0610



0225



1075



0800


Ученики

из будущего первыми шагнули в прошлое и оказались в плену у самого Волдеморта, а Пожиратели с ночи ищут гостей из порталов. Но где же Орден Феникса?

Внимание!

Добро вовсю сражается со злом, уже есть жертвы. Гости из будущего бросили все силы на изменение прошлого. Но куда же смотрит Министерство?
ЛУЧШИЙ ИГРОК
Evan Rosier
ЛУЧШАЯ ПАРА
Roderick Hayes & Odette Rosewood
ЛУЧШИЙ ТАНДЕМ
Adrian Mulciber & Evan Rosier
ЛУЧШИЙ ЭПИЗОД
Trust your own madness
ЛУЧШИЙ СЮЖЕТ
Anything that can possibly go wrong, does © [1981, November]

2023 год - 17/10, вт | 1998 год - 8/05, пт | 1981 год - 2/11, пн.

From bad to worse © [1981, November]
» Claire Rutherford — 14/07/2018

Sometimes it's better not to know © [1981, November]
» Sirius Black — 16/07/2018

Time is all we have © [2023, October]
» Teddy Lupin — 16/07/2018

I'll save you [1998, May]
» Bjorn M. Karhy — 17/07/2018

Catch me if you can © [1981, November]
» Grace Swan — 17/07/2018

They are not as black as they are painted [1981, November]
» Walburga Black — 20/07/2018

Danger hides in beauty and beauty in danger © [1981, November]
» Leonard Ross — 20/07/2018

Danger is real, but fear is a choice © [1981, November]
» Rose Weasley — 20/07/2018

Anything that can possibly go wrong, does © [1981, November]
» Hermione Granger — 20/07/2018

Where there’s a will, there’s a way [1998, May]
» Norah Drake — 20/07/2018

Compromise - is not an act of weakness [1981, November]
» Walburga Black — 20/07/2018

Give up! [1981, November]
» Elizabeth Aria — 22/07/2018

Family first [1981, November]
» Elizabeth Aria — 22/07/2018

I'm gonna give all my secrets away © [1981, November]
» Olivia Hayes — 22/07/2018

Audiatur et altera pars [1981, November]
» Albus Dumbledore — 22/07/2018

A woman’s work is never done [1981, November]
» Penelope Clearwater — 22/07/2018

Hard times always reveal true feelings © [1981, November]
» Evan Rosier — 22/07/2018

Forewarned is forearmed © [1998, May]
» Kyle Graham — 23/07/2018

A problem is only as big as you make it © [1981, November]
» Sirius Black — 23/07/2018

Everyone you'll ever meet knows something you don't © [1981, November]
» Marlene McKinnon — 13/08/2018

| Three Generations: I would rather die |

Объявление




Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » | Three Generations: I would rather die | » Хроники Хогвартса » Anything that can possibly go wrong, does © [1981, November]


Anything that can possibly go wrong, does © [1981, November]

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

http://funkyimg.com/i/2GZhH.gif

Время и дата:
1 ноября, семь часов вечера;

Место:
Хогсмид, окрестности;

Участники:
Evan Rosier, Althea Avery, Hermione Granger;
Описание:
Эван только что выполнил одно из самых непростых заданий, но возвращаться назад не спешил - приказ Лорда был другим: искать других гостей из порталов, собирать информацию, не подводить.
Алтея уже второй месяц отсутствовала в городе, понятия не имея, что происходит. Призыв был, но не спешный. Возвращение в Лондон помогло ей почувствовать мысли Розье, который должен был быть мертв.
Гермионе чудом удалось сбежать из логова Лорда, но найти друзей не так-то просто, как оказалось. Единственный шанс - добраться до Хогвартса, ведь Гарри мог быть там. Но девушке не повезло не знать врагов в лицо.

+1

2

Дополнительно: 22 года по факту, Пожиратель смерти;
Внешний вид: Черная водолазка, серый костюм;
Состояние: Спокойное, холодное и задумчивое;
С собой: Волшебная палочка;


Убивать людей - это будни. Пытать, добывать информацию, применять различные заклинания и в итоге убивать. В этом не было ничего необычного, ничего странного. Эван привык выполнять приказы, в свою очередь получая от процесса своеобразное удовольствие. Нельзя сказать, что он испытывал особый восторг или же радость, как и нельзя сказать, что удачно выполненное задание заставляло его подпрыгивать на месте и хлопать в ладоши. Вовсе нет. Единственной реакций на успех, единственный намек на то, что он был доволен - была улыбка. Едва заметная, холодная, но улыбка. Розье был не тем человеком, который смеялся в голос и не тем, кто издавал странные восторженные звуки. Он привык выражать эмоции скупо и редкими порциями. Сложно было вывести молодого человека из себя, чтобы увидеть гнев в его глазах. Так же сложно было добиться от него и положительных эмоций, но люди, которые хорошо его знали, прекрасно улавливали нотки настроения в движениях, взглядах, редких словах. Он не любил говорить много, предпочитая орудовать артефактом, а не языком. Проще было применить заклинание, чем долго объяснять что-то. Но тем не менее, информацию он добывал исправно.
Задание Лорда было завуалировано под предложение. Более дружеское, отеческое даже. Не приказ, а совет - как лучше поступить. Но любой совет, полученный от Хозяина, априори стоило принимать как приказ. Вряд ли Лорд стал бы хвалить за то, что его приспешник пропустил мимо ушей важные слова. Поэтому Розье даже не сомневался в том, что должен делать. Вопрос был в другом - делать ли это сразу? Нужно было подумать, решить, понять. Закончив все дела, доставив хозяину очередного мальчишку из будущего, Эван получил совет.
- Ты же Пожиратель, Эван. Чистокровный волшебник. А грязная кровь в семье - это позор. Подумай об этом.
Розье понимал намеки. Улавливал их без каких-либо проблем, поэтому ему не нужно было переспрашивать или уточнять.
Именно поэтому он совершенно равнодушно выполнил то, что от него требовалось - овдовел, доказав хозяину свою преданность. Эвана нельзя было назвать песиком, который лижет ноги, так как он умел держать себя вне зависимости от ситуации. Поклявшись служить Лорду, Розье и не думал его предавать. Зачем? В чем смысл принимать метку, если мысли не о том? Поэтому Авада слетела с артефакта без промедления, попадая точно в цель и тело жены обрушилось на пол мгновенно. Сейчас в Лондоне такой переполох, что ее искать никто не станет. А если она, следуя своим принципам, никому не рассказала об этом месте, то искать ее будут еще очень долго. Эван равнодушно переступил через ее тело и подошел к окну. Ощутимо вечерело. Набегавшись по всем делам, он и не заметил, как день стал клониться к вечеру, но это было и к лучшему. В конце концов, первое ноября не вечно. В этот день многие воскресли, кто-то попал в плен, кто-то возможно уже погиб. Порталы многое изменили - одну жизнь они подарили, а вторую забрали. Планировала ли его жена жертвовать собой ради него? Возможно. А возможно и нет. Розье бросил холодный взгляд на тело. Свое право жить он выкупил у времени, теперь нужно было лишь добиться победы Лорда, помочь ему устоять в этой непростой схватке.
Эван спустился вниз, по дороге едва взмахивая артефактом и гася везде свет. Пользуясь черным ходом, он незаметно покинул дом, закрепляя неприметность здания простеньким мороком. В Хогсмиде полным полно странных мест, одним больше - одним меньше. Никто и не обратит внимание на еще один дом с привидениями. Бросив взгляд в сторону Визжащей хижины, Розье дернул губами, поправляя пиджак. Возможно, стоило перекусить. По сути, он не ел со вчерашнего вечера, но по факту - целый год. Дела всегда отнимали все свободное время, иногда он забывал даже поспать, но никогда не жаловался. Машинально коснувшись ладонью левого предплечья, Розье повернул голову в сторону широкой улицы. Местные жители еще не до конца понимали происходящего, но оно и к лучшему. В лицо его мало кто знал и меньше людей помнили, поэтому Эван поправив манжеты, направился в сторону более или менее пригодного заведения. Если "Три метлы" использовались как бар и кафе, где можно было выпить алкоголь и повеселиться, но небольшое здание поблизости больше напоминало домашний ресторан, маленький и уютный. Всегда свежая еда, хороший кофе, крепкий чай, натуральные соки. Эван помнил школьные годы, когда с приятелями приходил сюда. Но в начале войны хозяева были убиты, а домом завладели их родственники. Качество еды не пострадало, зато теперь его никто не мог узнать. Сев в углу, он прислонился плечом к стене, водя подушечками по гладкой поверхности стола. Любопытно было наведаться к отцу, появиться перед ним живым и посмотреть на его реакцию. Конечно, он наверняка уже в курсе, а может Лорд был слишком занят, чтобы радовать старого друга. Это же не в характере хозяина - бегать и сообщать счастливые вести. Можно было поискать своих приятелей, посмотреть, кто чем занят в этот день - наверняка тоже на заданиях от Лорда. Вряд ли хоть кто-то прохлаждался в такой день. Даже Розье, не успев воскреснуть, сразу понесся по временам и местам, чтобы облегчить Лорду жизнь.
Молодая девушка поинтересовалась, чего бы он желал поесть и Эван мимолетно взглянув на нее, вздохнул.
- На Ваше усмотрение, - холодно ответил он таким тоном, что девушка невольно вздрогнула. Должна была понять, что если "на ее усмотрение" ему не понравится, то она уже никогда не сможет работать. Часы в помещении пробили шесть и Розье чуть откинулся на спинку стула, задумчиво разглядывая помещение. На самом деле ему не хотелось сейчас видеть приятелей, которые обязательно втянули бы его во что-то сомнительное. Слизеринцы никогда не отказывали себе в удовольствии порезвиться, имея на это право и основание. Только вот Эван предпочитал не рисковать почем зря, прекрасно понимая, что если повезло сегодня, то не факт, что повезет завтра. Будучи отнюдь не глупым мальчиком, он выбирал продуманный подход к делу. Безрассудные поступки остались в прошлом. И если его первое задание можно было назвать вольным и смелым, то все последующие были более аккуратными. Воспоминания о том дне мгновенно окунули его в прошлое и Розье понял, что единственный человек, который бы смог составить ему компанию - была Алтея. Она никогда не меняла своих позиций, оставаясь такой, какой была. С ней было комфортно хотя бы лишь потому, что она была сделана из точно такого же льда, что и он. А это дорогого стоило. Эван лениво попытался нащупать ее ментально, зная, что возможно она была слишком занята, чтобы почувствовать его поползновения, но вдруг она думала о нем? Следуя своему календарю жизни, Розье видел девушку последний раз около полутора месяца назад - перед тем, как она отправилась за пределы Англии по особому поручению Лорда. Он не успел рассказать ей о том, что узнал про свою жену, не успел поделиться с ней мыслями - все происходило очень быстро и в итоге он погиб. Для нее - он мертв. Он даже для себя был мертв, когда Лорд заставил его трогать собственный труп. Опустив взгляд на принесенный обед, Эван едва кивнул и задумчиво пригубил вино. Конечно, оно мало чем помогло бы, мысли все равно вихрем проносились в голове, но по крайней мере можно было выдохнуть. Розье не спешил, обедая в полной тишине. Его взгляд блуждал от тарелки к стене и обратно, а мысли то и дело возвращались к Алтее. Их много что связывало, а его самое первое дело по-своему объединило, хотя он не раз получал от нее Круциатус за поспешные решения. Она была для него своеобразным куратором, которая не скупилась на равнодушие, игнорируя любые проявления эмоций и чувств. Лишь спустя полтора года ему посчастливилось увидеть на ее лице немного другое выражение. Ее брат, Ксандер, не был таким холодным, предпочитая иной раз резвиться в свое удовольствие, не обращая внимание на правила и Эван не раз говорил ему, что подобное поведения чревато болезненным замечанием со стороны Хозяина. Или сестры. И что хуже - еще неизвестно. Отодвинув пустую тарелку, Розье чуть расслабился, подливая себе вино и медленно попивая его небольшими глотками. Метка оставалась почти холодной, а это значило, что Лорд пока не нуждался в нем, занимаясь своими делами. Но это не значило и то, что Эван мог бездельничать. Если он, помимо прямого приказа, сделает еще что-то полезное, то Лорд успокоится окончательно. То, что хозяин был рад его воскрешению - это очевидно. Иначе он бы не стал доверять ему важные и ответственные дела сходу... Розье перевел взгляд за окно. Вряд ли кто-то из путешественников во времени станет бегать по Хогсмиду в это время, но возможно ему все-таки повезет?
- Вы слышали? Джон только вернулся со станции, говорит кто-то амбар разнес на щепки, - услышал Эван шепот со стороны хозяев заведения. Возможно, это вовсе ничего не значило, но Розье решил запомнить этот факт на всякий случай. Означало это лишь то, что тут уже кто-то с кем-то столкнулся, а значит был шанс все-таки с кем-то пересечься. Сунув руку в карман, он извлек пару монет, положил их на стол и направился к выходу. На пороге он остановился, приваливаясь плечом к косяку и неспешно, вдумчиво скользнул взглядом по улице. Имело ли смысл пробраться в Хогвартс и поискать ответы на вопросы там? Или же достаточно было просто пройтись по деревне в надежде, что кто-нибудь непременно заскочит сюда с той же целью? Розье притих, спрятав руки в карманы брюк. Нужно было просто подождать какого-нибудь знака.
[AVA]http://funkyimg.com/i/2GZhJ.gif[/AVA]

+1

3

Дополнительно: 25 лет, пожирательница смерти
Внешний вид: серый теплый свитер, кожаная горчичная юбка и сапоги
Состояние: сосредоточена, но раздражена и немного устала
С собой: вп


