0090




0165




0090




0045


Time is all we have © [2023, October]
» Teddy Lupin — 17/09/2018

Compromise - is not an act of weakness [1981, November]
» Harry Potter — 20/09/2018

Seems the monster always wins © [1981, November]
» Lord Voldemort — 20/09/2018

Where there’s a will, there’s a way [1998, May]
» Teddy Lupin — 20/09/2018

Audiatur et altera pars [1981, November]
» Harry Potter — 20/09/2018

The days are long but the years are short © [1981, November]
» Frank Longbottom — 21/09/2018

Give up! [1981, November]
» Alice Longbottom — 22/09/2018

Different people - same issues © [1981, November]
» Astoria Greengrass — 22/09/2018

Order of the Phoenix; p.1 [1981, November]
» Minerva McGonagall — 22/09/2018

Danger hides in beauty and beauty in danger © [1981, November]
» Leonard Ross — 23/09/2018

When it rains, it pours, right? [1981, November]
» Grace Swan — 25/09/2018

Do not miss your chance © [1960, December]
» Henry Chase — 25/09/2018

Be my hero, mother © [1981, November]
» Walburga Black — 26/09/2018

Catch me if you can © [1981, November]
» Bjorn M. Karhy — 26/09/2018

What brings you all here? [1981, November]
» Bjorn M. Karhy — 26/09/2018
лучший игрок
Sirius Black
лучшая пара
Gregory Goyle & Daphne Greengrass
лучший тандем
Mary Macdonald & Hestia Jones
лучший сюжет
Do not miss your chance © [1960, December]
лучший эпизод
Tomorrow's getting harder make no mistake © [1996, March]
Пить - было идеальным выходом. Пить и ни о чем не думать. Он мог позволить себе пить, когда сидел в полном одиночестве в доме Картер, не зная, придут за ним сегодня или завтра. Он мог пить на Гриммо все лето, скитаясь по комнатам. Мог пить даже зимой, заглушая голоса, чтобы провести несколько часов с крестником. Но он больше не мог пить, запивая проблемы.
I'd rather die without you and I © [1996, June]

2023/17/10: вт
1998/8/05: пт
1981/2/11: пн

| Three Generations: I would rather die |

Объявление



Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » | Three Generations: I would rather die | » Хроники Хогвартса » Danger hides in beauty and beauty in danger © [1981, November]


Danger hides in beauty and beauty in danger © [1981, November]

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

http://funkyimg.com/i/2Ff8e.gifhttp://funkyimg.com/i/2Ff9r.gifhttp://funkyimg.com/i/2Ff8d.gif
http://funkyimg.com/i/2Ff8f.gif

Время и дата:
2 ноября, час ночи

Место:
Лондон, Косой переулок

Участники:
Madeline Smith, Leonard Ross;
Описание:
Удача ненадолго отвернулась от Мэйделин Смит, оставив ее в одиночестве - однокурсники растворились в портале, Лондон кишит Пожирателями и новыми проблемами. Но девушке посчастливилось встретить одинокого аврора, патрулировавшего магический Лондон. Но сумеет ли она убедить его, что не опасна, а он ее - что на стороне добра?

+2

2

Дополнительно: студентка 5 курса, староста, только что из Запретного Леса
Внешний вид: джинсовая куртка, блузка, джинсы и кеды. Всё слегка мокрое и местами грязное
Состояние: встревоженное и напуганное, подозрительное
С собой: палочка, значок старосты, небольшой мешочек с летучим порохом


Кровь гулко стучала в висках, во рту пересохло, а тело покрыл холодный пот. Мэдди никогда так не боялась. И только сейчас она осознала, насколько рискует своей жизнью. Но было поздно. Оставалось только выживать. Сначала преподаватель навёл густой непроглядный туман, потом Рейган схватил ее и Эллиот за руки. И они втроём рванули через лес и ночь, навстречу новым опасностям. Ноги были словно чужие. И хаффлпаффка бежала просто потому, что бежали другие и упорно тянули ее за собой. Наверное, стоило бы хоть на мгновение задуматься о последствиях, когда впереди показалось озеро с такой же мутно-голубоватой воронкой портала. И уж точно не следовало отпускать руку парня перед прыжком в неизбежность. И кто же знал, что разница в одну секунду сыграет в итоге злую шутку?

Студентка закрыла глаза и задержала дыхание, ожидая очутиться в воде, но этого не случилось. Вместо озера ее ждало зыбкое прохладное марево и мокрая брусчатка с небольшими лужами. В одну из них весьма удачно получилось попасть коленом при падении. Начал накрапывать мелкий дождь, стало ощутимо холоднее, а лёгкий привкус дыма в воздухе сменился запахом мокрого камня. Такие резкие перемены заставили быстро встать, бегло оглядеться по сторонам и в ступоре застыть на месте. Из Запретного Леса старосту вышвырнуло прямиком в Лютный переулок. Ночью. И, что настораживало больше всего, рядом никого не было.

- Элли? Камерон? Вы где? – Мэйделин робким полушепотом позвала товарищей по несчастью и прошла немного дальше, крепко сжимая палочку и выходя в Косой переулок. Непривычно пусто. Только фонари тускло освещали улочку, а вокруг повисла атмосфера полнейшего одиночества. Если что-то случится, никто не придёт на помощь. Но впадать в панику пока было рано. Пришлось взять себя в руки и, печально шмыгнув носом, пойти на разведку. А другого выхода и не было: сидеть на месте и ждать было хуже любой пытки, а надежда на встречу с кем-то знакомым ещё теплилась глубоко в душе. Не она одна попала в портал, так почему другие не могли сейчас находиться где-нибудь неподалёку?

Застегнув куртку и стараясь не дышать так громко, девушка направилась к “Дырявому котлу”, попутно рассматривая витрины магазинов. Всё такое безлюдное, пугающе тихое и зловещее. Студентка пыталась найти хоть какую-то зацепку, пока она не подошла к книжному магазину и не заметила за стеклом отрывной календарь. И мир сразу рухнул. Попасть во время первого пришествия Тёмного Лорда – самое лучшее, что могло в принципе произойти. И воображение услужливо дорисовало не самую светлую картинку. Всё это смахивало на страшилку, где из тёмной-тёмной подворотни выходит тёмный-тёмный человек и забирает свою жертву в свой тёмный-тёмный дом. Только сейчас было абсолютно не смешно, поскольку за каждым углом могла находиться потенциальная угроза. И Мэдди каждую секунду смотрела по сторонам, постепенно превращаясь в параноика. Хотелось поскорее найти пропавших друзей, утащить их обратно и больше никогда об этом не вспоминать. Она отчётливо слышала удары сердца, которое боязливо колотилось где-то за рёбрами, и старалась хоть как-нибудь унять животный страх.

Постепенно начал подниматься ветер. И, как назло, дул он прямо в лицо. Джинсовая куртка была хороша для прогулок по школе, но для промозглой лондонской осени она абсолютно не годилась. Идти приходилось обняв себя за плечи. Джинсы на колене противно прилипали к коже, а желание завернуться в плед и оказаться дома достигло своего пика. А Мэдди резко вспомнила, что прихватила с собой летучий порох не просто так. Его, конечно, не очень много, но на три раза с натяжкой может и хватить. Если многие камины включены в единую сеть, то вполне можно попробовать нанести визит кому-нибудь более-менее знакомому. Но вряд ли люди оценят, если посреди ночи в их дом через камин ввалится странная девушка и будет уверять, что она из будущего и что с рассудком она ещё дружит. Никто даже не поверит в такую околесицу, а её саму с удовольствием отправят в Мунго. Не самая лучшая участь для путешественника во времени.

“Холодно…” – она поёжилась, выдыхая небольшое облачко пара. Стоило подсуетиться и найти себе хоть какое-никакое убежище, если нет желания к утру слечь с температурой и больной головой, но задача была трудновыполнимой. Каждый шорох заставлял вздрагивать в надежде, что позади никого нет. У лавки мадам Малкин студентка остановилась и печально посмотрена на утеплённые мантии за стеклом. Сейчас бы не помешало такую на плечи.
Хаффлпаффка вздохнула, делая новый шаг вперед, но с ужасом почувствовала, как кто-то тянет её за низ куртки. Жизнь за мгновение пронеслась перед глазами. Слишком рано умирать! Мэйделин громко и испуганно взвизгнула, резко оборачиваясь и начиная направлять палочку куда-то вдоль переулка. Но это оказалась всего лишь табличка в рамке с завитушками. Хорошо ещё, что тяжёлая. Она только слегка покачнулась, а девушка почувствовала, как душа делает кульбит где-то на уровне живота и возвращается обратно. Сердце заколотилось как сумасшедшее, грозясь выломать рёбра и выскочить наружу, а колени предательски задрожали. Ещё пара таких сюрпризов – и можно будет заказывать гроб.

“Я не хочу умирать, я не хочу умирать, я не хочу умирать!” – она наплевала на осторожность и быстрым шагом минула оставшуюся часть переулка. Глухая стена радушно приветствовала потёртыми и влажными кирпичами. Оставалось только вспомнить нужные кирпичи, но в голову пришла очень светлая мысль. – “А если там сейчас Пожиратели?”

Студентка неуверенно остановилась. Нужно было выбирать: либо рискнуть войти, либо остаться на улице и надеяться на своё везение. И она металась меж двух огней, прекрасно понимая, что в случае чего ей грозит не самое завидное будущее.

Отредактировано Madeline Smith (2018-05-09 19:14:09)

+1

3

Внешний вид: одет во всё чёрное

http://s9.uploads.ru/h9g2P.jpg

Дополнительно: 30 лет, опытный аврор и член Ордена Феникса.
Состояние: немного уставший, недоволен скучным патрулированием, но абсолютно спокоен, сосредоточен и готов к действию. Полон желания отправить на тот свет пару-тройку Пожирателей.
С собой: волшебная палочка, небольшое количество галлеонов, горсть летучего пороха, маленькие песочные часы в кармане и родовой перстень-печатка на безымянном пальце левой руки.


Тишина. Одна лишь сплошная тишина.
Косой переулок встретил Леонарда совсем не так гостеприимно, как в далёком 1962 году, когда он, ещё совсем юный и по-детски наивный, делал свои первые шаги в большом магическом мире. Когда с нетерпением мчался к лавке Олливандера, в разных подробностях представляя себе покупку настоящей волшебной палочки, когда подбирал себе первый котёл для будущих уроков зельеварения, наряжался в разные мантии в магазине "Мантии на все случаи жизни", покупал новые невероятные книги у "Флориш и Блоттс", впервые обзавёлся своим собственным питомцем - ушастой совой по имени Аида... Тогда это место казалось воистину волшебным, очень светлым и приветливым. От большого количества посетителей, днём здесь было попросту не протолкнуться. Улыбающиеся люди то и дело мелькали туда-обратно, нагруженные целыми горами новых покупок. Даже ночью здесь бурлила жизнь, узкие улочки были переполнены разношерстной публикой, состоящей из волшебников и волшебниц с разных уголков Англии и даже всего мира, а к тебе вполне мог подойти какой-то незнакомый колдун, уже изрядно подвыпивший, да доброжелательно предложить разделить с ним лишний бокал огневиски за душевной беседой. Из близлежащих круглосуточных заведений время от времени можно было услышать громкие звуки гулянок и самые разные песни, затянутые мужским басом. Раньше это было очень и очень атмосферное местечко, в которое хотелось возвращаться вновь и вновь, но всё это осталось в прошлом. Нынче Косой переулок стал не менее мрачным, чем близлежащий Лютный. А ночью он и вовсе был не только пустым и тихим, но и опасным. Причины такой метаморфозы были, пожалуй, известны каждому ребёнку магического мира.

