1287




1918




1842




0717


Compromise - is not an act of weakness [1981, November]
» James Potter — 17/08/2018

Catch me if you can © [1981, November]
» Remus J. Lupin — 17/08/2018

Audiatur et altera pars [1981, November]
» Harry Potter — 18/08/2018

Time is all we have © [2023, October]
» Teddy Lupin — 18/08/2018

A problem is only as big as you make it © [1981, November]
» Sirius Black — 19/08/2018

From bad to worse © [1981, November]
» Florine la Rochelle — 19/08/2018

Danger hides in beauty and beauty in danger © [1981, November]
» Leonard Ross — 20/08/2018

Where there’s a will, there’s a way [1998, May]
» Antonin Dolohov — 20/08/2018

Sometimes it's better not to know © [1981, November]
» Marlene McKinnon — 23/08/2018

Everyone you'll ever meet knows something you don't © [1981, November]
» Marlene McKinnon — 23/08/2018

When it rains, it pours, right? [1981, November]
» Grace Swan — 23/08/2018

I'm gonna give all my secrets away © [1981, November]
» Teddy Lupin — 24/08/2018

Order of the Phoenix; p.1 [1981, November]
» James Potter — 24/08/2018

Be my hero, mother © [1981, November]
» Walburga Black — 24/08/2018

What brings you all here? [1981, November]
» Elaine Aria — 24/08/2018

Do not miss your chance © [1960, December]
» Henry Chase — 25/08/2018

Seems the monster always wins © [1981, November]
» Althea Avery — 25/08/2018

The days are long but the years are short © [1981, November]
» Frank Longbottom — 26/08/2018

Give up! [1981, November]
» Antonin Dolohov — 26/08/2018
лучший игрок
Frank Longbottom
лучшая пара
Neville Longbottom & Hannah Abbott
лучший тандем
Frank Longbottom & Leonard Ross
лучший сюжет
The days are long but the years are short © [1981, November]
лучший эпизод
Life is short [1995, October]
Алиса только издалека успевала послать Фрэнку улыбку, и ее снова посылали патрулировать тот ли иной район, а вечером они оба так уставали, что сил оставалось только добрести до кровати, рухнуть и уснуть. Так что сейчас Лис было тяжело отойти от Лонгботтома, зная, что в ближайшее время их никуда не дернут.
The days are long but the years are short © [1981, November]

2023/17/10: вт
1998/8/05: пт
1981/2/11: пн

| Three Generations: I would rather die |

Объявление


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » | Three Generations: I would rather die | » Хроники Хогвартса » I'm gonna give all my secrets away © [1981, November]


I'm gonna give all my secrets away © [1981, November]

Сообщений 1 страница 20 из 22

1

http://funkyimg.com/i/2Hf9a.gif

http://funkyimg.com/i/2Hf9b.gif

http://funkyimg.com/i/2Hf99.gif

Время и дата:
2 ноября, после полуночи

Место:
Хогсмид, таверна, комната 304

Участники:
Regulus S. Black, Olivia Hayes, Teddy Lupin;
Описание:
Регулус и Оливия выбрались из амбара, но упустили Алекто Кэрроу, которой удалось сбежать. К счастью, путешественникам во времени удалось дойти до деревни и снять комнату, чтобы выдохнуть и залечить раны. И они уж никак не ожидали увидеть на пороге гостя.

0

2

Дополнительно: 27 лет, профессор Заклинаний, анимаг;
Внешний вид: Джинсы, белая сорочка, тонкая черная куртка;
Состояние: Изранен, вымотан, обессилен и с Авадой внутри;
С собой: Волшебная палочка, несколько монет в кармане;


- Я тебя предупреждала, что уйду, если ты снова станешь играть в рыцаря?
Регулус ощущал себя словно в тумане. В голове все смешалось, боль со всех сторон только усиливалась, сердце сжималось сильнее от каждого вздоха и выдоха. Давление на спину пропало, как и сознание на время. И вокруг было слишком темно. Только голос Оливии доносился издалека. Было очень непривычно чувствовать себя настолько слабым и беспомощным, хотя раньше ему и не доводилось испытывать на себе заклинание смерти. Авада была ядом, который прожигал вены, проникая в кровь, смешиваясь с ней и подбираясь ближе к сердцу, но оно было надёжно защищено барьером. Невидимым, но ощутимым. Казалось бы, смерть не выделяла никого, но баланс сохранялся. Человек не из этого мира на мог погибнуть за пределами дома. И хотя Блэк давно не считал тот мир своим, он был ему благодарен за такой необычный подарок. Будучи любопытным, жадным до знаний, он пытался до этого выяснить, почему аппарация и какие-то заклинания не имеют на него должного эффекта, но ответов нигде не было. Возможно просто не было случаев перемещения между мирами. До этого никто не занимался порталами, а если попытки и были, то слабые и пустые. Но мир не стоит на месте, он развивается, движется вперёд, а магия совершенствуется вместе с ним. И то, что Блэк достает из недр земли древние заклинания, говорит о том, что волшебству нет предела.
- Уговор был про шквал заклинаний, - едва слышно проговорил Регулус, даже не слыша собственного голоса. Все по-прежнему было в тумане. Сознание то возвращалось, то снова терялось, не давая молодому человеку возможность прийти в себя окончательно. Но рядом была Оливия, которая не давала ему упасть.
- Да, ты прав, нужно было ставить условие не только с заклинаниями.
Очень сложно было ориентироваться в пространстве, когда в голове царил хаос, не давая даже мелким мыслям обрести форму. Поэтому молодой человек не слышал ничего, никакие звуки не проникали в его сознание, а боль в теле лишь усиливала эффект вакуума - внутри находилась только она, а все остальное было лишним. Но в какой-то миг Блэк слабо дернулся, ощущая жжение на затылке. Рана? Возможно что-то даже упало ему на голову, а он и не заметил - боль внутри, вокруг сердца, была не из самых приятных, не говоря уже о всей той тяжести, что он держал на своем плече, не ощущая ее. Адреналин, желание защитить Оливию и анимагические бонусы помогли ему продержаться достаточно, чтобы девушка расчистила все. Но Регулус не успел даже воспротивиться боли на затылке, как ощутил прикосновение губ к своим губам. В одно мгновение ураганом снесло все лишнее, а сам молодой человек сконцентрировался на этом моменте, на нежных губах, на легком, но таком нужном поцелуе, который не хотелось прерывать вовсе. Но стоило Оливии отстраниться, как Регулус дернул губами, слабо улыбаясь. Возможно, они и упустили Алекто, но девушка не подалась искушению, не убила свою ненавистную противницу.
- У тебя точно нет сотрясения? Ты слишком часто улыбаешься. - Блэк поморщился, чуть поведя шеей. - Встать сможешь? - Сумев кивнуть, Регулус постарался даже подняться самостоятельно и хоть как-то пошевелиться, но Оливия тут же поставила перед ним ультиматум и пришлось смириться. В конце концов, не было ничего плохого в том, чтобы принять ее помощь, ведь она доверилась ему, бегая по узким лестницам Мунго. Пришло время ему следовать за ней, а ведь молодой человек даже не знал, куда они направятся. Хейс конечно могла и правда оставить его, не здесь конкретно, но в том же Хогсмиде, но они были все еще связаны уговором - она не отпускала его руку, он брал ее в будущее. Насколько это было актуально и равно по значимости, он не думал. Но был уверен, что Оливия не сбежит от него молча. Более того, его палочка снова оказалась у девушки и она даже не позволила ему воспользоваться ею, что убрать мешавшие им двери. Строго говоря, их можно было обойти, но тогда пришлось бы раскидывать обломки, делать круг, хоть и небольшой. А Регулус подозревал, что лишние движения вряд ли пойдут ему на пользу. Особенно в этот конкретный момент, когда тело совершенно его не слушалось, а ноги переставлялись только потому, что падать было глупо. С другой стороны можно было и вовсе потерять сознание и доверить Хейс перенести его куда-то заклинанием, но это было еще более унизительно и неприемлемо. Одно дело предстать перед незнакомыми людьми пострадавшим или невезучим, и другое дело - бессознательным и поверженным.
- Эмма Сандерс, - голос Оливии прозвучал рядом с ухом, заставляя молодого человека чуть вздрогнуть. Оказалось, что они не только выбрались из амбара, но даже прошли какое-то расстояние и уже были в каком-то заведении. Назвать это место постоялым двором язык не поворачивался, но и на мотель не походило. Скорее какая-то таверна в старом стиле, но с менее дружелюбной хозяйкой, так как она явно ждала чего-то большего, нежели одного единственное имя. И называть свое было естественно глупо, поэтому Регулус облегченно выдохнул, понимая, что если их будут искать, то наткнутся на некую Эмму Сандерс, но никак не на Оливию Хейс. - Муж поспорил, что сможет меня перепить, - внезапно продолжила говорить девушка, тоже замечая недовольный взгляд женщины. - Он мне, конечно, не муж. Но это все формальности. Знаете, как они любят доказывать свою… правильность. Такие герои постоянно… - Регулус чуть усмехнулся, но боль сковала его грудь, мешая. Однако, упрямства ему было не занимать. - Дорогой, возьми ключ, - голос Оливии прозвучал немного странно, поэтому Блэк чуть повел шеей, пытаясь стряхнуть с себя боль и протянул руку за предметом, сжимая его в пальцах. Женщина хмуро изучила внешний вид молодого человека, словно не веря, что он в состоянии столько выпить. Регулус и сам бы посмеялся этому заверению, учитывая, что так и не знал, какое количество алкоголя в состоянии его опьянить.
- Третий этаж направо.
- Замечательно, надеюсь, у вас там нет шумных соседей, а то волчонок не переносит гоблинов, - Регулус опустил глаза на Оливию, которая ловко изучала его карманы на наличие денег. Хорошо, что оные оказались все-таки в куртке, а не в джинсах, иначе бедная женщина умерла бы от смущения. Ведь Хейс бы точно не постеснялась туда залезть. Вскинув глаза на так называемого администратора, молодой человек сдержал улыбку и проследил за тем, как Оливия выкладывала всю мелочь на стойку. Пожалуй, отдых - это то, что было необходимо. Только времени на это не было. Однако, Блэк умом понимал, что если он сейчас не выдохнет, если сейчас не залечить раны, то он уже ничего не сможет сделать. Возможно, стоило побеспокоится об учениках, которые бездумно шагнули в порталы - вряд ли только они вшестером это сделали. Стоило подумать и о тех, кто пошел вместе с ним - Тедди, Ди и Поттеры. Но он не мог толком пошевелиться, не говоря уже о том, чтобы встать ровно и пойти на поиски друзей. И хоть в помещении ему и стало чуть полегче, но лестницы все равно отнимали силы, даже те, что успели вернуться к ним.
- Ты явно будешь должен мне побольше, чем просто путешествие в будущее.
- Я в долгу не останусь, - едва слышно прошептал он в ответ, радуясь, что девушка не бросила его и по-прежнему придерживала, не давая скатиться вниз по ступеням. Но Регулус уже знал, как отблагодарить ее. На нем было столько магии Алекто, что найти ее саму не составило бы труда, где бы она ни находилась. Даже если сам Лорд ее спрячет под свою мантию.
Блэк тихо выдохнул, когда Оливия открыла дверь и они наконец оказались в номере. Небольшой, немного тесный, он все же был лучше разваленного амбара, обломки которого лучше любых слухов расскажут всем, что тут явно не дети валяли дурака. Аккуратно сняв куртку с помощью Оливии, Регулус оперся ладонью в стену, второй рукой открывая дверь ванной и делая осторожный шаг в сторону раковины. Холодная вода немного привела его в чувства, но боль не уменьшила. Слушая Хейс, молодой человек провел ладонью по влажному лицу, смахивая капли и оперся ладонями в раковину, поднимая глаза к зеркалу. Поймав свое отражение, он несколько минут немного туманно разглядывал его, словно видя себя впервые. Пара царапин на лице, на шее, очевидно что мелкие ранения были и под сорочкой. Аккуратно выпрямившись, Регугус перехватил взгляд Оливии в отражении и вздохнул. Он не мог не защищать, не мог не подставляться под заклинания, если ей угрожала опасность. И дело было даже не в самой Оливии, а в характере молодого человека. Стоять в стороне и смотреть, как страдает кто-то - было не в его стиле. Вот перехватить чужое заклинание себе - вполне. Прислонившись бедром к раковине, Регулус на мгновение прикрыл глаза, расстегивая нижние пуговицы сорочки. Оная местами прилипла к телу из-за ран и крови, но серьезных внешних повреждений не было. Почувствовав прикосновение пальцев Хейс, Блэк тихо выдохнул, касаясь лбом ее лба и покорно позволяя ей разделаться с остальными пуговицы. - Ты из тех жен, которые любят командовать? - тихо пошутил он, вспоминая ее шутку на первом этаже. Девушка подняла на него глаза и Регулус понял, что таким взглядом, наверное, можно было и убить, имей она возможность так делать. Присев на край ванны, Блэк оперся локтем в раковину, накрывая лицо ладонью, пока Оливия изучала свою одежду на наличие дыр и грязи. С одной стороны им не повезло оказаться в такой ситуации, но с другой - повезло выжить. Только выжила и Кэрроу, которая доставила им очень много неприятностей. Но отвечать ей Авадой было слишком просто. Особенно после всей этой боли. И если Оливия испытывала такое каждый день на протяжении года, но волк внутри был только рад злобно порычать и вырваться наружу. Но Регулус сделал глубокий вдох, усмиряя свою вторую ипостась и поднял глаза на девушку, которая обнаружила в шкафчике лечебные зелья и все необходимое для оказания первой помощи. И не только. Прищурившись, Блэк разглядел надпись на других склянках. Очевидно, сюда приходили не только подлечиться, но и уединиться на пару часов. Качнув головой, Регулус провел ладонью по своему лицу и чуть поморщился, когда Оливия коснулась чуть более глубоких царапин на его спине. Они были не магическими, а глупыми, учитывая, что появились после обвала амбара. Балки явно были с гвоздями и странно что и вовсе не пробили кожу глубже. К счастью, все обошлось незначительными травмами. Этажом ниже послышался шум и возня, кто-то хлопнул дверью и начал двигать мебель, скрипя ножками по полу. Затем полилась вода. Но ни голосов, ни звуков. Регулус задумчиво опустил взгляд в пол. Дыхание медленно, но все же выравнивалось, хотя боль не уходила. В соседней комнате скрипнул пол. Похоже, что соседи все же были шумными, или же старались шуметь не слишком громко. Но Регулусу было неважно - они могли хоть оглушительно громко слушать музыку и танцевать так, что тряслось бы все здание. Усталость и боль брали свое и молодого человеко клонило в сон, но уснуть мешал дискомфорт в груди. - Спасибо, - негромко произнес Блэк, поднимая глаза на Оливию. Благодарил он ее не за обработанную рану, а за помощь, за доставку сюда, за то, что не бросила на половине пути, за то что была рядом. Потянувшись, он извлек артефакт из ее кармана и лениво направил его в сторону комнаты - постели мгновенно расстелились, белье стало белее и чище - и неважно, кто до этого на нем умирал, - а их одежда, которая была на них и успела покинуть их тела, - мгновенно очистилась, принимая свежий и практически новый вид. Пальцы дрогнули и артефакт выскользнул из них, падая на пол, а Регулус тяжело вжался лицом в ладонь, выдыхая.

+2

3

Дополнительно: 23 года, сутки назад сбежала из Мунго в 1998 году;
Внешний вид: тонкий черный свитер, темные джинсы, куртка и ботинки, волосы распущены;
Состояние: измотана и устала;
С собой: волшебная палочка;


- Я в долгу не останусь.
Оливия одобрительно кивнула, хватаясь свободной рукой за поручень, который выглядел не так уж и крепко, как хотелось. Однако удержал и ее, и Регулуса. Тот еле переставлял ноги по ступеням, что рейвенкловке на мгновение захотелось воспользоваться соответствующим заклинанием, но удалось вовремя одернуть себя. В конце концов непонятно, каким образом магия сказывается на парне. Кровь на затылке явно остановилась, но что происходило в голове путешественника во времени оставалось загадкой. С одной стороны, подобное было интересно, с другой - копаться в чужих проблемах было себе дороже. У Хейс хватало переживаний за себя и за брата, чтобы вмешиваться еще в одну неприятность. Поэтому она лишь поглядывала на напарника, чтобы в случае необходимости не дать тому упасть. Кто-нибудь другой обязательно займется статьей, когда все вернется на круги своя. Как так получилось, что Авада Кедавра оказалась не так уж смертельна для Регулуса Блэка. Кто такой Регулус Блэк, почему он оказался в 1981 году, как так получилось, что в будущем был наследник рода Блэк. Много вопросов появлялось в голове у журналистки, пока они вдвоем хромали по пролетам.
Гостиница, которая не выглядела таковой, казалась отличным местом для отдыха. Никто не станет искать их здесь, ибо ни один раненный не решит остаться тут. Можно было бы улыбнуться такому стечению обстоятельств, но скверное настроение Оливии позволяло только вздыхать. Мышцы затекли, а побег Алекто, пусть и уже оставшийся в прошлом, все еще отдавался раздражением. Но впереди наконец показалась нужная дверь, на которой четко были прорисованы нужные цифры.
Ключ не сразу попал в замочную скважину, и Хейс пришлось перенести всю опору на левую часть тела, в то же время придерживая Блэка. Она не очень понимала, почему в таверне в Хогсмиде пользовались обычным маггловскими ключами, а потом решила не вдаваться в подробности. Мысли отказывались подчиняться логике, которая так или иначе, но жалобно скулила. Церемониться не хотелось, поэтому Оливия толкнула дверь, ударяя ею о стену в самой комнате. Ключ отлетел на пол, когда рейвенкловка наконец привалилась спиной к стене и облегченно выдыхая.
Комната была тесной и вряд ли могла скрыть их от рыскающих Пожирателей смерти вокруг, но девушке в последнюю очередь хотелось переживать об этом. Притянув к себе ключ, она вставила его в замок, поворачивая несколько раз и проверяя, что ручка поддалась маггловскому механизму.
Регулус уже принялся раздеваться, не давая Оливия хотя бы сообразить, что нужно сделать первым. Голова гудела, но девушка продолжала что-то рассказывать, даже не помня, что именно. Бок болел, все тело ныло, а мышцы напоминали ей, что значит быть живым человеком. В подвале побегать так не удавалось, в Мунго - тем более. За последние сутки Хейс оказалась настолько активной, как не была последние полтора года. Она уже даже не могла бы с точностью сказать, какое последнее ее задание закончилось болью в боку и свистящим дыханием из-за сжимающихся легких.
Рейвенкловка помогла Блэку избавиться от куртки и оглянулась в поисках крючков. За те деньги, что им удалось найти в карманах, комната выглядела прилично. Не такие апартаменты, как после побега из Мунго, но тоже сойдет. Хейс даже усомнилась, не попадала ли в эту же комнату раньше, но это скорее всего дело фантазии, что работала без устали. Когда куртка оказалась повешена, а Регулус уже прошел в ванную, Оливия вновь выдохнула. Ладони сжали бока, а запрокинутая голова должна была помочь выровнять дыхание.
Смертельная опасность осталась позади, хотя раздражение внутри подсказывало о том, что пережить его будет не так уж и просто. Сбежавшая Алекто могла насолить куда сильнее, чем мертвая Алекто. Пара слов и всем станет известно о том, что в прошлом оказался путешественник во времени, не встретила бы с куда большим удовольствием, чем он себе представлял. В конце концов смерть казалась не таким уж и устрашающим концом. Одно время она даже успела с ней подружиться, ожидая, что еще немного, и коса-таки коснется ее шеи. Только близнецы вовремя вырывали Хейс из-под этого миража, заживляя раны и заставляя есть.
Рейвенкловка мотнула головой, фокусируя взгляд на темной комнате и взмахнув артефактом, зажгла все светильники. Да, возможно, свет был лишним, но не в тот момент, когда Блэк, кажется, решил заняться самолечением. Она посмотрела на парня, тяжело вздыхая и стараясь не злиться. Смотреть на то, как чьи-то пальцы трясутся до такой степени, что не могут справиться с банальными пуговицами, было слишком больно. К тому же, когда Оливия знала, что было причиной подобного поведения, и дело совсем не в количестве выпитого алкоголя или еще какой-нибудь дешевой дряни, чем промышляли магглы. Хейс что-то даже пошутила, заходя в ванную и убирая руки Регулуса, принялась сама расстегивать мелкие пуговицы на его рубашке.
- Ты из тех жен, которые любят командовать?
Она подняла глаза на парня, молча продолжая справляться с пуговицами и разглядывая его внешний вид.
- Тебе виднее, муженек, - Оливия не была уверена, что вообще когда-либо выйдет замуж, поэтому шутка показалась слишком нереальной, хотя и забавной. Улыбнуться не получилось, поэтому девушка уже аккуратно снимала рубашку с плеч Регулуса. Возможно, раньше она и предполагала, что когда-нибудь найдет себя в семейном гнездышке с несколькими детьми, но жизнь в подвале не давала времени для подобной мысли. Да и в Мунго не хотелось думать о том, что помимо себя, придется переживать еще о ком-либо. Родерик оказался отличным примером семейного счастья - декада страданий, чтобы потом воспитывать собственного брата. Хейс все же улыбнулась, поделившись этим с Блэком, но замечая, что тот не особо настроен разговаривать, понимающе кивнула. Все его тело покрыто ссадинами и царапинами, которые должны были неприятно болеть. Если еще вспомнить о присутствии Авады внутри организма, то смысла для шуток и вовсе не оставалось.
Оливия отложила рубашку на раковину, наконец снимая свою куртку. О ранениях она прекрасно знала, ибо чувствовала их еще тогда, когда несла Регулуса сюда. Крови, кажется, не было заметно, но девушка все-таки оглядела себя в зеркале. На спине было множество синяков и царапин, а лицо выглядело совсем уж жалостно. Дотронувшись подушечками пальцев до разбитой губы, рейвенкловка тихо шикнула. В шкафчиках над раковиной оказалось достаточно зелий, которые можно было использовать по назначению. Хейс усмехнулась некоторым из них, показывая названия Блэку, а потом молча убирая обратно.
- Давай, мистер правильный, отрабатывай свое звание и поворачивайся, - устало проговорила девушка, приготавливая необходимые пузырьки. Пользоваться магией она не хотела, опасаясь, что смешение заклинаний может неприятным образом сказаться на его общем состоянии. Конечно, лечение раны на затылке никак не проявило себя, но рисковать Оливия не хотела. Вооружившись подписанными флаконами, она обрабатывала рану за раной, обильно смачивая их необходимым количеством жидкости. Когда та стекала по спине, девушка вовремя останавливала капли, убирая их ватой. Мама наверняка бы оценила старания дочери, которая не только знала, какие зелья нужны для той или иной раны, но и умело перевязывала более серьезные повреждения.
Хейс подула на кожу, когда Блэк многозначительно вздохнул.
- Это всего лишь царапина, - соврала она, разглядывая то, что творилось на затылке у парня. Выглядело это все скверно, но рейвенкловка была не из пугливых. Несколько капель одного зелья, несколько капель другого, и рана начала затягиваться. На всякий случай Оливия подула сверху, отводя волосы парня в стороны и не давая им мешать лечению.
- Спасибо.
Она коротко кивнула, капая немного зелья на свои раны.
- В карман не положишь, конечно, но… - Хейс вздохнула, замечая, что Блэк вытащил свой артефакт из ее куртки. - Нет, все-таки положишь, - добавила она, обрабатывая синяки на лице. Губа уже выглядела не так устрашающе, когда девушка попыталась дотянуться до раны на боку. Регулус же в это время решил попрактиковаться в магии, очищая номер от любого намека на предыдущих арендаторов. Когда заветная волшебная палочка со стуком ударилась о кафельный пол, Оливия тяжело вздохнула. Подняв артефакт, она вышла из ванной комнаты, пряча дерево в карман куртки напарника. На всякий случай рейвенкловка перевесила ее удобнее, чтобы кончик палочки не соблазнял хозяина еще несколько часов.
Молча вернувшись в ванную, она стянула с себя свитер, поворачиваясь спиной к Регулусу и протягивая ему уже смоченную нужным зельем вату. - В тебе еще блестит Авада, может, не стоит так глупо себя вести и колдовать? - все же заметила Оливия, разглядывая парня в отражении зеркала. Она не знала всех подробностей, но явно обладала достаточной смекалкой, чтобы задуматься о перекрытии заклинаний и магической энергии. Кому как не профессору заклинаний должно быть известно об этом? - Заберешь палочку, когда выдвинемся отсюда дальше, - заключила девушка, охнув от резкой боли в спине. Стерпев неприятное ощущение, она забрала ватку из ослабшей руки Блэка и избавилась от того, что осталось после них. Мало ли кто хотел бы напасть на их след. Если Алекто не совсем глупая, то в ближайшее время за ними выдвинутся те, с кем встречаться сейчас совсем неудобно. - Как поправишься, то можешь снова играть в героя и продолжать вести себя безрассудно… Что мне в принципе нравится, конечно. Но сейчас попробуй хотя бы пройти самостоятельно до постели, а потом смотри на меня так хмуро, - не собираясь парировать то, что и так очевидно, сказала Оливия, закрывая шкафчики и натягивая свитер обратно. Одежда выглядела намного лучше, чем была до этого, за что можно было бы похвалить Регулуса. Но рейвенкловка просто отнесла его рубашку на кресло в комнату, а потом вернулась к ванной. Прислонившись виском к дверному косяку, она посмотрела на Блэка, который попытался подняться и даже стоял на своих двоих.
Хейс не стала помогать ему, прекрасно понимая, что такому герою, наверное, неловко зависеть от другого человека. Она просто шла рядом, готовая, если что, вовремя подхватить парня. Но тот нетвердым, но все-таки упрямым шагом двигался к постели. - Ладно, ты сильный, все такое, я тебе верю, - не выдержала наблюдать за этим, сказала Оливия, перехватывая Регулуса и наваливая на себя, уверенно довела его к кровати. - Ты прав, я из тех жен, которые командуют, но уже поздно искать другую, - заключила журналистка, намекая на темноту за окном и осторожно усаживая парня. - Поэтому прекрати сопротивляться и просто ложись уже, - Хейс даже немного улыбнулась, придерживая Блэка за голову и в то же время откидывая одеяло в постели.
Когда парень устроился в кровати, она разулась, скрывая боль в мышцах и закрывая глаза, когда перед ними потемнело.
- Ты с таким уже сталкивался? - все-таки спросила Оливия, намекая на Аваду и присаживаясь с другой стороны постели. Не мог же он подставиться под зеленый луч, даже не зная о том, что тот ему не навредит… Она оглядела Регулуса, понимая, что еще немного, и тот просто провалится в сон. Накрыв ладонью его лоб, девушка с сомнением разглядывала парня. - Скажи мне хотя бы, кого искать, с кем связаться, если ты не проснешься к утру? - вновь спросила рейвенкловка, поглаживая ладонью щеку и даже не смущаясь своих действий. Казалось бы, всего лишь вторые сутки, но переживала за Блэка она не меньше, чем за близкого человека. - Мы не можем здесь долго находиться. Кэрроу наверняка расскажет Лорду о тебе, - практически прошептала Хейс, чувствуя себя ко всему прочему еще и до жути виноватой в случившемся. - Прости меня, - повторила девушка, спускаясь ладонью по следам, где была видна зеленая вспышка Авады. Коснувшись груди Блэка, она слабо и мягко поглаживала кожу у сердца, не зная, чем это поможет, но имитация какого-либо действия успокаивала лучше, чем бездействие. Оливия легла рядом, внимательно следя за тем, как Регулус постепенно засыпает, а лицо его принимает более спокойное выражение. Только когда дыхание парня выровнялось, она смогла чуть-чуть расслабиться. Не убирая руки с его сердца, рейвенкловка совсем ненадолго прикрыла глаза. Тело все болело, напоминая о недавних событий, но усталость брала свое.