Трансгрессия прошла успешно, ибо Алтея уже смотрела на высокие башни Хогвартса, которые были видны даже с окраины Хогсмида. Задание было расплывчатым, коротким, но ничего большего хозяин дать ей не мог. С одной стороны, это радовало, ибо провал одних, в то же время ее возможный успех. С другой - всякий проигрыш сказывался на войне в целом, из-за чего слишком горделивые стражи «добра» переставали прятаться по углам.
Хотя определенно можно было порадоваться такой глупости с их стороны. Ведь это именно глупость. Думать, что убийство одного из приспешников Лорда сможет испугать остальных. Пока дышит хотя бы один пожиратель, опасность все еще существует. Эйвери предпочитала думать, что до этого не дойдет, но всякое могло случиться. Смерть, как и, собственно, рождение, не подчинялась правилам и желаниям. Сегодня ты могла идти по неровно усыпанным дорожкам Хогсмида, завтра можешь оказаться в каком-нибудь овраге с дырой в груди. Оставалось лишь надеяться, что это будет дыра от достойного заклинания, а не какой-нибудь мелочи, которой грязнокровки постоянно раскидывались.
Настроение у Теи было скверное. Затяжное задание в Чехии привело лишь ко встрече с Франсуа. За годы разлуки муж изменился разве что на несколько седых прядей, которые неумело скрывал маскирующим заклинанием. Конечно, были и другие результаты, которые порадовали Темного Лорда. Но Эйвери оставалась уже при привычном безразличье. Идеи распространялись на восток континента, однако, все еще встречались тяжелые регионы. Она обошла каких-то взрослых женщин, что тащили края шали по грязной земле. Презрительный взгляд в их сторону не обещал ничего хорошего, поэтому те лишь быстрее засеменили шаркающими ботинками.
Голова раскалывалась от недостатка сна, но хозяин четко дал понять, что территория должна быть проверена. Кэрроу была здесь с утра, но в течение дня пропала с поля досягаемости. Судя по обрывочным данным, в Хогсмиде она встретилась с каким-то молодым человеком из будущего. Справедливо было предположить, что соратница занялась своим любимым делом, но хорошего места для пыток в деревушке не наблюдалось. Логичнее было увести жертву подальше от Хогвартса, а там уже сделать то, что от нее требовалось. Эйвери заглядывала в мысли проходящих мимо людей, без особого интереса цепляя воспоминания за последние несколько часов. Поведя плечом, девушка остановилась у дешевого паба, пользующегося популярностью у давних выпускников школы неподалеку.
Алтея расположилась у барной стойки, лишь слегка приседая на высокий стул и оглядывая заведение. Мужчина, что разливал алкоголь мимо стаканов, натирал другой рукой столешницу довольно грязной тряпкой. Пожирательница, не выражая ни отвращения, ни смирения, посмотрела на его помощницу. Молодая девица, не дотягивающая и до плеча начальника. Ее мысли оказались куда полезнее и интереснее. Кто-то вылил на Алекто содержимое своего стакана. Угол наблюдения за происходящим был неудобным, поэтому Алтея слегка дернула бровями в удивлении. Вряд ли молодой человек из будущего стал бы заниматься подобным, значит, с ним был кто-то еще. Эйвери кивнула мужчине, когда тот предложил ей стакан мутной жидкости. В его воспоминаниях не было ни одного упоминания случившегося, поэтому пожирательница посмотрела на остальных. Никто не выглядел завсегдатаем, что усложняло задачу. Девица тем временем приблизилась к ней, улыбаясь и предлагая ознакомиться с какими-то блюдами. Тея смерила ее взглядом, вновь забираясь в мысли, как оказалось, отродья магглов. Это уже казалось типичным занятием. Узнавать секреты и мечты незнакомых ей людей. Мало, кто мог скрыть что-то, мало, кто вообще замечал какое-либо вмешательство. Алтее не нужно было даже проговаривать любимое заклинание, заставляя девицу взять нож в ладонь. Иногда глупость работающих в подобных заведениях грязнокровок удручала. Но Эйвери лишь приказала ей полоснуть лезвием по предплечью, а потом сняла империус, так и не прикасаясь к стакану, что поставили перед ней.
Пока начальник в срочном порядке останавливал кровотечение своей подопечной, Тея наконец нащупала что-то более или менее полезное. Мужчина вспомнил о сегодняшнем инциденте, когда опасался, что какая-то сумасшедшая разобьет стакан о столик и так же поранит рыжую девушку. Алтея выхватила лицо собеседницы Алекто, отмечая про себя, что ни разу до этого не встречалась с ней. Оставив несколько сиклей за гостеприимство, пожирательница вышла из заведения, оглядываясь.
Молодой человек из будущего, которого необходимо привести к хозяину, был в компании еще одной незнакомой девушки. Слишком много неизвестных, но Эйвери это не расстраивало. Собирать информацию о будущей жертве всегда было интересно, пусть и делала она работу за Кэрроу. Сосредоточившись на лице незнакомки, Алтея искала ее в мыслях проходящих мимо. Она дошла до середины деревни, пока наконец не наткнулась на воспоминание одного из постояльцев трактира. Пожирательница остановилась напротив ветхой двери, оглядывая четыре этажа. По меньшей мере пятьдесят комнат, в каждой из которых могло быть по несколько человек. Почувствовав неприятное ощущение в мыслях, Эйвери на мгновение прикрыла глаза, качнув головой. Метка оставалась холодной, и девушка вновь огляделась, вглядываясь в лица прохожих. 
Толкнув дверь, пожирательца оказалась в небольшой комнате, вдоль стены которой тянулся длинный стол. Пожилая женщина заполняла какие-то пергаменты, откликаясь на перезвон колокольчиков, что висели на пороге. Алтея, не задавая лишних вопросов, заглянула ей в мысли, находя все необходимое для себя. Оба ранены, еле волочат ноги, но все-таки дышат. Сегодня после полудня. Эйвери притянула к себе пергаменты, не дотрагиваясь до них пальцами, но покачивая артефактом, чтобы разглядеть записи.
- Извините, - явное недовольство в хриплом голосе, но скоро ее запал и вовсе пропадет. Тея не обращала внимание на женщину, сверяясь с отметками в соответствующих таблицах.
«Эмма Сандерс, 304».
Пожирательница вернула записи обратно, прижимая хозяйку заведения к стене и не давая той пошевелиться. Вновь раздавшееся напряжение в мыслях заставило Эйвери недовольно сжать шею женщины, в очередной раз оглядываясь. Она не любила, когда кто-то пытался пробраться в ее голову без особой на то причины. Единственное исключение - хозяин, но в данный момент он был занят делами поважнее. Наскоро стерев воспоминания у волшебницы о себе и приказав ей не выпускать гостей из 304ой комнаты, Алтея вышла из трактира, сжимая артефакт. Кто-то играл с ней, явно приметив ее вмешательство в жизнь Хогсмида.
Она сразу поняла, что за человек пытается связаться с ней, но это было невозможно. Человек из будущего - это, конечно, тоже невозможно, но Эйвери не испытывала терпение Лорда. Если он сказал, что это произошло, значит, она идет и делает все, что в ее силах, чтобы хозяин остался доволен. Были ли эти сумасшедшие, но выжившие после встречи с Кэрроу из будущего или нет - не волновало пожирательницу. Четкое задание подразумевало четкого результата.
Алтея сосредоточилась на мысли, что вновь коснулась ее сознания. Это могло быть приманкой, обманом, с помощью которого кто-то пытается загнать ее в ловушку. Но только глупец мог подумать, что она поведется на мысли призрачного Розье. Его тело уже давно сгнило в деревянном ящике, который не оплакивал никто, кроме вдовы. Эйвери стояла рядом с братом, разбавляя безразличие сожалением и раздумывая о том, что никогда бы не согласилась быть похороненной так. Может, и ему больше хотелось бы быть сожженным, чем кормить собой червей. Только узнать этого Алтея все равно не сможет.
Готовая воспользоваться артефактом, она шла по улочкам Хогсмида, чувствуя приближение к источнику. Можно было отправить импульс в ответ, но это обнаружило бы ее местонахождение. Метка по-прежнему была холодной, а наличие в деревне двух незваных гостей, справившихся с Алекто Кэрроу, сгущало краски. Тея не знала, кто бы мог додуматься воздействовать на нее подобным образом, но уже догадывалась, как справится с волшебником. Если он окажется грязнокровкой, то от головной боли можно будет избавиться с лихвой. Осталось только найти нужное помещение для этого. Та же 305 комната, что находится практически рядом с той, где прячутся два выродка из будущего. Нужно было заглянуть в их мысли, чтобы удостовериться в их местонахождении. Можно было передать информацию хозяину, тем самым исключая провал в случае собственного проигрыша.
Ощущение приближения к цели укреплялось с каждым шагом, и пожирательница лишь сузила глаза, замечая впереди причину головных болей. Судя по силуэту, вдалеке стоял никто иной, как Эван Розье. Эван Розье, который проиграл Муди и был позорно похоронен со слезами и истериками. Эван Розье, который уже должен был кормить червей за собственную наивность.
- Не понравилось на том свете? - спросила в мыслях Эйвери, останавливаясь у лавки, которая находилась на достаточно дальнем расстоянии от паба, у которого стоял, кажется, Розье. Проникнуть в его мысли было уже не так просто, как раньше, но Алтея еще даже не пыталась. Крутанув артефактом, она откинула парня, не давая ему возможности выставить защиту. Усиливая напор на сознание, Эйвери не обращала внимание на сопротивление и боль в висках.
Тея никому не доверяла и именно поэтому все еще была жива.
Эван знал, что лезть к ней в мысли, - плохая идея. Если это был он, то должен был подумать заранее о своем поступке и его последствии. Можно было предположить, что Розье просто хотел призвать ее, чтобы сообщить радостную новость. Только Алтея не собиралась ничего слушать или приближаться, пока не удостоверится, что перед ней тот, за кого он себя выдает. Тем более спустя столько времени после его смерти.
[AVA]http://s3.uploads.ru/hYudm.gif[/AVA]

+1

4

С самого первого дня, как Эван получил метку, он тренировался покладая рук. Проникать в чужие мысли, скрывать свои - это было сложно, непросто и зачастую больно, но у него были хорошие наставники, в том числе и Лорд, который помогал своим Пожирателям. Представители "добра" считали, что Хозяин - это такой тиран, которые не понимает, что он делает. Который направо и налево убивает невинных. Но на самом деле, он просто очищал мир от грязи, боролся за чистокровные браки, за магию, которая должна была принадлежать настоящим волшебникам, а не тем, кто получил ее по глупости жизни. И Розье четко следовал установленным правилам, работая санитаром магического мира под руководством главного целителя в лице Темного Лорда. Осваивая нюансы магических направлений, Эван уже гораздо легче проникал в чужие мысли, но понимал, что этому умению необходимо учиться дольше. Мысли местных жителей не отличались новизной, не привлекали внимания. Просто были чем-то обычным и скучным, эдакая рутина, которая утомляла даже их самих. Розье вздохнул, понимая, что ничего интересного он не сумеет отыскать, однако в какой-то момент ощутил знакомое присутствие и повернул голову в сторону. Хотелось надеяться, что Алтея в этот день будет не в самом плохом настроении, иначе она могла сперва расчленить, а потом уже задавать вопросы. Вдалеке как раз показался знакомый силуэт, знакомая прическа и на мгновение Эвану показалось, что он перехватил ее взгляд. Но, скорее всего, ему просто показалось. Хозяева паба позади шептались, продолжая обсуждать утренние события, которые взволновали некоторых жителей. Но почему не все об этом думают? Или это амбар не привлек так много внимания? В чьих-то мыслях мелькнула знакомая рыжая макушка и Розье мимолетно дернул губами. Один Кэрроу упустил мальчишку, вторая - наследила в Хогсмиде. Сегодня определенно не самый удачный день для близнецов.
- Не понравилось на том свете?
Розье повернул голову туда, где должна была быть Эйвери. Она всегда была осторожной, действовала неспешно, вдумчиво. В отличие от многих коллег, которые, сломя голову, бросались в омут страстей, девушка сохраняла кристально чистый разум и не поддавалась чувствам. Очень сложно было на самом деле разозлить Эйвери, если она сама того не желала. И резкий удар в грудь был лишь доказательством того, что она всегда действовала осторожно. Сперва била, потом говорила. Эван, не успевший отразить атаку, откинулся назад, падая спиной на стол и закашлялся от боли. Тело, хоть и исцеленное всеми подряд, все еще помнило ночное сражение, помнило и вечернюю встречу с аврорами. Поэтому Эван лишь поморщился, пытаясь защититься от вторжения в свой разум. Алтея наступала, как разъяренный великан, сметая все на своем пути и не давая ему возможности даже попытаться разъяснить ей ситуацию. Врожденное упрямство, которое обычно отражалось лишь особым цветом льда в глазах, сейчас взыграло новыми красками и Розье попытался встать, игнорируя боль в поясницы. Кажется что-то даже воткнулось ему в бок, но он даже не обратил на это внимание. Выхода было два - продолжать сопротивляться и ждать, пока Алтее надоест прятаться, либо же раскрыть свое сознание и позволить ей увидеть все. А у Эвана накопилось много чего за последние несколько часов жизни.
- Там не было тебя, - так же мысленно ответил Эван, наконец поднимаясь и небрежно отряхивая руки. Для нее он был мертв целый год и было неясно, как именно девушка отнеслась к его смерти - расстроилась или просто равнодушно проводила взглядом гроб, опускаемый в землю? Думала ли она о нем, вспоминая их совместные пытки? Скорее всего, нет. Это же была Алтея Эйвери. Ледяная принцесса чистых кровей, которая отрицала любые эмоции и чувства, довольствуясь только болью других. Розье ничего не имел против, так как и сам не отличался повышенной эмоциональностью, но он, в отличие от нее, хотя бы здоровался, а потом вежливо атаковал. К следующему удару он был готов, отражая его и скучающе оглядывая широкую улицу. Не хватало только устроить представление на глазах у всего этого сброда. Поэтому Эван неторопливо покинул паб, минуя и другие заведения. Пройдя мимо них, петляя узкими тупиками, он вышел на более тихую улочку, точно зная, что Алтея недалеко. - Ты сама себе мешаешь все узнать, - произнес он уже вслух, опуская артефакт и вместе с ним и голову. Прикрыв глаза, Розье выдохнул, раскрывая свои мысли, высвобождая все воспоминания. Он никогда ничего не скрывал от своей напарницы, вместе с которой провел не один вечер, пытая и убивая грязнокровок и магглов. У них было больше общего, больше точек соприкосновения, чем у других. Возможно, обоим помогала холодность, возможно - сдержанность в эмоциях, возможно - любовь к особым пыткам и применению огня. Но тем не менее, работали они слажено, четко и аккуратно. Особенно последние два года.
Эван прикрыл глаза. Вчерашний вечер, август 1980 года. Теплый, но мерзкий из-за мелко моросящего дождика. Возбужденные схваткой авроры, разгневанные Пожиратели, совершенно беспорядочная и неожиданная схватка. Никто не мог предположить, что у них на пути появится сам Муди со своими верными псами. Никто. Но кто-то же это подстроил? Эван был уверен, что не обошлось без помощи извне, ведь так безошибочно найти Пожирателей можно было только по точной наводке, а если она была - значит был и предатель. Возможно, он не предавал Лорда, а действовал против самого Розье или кого-то, кто был с ним. Но в итоге пострадал Эван. Должен был пострадать. В той реальности он умер, успев задеть Муди. В этой же - очень ловко свалился в портал, оказываясь напротив дома Поттеров. Придержал неадекватных коллег, которые сами не понимали что творят, направил их обратно, дал шанс хозяину самому вершить правосудие. Но был ранен по собственной глупости и неосторожности, наткнулся на девчонку из Министерства, столкнулся с женой и ее подругой, выпил столько зелий, что в голове до сих пор не все прояснилось. Потом Хогсмид, визит к Лорду, общение с собственным трупом, одобрение Хозяина, задание и снова Хогсмид. Напоследок Эван раскрыл перед Алтеей тайну - жена-грязнокровка, которая умерла час назад. От его руки. По своим меркам, он узнал об этом недавно. Не успел обдумать и сообщить хозяину и подруге, не успел сориентироваться и погиб. Но нынешним меркам - он воскрес, вернулся и убил ее. Сделал то, что должен был сделать сразу, как узнал.
Ощущая вторжение в сознание, Эван подпустил Эйвери максимально близко, позволил ей проникнуть в самые недра своего разума, а затем резко толкнул ее в грудь, отбрасывая назад. Быстрым и уверенным шагом он направился в ее сторону, минуя темные окна в домах. Неважно, что был лишь вечер. Многие еще не вернулись домой, другие - еще даже не высовывались, очевидно, зная об опасности, царившей вокруг. Свернув за угол, Розье встретился взглядом с Алтеей, которая очень удачно упала на траву и, помедлив, протянул ей руку. Их отношения можно было назвать странными, непонятными, сложными. Возможно, не всем Пожирателям так везло найти своего человека среди коллег, но Эван точно знал, что если он идет на задание вместе с Эйвери, то на нее можно положиться. Ее фантазия поглощала его разум, чаруя в какие-то моменты. Ее жестокость радовала глаз, а умение манипулировать сознанием очень часто оказывалось полезно. Розье помог девушке встать и убрал руку, замирая перед ней. - Я тоже рад тебя видеть, - совершенно спокойно сказал он, с каким-то своеобразным удовольствием отмечая, что ничего не изменилось. Она по-прежнему была скупа на разговоры, по-прежнему не церемонилась и по-прежнему была красива и холодна. Розье чуть склонил голову, словно приветствуя ее и выражая свое почтение, но почти сразу выпрямился и поправил пиджак, который она умудрилась ему помять. Он и сам обычно говорил мало и их общение походило со стороны на робкие попытки завязать разговор. Но это только внешне. На самом деле, если Алтее и нужно было что-то сказать - она говорила. Иногда вслух, иногда мысленно, но все свои слова она доносила до собеседника, а уже как он отвечал - не ее проблема. Эван оставил в покое свою одежду и поднял глаза на девушку, зная, что она продолжает перебирать его мысли, как старые пергаменты, копаясь даже в прошлом. Скрывать ему было нечего, поэтому Эван даже не попытался что-то скрыть, но лишь пару раз поморщился, когда она повела себя чуть более бесцеремонно и грубо. Они никогда друг друга не щадили. Он не раз получал от нее пыточное заклинание и сам не скупился на ответные чары, когда начинал злиться. Небольшие магические перепалки хорошо держали в тонусе, подбадривая в определенные моменты. Но все это было несерьезно и скорее больше в воспитательных целях. - Все еще сомневаешься? - поинтересовался Розье мысленно, глядя прямо в глаза девушке. Она была красива. Аристократически красива и умела всегда держать себя. В любых ситуациях. Эван едва выдохнул, желая добавить что-то более вразумительное и ценное, нежели глупые вопросы, но его внимание привлекли хлопки вдалеке. Возможно, сюда просто пребывали волшебники, но что-то подсказывало ему, что не только Пожиратели патрулируют улицы Хогсмида. Несмотря на близость Хогвартса, одних преподавателей в роли защитников недостаточно, поэтому Розье аккуратно сжал пальцами артефакт, чуть поворачивая голову в сторону и ожидая, когда кто-то приблизится. Вдалеке, в самом начале узких улочек появилось двое людей в мантиях. С такого расстояния сложно было сказать, откуда она прибыли, но Пожирателями не были однозначно, как и не походили на местных жителей. Возможно, это были даже не авроры, а просто волонтеры, желающие помочь свету и добру. Эван небрежно направил на них артефакт, не интересуясь ни их мыслями, ни их именами. Заклинание сбило обоих с ног, а растения, что радовали глаз по бокам дорожки, радостно впились им в руки, пуская кровь. Ничего не меняется. Перехватив задумчивый взгляд Алтеи, Розье в очередной раз задался вопросом - что она чувствовала, глядя на него живого, воскресшего? Как она отнеслась к его смерти в целом? И впервые в жизни Эван пожалел, что она была такой холодной и никак не выражала своих эмоций, ведь ему было интересно узнать, посмотреть, ощутить. 
[AVA]http://funkyimg.com/i/2GZhJ.gif[/AVA]