Одиннадцать лет назад Росс перешагнул порог Министерства Магии, успешно вступив на курсы мракоборцев. Одиннадцать лет назад он ввязался в войну, победного конца которой до сих пор не видно. Более того, всё становится только хуже. Авроры, на плечи которых возложила свои надежды вся Великобритания, больше не справлялись. Как бы они не пытались, ценой собственной крови и величайших усилий отстаивая каждую позицию и каждый последний оплот безопасности, Пожиратели заходили всё дальше и дальше. Нападение на Хогсмид, убийства прямо посреди улиц магического и маггловского миров, истребление целых семей просто у них дома, за ужином... Даже ярые оптимисты признавали то, что надежда на победу медленно ускользала. И это они ещё не были в Аврорате... Каждый день возвращаясь туда, Лео видел всё больше свободных мест и всё меньше знакомых лиц. Если раньше Скримджеру иногда приходилось орать на подчинённых, дабы заставить их прекратить шуметь, шутить, подкалывать друг друга и закидывать соседние отделы волшебными бумажными самолётиками, то теперь ему не нужно было переживать по этому поводу. Улыбки и шутки стали настолько редким зрелищем, что их стоило бы поощрять. От весёлой рабочей атмосферы не осталось и следа. Злые, измученные, с огромными мешками под глазами - так теперь выглядели почти все авроры из Отдела. И их можно было понять.
Они устали.
Устали от войны, которую никто не объявлял.
Устали от вечной бдительности и бессонных ночей, не дающих спокойно сомкнуть глаз.
Устали от постоянных схваток с Пожирателями.
Устали от ежедневного использования десятков и сотен боевых заклинаний.
Устали от бесконечного потока смертей, которых становилось всё больше и больше.
Устали от некрологов, в которых постоянно мелькали знакомые имена.
Устали от всего.
Устали, но не сдавались.
Касалось это и легендарного отряда под предводительством Аластора Муди. Они, до сих пор считавшиеся лучшими бойцами Министерства, всё ещё держались, боролись и стояли до конца, вырывая победы даже там, где это было невозможным. А вместе с ними держался и Орден. И долгое время им удавалось обойтись без потерь. Но всё хорошее рано или поздно заканчивается.
Последний год стал настоящим испытанием для Ордена. Кровавым и жестоким испытанием. Волдеморт, похоже, наконец понял, что основная опасность для него исходит не от обессиленного Министерства, а от Дамблдора и его приспешников. Вскоре он сделал свой ход.
Доркас Медоуз.
Бенджамин Фенвик.
Карадок Дирборн.
Эдгар Боунс с женой и детьми.
Фабиан и Гидеон Пруэтты.
Марлин МакКиннон со всей семьей.
Каждый в Ордене понимал, что потерь не сбежать, но к такому удару они были не готовы. Слишком много смертей для одного года, слишком много жизней, разрушенных в одно мгновение. Леонард, не смотря на всё своё спокойствие и непробиваемость, не остался равнодушным ни к одной из утрат. Пусть мало кого из погибших он мог бы назвать своими настоящими друзьями, но в Ордене они все были опорой и верными товарищами друг для друга. Росс знал, что следует ему попасть в какую-либо передрягу и позвать помощь, то все из них моментально бросили бы свои дела и примчались на его зов. Орденовцы никогда не бросали своих в беде. И никогда не оставят погибших не отомщёнными.
Доркас была великолепной волшебницей, явно из числа лучших в своём деле. Она могла спокойно сражаться с несколькими противниками одновременно, при этом ещё и вести за собой остальных товарищей. Лео не особо хорошо её знал, слишком уж редко пересекались их пути, но видеть её за работой было сплошным наслаждением. Уж он, как большой знаток защитной и атакующей магии, понимал, о чём говорит. Даже Волдеморт знал это, поэтому и пришел за ней лично.
Бенжи был настоящим чудотворцем. Он не работал в Аврорате, не гонялся за тёмными магами по улицам в качестве члена Ордена, но его труды были не менее важны. Он был целителем. Одним из лучших в своём деле. Фенвик поднимал на ноги даже тех пациентов, кого другие уже считали безнадёжными. Не один десяток раз он вытаскивал орденовцев или мракоборцев буквально с того света, за что ему были благодарны до глубины души. Это был настоящий человек-позитив, огромный кладезь доброты и веселья, которого почти что каждый мог бы назвать своим другом. Ему было не обязательно принимать чью-то сторону в этой войне, он имел возможность просто заниматься своими привычными делами в больнице св. Мунго, но добрая душа, похоже, не позволила ему оставаться в стороне. Бенжи спас десятки жизней, но не смог спасти свою. Все части его тела так и не нашли...
Карадок был душой компании и неугомонным активистом с огромным шилом в одном месте. Он из числа тех авроров, что никогда не сидят на месте, норовясь попасть в гущу событий с волшебной палочкой наголо. Но, следует отметить, делал он это не бездумно, а вполне осознанно, на ходу просчитывая свои шаги. Работать вместе с ним всегда было интересно, весело и надёжно, ибо прикрывать своих он умел так, как никто другой. Дирборн не мог стоять в стороне, когда кто-то обижал слабых. В общем, он был настоящим героем. Героем, который должен был дожить до конца войны и получить целую гору наград за свою борьбу со злом. Но не сложилось. А ещё, Дирборн и Фенвик были лучшими школьными друзьями Алисы Лонгботтом, и после их смертей на неё было больно смотреть...
Эдгара Боунса Леонард почти не знал. Они виделись лишь пару раз на собраниях. Но тот факт, что Дамблдор пригласил его в Орден, уже говорил о многом. Наверняка, тот был выдающимся волшебником и хорошим человеком. Пусть его смерть и не задела Росса никаким боком, но тот факт, что Пожиратели беспощадно расправились и с его детьми... Такое карается не Азкабаном. Пытки и Кедавра - вот равноценное возмездие.
Близнецы Фабиан и Гидеон Пруэтты. Эти двое безбашенных и бесстрашных весельчаков, с огромным удовольствием врывающихся в любую драку, были настоящим бриллиантом Ордена. Их любили все, даже Муди, который всегда бормотал что-то недовольное, наблюдая за их очередными выходками. Леонард с гордостью мог назвать эту парочку своими друзьями, хотя также не всегда одобрял их методы, но мысленно улыбался их чёкнутым идеям и изощрённым издевательствам над Пожирателями, всегда с удовольствием отправляясь на орденские задания вместе с ними. Помимо всего прочего, Фабиан и Гидеон были действительно сильными волшебниками. Они погибли как герои, сражаясь одновременно с пятью противниками, одним из которых был сам Антонин Долохов.
И, наконец, Марлин МакКиннон с семьей... Это была одна из первых и самых болезненных потерь Ордена. Для всех, кто знал эту юную и прекрасную девушку, её смерть стала настоящим ударом в сердце. Задела она и непроницаемого Леонарда. До вынужденной отставки, Марлин была самой молодой в аврорском подразделении Аластора. По сути, Росс был её руководителем, ибо Муди скинул все организационные дела ему на плечи. Неугомонная, болтливая, добрая... О ней можно было говорить очень долго, но у аврора не было на это сил. Узнав о случившемся, он не заливался слезами, не сидел за бутылкой огневиски, предаваясь воспоминаниям. Нет. Он разозлился. Действительно разозлился. А уж поверьте, когда такой хладнокровный и невероятно спокойный флегматик выходит из себя, то его следует бояться. Глубоко внутри проснулся спящий слизеринец, о котором Росса предупреждала Распределяющая шляпа. Злость не ослепила Лео, отнюдь. Даже наоборот - он стал видеть всё так чётко, как никогда раньше. Его голова работала с невероятной скоростью. И он открыл настоящий сезон охоты. В перерывах между заданиями Ордена, при этом зачастую пренебрегая делами Аврората, шотландец пытался отлавливать одиноких Пожирателей, попавших в его поле зрения, и либо убивал их, либо калечил до такой степени, что к моменту отправки в Министерство, если они доживали да этого этапа, их опознание становилось весьма затруднительным. Но в своей ярости он был не один. Некоторые орденовцы также горели желанием мести. И сложно сказать, под чью горячую руку было страшнее попасть.

Прошлой ночью этот список Смерти едва не пополнился. На дом Поттеров, защищённый всеми возможными заклинаниями, напали. Росс не был в курсе подробностей, так как занимался глупым и бесполезным патрулированием маггловского Лондона, куда его отправило начальство, но знал, что в этот раз Пожиратели остались ни с чем. К счастью, Поттеры спаслись. Было похоже на то, что им кто-то помог. Никаких конкретных деталей Аластор не сообщил, так как в Ордене решили больше не передавать подробной информации ни одним из существующих видов связи, дабы избежать подслушивания или перехвата сообщений, только лишь при личной встрече. Также Росс знал и о том, что Лонгботтомы, патрулировавшие Косой и Лютный переулки, наткнулись на Пожирателей, поэтому он без колебаний согласился этой ночью взять переулки на себя, надеясь на не менее интересные приключения. Всё его нутро так и горело желанием влезть в какую-то драку, плевать с кем. Правда, пока что весельем и не пахло.
Улички были тихие и пустые, зловеще пустые. С неба падали мелкие капли дождя, но мракоборец не удосужился даже накинуть на голову капюшон. Он неспешно шагал Лютным переулком, внимательно прислушиваясь к наименьшим звукам. Правая рука была опущена вниз и плотно сжимала волшебную палочку. Его шаги были настолько лёгкими, будто он плыл по воздуху, а не был огромной тушей ростом в 185 сантиметров. Придерживаясь медленного темпа, он свернул в узкий проход, соединяющий Лютный переулок с Косым. И резко замер на месте. Артефакт тут же взлетел вверх и спустя мгновение угрожающие смотрел вперёд. Росс мог поклясться, что в тот самый момент, как он повернул сюда, в конце прохода мелькнула небольшая человеческая фигура, беззвучно исчезнув за поворотом. Выдержав секундную паузу, он осторожно двинулся вперёд, максимально сосредоточившись на собственных ощущениях и ещё более усиленно прислушиваясь к малейшему шороху. Шотландец напрягся и приготовился к тому, что в следующую же секунду ему придётся использовать Протего, уворачиваться или вовсе трансгрессировать куда-то в сторону. Шаг за шагом он приближался к концу прохода, но ничего так и не происходило. Последняя пара метров и его взору открылся Косой переулок, едва ли освещаемый тусклым светом фонарей. Так и оставаясь в тени за углом, Леонард оглянулся назад и, убедившись в том, что ему ничего не грозит, опустил палочку вниз и поспешил отыскать взглядом ту самую одинокую фигуру, побеспокоившую его ночной покой. На это ушло не более секунды. Глаза остановились на девушке невысокого роста, одетой в маггловскую одежду. Она как раз замерла под светом одного из фонарей, возле книжного магазина "Флориш и Блоттс". Будто увидев там что-то страшное, она начала бегло осматриваться по сторонам. И в этот момент Лео заметил то, что заставило его глаза округлиться. Значок старосты Хаффлпаффа.
"Ученица Хаффлпаффа? Ночью посреди Косого переулка? Это что вообще такое?" - запутанные мысли, вперемешку с невероятными теориями, вплоть до шпионажа для Пожирателей, так и носились в голове.
Тем временем юная студентка Хогвартса продолжила движение по направлению к выходу из переулка. Похоже, её целью был "Дырявый котёл", или она вовсе направлялась в маггловский Лондон. Росс не спускал с неё глаз, всё так же скрываясь за тёмным углом. Хаффлпаффка была явно напугана. Она постоянно оглядывалась по сторонам, обняв себя за плечи в попытках спрятаться от холода. Её одежда совсем не годилась для такой погоды. Аврор всё ещё не мог понять, как и почему она здесь оказалась, но отпускать её он уж точно не собирался.
Девушка вновь остановилась у лавки мадам Малкин. Похоже, всматривалась в ассортимент утеплённых мантий, который Лео также имел возможность лицезреть, совсем недавно проходя мимо магазина. Налюбовавшись нарядами, студентка было двинулась вперёд, но тут же резко вскрикнула, начав размахивать палочкой. Росс на секунду напрягся, крепче сжав собственный артефакт, но быстро понял, что она банально зацепилась курткой за деревянную табличку. Смелостью эта юная хаффлпаффка уж точно не отличалась, что ставило ещё больший знак вопроса над причинами её пребывания здесь. Мгновенно ускорив шаг, студентка понеслась к концу переулка, более не оглядываясь. Это был тот самый момент.
Леонард элегантно выскользнул из-за угла и последовал за горе-старостой, двигаясь вдоль витрин магазинов. Даже не смотря на слабый дождь, его шаги были всё такими же лёгкими, широкими и беззвучными. Он без труда нагнал её у глухой стены, служащей переходом из переулка к заднему двору "Дырявого котла". Остановившись на весьма приличном расстоянии от девушки, Росс, всё ещё не замеченный, принялся подбирать слова, дабы напуганная хаффлпаффка не начала орать на весь переулок. Впрочем, он тут же бросил эту затею. Сцена с табличкой отчётливо давала понять, что для паники девушке хватит малейшего непривычного звука. Оставалось надеяться на то, что от испуга она впадёт в ступор и продержится в таком состоянии до того, как он закончит говорить. Был, правда, ещё один вариант - наложить на неё Силенцио. Но Лео оставил это на крайний случай, если она таки начнёт орать.
- Я бы не советовал Вам туда идти, мисс Хаффлпафф, - негромко произнёс мракоборец своим наименее зловещим голосом. - И может Вы расскажете доброму дяде аврору, что делает староста самого порядочного факультета Хогвартса ночью посреди Косого переулка? - "только без криков, пожалуйста".