+1

4

Единственное, что мог делать Регулус - это колдовать. Использовать артефакт по назначению, хоть как-то создавать видимость того, что он не совсем плох, что он может сделать что-то сам. Однако, древко глухо ударилась о пол, давая понять, что и этой привилегии он теперь лишен.
- В тебе еще блестит Авада, может, не стоит так глупо себя вести и колдовать?
Слова Оливии звучали здраво, в них был смысл, только Блэк ничего не мог с собой поделать. С одной стороны он понимал, что внутри него происходила настоящая революция, но с другой стороны - после нее были произнесены и другие заклинания, которые, к слову, пока никак на нем не отразились. Возможно, Авада просто ждала удобного момента, чтобы сработать внутри или же вырваться наружу. Блэк толком не знал, что делать, так как ситуация не была стандартной. Такому в Хогвартсе не обучали, не говорили, что нужно делать, если Авада не станет убивать, а просто решит погостить внутри. Блэк бы улыбнулся такой мысли, но сейчас он был не в том состоянии, чтобы это делать.
Взяв пальцами ватку, смоченную зельем, Блэк аккуратно провел ею по ранам девушки, обильно смазывая и протирая, чтобы снадобье хорошо впиталось. Некоторые царапины поменьше даже начали затягиваться на глазах, оставляя после себя небольшой след. Будь он менее потрепанным и уставшим, Регулус бы обработал раны иначе, не позволяя Оливии шевелиться. Она бы даже не почувствовала его прикосновений, только испытала бы облегчение. Но мозг, вяло плавающий в тумане, даже не понимал, где искать болевые точки, чтобы девушка не морщилась и дышала ровнее. Но пальцы предательски дрожали от собственной боли, а глаза то и дело закрывались, давая молодому человеку периодические вспышки энергии, чтобы он мог продолжать свое дело. Но в конце Регулус все же нашел самую больную ранку, которая заставила Хейс дернуться. Спорить с ней он тем более не собирался, но сумел поднять на нее хмурый взгляд. Поднявшись на ноги, Регулус тихо выдохнул, замирая на мгновение, после чего осторожно сделал шаг вперед, с благодарностью отмечая, что Оливия не спешит хватать его. Привыкший все делать самостоятельно, Блэк чувствовал себя ужасно неловко и некомфортно, хотя понимал, что девушка делает все от чистого сердца. В очередной раз в голове мелькнула мысль, что ему несказанно повезло встретиться с ней при столь странных обстоятельствах. Ни он, ни тем более она не думали, просыпаясь вчера утром, что уже вечером окажутся в одной постели, а затем столкнутся с более серьезными неприятностями. Регулус планировал провести уроки, а затем посидеть в библиотеке, ожидая дополнительных занятий с тремя парнями с пятого курса, которые очень хотели на отлично сдать СОВ. Оливия же строила планы о побеге, но вряд ли думала, что все так сложится.
Почувствовав, как его повело в сторону, Регулус резко вдохнул, но сразу ощутил прикосновение к своему боку.
- Ладно, ты сильный, все такое, я тебе верю, - едва улыбнувшись, он принял помощь Оливии, следуя к постели и осторожно опустился на нее, чувствуя, как тело благодарно расслабляется. - Ты прав, я из тех жен, которые командуют, но уже поздно искать другую, - Блэк все еще едва заметно улыбался, ощущая уже под головой подушку и выдыхая с облегчением. Лежать на чем-то мягком было воистину волшебно, особенно после столь напряженного дня, который, к слову, не желал кончаться так быстро. В Хогсмиде всегда темнело рано, особенно в ноябре, когда зима уже подкрадывалась к порогу, заглядывая в окна. И на деле часы показывали всего пять часов вечера, но плохая погода делала свое дело, наводя тучи и скрывая позднее осеннее солнце, которое еще пыталось робко осветить деревню. - Поэтому прекрати сопротивляться и просто ложись уже, - попытки привстать были прерваны и Регулус смирился, удобно вытягиваясь на спине. Он не видел, но все еще ощущал, как Авада внутри блуждает по организму, пытаясь навредить хоть чему-нибудь, но ничего не происходило. Просто было больно. - Ты с таким уже сталкивался? - Молодой человек поднял веки, разглядывая Хейс. Этот вопрос ему самому не давал покоя. Как он мог не столкнуться с этим? Как он мог не знать про существование такого варианта? Неужели ни в одной из книг даже мельком не упоминалось ничего подобного? Или проблема и в самом деле была в том, что не было ни одного зарегистрированного случая о переходе между мирами? Ведь случись такое, в Министерстве или где-нибудь были бы записи. Хотя с другой стороны, о его прибытие тоже никто не знал, кроме узкого круга лиц, которые и скрывали этот факт очень тщательно. Поэтому Регулус сумел лишь отрицательно качнуть головой, понимая, что такой ответ вряд ли обрадует девушку, но она уже вытянулась рядом с ним. - Скажи мне хотя бы, кого искать, с кем связаться, если ты не проснешься к утру? - Снова приоткрыв глаза, Блэк хотел улыбнуться, но тело окончательно перестало его слушаться, а нежные прикосновения Оливии лишь еще больше расслабляли его, позволяя наконец выдохнуть полноценно. - Мы не можем здесь долго находиться. Кэрроу наверняка расскажет Лорду о тебе, - Регулус понимал, что она имела в виду. О нем, как о существующем человеке могли рассказать и друзья. Возможно, под пытками или Лорд мог просмотреть их мысли, находя там все необходимое. Но о его своеобразной неуязвимости знала только Кэрроу, которая и сбежала благополучно. Блэк и сам понимал, что они не могут задерживаться, но обогнать Алекто им все равно не удастся. Если она уже покинула Хогсмид, то наверняка сейчас все рассказывает своему Хозяину, а тот непременно вышлет за ними других Пожирателей. Возможно, более жестоких и опытных, более сильных, чем была Кэрроу. - Прости меня... - Регулус осторожно коснулся подушечками спины Оливии, словно пытаясь обнять ее, но сил на это не было. Глаза закрылись, а сам молодой человек медленно, но уверенно погрузился в сон. Перед глазами плясала яркая зеленая вспышка, луч смерти, который несся к нему. И единственной мыслью было не дать Оливии кинуться вперед. Он понятия не имел, что выживет. Не знал, как вообще сработало бы это заклинание, но в какой-то момент просто осознал, что даже если умрет, то умрет за дело, защищая девушку. Конечно же, умирать не хотелось, но он был готов. Героизм у него был в крови, что глупо было отрицать. И каким бы ответственным и серьезным он ни был, все равно внутренняя бесшабашность давала о себе знать, мешая быть полноценным адекватным человеком. Другой бы среагировал быстрее, возможно, и дернулся бы в сторону, но только не Регулус, который героически выстоял на ногах, а после еще раз поднялся, мстя за боль. И он не знал, что с ним будет после сна и можно ли было спать вообще, но он надеялся, что сможет ходить и боли не будет. Самое главное было то, что Оливия была жива и цела. Несколько незначительных царапин были не в счет.
Спать хотелось больше и дольше, желательно сутки, чтобы открыть глаза уже в своем времени, обнаружить рядом Хейс и поблагодарить судьбу за удобный портал в постели, который перенес их сразу в будущее. Но этого не произошло. Регулус очень медленно и осторожно открыл глаза, всматриваясь в черный потолок комнаты. За окном была ночь, что подтверждали часы, показывать пятнадцать минут первого. Осторожно приподняв голову, Блэк обнаружил, что Оливия все еще рядом, крепко обнимает его руку и спит, пригревшись под боком. Одеяло немного сползло, но Регулус, рискнув, аккуратно подтянул его движением пальцев, чтобы не будить девушку. Внутри все было тихо - словно Авада тоже заснула, но зато боль отступила, оставляя неприятную пустоту, которая казалось одновременно и странно-приятной. Блэк сделал глубокий вдох, с радостью отмечая, что легкие подчиняются ему без проблем, как и тело целиком. Боль хоть и отпустила, но не до конца. Где-то еще покалывало и Блэк понимал, что сразу резких движений он не сможет делать, но нужно было радоваться уже тому, что он дышит. А раз он дышит, то может думать. Аккуратно переплетя пальцы Оливии со своими, он прижался щекой к ее макушке, разглядывая стену напротив. Расклад выходил скверный. Они потеряли много времени, пойдя с Алекто в амбар, что привело их в итоге к серьезным повреждениям и сну. Так бы они сделали куда больше полезного, но Регулус также понимал, что в любом случае что-то другое отвлекло бы их. Если не Алекто, то другой Пожиратель. Возможно, они встретили бы Беллатрикс, которая бы стала жертвой уже самого Блэка. Он не знал наверняка, как бы отреагировал, увидев убийцу отца. Поэтому не винил Оливию в том, что ей захотелось отомстить той, которая принесла ей столько боли и страданий.
Чуть пошевелившись, Блэк почувствовал боль в спине и в затылке. Падения и удары явно не прошли бесследно, но по крайней мере он мог двигаться, а это уже радовало его. Оливия тоже пошевелилась, сонно поднимая лицо и открывая глаза. Регулус замер, разглядывая девушку в полной темноте - погашенное освещение создавала более уютную атмосферу для сна и лишь уличное освещение издалека касалось их окна, но даже оно по сути не помогало. И Блэк знал, что девушка не видит его лица, не знает, что он делает. И это было глупо. Глупо и слишком по-детски, но Блэк помедлил, после чего чуть склонил голову, касаясь губами сонных губ Хейс. Насколько это было неправильно в данный момент он старался не думать. Пальцы коснулись ее лица, зарываясь в волосы, а поцелуй был чуть усилен. Рейвенкловец проигнорировал боль в затылке, ощущая себя наконец-то более полноценным, чем несколько часов назад, хотя тело и требовало больше сна и отдыха. И лишь мгновениями позже он чуть отстранился, тихо выдыхая и снова опуская голову на подушку.
- Прости, - прошептал Регулус, понимая, что возможно поступил неправильно, но он просто не мог не поцеловать ее. Объяснить столь сильную тягу к девушке было несложно, так как он умом и сердцем понимал, что Оливия ему понравилась. Совместная ночь была ни при чем. Еще в коридорах Мунго, когда она прижималась к нему, ища покоя и защиты, когда ее губы касались его губ, когда ее пальцы касались его груди и спины. - Как ты себя чувствуешь? - тихо спросил Блэк, осторожно протягивая руку и проводя подушечками по спине Оливии. Оные помнили, куда вчера наносили зелье, а взгляд был устремлен на глаза девушки, глубокие и сонные. Ладонь скользнула по ее телу, проверяя наличие и другие ран, а в районе бедра Оливия едва заметно вздрогнула и Регулус прижал ладонь к этому месту, сосредотачиваясь. Магия без палочки поддавалась все легче, но на нее уходили силы. Однако, Регулус не жалел их, зная, что это поможет девушке. - Я никогда не сталкивался с таким, - неожиданно прошептал он, перехватив ее взгляд, направленный ему в грудь. - И я не знал, что будет, - добавил молодой человек. Алекто атаковала слишком быстро и действия Блэка были молниеносными, рефлекторными и верными. Он не мог позволить ей погибнуть, ощущая ответственность за нее. - Но может подсознательно надеялся, что раз другие заклинания на меня не действуют, то и это не будет, - произнес он еще тише, понимая, что его особенность могла сейчас в этом времени и в этой ситуации сыграть с ним злую шутку. Притянув к себе палочку, он аккуратно зажег дальний светильник, накрывая его курткой, чтобы атмосфера в комнате оставалась более уютной. Отложив артефакт, он закинул руку за голову, второй приобнимая Оливию и вздыхая. Мог ли он довериться и рассказать ей правду о себе? Ведь они были знакомы всего два дня, но она не бросила его, а он прикрыл ее грудью. Возможно, имело смысл раскрыть перед ней карты, но он не знал, что с ними будет дальше и не попадет ли эта информация в чужие руки. Пальцы коснулись ее волос, чуть потягивая их и тихий вздох снова сорвался сего губ, отражая сомнения. У них не было времени на все это, но и бежать сейчас было некуда. Они толком не знали, где и кто находится, куда им двигаться посреди ночи, кого искать и какие действия предпринимать. Нужно было выдохнуть, убедиться, что все кости целы, обе ноги ходят, кофе выпито для бодрости и можно было уже решать, что делать дальше. Но... Опустив глаза на Хейс, Регулус чуть улыбнулся, медленно сморгнув. - Я плохо переношу переход в пространстве и во времени, но зато стойко выдерживаю заклинания, - подвел итог Блэк, осторожно касаясь пальцами больного затылка. Рана хоть и затянулась, но боль все равно присутствовала, напоминая, как глупо было бежать в амбар и устраивать экзекуцию там, не подготовившись к последствиям. Но сейчас уже думать об этом было поздно. Да, они могли вернуться на день назад и не дать самим себе совершить ошибку или как-то позаботиться о том, чтобы они же не пострадали. Но это было глупо. А Регулус был в итоге рад ощутить, как тело благодарно расслабленно и не отзывается болью в каждом движении. Заметив, что Оливия пошевелилась и поморщилась, Блэк сменил позу, приподнимаясь на локте. - Покажи где болит, - голос прозвучал мягко, но чувствовалось, что отказа он не примет.

+1

5

Сон был странным, казалось, что его вовсе не было. За прошедшие сутки Оливия не успела привыкнуть к грубым простыням каких-нибудь постоялых домов. Сначала подвал у Кэрроу, потом - Мунго. То, что происходило до ее похищения, девушка помнила смутно. В основном это больше походило на фантазию, которая отдавалась в ощущениях и воспоминаниях. Постель была удобной, а в Хогвартсе - еще и такой манящей. Хотя Хейс редко, когда задерживалась под одеялом, постоянно куда-то мчась.
Темнота, которая поглотила ее практически сразу, приятно обволакивала. На самом деле это были объятия Блэка, такие нужные и такие новые одновременно. Тяжело было объяснить, как это случилось, но Оливия привязалась к напарнику из будущего. Скорее всему виной были те самые приключения, что свалились на нее или же она свалила на Регулуса. Но факт оставался фактом - Хейс оказалась в прошлом, практически лишила жизни ту, которая мучила ее на протяжении года, а потом оказалась в дешевой таверне неподалеку от Хогвартса. Если бы в комнате сейчас оказался Родерик, то наверняка бы не поверил происходящему, пока Регулус бы не подтвердил все самолично. Хотя и это могло показаться подозрительным, учитывая, что Оливия могла заставить кого угодно сказать то, что ей было нужно. Даже Империо не использовала, лишь попросила бы и объяснила, что это спасло бы не только ее, но и все человечество. Это всегда работало с Родом, а вот с Регом - пока непонятно. В крайнем случае брат мог бы воспользоваться помощью профессора по Заклинаниям, но это пришлось бы признать, что молодой человек умнее, чем он. Тяжелая ситуация получалась, поэтому Оливия, проснувшись от этой мысли, порадовалась, что подобного случиться просто не могло. Родерик не мог оказаться в порталах, иначе Одетт точно оставила бы его, уйдя к… Арчибальду. Скверная шутка, поэтому Хейс потянулась, чувствуя боль по всему телу.
Регулус, казалось, уже не спал, но Оливия ничего не видела в темноте комнаты. Жаль, что в прошлом использование электронных часов еще не так популярно. Сама рейвенкловка не обходилась без таких, когда засыпала за написанием статьи, а потом просыпалась посреди ночи. Зеленое или красное свечение сразу помогало определиться с тем, что делать дальше. Пожалуй, зеленый цвет в данной ситуации показался бы страшнее, чем обычно.
Хейс приподняла голову, пытаясь разглядеть парня темноте. Его подбородок оказался слишком близко, а губы тут же коснулись ее губ. Улыбнувшись Блэку, журналистка прикрыла глаза, на некоторое время отдаваясь моменту. Конечно, тело все болело, а голова гудела, но отказать себе в удовольствии было бессмысленно. Она и так достаточно долго находилась в рамках и условиях посторонних людей. Лицо все еще болело, наверное, внешнее лечение еще не до конца сработало внутри.
Поэтому когда Блэк извинился, Хейс шутливо тяжело вздохнула, осторожно вытягиваясь на боку. Состояние было странное: сонное, уставшее, но в то же время донельзя спокойное. Девушка не чувствовала опасности и не хотела никуда бежать, хотя и понимала, что скоро нужно будет выдвигаться.
- Как ты себя чувствуешь?
- Получше тебя, - хрипло ответила Оливия, прекрасно понимая, что так оно есть. Любая передряга не проходит бесследно. Зелья и заклинания ускоряют заживление, но не хватает одной магии для мгновенного выздоровления. То тут, то там мышцы тянулись, напрягались, когда как раны, пусть и зажившие, неприятно ныли. Но Хейс и не к такому привыкла, поэтому не собиралась жаловаться. Она и говорить об этом не хотела, потому что такая боль казалась ей мелкой, неважной, ту, которую можно спокойно перетерпеть. Возможно, всему виной было и заточение в подвале, но Оли всегда была такой. С самого детства она предпочитала перетерпеть неприятное ощущение, а потом снова броситься в объятия приключений. Связано это было с наказаниями, которое обязательно бы последовало или от мамы, или от брата. Куда легче и проще - потерпеть в тайне, а потом похвалиться, какой сильной Оливия на самом деле была.
Когда она почувствовала прикосновение магии к своему бедру, то недовольно поджала губы, но не сдвинулась с места. Возможно, поспешила с поцелуем, дав намек Регулусу, что он вновь может пользоваться магией. Конечно, ему никто не запрещал… Точнее, Хейс запрещала, но лишь потому, что исходила из логических заключений его поведения. Если порталы и трансгрессия ослабляют его, то волшебство, которое совсем недавно чуть не лишило жизни, наверняка может сказаться таким же губительным образом. Может, это действовало только на ту магию, которая была направлена на него, а не им самим, но Оливия не была настроена на эксперименты.
- Я никогда не сталкивался с таким. И я не знал, что будет. Но может подсознательно надеялся, что раз другие заклинания на меня не действуют, то и это не будет.
Жаль, что вокруг было темно, и Регулус не мог во всей мере оценить недовольство рейвенкловки, которое она вложила в свой взгляд. Оставалось надеяться, что анимагические способности помогут своему владельцу прочувствовать опасность под боком.
Она понимала, что героем хочет быть каждый. Она и сама хотела быть таким пока не угодила в ловушку собственных амбиций. Если бы не гонка за правдой, не желание быть везде первой, бесстрашие, затмившее банальное самосохранение, то ничего происходвшего в доме Кэрроу и не было. Хейс банально могла оставить послание брату, а не уходить к Пожирателям без особого предупреждения.
- Тогда у меня для тебя плохие новости, - серьезно сказала девушка, надеясь, что это поможет Блэку понять, как категорично она настроена. Ее же ошибка заставила задуматься о правильности и осторожности. Смотреть на то, как кто-то рискует жизнью - интересно, но не в том случае, когда риск этот касается самой Хейс. - Ты никогда не сталкивался со мной, Регулус. И я тебе еще раз повторяю - надо быть разумным, а не вероломным героем. Что было бы, если бы ты погиб? - она хотела было привстать, чтобы видеть его лицо более четко, как напарник уже призвал к себе артефакт. Тяжелый вздох, и журналистка уже прижалась лбом к его плечу.
В приглушенном свете легче было разглядеть то, что происходило в комнате, поэтому Оливия посмотрела на парня более внимательно. Внешних ранений не было видно, хотя и серьезное лицо намекало о каких-то тяжелых мыслях.
- Я плохо переношу переход в пространстве и во времени, но зато стойко выдерживаю заклинания.
- Отлично. Тогда могу не переживать о твоей встрече с Родериком, - хмуро ответила Хейс, садясь в постели.
- Покажи где болит.
Девушка недовольно посмотрела на напарника, потягиваясь и всем своим видом показывая, что ничего такого нет. Все, что у нее болело, не требовало магии, чтобы облегчить неприятное ощущение. Несколько часов сна и один день отдыха творят чудеса. Но такой роскоши у Оливии не было, поэтому придется потерпеть.
- Ты не знал о том, что Авада тебя не ранит, но кинулся грудью передо мной, Регулус, - она серьезно посмотрела на него, переводя взгляд на палочку. - Или ты безответственный, что мало вероятно, или просто не хочешь подумать в стрессовой ситуации. Если бы ты умер, то все твои друзья и ученики не смогли бы вернуться в будущее, - Оливия села на постели удобнее, разглядывая парня. - Это глупо, и подобная жертва не стоила бы ничего, - девушка притянула артефакт Блэка, протягивая его профессору. - Моя смерть в будущем наверняка свершившийся факт. Ты же должен жить. Что бы сказала твоя мать, если бы ты не вернулся? - она не думала давить на напарника, но прекрасно понимала, о чем говорила, потому что была готова к осознанной смерти. За полгода в подвале Хейс не раз вспоминала о матери, которой уже давно не было. Но куда больнее было думать о Родерике, который был жив, но не мог ей помочь. Ему приходилось жить и пытаться что-то сделать, когда как Оливия могла сама облегчить его попытки, если бы подумала о нем. Возможно, она и сумасшедшая, но благодаря той боли, она действительно осознала, как ценна жизнь. Мысли могли бы быть другие, выводы - не те, если бы встреча с Алекто произошла в ее настоящем, а не прошлом. Но Хейс сейчас серьезно смотрела на Блэка, надеясь, что он понимает ее. - Что бы сказал твой друг, с которым нужно было встретиться? - со вздохом спросила она, продолжая думать о том, как все глупо.
Девушка посмотрела на Регулуса, вдруг дотягиваясь ладонью до его затылка и проводя пальцами по ране.
- Как думаешь, магия на тебя плохо действует после эффекта… этого? - называть Аваду вслух, в качестве упоминания причины возможной смерти. Оливия притянула из ванны мешочек с зельями. - Разбираешься в них? Тут несколько обезболивающих, - задумчиво произнесла она, протягивая Регулусу несколько пузырьков. - Я не боюсь боли, - все же добавила Хейс, заметив очередной взгляд парня. - После всего, что было в подвале, ушибы костей или потянутые мышцы - это… Это как Круцио для тебя после Авады, - шутка выглядела нелепой, но сравнение должно было сработать. Наверное.

