is all we have © [2023, October]