Отредактировано Leonard Ross (2018-08-10 11:44:07)

+2

4

С каждым мгновением напряжение постепенно нарастало. Мэдди была не рада, что не смогла сдержать эмоции, а потому попрекала себя в мыслях распоследними словами. Если кто-то её услышал (а переулок вряд ли мог пустовать в такой неспокойный час), то должен был пойти и проверить. Хотя в душе и теплилась надежда, что это кто-то мог так же испугаться и решить не встревать не пойми куда. Но Пожиратели, кажется, не отличались особой трусостью, а в компании единомышленников вполне могли бы задать жару всем, кто им не понравится.

“Пожалуйста, пусть тут не будет Пожирателей”, – девушке оставалось надеяться только на своё исключительное везение. Возможно, тёмные личности предпочитали коротать время где-нибудь в Лютном, а любимый всеми “Дырявый котёл” оставался вне их интереса. Мало ли, авроры нагрянут, всё такое. Впрочем, в такое время всё возможно. И она, окончательно запутавшись в своих рассуждениях, решила просто действовать наудачу. Она занесла палочку, целясь по нужным кирпичам, как вдруг произошло самое нежеланное и неожиданное.

– Я бы не советовал Вам туда идти, мисс Хаффлпафф.

Студентку в миг прошиб холодный пот. Она даже забыла о холоде. Голос сзади в целом звучал тихо и относительно спокойно, но это не помешало судорожно повернуться спиной к стене и встретиться взглядом с незнакомцем. Сердце без остановки выписывало виражи то поднимаясь к горлу, то падая куда-то в пятки. Человек, кажется, должен перегорать после такой нервотрёпки и погружаться в бездну тотального спокойствия. Но что-то с самого начала пошло не так.

– И, может, Вы расскажете доброму дяде аврору, что делает староста самого порядочного факультета Хогвартса ночью посреди Косого переулка?

  – Вы педофил? – Хаффлпаффка выпалила первое, что пришло в голову, после чего спешно прикусила язык. Совсем здорово. Она молча посмотрела на мужчину. Мужчина выжидающе посмотрел на неё. В переулке повисла гнетущая тишина. Наверное, оба ждали друг от друга каких-то пояснений, но в такой обстановке нормальные мысли в голову попросту не шли. И не будь язык скованным, словно его внезапно пришили к челюсти, она бы уже давно умудрилась снова что-нибудь ляпнуть невпопад. Девушка молчала в тряпочку и старалась подобрать выражение поприличнее. Разумеется, человек напротив сейчас больше похож на тихого маньяка, но уж точно не стоило прямо сходу бросаться нехорошими словами. Может, им действительно движет желание помочь? Хотя это не слишком похоже на правду.

Она очень долго и очень внимательно рассматривала волшебника, стараясь уловить хоть какую-нибудь подсказку в тусклом свете. Волнение достигло своего апогея. Мэдди сделала небольшой шаг назад, упираясь спиной в кирпичную кладку и медленно выдыхая. Кажется, уже всё. Финиш. Бежать в любом случае некуда, поскольку физическое превосходство вряд ли на её стороне, а о магии и говорить нечего. Оставалось рассчитывать только на то, что удастся мирно договориться и полюбовно разойтись. Голова снова начала мыслить, а с тела будто бы резко сняли холодный колючий чехол. Страх задушил сам себя, оставляя девушку наедине с суровой реальностью. Пережитого за последние два дня хватит на несколько десятилетий вперёд, а встреча с незнакомцем окончательно добивала и так не совсем целые нервы. Наверное, так и становятся пофигистами.

– Это… Вы тут откуда вообще? – стоило потянуть время, чтобы собраться с мыслями и попытаться достойно выйти из положения. Убивать её пока не спешат, это хоть немного радует. Но никто не обещает, что после небольшой исповеди её не уведут в палату с мягкими стенами. И вообще, откуда ей знать, что перед ней не Пожиратель, который так успешно и нагло притворяется защитником магического мира? – А лучше руку покажите.

Она помнила, что отсутствие метки – не показатель, но всяко лучше, чем ничего. Может, таки удастся ещё разглядеть что-нибудь важное, или аврор соизволит чем-то подтвердить своё положение. А наглеть со страху – это всегда пожалуйста. Главное – чтобы пытать не утащили в целях безопасности, иначе будет совсем беда.

Отредактировано Madeline Smith (2018-06-19 01:34:11)

+1

5

3Леонард не был поклонником сюрпризов. Он любил, когда жизнь шла своим чередом, когда случались лишь те события, которые ты и планировал. Кое-кто может посчитать это скучным, но даже в такой банальной предсказуемости и шаблонности было своё очарование. К тому же, вы не теряете контроль над ситуацией, если она идёт по заранее подготовленному сценарию. Можете отталкиваться от этого, планировать все свои последующие действия, управлять своим временем. Разве это не прекрасно? Но реальность такова, что подобная роскошь почти не встречается. Рано или поздно судьба завалит тебя сюрпризами, хочешь ты этого или нет. И поверьте, навряд хотя бы половина из них будет приятными.
Когда работаешь в Аврорате, к неожиданностям быстро привыкаешь. Учишься всегда быть наготове, ориентироваться по ситуации, принимать взвешенные решения в считанные секунды, импровизировать и выкручиваться из любой западни, ибо от этого зависит твоя жизнь. Почти все сюрпризы, с которыми сталкиваются мракоборцы, связаны непосредственно с Пожирателями и их приспешниками, но бывают и другие, которые могут оказаться в разы хуже и к которым не всегда будешь готов. Например, встреча с миниатюрной светловолосой старостой Хаффлпаффа. Ночью. Посреди учебного года. В Косом переулке.

"И что с тобой делать?" - спросил сам у себя Леонард. Его глаза неотрывно следили за незнакомкой, дабы не пропустить ни малейшее её движение. Хвала небесам, обошлось без криков. Как Росс и предположил, ужасно напуганная девушка, услышав его голос, впала в ступор. Она успела лишь судорожно развернуться на месте, прижавшись спиной к стене и уставившись на аврора. Выглядела она не слишком презентабельно. Мокрая и испачканная одежда, растрёпанные волосы, а на её лице, несмотря на темноту вокруг, отчётливо виднелась настоящая паника. То, как она здесь оказалась, всё ещё было под вопросом, но Лео решил не торопить события, отложив мысли в сторону на секунду-вторую. Сейчас он лишь наблюдал, ожидая ответный ход от своего ночного "подарка". На что же способна воспитанница Хаффлпаффа, загнанная в угол? Помимо падения в обморок, разумеется.
– Вы педофил? - испуганно выдала она.
Признаться, такого хода Леонард действительно не ожидал. Он едва сдержался, дабы не рассмеяться. Впрочем, девочке явно было не до смеха. Она, наверное, уже успела прокрутить в голове десятки не самых благополучных сценариев, которыми может закончиться эта встреча. Но почему первым делом ей в голову пришла именно такая мысль? Неужели он похож на педофила? Разве... Ладно, забудьте. Росс сейчас вспомнил, как он выглядел несколько минут назад в отражении одной из магазинных витрин, и теория студентки уже не казалась ему настолько абсурдной и безосновательной. А если бы он ещё и капюшон одел... Тут уж без криков не обошлось бы. В глубинах разума вновь проснулся внутренний слизеринец, предлагая мракоборцу признаться, что он педофил. Сказать, что "охотился" здесь и уже было смирился с неудачей, как на горизонте появилась такая милая, красивая, испуганная и беззащитная хаффлпаффка. А когда она, услышав подобное заявление, вырубиться, закинуть её на плечо и отнести в Министерство, пусть сами разбираются. К счастью, шотландцу хватало здравого смысла, чтобы не поступить именно так. Хоть это и было очень весело, но явно не очень эффективно.
Тем временем к блондинке вернулся дар речи.
- Это… Вы тут откуда вообще?
Похоже, культуре общения её не обучили. Она не только проигнорировала вопрос Росса, но и ответила на него двумя своими. Стресс - не оправдание. Несколько уроков хороших манер ей явно не помешает. Или же она сделала это нарочно, не желая говорить правду. Такой вариант также не следовало откидывать. Вообще, Леонард очень сильно сомневался, что перед ним действительно ученица Хогвартса. Аврор пока не находил ни одного вразумительного объяснения, как она могла здесь оказаться. Как могла покинуть школу без ведома Дамблдора, да ещё и добраться до Косого переулка. Не нужно быть профессором, дабы понять, что эта девушка явно не совершеннолетняя и просто трансгрессировать откуда-то из Хогсмида ей ещё не по плечу. Значок старосты она вполне могла бы раздобыть в другом месте, но расхаживать с ним по волшебному Лондону было, мягко говоря, не слишком умной идеей.
Вариант с каким-нибудь Пожирателем под оборотным зельем звучал не менее глупо и абсурдно. Однако чем черти не шутят? Это вполне могла быть уловка, приправленная невероятно умелой актёрской игрой и рассчитана именно на Леонарда, как члена Ордена. Его могли заманивать в ловушку, пытаться усыпить осторожность. Мракоборец и орденовец ведь никогда не оставит студентку, оказавшуюся в беде, без внимания и помощи. Признаться, даже для приспешников Волдеморта это было как-то чересчур, а глубоко в голове Лео мелькали предательские мысли, что его паранойя начинает переходить границы, но вся эта ситуация в самом деле выглядела очень уж странно. Постоянная бдительность, верно? Прислушиваясь к заповедям Аластора, шотландец ни на секунду не расслаблялся, пристально наблюдая за девушкой и всё так же внимательно прислушиваясь к малейшему шороху со стороны, готовясь к любому неожиданному повороту событий.
- А лучше руку покажите, - добавила девушка.
Вот! Наконец действительно логичный ход, имеющий хоть какой-то смысл. Росс даже едва заметно улыбнулся. Если всё это было наиграно, включая сцену с табличкой у лавки мадам Малкин, то этой особе стоило отдать должное, ибо такого мастерства аврору ещё не доводилось видеть. Ей буквально хотелось верить. Одним своим видом это блондинистое чудо вызывало умиление, она казалась едва ли не святой. В общем, на первый взгляд она была настоящей хаффлпаффкой. Из тех, что даже муху не обидят. Но было ли так на самом деле? Загадка. А Росс их любил и, как порядочный рейвенкловец, хорошо умел разгадывать.
- Правильный ход, - ответил Леонард, смотря на старосту. - Хвалю, - аврор сделал шаг вперёд, при этом переложив палочку в левую руку, а правой потянувшись к рукаву куртки. Признаться, задание показать предплечье на деле оказалось не таким же лёгким, как на словах. Пришлось плотно засучить сразу парочку рукавов, чтобы собеседница смогла увидеть всё, что хотела. Вернее, заметить отсутствие того, чего она боялась. - Довольны, мисс Хаффлпафф? - Лео медленно спустил рукава обратно, при этом показательно перекрутив волшебную палочку в левой руке. С детства мужчина был амбидекстром, поэтому отлично управлялся с артефактом обеими руками, не чувствуя никаких неудобств. - Только чем это Вам поможет? Не все Пожиратели имеют прекрасное украшение в виде метки. Да и на вероятность того, что я могу оказаться педофилом, это тоже не влияет, верно? - на лице шотландца мелькнула лёгкая ухмылка. Он пристально смотрел в глаза студентки, при этом не выпуская из поля зрения её руку с волшебной палочкой. - Но и Вы, дорогая моя, не вызываете у меня доверия. Очень уж я сомневаюсь, что Вы действительно учитесь в Хогвартсе, и что этот значок принадлежит Вам. Навряд профессор Спраут сделала бы старостой такую безответственную особу, которая посреди учебного года сбегает из школы и гуляет ночью по Косому переулку, - Леонард выдержал небольшую паузу. Ему показалось, что он услышал какой-то шум со стороны. Аврор бросил беглый взгляд в том направлении, но тревога оказалась фальшивой. Вновь взглянув на девушку, он продолжил: - Как видите, мы зашли сразу в два тупика, - молвил аврор, намекая на стену за спиной студентки, - но выход есть. Хоть Вы и проигнорировали мой вопрос, но я, как джентльмен, отвечу на Ваш. И ожидаю взаимности в ответ, - мракоборец вновь бегло оглянулся по сторонам. - Как уже было сказано, я аврор. Зовут меня Леонард Росс, а здесь я по приказу Аластора Муди, занимаюсь патрулированием Лютного и Косого переулков в ночное время, - спокойно доложил мужчина. Возможно, кто-то другой посчитал бы, что он взболтнул лишнего, но нет. Если это хитроумная ловушка, то "подставная хаффлпаффка" и так прекрасно знала, кто перед ней. Но если она действительно студентка Хогвартса, оказавшаяся в беде, то такой жест был способен понизить градус напряжения и, возможно, вызвать минимальное доверие, толкнув на контакт. - Теперь Ваша очередь. Кто Вы и что здесь делаете?