+2

6

- Отлично. Тогда могу не переживать о твоей встрече с Родериком.
Регулус бы улыбнулся, но ситуация все равно оставалась немного напряженной, в которой улыбки были немного неуместны. Но и хмуриться было глупо, учитывая, что они только что проснулись, сумев немного отдохнуть. Вряд ли в ближайшее время они смогут позволить себе подобное. Блэк понимал, что отныне придется действовать вдвойне, а то и втройне осторожно. Конечно же Кэрроу уже должна была доложить о них, пожаловать на то, как ее обидели два путешественника во времени, солгав о своей причастности к Пожирателям, обманом заманив ее в закрытое помещение. С другой стороны, это было слишком унизительно даже для нее, чтобы плакаться Лорду в мантию, поэтому можно было предположить, что она просто сообщила, что упустила двух потенциально важных пленников, которых могла запросто скрутить и обездвижить, но слишком поздно сообразила, в чем именно дело.
- Ты не знал о том, что Авада тебя не ранит, но кинулся грудью передо мной, Регулус, - Блэк поднял глаза на девушку, поднимаясь повыше на подушке, а после и вовсе садясь в постели. Непривычно было находиться совершенно в другом месте, далеко от родной комнаты, родной постели. Уже вторую ночь подряд он проводил не у себя, но с Оливией. Странная близость образовалась между ними, хотя друг друга они знали всего лишь два дня. Еще вчера утром он и понятия не имел о ее существовании, лишь фамилия была знакомой, но не все занятия в Школе он вел сам. Они с Эжени поделили курсы, чтобы было легче и сподручнее оценивать здраво. Не было смысла меняться учениками, это только бы запутало все. Возможно, именно кто-то по фамилии Хейс учился у Фоули, но Блэк помнил не всех учеников. По крайней мере сейчас, в стрессовой ситуации, он мог и элементарно забыть кого-то. - Или ты безответственный, что мало вероятно, или просто не хочешь подумать в стрессовой ситуации. Если бы ты умер, то все твои друзья и ученики не смогли бы вернуться в будущее, - Блэк задумчиво посмотрел на девушку, понимая, что в ее словах есть смысл, есть правда, но он был уверен, что в случае его смерти, Тедди мог разобраться что к чему. Вернуться в будущее - не проблема, надо было всего лишь настроить портал, а с той стороны уже Эжени могла закрыть все проходы. Не зря же она столько лет проработала с ним бок о бок в одном кабинете, изводя своими комментариями и подстегивая на сомнительные решения. - Это глупо, и подобная жертва не стоила бы ничего, - Регулус аккуратно принял свою палочку, покручивая ее в пальцах и разглядывая с отрешенным равнодушием. Синдромом героя он не страдал, но чувствовал ответственность за каждого, кто оказывался рядом с ним. Было неважно - ученик это, родственник или совершенно незнакомый человек. Оливия стала ему ближе за удивительно короткий промежуток времени, поэтому он не мог не защищать ее. Дело было не в том, что они вместе сбежали из Мунго или переспали. Дело было в том, что в ней он чувствовал что-то такое, что притягивало его. Своим безумием она идеально дополняла его спокойствие. Своей неусидчивостью и рвением - его сосредоточенность и терпеливость. - Моя смерть в будущем наверняка свершившийся факт. Ты же должен жить. Что бы сказала твоя мать, если бы ты не вернулся? - Регулус неопределенно дернул губами. Ему и самому было интересно, что бы сказала Джейн. Она бы скорее воскресила его и снова убила за то, что он рисковал собой и погиб. - Что бы сказал твой друг, с которым нужно было встретиться?
- Сказал бы очередную глупость, - отозвался Регулус, прекрасно зная, что Тедди отшутился бы в любом случае, не позволив эмоциям взять вверх. И он бы тоже воскресил Блэка, чтобы посадить его перед собой и пару часов доказывать, как глупо он себя повел, не дождавшись его. И пара часов - это условно. Там бы и пары дней не хватило, чтобы выслушать все, что Люпин мог подумать о нем и о его действиях. Поэтому Регулус предпочитал не думать о том, что мог сказать друг. И хорошо если только он окажется в курсе всего. Если же про случившееся узнают Эжени и Джимбо, то начнется черти что.
- Как думаешь, магия на тебя плохо действует после эффекта… этого? - Регулус на мгновение прикрыл глаза, почувствовав прикосновение к затылку и чуть склонил голову, вздыхая. - Разбираешься в них? Тут несколько обезболивающих, - молодой человек посмотрел на разноцветные пузырьки в своих руках, задумчиво перебирая их пальцами и аккуратно сложил на одеяле. И задумчиво посмотрел на Оливию, которая храбрилась и давала себя лечить - ей эти зелья пригодились бы больше. - Я не боюсь боли. После всего, что было в подвале, ушибы костей или потянутые мышцы - это… Это как Круцио для тебя после Авады.
- Я ущербный, - с легкой иронией отозвался Регулус, опуская глаза и водя подушечками по склянкам, которые отражали слабый свет в углу. - На меня скверно действуют заклинания, любые при том, - он переложил пару сосудов с одной ладони на другую, звякнув стеклом. - А зелья меня и вовсе не любят, - Блэк даже не улыбнулся, но уголки губ его невесело дрогнули. - Мама как-то пошутила, назвав это врожденным иммунитетом, потому что вовремя зачатия они оба были слишком пьяные, - Регулус не стеснялся говорить об этом, так как не видел в этом ничего странного или даже смешного. Просто один из фактов его жизни. Даже не его жизни, а до его рождения. Что-то, что было связанно с ним, но не до конца. Неопределенно и тихо усмехнувшись, молодой человек поправил подушку за спиной и откинулся назад, принимая полу-лежачую позу. Склянки продолжали стукаться друг о друга в ладонях. - Насколько серьезно ты настроена, Оливия? - неожиданно спросил он, поднимая глаза на девушку. В глубине души ему неожиданно захотелось с кем-то поделиться своей тайной. Ему захотелось объяснить ей, почему он такой - ведь она единственная, кто видела все самое необычное в его жизни. Именно она увидела, как Авада не убила его, как вошла в него и до сих пор не находила себе места. И именно Хейс видела, как он игнорировал другие заклинания. В будущем было проще - он преподавал, находился в Школе, редко покидал ее и не оказывался в смертельной опасности, никто не пытался убить его. Почти. Сона бы очень удивилась, произнеси она смертельное заклинание и не получи желаемого результата. - Я имею в виду насчет будущего, - пояснил он, видя непонимание в глазах Оливии. - Ты все еще хочешь пойти со мной? - Возможно вопрос прозвучал не совсем верно, не совсем так, как должен был, но Регулус осознал, что он и сам хочет, чтобы девушка пошла с ним. Оставлять ее здесь, в ее времени было неразумно. Оливия все еще хмурилась от своего монолога, но ее лоб постепенно разглаживался, чтобы снова нахмуриться - может быть она решила, что он хочет отступить и бросить ее здесь? Блэк сел ровнее, скрещивая ноги под одеялом и протянул руки девушке, наблюдая за тем, как она медля, недоверчиво опускает свои ладони на его. - Я не знаю о тебе в будущем. Возможно ты погибла, а возможно - просто уехала из страны, - Регулус поднял глаза, встречаясь с ее темным взглядом и чуть подаваясь вперед. - Я не читаю газет, не слежу за новостями в магическом мире. Меня это не интересует. - Блэк помедлил прежде чем продолжать, обдумывая каждое слово и задумчиво глядя на девушку, провел большими пальцами по ее рукам, чуть сжимая. - Я... - Регулус сглотнул. Обрушивать правду на незнакомого человека так сразу было глупо, Оливия могла не поверить и испугаться, решить, что он еще более сумасшедший, сбежавший из лаборатории в Мунго, где над ним проводили опыты. Нужно ли было как-то подготовить ее, чтобы информация условилась правильно или же стоило просто все сказать? - Если ты уверена в том, что хочешь бросить своих родных и пойти со мной, тогда тебе придется сменить фамилию, - Блэк неожиданно дернул уголком губ, а в глазах его мелькнули лукавые искорки. Тедди был очень прав, когда говорил, что только по глазам и можно было понять, о чем говорил Регулус и шутил он или нет. Но сейчас он говорил более чем серьезно, хотя улыбка и могла смутить собеседника, но Оливия как никто другой различала его настроение и состояние. Чуть подавшись вперед, Блэк коснулся губами ее лица и отстранился. Он давно осмыслил все, что произошло за последние два дня. Ночь помогла ему исцелиться, выровнять здоровье, но помимо этого она так же поспособствовала работе мозга. Оставлять девушку в ее времени было опасно для нее самой. Вряд ли Оливия сможет найти себе место там, где все напоминало ей о прошлом. Особенно после истории с порталами. Если они победят, если порталы закроются и во всем магическом мире воцарится тот мир, который они хотят видеть, то Хейс попросту не сможет жить в том времени, где всего этого нет. Ей нужно было больше свободы, большей возможностей, чтобы действовать, чтобы развиваться - ни родственники, ни больницы, ни обязанности. Ничто не должно было ее сдерживать. Ничто не должно было мешать ее творчеству, ее желаниям. Будущее - это свобода, это новые возможности, нечто за гранью для нее, но без оглядывания назад. И Регулус хотел дать ей все это. Несмотря на всю опасность, которая поджидала вокруг, несмотря на все то, что ждало их впереди, у него была цель - дать Оливии новую жизнь, избавить ее от прошлого, от всего плохого что было и не давать ей возможности оборачиваться назад.

+2

7

- На меня скверно действуют заклинания, любые при том. А зелья меня и вовсе не любят.
Оливия неопределенно качнула головой, переводя взгляд на пузырьки снадобий в ладони Регулуса. Получается, что парень из будущего не только странным образом поглощает в себе смертельные заклинания, но еще и остается защищенным от любого магического воздействия на организм. Неслабый интерес, зародившийся еще со знакомства в Мунго, вновь проснулся, заставляя Хейс удобнее сесть на кровати. Напряженные мышцы уже не так волновали, как то, что происходило прямо перед ней.
Любой журналист назвал бы это сенсацией, новостью, способной и прославить, и укрепить позиции в сфере. Чем актуальнее материал, тем больше возможностей появляется у писателя. Сначала это просто статья, которую хотят прочитать одни и всеми силами проклинают другие. Потом - сила и власть, заключенные в словах и в настроении, которое журналист вкладывает в послание обществу. Завтра все будут говорить о том, что тебе удалось изложить на бумаге. Важно все: детали, прилагательные, факты, лаконичность. Доверие читателей зависит от того, как правдоподобно и интересно автор может отразить материал.
- Мама как-то пошутила, назвав это врожденным иммунитетом, потому что вовремя зачатия они оба были слишком пьяные.
Оливия пожалела, что с ней не было любимого пера, записывающего и подмечающего любое изменение в лице говорящего. Если мать Регулуса была уверена, что в ночь зачатия была пьяна так же сильно, как и его отец, значит, встреч было не так уж и много. Возможно, женщина просто романтизировала историю, дабы не ранить чувства одинокого мальчика, у которого не было возможности ни встретиться, ни поговорить с давно умершим отцом. Сама же Оливия не знала Арчибальда, но никогда не питала лишних иллюзий на тему того, как и где была зачата. Удивительно, но как разительно воспитание в прошлом и будущем. Дебора не любила вспоминать о сбежавшем Пожирателе смерти: Родерик всегда раздражался, а маленькой дочери незачем было знать подробности трусости или, наоборот, жестокости отца. Оливия не винила мать, прекрасно понимая, что та была святой женщиной. Терпеть столько лет отношения с гнилым человеком только для того, чтобы потом оказаться в одиночестве с двумя детьми. Наверное, умерла она с мыслью, что именно Арчибальд был во всем виноват… Хейс вздохнула, догадываясь, что было это отнюдь не так. Но девушка многое бы отдала, чтобы встретиться с ней и убедить, что жизнь может быть светлее и добрее для нее. Многие любили Дебору так же сильно, как она любила мир и своих детей. Только простой целительнице в Мунго было не до себя, когда всякая минута занята пациентами и заботами о сыне или дочери.
- Значит, твои родители встречались не так часто? Если твой отец Сириус Блэк, то веселая ночь произошла в промежутке между 1994 и 1996 годами, - вслух рассуждала Оливия, оглядываясь в поисках пергамента. Всякие мысли требовалось записывать, а купленный вчера в будущем блокнот отлично подходил для этого. Девушка свесила голову с постели, вытягивая руку и притягивая к себе заветную кладезь знаний и упоминаний. Раскрыв блокнот на чистой странице, Хейс покрутила карандаш между пальцами, пытаясь приноровиться выводить аккуратные и, главное, понятные буквы. Давно она не писала от руки что-то действительно стоящее. Одним из заданий ее лечения было как раз-таки былые увлечения, и Одетт всеми правдами и неправдами пыталась склонить Оливию к писательству. Родерик, кажется, тоже пытался, но в ответ на все письма получал лишь отписки, состоящие из смешных или не очень карикатур. Настроение было не то, а писательство в первую очередь привело Оли в ловушку, из которой выбраться не помогло. После этого не то что писать, после этого даже думать о письме не хотелось. Однако теперь, сидя напротив действительно удивительного экземпляра для статьи, девушка уже вывела примерное ее название. - Расскажи мне подробнее о своей матери, - попросила Хейс, поднимая глаза на Блэка. Многие знали, что из себя представляет беглый преступник, в итоге оправданный по всем своим преступлениям. Герой, мученик, мародер и герой. Но что люди могли сказать о женщине, родившей от Сириуса Блэка? Какой она была? Красивой, умной, иностранкой, из какой семьи происходила? Всякая мелочь могла заинтересовать любого, кто читал Ежедневный пророк. Может, он был знаком с ней в школьные годы или же, наоборот, она была значительно старше его? Кто бы решился на ночь с убийцей магглов, предателем - ведь в тот промежуток времени Сириус считался таковым.
Поток мыслей и логических цепочек выстраивался в вопросах, нужных для более подробного изучения ситуации. Вопросы рождались сами по себе, а девушка только и успевала записывать их на небольшой странице блокнота. Определенно, нужно было купить что-то побольше, чем имеющееся.
- Насколько серьезно ты настроена, Оливия?
Рейвенкловка остановилась, поднимая глаза с блокнота на напарника. Беглый взгляд на исписанную страницу подсказывал, что Хейс настроена была подготовить сенсационную статью, способную перевернуть не только общественность, но и всю историю. Все зависело лишь от настроения повествования. Можно было выставить Регулуса и его мать жертвами или же единственными людьми, способными спасти Сириуса Блэка. Женщина определенно верила в его невиновность, раз не просто выпила с ним, но и позволила зайти дальше. Конечно, существовал вариант, что она исходила не из хороших побуждений, но в таком случае Регулус вряд ли бы гордился своим родством с известным героем войны. Множество связующих цепочек складывались на бумаге, рискуя перейти на другой листок, когда как виновник данного вдохновения продолжал таинственно молчать.
- Я имею в виду насчет будущего. Ты все еще хочешь пойти со мной?
- Рег, с тобой все хорошо? - Оливия даже дотянулась до его лба, проверяя не горячий ли тот. Может, парня знобит, и он забыл все, что произошло с ними за последние несколько часов. Конечно, любой бы удостоверился и спросил еще раз, точно ли Хейс хочет бросить все, сбежать из больницы, оставить позади воспоминания о боли и пытках, скрыться от постоянно преследующих ее воспоминаний. Нелепый вопрос ставил девушку в неудобное положение, заставляя задумываться об истинных мотивах Блэка. Может, он сам передумал? - Меня ничего не держит в моем времени, а если есть возможность перескочить двадцать лет за раз, при этом не постарев ни на день, то почему бы нет? - кажется, повторяя свои же слова ответил Оливия, возвращаясь на свое место. - Либо принудительное лечение в Мунго, либо новая жизнь в будущем? Даже не знаю, что выбрать, Регулус, - девушка улыбнулась, переворачивая блокнот на новую страницу.
- Я не знаю о тебе в будущем. Возможно ты погибла, а возможно - просто уехала из страны. Я не читаю газет, не слежу за новостями в магическом мире. Меня это не интересует.
Журналистка кивнула, понимая, что сейчас лучше промолчать. Она бы сказала, что игнорирование новостей - порок недальновидности, который приводит к неосведомленности и неподготовленности. Конечно, все зависит от источника новостей, но так или иначе человек должен знать, что происходит в мире, он должен уметь мыслить и критиковать. Относиться к любой новости так, как отнесся бы главный редактор - поверить или выкинуть в мусор. Критическое мышление полезно: оно не только заставляет развиваться и совершенствоваться, но и помогает расширить кругозор.
Оливия могла бы часами говорить об этом, заинтересованная в самой структуре новостей и в возможностях, что та предлагает. Главное, что фокусировать свое внимание девушка умела так, как ей это было удобно. То, что скорее всего она не доживет до времени Регулуса, стало понятно еще вчера. Если ее имя ему неизвестно, если она не упоминается в обществе, значит, ее просто уже нет в живых. Хейс предполагала, что именно так все и произойдет. У нее не было ни одной причины для того, чтобы волочить бессмысленное существование. Становиться обузой для брата и его семьи она не хотела, вырваться из принудительного и строгого наблюдения - практически невозможно. Трудно было сейчас сказать, как побег скажется на ней спустя неделю или две, и кто в итоге окажется прав - она или врачи.
- Если ты уверена в том, что хочешь бросить своих родных и пойти со мной, тогда тебе придется сменить фамилию.
Девушка удивленно посмотрела на Регулуса, непонимающе и, наверное, по-доброму улыбаясь. Так, как смотрят на милых и наивных людей, которые приходили к единственно возможному умозаключению. С гордостью, смешанной с умилением и нежностью.
- Боишься, что Родерик найдет тебя даже там, да? - в шутку ответив, Оливия сжала пальцы напарника, а потом кивнула в сторону блокнота. - Одно время я хотела публиковаться под псевдонимом, но потом жажда внимания и славы меня переубедила. Оливия Каннеллони - как тебе? - задумчиво спросила девушка, несколько раз повторяя фамилию на итальянский манер. Ей всегда нравилось это блюдо, а красноречивое имя могло помочь обосноваться в будущем. Конечно, если там не имели ничего против итальянцев. - Хотя я могу взять и фамилию мамы - Райан. Оливия Райан - не так цепко, но зато свои не будут воротить свои чопорные английские носы от моих статей, - рассудила журналистка, перебирая пальцы Регулуса между своими и разглядывая его. Вряд ли смена имени - это что-то необходимое. Если старшая Хейс уже давно умерла или все еще находится под присмотром медсестер в Мунго, то проблем возникнуть не должно. К тому же существование Оливии в будущем должно быть под вопросом, если прошлое изменится. Другое дело, что Родерик наверняка не обрадуется таким метаморфозам младшей сестры. Их разница в возрасте увеличится в несколько раз, что делает его совсем стариком.
- Не нравится? - Хейс положила блокнот на колени, раздумывая над всеми возможными вариантами. - А какая фамилия была у твоей матери? - спросила она, замечая вопросительный знак у древа жизни Регулуса, которое собственноручно нарисовала несколькими минутами ранее. - Если она теперь Блэк, то весь триумф моей статьи становится бессмысленным, ведь остальным известно, кем на самом деле является загадочная миссис Блэк, - мысли скакали очень быстро между тем, что действительно было важно, и тем, что можно было разрешить в будущем. Пожалуй, стоит пересмотреть свои задумки. Оливия перелистнула страницы блокнота, почесывая кончиком карандаша щеку. Внимательный взгляд Регулуса ее не смущал, а внимание было сконцентрировано на сенсации, что на глазах превращалась в статью уровня «Придиры» и «Вестника моды». 
- Что такое? - наконец спросила Хейс, почувствовав прикосновение к карандашу, которым она только приготовилась делать новые пометки. Может, конечно, он не хотел, чтобы статья вышла в свет? Это ведь усложнит жизнь и его матери, и ему самому. - У меня вот-вот сложится картинка, погоди, - попросила журналистка Блэка, закрывая глаза и формулируя мысль в голове. Можно было по дороге в будущее остановиться в настоящем, чтобы передать статью Роду, которую он опубликует от ее имени… Это было бы логично и избавляло от риска потери такого драгоценного материала. Нужно только определиться с псевдонимом и объяснить его брату, чтобы не возникло никаких проблем с присвоением славы в будущем. Оливия нахмурилась, открывая один глаз и смотря на притихшего Регулуса. - У тебя есть свои варианты моего псевдонима? - странный вопрос, совсем неуместный, скорее всего невозможный. Хейс могла спросить прямо, но вдруг напарник посчитал бы ее совсем сумасшедшей и отправил бы обратно в Мунго? Какой парень предложит девушке выйти за него замуж на второй день после знакомства? Тот, который получил Авадой Кедаврой по сердцу, а потом выжил? - Регулус, ты понимаешь, где находишься и с кем говоришь? - заметив странное выражение лица парня, Оливия вновь приложила ладонь к его прохладному лбу.

+1

8

- Боишься, что Родерик найдет тебя даже там, да?
Оливия определенно очень сильно любила своего брата, считая его сильным и опасным. Скорее всего, будучи старшим, он постоянно защищал ее, оберегая, но тяжело было представить, как сильно он страдал от мысли, что не смог уберечь сестру от самой страшной опасности в ее жизни. Регулус никогда не становился жертвой Пожирателей - даже сегодняшний день не в счет, - он никогда не сталкивался с потерей, с переживаниями, которые бы высасывали из него все жизненные соки. Но воображение могло подкинуть варианты, помочь представить это, хоть и не осознать всей боли, всей силы ужаса. И Блэк невольно сжал аккуратные пальцы Оливии, ощущая их тепло. В какой-то момент ему становилось страшно, что это создание, такое живое и яркое, могло целый год страдать от постоянных, непрерывных пыток.
Девушка тем временем начала искать варианты, определенно не уловив скрытый смысл вопроса. Возможно, ему не стоило обрушивать на нее так сразу столь внезапное предложение. Но ему хотелось. Несмотря на то, что Регулус всегда был здравомыслящим, серьезным и ответственным, подобный вопрос мог удивить любого. И то, что он прозвучал из уст молодого человека, могло удивить вдвойне. Но до встречи с Оливией он не ощущал такой острой близости с человеком. Возможно, это звучало слишком романтично и глупо, возможно порталы напрочь перевернули его мозги, но он ощущал только одно - она была тем самым человеком, который был нужен ему. Оберегать ее от прошлого, дать ей новую жизнь, открыть ей мир магии во всей его красе, показать, что жизнь не заканчивается на боли, что были еще более яркие краски и эмоции. Возможно, было несерьезно предлагать такое человеку, которого знаешь не больше двух дней, но с которым успел пережить такое, с чем в обычной жизни и не столкнешься. Но Регулус ощутил, что именно этот вопрос должен был прозвучать сейчас, пока не поздно, пока они не двинулись дальше и не разбежались. Ведь Блэк понимал, что в какой-то момент Оливия может отпустить его руку.
- А какая фамилия была у твоей матери?
Регулус поднял глаза на Оливию, внимательно разглядывая ее и ожидая, когда до нее дойдет смысл его вопроса. Когда она осознает, что именно он ей предлагает, какой вариант фамилии его устраивает больше всего. Можно было легко считать его сумасшедшим, который так запросто задает странные вопросы девушке, которой помог сбежать из Мунго, но их таких тут было двое. И ему нравилось ощущать это приятное безумие, которое охватывало его рядом с Хейс. Нравилось и то, как она смотрела на него, как касалась, словно передавая ему еще больше безумия. Наблюдая за ее стараниями, за попытками записать каждое слово, Блэк ощущал, как волнение охватывает его. Нервничал он не так часто, как могло показаться. Возможно раньше он смущался больше, переживал, но с годами эмоции становились более ровными, спокойными, а сам молодой человек - более сдержанным. Нельзя было сказать, что он ничего не чувствовал или не испытывал, наоборот. Ему нравилось находиться в своей безумной компании, которая вдохновляла его, вдыхала в него жизнь. И Оливия делала тоже самое. Наполняла его жизнь более яркими красками. Даже эти два дня, что они провели вместе. Его пальцы аккуратно коснулись ее карандаша, останавливая на мгновение. Журналистка в ней, если и дремала, то очень резко просыпалась, спеша урвать лакомый кусочек интересной новости. В будущем никто не задавал ему вопросов - почему он родился, от кого и когда. В первое время были лишь стандартные, дежурные вопросы, на которые были даны ответы и люди больше не приставали. Сириус все равно не мог ничего подтвердить или опровергнуть, а мальчик отдаленно, но напоминал Блэков. Да и кто станет врать о сыне от некогда беглого преступника? Было бы логично рассказать о нем сражу, а не ждать одиннадцать лет.
- У меня вот-вот сложится картинка, погоди. - Регулус все еще продолжал смотреть на девушку, терпеливо дожидаясь, когда в ее глазах промелькнет осознание, когда до нее дойдет, о чем именно он спрашивал. Возможно, этот вопрос стоило отложить на потом, но Блэк считал, что прежде чем делиться своей тайной, он должен знать, насколько сильно Оливия хочет знать это. Не как журналист и стервятник из Пророка, а как девушка. То, что он ей нравился, это Регулус чувствовал. Иначе она бы не ругала его за глупости и необдуманные поступки, иначе не касалась бы его так нежно и ласково, не отвечала бы на поцелуи с чувством. Возможно, ему стоило подождать. А может - он поступил правильно. - У тебя есть свои варианты моего псевдонима? - Осознание. Регулус чуть склонил голову набок, все еще молча изучая Оливию. Видел, что она наконец поняла, что именно он имел в виду. Поняла и это ее удивило. Смутило ли? Навряд ли. Блэк чуть подался вперед, мимолетно закусывая губу и изучая недоверие в глазах Оливии. - Регулус, ты понимаешь, где находишься и с кем говоришь? - Ее ладонь коснулась его лба, но девушка зря переживала. Он был здоров и в своем уме, просто их встреча что-то перевернула в нем и виной тому была отнюдь не Авада.
- Естественно, - ответил Блэк мягко, забирая ее ладонь в свои и разглядывая руку. Аккуратную и изящную. Которая не раз наверное дергалась от боли во время пыток. Пальцами которой она должна была цепляться за что-то, чтобы подняться или удержаться. Регулус не мог изменить ее прошлое прямо сейчас, не мог переписать его мгновенно, но мог дать ей жизнь без боли, без пыток, без кошмаров. - Просто мне кажется, что Оливия Блэк звучит куда лучше, чем Оливия Каннеллони, - также мягко добавил он, поднося руку девушки к своим губам и касаясь кожи. Это было совсем не романтично, не было вокруг цветов и музыки, дождя и атмосферы. Не было даже намека на кольцо. Но был он, были его слова, была ситуация, которая располагала. Был шанс. Возможно, Регулус выглядел глупо, предлагая такое, но ему казалось, что нельзя отступать, если еще вчера сердце предательски дрогнуло, когда девушка резко прижалась к нему, ища защиты. Защиты, которую он мог дать ей. Дрогнуло, когда их губы впервые соприкоснулись, когда он ощутил ее дыхание на своем лицо, когда заглянул ей в глаза. Воспоминания сразу же напомнили о себе, не отпуская его. Внутри стало резко спокойно, словно злое заклинание погасло, подавляемое более светлым чувством. Регулус переплел пальцы с пальцами Хейс, мягко сжимая их и прижал ее руку к своей щеке. Едва ощутимо колючей. Лишь слегка. И на его губах появилась едва уловимая улыбка. - Считаешь, что я странный? - поинтересовался он, видя сомнения в ее взгляде. Если так, что она была права. Он был странным, необычным. Вечно-идеальным материалом для изучения. К сожалению, он подозревал, что не сможет показать ей свой мир - если проход через обыкновенный портал делает ему больно, через другой - может убить. Да там и не было ничего такого, что заслуживало бы внимания. Но ему хотелось показать ей мир без зла. Тот Хогвартс, который он знал и любил, светлый и наполненный счастливым смехом учеников, Хогсмид с радостными жителями, новый светлый Лондон, где даже дожди шли реже, чем сейчас. Было ли это все как-то связано между собой? Неизвестно, но жизнь в будущем была намного лучше, намного ярче и беззаботнее. - Мне двадцать семь лет, я взрослый и серьезный человек, - произнес Регулус немного помедлив и смотря прямо в глаза Оливии. - Родился девятнадцатого марта 1996 года, так что со свиданием родителей ты почти угадала, - добавил он провел подушечками по подушечкам девушки, неопределенно дернув уголками губ. - Жизнь моих родителей куда интереснее, чем моя собственная. Я не стремлюсь внести разнообразие спонтанным решением, но просто я... влюбился, - Регулус посмотрел прямо в глаза Хейс, видя весь спектр эмоций, который отражался в них и коснулся подушечками ее лица, почти сразу убирая руку. - И не вижу смысла упускать такую девушку.
Конечно, это было сомнительное оправдание. Но он правда понимал, что не Авада толкнула его к этому. Влюбленность, внезапная и слишком яркая, слишком естественная, толкнула его закрыть собой Оливию, уберечь ее от новой боли, от смерти. И именно она подтолкнула его задать правильный вопрос. Возможно, он поступал глупо, но Регулус никогда не скрывал ни чувств, ни эмоций. Будучи открытым и честным, он всегда говорил что думал. Конечно иногда приходилось завуалировать некоторые вопросы и слова, чтобы не обидеть собеседника, но чаще всего он говорил прямо, как сейчас, так как не видел смысла прятать то, что было. А скрывать свои чувства от Хейс было глупо. Их могли оторвать друг от друга в любой момент. Или даже убить. Поэтому его поступки были правильными. Правильными настолько, что волнение отпустило молодого человека, позволяя ему выдохнуть и выжидающе посмотреть на девушку, которая явно не ожидала подобного на второй день знакомства от человека, которого не брали заклинания, зелья и реальность. Который пришел из будущего и спас ее от Мунго, от смерти, от поступков глупости. И от человека, которого она не знала, но целовала так чувственно, что сердце замирало. Регулус тихо выдохнул, снова поднимая на нее глаза.