+1

5

- Там не было тебя, - услышала Алтея и лишь сузила глаза, крепче сжимая волшебную палочку. Подобную глупость мог сказать только Эван, но это не помогало пожирательнице удостовериться в том, что перед ней действительно находится старый знакомый. Давление на его мысли не давало никакого результата, но Эйвери продолжала наседать, всем своим упорством показывая, как сильно она не настроена на пустые разговоры.
Разговоры именно такими и были - пустыми. Нет ничего более правдивого, чем мысли и воспоминания. Исказить последние стоило больших трудов, а опытный легилимент всегда заметит их изменение.
Эйвери пошла следом за Розье, продолжая атаковать его сознание в поисках бреши. Такая всегда имелась, нужно лишь было не отвлекаться и внимательно прощупывать защиту. Та у Эвана оказалась слишком хорошей, но это был результат занятий с хозяином и общения с себе подобными. Многие пожиратели пользовались данной способностью, но не каждый делал ее основной. Брат, например, не жаловал ментальной магии, наверное, достаточно натерпевшись в свое время пыток сестры.
- Ты сама себе мешаешь все узнать, - Алтея остановилась неподалеку, прижимаясь плечом к какому-то столбу. Эван все еще находился на расстоянии, и она не спешила приближаться, прекрасно зная, что в таком случае поразить заклинанием будет намного проще. Подставляться из-за мнимого призрака девушка не хотела, хотя и ловила себя на мысли, что тянуть не стоит.
Она знала о нападении на Розье, точнее, Эйвери слышала, что планируется заговор. Мысли коллег были не таким уж и запретным местом, учитывая, как громко они обсуждали то, что должно было случиться. Хозяин отправил ее за границу, в пресловутую Италию, приказывая встретиться с крупицами последователей, которые там обнаружились. Группировка оказалась куда многочисленнее, из-за чего Тея осталась в Неаполе дольше. Она не была до конца уверена, что опасность угрожает именно Эвану, хотя и испытывала смятение от своего бездействия. С одной стороны, ничего плохого в маленьком сообщении не было. С другой - вмешиваться в чужие дела не было ее основной задачей.
Алтея почувствовала, как защита сознания постепенно начала слабеть. Не дожидаясь, пока это произойдет, она тут же протиснулась в мысли возможно ожившего коллеги. Воспоминания раз за разом касались ее, показывая, как все было на самом деле. Он мог увернуться и сделать так, что предатели оказались бы в собственной ловушке, но случай сыграл не в его пользу. Эйвери откинула прядь волос кончиком артефакта, продолжая следить за тем, что Розье пытался ей показать.
Возможно, нужно было жалеть и испытывать муки совести оттого, что она стала одной из причин смерти напарника, только разговор шел о Тее. Она не считалась с эмоциями. Проявление чувств - будь то сожаление или грусть, - удел слабых. Алтея Эйвери не была слабой. Со смертью Эвана она должна была стать сильнее, вновь почувствовать, что контролирует себя, но этого не случилось. Слишком поздно пожирательница поняла, что сделало ее уязвимой. Это, конечно, не было видно остальным, ибо мало, кто догадывался о том, что происходило в ее голове. Но это было известной самой Алтее. Она стала слабее. И слабость ее в том, что она стала нуждаться. Нуждаться в том, чего никогда не хотела, но без чего, как оказалось, жить не так уж и просто.
Воспоминания Розье одно за другим демонстрировали события случившегося. Спасение в портале, тяжелое ранение, встреча с женой, лечение, перемещение в непонятное место.
Эйвери следила за тем, что происходило перед ее глазами, не понимая, к чему ведет напарник. То, что это был именно он, сомневаться не приходилось. Ведь следующей была картина о встречи с хозяином. Почему тот не сказал, что Розье жив? Алтея провела ладонью по метке, поджав губы. Возможно, это была очередная проверка. Возможно, ему все было известно, и она перестала быть в его глазах способной последовательницей. Стала слабой и беспомощной, мерзкой девицей, испытывающей грусть из-за смерти одного из знакомых.
Но злость и недовольство своей человечностью резко сменились яростью, как только Тея увидела то, что, возможно, не нужно было ей показывать. Жена грязнокровка. Маггловское отродье, не только скрывшее ото всех свое происхождение, но и сношавшееся с чистокровным волшебником. Эйвери вскинула артефакт, но не успела ничего сделать, как почувствовала боль в лопатках. Выгнувшись, пожирательница выдохнула сквозь зубы, неотрывно смотря на небо, которое почему-то казалось слишком светлым. Не хватало темноты, не хватало мрака, чтобы она успела напасть на Розье и выжечь его изнутри. Она перевела взгляд на руку, что оказалась рядом с ней. Знакомая ладонь, даже, кажется, живая. Еле заметный эмоциональный всплеск внутри и тихий выдох. Голова кружилась, но Алтея схватила его пальцы, сжимая как можно сильнее и поднимаясь на ноги.
- Я тоже рад тебя видеть.
Она оглядела Эвана, не обращая внимание на то, что он говорил. Внешний вид соответствовал тому, что было видно в воспоминаниях. Значит, убийство грязнокровки и правда имело место быть. Эйвери вновь проникла к нему в сознание, добираясь до далекого прошлого. Обрывочные фразы, странные фигуры, но то, что было нужно, никак не находилось. Дрожь пробрала все тело, когда Розье поймал ее взгляд и вновь что-то спросил. Только теперь мысленно.
Возможно за последний год девушка лишилась своей слабости, и это должно было ее обрадовать и помочь жить так, как она жила до встречи с ним. Возможно. Единственное, что принесла его смерть, - это еще большее непонимание. Почему ей было одиноко, когда пытки стали только искуснее? Крики дешевых дряней становились громче и короче, а методы кровавее. Она практически перешла ту грань между расчетливостью и осторожностью, когда осознала, что поступает необдуманно.
Очередная попытка пробраться к искомым воспоминаниям увенчалась успехом. Он и правда не знал. Это в какой-то степени искупляло вину, в какой-то степени оправдывало его близость с грязнокровкой, в какой-то степени лишало ее ответственности за связь с ним.
- Это у тебя такая традиция - убивать своих невест, а потом натыкаться на меня? - ответила Алтея, отряхивая себя от невидимой грязи. А грязь была. По всему телу. Мерзость. - По круцио соскучился? - добавила она уже ментально, замечая приближение двух мужчин.
Эйвери вскинула артефакт, когда Розье уже приступил к взаимодействию с незваными гостями. Они спасли его от очередной встряски боли, которую пожирательница обязательно обеспечит в будущем. Дрожь до сих пор не отступала, заставляя девушку в отвращении сжимать и разжимать пальцы. Шесть лет она была последовательницей Лорда, находя себя в том деле, которое, по ее мнению, было разумным. Убивать грязнокровок, лишать возможности чистокровных осквернять традиции, очищать мир от тех, кто считает, что имеет право на большее. Она справлялась со своими целями. Она была идеальна. Никогда в жизни она не позволила бы себе приблизиться к ублюдкам, по жилам которых течет сгнивший яд. Падаль. Мерзость.
Она дернула волшебной палочкой, сжигая одного из мужчин изнутри и прикрывая глаза, чтобы успокоиться. Вспыльчивость - это слабость. Эван - это слабость. Именно поэтому она такая. Именно поэтому она стоит посреди Хогсмида, наводя на себя подозрения таким нелепым убийством. Кровь и части тела одного из гостей разлетелись по дороге. Его соратник взревел, направляя несколько атакующих заклинаний в сторону пожирателей, но Алтея не реагировала на него. Она лишь размеренно дышала, возвращая себе самообладание. Очередная атака мешала ей сосредоточиться, поэтому Эйвери взорвала и его тело, тут же выставляя невидимый щит перед собой и избавляя от необходимости очищать одежду после.
Она коснулась мыслей Эвана, отмечая, что тот недоволен таким поступком. Она тоже была недовольна. Недовольна тем, что чувствует, недовольна, что вовсе что-то чувствует. Ярость оказалась сильнее, чем это требовалось. Казалось бы, какая разница, кем был нынешний труп. Но липкое отвращение все еще растекалось по телу пожирательницы. Ничего бы этого не случилось, если бы она не поддалась эмоциям, если бы не спрятала их за банальным влечением. Удобное оправдание. Гадость.
- Я рада, что ты жив, потому что теперь у меня есть причина убить тебя снова, - сказала она будничным тоном, собирая части тела двух неудачников, что оказались не в том месте и не в то время. - Ты избавился от тела? - спросила Тея, поворачиваясь к Эвану и смотря в его глаза. Она ненавидела ловушку, в которую сама себя загнала. Оказалась не такой универсальной, как думала, не такой сильной, как представляла. Ногти коснулись шрамов на предплечье, но своевременный выдох позволил ей слегка расслабиться. Всему свое время. Чуть поведя артефактом, Алтея сдавила его шею. Никакой реакции. Поразительно и волнующе. Давно забытое удовольствие от впечатления и еле заметная улыбка на губах пожирательницы. Эван всегда мог удивить, поэтому она и скучала. Конечно, никогда не признается, никогда не покажет этого открыто, никогда не подтвердит чужие догадки. Но этого не хватало. За год пыток, за несколько неудачных стычек и неодобрительных взглядов, за один разговор с отцом Эйвери не удалось исправить то, что появилось с августа прошлого года. Странная пустота, которой было недостаточно убийств и крови - всего было мало. Сильнее сдавив шею Розье, она повернулась на крик, который тут же оказался заглушен силенцио. Женщина схватилась за горло, когда магия сделала свое и оторвала ее ноги от земли.
Алтея небрежно швырнула ее ближе к ним и посмотрела на Эвана.
- Считай подарком к возвращению, - выгнув тело жертвы в нескольких круцио, она резко ударила девушку спиной о землю и вытянула листья растения, что росли по обе стороны дороги.
[AVA]http://s3.uploads.ru/hYudm.gif[/AVA]

