Danger hides in beauty and beauty in danger © [1981, November]
» Leonard Ross — 16/12/2018

Caution is the parent of safety © [2023, October]
» Aurora Sinistra — 16/12/2018

Ashes to ashes dust to dust [1981, November]
» Mackenzie McKinnon — 16/12/2018

The day when Mungo fell, p.1 [1981, November]
» Antonin Dolohov — 17/12/2018

Order of the Phoenix; p.1 [1981, November]
» Frank Longbottom — 17/12/2018

Seems the monster always wins © [1981, November]
» Lord Voldemort — 17/12/2018

Different people - same issues © [1981, November]
» Charlotte-Anne Rowle — 17/12/2018

Make or mar © [1981, November]
» Deborah Hayes — 18/12/2018

Where there’s a will, there’s a way [1998, May]
» Damian Dolohov — 21/12/2018

Be my hero, mother © [1981, November]
» Walburga Black — 22/12/2018

Humble your fate © [1981, November]
» Bellatrix Lestrange — 22/12/2018

Death pays all debts © [1981, November]
» Henry Chase — 23/12/2018

When it rains, it pours, right? [1981, November]
» Remus J. Lupin — 23/12/2018

It takes madness to find out madness © [1981, November]
» Ariana Dumbledore — 25/12/2018

What brings you all here? [1981, November]
» Hestia Jones — 25/12/2018

Time heals all wounds © [1998, May]
» Hestia Jones — 25/12/2018

The day when Mungo fell, p.2 [1981, November]
» Teddy Lupin — 25/12/2018

Ministry of Magic has no rights, p.1 [1981, November]
» Frank Longbottom — 26/12/2018

Time is all we have © [2023, October]
» Lily Luna Potter — 26/12/2018
Сердце, казалось, сходило с ума, как и сама Кларисса, наблюдающая за живой грязнокровкой. За живой Тройэн Картер, касающейся ее внучки. Взгляд непроизвольно скользнул по коридору, надеясь заметить что-то, что намекнуло на абсурдность ситуации. Возможно, троллей или великанов в гостиной. Ведь не может мертвая вновь стать живой. Да еще и спустя двадцать лет. Грегори. Глупая надежда увидеть и его. Если Хеллоуин решил припоздниться, явить мертвых живым, то, может, судьба сжалилась и над ней.
0235 0110
0210 0200
ссылки
ссылки
игровое время:
2023/17/10: вторник
1998/8/05: пятница
1981/2/11: понедельник

| Three Generations: I would rather die |

Объявление


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » | Three Generations: I would rather die | » Маховик времени » The days are long but the years are short © [1981, November]


The days are long but the years are short © [1981, November]

Сообщений 1 страница 20 из 30

1

http://funkyimg.com/i/2JB2S.gif

http://funkyimg.com/i/2JB2R.gif

http://funkyimg.com/i/2JB2T.gif

http://funkyimg.com/i/2JB2W.gif

Время и дата:
Ночь с 1 на 2 ноября;

Место:
Хогсмид;

Участники:
Alice Longbottom, Frank Longbottom, Neville Longbottom, Hannah Abbott, Rabastan Lestrange;
Описание:
Чета Лонгботтомов даже выходной проводит на работе, продолжая следить за порядком через бутылку огневиски. Они даже предположить не могли, что на пороге заведения появится их сын из будущего вместе со своей девушкой. Только они об этом узнали не сразу. Небольшая стычка прямо в баре и столкнула лбами молодых родителей со взрослым сыном и девушкой.