+1

9

- Просто мне кажется, что Оливия Блэк звучит куда лучше, чем Оливия Каннеллони.
Хейс явно не ожидала такого вопроса посреди ее же интервью. Честно говоря, она вообще не ожидала, что услышит предложение в следующие пять, а то и десять лет. Оливия не испытывала пустых фантазий, касательно брака или же любви на всю жизнь, поэтому и вовсе не рассматривала возможность когда-либо стать чьей-то. Это не сходилось с ее представлениями о жизни. Да что говорить - она ещё позавчера была практически пожизненно заключена в Мунго, и единственным развлечением было смущать посетителей других пациентов.
Регулус же был странным. Призрачным, практически невозможным, оттого и удивительным. То, с какой нежностью он относился к той, с кем знаком лишь второй день, одновременно и впечатляло, и настораживало.
- Это все моя смирительная рубашка, да? - попыталась пошутить Оливия, чуть сжимая пальцами пальцы Регулуса. Выглядело все и правда забавно, возможно, сомнительно. Неужели парень мог говорить об этом серьезно? У них не было ничего общего - даже родились и то в разных временах. Блэк был профессором и серьезным человеком, Хейс - так и не прославившимся журналистом, вынужденным наслаждаться стенами больницы святого Мунго. Вдруг он просто не осознавал, какими сильными были последствия совместной жизни с близнецами Кэрроу? Агрессивность и резкие поступки, необдуманные, неподвластные логике, - меньшее из того, на что была способна Оливия. Пусть она и говорила недавно, что импровизация - ее конек, но не настолько, чтобы не только отправиться в будущее, но еще и оборвать всякие ниточки к самой себе. Но было ли от чего отказываться?
- Считаешь, что я странный?
Оливия качнула головой, не соглашаясь с этим, но ничего не говоря в ответ. Вряд ли она считала именно Регулуса странным. Устойчивость к Аваде Кедавре определенно казалась необычной, но это не делало его безответственным или неподвластным простой логике и воспитанию. Выглядел парень не просто умным, но и образованным, ведь это два важных и отличных друг от друга качества. Да, вопрос сходил за сомнительный, потому что вполне мог быть последствием как раз-таки возможной недавней смерти. Блэк оказался рядом с Хейс, увидел ее живой, сам, возможно, прочувствовал холод приближающегося конца. Вполне подходит описаниям, которые часто используют в литературе. Оливия, конечно, находясь в таком же положении, не думала жить сегодняшним днем и выходить замуж или жениться на Кэрроу, но состояние шока ей было знакомо.
- Мне двадцать семь лет, я взрослый и серьезный человек. Родился девятнадцатого марта 1996 года, так что со свиданием родителей ты почти угадала.
Это было вполне логично, ибо родиться в другой период времени Регулус не мог. Сириус Блэк был слишком известной личностью, чтобы каждый знал, когда тот сбежал или когда упал в арку. Об этом говорили все, писали везде, да и не было человека, который не обсудил или угрозу, или сожаление обо всем случившемся.
- Жизнь моих родителей куда интереснее, чем моя собственная. Я не стремлюсь внести разнообразие спонтанным решением, но просто я... влюбился.
Оливия приподняла брови в удивлении, разглядывая парня перед собой. Все-таки скорее всего Авада угодила ему не просто в сердце, но и задела жизненно важные органы. Она никогда не говорила о своих чувствах и не испытывала желания произнести обещания вслух. Возможно, признаться в любви брату, сказать, как сильно он ей дорог, но похожее происходило лишь несколько раз за всю ее жизнь. Отношения же заканчивались до момента, когда кто-то начинал думать о чем-то большем. Хейс была сконцентрирована на работе и не хотела тратить время и силы на то, что в принципе не являлось чем-то важным и необходимом.
- И не вижу смысла упускать такую девушку.
Оливия коснулась ладонью груди Регулуса, мягко надавливая в районе сердца. Кожа была теплая - не слишком горячая и не такая уж и холодная. Стук сердца чувствовался подушечками пальцев, ритмичностью показывая как сильно Блэк был взволнован. Может, скорость сердцебиения не зависела от этого, но то было слишком быстрым, заставляя Хейс нахмурится. Сама девушка провела достаточно времени и наедине со своими мыслями, и рядом с колдомедиками, которые изо дня в день оценивали состояние пациентов вокруг. Внешних признаков нездоровья Регулуса не было видно, если не считать раны на затылке и в принципе помятости парня. Почему он решил, что влюбился именно в Оливию - тяжело объяснить, так же тяжело, как и собственно принять или поверить. В голове журналистки не укладывалось подобное, она просто не понимала и не представляла, что найдется человек, способный почувствовать к ней что-то большее, чем влечение или же неловкую нежность. Все отношения, которые удавалось вспомнить до заключения в парк аттракционов Кэрроу, проходили на более свободных условиях. Она не требовала внимания или же повышенной опеки, противясь последнему достаточно активно. Все свободное время занимала работа - поиск материала, его обработка, написание статей. Оливия мало, кому рассказывала, о чем именно пишет, поэтому разговоры с потенциальными парнями заканчивались, когда в них появлялся интерес к ее рабочим делам. Да и она не смогла бы сразу сказать, задумывалась ли хоть раз о том, чтобы съехаться с кем-то. Редкие визиты к ней домой подсказывали, что скорее всего Хейс не подпускала к себе никого настолько близко. Наверное, потому, что не видела в том смысла и спокойно жила в одиночестве. Серьезно она относилась только к брату, когда как друзья и знакомые всегда могли подождать более удобного время для разговора и вечеринок. Последние происходили так же часто, как случались выходные у Оливии, то есть, достаточно редко. Разгульный образ жизни не выходил таковым, хотя она постоянно утверждала, что живет именно по такому принципу - никаких обязанностей, никаких ограничений. Свобода, отсутствие давления со стороны и полная независимость. Это ее устраивало и делало ее такой, какой Хейс и была. Успешной, увлеченной только собственным делом, полностью отдававшейся карьере.
- Рег, ты ведь совсем меня не знаешь, - Оливия и сама себя не знала. Осталась ли она такой же свободной и беззаботной, или же потребность в опеке и человеке рядом взяла верх над остальным? Тяжело было ответить на этот вопрос, ведь Хейс находилась в больнице сутки за сутками. У нее не было возможности ощутить себя в одиночестве, вспомнить, что значит, когда за тобой не следят. В таких условиях поведение становится машинальным, привычкой, от которой не так-то просто избавиться. Завтрак, обед и ужин по расписанию, подъем, отбой - все это было согласно регламенту, установленному в больнице. В подвале же Оливия выживала на условиях Кэрроу, хотя первое время и пыталась противиться. Вся жизнь до заключения… Имела ли она смысл, если той Оливии больше не было? - То, что ты видел под смирительной рубашкой, когда мы выбирались из Мунго, или же недавно в амбаре - это лишь часть меня. Я и сама не уверена, кем являюсь сейчас, - странное признание, скорее всего, не тот ответ, который Блэк хотел услышать, но другого у Хейс не было. Пальцы скользнули по его шее к щеке, очерчивая край подбородка.
Если бы она встретилась с ним в прошлом, до того, как потеряла себя, тогда, когда считала себя состоявшейся и успешной, то встреча бы не затянулась настолько долго. Они бы встречались в удобное для обоих время, тратили бы его или на разговоры, или на поцелуи, но никогда бы не касались темы чувств или же привязанностей. Оливия бы не думала о том, как поскорее выйти замуж, а он бы знал, что это последнее, чего бы девушка хотела. Даже, наверное, ее желания были бы так же важны для него, как и его для нее.
- Ты уверен, что предлагаешь мне потому, что тебе хочется этого, а не потому, что испугался смерти? - неловкий вопрос, но задан достаточно четко и прямо. Хейс не любила ходить вокруг да около, не любила скрывать то, что было на поверхности, или же игнорировать слона в комнате. Это было бы логично, если бы желание связать себя чем-то серьезным в нынешней жизни остро ощутилось после удивительного исцеления. Оливия мягко улыбнулась, замечая погрустневшее выражение лица Регулуса. Ладони уже коснулись щек, мягко сжимая их, пока сама Хейс подвинулась ближе к парню. - Я знаю, что тебя зовут Регулус Сириус Блэк, тебе двадцать семь лет, и ты пришел из будущего, - девушка сидела достаточно близко, обнимая ногами за спину и тем самым показывая, что разговор только начинался. - Работаешь в Хогвартсе профессором Заклинаний, ты воспитан, начитан и очень умен. А еще, окончил Рейвенкло, - Оливия провела подушечками пальцев по ладони Блэка, приподнимая ее и прижимая к своему сердцу. - Допустим, я достаточно сумасшедшая, чтобы довериться тебе и сбежать из защищенной больницы вместе с тобой, - сердцебиение было ровным, даже, пожалуй, медленным, но это был результат зелий, поддерживающий ее эмоциональное состояние. Хейс же знала, стоит подумать о другом, о чем-то более животрепещущем, о том, что происходило недавно, как ритм собьется. - Добавим к этому ночь перед переходом в портал и, собственно, озеро в Запретном лесу, - она улыбнулась, вжимая ладонь Блэка в область сердца сильнее и касаясь губами его щеки. - Вспомним, твое глупое геройство, подумаем над тем, как ты совершенно необдуманно и бессмысленно бросился под Аваду, - перед глазами пробежали нужные воспоминания, а волнение, коснувшееся Оливии вновь, заставило почувствовать недовольство. Могла ли она привязаться к напарнику из будущего настолько, что сидела бы сейчас в странной таверне, объясняя ему себя и свои чувства? Она редко говорила о чувствах серьезно, шутки ради смеха - не более. Хейс не знала, что такое нежность, плохо понимала, зачем она нужна, но иногда испытывала потребность оказаться нормальной. Почувствовать тепло в сердце, растекающееся по телу, захотеть улыбнуться ему, увидеть улыбку в ответ. Это называют влюбленностью или потребностью? Оливия не знала. - Все еще думаешь, что это хорошая идея? - она коснулась ладонью его груди, мягко мазнув губами по щеке. - Я принесла за эти сутки куда больше боли тебе, чем кто-либо другой. Регулус и Оливия Блэк? Уверен? - можно было не переспрашивать, сразу отказаться или же, наоборот, согласиться. Но Хейс не знала, как поступить правильнее. Не знала, чего хочет. Взять его руку и не отпускать, быть рядом и не давать ему снова совершать глупых ошибок, разряжать обстановку глупыми шутками и улыбаться в ответ на его серьезное выражение лица? Касаться губ, лица и тела, зная, что это успокоит и заставит ее чувствовать куда более защищенной, чем за последние месяцы в Мунго? Все верно, все, кажется, было так. Только Оливия не могла обрекать Регулуса на общение с собой, она не могла быть той, кто отнимет у него свободу и не предупредит, чем это может обернуться. Когда-то она была теплым солнцем, ураганом, торнадо, который переворачивал жизни людей с ног на голову и делал их разнообразнее. Но кем Хейс была сейчас? Сможет ли она быть той же Хейс или стоит задуматься о том, чтобы стать… Блэк?
Импровизация, неожиданность, непредвиденность. Жизнь слишком коротка, чтобы разменивать ее на обдумывания. Но если бы не Регулус, если бы не симпатия, не чувства к нему, Оливия бы даже не мешкалась. Возможно, это было больше, чем влюбленность. Что-то, граничащее с потребностью и необходимостью. Якорь, стержень, крепкие объятия, способные удержать ее от опрометчивого поступка, от нового срыва или неоправданной жестокости. Важно не удобство Хейс, которое прежде она отчаянно берегла, не ее свободное время или независимость. Важно, чтобы Блэк был счастлив, и она не могла поставить это под угрозу собой. Так просто и без лишних слов. Может, это и был ответ.

+1

10

- Рег, ты ведь совсем меня не знаешь.
Блэк на мгновение прикрыл глаза, ощущая теплую ладонь Оливии на своей груди. Они совершенно не знали друг друга в обычном смысле этого слова. То есть у них не было времени сесть и познакомиться, рассказать друг другу о своем детстве, друзьях, увлечениях, приключениях. Не было ничего такого. В одно мгновения их дорожки пересеклись, когда они столкнулись в Мунго - она налетела на него, сбивая с ног резким толчком и падая сверху. Если бы не сражение в Лесу, если бы не здравый смысл и мысль посетить больницу, чтобы проверить свое здоровье, они бы и вовсе не встретились. Хейс бы продолжала бегать от медбратьев до тех пор, пока бы ее не поймали и не вернули бы в палату, а он просто пошел бы дальше в портал. Но именно решение пойти в Мунго и привело их в итоге в этот сомнительный номер. Да, они совершенно не знали друг друга - какой любимый цвет, как зовут родителей, какая порода совы сидит дома и ждет, когда надо будет отнести письмо, когда был первый поцелуй. Все эти вопросы сами по себе отпали, переползая в будущее. Остались на потом. Но Регулус уже знал, что прежде, чем девушка ответит на его вопрос, он должен будет ей рассказать правду. Она слишком много видела и знала, чтобы оставлять ее в неведении. Конечно, друзьям и остальным будет обидно, что об этом узнала совершенно незнакомая девушка на второй день, но это было правильно. Возможно, Блэк слишком спешил, но он правда не видел смысла отступать и давать Оливии возможность уйти просто так. Ведь возможно именно конкретного будущего ей и не хватает, чтобы собраться? Его нисколько не смущало, что она провела в Мунго почти год, было неважно, как сильно она изменилась после пыток, как изменят ее порталы.
- Ты уверен, что предлагаешь мне потому, что тебе хочется этого, а не потому, что испугался смерти?
Будь Регулус обидчивым, то возможно отстранил бы лицо, нахмурил бы брови и прервал бы разговор резко, но он прекрасно понимал, почему девушка сомневается. Ведь в самом деле не каждый день совершенно незнакомый парень делает такое неожиданное предложение, которое способно полностью изменить жизнь. И, откровенно говоря, Блэк бы на месте Оливии тоже бы растерялся. Но легкая тень грусти невольно коснулась его лица, давая понять, что вопрос ему совершенно не понравился. Пожалуй, в словах Блэка никто и никогда не сомневался, и он привык к этому, ведь из всех знакомых и в их большой компании он один всегда сохранял здравый смысл и говорил адекватные вещи, которые не оспаривались и не подвергались сомнению. Но и Оливия была права, спрашивая подобное. В более нормальной ситуации любая девушка бы покрутила пальцем у виска, послав горе-жениха как можно дальше с его идеями о смене имени. Но не Оливия. Ее пальцы коснулись его лица и он едва дернул губами, наблюдая, как она садится ближе, обнимая его ногами за пояс. Улыбка невольно скользнула по губам, позволяя немного расслабить напряженные плечи и ладони аккуратно коснулись ее бедер. - Я знаю, что тебя зовут Регулус Сириус Блэк, тебе двадцать семь лет, и ты пришел из будущего, - Блэк согласно кивнул, отмечая, что она как-то по-особенному мягко произносила его имя, словно подчеркивала. - Работаешь в Хогвартсе профессором Заклинаний, ты воспитан, начитан и очень умен. А еще, окончил Рейвенкло. - Синий факультет оказался общим, и Регулус был искренне рад, что окончил именно его, ведь там ему было самое место. Не среди безумных гриффиндорцев, которые скакали на своих и чужих головах, не жалея чужие нервы, и не среди странных хаффлпаффцев, которых очень ярко представлял лучших друг. О Слизерине речь и вовсе не шла, так как Блэк давно уже был неправильным Блэком, хотя бы потому, что чистота его крови вызывала сомнения. Оливия тем временем продолжала говорить, упомянув и их ночь после побега, которая стала одним из самых ярких моментов, и его глупое геройство, и многое другое, что они оба успели натворить за все это время. Ощущая ладонью биение ее сердца, Регулус думал лишь о том, что ему не стоит скупиться на слова и нужно будет рассказать все полностью, ведь только так он сумеет объяснить ей феномен своего выживания и устойчивость к другим заклинаниям. С алкоголем было понятнее, чем с зельями, но Регулус не задавал матери лишних вопросов, прекрасно зная, что она может и ответить на них слишком прямо. Поэтому любые подобные темы он изучал самостоятельно, не уходя в прошлое. - Я принесла за эти сутки куда больше боли тебе, чем кто-либо другой. Регулус и Оливия Блэк? Уверен?
Блэк чуть склонил голову набок, а на его губах промелькнула мягкая улыбка и подушечками пальцев он коснулся лица Хейс, проводя большим по ее губам. Но не пошевелился более, лишь разглядывая ее с интересом.
- Ты знаешь обо мне достаточно много, но не все, - заметил Регулус очень осторожно, мгновенно отмечая интерес во взгляде девушки. - Пожалуй, сперва мне стоит рассказать тебе чуть больше о себе, прежде, чем ты дашь ответ, - продолжил он, садясь чуть ровнее и упираясь локтями в свои колени. Ноги девушки по-прежнему были скрещены у него за спиной, поэтому никто из них не смог бы мгновенно сбежать, даже в случае чрезвычайной необходимости. Сделав глубокий вдох, молодой человек чуть повел шеей и прямо посмотрел в глаза Оливии, видя в них неприкрытое любопытство. - То, что я скажу тебе - это тайна. Ее знают три человека - я, моя мать и мой крестный, - начал анимаг, чуть склоняя голову в сторону и потирая подушечками затылок. Рана заживала, но лениво и медленно, словно издеваясь над молодым человеком. Но Регулус привык - в Больничном крыле он был частым гостем и спасало только то, что лечила его Нерисса, которая хорошо знала его не только как коллегу по Хогвартсу, но и как старосту своего факультета когда-то. - Пожалуй, начнем с самого простого - за пределами порталов в этом мире моя мать давно умерла, - произнес Блэк медленно, чтобы Хейс успела осмыслить все, что он сказал и продолжал говорить, - задолго до моего рождения. Вернее, не в этом мире. В твоем мире. В твоем мире она погибла незадолго до смерти Поттеров, пала от рук Пожирателей вместе со своей семьей, - Регулус чуть отстранил лицо от лица Оливии, наблюдая за ее реакцией и разглядывая темные глаза. - Но есть другой мир, параллельный. Там почти все события идентичны с событиями этого мира, но все-таки кое-какие различия есть. В моем мире, - назовем его так, - моя мать выжила чудом, но Дамблдор спрятал ее, дав новую внешность, новое имя и работу. И она четырнадцать лет провела в новом образе, выполняя поручения директора. А потом совершенно случайно встретила моего отца, на окраине Лондона, в каком-то отвратительном баре. Она была связана Обетом и не могла раскрыть себя, поэтому решила просто с ним переспать, - Блэк заметил взгляд Оливии и пожал плечами, улыбаясь. - Она странная, - добавил он, подразумевая мать, которая и в самом деле повела себя очень странно. - Она сразу же перебралась как можно дальше от Лондона, в городок под названием Фолкстоун, где и родила меня, воспитала, а в одиннадцать лет я получил письмо, - Регулус опустил голову, разворачивая руки ладонями вверх. Оливия словно по инерции положила свои сверху и Блэк сжал их, поглаживая пальцами. - Но в это время в Министерстве как раз впервые испытывала порталы, только-только активно занимались этим, но немного неудачно. Хотя, смотря с какой стороны посмотреть, - Регулус повел шеей до хруста, на мгновение прикрывая глаза. - Этот портал открылся спонтанно посреди улицы, когда мы с мамой покупали все необходимое для Школы. И нас просто перекинуло в этот мир. И единственным человеком, который мог помочь, был старый мамин знакомый по Школе. Он помог нам, быстро сориентировался, хотя и был немного шокирован таким сюрпризом, - молодой преподаватель поднял глаза на Оливию и чуть подался вперед. - Но самое забавное, что никто не удивился наличию сына у Сириуса Блэка, - подвел итог он, неопределенно усмехнувшись и коротко вздохнув. По сути, люди должны были задаться хотя бы одним вопросом и поинтересоваться - как, откуда, когда. Но никого не волновало то, что случилось много лет назад и Регулусу это было на руку. Не нужно было оправдываться и объяснять что-то, выдумывая для этого мира. И ему жилось очень комфортно в окружении друзей и родственников, которые приняли его как родного, не взирая ни на что. Блэк был всем им благодарен, но считал, что правда оттолкнет их от него. Никто ничего не знал о порталах вообще, не говоря уже о другом мире. - Интересная статья получится? - Регулус слабо улыбнулся, пытаясь как-то разрядить обстановку, так как видел, что девушка еще не определилась с собственными эмоциями. Не желая ее смущать, молодой человек чуть откинулся назад, касаясь затылком подушки, которая была поднята повыше. Таким образом он и удобнее устроился, и не надавил на ноги Хейс. Освещение стало чуть темнее, как и ночь за окном, но Блэк уже не обращал внимание на время. Они и так проспали полдня, так что спешить было совершенно некуда. Если его ученики и друзья пойманы и в плену, то ничего не измениться от того, что он придет позже. Их в любом случае бы пытали сразу, не откладывая в долгий ящик, поэтому Регулус решил, что подумает о насущном потом, когда нужно будет двигаться дальше. Но он не мог появиться в логове Лорда без сил и шанса защитить себя и других, а прийти и сдаться, чтобы злой волшебник вспорол ему грудь посмотреть, почему на него ничего не действует - было бы глупо. Идеальным вариантом было бы заглянуть в Мунго - возможно пострадавшие отправились бы туда, в крайнем случае - там же можно было получить полезные сведения о ситуации в целом. Но сейчас Блэк был занят совершенно другим вопросом. Казалось бы - к чему все это сейчас, когда на кону жизни других? Но ответ заключался во всем сразу. Регулус принимал решения обдуманно, какими бы быстрыми они ни были. Возможно со стороны это выглядело легкомысленно и спонтанно, но на деле Блэк не поступал неправильно. Считая себя правым, он точно знал, что решение верное, что вопрос правильный, но не мог предугадать ответ. Оливия нравилась ему не только красотой и безумием, но и непредсказуемостью. В один миг она пытается убежать, прихватив его палочку, а уже через мгновение прижимается к нему с поцелуем, от которого все внутри приятно сжимается и скручивается, нагреваясь. Неожиданно в голове вспыхнуло все. Все лица, все имена, все события минувшего дня и Регулус нахмурился. Он-то был уверен, что Веледа не сунется в порталы, так как ее дар немного ограничивал ее в перемещениях и общении с другими, а временная петля убила бы девочку, но она такая, что могла и прыгнуть следом за ним, чтобы прикрыть собой. - И еще... - Блэк неожиданно мягко улыбнулся, но в глазах промелькнула почти шутливая вина. - У меня есть дочь, - добавил он и заметил как глаза Оливии чуть увеличились, и поспешил пояснить: - Приемная. Ей шестнадцать лет, она очень пугливая, асоциальная и обладает даром видеть будущее в нескольких вариациях, что создает проблемы. А я помогаю ей уживаться с другими и этим миром в целом, - Регулус облизал губы, закусывая нижнюю. Конечно, стоило сперва все изложить, а только потом уже делать предложение, но поменять местами события Блэк не мог, но зато Хейс теперь знала все. Знала про Веледу, про Сону, про его мир, про его способность и особенность. Знала больше, чем любой другой. - Теперь ты знаешь все, Оливия.
Регулус разглядывал девушку, размышляя о том, что, по сути, их встреча была знаковой. Влюбиться так сразу, быстро и бездумно было невозможно, но Блэк влюбился. Хорошо это или плохо - он не знал. Не знал чем закончится эта история, чем закончится ситуация с порталами. Все происходящее было невозможным. Но оно было. И смотреть на девушку, которую едва знал, касаться подушечками ее лица и шеи - было неправильно. Неправильно смотреть и желать ее, но желать не пошло, а сердцем. Хотеть ее рядом с собой, чтобы ее аккуратные пальцы всегда касались его руки, ее губ - его губ и лица, ее бедра прижимались к его, ее волосы - щекотали его шею, скользя по груди. Неправильно было смущать ее таким вопросом, вынуждать давать ответ прямо сейчас, взваливать на нее совершенно ненужную информацию о других измерениях и делиться своими чувствами. Но все это было. Все это происходило в самом деле и Регулус лишь мимолетно облизал губы, тихо выдыхая в волнении.