+1

6

- Это у тебя такая традиция - убивать своих невест, а потом натыкаться на меня? По круцио соскучился?
Уголок губ Эвана дрогнул, изогнувшись в подобие улыбки. Он бы посмеялся, но ситуация была неподходящей. Розье вообще редко это делал. Настолько редко, что даже Алтея, знавшая его четыре года, лишь два-три раза видела и слышала его смех. К счастью или сожалению, но Розье был скуп на эмоции, что положительно сказывалось на его работе в целом. Но сейчас нужно было сосредоточиться, чтобы не подвести Хозяина. Всевозможные чувства необходимо было отложить подальше и не позволять им брать вверх, поэтому Эван лишь изобразил подобие улыбки, оценив шутку.
- Мне казалось - наоборот, - отозвался он, наблюдая за тем, как Эйвери приветствует незнакомцев. Оба раза именно она находила его - и в прошлый раз, когда он убивал Скарлетт, она явилась на порог дома Фосеттов, и в этот раз - стоило ему убить жену, как Алтея оказалась неподалеку. Возможно, это она его преследовала? Эван, не скрывая мыслей, посмотрел на девушку, отмечая в ней перемены. С небольшим запозданием, но он понял, что виноват перед ней. Не стоило показывать ей все сразу и демонстрировать истину - жена-грязнокровка, хоть уже и мертвая, не делала ему чести, но в свое оправдание он мог сказать, что понятия не имел. К счастью для Кэтрин, Эван узнал обо всем слишком поздно и попросту не успел принять меры, так как погиб. Но если бы он копнул глубже чуть раньше или додумался бы поискать информацию до свадьбы, то естественно и брака бы не было. Однако, отец продолжал настаивать целый год, подкрепляя слова аргументами, что глядя на Эвана, никто не поверит, что он опечален гибелью невесты. Все это лишь подпитывала подозрения в адрес молодого Розье и лишь после бесконечных уговоров родственников - отца и дяди, - Эван снисходительно согласился. Главным условием было - порядочность и чистокровность. Дядя тогда усердно закивал головой и кинулся искать, а так как выбор уменьшался с каждым месяцем и годом, то искать пришлось долго. И сам Эван был слишком занят заданиями Темного Лорда, доверив родным все эти ненужные хлопоты. Именно поэтому он принял на веру слова дяди, женился и, спустя десять месяцев узнал, что снова ошибся. К счастью для него и его семьи, наследник родиться не успел. Нельзя сказать, что Розье старался или даже думал об этом - у него были дела поважнее в тот момент, учитывая всю происходящего. А война сама себя выиграть не могла, поэтому каждый Пожиратель старался, не покладая рук. Некоторые, вроде Алтеи, приближенные к Лорду, отправлялись даже за пределами Англии, ведомые особой миссией. Остальные носились по Великобритании, вербуя и пытая. Поэтому у Эвана не было времени, чтобы тратить его на своеобразную семью. Родные не раз намекали ему, что нужно было быть более внимательным и ответственным в этом плане, но Розье имел свое мнение на этот счет. Его отец женился более двадцати лет назад, когда Темный Лорд еще не выступал открыто против Дамблдора, когда в мире жилось спокойнее и не нужно было бегать от одной двери к другой, чтобы применять Круцио и вербовать других. Поэтому Лайонел и мог себе позволить семью, только жену свою он все равно не уберег, поэтому смысла в его советах Эван не видел.
Наблюдая за действиями Эйвери, Эван мимолетно оглянулся по сторонам, проверяя, нет ли кого поблизости. Его мало волновало, что кто-то из обычных волшебников может их заметить, но появление авроров значительно бы усложнило жизнь. Не сказать, что у Розье был особые планы или срочное поручение, но ему бы не хотелось провести остаток вечера, тратя его на выяснение отношений с противниками. А встреча с главным, Муди, определенно добром бы не кончилась. Розье чуть нахмурил брови, выражая немного недовольства в адрес методов Алтеи, которая слишком поспешила с карой для незваных гостей.
- Я рада, что ты жив, потому что теперь у меня есть причина убить тебя снова, - произнесла она и Розье лишь кивнул, принимая это к сведению. Она имела полное право злиться, так как осквернение касалось не только самого Эвана, но и ее тоже. Косвенно, естественно, но молодой человек подозревал, что сути это не меняло. Судя по мимолетным признакам, которые замечал его опытный глаз, Алтея была зла и недовольна и это мягко сказано. И он понятия не имел, как это теперь исправить. Разве что воспламенить себя огнем очищения. - Ты избавился от тела? - Розье медленно повернул голову в ее сторону, разглядывая пристально и внимательно. Сокрытие тела - последнее, о чем нужно было думать сейчас. У авроров, как и у всех остальных, в этот день было куда больше важных дел, чем поиски пропавшей леди. Поэтому Пожиратель неопределенно пожал плечами, кивая куда-то себе за плечо.
- Тут есть дом, ею тайно купленный, там и сгниет, - отозвался Розье, поясняя, что некоторые действия в последствии работают против человека, который их совершал. Вряд ли Кэтрин кому-либо говорила об этом месте, а значит и искать ее здесь никто не станет. Идеально место, чтобы спрятать тело, а заклинание, наложенное на дом, со временем само справится. Магия - забавная материя, которая редко когда что-то портит, если применять ее с умом. Эван перехватил взгляд Алтеи, выдерживая его. Знал, что она не любила подобной небрежности в деле и предпочла бы более аккуратно выполненной работы, даже если это и не было первостепенным заданием. Но сейчас нужно было думать о том, как замести следы, а о том - как облегчить жизнь Хозяину. То, что осталось от незваных гостей, было собрано в кучу, но прокомментировать это Эван не успел, снова упуская момент, когда Эйвери перешла в наступление. Но уже не такое грубое. Ощутив, как магия сдавила его горло, Розье лишь с трудом сглотнул, задерживая дыхание. Сразу в голове проступили воспоминания двухмесячной давности для него, которые приятно обжигали изнутри. Оные всегда хранились глубоко в сознании, чтобы любопытные коллеги не смогли увидеть их, даже если бы ненароком заставили Розье врасплох. Не всем стоило знать подробности его личной жизни, поэтому Эван тщательно хранил их на задворках сознания. Приятная боль протянулась от горла до виска, окутывая липкими пальцами лицо и пробираясь в сознания, задевая нервные окончания. Нужно ли было говорить, что зачастую даже физический контакт бывал не нужен? Ощутив более сильное давление, Розье хотел было ответить той же монетой, напомнить девушке, что он тоже кое-что умеет и умеет это неплохо, однако крик привлек внимание обоих, хватка ослабла и Розье выдохнул, едва заметно недовольно оглядывая женщину, которая подняла шум. Кажется, она заметила останки людей под ногами Пожирателей. Возможно, это Тее стоило более внимательно следить за порядком и прибираться за собой, а не спрашивать, хорошо ли он спрятал труп. Эван изогнул край губ, когда женщина рухнула к его ногам, со стоном впиваясь пальцами в землю по бокам от себя, а растения лишь помогли ей углубить их. Ногти сломались под напором, в воздухе проступил приятный запах крови - не тот аромат, что исходил от смешанных тел, а новый. Розье опустил глаза на жертву, чуть склоняя голову набок. Последние несколько часов выдались достаточно напряженными, поэтому молодой человек со своеобразной радостью обнажил артефакт. Но не успело заклинание выгнуть тело женщины в разы сильнее, как палочка была направлена на Алтею и терпкая боль скользнул по ее телу, пробираясь от ног по животу и, цепляясь пальцами за грудь, сдавила ей горло в ответ. - Вот теперь точно здравствуй, - мысленно прошептал Эван, не видя необходимости озвучивать вслух очевидное. Реакция на действия была более правдивой и естественной, чем слова и мысли. Последние можно было подстроить под ситуацию, но эмоции всегда бывали настоящими, даже если контролировать их с ювелирной точностью. Подарок к возвращению снова выгнулся, когда Розье вернул ей внимание. Женщина попыталась закричать, но заклинание мешало звукам покидать ее рот. Эван мимолетно осмотрелся в поисках сподручных средств, которые могли бы подпитать его фантазию. Поблизости обнаружилась только сонная и запоздалая змея, которая так неудачно высунулась наружу. Возможно, она прослышала про события сегодняшнего дня, а возможно - ей просто понравился запах крови, но в любом случае, Розье легким взмахом движения притянул рептилию, вытягивая ее ровнее и повернул голову к Алтее. - Так что привело тебя сюда? - спросил он совершенно спокойно, параллельно прощупывая мысли жертвы и отмечая, что перед ним плод любви полукровки и маггла, не очень удачный, к слову. Змея попыталась сопротивляться, но Розье был не в настроении воевать и с ней, поэтому легким пинком он раздвинул ноги женщине, вспоминая старые слизеринские шуточки про большого змея. Друзья пугали им девочек, которые краснели и сбегали. Следуя заклинанию, змея скользнула вверх по ногам женщины, исчезая в ней. Наблюдая за тем, как выгнулось в жуткой судороге тело жертвы, Розье надавил ей ногой на грудь, мгновенно теряя интерес и снова поднимая глаза на Эйвери. Словно не происходило ничего необычного. Впрочем, они всегда так общались - пытали, параллельно обмениваясь репликами, задавая друг другу вопросы или что-то говоря. У них обычно не было времени посидеть с чашечкой кофе и обменяться последними новостями, а вот поговорить на задании, не отвлекаясь от него - было приемлемо и логично. Их глаза снова встретились - лед и синева, небо и море. Эван чуть повел головой, лед отразил последние лучи заходящего солнца и молодой человек слегка дернул уголком губ. Все это было понятно только Эйвери, которая знала его достаточно хорошо. За два более близких года успела изучить. И глядя на нее, хотелось верить, что она скучала по нему весь этот год, что он был мертв. Держать эмоции под контролем было проще, чем казалось, но иногда некоторым нужно было давать выход, чтобы они не томились внутри слишком долго. Для Эвана прошло всего два месяца с их последней встречи. И он уже успел соскучиться по ней - как по напарнице, как по коллеге, как по опытному соратнику, который без видимых проблем лишал жизни любого, как по девушке, которая превращала боль в удовольствие. И думая об этом, в мыслях на заднем плане мгновенно загорался огонь, отражающийся в синих глазах. Обращать внимание на посторонний шум они не стали, люди постоянно издавали звуки, чем-то гремели или слишком громко говорили, мешая друг другу. Но все это происходило на главной улице, а на более узкие и одинокие никто не совался. Заметив, что Алтея отвела взгляд, вслушиваясь в чужие мысли, Розье едва ощутимо коснулся кончиком артефакта ее бедро, повторяя волны приятной боли. Он никогда не старался сделать ее резкой или чрезмерной, всегда точно зная, сколько боли было необходимо. И это, возможно, спасало его от лишних круцио в свой адрес.
[AVA]http://funkyimg.com/i/2GZhJ.gif[/AVA]

+1

7

Алтея в очередной раз посмотрела на Эвана, как на человека, который не учился на своих ошибках. Тело, судя по мыслям, спрятанное в скрытом от глаз особняке, все равно является уликой. Кто-то рано или поздно мог обнаружить его, воссоздать последние события, выстроить логическую цепочку. Авроры не были так глупы, как выглядели внешне. Но пожирательница не успела отправить в парня очередное круцио, получив мысленный ответ. Он вполне сходил за правду, но только на первые несколько дней. Пока не уляжется шумиха с порталами, пока хозяин не разберется с теми, кто пришел помешать. Как только ситуация немного выровняется, кто-то обязательно заметит пропажу. Эйвери опустила артефакт, не мешая Розье настраиваться на жертву.
Возможно, стоило и правда подождать. Судя по воспоминаниям, последние сутки для него выдались не слишком спокойными. Если учесть, что Эван не только умер, но еще и воскрес, то надеяться на здравый и чистый рассудок в таком случае было глупо.
Тея отвлеклась от собственных мыслей, почувствовав резкую боль в ногах. Скользнув взглядом по напарнику, она задержала дыхание, наслаждаясь ползущим по телу импульсу. Можно было предположить, что это было то самое круцио, но очень быстро пожирательница поняла, что все не так просто. Не ожидая резкого нападения, она не успела выставить блок, теперь во всей красе чувствуя тиски, в которых оказалось ее тело. Наверное, именно этого не хватало. Внезапных поступков, резких движений, характерных заклинаний. Стиснутое горло заставило Эйвери немного запрокинуть голову, в полной мере отдаваясь удушью. Недостаток кислорода в первую очередь сказывался на помутнении сознания, веки опускались, а темнота и боль в горле лишь поддевали сильнее. Алтея даже не пыталась вырваться, прекрасно осознавая, что не этого хочется.
- Вот теперь точно здравствуй.
Она прижала ладонь к горлу, прекрасно зная, что еще немного и зрачки расширятся от резкой подачи кислорода. Когда хватка ослабла, пожирательница жадно вдохнула воздух, немного наклоняясь вперед и выравнивая дыхание. Приятная боль в гортани и подрагивающие пальцы от неожиданного прикосновения, и Эйвери вновь чувствует себя на своем месте. Слабость, недостаток, уязвимость, но зато все так, как надо. Без пустоты, без странной неполноценности. Она сжала горло, вынуждая то постепенно привыкать к постоянным вдохам и выдоха. Едва заметная улыбка больше походила на ухмылку, но предвкушение, зарождающееся где-то внутри, значительно поднимало настроение.
Взгляд коснулся змеи, что уже была в руках у Розье, когда пожирательница выпрямилась и совладала с собой. Она не любила показывать свое удовольствие, предпочитая скрывать его до определенного момента. Всякие игры должны были оставаться играми. Тем более спустя столько времени. Здороваться в ответ не было смысла, потому что он знал, что следующий шаг за ней. Да и Алтея это знала, только не спешила. Она еще была недостаточно недовольна, чтобы предложить ему расслабиться под лишней парочкой пыточных заклинаний.
- Так что привело тебя сюда?
Эйвери откинула останки недавних гостей, которые оказались на этой дороге в неудачное время. Внимание должно было сфокусироваться на женщине, что теперь посчастливится познакомиться с Розье. Тяжело было сказать, насколько хорошей игрушкой она станет, учитывая, что из-за себя же и оказалась в подобной ситуации, но пожирательница не отвлекалась на философию.
- Задание, - коротко ответила Алтея. Все ее перемещения как по Лондону, так и по континенту были мотивированы желаниями хозяина. Если бы не Кэрроу, которая не справилась с людьми из будущего, то Эйвери здесь вовсе бы не было. Но когда Темный Лорд сказал бы ей о том, что Розье выжил? Не в ее стиле было задавать лишние вопросы, но этот достаточно упрямо напрашивался. Одернув себя, девушка оглядела мучающееся создание перед собой. - От Кэрроу сбежал нужный хозяину парень из будущего, - все же пояснила она, едва заметно кивая и тем самым предлагая заглянуть ей в мысли. Без ее разрешения прикасаться к сознанию пожирательницы было запрещено. Об этом знал каждый, а если нет, то узнавал с помощью последствий, которые были не только болезненными, но и запоминающимися.
Алтея воспроизвела события своего прибытия в Дырявый котел и все подробности, что удалось узнать. Во всяком случае информация теперь была и у Эвана, поэтому можно было не переживать о провале задания. Сбежавшие от Алекто не убегут далеко, учитывая, что сам Темный Лорд требовал доставить одного из них к нему живым. Раз Розье выслужился уже убийством грязнокровки, то Эйвери может порадовать хозяина ценными данными. Наверное, не стоило задерживаться в этом месте дольше необходимого, но скулящее создание под ногами не оставляло ничего другого. С одной стороны, можно было попросить Эвана не церемониться, а быстро завершить начатое. С другой - этого явно будет мало для того, чтобы избавиться от недовольства за целые сутки.
Она опустила взгляд на кончик артефакта, что коснулся ее бедра, и едва заметно закусила губу, сжимая пальцы в кулак. Чьи-то громкие мысли не отвлекали от волны боли, что приятно будоражила тело. Тея коснулась пальцем дерева артефакта, проводя подушечкой по нему и неосознанно, но все-таки добавляя силы заклинанию.
Змея в теле женщины прогрызала себе путь под кожей, совершенно забывая о том, что совсем недавно не испытывала жажды человеческой крови. Направляя свою волшебную палочку на тело жертвы, Алтея отправила круцио на склизкое создание, заставляя его резко вздрагивать где-то в районе грудной клетки женщины. Сладостный хрип, усиленный специальным заклинанием, походил больше на крик, наполненный ужасом. Но Эйвери хорошо знала каждую игрушку, с которой приходилось играть. Ублюдкам нравилось кричать. Нужно лишь было подобрать правильный инструмент. Например, переломать одно ребро за другим, протыкая обломанными концами податливую грязную кожу. Медленно и нерасторопно она кромсала ребра женщины по очереди, подхватывая пальцем артефакт Розье и скользя его кончиком по своему бедру. Волны боли сковали весь ее бок, но и этого было мало. Год отсутствия не окупался такой малой долей. Можно было больше. Нужно было больше. Тея сделала шаг в его сторону, когда женщина взревела от боли, стоило змее проползти по ее оголенному сердцу. Жаркая мышца и хладнокровное создание. Идеальное сочетание.
Пожирательница заставила ребра болезненно срастаться, постепенно сковывая голову змеи под грудной клеткой. Артефакт Эвана уже касался ее шеи, оставляя за собой красную полосу от пыточной вязи заклинаний. Наступив каблуком на женщину, Алтея почувствовала, как захватывается собственное дыхание. Боль пронизывала все тело, отдаваясь даже в висках и кончиках пальцев, но снова казалось, что этого было мало. Мимолетно прикрыв глаза, она вжала кончик волшебной палочки в живот Розье, медленно, едва ощутимо отправляя леденящее заклинание по его коже. Водолазка явно была лишней, но Эйвери знала, какой именно силы достаточно, чтобы пытка получилась сладостной, а не колющей. Крепче сжимая основание артефакта, она коснулась его спины ладонью, придерживая на месте и едва заметно усиливая заряд магии. Вряд ли это сошло бы за объятие в знак приветствия, но большего ожидать не приходилось. Полукровная дрянь содрогалась от движения змеи около ее сердца, явно желая уже приблизить тот самый укус. Когда как Алтея сильнее надавила каблуком ей между груди, проводя ладонью по поясу Эвана и все больше уверяясь, что он на самом деле выжил. Заклинание получилось сильнее, чем она планировала, но пожирательница удержала его на месте, постепенно ослабевая давление и добавляя немного тепла сверху охлаждения. Совсем немного. Чтобы понял, что скучала.
Ответный разряд боли коснулся ее кожи, когда Эйвери резко напряглась. Не от ощущений, а от громких мыслей. Характерный хлопок раздался слишком близко, чтобы его не услышать. Наложив силенцио на женщину в очередной раз, Алтея, недовольная чужим вмешательством, повернулась в сторону, откуда раздавался несвязный поток переживаний. «Поттер». «Темный Лорд». Пожирательница посмотрела на Эвана, намекая поторопиться. Ладонь уже удобно сжимала артефакт, направляя его на гостью.
Невысокая, молодая, даже можно сказать, юная, перепуганная. Заглянув ее сознание глубже, Эйвери поджала губы, понимая, что побег от хозяина никогда не заканчивался ничем хорошим. Тем более побег через окно. Короткий взгляд в сторону Розье и медленный кивок. Легилименция - хороший навык, но за годы совместных заданий им хватало и этого. Тело все еще до конца не отошло от боли, которая отдавалась в кончиках пальцев, поэтому Тея встряхнула плечами, приказывая себе собраться. Проблема не появлялась одна. Лорд упустил уже одного путешественника во времени, но это случилось в Хогсмиде и при Алекто. Что же тогда будет, когда он узнает, что из его собственного особняка сбежало еще одно… отродье. Эйвери выпрямилась, проверяя догадку. Мысли, воспоминания, события все подтверждали.
Грязнокровка.
Не дожидаясь пока девчонка выберется из своего укрытия, она резко дернула ее в воздухе, подвешивая лицом к небу. Артефакта при ней не было.
Маггловский выродок сбежал из-под носа хозяина? Тея направила на нее маскирующее заклинание, резко погружая в темноту. Иллюзия, но хорошая возможность обдумать действия. Паника несколько минут, потом попытка совладать с потерянным зрением. Хватит времени, чтобы вернуть зверька в клетку.
- Эван, - произнела Алтея, кивая в сторону девчонки и тем самым спрашивая, знакома ли она ему. Эйвери не составило труда узнать ее имя и причину перехода через портал. Еще несколько мгновений и очередная партия секретов оказалась доступна для пожирательницы. Швырнув беглянку, она дождалась пока ослепшая и онемевшая дрянь ударится спиной о холодную землю. Рано было возвращать зрение, рано было раскрывать себя. Стоило сразу же аппарировать ее к хозяину и не тратить на нее время.
[AVA]http://s3.uploads.ru/hYudm.gif[/AVA]

Отредактировано Althea Avery (2018-06-01 21:26:59)

+2

8

Дополнительно: 18 лет. Удачливая неудачница
Внешний вид: хлопчатобумажные тёмные брюки, бежевый классический свитер с горлом. Сверху накинута мантия. Всё потрёпано жизнью, пыльное
Состояние: уставшее, отчаявшееся
С собой: ... надежда?