Отредактировано Leonard Ross (2018-08-10 11:44:50)

+1

6

Студентка пыталась собраться с мыслями. Она балансировала на тонкой грани между желанием молчать как герой на допросе и попыткой сказать всё как есть. Стоило найти ту самую золотую середину, но пока получалось только метаться из крайности в крайность. Несмотря на относительно спокойную обстановку, мысли лихорадочно мелькали одна за другой, ставя её в тупик. Что сказать? Как сказать? Когда? Ведь не станешь же выкладывать всю правду первому встречному после двух минут не самого дружелюбного знакомства. Кто знает, кем он может оказаться на самом деле.

– Правильный ход. Хвалю, - мужчина, кажется, без капли сомнения и замешательства удовлетворил любопытство хаффлпафки, но желанного спокойствия это не принесло. Хотелось ещё больше вжаться в стену, слиться и раствориться в ней, пройти насквозь. Лишь бы не чувствовать ту тошнотворную обречённость. – Только чем это Вам поможет?

Она поняла. Мэдди еще после первого портала прекрасно поняла, что отсутствие метки – не показатель. Пожирателем может оказаться кто угодно и, к сожалению, не было никаких гарантий, что стоящий перед ней “аврор” не служит в рядах Тёмного Лорда. Он всего лишь ухмыльнулся, а по спине пробежал лёгкий холодок. То ли издевается, то ли и сам… на нервах? Девушка не могла понять, что же действительно скрывается за показным спокойствием. Возможно, ему действительно нечего бояться? Что может сделать ему, явно опытному магу, растерянная пятикурсница? Уже, скорее всего, догадался, что абсолютно ничего. И смотрит ещё так внимательно, не отводя взгляда.

– Навряд профессор Спраут…
Мозг отказывался воспринимать всё сказанное целиком, но даже по обрывкам доходил смысл сказанного. И с каждым словом Мэйделин понимала, что происходящее – не плод шальной фантазии. Она не спит, не лежит в бреду и не больна. Нет. Она действительно. Да, действительно попала в прошлое. «От двадцати отнять три, а потом прибавить…» - путём нехитрых вычислений получилось весьма занятное число. Грубо говоря, её откинуло на сорок лет назад. Осознать такое было непросто. Она незаметно ущипнула себя за запястье, но мужчина и Косой переулок никуда не исчезли.

– …Зовут меня Леонард Росс…

«Леонард Росс, – повторила староста про себя. Знакомое имя пронеслось чередой ассоциаций перед глазами и напомнило, что похожего человека она видела на фото едва ли месяц назад. И её осенило. – Так это… Тот самый, что ли?»

Лицо слегка вытянулось от удивления. Действительно, как можно было сразу не вспомнить? Вьющиеся волосы, высокий рост. Чуть наклонив голову, она смогла рассмотреть родинку на щеке. Сомнений нет, это действительно был тот-самый-прошедший-обе-войны-аврор. Или тот, кто им так нагло притворяется. К тому же, декан факультета всё ещё Помона Спраут, Муди – жив, а отец должен быть только в планах или в процессе… На пару мгновений стало неловко: девичьи шуточки про «был бы он на полвека помоложе» слишком резко оказались явью. Глядя на фото, острить было очень весело, зато реальность преподнесла весьма суровый подарок. Хотите – получите. Вот, пожалуйста, стоит такой же живой, здоровый и, вроде бы, не седой. И, если память не врёт про начало пятидесятых, то сейчас ему где-то в районе тридцати. Доигрались.

«Только бы мысли не читал», – Мэдди бы очень хотелось позабыть тот слишком нелепый эпизод. Перед ней собственной персоной стоял бывший глава Аврората, такой же бывший глаза Отдела правопорядка, герой обеих магических войн и просто ходячая легенда. Только он пока об этом ничего не знает, но всё же. Очень неловко получится, если у него возникнет желание прочитать воспоминания, а там такое. Стыдно как-то...

– Теперь Ваша очередь. Кто Вы и что здесь делаете?

Она тянула время столько, сколько было в принципе возможно. Его должно было быть вполне достаточно на «подумать», но всё равно оказалось слишком мало. И вот как объяснить человеку всю ту канитель событий, чтобы не сойти за городскую сумасшедшую или, что ещё хуже, шпиона? Хотя насчёт последнего варианта возникали слишком большие вопросы.
– Ну… Эмм… Как бы сказать… – начать было очень трудно. Про что сказать сначала? Про письмо? Про будущее? Про порталы? Или кратко пересказать хронологию событий, которая сложилась до того, как волшебники храбро отправились переписывать прошлое? Всё смешалось в такой мудрёный клубок, что выцепить кусок для отправной точки оказалось не самой простой задачей. Мэдди глубоко вдохнула. – В общем, я из будущего.

Повисла неловкая пауза. Выглядело, наверное, до ужаса глупо и дико. Но, как говорил один знакомый товарищ, это звучало настолько абсурдно, что вполне могло оказаться правдой. И в такой ситуации действительно не было ничего невозможного.

– Нет, с головой у меня всё в порядке, спасибо, что спросили, сэр, - выпалила студентка, не давая аврору вставить и слова, а заодно и стараясь опередить любые вопросы. Ей казалось, что мистер Росс сейчас попросту начнёт ухохатываться с незадачливой фантазёрки, ибо происходящее в любом случае выглядело как какая-то не слишком хорошая выдумка. Наверное, можно доказать обратное, но как? Вот уж действительно, невыполнимая задача. А с пеной у рта доказывать свою правоту ночью, посреди пустынного переулка, где могут оказаться абсолютно любые люди, – такая себе идея. Хаффлпаффка слегка растерянно посмотрела на мужчину, а после похлопала себя по карманам. Ничего интересного у неё с собой не было, а на одежде и палочке год изготовления не писали. – Это просто очень долгая история… И я не знаю, с чего начать. Но я честно не сошла с ума. Просто Волдеморту отправили письмо… Ой… Это нельзя произносить, да?

Она потянулась прикрыть рот ладонью, но та замерла где-то на полпути. Вроде бы, табу было только при второй войне… или нет? Как-то студентка подзабыла этот факт, но всё же решила замолкнуть на некоторое время. На всякий случай.