Отредактировано Regulus S. Black (2018-06-23 20:08:16)

+1

11

- Ты знаешь обо мне достаточно много, но не все.
Девушка могла бы остановить его прямо тут, чтобы объяснить, что знает она, откровенно говоря, ничего. Все выводы, сделанные из прошедших двух дней, выстраивались в какую-никакую цепочку лишь благодаря наблюдательности и предположениям, но никак не знанию. Оливия могла догадываться, что происходило в жизни Регулуса, как и он, наверняка, лишь приводил доводы о ее жизни, совсем не представляя, как оно было на самом деле. Именно поэтому люди, готовые сблизиться, должны были или говорить, или дать возможность узнать друг друга другими способами.
- Пожалуй, сперва мне стоит рассказать тебе чуть больше о себе, прежде, чем ты дашь ответ.
Сомнение вновь коснулось Хейс, заставляя почувствовать напряжение от происходящего. Она не любила ситуации, в которых чувствовалась или неуверенность, или смятение. Это было неприятно и подрывало логику, которой Оливия привыкла склеивать кусочки мозаики. Конечно, прошло много времени с ее последней статьи, но от привычек не так уж просто избавиться. Улыбок стало меньше от количества круцио, но это лишь последствие, а не победа зла над добром. Отсутствие привычной легкости - условие такое же логичное и закономерное, как потребность в воде после бурной ночи с алкоголем и танцами. Забыть о том, что делала всю жизнь, выискивая тайны и стремясь сделать их достоянием общественности, было невозможно. А нынешний разговор явно заставлял Хейс задуматься над всем сразу, лишая уверенности в правильности выбора, о котором Блэк просил.
- То, что я скажу тебе - это тайна. Ее знают три человека - я, моя мать и мой крестный.
К тайнам она привыкла, поэтому не придала значения количеству осведомленных людей. Заметила лишь, что круг слишком узкий. Оливия кивнула, притягивая к себе блокнот. Нужно было следить не только за тем, насколько ровно и понятно вычерчиваются буквы на бумаге, но и на действиях Регулуса. Тяжесть разговора выражалась в его постоянном движении - руки то касались головы, то коленей, не имея возможности справиться с волнением или же схватиться за что-то, что могло стать опорой. Если таковая требовалась - тема действительно стоящая. Хейс коснулась пальцами карандаша, накладывая несколько чар подряд. Тот вздрогнул, а потом сам поднялся в воздухе, завибрировал, справляясь с энергией, вселяющейся в него. Оли не обращала внимание на привычное действие, сосредотачиваясь на том, чем Рег собирался поделиться.
- Пожалуй, начнем с самого простого - за пределами порталов в этом мире моя мать давно умерла задолго до моего рождения. Вернее, не в этом мире. В твоем мире. В твоем мире она погибла незадолго до смерти Поттеров, пала от рук Пожирателей вместе со своей семьей.
Удивленный взгляд скользил по лицу напарника, задерживаясь то на глазах, то на губах, произносивших странные слова. «Твой мир», «этот мир» путало, не укладывалось в голове, казалось, совершенной небылицей. Возможно, порождением Авады Кедавры. Но порталы ведь таковыми не были? Оливия посмотрела на листок, на котором записались точные слова Регулуса. Глаза пробежались по ровным строчкам, а в голове уже пыталась образоваться одна или несколько цепочек, объясняющих происходящее. Вновь подняв взгляд на Блэка, Хейс медленно кивнула.
С одной стороны, существование нескольких миров возможно. Это было закономерно, иначе как объяснить редкое чувство неуверенности, забывчивости, дежа вю, которое так любили приписывать к замедленной реакции мозга? С другой стороны, Авада Кедавра коснулась тела Регулуса и осталась сидеть в нем. Сначала предложение выйти замуж, пусть и озвученное таким образом, что казалось чем-то завуалированным и не таким светлым, какой должна быть ассоциация со свадьбой. Потом предположение, что его мать и вовсе в этом мире давно мертва.
- Но есть другой мир, параллельный. Там почти все события идентичны с событиями этого мира, но все-таки кое-какие различия есть. В моем мире, - назовем его так, - моя мать выжила чудом, но Дамблдор спрятал ее, дав новую внешность, новое имя и работу. И она четырнадцать лет провела в новом образе, выполняя поручения директора. А потом совершенно случайно встретила моего отца, на окраине Лондона, в каком-то отвратительном баре. Она была связана Обетом и не могла раскрыть себя, поэтому решила просто с ним переспать.
Оливия лишь почувствовала, как хмурятся ее брови, сходясь на переносице. Локоть уткнулся в колено, а пальцы массировали висок, помогая переварить новую информацию. Проблема была скорее всего в том, что Хейс не верила. Да, конечно, она могла предположить, но нужны доказательства. Одного слова - мало. Блэк пусть и был знакомым, напарником и человеком, который бросился ради нее под убийственное заклинание, но верить всем его фразам слишком много значило для журналистки. Она никогда не доверяла какой-либо информации без проверки, а тут… Тут нельзя было попросить о встрече с его матерью, о тайне знал еще один неизвестный ей человек, но и его слова могли лишь посеять сомнение в голове.
- Значит, твои родители были знакомы до заключения отца в Азкабан? - единственно относительно понятный вопрос. Оливия многое знала о Мародерах, а слухи так или иначе ходили достаточно громкие. Только девушка не могла сейчас с ходу сказать, кто был бы готов переспать с Сириусом Блэком пусть и в «другом» мире в то время, когда он считался преступником. Было бы легче, если бы она знала, кем именно была та девушка, чью личность Дамблдор потребовал скрыть от других, да еще и закрепил подобное Обетом. Хотя вряд ли это было совсем уж необходимо. Она ведь не Министр Магии и не личный враг Лорда. Скорее всего мать Регулуса была значимым членом Ордена или же известной личностью, чье выживание могло бы плохо сказаться на войне… Только… Война ведь закончилась. Оливия нахмурилась, путаясь в поступках и последствиях не «ее» мира. К тому же, если мать Регулуса забеременела, как он сказал, в другой реальности, то каким образом они сейчас разговаривают? Девушка даже дотронулась до парня, проверяя, что это он, а не его астральная проекция. Что-то не сходится.
- Она сразу же перебралась как можно дальше от Лондона, в городок под названием Фолкстоун, где и родила меня, воспитала, а в одиннадцать лет я получил письмо.
Мысли бродили явно не в своем уме. Возможно, помогло бы успокоительное зелье или же алкоголь, но подобного не наблюдалось. Оливия видела лишь два объяснения - мир не так прост, как кажется, или же Регулус сошел с ума. В принципе она и сама не была эталоном нормальности. Наверняка, демоны внутри все еще жили и стоило лишь столкнуться или же с Пожирателями, или любым триггером, способным ее вывести из себя. Но другой реальности Хейс уж точно не выдумывала.
Не верить Блэку было одновременно и разумно, и нет. Все-таки он рассказал ей о порталах и действительно привел в прошлое. Это не был эксперимент, это не Амикус или Алекто опоили ее и своровали из Мунго. Хотя, пожалуй, такой вариант тоже мог приключиться. Принять оборотное зелье, выкрасть из больницы, околдовать сознание и теперь применять новый метод пыток, предлагая сознанию погрузиться в новую реальность. Оливия тяжело вздохнула, понимая, что, кажется, усложняет все. Не могли Кэрроу до такого додуматься, да и вряд ли подобное возможное.
- Но в это время в Министерстве как раз впервые испытывала порталы, только-только активно занимались этим, но немного неудачно. Хотя, смотря с какой стороны посмотреть. Этот портал открылся спонтанно посреди улицы, когда мы с мамой покупали все необходимое для Школы. И нас просто перекинуло в этот мир. И единственным человеком, который мог помочь, был старый мамин знакомый по Школе. Он помог нам, быстро сориентировался, хотя и был немного шокирован таким сюрпризом.
Неопределенно кивнув, Оливия посмотрела на блокнот, в котором теперь хранились достаточно понятные, но все же невозможные данные. Поверить в существование портала… В принципе, поэтому Регулус знал о них и мог предположить, каким образом они работают. Девушка посмотрела на парня, обдумывая все, что только что услышала. Переход из одного мира в другой происходит через порталы, а их разработка в Министерстве Магии наталкивает на мысль, что правительство знает о перемещениях во времени. Значит, они должны быть готовы к гостям из будущего или же из другого мира - смотря, какая именно работа велась и с какого времени.
- Старый знакомый твоей матери знает ее личность, знает о существовании тебя, но вы не приносите диссонанс миру, потому что в… моем мире твоя мать уже мертва? - Оливия спросила просто, чтобы разрядить тишину, съедаемую сомнениями. - Хочешь ее спасти? - вполне логичное предложение, она ведь сама отчасти пришла с такой же мыслью. Если Сириуса Блэка не арестуют после порталов, а мать Регулуса окажется жива, значит, может получиться так, что он будет ее ровесником. Немного сумасшедшая от осознания улыбка коснулась губ, и Хейс провела ладонью по лбу. - Но если ты ее спасешь… и родится второй Регулус, то это будет диссонанс. Ты думал об этом? В будущем будет два Регулуса Сириуса Блэка, - странно, что она даже не сомневается в правдивости рассказа. Принять его за действительность? Удивительно, но почему-то достаточно легко. Портал работает со временем, значит, может работать и с пространством. Главное, чтобы перемещения таким образом случайно не вышли из-под контроля. Они ведь могли оказаться в прошлом «другого» мира. Оливия стала серьезней, удобнее садясь на постели.
- Но самое забавное, что никто не удивился наличию сына у Сириуса Блэка.
- Потому что я уже к этому времени умерла. Иначе твое появление отразилось бы в Пророке, ибо сын одного из Мародеров работает в Хогвартсе профессором. Ты унаследовал имущество отца? - опять же, логичное заключение, но что-то казалось странным и одновременно страшным. В первые раз, когда Оливия оказалась перед порталом, она не раздумывала. Шаг в прошлое - побег от себя, от того, что ее мучило и преследовало. В прошлом было спокойнее: мать, брат, учеба и никаких переживаний. Теперь же получается, что шаг в портал - ответственное решение. Ты можешь оказаться не в прошлом или будущем, ты можешь очнуться в другом мире. Там, где Сириус Блэк встретился с незнакомкой в баре, там, где мама не умерла, а отец не принял метку. Оливия там могла быть или счастливее, или ее вовсе могло не существовать. Слишком много возможностей и минимум объяснений. Но это ведь магия. Преимущество и недостаток волшебства. Воспитываемая полукровкой, дочерью магглорожденной волшебницы, Оливия понимала цену этого дара. Чудеса удивляли и впечатляли, а размах силы энергии пугал и завораживал. Если бы не волшебство, то Регулус бы сейчас не сидел рядом с ней. Удивительно и поразительно - идеальный материал для возвращения в Пророк.
- Интересная статья получится?
- Ты шутишь? Это будет ле-ген-да, - Хейс даже хлопнула в ладони, показывая взрыв, который произойдет после публикации подобного материала. - Существование другого мира, порталов, способных перемещать между измерениями и временем. Далее - Непреложный Обет Дамблдора, спасение оказанное лишь одной волшебнице. Чем она заслужила? Была особенной? Или таких было несколько? Как много? Скольких людей директор спас? Это еще одно ответвление в статье. Дальше… Дальше твоя мать, которая встретила Сириуса Блэка. Преступник, беглец, но тем не менее, они зачали тебя. Ты появился в «моем» мире, но унаследовал то, что принадлежало древнему роду веками. Регулус, ты понимаешь, что это… - Оливия выдохнула, перводя дыхание и ошеломленно смотря перед собой. - Это просто бомба. И это не статья. Это книга. Очень интересная книга, - девушка посмотрела на Блэка. - В одной статье не ухватить множество нюансов, иначе читатели будут интересоваться, придумывать свои объяснения. Это неразумно. Редакция не выдержит наплыва, - мысли явно уходили дальше, чем это требовалось, но Оливия не могла за ними уследить. Слишком много нового, неизведанного, удивляющего и в то же время пугающего. Материал требовал обработки и разговора не только с сыном, но и матерью. Она, судя по всему, осталась в будущем, а это значительно усложняло работу. Было бы прекрасно связаться и с третьим человеком, который знал об этой тайне. Как так получилось, что он поверил? Почему молчал? Всему виной спокойное время в будущем или же что-то еще?
- И еще...
Хейс отвлеклась от собственных мыслей, вспоминая, что нужно дышать. Шок, коснувшись ее мыслей, распространился и по всему телу, заставляя дрожать от желания оставить на листе бумаги заготовки.
- У меня есть дочь. Приемная. Ей шестнадцать лет, она очень пугливая, асоциальная и обладает даром видеть будущее в нескольких вариациях, что создает проблемы. А я помогаю ей уживаться с другими и этим миром в целом.
Оливия удивленно раскрыла глаза. Те, кажется, даже стали болеть. Но девушка тут же нахмурилась. Еще и дочь, которой было шестнадцать лет с даром предвидения. Этот дар был врожденный и редкий, не каждый волшебник уживался с ним. Еще один человек, связанный с родом Блэков. Общественность должна была взорваться от случившегося. Столько… всего.
- Мне кажется, если мы поженимся, то детей придется растить в будущем, - заключила Хейс, свешивая ноги с постели. Те затекли от продолжительного сидения в одной позе, а обилие информации требовало движений. - Если бы ты родился в прошлом или же оказался в этом времени в детстве, то… То это было бы катастрофой, - она даже представить не могла, как бы отреагировали все те, кто был связан с войной и Дамблдором лично. С Блэком, кажется, знакомы были многие, но те или умерли, или же продолжали жить в своем времени. Но даже они наверняка бы оказались втянуты в скандал. Спасение директором одной из участниц войны - сомнительное дело, ибо сколько таких людей ходит? Как много орденцев должны были скрывать свои личности для того, чтобы узнавать информацию? Какой от этого толк в мирное время? Или случай коснулся только миссис Блэк? Делал ли подобное Дамблдор в обычном мире?
- Теперь ты знаешь все, Оливия.
Хейс рассмеялась, всплескивая руки.
- Ооо, дорогой, нет, - она вновь села на постели, подгибая под себя ноги. - Я знаю лишь одну маленькую часть, об остальном мне нужно поговорить со всеми остальными. Что-то тут не складывается, но я не пойму, что именно, - взгляд скользил по листам, на которых был записан разговор с Регулусом. Ее ответы  - не слишком логичные, его повествование - не слишком реальное. Все выглядело странно, но в то же время… правильно. Как так могло получиться. Переход через портал может происходить во времени - ведь Оливия сейчас сидела в 1981 году и своими глазами видела молодую Алекто. Тогда почему тот же самый портал не может работать с пространством? И самое главное - как понять, что перемещение произошло именно так, как было задумано? - Наверное, это судьба, что ты попался мне… Или я попалась тебе. Ты как раз выглядишь, как кто-то не из этого мира, - философски заключила Оли, теперь уже оглядывая Рега. И выглядел он как-то странно. Ненастоящим что ли. Коснувшись его ладони, девушка сжала пальцы, не чувствуя при этом ничего необычного. Скорее всего воображение играло с ней. - Хочешь сказать, что именно перемещение между мирами таким образом сказалось на твою магию? Но это только работает с заклинаниями, направленными на тебя? Они не действуют? Даже Левикорпус? А твоя магия отличается от моей магии? Она стала сильнее или слабее после перехода? - вопросы, вопросы и еще раз вопросы, но Хейс не могла успокоиться, когда перед ней находилась такая сенсация. Слишком мало времени прошло от убийственной Авады до очередного откровения. - Черное откровение… или, погоди. Тайна рода Блэк. Пойдет название для книги? - вдруг спросила Оливия, замечая выражение лица Регулуса.
Взгляд вдруг стал серьезней, когда осознание вновь разъяснило рой мыслей.
- Если Сириус Блэк не садится в Азкабан, то будущее меняется, верно? Он остается с твоей матерью, рождается второй Регулус Сириус Блэк… Что будет с вами? Ты зовешь меня в будущее или же… Или же в другой мир? - сомнение, удивление, возможно, тревога смешались во взгляде Оливии, когда она посмотрела на Регулуса. Оставалось лишь надеяться, что он не врал, когда рассказывал все это. Иначе она не хотела бы оказаться в чужом подвале, связанной странными чарами, но уже в двадцати годах от взрослого Родерика.

+2

12

- Мне кажется, если мы поженимся, то детей придется растить в будущем. - Регулус едва улыбнулся, хотя волнение совершенно неожиданно охватило и его, полностью погружая в себя. С одной стороны, давно надо было кому-то рассказать, но с другой - зачем? Возвращаться в свой мир Блэк не собирался, так как это было невозможно. Во-первых, окажись он там, то был бы совершенно одиноким, безработным, никому не нужным парнем, который просто заявил, что является сыном одного из Мародеров. Но что с того? Вряд ли это кого-то заинтересовало бы, а все нынешние друзья и знакомые вряд ли были бы теми же людьми. Они уже прожили свою жизнь без него, поэтому незачем было беспокоить совершенно незнакомых людей, вводя себя в их компанию. У Регулуса ушли годы, чтобы смириться с некоторыми характерами друзей, а людям незнакомым его собственный показался бы диким, учитывая все особенности Блэка. Но все это было лишь вариантами отказа возвращаться. Вторая причина была проста - Регулус не знал этого наверняка, но подозревал, что если обычный портал так сильно калечит его здоровье, выбивая из колеи, то что будет переступи он портал между мирами? Тем более сейчас, после Авады. Если он не может умереть в этом мире, то обязательно сделает это в своем, не успев даже полностью перешагнет порог. Но Блэк не собирался говорить об этом, но и выяснить это было бы сложно. Проверять на личном опыте не хотелось, но может быть когда-нибудь ради науки он все же сделает это. Но Оливия и так знала достаточно, фактически все, что знал он, однако, девушка решила, что это не так. - Ооо, дорогой, нет. - Молодой человек слегка изогнул губы в улыбке, разглядывая девушку. Он никогда ранее не сталкивался ни с чем подобным. Да, ему нравились девушки, но все было в рамках приличия, а если и выходило, то было все под контролем. Но сейчас Регулус ощущал, как внутри кипит буря эмоций, а сердце тесно сжимается в груди, словно кричит о том, что Оливия - та самая. И Блэк, конечно же, не был мальчиком, чтобы верить в сказки и романтические глупости, но и сердце и разум подсказывали ему, что нельзя упускать такую девушку. Внутри образовалась сфера желаний - научить всему, обнять, не отпускать, защищать, любить, рассказывать. Будучи преподавателем, он конечно же хотел научить ее всему, что знал, так как видел большой потенциал, но также Регулус понимал, что выстроить отношения учитель-ученица - у них не получится. И был готов к этому. - Я знаю лишь одну маленькую часть, об остальном мне нужно поговорить со всеми остальными. Что-то тут не складывается, но я не пойму, что именно.
- Если тебе двадцать три в 1998 году, то значит ты окончила Хогвартс в 1993 году, - Блэк чуть повел шеей, прикрывая глаза и считая в уме все даты, которые там хранились. - Нет, мой крестный начал работать в Школе уже после Битвы, то есть в 1998 году как раз, - Регулус поднял глаза на девушку, обдумывая что-то и добавил: - Но ты журналистка и можешь знать Кайла Грэхама. Он работал в Отделе образования в Министерстве и его даже посылали в Бразилию на целый год, чтобы улучшить отношения между Школами и проверить все ли там в порядке, - Блэк потер ладони между собой, думая о том, что это все было странно. Делиться чем-то личным с девушкой, которую совсем не знаешь. Но в этом и была вся прелесть этого момента. Она полностью доверилась ему в больнице, позволила вывести себя, защитить и освободить, поэтому Регулус посчитал логичным, что может в ответ довериться ей. Конечно эта информация не спасет его от чего-то существенного, но возможно в какой-то момент Оливия, зная что ему нестрашны какие-то заклинания, не станет принимать на себя удар, позволяя чему-то случиться и возможно дать им шанс победить.
- Наверное, это судьба, что ты попался мне… Или я попалась тебе. Ты как раз выглядишь, как кто-то не из этого мира.
Почувствовав прикосновение к своей руке, Регулус опустил глаза на ее руку, аккуратно сжав пальцы в ответ. Он был совершенно обычным и нормальным, просто не имел двойника в этом мире. Такое было возможно, учитывая, что события сменяли друг друга и возможно в том мире не родился Тедди, если Рэмус построил свою жизнь иначе. Но Блэк не мог этого знать, более того - он даже не хотел это выяснять, понимая, что исход может быть фатальным, а жизнь у него одна, хоть и прочная.
- Хочешь сказать, что именно перемещение между мирами таким образом сказалось на твою магию? Но это только работает с заклинаниями, направленными на тебя? Они не действуют? Даже Левикорпус? А твоя магия отличается от моей магии? Она стала сильнее или слабее после перехода?
Молодой человек откровенно задумался, потирая подушечками щеку, которая спустя два дня была едва колючей.
- Скорее всего, это просто сохранение баланса наверное, - помедлив ответил Регулус, поднимая глаза на Оливию. - Так как я не из этого мира, то я и не могу умереть здесь. Но... - Блэк все же осекся, облизывая губы и сглатывая. Стоило ли говорить об этом девушке или же нужно было повременить? Может он и не прав вовсе, ведь эта сфера не была еще изучена, ни им, ни кем-либо другим, поэтому стоило остановиться и подумать. - Но заклинания скорее просто слабо действуют на меня. Если применить ко мне Круциатус, то я почувствую, но не так, как, к примеру, женщина внизу, - Блэк не стал приводить примером саму Хейс, прекрасно помня про пытки в подвале, поэтому упоминать об этом лишний раз не стоило, хотя эта тема постоянно всплывала. Особенно с тем учетом, что они не так давно схлестнулись с самой Алекто, молодой, дерзкой и не такой опасной.
- Черное откровение… или, погоди. Тайна рода Блэк. Пойдет название для книги?
Регулус осекся, прекрасно понимая, что сменить тему было лучшим вариантом, но забегать так далеко было неразумно, особенно сейчас, когда они обсуждали такие интимные темы. И ведь сам Блэк понятия не имел, насколько важно то, что он делает. Возможно эта информация никому никогда не пригодится, но с другой стороны - мог ли кто-то подслушать их разговор, вынести для себя суть, ухватиться за мысль и использовать это против него? Этого Блэк тоже не знал. Задумчиво разглядывая Хейс, он подложил себе под голову еще одну подушку, ощущая, как ночь давит на него со всех сторон. Сна явно было недостаточно, но и время было такое, когда они могли совершенно спокойно двигаться дальше. В темноте проще скрыть свои лица, не попадаться в лапы врагам и искать других. Конечно высока вероятность, что друзья и знакомые нашли убежище где-то, чтобы не проводить ночь на улице, но с другой стороны днем им везло меньше.
- Если Сириус Блэк не садится в Азкабан, то будущее меняется, верно? Он остается с твоей матерью, рождается второй Регулус Сириус Блэк… Что будет с вами? Ты зовешь меня в будущее или же… Или же в другой мир?
Регулус удивленно посмотрел на Оливию, едва ли не впервые в жизни теряясь в ответах. До этого момента он не задумывался о таком раскладе, так как все его мысли были о другом. Скорее он считал, что в приоритете спасти Поттеров, спасти кого получится и не дать Лорду и его друзьям победить.
- Пожалуй, тут не все так просто, - осторожно ответил Блэк. Несмотря на то, что он не носился по Великобритании и по Лондону в частности в поисках любой информации об отце, он прекрасно знал о его жизни в этом мире. Мать рассказала только то, что было в их мире и, сравнивая оба варианта, Регулус понимал, насколько сильно отличались некоторые линии друг от друга. - Если здесь и родится другой Регулус Сириус Блэк, то он не будет мной, - добавил молодой человек. - В этом мире у моего отца немного другая жизнь. - Регулус не спешил знакомиться со всеми знакомыми отца, понимая, что не сможет дать им ответы на вопросы, особенно его немного напрягала встреча с нынешней миссис Чейз. Но знай она о его существовании, то наверняка бы сама приехала знакомиться, чтобы выяснить, как так произошло. Ведь если верить хронологии этого мира, то на тот момент Сириус просто физически не мог находиться с кем-то другим, не говоря уже о матери. Но Регулус не хотел рисковать и сносить сомнения в жизнь незнакомой ему женщины, поэтому не напрашивался на встречу. И насколько он знал, мама Эжени тоже ничего ей не говорила, что было странно, но хорошо. Блэк неожиданно понял, что даже сейчас пересекаться с отцом и его девушкой в этом времени было бы крайне неразумно. Он не мог представиться его сыном, так как грубо говоря, формально не этот Сириус был его отцом, а смущать молодого Мягколапа и также порождать сомнения в его голове не хотелось. Регулус повел шеей, потирая висок и взял руки Оливии в свои, разглядывая ее глаза и видя нетерпение. - Я зову тебя в свое будущее, где мы будем терпеливо дожидаться результатов всех изменений. Не совсем еще понял, как это работает. Информации о порталах почти нет. В одном источнике уверяют, что время само заполнит пробелы, а мы даже не заметим этого, будем воспринимать все как должное. В другом же упоминается некий карман вселенной, в который превратится наш мир, в то время как его место займет новый, - Регулус говорил и понимал, что звучит это слишком умно и нудно, но он ничего не мог с собой поделать. Будучи начитанным и образованным, он не допускал глупостей в своей голове, заставляя мозг работать постоянно. Поэтому многие считали и звали его умным и это было правдой. - К сожалению, в мой мир мы не пойдем, - добавил он помедлив, понимая, что должен сказать и это. Оливия обязана была знать все детали, чтобы быть готовой к последствиям. - Никем не изучено все это, но ты, наверное, успела подумать об этом - если обычный портал доставляет мне столько дискомфорта, портит сердце, то скорее всего портал в другой мир меня убьет. И так как я не могу умереть в этом, то переход однозначно не оставит меня в живых, - заключил Регулус, сжимая пальцы Хейс и смотря ей прямо в глаза. Слишком много информации для одного вечера после побега из больницы, ночи вместе и после стычки с Пожирательницей, но нужно было прояснить все сейчас и сразу, чтобы после уже не возвращаться к этой теме. Конечно, вопросов должно было быть очень много, ведь это не обычное объяснение чего-то элементарного и так просто отмахнуться, списав все на магию, тоже нельзя было. - Мое предложение в силе, если ты не испугалась всего, что я рассказал, - мягко произнес Регулус, чуть склоняя голову. На губах молодого человека мелькнула улыбка - до этого он замечал огонь в глазах Оливии, но то было совершенно иное пламя, которое могло и напугать нормального человека. Однако в один миг девушка, ощутив себя в знакомой ситуации, подхватив свою собственную волну, преобразилась, превращаясь в того, кем была - в настоящего журналиста. Ее жадный взгляд, мгновенно ориентация с пером и блокнотом, точные, важные и нужные вопросы, поиски несоответствий. Разглядывая такую Оливию, Регулус почувствовал, что на губах появилась невольная улыбка. Пожалуй, даже взгляд его изменился, и он сам это чувствовал. То, что он влюблялся в Хейс все больше и больше - нисколько не пугало, но приятно было ощущать этот процесс, понимать почему это происходит. В одно мгновение пропала затравленная, измученная девушка, которую год пытали в подвале. На ее месте расцвела живая и энергичная, совсем другая Хейс, та, которая любила свое дело, знала о нем все, знала с чего начать и за что ухватиться. Возможно, это было лишь мимолетно, но Регулус лишь сильнее захотел забрать ее с собой, чтобы она снова стала прежней. Той Оливией, которую он увидел только что, которая попросту сразила его своим огнем в глазах. И которая была жива внутри. То, что он не позволил ей убить Алекто и довести дело до конца - тоже играло свою роль. Ее душа, хоть и пропитанная желанием отомстить, была чиста, а сердце девушки оставалось добрым и светлым, мозг продолжал работать и жаждать именно своей полноправной работы, а не пустой траты времени. Могло показаться, что они совсем не похожи и не подходят друг к другу, но это было не так. Регулус ощущал, как идеально она дополняла его, а если та Оливия выберется из тьмы окончательно, то они вместе сумеют принести в мир много нового. И видя сейчас некоторое замешательство, Блэк воспользовался возникшей паузой, чуть потянувшись вперед и коснувшись губами ее губ. Легонько, нежно и с чувством. Желая просто почувствовать ее, ощутить вкус ее губ на своих, ее дыхание, то как пропускает удар ее сердце, как пальцы касаются его шеи и лица. Ради этого стоило перестать быть слишком серьезным и позволить себе расслабиться.