Бежать. Прятаться по кустам, выдвигаться вновь и бояться. Гермиона никогда так не боялась просто идти. Даже в те перемещения по лесам и бог знает где ещё не заставляли внутренности скручиваться в немом ужасе. Потому что там она была не одна.
Она никогда не была одна. Всегда была помощь и поддержка. Золотое трио, дружба, магия... Это всегда было с ней. Давало ей фору, давало ей возможность остановиться и подумать. Спрятаться за дружеской спиной или, наоборот, биться ради ребят. Терпеть пытки Беллы, зная, что её не бросят. Просто верить, что всё кончится хорошо.
Сейчас, в чужом времени, ей в это не верилось. Надежда теплилась, но не более. Она прекрасно оценивала свои шансы. Возможно, более умным решением было остаться у Лорда. Ждать помощи, быть девушкой в беде. Вместо этого она идёт дементор знает где. Без палочки. Совершенно в одиночестве. Во времени, где озверевшие пожиратели празднуют пик своего превосходства.
Мерлин, как же всё это глупо... Может, и правда стоило вернуться назад, усыпить себя и сделать вид, что так всё и было. Но нет. Она шла к Хогвартсу, надеясь, не зная наверняка, а надеясь, что Гарри там. Или хоть кто-нибудь там. Кто-нибудь, кто поможет. Она не помнила, чтобы хоть когда-то действовала в таком риске.
"Осталось немного... Вот уже виднеется Хогсмид... Нужно быть осторожнее. Обидно будет не дойти всего несколько метров..."
На деле, она всё ждала, пока хоть что-нибудь случится. Не верила, что может быть столько удачи. Надеялась, но... Стоило глядеть правде в глаза.
Ей показалось, она услышала крик. Грейнджер замерла, обняв себя за плечи и стараясь даже не дышать. Секунда. Две. Показалось. Мерлин, просто показалось. Сглотнув, девушка двинулась дальше, стараясь не выходить на открытые участки.
Замок вдали успокаивал. Внушал ощущение безопасности и покоя. Лишь добраться до замка... До Дамблдора, Гарри, хоть Снейпа. Слишком много шансов спастись. Если она дойдёт.
Если.
Не успев над этим хорошенько поразмыслить, Грейнджер, не удержавшись, вскрикнула. Ноги внезапно оторвались от спины, а небо будто бы стало ближе. Широко раскрыв от ужаса глаза, Гермиона даже не попыталась повернуть голову, чтобы узнать, кто это там так подшутил.
Явно не друзья.
Ну вот. Удача кончилась. Как, собственно, и просили.
"Вот и конец... Да?.. Я так и не увиделась с Элли..." - глупая мысль ни к месту. Но до чего же обидная.
Небо почернело. Гермионе на миг показалось, что она теряет сознание. Но нет, обычная темнота. Грейнджер судорожно выдохнула, в панике стараясь придумать хоть что-то. Но кроме бессмысленных мыслей о крике ничего в голову не приходило. Палочки не было. Докричаться она не сумеет ни до кого.
Несмотря на темноту, гриффиндорка зажмурилась, смаргивая непрошенные слёзы обиды. Идиотка. Это изначально было плохой идеей.
Женский голос. Незнакомый. Незнакомое имя. Или знакомое? Ненужный сейчас анализ.
Она не удержалась от очередного короткого вскрика, когда тело вдруг понесло куда-то в сторону и вниз. Лопатки больно ударились об землю, по позвоночнику тоже прошлась неприятная боль. Но не критическая. Кажется. Темнота не развеялась, но Гермиона, скорее на автомате, с трудом присела и даже немного отползла в сторону. Бежать не имело смысла. Врежется в дерево или того же пожирателя. Где теперь Хогвартс - неизвестно. Да и будь она первым бегуном мира, она бы просто не успела.
... Только если...
Непонятно как быстро поднявшись, Гермиона решилась на дерзкую попытку трансгрессии к дому на Гриммо. Просто попытаться. Успеть. Куда-нибудь.
[AVA]http://sg.uploads.ru/FhHrG.gif[/AVA]

+2

9

- Задание. От Кэрроу сбежал нужный хозяину парень из будущего.
Эван чуть склонил голову вбок, всматриваясь в лицо Алтеи. Безмятежное, равнодушное, красивое и холодное. Она нечасто разрешала посещать ее мысли, поэтому Розье всегда старался делать это осторожно, за исключением тех случаев, когда намеренно ощутимо бился в двери ее сознания, давая понять, что это именно он поблизости. Но сейчас на шутки времени не было. Если Эйвери прибыла сюда с заданием, то значит Лорда все еще не успокоился. С самого утра он был погружен во все эти дела с порталами, а пленники все прибывали и прибывали, словно кто-то поместил их в один большой мешок и периодически встряхивал его над убежищем Хозяина. Все Пожиратели были задействованы в этот момент - каждому, наверное, было поручено пойти и найти того или иного путешественника во времени, который мог оказаться полезным. Осторожно скользнув в мысли Эйвери, Розье проследил взглядом за каждым добытым ею фрагментом, соединяя их и получая более или менее определенную картинку. Из всего увиденного получалось, что Алекто тоже искала здесь кого-то, кого угодно, кто мог оказаться важным и нужным, и ей видимо очень повезло наткнуться именно на этих двоих, но что-то пошло не так. Эван не узнавал их, но что-то знакомое угадывалось в этих фигурах. В обеих фигурах. Но имя, которое удалось раздобыть коллеге, не увязывалось ни с чем и ни с кем. Естественно, оно было ненастоящим, только глупец назвал бы свое в такой ситуации, но некоторые люди использовали чужие имена с намеком на собственные. Эмма Сандерс - ему ни о чем не говорила. Мысленно перебрав возможные варианты, Розье пришел к заключению, что возможно сочетание имени и фамилии имело какое-то особое значение для молодого человека, который был в компании этой Эммы, но его имени не было известно. Также была высока вероятность, что эти двое назвались первыми попавшимися именами, поэтому Эван и не мог проследить логической цепочки, не мог связать их с кем-либо отсюда. Если они и правда пришли из будущего, то тут, в этом времени, однозначно должны были присутствовать их родственники, возможно даже родители. Розье отступил на шаг, выскальзывая из мыслей Алтеи и задумчиво глядя перед собой. Проще было наведаться в номер "304" и просто посмотреть на искомых, прочесть их мысли и понять, кто они такие и зачем так нужны Хозяину. Действовать нужно было осторожно - сперва обезвредить парня, надежно обездвижить его и очень долго и мучительно пытать девушку, чтобы все самые необходимые мысли вспыли на поверхность. Копаться в чужом сознании, перебирая все воспоминания слой за слоем не всегда было интересно и полезно. Тренируя свой навык, Эван зачастую видел такое, о чем мечтал забыть почти сразу. И это при том, что смутить или вызвать в нем брезгливость было крайне сложно. Но некоторые жертвы были сами по себе омерзительными, занимались непонятно чем и это нисколько не радовало Пожирателя.
Но довести мысль до логического конца и придать ей изюминку в финале у него не получилось, так как Алтея решила порадовать его ответной порции боли. Мороз коснулся его кожи, сковывая в самых неожиданных местах. Боль приятно растеклась по телу, заставляя молодого человека на мгновение прикрыть глаза, не слушая более агонических стонов жертвы. Своя агония была куда приятнее и роднее. Розье почувствовал прикосновение к своей спине, удерживаясь на ногах и чувствуя, что боли стало больше. Холод охватил уже все тело, медленно и больно покалывая везде, но в какой-то момент по телу прошла волна тепла. Чувство, которое сложно было назвать объятиями, но именно это и были они. Эван даже едва заметно дернул уголком губ, ощущая, как выросло напряжение. Такое приятное и словно давно забытое. Последний раз, по своим меркам, он испытывал эти приятные ощущения около двух месяцев назад. Дела Лорда обязывали всех Пожирателей выполнять поручения четко и строго, поэтому у них не было времени на интимные перерывы, чтобы доставлять друг другу ту самую приятную боль. Розье облизал губы, приоткрывая глаза и коснулся кончиком артефакта спины Алтеи, перебрасывая и ей немного агонии, но уже не такой холодной. Он знал, что она предпочитает огонь. В этом плане они были идеальными напарниками - Эйвери походила на пламя, которое горело ровно и стабильно, но стоило цели появиться, как оно беспощадно поглощало ее, а Эван был как лед - пронизывал холодным взглядом, замораживая своим спокойствием и невозмутимостью, а вишенкой на леднике была жестокая пытка льдинками, которые пробивали тело насквозь. Но сейчас Розье заметил, что Алтея отвлеклась от их небольшой игры на двоих и проследил за ее взглядом. Легилименция у девушки была развита на высоком уровне, поэтому он всегда доверял ее ментальному слуху и если она напряглась, что это означало только одно - кто-то интересный на подходе. Однако, легкая тень хмурости тонко намекнула, что возможно этот кто-то не совсем нужный. Перехватив кивок, Эван опустил глаза на онемевшую жертву и лениво направил артефакт на нее, слегка покрутив им. Органы стали закручиваться спиралью, вены и сосуды обрывались, кровь вытекала из всех доступных отверстий, а ребра прорезали новые.
- Эван.
Розье резко повернул артефакт, ломая шею жертве и вторым взмахом палочки отбрасывая ее на траву. Та мгновенно проросла еще немного, обхватывая тело женщины и словно пожирая его, но на деле образовался заметный холмик, напоминающий могилу. Пожиратель вскинул глаза, внимательно изучая девчонку, но ничего знакомого в ней не увидел. Просидев у Лорда с пару часов, он был слишком занят собственным трупом, чтобы акцентировать внимание на пленниках, которые обильно поступали к Лорду. Помедлив, Эван бесцеремонно коснулся сознания девушки, выхватывая обрывки мыслей, но Алтея уже швырнула новую жертву на землю, давая той вкусить свою порцию боли. И девушка даже наивно попыталась аппарировать. Конечно же наивно, конечно же глупо. Они были в центре Хогсмида, только с задней его стороны и были слишком близко от Хогвартса, а трансгрессия работала только за пределами деревни, ближе к самой станции. Понаблюдав за тщетной попыткой девушки исчезнуть, Розье мягко шагнул ей навстречу, нацеливая артефакт ей на шею. Невидимый жгут сдавил ей горло, мешая дышать.
- Грязнокровка, - констатировал он, подразумевая тот факт, что нормальный волшебник был бы в курсе насчет аппарации, а эта девочка явно что-то спутала с чем-то, поэтому для верности Розье слегка покрутил палочкой, затягивая невидимые путы на шее и мешая гостье дышать. Но перехватив взгляд Алтеи, Эван резко опустил руку, роняя девушку на землю. У них был богатый улов - два искомых путешественника возможно в комнате в таверне, одна гостья из будущего перед ними, еще парочка уже мертвых жертв. Пожалуй, им не стоило так обильно орошать Хогсмид кровью невинных, чтобы не привлечь внимание Министерства. Тем более, что Эван подозревал, что его воскрешению там будут не очень рады. Хотя, этот странный Муди точно решит убить его второй раз. И вряд ли сделает это магией, чтобы точно убедиться, что Розье мертв. - Спешить уже некуда, - холодно произнес Эван, констатируя факт. Девушка, кем бы она ни были и куда бы не мчалась со всех ног, уже явно никуда не попадет. - Сразу вернем ее обратно или можно не спешить? - Пожиратель специально задал вопрос вслух, чтобы жертва услышала его и осознала, что ее ждет. Но на самом деле, она могла знать чуть больше о тех, кто был в гостинице и Эван перевел взгляд на девушку, чуть склоняя голову набок. - А как ты попала в портал? - задал он самый простой вопрос, который только можно было произнести. И это вызвало желаемый эффект, мысли в голове у жертвы вихрем закружились, смешиваясь, но Розье сумел ухватиться за более знакомый образ парня, который уже видел в мыслях Алтеи. Но девушка слишком нервничала и была полна внутреннего недоверия до сих пор, поэтому имя молодого человека упорно ускользало от Розье. А это чуть-чуть раздражало. Совсем немного. Настолько, чтобы укол боли встряхнул глупую девушку, чтобы она перестала думать обо всем подряд. Но в следующий миг Эван сжал пальцами артефакт, опуская его и подступая к Эйвери, аккуратно отводя прядь ее волос назад. Не касаясь кожи. Словно спрашивал, что она думала? Что нашла?
[AVA]http://funkyimg.com/i/2GZhJ.gif[/AVA]