+1

7

Нельзя было оставаться здесь в такой компании.
С каждым следующим годом войны, дату начала которой никто не знал, Магическая Британия становилась всё более опасным местом. Это не обошло стороной и Лондон, включая широко известные Косой и Лютный переулки. В последний год появляться тут, особенно после захода солнца, было высочайшим риском, из-за чего местные торговцы почти что лишились всей своей прибыли. Чудом удалось избежать происшествий в сезон покупок к началу учебного года. Или просто потому, что среди детей были и отпрыски Пожирателей, которым те явно не хотели бы навредить. Не спасали печальную ситуацию даже аврорские патрули, что периодически, и с крайне переменным успехом, нарывались на Пожирателей. Министерству, не говоря уже об искалеченном Ордене, критически не хватало людей, чтобы обеспечивать безопасность даже той маленькой части Великобритании, что всё ещё находилась под кое-каким контролем. И то, что Росс - один из весьма высокопоставленных мракоборцев - сейчас занимался банальным уличным патрулированием, ярко отображало всю печальность ситуации. Но, с другой стороны, будь на его месте кто-то другой, то неизвестно, как бы сложилась история и что бы случилось с этой милой хаффлпаффкой.
Кем бы эта школьница не являлась на самом деле, её нужно было забрать отсюда. Вести беседу в углу переулка посреди ночи да в военное время - не самая умная идея. Но куда? Ответ на этот вопрос зависел от самой старосты. Вернее, от её объяснений и поведения. В её интересах было убедить Леонарда в своей невиновности и не принадлежности к поклонникам Тёмного Лорда. Ведь если ей это не удастся, то разговор примет не совсем приятный оттенок. Вернее, очень неприятный. Тем не менее, несколько вариантов Росс уже откинул, независимо от ответов девушки. В Министерство - нельзя. Ни в коем случае. Будь она хоть самим Волдемортом под оборотным зельем, хоть самой невинной душой в мире, ставшей жертвой каких-то необъяснимых обстоятельств. Аналогичная ситуация была с убежищами и тайными местами Ордена. Притаскивать её туда было точно так же безрассудно. Наиболее оптимальный и безопасный вариант - уединённое место, где можно спокойно побеседовать и во всём разобраться, при этом, в случае ловушки и угрозы, не подставляя никого из коллег. Всё упиралось в её ответ. А отвечать она не спешила.
Хаффлпаффка тянула время. Так, как только могла. Росс не мог этого не заметить, поэтому, чисто на всякий случай, сделал шаг в правую сторону, чуть повернувшись. Благодаря нехитрому движению он оказался не голой спиной к переулку, а немного боком, таким образом получив более удобный угол обзора, при этом сохраняя внимание и не отрывая взгляд от своей новой знакомой. Но заметил он и ещё кое-что. При упоминании своего имени. Она удивилась. Или, по крайней мере, изобразила удивление. Будто слышала о нём, но не узнала и не ожидала встретить. Это была очень незаметная деталь, кажущаяся не особо значимой, но Леонард считал её важной. Особенно на тот случай, если девушка не имеет никакого отношения к войне. А вероятность этого увеличивалась с каждой секундой.
- Ну… Эмм… Как бы сказать… - она мялась на месте, подбирая слова, а шотландец всё так же неотрывно следил за её движениями, параллельно прислушиваясь к окружению. - В общем, я из будущего, - на выдохе сказала она, тут за умолкнув.
"Да ну", - мысленно произнёс Лео, замерев на месте и глупо уставившись на незнакомку, которая всё ещё не представилась. Он был удивлён такой заявкой, разумеется, но не настолько сильно, как сам ожидал. Росс знал о портале в Министерстве, который охраняли авроры и хит-визарды, знал о том, что Лонгботтомы уже встречали гостей из будущего, знал и о других подобных случаях, поэтому услышанное не было чем-то удивительным. Но вот лично встретить путешественницу с другого времени - это совсем иное. Конечно, это может быть всего лишь удобным оправданием, ведь Пожиратели наверняка тоже знают о порталах, но маловероятно. Аврор всё больше и больше начинал верить этой милой блондинке. Визит из будущего действительно прекрасно объяснял всё то, что происходило сейчас. Вплоть до того, что она узнала его имя, но была очень этому удивлена. Неужели он стал известным?
С другой стороны, это также порождало целую массу новых проблем. Путешествия во времени - не игрушки. Вмешиваться в природный порядок вещей череззвычайно опасно, об этом прекрасно знал любой здравомыслящий волшебник. Особенно те, кому доводилось держать в руках маховики времени. Минимальное злоупотребление и малейшие ошибки могли привести к непоправимым последствиям, способным изменить судьбу не одного человека. Учитывая необъяснимое открытие временных порталов, сейчас эта проблема стала критичной. Вполне очевидно, что многие маги из будущего, узнав о возможности вернуться назад, не побрезгуют ею воспользоваться. Особенно те, кто потерял близких в этой войне. А таких, очевидно, очень много. И если хоть половина из них прибудет сюда... Достаточно одного неряхи, чтобы всё испортить, что же говорить, если их будет целая армия? Да тут уже разгуливает староста Хаффлпаффа из чёрт знает какого года, куда уж хуже?! Если она не лжёт, разумеется.
В воздухе так и чувствовалось напряжение. Пауза затягивалась, а взгляды аврора и незнакомки не отрывались друг от друга. Леонард уже приготовился нарушить тишину, но девушка опередила его.
- Нет, с головой у меня всё в порядке, спасибо, что спросили, сэр, - протараторила она почти что за секунду. Затем постучала себя по карманам, будто в поисках чего-то, но тут же продолжила: - Это просто очень долгая история… И я не знаю, с чего начать. Но я честно не сошла с ума. Просто Волдеморту отправили письмо… Ой… Это нельзя произносить, да? - её рука дёрнулась в попытке прикрыть рот, но остановилась на полпути.
И тут невозмутимый аврор потерял контроль над своими эмоциями. Его глаза расширились, а на лице отчётливо отобразилось полное недоумение и удивление. Она назвала его по имени. Миниатюрная хаффлпаффка не побоялась назвать настоящее имя Тёмного Лорда в такое время. Этого не делал никто из Пожирателей, даже в Ордене не все позволяли себе это, а она... Вот так просто, без тени сомнения или испуга. Это был последний аргумент. Леонард поверил ей. Полностью. Шотландец считал себя очень проницательным человеком, которого не одурачить. Это утверждал даже старший Оливандер, описывая владельцев кедровых волшебных палочек. И Росс не заметил фальши ни в словах девушки, ни в её движениях, ни в её эмоциях. Совсем, ни капли. Это не ловушка и не обман, перед ним не кто-то из Пожирателей, а настоящая студентка Хаффлпаффа из будущего, которая, каким-то неизвестным образом, оказалась посреди кровопролитной войны, где ей явно не место. Удивительно. Воистину удивительно.
Спустя несколько секунд Леонард вновь полностью совладал со своей мимикой. На его лице мелькнула улыбка, но пальцы всё так же сжимали волшебную палочку. Вопрос о том, что делать с этой путешественницей во времени, стал ещё более актуальным. Она вполне могла поделиться полезной информацией из будущего. Да, ещё совсем недавно Росс считал, что вмешательство в ход времени не приведёт ни к чему хорошему, но раз уж теперь этим занимались все, кому не лень, то почему бы не попытаться извлечь хоть какую-то пользу из ситуации? Не исключено, что эта милая студентка может рассказать много интересного об этой войне. Негоже упускать такую возможность. А ещё она вспомнила какое-то письмо...
- Почему же нельзя? - спокойно произнёс Лео. - Страх перед именем только усиливает страх перед тем, кто его носит, - мракоборец повторил слова Дамблдора, которые тот неоднократно пытался вбить в головы остальных волшебников, чей испуг не позволял им называть вещи своими именами. - Письмо Волдеморту, говорите? - Росс изобразил задумчивость. Подумать действительно был над чем. Но свои теории, уже зарождающиеся в глубинах разума, экс-рейвенкловец решил придержать. До поры. - Хорошо, мисс Хаффлпафф, я Вам верю. Вы меня убедили, - член Ордена приятно улыбнулся. - Вы у нас не первая гостья из будущего, и знаете, Вам очень сильно повезло, что Вы встретили именно меня, - он пристально заглянул в глаза собеседницы. - Но Вы и сами это знаете, верно? Вы узнали моё имя, я заметил. И, похоже, оно вызвало у Вас хорошие ассоциации, раз Вы решили выложить такую информацию, - мужчина сделал шаг вперёд. - Предлагаю закрепить наше взаимное доверие, - он протянул левую руку к девушке. - Вашу палочку, пожалуйста. Думаю, не нужно повторять, какие сейчас времена. Пусть я и начинаю Вам верить, но перестраховаться не помешает. Не волнуйтесь, позже я верну её в целостности и сохранности. А даже если на нас и нападут, она Вам всё равно не поможет, - аврор поспешил опередить возможный вопрос. - И да, может представитесь? Или мне продолжать называть Вас мисс Хаффлпафф?

Отредактировано Leonard Ross (2018-07-21 01:48:27)

+1

8

После того, как в тёмном и предположительно пустом переулке так легко и беззаботно прозвучало имя Тёмного Лорда, Мэдди показалось, что в воздухе на несколько мгновений повисла едва ощутимая угроза. А если это кто-то услышал? Сложно действовать по другим правилам, когда ты слышал о них исключительно из рассказов взрослых, которые о них же говорить не особо и хотят. Но ещё сложнее было заставить себя в них поверить. В будущем всё не так. У них добро давно победило зло, у них никто не боится упоминать Того-Кого-Нельзя-Называть. Многие шутят над его именем, придумывают забавные каламбуры и позволяют себе веселиться, изредка смеясь над тёмными временами. А здесь всё по-другому. И стоило бы это усвоить, иначе риск нахватать ещё больше проблем станет несоизмеримо велик. Аврор довольно резко изменился в лице: спокойствие превратилось в едва ли не крайнюю степень изумления, будто бы на его глазах голыми руками оживили покойника. Наверное, окончательно понял, какая она наивная и недальновидная дурочка… Или не совсем.

- Почему же нельзя? Страх перед именем только усиливает страх перед тем, кто его носит, - мужчина через минуту снова был до ужаса спокоен. У неё с души в буквальном смысле свалился камень и дрожь в коленках в который раз постепенно начала утихать, но радости от этого не было никакой. Единственным желанием было убраться из Косого переулка поскорее, а потом – подумать о ближайшем будущем и найти хоть кого-нибудь из будущего, чтобы не страдать в гордом одиночестве. А ещё – спросить о планах, чтобы попробовать помочь.

Самая большая загвоздка заключалась в том, что хаффлпаффка решительно не понимала, какую роль она может сыграть в происходящем безумии. Смиты далеко не одно поколение подряд придерживалась твёрдого нейтралитета, относились ко всему со здоровым скептицизмом и в конфликты не встревали по своим же убеждениям. А Захария, отец Мэйделин, так и вовсе спешно покинул школу перед самой битвой. Соответственно, никого в войнах они не теряли, и по тем же причинам их потомкам не о чем было беспокоиться. А потому и самой девушке стоило быть поаккуратнее, чтобы ничего в её же родословной не переставить. Может, кто-то и считал подобное поведение трусостью и эгоизмом, но как иначе? Винить собственного отца и других родственников в малодушии не поворачивался язык. Они всегда защищали свою семью и никогда не поворачивались к ней спиной. А что до остальных… Мистер Смит точно был не тем человеком, который хотел бы распыляться на всех и сразу.

- Хорошо, мисс Хаффлпафф, я Вам верю. Вы меня убедили. Вы у нас не первая гостья из будущего… - пока мистер Росс продолжал свою вдохновенную речь, студентка снова зацепилась за самую интересную новость в его монологе. Она не одна такая. Наверное, это хорошо, ведь шанс встретить кого-нибудь из знакомых становился всё выше. Вопрос только в том, действительно ли эти гости были на их стороне. - Предлагаю закрепить наше взаимное доверие. Вашу палочку, пожалуйста.

- А… Э… Палочку? – Мэдди не заметила, как сжала палочку до побелевших костяшек. Предложение оказалось слишком неожиданным. И ей как маленькому ребенку хотелось спрятать всё поглубже, сесть сверху и гордо сказать, что она своё сокровище никому не отдаст. Она к таким вещам относилась с особой ревностью и никому не позволяла прикасаться. Волшебная палочка – не тот предмет, который хотелось давать потрогать всем желающим. Это всё равно, что позволить читать личный дневник и цитировать его на каждом шагу. За четыре с лишним года она, несмотря на свои “выдающиеся” способности в колдовстве, привыкла ощущать палочку как продолжение своей руки. И, разумеется, не спешила с ним расставаться.

- И да, может представитесь? Или мне продолжать называть Вас мисс Хаффлпафф?

- Мэйделин… Мэйделин Смит… - она неуверенно посмотрела сначала на свою палочку, потом на палочку аврора, а после перевела взгляд на него самого. Она колебалась. С одной стороны стоял страх, с другой – желание доверять, а где-то между ними метались здравый смысл и логика. Как можно в такое время выпускать свою единственную надежду на защиту из рук? А если он сломает? А если не отдаст? А если решит ей так манипулировать? Или, может, заберёт себе в качестве запасной? Закон законом, но война диктует свои правила, а в руках опытного мага от палочки будет куда больше пользы. Но разве он настолько жесток, чтобы оставить ребёнка без шанса на малейшую защиту хотя бы со своей стороны? И остаётся только надеяться на исключительную честность. Староста глубоко вдохнула, протягивая своё самое ценное стражу порядка. – Вот… Только отдайте. Пожалуйста.

Пока тот вертел палочку в руках, душа у Мэдди была не на месте. Как можно оставаться спокойной, когда такая близкая сердцу вещь находится у другого человека? Пренеприятнейшее чувство. Она теребила рукава куртки и не сводила глаз со своей прелести, готовясь в любой момент протянуть ладонь и забрать её обратно. Но так вести себя – верх неприличия. И она решила спросить что-нибудь, чтобы немного разрядить обстановку.

- А Вы правда чистокровный? – хаффлпаффка только через мгновение поняла, что сморозила полнейшую чушь. Кажется, после пары бессонных ночей мозг и язык начали жить своей жизнью.

“Это всё, до чего ты додумалась?! Драконова мать, Мэдди! Тупая ты голова… Я официально заявляю, что ты – непроходимая дура!”

- Извините! Я не нарочно… - она слегка замахала руками. Сказануть подобное можно было либо сдуру, либо спьяну, либо с того и другого. Оправдывало её только то, что после таких приключений она ещё держится молодцом. – Я правда не хотела… Не подумала… В общем, простите. Пожалуйста.

+1

9

Леонард молча стоял с протянутой рукой, ожидая от девушки ответный ход и не отводя от неё глаз. Ох, сколькие съёживались под его пристальным взором... Росс умел одарить человека таким пренебрежительным и высокомерным взглядом, будто тот был самым жалким и убогим существом в этом мире. Просто пустым местом. Высокая самооценка и чрезмерная горделивость сделали всё для этого. Лео был уверен в своём превосходстве над многими, не стесняясь сего демонстрировать. А в совокупности с его острым языком... Он сбивал с ног взглядом, а затем добивал словами, в хлам растаптывая остатки чужой гордости. Не одна особа удосужилась попасть под такой удар, прежде чем аврор соизволил обуздать своё неподобающее поведение. Наиболее благоприятные изменения случились после начала работы в группе Муди и вступления в Орден. Пусть Росс и не избавился от этих приёмов полностью, но сделал куда менее частыми, явным и заметным. В конце-концов, направил всё это в полезное русло - занялся допросами Пожирателей и прочих тёмных волшебников. Они тоже были не лыком шиты, конечно, но со многими это таки срабатывало. Леонарду удавалось выбивать информацию в краткие сроки и без применения насильственных методов. Впрочем, даже упорная работа на благо Министерства и всего магического мира не помогла избавиться от дурной славы среди авроров других подразделений, считавших Росса, скажем так, не самым приятным человеком, во многом из-за его отношения к окружающим. Но стоит признать действительное положение вещей - мракоборец вёл себя с людьми так, как они того заслуживали. Если человек хороший, то и отношение к нему соответствующие. Особенно это касалось близких друзей и товарищей. В глазах аврора можно было увидеть не только высокомерие и самодовольство, но и доброту, великодушие, благородство, сострадание, да и любовь тоже. Хаффлпаффке в этом плане повезло. Росс смотрел на неё с любопытством, благосклонностью и лёгкой снисходительностью.