+1

13

- Если здесь и родится другой Регулус Сириус Блэк, то он не будет мной. В этом мире у моего отца немного другая жизнь.
Оливия склонила голову на бок, разглядывая парня. В каком-то смысле он прав. Если прошлое меняется, то в будущем вряд ли появится такой же Регулус или такая же Оливия. Кэрроу можно убить в 1981 году, чтобы в 1995 году они не добрались до нее. Это меняло многое и… И Хейс даже задумчиво отвела взгляд. Наверняка ей удалось бы стать главой редакции или вовсе открыть свое печатное дело. У Блэка же в живых оставался отец, что так же играло немалую в роль в его воспитании. Забавно получалось, как невозможное стало возможным, но тем не менее оставаясь таким же необъяснимым и непредсказуемым. Играть со временем опасно, но приятно. Никогда не знаешь, в какой именно эпохе окажешься. Сегодня ты в восьмидесятых, завтра – в начале семнадцатого века. И хорошо, если с тобой окажутся нужные зелья для лечения чахотки или чем там болели предки.
- Я зову тебя в свое будущее, где мы будем терпеливо дожидаться результатов всех изменений. Не совсем еще понял, как это работает. Информации о порталах почти нет. В одном источнике уверяют, что время само заполнит пробелы, а мы даже не заметим этого, будем воспринимать все как должное. В другом же упоминается некий карман вселенной, в который превратится наш мир, в то время как его место займет новый.
Именно эта неизвестность и делала их мир интересным и уникальным. Одной книги о путешествиях в порталах не хватит, чтобы охватить то, что было, и записать то, что стало. Многие все равно не поверят в изменения, считая их отменной выдумкой, фантазией автора. Может, такое уже не раз происходило и жанр фантастики не такой уж и фантастичный. Сколько раз волшебники меняли мир, путешествовали между эпохами или вовсе мирами? Никому доподлинно это неизвестно, раз до сих пор нет ни инструкции, ни правил к использованию.
Оливия бы не отказалась от чего-то подобного, учитывая, что прыжок в будущее скажется на ее жизни в целом. Хейс пропадет с 1998 года по 2023. Родерику придется самостоятельно справляться со своей жизнью, смириться с тем, что младшая сестра выбрала жизнь без него. Она тяжело вздохнула, смотря на свои пальцы. Нет, конечно, она не выбирала жизнь без брата. Она просто хотела сбежать. Может, это было трусостью, может – храбростью. Девушка чувствовала, что никогда не сможет стать прежней. Что-то мешало, что-то, что сидело глубоко в ней и отравляло сознание. Мысли об убийстве и теплой крови на пальцах все чаще посещали ее в стенах Мунго. Это могло быть проявлением стресса или же надуманной симптоматикой, но никто толком не мог ответить на мучащие ее вопросы. Скорее всего нужно было их озвучить. Поделиться переживаниями с Одетт или с Родом, но тогда наблюдение в палате стало бы еще активнее. Хейс устала от ограничений и от рамок, в которые ее постоянно вводили. Даже прошлое или то же настоящее были ограничены прописанной историей, когда как будущее оставалось неисследованным и свободным. Сохранив десятки лет, Оливия могла бы продолжить заниматься тем, чем хочется в более комфортных на то условиях. Даже не забывала бы день рождения племянника, который вовсе оказался братом.
- То есть, ты зовешь меня туда, сам не знаешь, куда? – с легкой улыбкой спросила девушка, покачивая ладонями колени Регулуса. – Мы можем оказаться в мире, где Алекто пострадала в амбаре 1981 года, а можем и вернуться туда, где он до 1998 года развлекается на свободе, - кратко резюмировала Оливия, подбирая слова и пытаясь свыкнуться с мыслями. Тяжело было осознать, что именно она оставляла, но куда сложнее понять - что она теряла. Не хотелось наступать на те же грабли, но чем дольше Хейс думала, тем больше вопросов возникало. Еще вчера она бы прыгнула в любой портал, особо не заботясь о последствиях, а теперь, в более или менее спокойной обстановке, приходится рассуждать о здравомыслии. Единственное, что ее останавливает от молниеносного решения – Родерик. – Я бы не хотела забывать брата, - зачем-то сказала Оли, поднимая глаза на напарника. Как бы будущее ни изменилось, тот должен был быть в безопасности. Пострадает разве что от ребенка Одетт или же от встречи с отцом, но это все, что угрожает Роду. Если, конечно, он не отправится на ее поиски, хотя скорее всего так все и произойдет. Оливия же надеялась, что о порталах ему неизвестно и поиски останутся локализованы в пределах Англии или же Лондона. – Он тяжело перенес мои каникулы у Кэрроу в подвале, а если теперь еще и осознает, что я вновь по собственной воле согласилась уйти к кому-то, - задумчиво объяснила Хейс, понимая, что натворила. К Кэрроу она ведь пошла и вовсе без предупреждения. Сама согласилась на интервью, сама потеряла бдительность и не смогла противиться двум Пожирателям смерти. Теперь она снова наступает на те же грабли. Только разница лишь в том, что она успела отправить Родерику письмо. Ушла за кем-то, в какое-то будущее, будет помнить и встретится с ним через двадцать лет. Мило, конечно, но выглядело слишком нереалистично. Скорее как последствие шока или же помутнение сознания от множества лекарств.
- Никем не изучено все это, но ты, наверное, успела подумать об этом - если обычный портал доставляет мне столько дискомфорта, портит сердце, то скорее всего портал в другой мир меня убьет. И так как я не могу умереть в этом, то переход однозначно не оставит меня в живых.
- А если исцелит? – вдруг спросила девушка, не привыкшая к подобным умозаключениям. Доводы и догадки – это лишь половина правильного ответа. Все может оказаться совсем не так, как есть на самом деле. Если портал каким-то образом помог Регулусу оказаться в другой реальности, то вряд ли таким образом он подписал смертельный приговор маленькому мальчику. Все-таки чужой мир – это уже неприятно среда для существования, а родные стены всегда помогают восстановить здоровье. – Я не думала о твоем мире, потому что переход туда скажется на мне и на Родерике, за которого я все-таки в ответственности. Назваться Айсой Одли мало, - добавила Оливия, посмотрев на Регулуса. – Ты не думал, что тебе здесь нехорошо только потому, что создан ты для другого мира? Магия тебя отторгает, хотя и подчиняется, но все-таки не в полной мере. Внутри сидит Авада, значит, если переступишь портал в свою реальность, то весь магический поток скорее всего даст о себе знать, - Хейс рассуждала здраво. Всегда любила докапываться до правды и до наиболее логического объяснения происходящего. Чаще всего можно было остановиться на получении фактов, но, очевидно, не в этот раз. – Так что тебе лишь повезло, что ты нашел возможность словить Аваду здесь, а не у себя дома, - укоризненно посмотрев на парня, она выпрямилась, свешивая ноги с постели. Разговор выматывал, хотя, казалось бы, должен был воодушевить еще больше. Сомнения из-за Родерика не оставляли Оливию, и она тяжело вздохнула, заметив лунный свет за окном.
- Мое предложение в силе, если ты не испугалась всего, что я рассказал.
Мягко поцеловав его в ответ, она встала, не желая искушать напарника еще больше. Очевидно, он чувствовал себя в своей тарелке, постоянно целуя или же прикасаясь к ней, словно знал не третий день. – Я не испугалась, - ответила девушка, проходя к ванной и не замечая в номере ни одной бутылки воды. Даже кувшин и тот был пуст. Пить хотелось жутко – привычка с Мунго. Она не принимала лекарства уже второй день, поэтому казалось, что Хейс что-то упускает. Рутину она не любила, но как и любой другой человек подвергалась ей, привыкая к строго регламентированному расписанию жизни. – Поспи еще немного, - сказала она из ванной, открывая кран и давая воде слиться. Мама всегда так делала, когда приводила детей в Больницу. Пить никогда не разрешала перед кипячением воды, но котелка для этого Оливия тоже не заметила. – Регулус, тебе надо поспать и восстановить силы, если зелья или заклинания не помогают, - вновь повторила Хейс, когда заметила, что Блэк все так же сидит в постели. Не хотелось играть в мамочку, но по крайней мере ей было известно, как усталость или же боль от пыточных заклинаний сказываются на общем состоянии. Пусть Рег и из другого мира, но все-таки он человек, а не могущественный джинн.
Наконец выпив воды и предложив немного Блэку, она остановилась у окна, выглядывая на пустынную улицу. Людей практически не было видно: лишь пара человек бессмысленно шатающихся по опасной, пусть и такой близкой деревушке рядом с Хогвартсом. Башни замка с этой стороны было не разглядеть, но Хейс и не задавалась этой целью. До школы они все равно не доберутся и отправятся сразу в сторону шумного Лондона. Хотя, конечно, стоило заглянуть к брату и проверить, как он там. Девушка вздохнула, посмотрев на притихшего Блэка через плечо. Кажется, он и правда заснул. Поправив одеяло, Оливия осторожно подошла ко входной двери.
Дать четкий ответ в такое короткое время представлялось совсем неправильным. Она практически не знала Регулуса, а интуиция, как известно, у журналистки не всегда работала правильно. Подхватив куртку, Хейс осторожно надела ее, стараясь не обращать внимание на боль в плечах. Артефакт уже покоился в кармане, когда она тихо коснулась дверной ручки, медленно ее поворачивая и заглушая скрип нужными заклинаниями. В коридоре воздуха и правда было больше. Вдохнув полной грудью, Оливия пожалела, что в кармане не оказалось маггловских сигарет.

+1

14

Дополнительно: 25 лет, преподаватель-бог Трансфигурации, метаморфомаг, анимаг, в душе чихуахуа
Внешний вид: Потертые джинсы, рубашка в клеточку, кеды
Состояние: Доволен собой, жизнью, всем подряд, но где-то встревожен
С собой: Волшебная палочка


В жизни каждого человека есть одна мечта, конкретная и большая. Об ее осуществлении и думает обычно этот самый человек, не ведая страха, давая волю фантазии и представляя, каков будет итог. В жизни Тедди мечта больше походила на сон, который таковым и оставался. Чуткая душа молодого преподавателя вполне осознавала, что сбыться мечта не может по одной простой причине - мертвые не воскресают. Тедди естественно мечтал о живых родителях, которые бы тискали его в детстве, провожали в школу, встречали на перроне, слушали бы его болтовню и подбадривали, помогали организовывать свадьбу и следили, чтобы он правильно исполнял свой супружеский долг. Люпин не говорил об этой мечте бабушке, хотя она и сама наверное мечтала об этом, как-никак она за один год потеряла и мужа, и дочь, и зятя, и даже убийцу-сестру. Война вообще унесла много жизней, несправедливо и мимо. Но потом она принесла идиотов, которые решили все изменить и сделали идиотами их, которые открыли порталы.
Тедди прикусил язык. Вот хоть Регса рядом и не было, но называть его идиотом даже в собственных мыслях было опасно. Он всегда знал, о чем думает Люпин. Это даже не владея никакими особыми супер-навыками. Просто знал. Чуткая душа внутреннего чихуахуа подсказывала, что это потому, что Блэк просто хорошо знал своего друга, но Тедди предпочитал думать, что Регс просто скрывает от него своим способности супермена. Так всегда веселее жить было. Даже сейчас, когда Тедди вывалился из портала прямо в озеро. Сглупил он конечно. Во-первых, надо было держать родителей за руки, а не отпускать. Из второго мая в седьмое он их привел, а когда объяснил, что его ждут в 1981, видимо решил, что держаться за ручки это уже неромантично. Теперь Тедди гадал куда пропали мама и папа. Если они свалились на голову Мародерам, то он пропускал многое. Но интересно, кто еще спасен? Просто Тедди отпустил родителей, шагнул в портал и оказался в воде, а из воды нелегкая привела его к Хогвартсу, а от замка - к Хогсмиду. Люпин не преследовал конкретных целей, помнил про встречу еще утром, но так получилось, что время немного сползло, он увлекся спасением родителей, а потом душа анимага потребовала сердечного разговора с обоими. Пришлось рассказывать и объяснять, рисовать схемы на песке, наслаждаться серьезным лицом отца-оборотня, который пытался быть полезным и понимать, что вообще происходит. Увлекшись и барахтаясь в своей эйфории, Тедди позабыл, что время течет параллельно и чем дальше в прошлое, тем позднее время. Поэтому когда он вынырнул, была уже вторая половина дня и божественные силы не помогали ему замедлить стрелки часов. Люпин понадеялся найти следы друга тут, а потом спуститься к станции и оттуда прямым ходом аппарировать  Лондон, чтобы искать Блэка там. Но ушло время и на сушку одежды, на мысли о прекрасном, о пошлом и любимом. Идя через лес, Тедди прикидывал, под каким кустом можно было закопать Пожирателей и в какую интересную позу их сложить. Стоило ли вообще об этом думать или же помеченные ребята могли сами себя поубивать и облегчить жизнь мирным?
Люпин оказался в Хогсмиде уже вечером и первым делом, чего греха таить и яйца сжимать, пошел поесть. Думал он так - если с Блэком беда, то она уже случилась, а он уже опоздал. Это только в фильмах и книгах друзья приходят на выручку в самый подходящий момент, спасая кого-то. На деле все было проще. Ты либо приходил заранее и ждал, зевая и проверяя часы или же опаздывал и собирал пепел друга в совочек. Но Регс был живучим и сильным, пепел бы от него не остался, только зловещие черные кости, поэтому Люпин решил, что встречаться с ним на голодный желудок не стоит. Просто потому, что Блэк обязательно сразу потащит спасать мир, а быть голодным и добрым одновременно не получалось. Чуткая душа чихуахуа требовала больше еды и напитков, но Тедди ограничился легким ужином, просто чтобы не помереть посреди поле боя. Вообще как так получилось что бог трансфигурации снизошел до спасения мира неясно, но лучше было просто пойти и все сделать. Люпин даже подумал, что неплохо было бы вернуться домой и прихватить с собой Эжени, которая была очень нужна. Она хоть и хехей-хе-хей, но умеет работать палочкой. Тэд посмотрел на часы на стене, но понял, что бегать по временам и порталам сейчас нет смысла. Фоули сама прибежит, когда прознает про порталы. Она-то точно знает, что ее обожаемый наставник обычно хромает после перемещений, поэтому прибежит стучать ему мандрагорой по голове. Люпин представил себе эту картину и понял, что обязательно обратиться в Мунго, как вернется. Регс говорил, что там какая-то добрая тетя работает, которая всех лечит. Вот надо было спросить у нее, лечатся ли бредовые мысли или можно было сходить с ума и дальше. Поев и запив все, Тедди расплатился и вышел. Первым делом надо было понять, был ли тут Блэк. Бегать и спрашивать у всех подряд было так же умно, как предлагать белый секс Самсону, поэтому Люпин с самым непринужденным видом свернул за углом и выбежал оттуда уже псом. Грейхаунд потянул носом воздух и потрусил в сторону крайних домов Хогсмида. Где-то там охали и ахали люди, обсуждая утро. Пошевелив левым ухом, анимаг уловил сплетни про разрушенный амбар, а потом про каких-то жертв на улице. Любопытство не порок, особенно если уметь им пользоваться. Тедди сперва поспешил понюхать землю, но сразу понял, что если тут жертвы и были, то теперь они в ином мире. Но вот один запах смутил парня. Он потянул носом еще раз, даже замер, давая чуткой душе найти гармонию с нюхом, а в голове уже перебирал знакомые образы. Один нашелся очень быстро.
Гермиона.
Тедди сел на землю, поджимая хвост и смотря на то место, где лежала девушка. Лежала не сейчас, а час назад наверное, но запах и кровь принадлежали ей. Вот и каков выбор? Бросить все и искать след девушки или остаться и найти друга? Но тут опять же. Она точно была жива и уже наверное в плену. Идти за ней - идти в плен. Идти в плен - идти к Лорду. Вот Люпина пока туда точно не тянуло, зато тянуло найти Блэка и пожаловаться ему, что главный злодей этой истории собирает у себя пленников. Тедди даже готов был дать хвост на отсеченье, что Поттеры тоже там. Это как шум маразма в голове, но интуиция между ног - и работает, и странно.
Поспешив в сторону амбара, Люпин тщательно обнюхал все и понял одно - тут было трое людей и один из них - Блэк. Друга он нашел, но теперь надо было понять, где он его нашел. Один запах уходил из амбара и покидал его полностью, теряясь с другой стороны. Вот Регс же с кем-то уходил через главные двери. Люпин последовал за запахами, идя-идя и доходя до какого-то гостевого дома. То есть пока он спасал родителей и рисковал собой, этот наглый аристократ смешанных кровей прохлаждался в постели. Еще и не один. Судя по запаху - с девушкой. Люпин даже замер перед дверью. Блэк и девушка? Это его порталы так шарахнули или он вспомнил, что ему пора семью заводить? Если так, то вспомнил он об этом не там и не вовремя. Люпин сообразил, что пса вряд ли пустят, поэтому зашел за угол, превратился в человека обратно, но немного подумав, сменил внешность на менее привлекательную. Не то что бы Эдвард Люпин был секс-символом Хогвартса 2023, но его внешность была слишком яркой для этого серого убогого времени, поэтому он стал типичным Блэком - черные волосы, серые глаза, лицо худое и постарше, немного кривые плечи. В общем, далеко от идеального мужчины мечты, но вполне подходящего к этому месту. Он толкнул двери, в развалку входя в помещение и нащупывая в кармане деньги и сигареты. Курил он так же редко, как Блэк пел и танцевал, но сигареты всегда носил с собой. Для душевных бесед или помощи ближнему. В основном носил для Блэка, чтобы соблазнить его и сбить с пути истинного.
- Комнатка есть? - не своим голосом спросил Тедди, обращая внимание что тетенька смотрела на него косо. Может он перепутал и волосы у него малиновые? Бросив взгляд в зеркало, Люпин убедился, что он идеален и улыбнулся нарочито кривыми зубами. Меняться так меняться, не жалея фантазии. Сейчас бы блондиночку-жену, которая бы закатила глаза, слизывая с пальцев шоколад и жизнь была бы прекрасна Но Вики скорее всего была в их времени и сторожила портал. По крайней мере Люпин надеялся, что она осталась у себя в кабинете и не бегает от Пожирателей тут. Вот неловко было бы, честное слово. Чуткая душа призрачного оленя напомнила о номере, Люпин взял ключ и шагнул на лестницу, а там девушка. Он всмотрелся в нее, не узнавая, но машинально потянул носом. Так-так-так... Она выглядела какой-то потерянной, но где-то наверху был Блэк. Если он жив. - Сигаретку? - предложил Люпин, протягивая девушке пачку. Проследил, как она достала одну и ухмыльнулся, пряча остальные в карман. Одно было ясно точно - у Регса потрясающий вкус. Если они вдвоем разнесли амбар против кого-то третьего, то эта девушка ну вот точно еще напомнит о себе. Строя из себя странного и еще более неадекватного, Тедди уже заметно втянул носом воздух, чувствуя много разных запахов, но ничего не говоря. Его душа была ранима, как майская роза девственницы после полнолуния. Поэтому он поднялся наверх и остановился перед нужной дверью. Вообще классно быть анимагом. Никакие заклинания поиска не нужны, вообще ничего не нужно, только нюх. Подождав немного, что таинственная и прекрасная незнакомка не побежала за ним, он толкнул дверь и оказался в комнате полутемной. Судя по запаху, тут обрабатывали раны. А нужный человек спал на постели. Люпин облегченно выдохнул, закатывая рукава и падая в кресло. - Вот мне интересно, друг мой недобитый, ты когда в портал прыгал, заранее планировал тут с девочками в комнатах запираться? - вслух начал рассуждать Тедди, зная, что Блэк его услышит даже так. - Девушка красивая, не спорю, хочется спросить, где ты ее нашел, но боюсь, что мне понадобится успокоительное зелье потому, что - Регс, тут либо все идеально и правильно, либо ты меня сейчас удивишь так, что я потеряю последние крупицы девственности своей психики и навеки останусь травмированным тобой, - продолжал тараторить Люпин, искренне радуясь тому, что друг жив. Радовался он конечно до того момент, пока Блэк не открыл глаза наконец. - Ого, какой ты красивый сегодня, - Люпин привстал, осматривая раны на спине и плечах друга. То что надо сменить внешность и стать красивым самому, он как-то не очень подумал. - Я надеюсь ты меня узнал и мне не надо снимать трусы и доказывать кто я, - уточнил Люпин, надеясь повеселить друга. Тедди даже палочку достал, направляя ее на друга, чтобы немного подлатать то, чего они с красавицей не доделали в свое время. Сейчас бы раздеться, облиться соком и текилой, станцевать танго, а потом напиться вместе с Эжени и показать ученикам, как не надо пихать голову в решетки на окне. Не забыть предложить это блондинке, она оценит сто процентов.

+2

15

Я не испугалась, - Регулус проследил взглядом за перемещениями Оливии, чувствуя какое-то странное дежа вю. Если задуматься, то с самого их знакомство его не покидало ощущение, что что-то не так и он не мог объяснить себе, в чем же дело. Казалось - все отлично, они сумели выбраться из Мунго, сумели избежать серьезных травм, даже успели заночевать и отдохнуть. Однако, все равно странное чувство не покидало молодого человека, а сейчас, наблюдая за Хейс, он явственно ощущал, что нечто подобное уже происходило, только не мог вспомнить где. В его жизни было не так много приключений, чтобы они путались между собой, смешиваясь и образуя одно целое. Но при этом он не мог даже приблизительно понять, в каком отрезке времени искать ответы на свои вопросы. – Поспи еще немного, - Блэк потер подушечками висок, осторожно вытягиваясь в постели. Времени на сон не было, но сил набраться было необходимо, поэтому молодой человек решил не спорить, хотя всем своим видом показывал обратное, внимательно следя за порогом ванной. Засыпать не хотелось не потому, что не хотелось спать, а потому, что Блэк опасался, что пока он спит, кто-то мог напасть. Смогла бы Оливия отбиться от неожиданных гостей, появись они здесь? – Регулус, тебе надо поспать и восстановить силы, если зелья или заклинания не помогают.
Решив больше не спорить, Блэк все же лег, обнимая одной рукой подушку. Выпив глоток холодной воды, он устроился как можно удобнее, прижимаясь щекой к прохладной наволочке и прикрывая глаза. Возможно, он все себе надумал и просто хочет верить, что что-то подобное уже случалось. Вряд ли он мог просто забыть, хотя неудивительно. После стольких поисков различных чар и оживления древней магии, можно было допустить мысль, что все это могло возыметь неприятный эффект и отразиться на молодом человеке. Тем более, что до поры до времени он и не подозревал, что такое вообще возможно. Но сейчас, думая обо всем, включая свои ощущения, он понимал, что что-то не так. Определенно что-то не так.
Сон мягко подхватил Регулуса, окутывая его собой и пряча от более жестокой реальности, в которой он находился. В голове беспокойно носились разные мысли, цепляясь то за одно слово, то за другое и очень сложно было сосредоточиться или расслабиться, поэтому Блэк позволил своему сознанию просто идти вперед, работать самостоятельно. Он перестал сопротивляться, перестал осложнять все и просто погрузился в сон. Ощущение дежа вю его не покидали. Уже где-то был похожий гостевой дом, была комната и небольшая кровать, шум воды и тихий голос.
Айса Одли.
Это имя резко врезалось в сознание, не покидая его. Оно металось, словно искало себя в голове Блэка, словно он должен был его знать. А может он и знал? Ведь имя Оливия Хейс ничего ему не говорило, он не слышал его. Но может Айса Одли - может ее слышал? Сон стал более напряженным, но при этом более глубоким и Блэк попытался нырнуть в собственную память, найти любое упоминание этого человека. Что угодно, чтобы наконец вспомнить и выдохнуть. Но вместо этого Регулус натыкался на глухую стену, которая не подавалась. Возможно, кто-то помог ему забыть? Были моменты в его жизни, по молодости, когда воспоминания сохранялись урывками. Школьные годы, после, - много чего было. Поиски заклинаний и даже артефактов. Собственная палочка была единственным напоминанием того, что магический мир - странное место. Отправился за одной вещью, вернулся с двумя. Пошел в одну пещеру - вышел через другую. Возможно, он искал в верном направлении, так как воспоминание было слишком размытым и он толком ничего не запомнил. Какие-то отдельные фрагменты. Но имя... Именно имя и привело его к этим подтертым воспоминаниям, которые неожиданно оказались очень странными. Сон добавлял туманности, неясности, он стирал все грани и края, оставлял в смятении, заставляя сомневаться даже в самом обычном. Но Регулус не сдавался. Даже если воспоминания удалены магическим путем, возможно была хоть какая-то надежда найти лазейку обратно?
Айса Одли.
Почему это имя казалось таким до боли знакомым? Почему даже во сне сердце начинало биться чаще?
Слишком много почему и слишком мало ответов. Регулус не любил, когда неизвестность перевешивала. Конечно же, он мог попытаться вспомнить или найти способ вернуть воспоминания, но не был уверен, что сейчас стоило тратить на это время. Но может они были важны? Ведь не просто же так вспыли в сознании голоса, образы. Выдохнув со стоном в подушку, он уткнулся в нее лбом, жмурясь сквозь сон. Ему нужны были ответы, нужны были эти воспоминания. И пробираясь сквозь руины разрушенных и заброшенных городов, сквозь гладкую воду и теплый ветер лесов, он подбирался все ближе, ощущая, как дрожит магия внутри. Может быть, если постараться и направить зерно Авады в нужном направлении, она послужит тем самым ключом?
- Вот мне интересно, друг мой недобитый, ты когда в портал прыгал, заранее планировал тут с девочками в комнатах запираться?
До боли знакомых голос, хоть и искаженный магией, проник в сознание Блэка, встряхнув его. Бесцеремонное проникновение в сознание, в помещение, в личное пространство. Регулус приоткрыл один глаз, зевая в подушку. Виноватым он себя не чувствовал, хотя они и должны были встретиться еще утром. Но раз Тедди был в отличном настроении, еще и шутил в привычной манере, то очевидно он сделал все так, как и задумал. Только вот Блэк не знал, насколько все это действенно и правильно. Но рассуждать об этом не хотел, так как мог запросто обидеть лучшего друга. Он хотел спросить, как Люпин вообще нашел его, но тот уже продолжил болтать в привычной для него манере.
- Девушка красивая, не спорю, хочется спросить, где ты ее нашел, но боюсь, что мне понадобится успокоительное зелье потому, что - Регс, тут либо все идеально и правильно, либо ты меня сейчас удивишь так, что я потеряю последние крупицы девственности своей психики и навеки останусь травмированным тобой...
Блэк слабо улыбнулся уголками губ, приподнимаясь на локте и зарылся пальцами себе в челку, сонно разглядывая друга. Этого хватило, чтобы Тедди заметил синяки и царапины, которые Регулус героически получил в амбаре. Однако, улыбка быстро исчезла с губ, когда Блэк понял, что не так. В комнате не было Оливии. Резко встать не получилось и Регулус поморщился, стиснув зубы. Искренне веря, что она просто вышла подышать воздухом после непростого разговора, он все же вернул внимание другу. Если отвечать правильно и быстро, то можно сразу перейти к делу и нагнать Хейс, так как далеко уйти она бы не смогла. И Регулус был готов прямо сейчас бежать за ней, но мешала боль в спине, ватные ноги и туман в голове. А стоило ему представить Оливию, которая в спешке покидала комнату, слетая вниз по лестнице и сталкиваясь с Тедди.
- Я надеюсь ты меня узнал и мне не надо снимать трусы и доказывать кто я.
- Избавь меня от этого, пожалуйста, - попросил Блэк, зевая в ладонь и осторожно подставляя бок. Конечно, доверять Тедди лечение было не самым разумным решением. И миссис Лонгботтом, и Нерисса обе косо смотрели на молодого преподаватели Трансфигурации, особенно после того случая, когда он принес девочку, чьи ноги превратились в табуретку. Но с тех пор навыки Люпина отточились и Регс спокойно мог доверить другу свою жизнь. Ненадолго. Почувствовав легкое жжение, Блэк понял, что Люпин ждет ответов, поэтому глубоко вздохнул, собираясь с мыслями. Айса Одли не давала ему покоя теперь и наяву, но он решил ненадолго отложить это имя в сторону. - Тут все сложно, - признался Регулус, морщась от боли. - И это долгая история, - добавил он, сразу отмечая удивлением друга. Конечно, прошло всего два дня, но история и правда казалась долгой и продолжительной, поэтому нужно было больше времени, чтобы рассказать все с самого начала. - После того как Гарри и Гермиона шагнули в портал, а ты отправился спасать родителей, я остался в 1998 году, собрал вокруг себя ребят с Хаффлпаффа, после чего мы отправились в лес, искать источник магии. Но там нам встретились Пожиратели, - Блэк сел напротив друга ровнее, поджав под себя ноги, а Тедди замер с палочкой в руках, нацеленной на Блэка, словно выбивал из него признание. - Небольшое сражение - дети прыгнули в портал в озере, а я отправился в Мунго, схлопотав заклинание в грудь, - Регулус осторожно вздохнул, готовый продолжить, но в этот самый момент дверь комнаты открылась и на пороге появилась Оливия. И вместе с ней в сознание ворвались ее слова про псевдоним. Возможный псевдоним в будущем. Но почему он не помнил всего? Готовый облегченно выдохнуть, Блэк с запозданием сообразил, что Хейс априори неправильно восприняла все.
- Стой! - Регулус воскликнул слишком поздно - Тедди ласточкой отлетел в стену, обрушиваясь на пол. Артефакт отскочил в сторону, а сам друг заохал, морщась и что-то бормоча. Блэк выдохнул, вставая и выпрямляясь. Джинсы едва не сползли вниз, но Регулус вовремя подхватил их, затягивая ремень и делая шаг в сторону Тедди, который уже сидел запрокинув голову. - Познакомься, это Оливия Хейс, вчера утром мы встретились в Мунго, откуда благополучно сбежали, спасаясь от целителей и Пожирателей, - на губах Блэка заиграла неопределенная улыбка, когда Люпин расширил глаза от ужаса, переводя взгляд на девушку, а потом обратно на друга. - После мы решили переночевать в гостинице, - Регулус произнес это совершенно спокойно, но чутье Тедди явно работала на все сто процентов и друг успел представить себе все, что можно было, получая кивок. - На следующее утро мы прыгнули в портал, встретили в Хогсмиде Алекто Кэрроу, втроем разнесли амбар, а теперь пытаемся прийти в себя здесь, - Блэк помедлил, словно подбирая слова получше, а потом оглянулся на Оливию, которая хмуро смотрела на обоих и мягко, едва заметно улыбнулся ей уголками губ. - И я сделал ей предложение, - подвел итог Блэк, минуя рассказ о том, как признался девушке в своем происхождении, не стал он так упоминать и Аваду, которая все еще блуждала внутри него. Этого и так было достаточно, так как Тедди едва не уронил челюсть себе на колени, мгновенно сбрасывая образ странного мужчины и возвращая себе свой собственный. - Оливия, - Регулус повернулся к девушке, улыбаясь краем губ. - Познакомься, это Тедди Люпин. - Выдохнув и поморщившись, Блэк опустился обратно на постель, приседая на самый край. - Кажется, я все-таки тебя удивил, - произнес Регс ровно, но явно насмешливо, опуская голову и выравнивая дыхание. В голове по-прежнему стучали мысли, настойчиво требующие ответов, но Айса Одли все еще оставалась в сознании безликой, сохраняя анонимность и неизвестность, продолжая мучить молодого человека тайной, о которой он и не вспоминал. Но палочка... Почему она ассоциировалась именно с этими пропавшими воспоминаниями? Регулус сделал вдох, хмурясь и поднимая глаза на Хейс.