+2

10

Алтея вчитывалась в мысли Гермионы, опуская артефакт и оглядывая девчонку перед собой. Неподвижная, мечтающая о криках - то, что нужно. Пожирательница покрутила запястьем, обходя жертву и раздумывая о том, что можно с ней сделать. Сбежать от Темного лорда через окно оказалось самым глупым решением, которое она приняла с… Эйвери склонила голову набок, сосредотачиваясь на воспоминаниях Грейнджер. С того момента, как шагнула в портал. Их было много, кажется, больше четырех человек.
Тея потеряла связь с картинкой, когда девчонка резко подскочила и решила аппарировать к поместью Блэков. Пожирательница не сдвинулась с места, прекрасно зная, что любая трансгрессия в данном месте запрещена, как сильно бы студентка из будущего ни старалась. Может, в последующие годы они нашли способ обходить это правило, но на данный момент все, что она могла сделать, - кричать. Эйвери передернула плечами от предвкушения, что растекалось по позвоночнику. Даже посмотрела на Розье, который схватил Грейнджер и напомнил о ее положении. Судя по ее мыслям, именно этого ей и хотелось.
Нельзя было увлекаться, нужно было вернуть заложницу хозяину. Но, с другой стороны, никто не запрещал проучить девчонку, которая вдруг решила, что от каждой глупости легче всего сбежать. Типичное грязнокровное мышление. Даже артефакт успела потерять, не говоря уже о том, чтобы позаботиться о своем друге, которого оставила позади. Алтея отрицательно качнула головой, когда Эван схватил Гермиону за шею, лишая такого бесполезного кислорода. Маленькое тельце тут же начало извиваться в воздухе, но какая польза от этого? Их задание заключалось в другом, а убийство одного из потенциальных информаторов, - глупая затея. Эйвери сосредоточилась на мыслях мерзкой дряни, вновь обходя ее и останавливаясь напротив. Что такого в особняке Блэков? К кому она собиралась бежать? Почему именно это место?
- Сразу вернем ее обратно или можно не спешить?
Тея взглянула на Эвана. Давно она не находилась в такой ситуации. Давно не слышала слов, произнесенных вовремя и с правильной интонацией. Наверное, пожиратели правильно делали, что видели в Розье конкурента. Его убийство - возможность возвыситься в кругах хозяина, но в то же время и невероятная опрометчивость. Они лишились волшебника, который мог бы с закрытыми глазами вспороть грязное тельце, выпотрошить его, а потом сшить обратно, чтобы жертва продолжала жить и волочить свое бесполезное существование. Пытки выродков магглов могли затянуться, могли быть короткими, но всегда были эффективными и полезными. Наверное, поэтому Эван находился на хорошем счету у Темного лорда, что не скажешь о многих носителях масок. Скорее всего - поэтому. Выполненное задание заслуживает похвалы, череда удачных вылазок - уважения.
- Нужно дать ей то, за чем она пришла, - привычным для себя, но привычно пугающим для жертв холодным тоном ответила пожирательница. Артефакт вычертил в воздухе нужную комбинацию, заставляя тело Гермионы изогнуться в дуге. Боль должна была коснуться ее ног, медленно и жгуче расползаясь выше.
- Ты же так хотела покричать, - обойдя девчонку сбоку, мягче сказала Тея, - я тебе помогаю, дрянь, - жестче добавила она, резко вскидывая волшебную палочку и заставляя Грейнджер вжаться лицом в грязную землю. Силенцио все еще было в силе, но иногда случалось, что безмолвные крики выходили куда приятнее и громче, чем те, для которых требовались голосовые связки. Дрожь тела отлично говорила за себя в любой ситуации.
- Будь благодарной или тебя твои грязные родители забыли научить манерам? - вовремя вскидывая голову жертвы за волосы, Эйвери дала ей возможность отдышаться и осознать, что теперь не будет возможности сбежать. Она попала в руки тех, от кого живыми не уходят. Разве что ползут. И то только по желанию пожирателей.
- А как ты попала в портал?
Алтея отпустила девчонку, снимая с нее силенцио, но все еще оставляя ослепленной. Гермиона Грейнджер и так слишком много знала, чтобы еще и увидеть лица тех, кто поймал ее в нескольких шагах от спасительного замка. Пожирательница даже усмехнулась, переводя взгляд на высокие башни Хогвартса. Нельзя сбежать от своей участи. Грязная кровь - это проклятие. Яд, который разрушает все изнутри, отравляя присутствующих вокруг. Если не такие, как Грейнджер, то жизнь была бы куда скучнее, но в то же время правильнее.
Иллюзия безопасности на территории школы должна была разрушиться для нее так же болезненно, как ее присутствие сказывается на всем чистокровном обществе. Грязные паскуды размножаются, не оставляя выхода волшебникам. Они не только приезжают в Хогвартс, но и думают, что могут устанавливать свои правила. На самом же деле грязнокровки не могут ничего. Все, чего от них можно ожидать по праву, - симфония криков. Судя по воспоминаниям девчонки, это она умела делать отлично. Даже жалко, что Алтея не успела вовремя оказаться в особняке хозяине, чтобы вдоволь проверить ее способности.
- Возможно, она просто забыла, - ответила Эйвери вместо Грейнджер, не раскрывая своей возможности перед ней. Если она хотела спастись у Блэков, возможно, ей известно, что могут делать легилименты. Все-таки грязнокровка, пусть и без палочки, но была смышленой. Самое убогое сочетание - ум и внутреннее воплощение. Можно сколько угодно пытаться казаться талантливой волшебницей, но никогда нельзя обмануть кровь и природу.
В любом случае, если ей удалось встретиться с Фоули и незнакомым парнем… Эйвери поджала губы, продолжая гулять по воспоминаниям Грейнджер. Эта девчонка успела побывать, кажется, везде, где только можно. Везению должен был прийти конец. На Гриммо ее ждали. Кто-то, судя по ее мыслям, мог защитить ее. Пожирательница продиралась сквозь воспоминания, пытаясь найти то, что связано с порталами и с Блэками. Старший сын - разочарование всего чистокровного общества, младший - надежда. Не хотелось бы обнаружить связь между грязнокровкой и Регулусом. Но Алтея то и дело натыкалась на его имя, все больше настораживаясь. Она прекрасно помнила, как относился хозяин к младшему Блэку. Если ей придется принести ему очередные плохие новости, то это ничем хорошим для нее не закончится.
Наконец картинка стала яснее.
Регулус Сириус Блэк стоял рядом с порталом. Серьезный, сосредоточенный, кажется, в плохом настроении. Тея сконцентрировалась на происходящем в голове юной падали, жадно цепляясь за множество деталей. Регулус Сириус Блэк из будущего выглядел точно так же, как тот путешественник во времени, которого Алекто упустила. Только с ним не было девчонки, лишь очередной парень. Эйвери заставила Грейнджер сесть на земле и склонилась к ней.
- Знаешь, что я делаю с грязными выродками, которые путаются с чистокровными волшебниками? - спросила Тея у Гермионы и посмотрела на Эвана, упираясь кончиком артефакта в щеку жертвы. - Регулус Сириус Блэк - сын Блэка, пришел из будущего, Алекто его упустила, - мысленно передав ему то, что удалось узнать, она в то же время заставила Грейджер замереть на месте. - Мы знаем, где Рональд Уизли, - проворковала Алтея, возвращая внимание девчонке. Такой нужный в этой ситуации блеф. Удостовериться, с кем пришел Блэк из будущего, разобраться, чем он уникален, схватить его дружка, а потом всех вчетвером отвести Лорду. Можно попросить его о личном времени с Грейнджер. Она слишком красиво кричала, чтобы отдавать ее прочим глупцам. А пока можно немного поиграть.
[AVA]http://s3.uploads.ru/hYudm.gif[/AVA]

+2

11

Ну конечно же.
Кажется, она со слепу и с перепугу не сообразила, какие метры разделяют её от "трансгрессия разрешена" до "трансгрессия запрещена". По расчётам, совсем несколько метров отделяли её от спасительного участка, но... Какой теперь в этом толк?
Всё это Гермиона сообразила за секунду до того, как ничего не получилось.
Что-то сдавило шею. Болезненно, мешая вдохнуть. Руки сами потянулись к горлу, но ничего не нащупали. Магия. Конечно. Какой нормальный пожиратель смерти будет пачкать руки, делая что-то без волшебной палочки.
- Грязнокровка.
Незнакомый ей голос, но слишком знакомые слова. Грейнджер в отчаянии уставилась перед собой, до сих пор ничего не видя, но оттого ещё хуже ощущая всё происходящее. Аппарировать не удалось. Она стоит тут, как дура, без волшебной палочки, без ничего, что могло бы спасти. Попытка вытолкнуть воздух из лёгких обернулась ничем. Секунда, две, вечность... Всего несколько мгновений, слишком долгих, перед тем, как невидимый жгут исчез, давая Грейнджер свалиться на колени и судорожно выдохнуть в попытках наладить дыхание. Беспомощность. Совершенная беспомощность. Где твои мозги, Гермиона? Где твои друзья? Нет ничего, совсем ничего нет.
Пожиратели начали обсуждение. Кажется, двое, но легче от этого не становится. Хотелось собственноручно придушить себя за то, что продолжает здесь что-то анализировать, хотя было бы лучше просто успокоиться. Сделать вид. Попытку. Страх ещё не проснулся внутри, не вытек наружу, был пока лишь на уровне принятия неизбежного.
К тому же... Хотелось сохранить какие-то остатки гордости. Если это возможно, когда ты, ослепшая, находишься на коленях.
- Нужно дать ей то, за чем она пришла.
Грейнджер затаила дыхание, сглатывая слюну. Как она ненавидела эти пожирательские загадки. Как кошки играют с нею. Знала она уже эти приёмы, только вот осознание не создавало для неё спасительного невидимого щита. Для того же "протего" нужна волшебная палочка.
Ожидание... Пугало. Казалось, время тут изменило свой ход, ибо секунды длились часами. Часы до того, как в ногах вдруг стрельнула жгучая боль. Стрельнула и не отпустила, поползла выше, будто сама Гермиона вдруг оказалась посреди бушующего костра. Испуганно округлив глаза, девушка даже предприняла инстинктивную попытку отползти от этой боли, но невидимая рука вдруг с силой вдавила её лицом в землю. Какая-то женщина говорила рядом с ней. Что-то говорила. Гермиона не слышала, стараясь не растворяться до конца в этой боли. Она проходила по позвоночнику, заставляла барахтаться, заставляла скручиваться. Земля чудом не забилась в глаза, но забилась в рот, какой-то камень неудачно прошёлся по щеке, до крови расцарапав. Воздух. Лицо более не прижато к земле, щека горит, а по телу неприятная дрожь. Беззвучно всхлипнув, Гермиона закусила губу.
Здесь не было более друзей этажом ниже.
Не было надежды.
- Будь благодарной или тебя твои грязные родители забыли научить манерам?
Выдохнув, Гермиона всё также слепо уставилась куда-то в одну точку. Волосы сбились, по щекам дорожки от слёз.
"Тебя-то, видимо, чистейшие учили," - пронеслась сама по себе мысль.
- А как ты попала в портал?
Почувствовав свободу, Гермиона снова рухнула на колени. Горло отпустило, значит, силенцио тоже сняли. Надеются на диалог?.. Воспользовавшись моментом, девушка утёрла тыльной стороной ладони лицо, натыкаясь на кровь.
"Они наверняка тоже читают мысли... И воспоминания... Плохо... Очень плохо."
Это Гарри, а не её учили защищать своё сознание. Сама Грейнджер об этом лишь читала, но практики не хватало. Она кожей ощущала, как её попытки спрятать воспоминания разбиваются в пух и прах. Возможно, не стоило сопротивляться даже, но... Иначе просто не получалось.
Женщина, слишком рядом, слишком близко, заговорила, отвечая за неё. Гермиона уткнулась взглядом куда-то в землю, демонстрируя нежелание отвечать. Пусть сами разбираются. Они, слишком важные, слишком уж умелые. Пускай сами.
- Знаешь, что я делаю с грязными выродками, которые путаются с чистокровными волшебниками?
Она уже ненавидела её. За кошачьи повадки, за явную страсть к унижениям. Кончик волшебной палочки упёрся в щёку, заставляя Грейнджер сглотнуть и, по возможности, затаить дыхание. Грязнокровка, грязный выродок. На третьем курсе это звучало куда обиднее, а сейчас страшны были не слова, а действия.
Тогда она это не понимала.
- Мы знаем, где Рональд Уизли.
Это заставило что-то упасть в ней. Рональд... Шагнул ли он в портал? Нашёл ли их? Или действительно попал к пожирателям? Откуда они вообще о нём знают? Он им говорил? Вряд ли. Она даже не представилась.
"Вот вы себя и выдали. Хотя... Толк в этом какой?"
Просто подтвердились опасения. И, к сожалению, в этом не было никакой для неё выгоды.
Гермиона поджала губы, напряжённо "глядя" вдаль.
- Нет.
Голос прозвучал слишком хрипло. Будто и не её вовсе.
Она им не верит. Провокация. Не пойми зачем, но провокация.
Хотелось верить хотя бы в это. 
[AVA]http://sg.uploads.ru/FhHrG.gif[/AVA]

+3

12

- Регулус Сириус Блэк - сын Блэка, пришел из будущего, Алекто его упустила.
Эван чуть склонил голову набок, давая Алтее возможность самостоятельно разобраться в мыслях Гермионы Грейнджер. Мысленное общение было хорошо тем, что никто не мог услышать их разговор кроме них самих, а посторонним не всегда было нужно знать, о чем именно говорили Пожиратели.
Розье отступил на полшага назад, касаясь кончиком артефакта своей щеки и слегка щурясь. То, что он знал о Сириусе Блэке, никак не вязалось с информацией, что у него в будущем есть сын. Весь этот шум вокруг его побега из дома и решительного отказа жениться блуждал по высшему обществу до тех пор, пока головы чистокровных не были заняты новыми сплетнями. Впрочем, никто и не знал, что на уме у предателя крови и от кого он прижил сына. Возможно, со временем и возрастом Блэк поумнел и остепенился, а может - нет. Эвана это мало волновало на самом деле. Но если сын Сириуса Блэк представлял опасность для магического мира и Темного Лорда, то выход был один - убийство. И Розье нисколько не заботило, что это кому-то принесет печаль. Он убивал не один раз, многих людей. Последнее убийство и вовсе было несколько часов назад. Некоторые поступки приводят к приятным результатам. Например сейчас он был полностью свободен, овдовев в одно мгновение.
Заметив, что Эйвери отпустила девушку, Розье снова шагнул к жертве, аккуратно опускаясь на корточки - изящно и легко, словно только этим и занимался. Все движения Эвана были плавными, почти ленивыми, но четкими. Всегда знал, что нужно делать и никогда не колебался. И это отличало его от многих коллег. Не было такого, что он сомневался в своем решении или оспаривал прямой приказ. Делал то, что велено, без лишних разговоров. Но иногда позволял себе развлечься, особенно если действовал на пару с Алтеей. Они вдвоем умели устроить красивое шоу. И сейчас им ничего не мешало вырезать всю деревню, выложить из тел послание Дамблдору, призывая выйти и искупаться в крови невинных. Они могли утопить в ней каждого, начиная с грязнокровки. Эван чуть склонил голову вперед, касаясь кончиком палочки виска Гермионы. Ему было плевать на ее имя, но важна была информация, которая плескалась в ее сознании, пугливо отскакивая назад. Перепуганная белочка, пытающаяся ускользнуть и забраться на дерево повыше.
- Блэк, Люпин, Поттер, Уизли, - повторил Розье, выхватив знакомые фамилии и поднял голову, глядя на Алтею. - Проще убить всех в нашем времени, - ровным голосом произнес он, словно обсуждал погоду, а не решал судьбы совершенно незнакомых ему людей. - Я помог Поттерам бежать, есть шанс что они меня подпустят близко, - уже мысленно добавил молодой человек, вспоминая недоумение в головах оскверненной семьи. Возможно, он ошибался и Поттеры все равно не станут доверять Пожирателю смерти, но не стоило упускать такой возможности. Картер видела его живым, безобидным, даже помогла ему, проводила вместе с Кэтрин подальше от опасности. Поттеры были спасены от атаки неразумных приспешников и коллег, которые почему-то решили, что шумное нападение сделает им честь. Поттеры должны были погибнуть от руки Темного Лорда, ведь они попытались унизить его, дав отпор. Почему какая-то кучка зазнавшихся волшебников, которые питались падалью, должна была притронуться к жертвам Хозяина? Розье с легким презрением скривил губы, разглядывая Гермиону. Грязнокровка. Жалкое и ничтожное создание, не способное даже защититься. - Хозяин сумеет прочесть каждую ее мысль, - заключил Эван, выпрямляясь и зная о чем говорит. Лорд не просто был легилиментом, он был им от рождения, наверное. Настолько хорошо он умел считывать мысли - словно листал книгу. Без каких-либо сложностей. - Но мы можем использовать ее, чтобы узнать больше. - Розье говорил мало, даже мысленно, и всегда по делу, если ситуация была серьезной. Светские беседы - это фальшь, необходимая на вечерах и приемах, когда он должен был улыбаться и поддерживать разговор с кем-то, чье сердце он мечтал вырвать при помощи обыкновенного Акцио. Вот так просто пожелать и сжать этот орган в ладони, почувствовать, как он остывает. Розье поправил рукава, касаясь кончиком артефакта головы девушки и заставляя ее выгнуться от боли так, что затрещали кости в позвоночнике и ребрах. Самый сладкий звук из всех, которые можно было услышать вообще. Достаточно боли, чтобы мерзавка вскрикнула вслух, захрипела, вот-вот лишилась голоса. Силенцио - чтобы она вопила молча, только расширяя глаза от ужаса. Чтобы ее тело изнывало от агонии, чтобы она мучилась еще немного, осознала - она не попала в рай магглов, а оказалась в аду волшебников. Эван опустил артефакт и повернул голову в сторону Алтеи, словно спрашивая ее о решении и мнении. Им не нужны были слова или мысли, им не нужно было жестами объяснять что-либо друг другу. Все сложилось само собой - они прекрасно понимали друг друга. С полу-взгляда, с полу-слова. Немой вопрос - что делать с девчонкой. Они могли сразу вернуть ее Хозяину, радуя тем, что удалось поймать беглянку. Но могли воспользоваться случаем, наложить на нее Империо и отправить искать друзей, чтобы проследовать за ней и найти остальных. Приказать ей разыскать Регулуса Сириуса Блэка, разыскать всех тех, с кем она говорила у портала, кого знала. - Нет смысла сопротивляться, грязнокровка, - холодно произнес Эван, поворачивая голову в сторону Гермионы. - Уизли рассказал нам достаточно. Ревность - лучшая собеседница, - голос Розье выровнялся, стал ровным и звучал равнодушно, естественно, привычно. - Ты ведь снова выбрала Гарри Поттера, даже не предупредила его, - продолжал он, видя в ее мыслях разговор с двумя парнями из будущего, но не видя рядом никого похожего на Рональда Уизли. - Расстроенный и обиженный юноша, съедаемый ревностью, страдающий от несправедливости, - Розье продолжал давить, но плавно и вкрадчиво. Голос почти смягчился, звучал уже и внутри сознания Гермионы, внося сомнения. - Он даже не боролся, просто плакал, когда пытки стали кровавыми, - шептал Пожиратель уже только в голове девушки, не произнося слова вслух. Ему не нужно было внушать ей образы, она и сама прекрасно справлялась, рисуя себя самые ужасные картины. Эван отступил, мягко выходя из сознания девушки и отступая к Эйвери. Его палочка мимолетно мазнула ее по ноге, пуская легкий разряд боли. Теперь они встретились полноценно. Пытки, боль и удовольствие - святая троица для этих двоих. Розье опустил артефакт, пряча свободную руку в карман брюк и выжидательно разглядывая Гермиону, которая невидящим взглядом смотрела в землю. Она просто не знала. Это лишь начало.
[AVA]http://funkyimg.com/i/2GZhJ.gif[/AVA]