- Мэйделин… Мэйделин Смит… - девушка наконец изволила представиться.
"Смит... Смит..." Это была весьма распространенная фамилия, даже очень популярная среди магглов. Из волшебников-Смитов Лео смог вспомнить только одну известную семью. Но какую... Потомки самой Хельги Хаффлпафф. Род их, конечно, никогда не отличался своей чистокровностью, что совсем не удивительно, учитывая взгляды их далёкого предка, но и на последних рядах не отсиживался. Не факт, конечно, что мисс Мэйделин принадлежала именно к этой семье. Тем не менее, это бы хорошо объяснило её факультет.
- Смиты? Те самые потомственные хаффлпаффцы? - спросил аврор без особого энтузиазма, просто для дополнительной разрядки атмосферы.
Отдавать свою палочку Мэйделин не спешила. Она заметно крепче сжала артефакт, будто пытаясь спрятать от Леонарда. И, учитывая обстоятельства, её поведение вполне можно было понять. Внутри девушки была настоящая борьба, занявшая не одну секунду. Росс всё это время терпеливо ждал, почти неподвижно стоя на месте. Лишь голова немного повернулась в сторону, чтобы бросить лишний взгляд на переулок.
"Ну же, солнце, поторопись. Здесь нельзя задерживаться," - мысленно произнёс мужчина, наблюдая за нерешительным движением блондинки.
- Вот… Только отдайте. Пожалуйста. - она со вздохом протянула палочку аврору.
На лице Мэй было такое выражение, будто она передавала самую дорогую вещь в своей жизни. Где-то в глубине души Лео даже мелькнуло какое-то скользкое и неприятное чувство, которое, впрочем, здравый смысл быстро загнал обратно в угол. Не время и не место для лишних эмоций.
Взяв чужой артефакт, шотландец принялся вертеть его в ладони, пристально осматривая. Длина была дюймов 9-10. Сердцевину не угадаешь, а вот дерево...
Когда-то давно, только купив свою первую палочку и узнав об этом странном "ритуале" выбора, Лео очень сильно заинтересовался тем, какое же значение имеют все эти материалы, из которых Олливандеры изготавливали свои магические артефакты. Как они влияют на волшебников, как сочетаются с ними, какие их сильные и слабые стороны. День за днём он сидел в библиотеке Хогвартса, изучая работы, посвященные волшебным палочкам. Первым делом Росса, конечно, интересовала собственная палочка. Кедр и коготь дракона. Из описаний в книгах удалось узнать, что сердцевина из когтя дракона характерна для палочек, принадлежащих умным и проницательным людям, которые любят следить за интригами, развлекаться "играми разума", давать советы другим, а также являются сильными и благородными. Кедровая оболочка обещала силу, знатность и неподкупность. Владельцы таких палочек благородны, гордые и верные друзья. Также кедр символизирует величие и красоту. В добавок ко всему, Джервейс Олливандер писал, что владельцев таких палочек не одурачить, а его сын Гаррик, у которого Лео и купил палочку, утверждал, что не встречал ни одного владельца кедровой волшебной палочки, у которого можно стоять на пути, особенно если вы причинили вред кому-нибудь, кого он любит. По его словам, ведьма или волшебник, которому хорошо подходит кедр, несёт в себе потенциал страшного противника. Очевидно, что юный рейвенкловец остался доволен подобными характеристиками своего артефакта. Но он продолжил читать и о других сердцевинах и оболочках. Отдельный интерес у него вызвала информация о палочках из берёзы. Сообщалось, что их владельцы несут людям свет, дарят тепло и любовь, а ради защиты близких готовы драться до последнего. Но самой интересной была другая деталь - такие палочки встречаются лишь у светлых магов.
Леонард не мог назвать себя экспертом в дереве, но он насмотрелся разных картинок да рисунков в книгах, и палочка Мэйделин странным образом напоминала ему те самые изображения артефактов с берёзовыми оболочками. Если это так, то всё сходится. Тёмным магом это блондинистое чудо точно не являлось. Зачем же тогда было требовать её палочку? Ради забавы. Посмотреть, отдаст ли она. А ещё в голове Росса действительно была мысль применить на артефакте Приори Инкантатем, чтобы узнать о её прошлых похождениях.
- А Вы правда чистокровный? - задала неожиданный вопрос мисс Смит.
Лео оторвал взгляд от волшебной палочки, взглянув на девушку. Он нарочно немного приподнял брови, выражая явное удивление такого рода вопросом.
- Извините! - она крайне нелепо замахала руками. - Я правда не хотела… Не подумала… В общем, простите. Пожалуйста.
Какое-то время Росс так и продолжал спокойно и немного удивлённо смотреть на хаффлпаффку, затем широко улыбнулся. Её поведение показалось ему крайне милым и весёлым. Особенно на фоне мрачных переулков.
- Вы очень забавные, мисс Смит, - аврор, всё так же улыбаясь, прокрутил артефакт Мэйделин в пальцах левой руки. - Да, я правда чистокровный. И мой род тянется ещё с тринадцатого века, - секундная пауза. - А это правда берёза? - передразнивая вопрос девушки, спросил Лео. Получив положительный вопрос, шотландец протянул девушке её волшебную палочку. - Говорил же, что верну, - он перевёл взгляд на кирпичную стену за спиной старосты. - Похоже, мы таки пойдём туда, - вспоминая свою первую реплику, сказал аврор. - Есть разговор. А оставаться здесь опасно, - мракоборец подошел к стене, поднял палочку и трижды коснулся нужных кирпичей, открывая проход на задний двор "Дырявого котла". - Уберите значок старосты в карман. Лучше молчите и держитесь возле меня. Времена сейчас не лучшие, в баре может быть кто угодно, - почти шепотом произнёс Лео, пропустив мисс Смит вперёд.
Когда они вдвоём оказались по ту сторону, а арка позади закрылась обратно, Лео, держа палочку наготове, направился внутрь бара. К огромному облегчению странной парочки, внутри оказался лишь один посетитель, который задремал на столе с бутылкой огневиски. Ну и неизменный бармен Том, который, казалось, и не спал вовсе, пребывая в вечном ожидании гостей. К его огромному сожалению, сейчас война в Магической Британии была в самом разгаре, что очень неблагоприятно отразилось на количестве клиентов. Волшебники боялись лишний раз лезть туда, куда не нужно. Особенно ночью. Поэтому даже "Дырявый котёл" опустел.
- Доброй ночи, - поздоровался Леонард с хозяином, вежливо спрятав палочку в карман куртки.
- Доброй, мистер Росс, - волшебник улыбнулся, узнав гостя, а в его глазах мелькнули огоньки. Видимо, обрадовался возможному клиенту. - Вы проходом, по работе? Или что-то закажете? - бармен промолчал, но его взгляд остановился на Мэйделин.
- И то, и другое, - аврор кивнул на девушку. - Только что встретил её в переулках. Хотела попасть сюда.
- Разве мисс не должна быть в Хогвартсе? - Том внимательнее присмотрелся к блондинке.
- Вот сейчас будем разбираться, кто она, откуда и что делает здесь во время учебного года, - Лео покосился на хаффлпаффку.
- А она не... - подозрительно снизив тон, начал мужчина.
- Нет, я проверил, - шотландец подошел к Тому, вытащил из кармана несколько монет и положил их на стойку. - Нужна комната, чтобы побеседовать без лишних ушей. И, если не сложно, девушке не помешает тёплая мантия, - Росс бросил беглый взгляд на Мэйделин. - А ещё горячий суп и что-нибудь вкусное. Там должно хватить.
- Мантию достану, - хозяин "Котла" довольно сгрёб деньги, которых было даже много, поспешив протянуть Леонарду ключ от комнаты номер одиннадцать. - Еду принести вам в номер?
- Да, спасибо.
Росс взял ключ и направился на верхний этаж, позвав на собой Мэйделин. Комната, которую им выделили, была очень приличной, как для такого заведения, но далёкой от той роскоши, в которой жил Леонард. Впрочем, сейчас ему было совершенно наплевать, поэтому он не занимался пристальным осмотром хоромов. Есть где присесть и поговорить - этого достаточно.
Как только дверь за ними закрылась, мракоборец тут же поспешил наложить несколько защитных заклинаний. Прежде всего для того, чтобы никто за пределами комнаты не мог подслушивать их разговор. Управившись с нехитрым делом, шотландец ленивым взмахом руки зажег огонь в камине и присел в мягкое кресло рядом с ним. Напротив него находилось второе кресло, а между ними небольшой столик. Лео испытал внутренний порыв закинуть на него ноги, но сдержался.
- Что же, мисс Смит, не буду устраивать Вам дознание. Предлагаю сыграть в игру "Вопрос-ответ". Мой вопрос - Ваш ответ. Ваш вопрос - мой ответ. Договорились? - аврор слегка улыбнулся. - И если позволите, то я начну. Как и из какого времени Вы сюда попали?
У Росса была целая гора вопросов, и этот отнюдь не был главным, но он решил пойти по порядку. А идея сыграть в игру... Хаффлпаффка, очевидно, слишком любопытная. Она не сможет сдержаться, чтобы не помучить мракоборца, спрашивая о чём-то, вроде его чистокровности. Поэтому шотландец решил заранее взять ситуацию под контроль. Всё честно и справедливо.

Отредактировано Leonard Ross (2018-08-06 00:08:32)

+1

10

- Смиты? Те самые потомственные хаффлпаффцы? - мужчина задал вполне безобидный вопрос, но у неё внутри вмиг всё сжалось на пару мгновений. Об известности фамилии никогда задумываться не приходилось, да и повода особо не было, но сейчас любое упоминание вызывало ужас, которому до вселенского масштаба оставалось всего ничего. А вдруг с ними что-то случилось и об этом все знают?

“Нет, всё должно быть хорошо…” – Мэдди искренне считала, что за время работы порталов никому всё ещё не понадобилось интересоваться жизнью полукровных волшебников, которых политика и прочие подковёрные интриги не особо-то и интересовали. И вряд ли Тёмного Лорда могла привлечь семья без изысков в родословной и с тыквами на заднем дворике. Или что там бабушка выращивала в молодости… Но не суть. Главное – чтобы в порыве вдохновения никому не пришло в голову втягивать ещё больше людей в тотальный геноцид магглов и тех, кому выпало быть с ними связанным. Дедушка как-то говорил, что заявись к нему в дом Пожиратели, он бы предпочёл сразу всё бросить и трансгрессировать куда подальше, потому что магглов много, а жизнь у него всего одна, да и не стоят они того внимания. Возможно, не самые правильные взгляды, да он всегда слыл весьма заносчивым человеком, но родство в землю не зароешь. Было бы очень больно узнать о смерти родных, пусть даже они и были не самыми благодетельными людьми.

- Вы очень забавные, мисс Смит. Да, я правда чистокровный. И мой род тянется ещё с тринадцатого века. А это правда берёза? – мужчина таки не упустил возможности немного посмеяться над неловкостью и нелепостью маленькой трусишки. Стало даже чуточку обидно. - Говорил же, что верну.

Пока она взволнованно представляла, что может случиться с её семьёй за время промедления, аврор закончил своё увлекательное занятие и протянул палочку обратно. Дважды повторять не требовалось: девушка в ту же секунду забрала то, что ей принадлежало по праву, и снова прислушалась. Вроде никого. Разумеется, оставаться в переулке было бы опрометчиво и слишком глупо, так что предложение найти более подходящее место было лишь вопросом времени. Хаффлпаффка наивно полагала, что сейчас, как и требовали каноны её недоброй фантазии, доблестный аврор возьмёт её под руку, трансгрессирует в Министерство Магии и отведёт в комнату для допросов, но… Но, как всегда, реальность оказалась куда прозаичнее. А кирпичи тем временем соорудили проход во внутренний дворик бара.