+1

16

Таверна выглядело дешево, но скорее всего это было условием существования. В деревне рядом с замком никто не ожидал огромных строений, обустроенных по самому последнему писку моды. Рама окон, которые сопровождали путников на стене вдоль лестницы, потрескались и выглядели совсем отсыревшими. Прикосновения подушечками пальцев хватило, чтобы убедиться в этом. Отковырнув небольшой кусочек испорченного дерева, Оливия сузила глаза, задумчиво смотря на улицу.
Регулус ждал ответа и был настроен серьезно, а она банально не понимала, как такое возможно. Они знали друг друга всего ничего. Буквально несколько суток, а темой разговора уже успело стать замужество. Конечно, Блэк ей нравился. Заинтересовал, поддержал, оказался рядом и не оставил в одиночестве. Видел ее и в хорошем, и плохом настроении. Но разве этого достаточно, чтобы решиться на брак, сменить фамилию, стать «чьей-то»?
Хейс оглянулась в сторону поднимающегося по лестнице мужчины. Выглядел он скверно. Возможно, контингент этого заведения и был таковым. Оливия и Регулус скорее казались странными и не местными.
- Сигаретку?
Сиплый и неприятный голос слуху, но журналистка и не такое слышала. Опустила взгляд на пачку маггловских сигарет. Интересно, кто этот мужчина и что забыл в деревне рядом со школой волшебства. Был ли полукровкой или же чистокровным, которому не повезло выглядеть так несостоятельно. Может, сквиб, от которого отказались в детстве. Оливия кивнула, чуть хмурясь и извлекая сигарету с края. Она редко курила, а за последнее время и вовсе забыла ощущение, которое оставалось во рту несколько благих секунд.
Покрутив в пальцах достаточно хорошего качества фильтр, Хейс проводила взглядом мужчину. Кривой, горбатый, но почему-то с недешевыми сигаретами в кармане. Она качнула головой, напоминая себе, что судить по внешнему виду нельзя. Извлекла артефакт и прикурила сигарету так, как делала это в школе. Простейшее заклинание, тишина в Астрономической башни и несколько минут фантазий о том, что она достаточно взрослая для такого поведения. Стряхнув пепел, вновь затянула табачный дым в легкие, щурясь и смотря в окна напротив.
Оливия могла сбежать. Всего лишь несколько шагов по лестнице вниз, закрыть за собой дверь и отправиться в Хогвартс. Хотя, конечно, лучшим решением было бы встретиться с мамой. Мама. Девушка грустно улыбнулась, кусая ноготь на большом пальце. Она не видела ее с самого детства, но отчетливо помнила цвет ее глаз. Добрые, нежные. Теплые объятия, которые всегда успокаивали и при капризном поведении казались лишними. Хейс даже помнила, как Дебора по утрам заваривала себе чай, потому что ближе к концу кофе стало сказываться на организме. Легкий порыв ветра подхватил сигаретный дым, и Оливия сощурилась, пытаясь избавиться от неприятного ощущения в глазах. Или дым, или тоска. Скорее - обида. Обида, что она ушла так рано и оставила ее с братом. Оли понимала, что Дебора ничего не могла сделать, а если бы могла, то обязательно бы осталась с ними. Но по-другому справиться с болью не получалось.
Путешествие в будущее отдалит ее от семьи еще больше, если это в принципе возможно. Брак с малознакомым человеком… Хейс не знала. Она не была уверена, что вовсе создана для семьи. Родерик, конечно, поступал глупо, но он любил и умел это делать. Одетт пусть и страдала сколько-то лет, но в итоге ведь стала счастлива рядом с ним. Может ли Оливия быть такой? Или она больше похожа на отца? Пепел упал на обувь, и девушка уткнулась носком ботинка в пол. Больше похожа на Арчибальда, который бежал от ответственности, не смог дать любви ни одному из своих детей, оставил женщину умирать в одиночестве. Что, если она - дочь своего отца?
Любила ли Оливия Регулуса? Спустя два дня знакомства? Она не знала. Она не знала, что такое любовь, не знала, как это должно ощущаться. Это симпатия, привязанность, обязанность? Что это? Как понять, что тебя тянет к человеку, потому что ты его любишь, а не потому, что нуждаешься в нем? Мог ли он чувствовать к ней нежные чувства спустя несколько дней и столько срывов?
Сигарета медленно тлела, находясь зажатой между пальцами. Хейс смотрела на появляющийся пепел, на постепенно исчезающую тонкую бумагу. Курить не хотелось. Привкус во рту оказался не таким приятным, каким был в воспоминаниях. Затушив сигарету о сырой подоконник, Оливия выкинула окурок за окно. Невоспитанная хулиганка. Мама бы покачала головой, но дочь лишь улыбнулась бы. Сейчас же она просто засунула руки в карманы и спустилась по лестнице вниз.
Чувства, эмоции. Хейс не хотела быть обузой. Ни для брата и его семьи, ни для Блэка, который не понимает, с чем имеет дело. Она и сама не знала, с кем ей приходится делить одно тело. Как сильно она изменилась и как опасны эти изменения. Мир вокруг остался прежним, разве что на десяток лет моложе, но это не меняет сути. Подушечки пальцев коснулись прилавка, за котором женщина сидела в не слишком естественной позе. Стеклянные глаза и не менее пустой взгляд. Оли нахмурилась - довольно часто в последнее время она это делает, возможно, скоро появится та самая морщина, которая есть у Рода.
Странная мысль, совсем невозможная… Но Регулус тоже был невозможный. Хейс взглянула на лестницу. С виду бездомный, худой, горбатый, но дорогие сигареты и не менее веселый голос. Мог ли Пожиратель смерти баловаться маггловскими вещами? Глаза сузились, а женщина за столом стала напевать песенку.
- Все хорошо? - спросила журналистка, постукивая пальцами по ветхому дереву. Другая ладонь уже нащупала артефакт в кармане. Может, для семьи она не была создана, но это не означало, что здесь и сейчас Оливия может оставить Регулуса в опасности.
- Вы заселяться?
Хейс облизала губы, сосредоточенно смотря на лестницу. Недолго думая, вернулась на ступеньки, перепрыгивая через одну. Боль в теле не чувствовалась, хотя должна была. Возможно, страх за спящего Блэка оказался сильнее. Смахнув с лица пряди волос, она резко завернула за угол, приближаясь к нужному номеру. Не мог ведь мужчина в лохмотьях оказаться угрозой для невозможного Регулуса. Кто еще знал о его тайне? Остановившись у двери, толкнула ее ногой, с горечью понимая, что та слишком легко открылась. Ручка ударилась о стену, из-за чего дверь отскочила обратно. Хейс вновь толкнула ее ладонью, тут же выставляя артефакт и откидывая неизвестного от кровати. Даже не успела разобраться, кто это был, зачем там стоял, где Блэк.
- Стой!
Оливия повернулась в сторону угрозы, удерживая ее под артефактом и стараясь дышать ровнее. Беглый взгляд по Регулусу, кажется, успела. - Зачем ты встаешь? Accio, - Хейс поймала палочку Блэка, сжимая ее в свободной руке и лишая последнего риска к действию. Но он просто поднялся, смотря в сторону пострадавшего.
- Познакомься, это Оливия Хейс, вчера утром мы встретились в Мунго, откуда благополучно сбежали, спасаясь от целителей и Пожирателей.
Вновь нахмурившись, журналистка продолжала держать артефакт в готовой позиции, не понимая, что происходит. Зачем он сказал ему настоящее имя, рассказал о побеге. Недовольный взгляд в сторону Регулуса. Он ее предал? Множество мыслей, столько возможностей, но Хейс ни делала шага вперед, лишь ступила немного назад. Еще есть шанс сбежать. Вдруг это все ловушка.
- На следующее утро мы прыгнули в портал, встретили в Хогсмиде Алекто Кэрроу, втроем разнесли амбар, а теперь пытаемся прийти в себя здесь.
- Зачем ты… - прошептала девушка, хмурясь сильнее. Оглянувшись, посмотрела на сырую раму. Если спрыгнет с третьего этажа, это ничем хорошим не закончится. Но у нее был артефакт Регулуса, а это уже что-то.
- И я сделал ей предложение.
Замерла на месте, осторожно переводя взгляд на парня и мужчину. Тот, кажется, не верил своим ушам и глазам. Оливия была такого же мнения, совсем не понимая, что происходит. Тем временем незнакомец резко изменил внешность, и Хейс в одно мгновение испугалась, что только что ударила собственного брата. Мысль эта была молниеносной, но девушка даже успела расстроиться, что перед ней оказался не Родерик.
- Оливия, познакомься, это Тедди Люпин.
Неловко поджав губы, Хейс опустила палочку, убирая ее в карман. Прихлопнула ладонью сверху и медленно кивнула. - Ну… Ты прости, - извинившись, подала руку Люпину, одновременно с этим разглядывая его. Интересно, откуда у него подобные способности. Ведь Род стали таким по наследству. А мародер был известен за то, что он оборотень, но никак не метаморфомаг. Оливия помогла еще одному сыну из будущего подняться, отходя на шаг назад. - Значит, Люпин? Но недопрофессор же оборотень, - заметила девушка, смотря на Регулуса. - Кто вообще приходит в комнату к раненному в таком внешнем виде? - скрыть неловкость получалось не очень хорошо, но лучше было болтать, чем молчать. Отрицательно мотнув головой на взгляд Блэка, спрятала его артефакт в другом кармане. Забавная резьба на его основании успокаивала. - Погоди, Люпин, почему Тедди? Эдвард? - наконец дошло до девушки, когда она притянула к себе стакан воды, залпом его осушая. Табачный привкус еще был на губах, из-за чего мысли о недавнем побеге неприятно резали совесть. - Блэк, Люпин… Поттера где потеряли? - задала следующий вопрос Хейс, отставляя стакан и наконец выдыхая, тем самым прекращая свое волнение и глупые разговоры.
- Я из 1998 года, - пояснила Оли, когда поняла, что Регулус сказал все, но не пояснил необходимое. - Этот разговор не может продолжаться на сухую, но внизу управляющая явно находится под чем-то. Нет, это не алкоголь, а просто стеклянный взгляд. Алекто могла отправить своих друзей следом, - проговорила она на одном дыхании. Возможно, стоило сделать передышку или же дать друзьям обговорить все детали. Регулусу смутиться, Тедди задать множество вопросов и проверить Оливию на вменяемость, но на самом деле главным было спасение. И чем дольше они задержатся тут, тем сложнее будет выбраться живыми.
- Рег, как ты сейчас чувствуешь? Тэд, что тебе известно? Я на самом деле добрая, просто слегка взволнованная. Иногда могу покусать, но стараюсь держать себя в руках. Без таблеток тяжко конечно… - попыталась скрыть улыбку и, заметив реакцию, продолжила. - Шучу, я пользуюсь только настойками на рябине, - сумасшедшая, так сумасшедшая.

+1

17

Вот не зря сказал же, что друг способен удивить. Регулус был как раз таким вот парнем, который не просто удивлял, но погружал в состояние глубочайшего эмоционального шока, которое превращалось в инфаркт со скоростью света. Рассказ начался относительно безобидно, но Блэк говорил все с видом волка, которые решает на диете он сегодня или зайчик лишним никогда не будет. Куда там отправились Гарри и Гермиона было вообще неважно, потому что Грейнджер с таким недоверием смотрела на них, что бедный маленький Тедди запомнит этот взгляд надолго и обязательно припомнит министру в своем времени, рыдая ей в стол от негодования. Чуткая душа метаморфа была готова к чему угодно, даже к самым удивительным признаниям, только вот все пошло не так.
- Стой!
Тедди настолько превратился в односторонний слух, что вторая сторона не заметила девушку, которая появилась так же внезапно, как и выхватила у него сигарету. К своему стыду, Люпин среагировать толком не успел и ласточкой улетел в стену, больно ударяясь и так не сильно умной головой, но хорошо хоть незнакомка не кинулась на него. Регулус же очевидно решил его добить в таком положении, посчитав более безопасным и начал свой волнительный рассказ. Вот честно говоря, Тедди был готов услышать что угодно. Даже то, что говорил Блэк, звучало вполне нормально и обыденно. Тут же порталы, мало ли что могло случиться. Вон Тедди родителей спас, чего удивляться? Но одна деталь настолько поразила парня, что итог поверг его в еще более глубокий шок. Глубже чем вторые трусы Мерлина. Тедди даже откровенно растерялся, не находя слов, чтобы также виртуозно и с юморком ответить другу. Шутил же он. Ну не мог Регулус Блэк говорить серьезно о таких вещах. Или все-таки мог?
- Кажется, я все-таки тебя удивил.
Люпин даже внешний вид сменил от шока, становясь самим собой и разглядывая теперь потенциальную родственницу.
- Удивил... - повторил Тедди, принимая руку Оливии вместе с ее извинениями и смотря ей прямиком в душу через глаза. Где он только отыскал ее?
- Значит, Люпин? Но недопрофессор же оборотень.
- Мой отец, да, - признал метаморфомаг, оглядывая девушку так внимательно, как будто именно он принимал решение, выйдет она замуж на его друга или нет. Отчасти так и было. Не забыть ей дать примерить наряды Основателей. Где-то точно завалялся корсет Хельги и панталоны Ровены. - Но это не передается генетически, у меня своих сюрпризов полно, - добавил Тедди, намекая на свой дар, который унаследовал от мамы. Вот его даже не волновало в кого сама Дора пошла такой нестабильной и изменчивой. Может в свою матушку, которая скрывала свои способности или в бабушку, о которой никто не слышал, может среди Блэков есть еще партизаны, которые способны менять внешность.
- Кто вообще приходит в комнату к раненному в таком внешнем виде?
- Эй, это отличная маскировка! - возмутился Люпин, скрещивая руки на груди и строго глядя на Блэка, словно он тут был главным. Был или нет - сейчас не так важно. - Лучше, чем голая модель, - ехидно добавил Тедди, осклабившись, но сразу заразительно рассмеялся, увидев выражением лица друга. - Но ты бы предпочла вид сексуальной медсестры? Это было бы менее странно? - насмешливо затараторил Люпин, глядя то на девушку, то на друга. - Я бы с воплем в стену ушел, честное слово! - заверил он Хейс и запрыгнул на комод, устраиваясь на нем.
- Погоди, Люпин, почему Тедди? Эдвард?
- А может я Теодор, - фыркнул Тедди, которому ну вот категорически не нравилось свое полное имя. Оно отдавало чем-то древне королевским, связанным с розами. Немного даже с вампирами, если честно.
- Блэк, Люпин… Поттера где потеряли?
- Все три Поттера где-то тут. Наши Поттеры, я имею в виду. Если еще Поттер, который Гарри, но он наверное уже вместе со своей семьей... Слишком много Поттеров получается, - Люпин почесал затылок, задумчиво глядя на друга. Пресвятые трусы Мерлина даже не светились ярким пламенем в конце туннеля, поэтому думать приходилось самостоятельно и через раз, но оно того стоило, ведь друг нашелся, не один и с планами на будущее.
- Я из 1998 года... - Дальше Тедди уже не слушал и перевел взгляд на Регулуса, всем своим видом грозного чихуахуа намекая на то, что эта девушка, как минимум лет на двадцать старше. Любовь тут конечно имеет значение, но чтобы так сильно. Но Блэк молодец, зачем караулить ее в будущем, если можно поймать молодую и буйную в прошлом. Может Нимфадоре тоже следует словить более молодого Рэмусаи и вкусить всю прелесть страсти оборотня? Тедди скривился, отказываясь представлять секс родителей и снова прислушался. Забота Оливия была милой, как и сама девушка. Тедди она показалась очень знакомой, но этого сочетания в будущем он не слышал, хотя одно имя мелькало. Еще и настойки с таблетками пила. Регулус просто нравились сумасшедшие. Это мания. Или филия. Неважно.
- Погоди-погоди, - Люпин вскинул ладони и спрыгнул с насеста, подходя к девушке и сажая ее рядом с женихом. - Значит... Давайте я быстро подведу итог, чтобы понять... Значит вы познакомились вчера, - Тедди закатал рукава, жестом позволяя другу дополнять рассказ, давая добро и девушке. - познакомились в Мунго, где она... - Люпин посмотрел на друга, получая подсказку с усмешкой, - три раза тебя уронила. Да, я бы тоже влюбился с трех ударов, - прокомментировал парень и продолжил, - после чего вы устроили там крысиные бега, снесли все на своем пути, сумели сбежали. заноч... переспали, так... - Тедди косо посмотрел на Оливию, - ты трижды приложила головой самого приличного человека в Хогвартсе, теперь ты обязана стать его женой и мучиться всю жизнь, - Люпин посмотрел снова на друга, улыбаясь во весь рот, - потом вы прыгнули в портал, дали жару Алекто, разнесли амбар и теперь милуетесь тут, все ясно, - парень взмахнул артефактом, трансформируя комод в трон и вальяжно развалился на нем, - я бог трансфигурации, - ответил он на немой вопрос Оливии. - Значит вы тут провели остаток дня и дошло до того, что он сделал тебе предложение? - уточнил Люпин, глядя на Хейс, - почему? Нет, в смысле ты классная, возможно я тебя знаю... Оливия Хейс. Что-то вот знакомое... Стой, Родерик Хейс - родственник? Брат? Так, видишь, я не совсем идиот, - Люпин широко улыбнулся и почесал висок, - короче мне жена говорила... да, Хейс, я женат, это бич поколения - жениться на красивых девушках, - Тедди посмеялся над реакцией ребят и продолжил, - она говорила, что никто ничего не доказал, что подозревали будто бы именно этот Хейс выпустил из Азкабана Пожирателей и она пропали бесследно. Кажется, даже это были Кэрроу. А вы сегодня били Алекто, - Тедди прищурился и волосы его замигали светофором от перенапряжения. Чуткая душа метаморфа пробудила внутреннего Шерлока, который требовал больше интриги. - Значит Хейсы не любят Кэрроу на протяжении всех поколений. - Но вот имя Оливия не встречалось. Может ты замуж вышла без помощи моего друга? Или имя сменила? Псевдоним? - Регулус снова подсказал, возможный псевдоним. Возможный или точный? Что не так с красавчиком? - Айса Одли? Не ты ли написала книгу, где говорила что с пытками надо бороться пытками? Моя бабушка любит читать всякое, странное, нечистокровное, - Люпин закинул ноги поудобнее повыше и продолжил болтать без остановки. - Там что-то последнее было про сокровище потерянного города... Или заброшенного... Эй, Блэк? Ты в порядке? - Друг что-то совсем странно теперь смотрел на него. Как будто бы впервые увидел. Тедди кокетливо перекрасился в цвет Оливии и потряс отросшими волосами, привлекая внимание Регулуса и возвращая его из шока обратно на землю. - Грешные тапочки Мерлина, ты куда пропал? - поинтересовался друг, подперев подбородок кулаком. - Я сказал лишнее? Не то? Не туда? Оливия, ты точно его не била в четвертый раз? - уточнил Люпин, уже тревожнее. - Пора выпить, пошли. - Тедди подскочил, вздернул друга на ноги и швырнул ему верхнюю одежду. - Ты, конечно, очень сексуален без одежды, но нам надо выйти отсюда не изнасилованными, - Люпин изменил свой внешний вид обратно на стремного дядю и выглянул в коридор. - Я схожу на разведку, свистну, когда будет можно. А вы не увлекайтесь друг другом, потерпите до брачной ночи, - свадебные шуточки теперь не отцепятся от Люпина до самой свадьбы и ведь не все поймут, то тем даже лучше. Шутка смешнее когда доступна узкому кругу лиц, а если каждый будет шутить и смеяться, то мир станет глупым сразу. Тедди вышел в коридор и придал лицу самое маньячное выражение, чтобы все испугались и пошел вниз, намеренно шаркая ногами. - Аутист и сумасшедшая - идеальная пара, - проворчал он с любовью, чтобы оба слышали. Он точно знал, что Блэк будет улыбаться в этот момент. - Два психа. - Тетка за стойкой смотрела отрешенно. Тут явно кто-то побывал и пощупал ее сознание, значит про эту парочку знают. Тедди попытался что-то сделать, но видно работали профессионалы по мозгам, а лезть опасно. Могли к нему прицепиться как пиявки, поэтому Люпин палочку убрал и просто тетю отправил в сон, откинув на диван в комнатушке. Свистнул, хрюкнул, чихнул и выглянул на улицу. Нужно было срочно выпить.