+3

13

- Нет.
Алтея усмехнулась, словно показывая девчонке, насколько неправа она была. Жаль, что та ослепла.
«Нет» не существовало для пожирателей смерти. «Нет» - это ограничение для грязнокровок, для магглов, в чьих жилах течет отвратительная кровь, мерзкая, опьяняющая своим ядом. Она смотрела на Гермиону и видела, как под кожей, по ее венам бежит смердящая жидкость. Красная, яркая, теплая, заставляющая бедное сердечко биться все чаще. Может, оно не справилось бы с нагрузкой, оказывающейся на дрянной организм. Губы девчонки дрожали, а вдохи были частыми, видимо, легким требовалось больше кислорода. Паника или страх? Скорее всего все вместе. Приятно, но не настолько, чтобы остановиться.
- Блэк, Люпин, Поттер, Уизли. Проще убить всех в нашем времени.
Эйвери посмотрела на Розье, сидящего напротив Грейнджер. Спокойный, уравновешенный, знающий цену себе и окружающим.
- Я помог Поттерам бежать, есть шанс что они меня подпустят близко.
Тея кивнула, жалея, что вокруг не было места для лучшего обзора. Можно было присесть, облокотиться на что-нибудь, чтобы тяжесть ушла с плеч, не мешала просмотру и наслаждению от него. Закинуть ногу на ногу, играя с артефактом, гибкость которого позволяла размять пальцы. Маникюр всегда был слишком аккуратен, а кожа - чистой, чтобы прикасаться к жертвам. Алтея не любила прибегать к таким методам, искреннее считая, что любое прикосновение - факт заражения и осквернения. Отпущенное на время сознание грязнокровки, наверное, бушевало яркими красками, но Эйвери лишь огляделась по сторонам, готовясь.
- Проще убить их было сразу, когда каждый из них связался с гнилью, - наконец ответила девушка, поправляя волосы. Пальцы уже сжали волшебную палочку, вырисовывая дугу и накладывая чары на территорию вокруг них. Никто не увидит, лишь услышит. Никто не узнает, лишь будет догадываться. Неуверенность, сомнения, подозрения - идеальная атмосфера для каждой твари, которая думает, что имеет право так себя вести. Сначала помощь грязнокровкам, потом содействие Дамблдору и кучке его щенят, в итоге - что? Победа добра над злом? Но тогда зачем все новые и новые выродки из будущего появлялись в прошлом? Очевидно, слишком плохо жилось там. Алтея повела плечом, разминая затекшую шею. На мгновение захотелось пойти против правил и вступить в портал самой. Увидеть, что значит, когда мир не населен падалью и гнилью, когда воздух чист, а существование грязнокровок вне закона. Не маги должны скрываться, а они. Низшие создания, созданные, чтобы служить.
- Хозяин сумеет прочесть каждую ее мысль. Но мы можем использовать ее, чтобы узнать больше.
Догадывалась ли Гермиона, что происходило вокруг нее, когда Эван пользовался ментальными чарами? Знала ли, что не уйдет из Хогсмида на своих двоих? Приятная мысль согрела внутри, словно то древнее пойло, которым отец постоянно угощал важных гостей. Хранилось оно в подвале, в тусклом и темном, а на свет выносилось только по особым случаям. Воскрешение Розье, пожалуй, сошло бы для своеобразного праздника. А пролитая кровь дряни, так судорожно всхлипывающей от нескольких заклинаний, вполне могла заменить элитный алкоголь. Не качеством, конечно, а удовлетворением после.
- Если сумеет прочесть все, что нужно, значит, язык и губы ей не понадобятся, - Тея заглянула в мысли Эвана, оставаясь ими довольна. Можно было не прибегать к этому, но сомнения все еще не покидали пожирательницу. Воспоминания, конечно, нельзя было подделать, но чувства - это паразиты, способные не только покалечить, но и ослабить. Похвально, что Розье не поддался им, может, стоит и правда открыть ту бутылку. Вернулся из мертвых, узнал, что предали, но выполнил задание, а теперь, кажется, собирался исправить ошибку коллег. Эйвери бы изначально поступила по-другому, заперла бы всех путешественников там, откуда выбраться невозможно. Мальсибер наверняка уже занят делом, но нельзя было пускать все на самотёк. Гости из будущего, ведомые глупыми и призрачными мыслями, оказывались в руках пожирателей, а потом успешно избегали смерти. Блэк - взрослый волшебник, возможно, научился чему-то хорошему у своего папочки, но что делать с этой тварью, извивающейся то ли от страха, то ли от боли? Алтея предпочла, чтобы причиной было последнее, жаль, что скорее всего виной всему первое. Слова Эвана были правильными, четкими, должны были подействовать на чувства и эмоции. Яд и отрава человека, привычка слабых. Привязанность и потребность делают человека только слабым и слепым. Любовь… Бессмысленное чувство, пытка, примененная к самому себе. Не нужно любить, нужно обладать. Хорошо, что Алтея это понимала. Франсуа - отличный муж, если потребуется, сделает все так, как захочет жена, не крутится под ногами, не пытается наставлять или учить, как правильно жить. Может, Гермиона хотела того же от чистокровного Уизли? Уверенности в своем положении в обществе? Прав на что-то, работы, богатства? Но отпрыск обедневших любителей грязнокровок никогда бы не дал ей этого. Тогда эта дрянь хотела любви? Алтея усмехнулась.
Кончик артефакта Розье коснулся ее ноги, и знакомый заряд заклинания растекся по телу. Заинтересованный взгляд на пожирателя - радость его возвращению. Можно было бы вспороть тельце Грейнджер и оставить кровавое послание на воротах Хогвартса. Приветствие воскресшему Розье - предостережение для Дамблдора и его шайки. Стоило найти Уизли и заставить попробовать этой крови на вкус. Как скоро он отключится от омерзения? Сможет ли слизать знак хозяина с ворот школы? Алтея не знала, что из себя представлял ублюдок Артура, но не надеялась на что-то стоящее.
Поймав взгляд Эвана, она дернула Гермиону в воздухе, не видя смысла опускаться на колени перед грязнокровкой. Выпрямив ее, артефакт уж вновь вжался в щеку, болезненно сползая к шее. Игры такие знакомые и такие приятные: напряженный взгляд с коллегой, нескончаемое удовольствие от боли для жертвы. Что знакомое, едва уловимое, но достаточно волнующее, как и прежде.
- Разберемся с ней, - волшебная палочка скользнула по руке Грейнджер, заставляя ее подняться, как куклу. Грязная и мерзкая кукла. Эйвери отошла на шаг, заставляя себя немного успокоится. - Разберемся с ней, отчитаемся хозяину, а потом ко мне, - не приглашение, не просьба, скорее условие и приказ, которые должны были выполниться. Раны на его теле наверняка вновь откроются, но кровь - не помеха.
- Он ждал тебя там, - Алтея посмотрела на Гермиону, надавливая артефактом на ее ладонь и заставляя пальцы друг за другом заламываться. - Он был в подвале у хозяина и ждал тебя. Он верил, что ты придешь, что ты чувствуешь его, что ты спасешь его, - пальцы ломались один за другим, а слепота девчонки постепенно меркла, возвращая ей возможность смутно видеть. - Постоянно мямлил и плакал, даже противнее, чем ты, - Эйвери забралась к ней в память, больно продираясь сквозь мысли, заставляя кричать еще громче. Кажется, голос у девчонки охрип, но и этого было мало. - Ты была всего лишь в нескольких лестницах от него и снова бросила одного, спасая лишь себя и убегая… к кому? К Гарри Поттеру? - правильная картинка, совпадающая с расположением комнат в убежище Темного Лорда. Подвал и правда был неподалеку, стальная дверь, решетка. Сомнений быть не должно. Все слишком красиво складывалось. Упущенный шанс, но зато любовь, от которой все слабеют и становятся беспомощными. Алтея взглянула на Эвана, едва улыбаясь ему, словно ухмыляясь, и оглядывая. Знала, на что давить, ведь еще помнила, что именно он ей объяснил это несколько лет назад. - Думаешь, протянет еще несколько часов без тебя, или сама захочешь вернуться к нему? Пожертвуешь Поттером ради спасения Уизли или Уизли ради Поттера? - заклинание рассекло предплечье девчонки в неопасном, но удобном месте. Капли крови закапали на землю, стекая по переломанным и дрожащим пальцам. - Выбор за тобой, - практически прошептала пожирательница, мимолетно взмахивая артефактом и очерчивая огненный круг вокруг грязнокровки.
[AVA]http://s3.uploads.ru/hYudm.gif[/AVA]

Отредактировано Althea Avery (2018-07-13 22:10:50)

+2

14

Снова кончик чужой палочки у виска. Грейнджер поджала губы, прекрасно понимая, зачем всё это. Раздражало. Хотелось взбунтоваться, отползти, сбежать, сделать всё, что угодно. Но не давать копаться у себя в мыслях. Ощущение, будто кто-то копошился в её голове очень грязными руками. И от этого она сама становилась грязной. Но не в том ключе, в котором её обычно обзывали.
Хуже.
Чужой холодный голос. Уже знакомый, пожиратели всё те же, но становилось ли от этого проще? Может, в спокойной ситуации она бы восприняла этот голос как... Приятный, что ли. Но сейчас её тошнило от каждой буквы, что он произносил. Или уже от усталости? Гермиона не знала, но очень хотела, чтобы всё поскорее закончилось. Пусть и прекрасно понимала, что эти надежды сейчас более, чем глупы.
- Уизли рассказал нам достаточно. Ревность - лучшая собеседница.
Прикусить губу. Уже до боли. Просто затем, чтобы отвлечься от происходящего. Не получалось. В голове уже начало рождаться что-то вроде... Сомнения. Такой эпизод уже был. Конечно, крестраж надавил определённым образом, но такое уже было. И опять. Она не могла пойти к Рону, бросив Гарри, заставляя его в одиночестве шагать в портал и творить всякие вещи в прошлом.
И тогда она не могла оставить Гарри, который просто пытался докопаться до истины. И пойти за Роном, который просто устал переживать. Все устали. Но порой приходилось делать определённый выбор.
... Правда ли могло быть так, как говорил этот пожиратель?
Гермиона всё заставляла себя поверить, что нет. Но глупая беспомощная голова сама рождала образы. Рон. Рон Уизли. Парень, которого она действительно, кажется, любит. Но проблема в том, что она любит и Гарри. Как друга. И прекрасно понимала, что ему зачастую требуется чуть больше помощи, потому что...
Потому что что?
Слепые глаза ничего не давали, а потому жмуриться было бесполезно. Но она зажмурилась, стараясь отогнать образы.
"Оправдания. Ты ищешь себе оправдания. Потому что веришь?"
Приятно-неприятный голос звучал в голове, и его хотелось вырвать с корнем. Хотелось отключиться, перестать это слушать, исчезнуть отсюда. Она пошла за Гарри, когда ему требовалась помощь. Сейчас... К ней не пришёл никто.
- Нет, нет... - шёпотом. На автомате почти. Снова нет. Тело в какой-то миг прекратило её слушаться, поднимаясь с земли. Взметаясь, будто бы кто-то дёрнул за невидимые нити. Гермиона от неожиданно вдохнула воздух, едва не поперхнувшись им.
- Он ждал тебя там.
Женщина. Лицо Гермионы исказилось сначала в отчаянной гримасе, будто бы она была на грани слёз. А потом слёзы и правда брызнули, но уже по другой причине.
Боль.
Сначала одна, потом другая, первая ещё не прекратилась, а третья уже на подходе. Ей казалось, она слышала, с каким мерзким звуком заламывались пальцы. Или так казалось?..
Когда она учила Элли заклинаниям, та случайно вывихнула ей руку. Было неприятно и больно, и тогда был странный мерзкий звук. Но сейчас это был не вывих. Ломались кости, суставы.
Молча терпеть это было невыносимо. Крик тоже не спасал, но сдерживать его не получалось. Вскрикнуть один раз, от боли и неожиданности, вскрикнуть второй, уже не прекращать кричать, задыхаясь в собственных всхлипах от новой боли. Она бы даже позорно скулила, но боль была выше этого. Только кричать и рыдать, охрипшим голосом заводя уже как мантру слово "нет". Единственное, что она могла сказать. И то не очень-то уверенно уже.
Этого. Не могло. Быть. Или могло? Комнаты, подвал, совсем рядом... Почему она не проверила? Почему она не проверила?!
Она чуть не взвыла на очередном пальце, и боль вымела лишние образы, оставив лишь осознание, что... Всё действительно могло быть. У неё не было доказательств, что не было.
Хуже всего, что отступала ещё и слепота. Она была будто бы последнем убежищем, последней надеждой, что всё просто иллюзия. Но нет. Смутные очертания фигур, домов и невыносимая боль в пальцам. Боль и немота. Мерзкое сочетание.
Обжигающая боль в районе предплечья. Новая, на секунду будто бы стало легче. Лишь внушение, но от переключения помутневшиеся было сознание немного вернулось в норму. К сожалению. Гриффиндорке уже очень хотелось отключиться и не слышать их. Не чувствовать.
Метнув ещё мутный взгляд на руку, Гермиона судорожно выдохнула, увидев кровь. До сих сами по себе воспроизводились всхлипы, от них уже было больно в груди. Пальцы продолжали неметь и болеть, Гермиона даже ощущала пульсацию. Не потерять бы сознание. Потерять бы.
- Пожертвуешь Поттером ради спасения Уизли или Уизли ради Поттера?
Всхлипнув, Гермиона зажмурилась, судорожно выдыхая. На лицо пахнуло чем-то горячим. Она даже не попробовала открыть глаза, чтобы посмотреть. Уже неважно.
"Я не хочу ничего выбирать. Я не хочу. Не хочу, не хочу, слышите вы меня?! .... а толку..."
Гарри или Рон. Почему это вообще с ней происходит? Где Гарри? Где Рон? Оставалась крохотная надежда на неправду. Хотя анализировать Грейнджер уже было сложно.
- Не хочу... - всхлипнула она, ещё сильнее зажмурившись, - ... не хочу....
....что она сделает, вернувшись к Рону? Если он правда в беде. ... Но если он не...
"Я ненавижу себя за этот выбор. Я не хочу вообще делать выбор."
Сглотнув, Грейнджер выдавила:
- Гарри.
[AVA]http://sg.uploads.ru/FhHrG.gif[/AVA]