- Лучше молчите и держитесь возле меня. Времена сейчас не лучшие, в баре может быть кто угодно, - мистер Росс, как и подобает настоящему джентльмену, дал даме право пойти первой и галантно пропустил её вперёд. Только вот саму леди подобный жест не слишком впечатлил: реалии военного времени накладывали на жест приличия прекрасный оттенок эгоизма.

“Как живой щит. Ну, спасибо…” – Мэйделин слегка поджала губы, но предложить стражу порядка пойти первым наглости не хватило. Действительно, кто она такая, чтобы подвергать сомнению решение опытного мага? Но розовые очки дали ощутимую трещину. Наверное, логично пропускать такое вот создание впереди себя. Если кто и решит напасть, то будет пара мгновений, чтобы трансгрессировать прочь. Неплохой план, весьма неплохой.

К счастью, внутри было тихо. Студентка слегка запоздало вспомнила про значок, поспешно засунула его в задний карман джинсов, а после подошла вместе со своим спасителем к стойке. Наверное, и так не слишком вежливо заявляться в подобные заведения с палочкой наперевес, а продолжать расхаживать так по залу – ещё хуже, потому она решила последовать примеру старших и тоже спрятать артефакт. В левый рукав всех своих курток и мантий она заранее удосужилась пришить по паре петель и застёжку, чтобы судорожно не искать палочку где-то в недрах одежды или на поясе. Привычным движением она на ощупь продела палочку через все петли и закрепила её в рукаве. Два года практики - и на всё уходило буквально три секунды. "Хоть что-то у меня получается, - с лёгкой печалью подумала Мэдди, подходя к аврору чуть ближе и внимательно осматриваясь по сторонам. - Почти ничего не поменялось".

Бар "Дырявый котёл" сорок с лишним лет назад выглядел таким же, каким его застало будущее поколение, но, что предсказуемо, с небольшими поправками. И пока Леонард что-то обсуждал с хозяином заведения, она решила не терять момент, немного отвлечься и найти столько отличий, сколько получится. Света меньше, стулья другие, людей нет... И всё. Из года в год хаффлпаффка заставала бар в одном и том же виде. Наверное, он так выглядел и сотню лет назад, и останется без изменений ещё столько же... Но, как обычно, времени на подумать и помечтать не было. Аврор получил ключ от комнаты и направился наверх, предварительно позвав девушку за собой. И она поднялась следом.

Первое, что бросалось в глаза, - огромный камин. Прямо таки голубая мечта человека, который успел побегать по лесу, замёрзнуть, а после ещё и свалиться в лужу. Ещё бы залезть в горячую ванну, а потом закутаться в пушистый халат и пить у огня горячий шоколад с маленькими зефирками сверху... Красота. Но увы. Шоколада, как и других сладостей, в зоне досягаемости не наблюдалось, а исполнять свои пожелания насчёт ванны и халата в присутствии малознакомого человека - странно. Мягкого кресла вполне хватит. Староста хотела расслабленно упасть в него, но вспомнила, что значок всё ещё находится в заднем кармане, а устраивать себе небольшую пытку она не планировала. Потому пришлось сначала переложить символ своей власти в карман на груди, а после со спокойной душой пристроиться поближе к камину. Правда, пока безжизненно холодному, но разве благородному сэру самому не захочется после улицы погреть косточки? И когда тот закончил шаманить с одному ему известными заклинаниями и расположился напротив, перед этим разведя в камине огонь, староста всё же не сдержалась и немного развернула кресло, чтобы быть поближе к камину.

- Что же, мисс Смит, не буду устраивать Вам дознание. Предлагаю сыграть в игру "Вопрос-ответ". Мой вопрос - Ваш ответ. Ваш вопрос - мой ответ. Договорились? И если позволите, то я начну. Как и из какого времени Вы сюда попали? - мистер Росс выглядел весьма благодушно, но что-то в этом было такое... Настораживающее, что-ли... Но блондинка предпочла подумать, что ей просто кажется.

- Из какого времени, - задумчиво повторила она, вспоминая дату. В голове всё перемешалось в неразборчивую кашу. Это же ещё надо было вспомнить, куда и как она прилетела в первый раз. Это день туда, день туда... - Так... У меня было шестнадцатое октября две тысячи... двадцать третьего года. Потом... Потом я оказалась в девяносто восьмом... Наверное, где-то в начале мая. А потом я оказалась в прошлом... Точнее, уже в настоящем, - она выдохнула. Тяжело было воспринимать скачки во времени относительно трёх периодов. - У нас открылись порталы. Меня затянуло в Хогвартсе, вытянуло... Тоже в Хогвартсе. Потом мы прыгнули в озеро, а я почему-то оказалась здесь. В Лютном переулке. Как-то так...

Мэдди постепенно замолкла, обдумывая вопрос. С одной стороны, хотелось узнать что-нибудь интересное из жизни самого Леонарда Росса. О чем-нибудь таком, что не напишут в газетах и учебниках по истории. А с другой стороны стояло желание выведать что-то действительно полезное, чтобы не натворить бед и не пустить историю под откос. Она задумалась, начиная жевать край губы.

- На улице Вы сказали, что я не первая, кто прибыл сюда из будущего... Вы можете сказать, кого видели до меня? - надежда умирала последней. Может, сейчас удастся выйти на след кого-то знакомого и даже объединиться, чтобы не продолжать свои приключения в гордом одиночестве.

+1

11

"Из какого ты времени, Мэйделин?"
Леонард не знал год, который стал отправной точкой в путешествии хафлпаффки, но уже прекрасно понял, что об этой войне она знает только из книжек. Или чьих-то рассказов, не более. Мисс Смит не застала тёмных времён, не была окружена новостями об убийствах и исчезновениях, не росла в страхе перед Тёмным Лордом и его именем. Для неё это лишь страницы истории, не более того. Она из поколения счастливчиков. И Росс немного завидовал ей. Он уже привык к войне, разумеется, и, так сказать, нашел в ней своё место, но это было не то, чего он хотел. Мечты Лео были обычными - спокойная жизнь, любящая жена, путешествия, интересная работа, возможно связана с квиддичом или изучением глубин магии, познанием нового. Но что-то пошло не так.
С тех пор, как шотландец влез во всё это, прошло уже 11 лет. И до сего времени он так и не понял, зачем. Зачем он решил стать мракоборцем? Зачем влез в конфликт, от которого мог спокойно уйти? Зачем играл в героя, которым не был...? По крайней мере, по собственному мнению. Не раз в голове Леонарда мелькала мысль бросить всё, оставит позади эту "ошибку молодости", и убраться из магической Британии куда-то в другое место. В Америку или Европу. Куда угодно, лишь бы подальше от всего этого. Впрочем, эти планы всегда оставались лишь на уровне шальных мыслей. Что-то не отпускало Росса, не позволяло ему даже принять к рассмотрению такой вариант развития событий. Что именно - оставалось загадкой. Пожалуй, единственной, которую он не желал разгадывать. Или уже разгадал, но не хотел признаваться в этом даже самому себе. На самом деле, вариантов было не особо много.
Первый - в нём внезапно проснулись героизм и благородство, которые требовали защищать слабых и наказывать плохих. Ходовая теория, стоит отметить, но не самая приятная. Если благородство шотландец ещё считал хорошей чертой, то героизм.... Он всегда ассоциировался с глупцами, которые желают спасти весь мир, и ради этого делают целую кучу идиотских, необдуманных, но крайне зрелищных поступков, способных впечатлить недалёкие умы. Для заносчивого интеллектуала-рейвенкловца любое проявление бессмысленной безрассудности, которой славились герои, было ударом прямо в самое сердце. Точнее, в самый мозг. Независимо от того, было ли всё это подкреплено благими намерениями.
Второй - друзья. Самый безобидный вариант. Росс попросту привязался к компании, стал слегка зависим от товарищей, которые окружали его, поэтому не мог бросить их, не мог оставить наедине с опасностью, не прикрыть спину. Слегка созвучно с благородством, верно? Но отличие в том, что если этих близких не станет, то исчезнет и сдерживающий фактор. На остальное население страны, согласно этому варианту, Леонарду грубо наплевать, а вот ради друзей он готов на всё. И в этом действительно была приличная доля правды. Шотландец уже не мог представить свою жизнь без коллег по Ордену и Аврорату. Без Гестии, например. Тот, кто никогда не нуждался в компании, таки стал зависим от неё. Самолюбие и гордыня негодовали, требуя от Лео отклонить эту теорию в полном объёме, по всем пунктам. Он же такой сильный, самостоятельный и независимый индивидуалист... Но здравый рассудок молча ставил возле неё галочку. Карандашом.
И третий - ему нравилось происходящее. Самый страшный и опасный из вариантов, впрочем, имеющий большое право на жизнь. Возможно, Леонард действительно втянулся в войну. Охота на тёмных волшебников, убийства, боевые дуэли, унижение противников - всё это могло приносить ему удовольствие, а опасность - будоражить кровь. Ещё со школы он славился своей любовь сбивать спесь с зазнавшихся дурачков, демонстрируя своё полное превосходство над ними, а тут такой огромный простор для действий. Чем не правдоподобная теория?
Не исключено, что в Леонарде удачно, понемногу, совмещались все три варианта. Взрывная смесь, по правде.