+1

18

Регулус прекрасно знал своего друга, успел хорошо узнать Оливию и ему было любопытно посмотреть на них в деле, в словесной баталии, где оба не сдадутся, не остановятся, схлестнувшись словами. С одной стороны был большой любитель поговорить, с другой - профессиональная журналистка. И было интересно, куда их может завести самый простой разговор. Однако, пары фраз уже хватило, чтобы Блэк понял - эти двое точно подружатся. Он даже не сомневался в исходе, прекрасно зная, что друг не упустит возможности посмеяться, а Хейс - задать каверзные вопросы.
- Погоди-погоди... - Регулус глубоко вздохнул и присел на край постели поудобнее, вытягивая ноги и спокойно разглядывая Люпина, который начал быстро соображать что к чему. Ему наверняка нужно было время, чтобы все осмыслить и осознать, так как информации в самом деле было много. И это Блэк еще не добавил подробностей, а рассказал все только в общих чертах. - Значит... Давайте я быстро подведу итог, чтобы понять...
Регулус повел шеей, понимая, что это надолго. И хотя Оливия предложила сразу сменить место для более интересного разговора, однако Люпин ее словно и не слышал, продолжая суммировать услышанное. И его уст все это звучало в разы страннее, но выглядело забавно. С одной стороны, Блэк понимал, что знакомство с Хейс и столь поспешное предложение руки и сердца выглядят как минимум странно и подозрительно, но молодого человека неумолимо тянуло к девушке. Если в первые мгновения в больнице он толком не разобрался в своих ощущениях и эмоциях, сбитый как с ног, так и с толку, то по прошествии времени молодой человек сумел все же немного сориентироваться, хотя бесконечные приключения и давили на мысли. Регулус привык, что все его мысли были разложены по полочкам, что он знал, что и где находится. Вся жизнь молодого человека протекала спокойно и равномерно, пока он не открыл портал и не шагнул в него. А теперь ему предстояло наконец понять, что за пределами Хогвартса тоже есть жизнь.
- Айса Одли? Не ты ли написала книгу, где говорила что с пытками надо бороться пытками? Моя бабушка любит читать всякое, странное, нечистокровное.  Там что-то последнее было про сокровище потерянного города... Или заброшенного... Эй, Блэк? Ты в порядке?
Регулус замер, вслушиваясь наконец в слова друга. На протяжении долгих лет он выбирался из Хогвартса и дома только на поиски древних и забытых заклинаний, о которых мало кто слышал. Все эти приключения заканчивались в разной степени успеха. Иногда ему везло, иногда нет, но однажды ему понадобилось найти нечто, что указало бы на другой артефакт, более искомый и ради этого он отправился чуть ли не через весь остров, где... где нашел, что искал. Однако, капризная память не желала выдавать ему воспоминания полностью, делая их нечеткими и размытыми, словно сильнейший стресс возымел эффект и он напрочь забыл обо всем. Регулус не раз пытался выяснить, что же случилось тогда, где он был, сколько времени провел в неизвестности. И только одна тоненькая цепочка осталась у него от того путешествия, как напоминание, что что-то все-таки произошло во время путешествия. Было очень непросто принять тот факт, что фактически два месяца выпали из головы молодого человека, который тогда еще даже Хогвартс не окончил. Отправился в путешествие перед седьмым курсом, чтобы помочь матери, а в итоге наткнулся на что-то, что стерло его память. Учитывая, что во многих укромных местах были запрятаны старые заклинание, наложенные кем-то и очень давно, Блэк предположил, что попросту напоролся на одно из таких. Будучи лишь семнадцатилетним подростком, он мало что знал тогда, еще не так хорошо разбирался во всех магических нюансах, хотя уже тогда увлекался древней магией, которая была напрочь забыта всеми. Но слова Тедди про книгу, в которой рассказывалось про заброшенные города неожиданно всколыхнуло что-то в голове молодого человека. Нахмурившись, он коснулась ладонью своего виска, пытаясь понять, что происходит. И он даже не слышал слов друга, не видел встревоженного взгляда Оливии. Просто перед глазами мелькали воспоминаниями, которые изо всех сил пытались принять целый образ... Подняв глаза, Блэк заметил превращения друга, но они несколько отличались от оригинала, словно вернули его назад в прошлое.
- Грешные тапочки Мерлина, ты куда пропал? Я сказал лишнее? Не то? Не туда? Оливия, ты точно его не била в четвертый раз?
Регулус несколько секунд смотрел на друга, а затем перевел взгляд на Оливию. Все это было очень странно, а единственной ниточкой ко всему была цепочка, которую он сохранил. Но не повесил на шею и не спрятал в укромное место, а вплел в палочку, сделав ее частью дерева. В голове зазвучал мягкий голос: "Она оберегает от всех бед, всегда со мной... Жаль я ее получила слишком поздно, но может тебе она пригодится..." Слишком знакомый голос, слишком тихие слова, слишком много знакомой боли. Почему эта цепочка досталась обладательнице голоса слишком поздно? Он точно помнил, что ее имя не совпадали с инициалами, которые были на крохотном кулоне - "Д. Р." Блэк выдохнул, поднимая голову и отмечая, что друг уже на ногах и полностью собран.
- Ты, конечно, очень сексуален без одежды, но нам надо выйти отсюда не изнасилованными.
Регулус чуть усмехнулся, ловя сорочку и аккуратно надевая ее. Нельзя сказать, что он чувствовал себя отлично, но улучшения определенно были. Но бояться сейчас было нечего, так как их было уже трое и с ними был безумный шляпник в лице Люпина, который любого Пожирателя снес бы своим словесным потоком, не дав ему даже мысленно атаковать их. Блэк был рад, что друг нашел его, правда стоило и правда применить менее странную маскировку, которая напугала бы любого нормального человека. Зевнув в плечо, Регулус справился с пуговицами и подмигнул Оливии, когда Люпин скрылся за дверью. На лестнице еще долго слышалось его бурчание, где он называл их отличной парочкой.
- Надеюсь, он не напугал тебя своей гипер активностью? - спросил Блэк, бегло осматривая комнату на наличие личных вещей. Возможно, они уходили на совсем, возможно могли вернуться, но Регулус не планировал оставлять здесь что-либо. - Он не умеет вовремя останавливаться, когда начинает разговаривать, - добавил Регулус, заглядывая в ванную и проверяя, не оставили ли они чего-то там. Обернувшись, он замер, обнаружив Оливию совсем рядом и аккуратно коснулся ладонью ее лица. В голове все еще царил хаос, воспоминания сбивали с толку, сливаясь во что-то одно, непонятное и бесформенное. Регулус попытался уловить это, но тщетно. Оливия выглядела встревоженной его состоянием, но он лишь мягко улыбнулся ей и коснулся губами ее лба. - Со мной все в порядке, свежий воздух должен помочь, - произнес он негромко, позволяя ей поправить свой воротник. Однако, Хейс даже и не думала возвращать ему палочку, хотя ему очень сильно хотелось прикоснуться к древку, почувствовать тепло обыкновенной цепочки, которая стала своеобразным артефактом-хранителем. Странно было еще то, что он не испытывал дискомфорта от того, что Оливия держала его палочку у себя, словно это было нормально. Только он не понимал почему именно. Что-то толкало его на мысли глубже в прошлое, что-то постоянно кричало о всевозможных совпадениях, о чем-то важном. Но Регулус ничего не видел. Глядя в глаза Хейс, слушая ее голос, ему казалось лишь, что они знакомы целую вечность, но познакомились только вчера.
Айса Одли.
Почему Регулус ничего не знал об этой писательнице? Если книга и правда хранилась в библиотеке Андромеды, то он должен был ее видеть и даже читать, так как тетушка всегда одалживала ему все необходимое в этом плане. Сама предлагала различные книги, советовала что-то. Конечно Дромеда не интересовалась магией в том плане, в котором интересно было самому юноше, но ее помощь тоже была кстати.
Блэк хмуро, при помощи Оливии, натянул куртку и приоткрыл дверь, выглядывая.
- Ненадолго заглянем в бар, перекусим и отправимся в Лондон, - негромко произнес Регулус, поворачивая голову в сторону девушки. - Только не убегай от меня, пожалуйста, - попросил он, беря Оливию за руку и ожидая друга. Тот показался спустя несколько минут, но уже в виде худого мальчика с большими и голодными глазами. Покачав головой, Блэк вышел первым, придерживая дверь и закрывая ее, как только Хейс ступила на лестницу. Путь вниз оказался более легким, чем подъем и оно понятно - Регулус вообще слабо помнил, с чего все началось в этом заведении. Только разговоры про мужа и жену, которые в итоге вылились в предложение, на которое Оливия пока так и не ответила. Но Блэк и не торопил. Ему не нужно было поспешных решений от девушки, которая еще толком не определилась со своим будущим. Возможно, она уже поспешила, потребовав, чтобы он взял ее с собой, чтобы не оставлял тут. Было бы обидно, конечно, но Регулус не мог приковать ее к себе наручниками, не мог насильно забрать куда-то.
Выйдя на улицу, он вдохнул свежий воздух и невольно извлек из кармана пачку сигарет, ловя одну губами и закуривая. Целый день в стрессе, можно было позволить себе лишний раз подпортить легкие. Перехватив насмешливый взгляд Тедди, Блэк кивнул и пошел следом, приняв руку Оливии под локоть. Идти мирно по Хогсмиду после того, как едва не лишился тут жизни, - было немного странно, но Регулус смирился с тем, что сейчас странно все, начиная от самих порталов, заканчивая событиями в целом.
- Если он будет много болтать, просто примени Силенцио, - шепотом посоветовал Регулус, касаясь губами виска Оливии. - Я обычно так делаю, - добавил он с еле заметной улыбкой, и снова перехватил взгляд друга, но уже возмущенный, а вместе с этим и порцию более громкого негодования и подробностей о том, какой он нехороший и жестокий. Но Блэк предостерегающе поднял бровь и Люпин умолк, решив не рисковать голосом, которого запросто мог лишиться. Заведение которое выбрал друг, не слишком выделялось на фоне остальных, но выглядело достаточно прилично, чтобы можно было рискнуть поесть здесь нормальную еду и выпить как полагается, без риска отравиться и свалиться в постель на пару суток. Регулус подождал пока Тедди войдет первым на всякий случай и потом придержал дверь для Оливии, подмигнув ей.

+1

19

Оливия послушно присела на постель, разглядывая обоих парней из будущего. Один сидел молча, второй разговаривал без устали, что, пожалуй, утомляло еще больше, чем его постоянное хождение из одной стороны в другу. Девушка была готова рассказать ему все, что знала, лишь бы Тедди остановился хотя бы на несколько минут.
Голова и так болела, хотя, казалось бы, чему удивляться? За последние несколько суток она встретилась не с одной и не с двумя тайнами. Осталось только надеяться, что сознание сохранит и половину впечатлений, которые обязательно нужно будет записать на пергаменте.
Трон посреди комнаты, конечно, оказался впечатляющим. Хейс дотронулась носком туфли до его ножки, проверяя прочность. Странно, но все люди из будущего оказывались слишком талантливыми. Блэк вовсе получался нереальным, когда как Люпин… Выглядел странно, но это скорее всего его цвет волос.
- Оливия Хейс. Что-то вот знакомое... Стой, Родерик Хейс - родственник? Брат? Так, видишь, я не совсем идиот.
Она поздравила бы его, но вставить и слово оказалось невозможно, потому что парень уже начал рассказывать про свою жену. Осталось только додумывать, какая девушка согласилась бы терпеть не только такую разговорчивость, но и дотошность. Необязательно было резюмировать все события за несколько дней. Это выглядело крайне неловко, хотя бы потому, что теперь Оливия понимала, насколько все спонтанно получилось. От доверия и прыжка в прошлое и до предложения, на которое ответа у нее до сих пор не находилось.
- Она говорила, что никто ничего не доказал, что подозревали будто бы именно этот Хейс выпустил из Азкабана Пожирателей и она пропали бесследно. Кажется, даже это были Кэрроу. А вы сегодня били Алекто.
Хейс сощурилась, чуть усмехаясь и поворачиваясь к Блэку, чтобы тот подтвердил это. Непонятно почему, но, кажется, действительно он один из присутствующих отвечал за логику. Хотя, конечно, она была уверена в себе, но никогда нельзя быть уверенным на все сто процентов, верно? Оли с сомнением посмотрела на свои ладони. Кажется, те были реальными. Обидно получилось бы, что это все оказалось ее странным сном из-за очередного принудительного усыпления. В конце концов может именно это и объясняет и красавчика рядом, и предложение руки и сердца, и вообще все невозможное, происходящее вокруг?
- Родерик - опасный парень, - пожав плечами ответила девушка. - Если он узнает, что вы похитили меня, то вам несдобровать, - добавила она, улыбаясь на реакцию Регулуса. - Хорошо, я просто скажу, что это он нас похитил, - кивнув в сторону Теодора, согласилась Оливия. В конце концов никто не расстроится, если этот парень составит компанию Роду. Это, пожалуй, правда будет забавно. Особенно если два метаморфа начнут меряться своими навыками.
Отбрасывая шутки в сторону, Хейс задумчиво закусила губы. Если такое и правда произошло в будущем, то это в какой-то степени должно было сказаться на ней, верно? Разговоры с Родериком не приводили ни к чему, потому что вокруг постоянно были люди. Оливия не раз намекала ему, что только это поможет ей спастись. Смерть близнецов - ее свобода. Иначе они обязательно пришли бы за ней. Правда разговоры - это разговоры. Обрекать брата на убийство Оли не хотела. Ей нужно было самой это сделать. Почувствовать силу в ладонях, найти уверенность в своих действиях и закончить начатое. Сегодня не получилось. Но лишь потому, что Регулус кинулся под Аваду, хотя его и не просили об этом. Если бы не его постоянное отвлечение от дела, то Оливия бы лишила Алекто жизни.
Может, она была не в состоянии в будущем помочь брату? Почему слухи были не подтверждены? Оливия очень хотела бы знать ясный ответ на этот вопрос, но никто не мог ей его дать. Разве что Родерик, но откуда он знает, что было в будущем? Девушка усмехнулась. Иронично - что было в будущем.
- Айса Одли? Не ты ли написала книгу, где говорила что с пытками надо бороться пытками?
Оливия пожала плечами в ответ, потому что не знала. Книга - одна из мечт, но стала бы она писать о чем-то таком личном? Разве что в курсе терапии. Но пока она отказывалась от такого. С пытками не нужно было бороться. Их нужно было пресекать. Не закрываться в себе, скрываясь от боли в грезах где-то внутри, а выступать против.
Хотя это был ее псевдоним. Буквально несколько месяцев назад они выбрали его с Родериком, когда Оливия практически решилась вернуться к публикациям. Разрешалось писать о чем-то постороннем, отвлекая напряженное сознание от воспоминаний.

╭─────────────────────────────────────────────────────────────────╮
- Айса? - предложил Родерик, листая толстую книгу. Он принес ее из дома. Таких на полках у матери было множество. Мифы были ее любимым чтивом, что перешло и к старшему сыну. Род мог назвать любую вещь, даже самую неважную, стоило только задать конкретный вопрос. - Ее еще зовут Атропос или Атропа, но Айса не сразу выдаст смысл, заложенный в псевдониме, - пояснил брат, показывая Оливия изображение старшей из мойр.
- Я и старшая? - усмехнулась Оли, разглядывая фигуру греческой богини судьбы с ножницами.
- Она решает, когда чья-то жизнь заканчивается. Перерезает нить судьбы, - добавил Род, красноречиво смотря на сестру.

╰─────────────────────────────────────────────────────────────────╯

Тогда она не поняла, почему он это сказал. Может, уже тогда намекал о том, что поможет ей? Хейс качнула головой, не понимая толком ничего. Если бы Родерик сразу сказал, что замышлял, она бы не решилась на побег. Ведь месть в настоящем куда логичнее, чем в прошлом…

╭─────────────────────────────────────────────────────────────────╮
- Старый друг? Одли? - Оливия полусидела в постели, опираясь спиной о подушку. Брат же раздумывал, помогал, чем мог, но не успокаивался. - Айса Одли, - произнес он несколько раз. Даже написал на бумажке, чтобы сестра посмотрела, как псевдоним выглядит на бумаге. Оли кивнула.
╰─────────────────────────────────────────────────────────────────╯

- Оливия, ты точно его не била в четвертый раз?
Она посмотрела на Регулуса, разглядывая отсутствующее выражение лица. Кажется, не била. Переведя взгляд на Теодора, Оливия качнула головой.
Блэк уже поднялся на ноги, одеваясь, когда Хейс все еще продолжала сидеть на кровати. Кое-что сходилось, что-то не походило ни на что, что происходило раньше или позже. Тяжело было осознать, что теперь история навсегда изменена. Если она вернется в 1998 год, вряд ли у нее получится остаться такой же, какой она была два дня назад. Значит, и убийство Кэрроу стояло теперь под вопросом. И, главное, как поведет себя Родерик? Может, у него и правда были свои планы, которыми он почему-то не спешил поделиться с ней?
- Надеюсь, он не напугал тебя своей гипер активностью? Он не умеет вовремя останавливаться, когда начинает разговаривать.
- Нет, наоборот, здорово, что хоть кто-то знает о Родерике, - с легкой улыбкой ответила Оливия, вставая с постели. - Может, и обо мне. Все-таки Айса Одли… Маловероятно, что кто-то другой сообразил придумать такой же классный псевдоним, - добавила девушка, оглядывая Регулуса. Нужно было добраться до города и попытаться встретиться с матерью. Хотя хотелось определенно другого. Жаль, что Родерик оставался в 1998 году, а маленький мальчик не сможет объяснить, что он собирается делать с пожирателями смерти в далеком будущем. Но было бы забавно задать такой вопрос юному рейвенкловцу. Правда, если вспомнить, каким капризным тот был, то ответ был бы предсказуемым.
Хейс поправила воротник Блэка, кивая в ответ на его обещание. Конечно, свежий воздух вряд ли поможет, но пусть этот парень продолжает наивно надеяться на что-то. Авада Кедавра, усталость, боль и прочее - это то, что требует лечения, а не игнорирования. Если бы ее мать вовремя заметила свое состояние, то не умерла бы так рано. Скверный пример, но именно это научило Оливию ценить собственное здоровье. До определенного, конечно, момента. Хотя иногда она была искренне рада, что матери больше не было рядом. Вряд ли Дебора бы смогла пережить то, что произошло с ее дочерью, и Родерик винил бы себя вдвойне.
- Ненадолго заглянем в бар, перекусим и отправимся в Лондон. Только не убегай от меня, пожалуйста.
- И оставить тебя с ним? - с улыбкой спросила Оливия, помогая Регулусу выйти. Теодор пусть и выглядел более или менее добрым человеком, но нельзя было доверять глазам.
Она кивнула маленькому мальчику, который появился рядом с ними, стоило оказаться у порога таверны. На улице оказалось прохладнее, чем казалось раньше. Хейс закуталась в куртку, оглядываясь по сторонам. Люпин что-то продолжал говорить, но настроение сбежавшей из Мунго не подходило пока для нескончаемых разговоров. Внимание разбредалось по всей улице. Нужно было быть готовой к слежке. Алекто сбежала, а это не означало ничего хорошего.
Высокие башни Хогвартса были видны даже отсюда. В одной из башен все еще горел свет. Кажется, это была гриффиндорская. Оливия задумалась, как там ее брат. Может, было время сбегать и посмотреть на него? Но как объяснить и доказать, что она действительно его сестра? Да и маленькая Одетт вряд ли бы пустила взрослую тетю в гостиную. Даже если Хейс и ответила бы на все вопросы Орла на входе.
- Родерик еще не проснулся, да? - вдруг спросила Оливия у парней. Она кивнула в сторону замка, поясняя свой вопрос. - Мой брат сейчас должен быть там. А я… А я где-то с мамой. Скорее всего в Мунго, - добавила девушка, оборачиваясь в сторону темного поворота улицы. Слишком яркий след магии. Хейс поежилась, взволнованно посмотрев на путешественников во времени. Пусть и технически она была старше, но те явно были какие-то невозможно наученными волшебниками. Судя по уровню магии, учили их не преподаватели Хогвартса, а сам Мерлин.
- Давайте-ка в другую сторону, - не спрашивая ничего, потянув парней на другой конец улицы, Оливия пошла дальше. Потертая вывеска покачивалась на еле заметном ветру, но девушка уже толкнула входную дверь. - Я понимаю, что вы все герои и вообще самые искусные волшебники, но мне надо поесть, а потом надрать задницы парочке Пожирателей. Простите за архаизм, - извинилась Хейс, подталкивая Люпина и Блэка внутрь. - Если вы не заметили, то я героиня тут, а не вы, - заверила их девушка, кивая мужчине с длинной бородой. Та тянулась по полу, но волшебника это не заботило. В конце концов заведение было пропитано магией, поэтому стоило троице устроиться за одним из столов, как освещение вокруг них приобрело нужную атмосферу.
- Не знаю, как там у вас дела обстоят, но тут обычно собираются самые храбрые студенты. Никто не видит, что происходит за столиком рядом, хотя все прекрасно знают, что там кто-то есть. Знаете, это будоражит кровь, да? - Оливия старалась расслабиться, перенимая звание разговорчивого человека и пальцами показывая цифру три мужчине. - Это значит, что сейчас нам принесут три кружки эля, и вы выпьете все до последней капли, - Хейс заметила желание Люпина вставить слово и остановила его пальцем, - да-да, я знаю, что он не пьянеет. Это еще одна особенность супермена-жениха, с которой приходиться мириться и радоваться тому, что я могу напиваться, а он всегда сможет отнести меня домой. Здорово, да? - Оливия качнулась на задних ножках стула и довольно выдохнула, расслабляясь. - Так вот, эль выпьете до конца, потому что моя мама говорила, что этот истинный шотландский напиток лечит все. Я маме верю. Даже в свое время поверила, что звезды на небе - это наши предки, которые следят за нами. Отказываться от этого не собираюсь, потому что моя мама - самая яркая звезда на этом чертовом небе, - Хейс поблагодарила за кружку, сразу же слизывая пенку с ее края. - Хотя технически она еще жива, так что опустим эту деталь. Дальше куда, рыцари круглого стола? - Оливия знала, куда хочет пойти, но присутствие Теодора осложняло эту деталь. Возможно, ему захочется вернуться к жене или же заняться чем-то еще, когда как Хейс-таки планировала заскочить в Мунго. По крайней мере так у нее будет возможность попросить мать быть внимательнее к себе.
- Тебе точно можно доверять? - поддевая Теодора, усомнилась рейвенкловка, наблюдая за двумя друзьями.

Отредактировано Olivia Hayes (2018-07-31 20:21:26)

+2

20

Чуткая душа анимага требовала больше внимания и больше активности. Наконец-то они покинули стены Хогвартса и наконец-то они выбрались на какое-то серьезное дело, которое было и опасным, и странным, и почти нереальным. То есть в кои веке появилась возможность проявить себя, потрясти золотыми яйцами и защитить себя, других, кого-то потрясти усердно.
- Если он будет много болтать, просто примени Силенцио. Я обычно так делаю.
Тедди возмущенно обернулся. Он же не стал комментировать одну сигарету на месяц, когда пачка друга была почти пустой. Вот что не молчалось ему спокойно?
- Между прочим, я говорю все по делу! Много, но по делу. Но самое главное, что я говорю, а не молчу и людям не приходится догадываться, о чем я думаю потому, что я словами выражаю свои мысли и желания, а не хожу с таинственным видом, как будто меня Василиск за попу укусил, - Люпин потряс головой, меняя внешность снова и становясь собой. Волосы еще немного поиграли в светофор, потом успокоились на более родном цвете и Тедди уже собрался зайти первым, когда Хейс резко потянула их за собой. - Какая женщина, - восхитился парень, когда понял, что вечером на руке будет синяк. - Ты поаккуратнее с ней, дружище, она не кроткая овечка, - доверительно сообщил другу так, словно это он с ней провел два дня, а не Блэк. Судя по загадочному виду друга, который походил на дракона, сидящего верхом на сокровищах, Люпин мог точно сказать, что Регс и так все знал, ему все нравилось и он не просто так в бреду предложил ей создать странную семью. Вот уж что не укладывалось в голове анимага, так это предложение Блэка. Конечно же в 27 лет пора было подумать о чем-то таком, но не в другом же времени и не с первой встречной. Но не всем же так везло, как Тедди, который почти вырастил себе жену на свой вкус, цвет и прочие прелести жизни. Виктуар только казалась паинькой, но могла запросто огреть обидчика сковородкой. Сковородка правда сто процентов была бы из шоколада, а обидчик - мармеладным, но героизма это у миссис Люпин не отнимало. Главное взять нужную позу, выбрать удачный ракурс и ты герой.
- Я понимаю, что вы все герои и вообще самые искусные волшебники, но мне надо поесть, а потом надрать задницы парочке Пожирателей. Простите за архаизм. Если вы не заметили, то я героиня тут, а не вы, - сообщила Хейс обоим заталкивая в другое заведение, видимо хорошо знакомое уже ей. Люпин попытался было возникнуть, но Оливия бы настроена так решительно, что в пору было менять подгузники и просить политического убежища у пауков в лесу. Все попытки вставить слово потерпели крах потому, что Оливия оседлала словесного коня и ускакала вперед, лишая всех вокруг возможности что-то говорить. Может и стоило сбегать за ее маленьким старшим братом, вытащить его из теплой постели, привести сюда и шокировать на всю жизнь, чтобы потом еще лет сорок выдергивать из разных мест седые волоски. Люпин скосился на друга, предвкушая веселье с элем, учитывая что Блэк пьянел так же медленно, как и улитка ползла на Эверест. Нооо... Он удачно прикидывался. Тедди до сих пор помнил его ухмылку, когда они все там пьяные шатались и улыбались, напевали песенки пошлые и в миру неизвестные, а потом выяснилось, что Регс был трезвым и все то, что он творил, было на трезвую голову. Вот это было реально страшно. Тедди в принципе тоже помнил больше, чем не помнил, но вот Поттер тогда умирал от стыда, не зная, что было, а что нет.
- Тебе точно можно доверять?
- Мне? - изумился Люпин так искренне и с таким негодованием, что едва не разбудил всю школу. - А тебе? Может это твой коварный план, воспользоваться моим другом, чтобы сбежать из... из, а потом соблазнить его, чтобы он привел тебя в прошлое, где бы ты встретилась с живой мамой, - ловко парировал Тедди, скрещивая руки на груди и выразительно смотря на друга. - Ты об этом думал? Может то, что ты хочешь на ней жениться, это хорошо продуманный план. Ты же Блэк и все такое, а она может хотеть твою фамилию и связи, - Люпин уже завелся, оседлав своего осла свовоблудия, - возможно у нее все просчитано и продумано до мелочей, даже этот разговор, который якобы должен вселить сомнение в твою мудрую голову, а на самом деле все уже решено и она припрятала в рукаве свадебное платье и придумала имена детям. Я буду крестным если что, - последними словами он обратился непосредственно к Хейс, ведь чуткая душа внутреннего чихуахуа требовала и ее внимания, - Детей назовем Оливер и Регина, я все решил, - сообщил Тедди и сделал большой глоток эля, - ты только не лезь танцевать на барную стойку, а то не с кем спорить, кто выпьет больше, - попросил Люпин с таким видом, словно еле удерживал Блэка каждый раз от попытки потрясти бедрами где попало. - Ты просто не знаешь на что он способен, - заметив взгляд Оливии, сообщил Люпин и довольно ухмыльнулся, отмечая ну очень серьезный вид друга. - А пойдем мы в Лондон, где сперва составим тебе компанию в Мунго, надо же убедиться, что тебя там не съели психи, а потом решим, что делать дальше. Может мы там словим полезную информацию о наших друзьях, - Тедди отпил еще и подозвал разносчика, делая более внушительный заказ. - Я голодный. Я спас родителей в битве за Хогвартс, напугал до чертиков противного русского алкоголика, угрожая его беременной жене, а Рэмус, кстати говоря, очень красиво скинул Беллатрикс с какого-то там этажа. Месть такая себя, можно это и раньше сделать, кстати. Нечего ей на людей хороших покушаться, - Люпин продолжил пить, наблюдая за тем, как тлеет огонек сигареты друга.

+2


Вы здесь » | Three Generations: I would rather die | » Хроники Хогвартса » I'm gonna give all my secrets away © [1981, November]