+2

15

- Разберемся с ней, отчитаемся хозяину, а потом ко мне.
Розье лишь сморгнул в ответ, оставаясь все таким же равнодушным, холодным и неприступным. Его взгляд скользил по грязнокровке, без капли сочувствия или сожаления. Эти выродки не имели права владеть палочками, магией, не имела права переступать порог Хогвартса и спать в их постелях, сидеть за их партами и учить их заклинания. Жалкие отбросы, рожденные в грязи и смраде, недостойные зваться волшебниками. Не зря Салазар желал, чтобы в Школе обучались только чистокровные волшебники, а не все подряд. Но другие Основатели, такие жалостливые и добрые, были иного мнения и теперь потомкам приходится отдуваться за их оплошность.
Эван окинул взглядом Алтею, уже предвкушая вечер вдвоем. Дела на первом месте, но никто не запрещал им проводить свободное время так, как они того желали. Лорд и не мог быть против, ведь они оба чистокровные и никто из них не развлекается с отребьем как некоторые. Поэтому вряд ли Хозяин расстроился бы. Розье лениво покрутил палочкой в пальцах, разглядывая девочку, чьи кости ломались под напором Алтеи. Грязнокровке очень повезло попасть именно к ним, а не к кому-либо другому. По крайней мере они ее насиловать не станут, слишком грязно и омерзительно, но некоторые из них не гнушались подобным. У Мальсибера например и вовсе были странные вкусы, не говоря уже о старине Яксли, который насилием только и помышлял. Конечно это было отвратительно с точки зрения эстетики, но у каждого Пожирателя были свои методы. Эван предпочитал не размениваться на разговоры и сразу приступать к делу, пытая долго и со вкусом, выуживая информацию, наблюдая за страданиями.
- Гарри.
Понять каков выбор девочки было непросто, ее мысли метались от одной к другой. Тело безвольно рухнуло, скрючиваясь в огненной кругу, но мысли все равно превратились в одно сплошное месиво и Пожирателю пришлось пошевелить кончиком артефакта, чтобы проникнуть чуть глубже в сознание девочки. Их целью был не конкретный парень, не кто-то один, они хотели полностью уничтожить Гермиону.
- Выбираешь Гарри Поттера и предлаешь Рональда Уизли, - подвел итог Розье, чуть склоняя голову набок. Он шагнул вперед, вставая чуть впереди от Теи и разглядывая ничтожное тело грязнокровки. Эван слегка сощурился, уловив едва различимые силуэты в голове Гермионы. Прежде они были не так заметны, но при упоминании Рональда вспыхнули в голове девушки. Словно она вспомнила о чем-то. С сожалением? С горечью? Едва различимая улыбка промелькнула на губах Эвана, но при этом была такой же холодной и беспощадной, как и его взгляд. - Благородно отказываешься от чистокровного жениха, выбирая никчемного друга? - Розье снова опустился на корточки, считая, что так удобнее. Он чуть подтянул Гермиону к огню, давая ему лизнуть ее лицо. - Пожалуй, это решение сохранит тебе жизнь ненадолго, - Эван говорил совершенно спокойно, даже подпер лицо ладонью, разглядывая муки девушки. Ему нравилось изучать агонию в глазах, нравилось смотреть как мимика лица искажается, поддаваясь боли, как тело выгибается, следуя адским мукам внутри. - Или нет, - Пожиратель пошевелил артефактом, заставляя обувь слететь с ног Гермионы, обнажая их и коротким взмахом сломал большой палец на левой ноге. - Я вырос без матери, - поделился Розье, но прозвучало это настолько равнодушно, что было ясно - ему на это наплевать. - Но уверен, что каждая мать любит своих детей. - Эван слегка приоткрыл мысли Гермионы, встряхивая их. Гриммо. Строгая и чопорная Вальбурга, троица гриффиндорцев, Гарри Поттер. Гермиона робко стоит рядом с ним, не вмешиваясь в разговор, но прижимается к его плечу. Мародеры расходятся по делам, а Грейнджер остается в гостиной, к ним присоединяется какая-то рыжая девушка, а потом появляются еще два человека. Мальчик, отдаленно напоминающий Гарри, и рыжая девочка, так сильно похожая на свою мать, Гермиону, и волосы... Волосы это явный намек на отцовство Рональда. И девочка эта встревожена. Ведь юный Поттер, тот, кого он доставил Лорду, уже обращен. - Что скажешь, дорогая, розы подойдут украшением для волчьей шерсти? - Эван повернул голову в сторону Эйвери, продолжая произносить каждое слово холодно и спокойно. Он не сомневался, что юная мисс Уизли сделает все, чтобы пробраться в логово к хозяину и спасти своего возлюбленного. В голове юного Альбуса было много смешанных мыслей, одиноких и болезненных. - Но успеет ли роза расцвести у волчьей пасти? - Эван не любил много разговаривать, но он прекрасно знал, как сильно психологически действует его голос на жертв, как он давит на их сознание, заставляя сомневаться во всех и всем, как он проникает в голову, оставаясь там, как затерявшееся эхо. - Или роза завянет раньше? - Розье уже начал получать удовольствие от этой игры слов, видя, какую боль это причиняет незваной гостье. Искомые жертвы все равно никуда бы не делись, а вот Гермиона знала куда больше, чем думала. Иной раз лучше отпустить курицу, но найти в ее яйце куда больше пользы. - Бедный Рональд. Любимая его предала, а дочери и вовсе наплевать, - с наигранным сочувствием произнес Розье, для пущей убедительности еще и вздыхая как можно глубже.
Выпрямившись, он вернулся на свое место позади Алтеи и коснулся ладонью ее талии, приобнимая. Его пальцы аккуратно вжались в кожу поверх одежды, нащупывая пульс чуть пониже живота и Эван на мгновение прикрыл глаза, наслаждаясь этими точными ударами сердца. Гермиона все еще извивалась от боли, но ни одно заклинание ее не касалось. Эван даже расширил круг, наблюдая за тем, как его слова действовали на воспаленное сознание девушки. Вкрадчивый, но холодный голос действовал безотказно и молодой человек знал, что сейчас эта грязнокровка потерялась в себе, ища выход. Розье дрогнул самыми уголками губ, получая эстетическое удовольствие от содеянного. Раз никто другой не смог выполнить приказ хозяина, то это сделает он, исправит все, заслужит прежнее отношение к себе и все будет хорошо. Убрав руку, Эван отступил на полшага и крестил руки на груди, ожидая, когда голос в голове Гермионы заставил ее говорить, бормотать и страдать вслух. Чуть склонив голову вперед, Розье коснулся взглядом глаз Грейнджер, проникая в ее сознание и шепча ей, каким несчастным был Уизли, один, запертый, голодный и всеми забытый, никому не нужный. Никто не думал про малютку Рона, которого просто бросили умирать, высосав из него всю информацию. Глупые дети.[AVA]http://funkyimg.com/i/2GZhJ.gif[/AVA]

Отредактировано Evan Rosier (2018-07-06 19:58:57)

+1

16

- Гарри.
Алтея усмехнулась, проводя подушечками пальцев по аккуратному дереву артефакта. Многие грязнокровки ошибались. Думали так же примитивно, как и эта дрянь Грейнджер. Она могла бы бороться, могла бы воспользоваться разными видами магии. Стихийная, природная, внутренняя. Эйвери посмотрела на тонкую волшебную палочку. Аккуратная резьба, действительно - отличная и искусная работа. Но секрет в другом. Фокус, на который велся каждый грязнокровный маг, подтверждая этим свою никчемность. Все было до банальности просто. Без артефакта магия так же существует. Ее источник не в волосе единорога или феникса, не в сердцевине волшебной палочки; источник магии внутри волшебника. Тея коснулась кончиком артефакта спины Эвана. Тот был занят грязнокровкой, а она уже потеряла всякий интерес. Надежда на то, что пленница Лорда окажется умнее, чем остальные ее сородичи, быстро разбилась о реальность. Она не сможет встать на ноги и произнести какое-либо заклинание, потому что Гермиона Грейнджер - никчемная и примитивная дрянь. Без нее мир станет светлее, потому что чистого воздуха станет больше.
Наполняясь ненавистью к крикам грязнокровки, Тея водила кончиком артефакта по позвоночнику пожирателя смерти. Она не использовала магию, не предлагала ему прочувствовать боли, не переступала границы, из-за которой вернуться к работе будет тяжело. Эйвери не был нужен артефакт, чтобы сделать то, что задумано. Тонкое и гибкое дерево - инструмент, но никак не необходимость.
- Я вырос без матери.
Алтея остановилась, убирая волшебную палочку и внимательно смотря на Эвана. Она не любила длинные разговоры с жертвами. Общение приводит к близости, пусть и мнимой, но явно бессмысленной. Некоторые пожиратели работали на эмоциональном уровне. Унизить или сделать больно с помощью ассоциаций. Дать понять жертве, что ты разделяешь ее боль, ты ее понимаешь. Эйвери не любила такой метод. Это больше подходило начинающему психопату, которому нравилось почувствовать единение с жертвой. Не только видеть страх, но и почувствовать его отголоски, именно за счет «близости и понимания».
- Что скажешь, дорогая, розы подойдут украшением для волчьей шерсти?
Она посмотрела на Розье. Замешкалась от неожиданного вопроса, но тут же проникла к нему в сознание, наверстывая упущенное. Какая шерсть, какие розы. Первое было мерзко, второе - слишком приторно. Сузив глаза, Эйвери посмотрела на Грейнджер. Дочь - Роуз Уизли. Нелепое сочетание имени и фамилии. Однако нет ничего прекраснее, чем осознание того, как жена предала своего мужа. Точнее, будущая жена и будущего мужа. Может, благодаря им этот брак и не состоится. Не родится Роуз Уизли - одной полукровкой меньше.
- Безвкучное сочетание, - коротко ответила она. - Волк мог бы подавиться шипами розы, - Алтея отошла в сторону. Не любила лезть в действия Эвана. Она потом с ним поговорит и в очередной раз объяснит, что эмоциональная подоплека совсем необязательна. В этом случае, возможно, она была необходима. Короткий взгляд в сторону грязнокровки не помог. В ее мысли пробираться не хотелось - слишком шумно. Расстройство и переживания. Предательство несостоявшегося мужа вряд ли хорошо скажется на совести героини. Ведь она была героиней. Умная, красивая, истощающая гниль, но все-таки любимая остальными. Конечно, если воспоминаниям Грейнджер можно было доверять.
Эйвери посмотрела на улицу, освещенную несколькими фонарями. Нельзя было увлекаться играми с той, кто должна быть живой. Не слишком приятно останавливаться тогда, когда, казалось бы, нужно продолжать. Розье продолжал свои игры, когда пожирательница ступила под фонарь, проникая в сознания проходящих мимо людей. Их было мало, практически единицы, но они были. Никто не интересовался происходящим неподалеку. Глупцы и недоумки. Тея уже решила, что не отпустит девчонку и вернет хозяину. Если Кэрроу и прочие не могли выполнить приказа, то она никогда не ошибалась. Каждый план был продуман, каждый шаг - просчитан. Встреча с Грейнджер не входила в поиски сбежавшего, как оказалось, Блэка, но явно помогла расставить приоритеты правильно.
Когда Эван оказался рядом, а Гермиона все так же лежала на земле, пожирательница лишь поджала губы. Все это начинало раздражать своей бессмысленностью. Если бы не эта девчонка, они бы уже давно скрылись из этого места, а замок не нагнетал бы обстановку. Тени его башен, казалось, были видны даже здесь. Тея посмотрела на недавно ожившего Эвана. Она не любила тратить время просто так. Эти игры не приносили никакого удовольствия.
Грейнджер продолжала что-то лепетать. Слова было тяжело разобрать, возможно, Эйвери не пыталась. Просто вскинула артефакт, заламывая ее руку и поднимая выше. Предплечье оголилось, а лунного света хватало, чтобы насладиться белизной кожи. Отвратительно.
- Мне надоело, - коротко произнесла Алтея, поясняя свои действия и дернув девчонку за волосы, запрокинула ее голову. - Первый урок, милочка, это уважение, - скользнув артефактом по запястью она вывела первую линию руны. - Я не удивлена твоему невежеству, поэтому слушай внимательно. Ты - никто. Ты лишь противная дешевка, возомнившая себя волшебницей и последовательницей седого глупца в очках, - оставляя на белом предплечье следы от ожогов, Эйвери вырисовывала нужную ей руну. - Второй урок - подчинение. Хозяин приказал тебе ждать его, ты должна была дождаться его. Ни одна тварь не имеет права перечить хозяину, ты меня поняла? - приблизившись к ее лицу, с отвращением оглядела ее полные страха глаза. Мерзость. - Третий урок… Ты недостойна и капли крови, которую Рональд Уизли прольет за тебя. Его семья предала честь и общество, но он все еще наследник чистокровного рода. Гарри Поттер… Ему недолго осталось улыбаться своим паскудным родителям и радоваться победе, - практически прошипела Алтея, отмечая про себя, что вновь слишком разозлилась. Огненная руна была завершена. Линии соединились и загорелись на коже, вбирая в себя волшебство из Гермионы. Наверное, неприятное ощущение. - А теперь ты должна быть наказана за то, что нарушила все три правила. После этого я удостоверюсь, чтобы и Рональд, и Гарри получили сполна за общение с тобой, - отчеканила каждое слово пожирательница, откидывая от себя Грейнджер и отряхивая руки. Руна должна была обессилить девчонку. Ощущения были не из приятных, но никто не обещал праздника жизни посреди Хогсмида. Когда магия сделала свое дело, сконцентрировав все болевые ощущения на оголенном предплечье девушки, Алтея крутанула артефактом, резко отрывая кожу.
Снимать кожу с живой жертвы было не слишком красиво, но действенно. - Встань, - холодно приказала пожирательница, надрывая кожу сильнее и не замечая, как отравленная кровь стекает на землю. - Я сказала, встань. Или без моей помощи ничего не можешь? - повторила Эйвери, резко снимая слой кожи до локтя. Посмотрела на Розье, намекая ему, что пора готовиться. Нельзя было оставлять грязнокровку в одиночестве. Ей было бы куда удобнее в особняке хозяина. Зализала бы свои раны, может, встретилась-таки с кем-нибудь, чтобы рассказать о своем выборе. Осталось найти Уизли, чтобы разбить его сердце, а потом воспользоваться. Глупые создания. Он был близким другом Гарри Поттера, может, Лорд оценит. Отличный улов. Отличный вечер.
[AVA]http://s3.uploads.ru/hYudm.gif[/AVA]

Отредактировано Althea Avery (2018-07-13 22:10:43)

0


Вы здесь » | Three Generations: I would rather die | » Хроники Хогвартса » Anything that can possibly go wrong, does © [1981, November]