Глядя на Мэйделин, мракоборец вновь поймал себя на той же самой мысли, лишь слегка приправленной новыми деталями.
"А почему бы не воспользоваться порталами, чтобы уйти в будущее? Там должно быть интересно, как минимум. Не говоря уже о..." - поток идей прервался точно так же внезапно, как и возник. Смит вывела аврора из раздумий, начав собственные.
- Из какого времени, - задумчиво произнесла она, очевидно вспоминая подробности. Лео не подгонял, терпеливости ему всегда хватало, он лишь молча наблюдал, заранее спрятав палочку во внутренний карман куртки и положив руки на подлокотники кресла. - Так... У меня было шестнадцатое октября две тысячи... двадцать третьего года.
- Занятно, - спокойно ответил член Ордена Феникса, внешне не продемонстрировав никаких эмоций.
Ух! Две тысячи двадцать третий год... Спустя сорок два года. Страшно даже представить, сколько всего случилось за это время. Мне должно быть уже семьдесят два. Если дожил, конечно, - мысленно добавил Леонард.
У шотландца сразу появилась целый список новых вопросов, касающихся, несомненно, его скромной персоны. Судя по реакции девушки на его имя, она должна знать о нём хоть что-то интересное. Пережил ли он войну? Женился? И если да, то на ком? Может, Гестия...? А дети? Любопытство накрыло экс-рейвенкловца с головой. Ему действительно очень и очень хотелось узнать подробности своей будущей жизни, которая, вероятно, теперь останется лишь историей. Его судьба, как и судьба многих других, уже сильно изменилась из-за открытия порталов. Те же Доркас и Марлин, которые должны были быть мертвы, но оказались живыми... Это первые, но явно не последние сюрпризы.
- Потом... Потом я оказалась в девяносто восьмом... Наверное, где-то в начале мая. А потом я оказалась в прошлом... Точнее, уже в настоящем.
- Неплохо вы там развлекаетесь в две тысячи двадцать третьем, - прокомментировал услышанное аврор, улыбнувшись и всё ещё переваривая информацию.
После собрания Ордена, созванного Дамблдором по тревоге, история Мэдди не должна была казаться какой-то необычной, но всё же. Школьница из Хаффлпаффа, которая путешествует во времени, это весьма-весьма редкое зрелище. По крайней мере, пока. Лишь бы тенденция не сохранилась, а то придётся разбираться с толпами нежеланных гостей из другого времени.
- У нас открылись порталы. Меня затянуло в Хогвартсе, вытянуло... Тоже в Хогвартсе. Потом мы прыгнули в озеро, а я почему-то оказалась здесь. В Лютном переулке. Как-то так...
Ничего интересного. Признаться, Лео ждал какой-то более полной истории, с кучей подробностей и действующих лиц, с указанием обстоятельств и причин, почему школьная староста вдруг стала путешественницей во времени. И с какой целью она прыгала в озеро, как оказалось. Навряд ради развлечения. Значит, знала о портале. Но откуда? Кто сказал ей? Ох... Ответы Мэйделин лишь порождали всё новые и новые вопросы. Нужно было обуздать собственную жажду знать всё на свете и выбрать лишь самые важные.
- Ты оказалась в переулках, - аврор специально перешел на "ты", не спрашивая разрешения, как этого требовали правила хорошего тона, - потому, что здесь портал, - сообщил он явно очевидную вещь, не забыв при этом доброжелательно улыбнуться. - Поверь мне, это едва ли не лучший вариант.
Мракоборец даже не представлял, что пришлось бы пережить девочке, если бы она вывалилась из портала в Отделе Тайн. Допрос с пристрастием у Крауча, затем временное задержание с неопределённой дальнейшей судьбой. Это как минимум. Базовый набор, так сказать.
- На улице Вы сказали, что я не первая, кто прибыл сюда из будущего... Вы можете сказать, кого видели до меня?
Вопрос мисс Смит был весьма предсказуемым. А также натолкнул Росса на мысль, что прыгала в озеро она совсем не одна, и это попытка найти затерявшихся попутчиков. Это было логично, по крайней мере. В пользу этой молниеносной догадки говорило также выражение лица блондинки. На нём мелькнула неприкрытая надежда. Конечно, не исключено и простое желание увидеть здесь кого-то из своего времени, но это слишком сомнительно и не вписывается в общую картину, которую Леонард складывал у себя в голове параллельно рассказу хаффлпаффки.
- Могу. Никого, - спокойно ответил Росс. - Ты первая гостья из другого времени, которую я увидел собственными глазами, - добавил аврор.
Он размышлял, стоит ли называть девочке то единственное имя, которое прозвучало из уст Минервы МакГонагалл, а затем и Джеймса Поттера, на собрании Ордена, незадолго до этого разговора. У шотландца ушла всего пара секунд на принятие решения. И ответ - да. Если Мэйделин из будущего, в чём Лео совершенно не сомневался, то эта информация ей никоим образом не повредит. Возможно, даже пойдёт на пользу. Подтолкнёт на принятие правильного решения по окончанию их разговора.
- Но... Знаешь Гарри Поттера? - Леонард слегка улыбнулся, наблюдая за реакцией Смит. - Вижу, знаешь. Вот он к нам и заглянул. На чашечку чая, - секундная пауза. - Ещё двоих персон, имена которых я не знаю, встретили Фрэнк и Алиса Лонгботтомы. Они тебе тоже знакомы, верно? - Росс закинул ногу на ногу. - Боюсь, это лишь начало. Раз уж к нам наведываются старосты Хаффлпаффа из две тысячи двадцать третьего года, то страшно даже представить, что будет дальше, - мужчина напялил на лицо ухмылку, пытаясь побороть желание расспросить о своей судьбе. - Теперь мой вопрос. Заранее попрошу тебя сосредоточиться, Мэйделин, и вспомнить как можно больше деталей. Это очень важно, - выражение лица мракоборца стало максимально серьёзным. - Расскажи мне о событиях войны после нападения на Поттеров ночью тридцать первого октября. Что было дальше?

Отредактировано Leonard Ross (2018-09-02 00:33:21)

+1

12

Она никогда не была по-настоящему послушной девочкой. Почти примерное поведение при родителях и преподавателях никак не мешало ей временами вытворять что-то из ряда вон выходящее. Но то, что происходит сейчас, вряд ли удастся кому-либо переплюнуть. Мэдди могла себе представить, какой бардак творился во времена войны, а потому не сомневалась, что незваные гости внесли ещё больше хаоса. Если учесть, что после первого прыжка уже собралась компания из трёх учеников и одного преподавателя, то при умножении этого факта на неуёмное любопытство одних и неукротимое бесстрашие других получалось что-то немыслимое. А ведь ворота в прошлое открылись не только в Хогвартсе... И кто знает, каких ещё людей занесло на полвека назад? Староста оказалась в нужное время в нужном месте и подслушала разговор о письме из девяносто восьмого, а потому прекрасно понимала: последователи Тёмного Лорда вряд ли ограничились одним только посланием.

От камина исходило приятное тепло, и Мэйделин попыталась немного развернуть кресло, чтобы пристроиться поближе к огню. Ножки с противным скрежетом проехались по деревянному полу, нарушая едва установившиеся тишину и спокойствие и заставляя слегка скривиться от режущего звука. Впрочем, это было не самое худшее. Небольшие ремарки к описанию своих похождений светловолосая благополучно пропустила мимо ушей, зато ответ на самый волнующий вопрос она ждала как единственного лучика света в непроглядной мешанине событий и непредсказуемых встреч. Но не срослось...

- Могу. Никого. Ты первая гостья из другого времени, которую я увидел своими глазами.

Она физически смогла ощутить, как надежда на скорую встречу рухнула: что-то целое внутри рассыпалось на кучку мелких осколков и оставило после себя небольшую чёрную дыру где-то в районе рёбер. «Как это - никого? - подумала девушка, чувствуя разочарование и лёгкую обиду на Леонарда. - Это нечестно». Хотелось грохнуться на кровать, уткнуться лицом в подушку и впасть в лёгкое уныние. Ну как так-то? И только стоило поверить, что вот-вот должно случиться что-то хорошее, как это ожидание бессовестно обрубили на корню. Нет, всё же чёрная полоса неудачных совпадений не закончилась. Она началась с того нечаянно подслушанного разговора у кабинета старост, подкрепилась неудачным падением в портал и продолжается сейчас. И когда закончится - неизвестно. Хотя стоило поискать во всём светлую сторону: она не убилась, осталась относительно цела и набрела на аврора. Или он на неё, но это уже мелочи. Главное - Мэдди сейчас не одна. Да, без знакомых и друзей, но всяко лучше, чем сидеть в окружении Пожирателей.

- Но... Знаешь Гарри Поттера?

Она кивнула.

- Вижу, знаешь. Вот и он к нам заглянул. На чашечку чая.

У неё вытянулось лицо. Так и хотелось задать вопрос: а который из? Вариантов было два: либо молодой и только-только закончивший свою борьбу против Волдеморта, либо уже повзрослевший. Конечно, первый вариант был бы куда уместнее: куда же главе Аврората носиться по прошлому в попытках всё же оставить победу над Лордом в истории. Но с другой стороны... Кому, как не герою войны, останавливать молодых непуганых балбесов, сунувших нос куда не надо? Тем более, что среди них было полно его племянников и, скорее всего, собственные дети. В голове так и прокручивалась сцена, где мистер Поттер сначала мило беседует с мистером Россом за чашечкой чая покрепче, а затем твёрдой рукой вылавливает малолетних хулиганов за шкирку из водоворота событий и устраивает им всем разбор полётов со всеми вытекающими. И даёт каждому пару недель общественных работ, чтобы больше неповадно было. А хаффлпаффка где-то на заднем плане слёзно доказывает свою непричастность. Фантазия фантазией, но от такой перспективы Мэдди слегка дёрнула плечами. Отец Лили по не совсем понятным причинам внушал страх и трепет, а факт не совсем тёплых отношений между Захарией и основателями Ордена Дамблдора добавлял ещё и неловкость. И если всех приложивших руку к злоключениям в порталах вызовут на ковёр, она предпочтёт просидеть месяц-другой под строжайшим домашним арестом, чем смотреть в глаза главному аврору Великобритании.

- Ещё двоих персон, имена которых я не знаю, встретили Фрэнк и Алиса Лонгботтомы. Они тебе тоже знакомы, верно?

Она снова кивнула. Ещё бы не знать: жуткую историю про родителей профессора Лонгботтома знали многие, кто хоть как-то интересовался историей. И они, вроде как, всё ещё живы в их двадцать третьем, но она бы за это не поручилась.

- Боюсь, это лишь начало. Раз уж к нам наведываются старосты Хаффлпаффа из две тысячи двадцать третьего года, то страшно даже представить, что будет дальше. Теперь мой вопрос. Заранее попрошу тебя сосредоточиться, Мэйделин, и вспомнить как можно больше деталей. Это очень важно, - сказал мужчина, а староста напряглась. Ожидать можно было чего угодно. - Расскажи мне о событиях войны после нападения на Поттеров ночью тридцать первого октября. Что было дальше?

Она потёрла висок и едва слышно выдохнула через сжатые губы. Хороший вопрос, ничего не скажешь. Мисс Смит никогда не считала себя особым знатоком истории, а теперь от неё требуется максимальная отдача. И сказать бы, что аврор обратился не совсем по адресу, но на неё сейчас возложили ощутимую ответственность. Прямо как на взрослого человека, чего не особо-то и хотелось. После суток без сна и еды это не то, чего бы Мэдди так хотелось. Но реалии были таковы, что кому-то сейчас придётся поднапрячь извилины и постараться вспомнить школьный учебник, пару книг сверх программы и чьи-то рассказы впридачу. И при этом ничего не перепутать.

- А... Ну... Ух, сложно... - в голове шла бурная деятельность. Факты мешались между собой, пытаясь выстроиться в хронологическом порядке, но первые полминуты выходило скверно. Нужно было не только разделить события двух войн, но и преподнести их в надлежащем виде. - Лили и Джеймс Поттеры погибли, Волдеморт исчез, а Пожирателей Смерти без предводительства постепенно посадили. Насколько я помню, там была очень длинная череда судебных заседаний. - Мэдди слегка почесала в затылке. Дословно цитировать учебник было не самым лёгким занятием - Так... Ещё в смерти Поттеров обвинили Сириуса Блэка, но на самом деле виноват был Питер Петтигрю. Там была запутанная история... Он, вроде бы, отрезал себе палец, а после превратился в крысу и жил с Уизли. Как-то так...

Мысли шли очень туго. К тому же, отогревшись и почувствовав мягкое кресло, организм начал требовать всё причитающееся за последние двое суток. Он хотел спать и, что самое важное, есть: в животе начало противно тянуть. Но, кажется, мужчина внизу что-то говорил про еду? Мэйделин тогда не особо слушала, но хотелось, чтобы это было правдой. Что-нибудь пожевать было бы весьма кстати.

- А, я совсем забыла... Не все попали в Азкабан... - начала студентка, но осеклась. Она внезапно поняла, что чуть не сказала про деда Скорпиуса, Люциуса Малфоя. Его, кажется, не смогли посадить после первой войны. Но возникал один вопрос: а стоит ли его упоминать? Не сказать, чтобы Мэдди была дружна со Скорпиусом, однако с ним близко общались Роуз и Альбус. А это, на минуточку, родственники её лучшего друга. И она не могла с уверенностью говорить о взаимоотношениях в семье чистокровных магов, поскольку, во-первых, сама таковой не являлась, а во-вторых, не лезла в дела чужой семьи. Не сказать - значит покрывать и содействовать. Сказать - замахнуться на родных если не друга, то знакомого человека, а сделать нечто подобное не позволяло совесть. Нужно было выкручиваться и вспоминать кого-то ещё. В самом деле, куда делись все имена из её дырявой головушки? Почему остался только Малфой? Пришлось собрать в кучку все ещё действующие части мозга. - Этот... Как его... Крауч, который младший. Сын, вот. Он тоже из Пожирателей... Только потом, если не ошибаюсь, как-то сбежал из Азкабана...

Хаффлпаффка замолчала. В голове вертелись только три факта, которые она успела вспомнить до того, как разум решил взять незапланированный отпуск и заботливо помахать ручкой. Она потерла глаза тыльной стороной ладони и стащила куртку. В комнате было слишком тепло. Студентку потихоньку начинала грызть совесть за недосказанную тайну, но под давлением усталости и желания чего-нибудь закинуть в рот та быстро сдалась. Может, оно и к лучшему: рассказать и испортить человеку жизнь всегда успеется, а слово обратно вернуть не получится.

+1


Вы здесь » | Three Generations: I would rather die | » Хроники Хогвартса » Danger hides in beauty and beauty in danger © [1981, November]