+1

2

Дополнительно: 24 года; жена, мать и дорвавшийся до выходного аврор
Внешний вид: джинсы, джемпер, кожаная куртка и клетчатый теплый шарф
Состояние: немного усталое, но довольное и даже умиротворенное.
С собой: волшебная палочка, кошелек


Выходной. Выходной в детстве - это что-то солнечное, радостное и неугомонное. Это когда ты вскакиваешь рано утром и мчишься скорее в комнату сестры, потому что чего это она спит еще? Солнце-то давно уже встало! А затем с вдвоем с Энид нестись вниз на кухню, перешучиваясь и делясь идеями, чтобы такого вкусного можно стащить, пока родители спят и не видят. Конечно, это удавалось довольно редко - домовики-то в девчонках души не чаяли, но вот родители будто чувствовали, что неугомонные дочери что-то задумали, и тоже вставали. Зато сколько радости было, когда мама с папой спали допоздна! Столько всего можно было сделать! И залезть на старую яблоню, и облазить чердак или подвал, и стащить с кухни вкусную булочку с кремом.
С началом учебы в Хогвартсе выходные стали менее активными. Много времени уходило на домашнее задание, но Алиса все равно умудрялась устраивать себе веселые выходные с мелкими проделками. С такой компанией - включающей в себя кузенов Пруэттов и Фенвика с Дирборном - просто невозможно было сидеть на месте. Даже когда наступил пятый курс, с его СОВами, а затем и седьмой с ЖАБА, все равно выходные были временем радости и веселья.
С началом работы веселья как-то поубавилось. Выходные стали проходить более спокойно. Ну, как спокойно. Это был день, когда Алиса могла отоспаться за всю неделю. Так что в большинстве своем выходные проходили в кровати, замотанной в одеяло, как рулетик. Не весь день, конечно, ведь были домашние дела, но все таки. Лис официально оставляла себе выходной, как день сна. После выхода замуж отсыпаться стало труднее. Хотя бы потому что незабвенная матушка Фрэнка - Августа очень любила время от времени заявляться к ним ни свет, ни заря. Дескать, проверить ей надо как невестка о сыне заботится. Алиса же в ответ выталкивала любимого мужа на встречу матери, а сама  только сильнее куталась в одеяло. Потому что выходной - это день сна, и никому нельзя нарушать его!
Тем более, что с переходом войны в активную и, так сказать, остервенелую стадию выбить себе выходной было больше похоже на чудо, чем на логичное завершение рабочей недели. При том иногда "выбить" было совсем не преувеличением. Пару раз Алисе приходилось припечатывать ладони к несчастному столу Аластора, чтоб таким вот показательным способом доказать, что три недели без выходных - это как-то совсем не по-человечески. В конце концов споры заканчивались победой Лис.
Последние дни выдались не просто напряженные, а вообще превратились в сплошной дурдом, в котором непонятно, что происходило. Во всяком случае шатающиеся по переулкам магического Лондона тролли и акромантулы явно не были обычным явлением. А про неудачное отравление и столкновение со всякими там сумасшедшими русскими и говорить уж и не стоило. Это было даже как-то обычно, по сравнению со всякими там фантастическими тварями. Но все равно хотелось бы хоть чуть отдохнуть и отоспаться за все треволнения. Поэтому, поговорив с Муди по душам, Лонгботтом умудрилась выпросить себе целый день без работы. Да еще и Фрэнка с собой забрать.
- Спасибо, Аластор! - Алиса радостно улыбнулась руководителю, и выскочила из кабинета, пока Муди не передумал.
Целый день выходной - это такое счастье!
На самом деле Аластор не был монстром. Он прекрасно понимал, что усталый аврор - это невнимательный аврор. Ну, а невнимательный аврор - это просто по какому-то недоразумению все еще живой, гиперактивный труп. Да вот только руководство министерства почему-то это не понимало, не то чтобы требуя, но явно подразумевая что и авроры, и хит-визарды должны работать круглосуточно и без выходных.
Лонгботтом шагала по коридору Отдела обеспечения магического правопорядка чуть ли не вприпрыжку, как какая-нибудь девчонка, едва закончившая Хогвартс, а не взрослый аврор. Наконец, Лис увидела знакомую фигуру.
- Туда не ходи, сюда ходи, - Алиса цапнула Фрэнка за руку как раз, когда он собирался выходить из общего зала штаб-квартиры авроров. - Ты просто не поверишь! - Лонгботтом развернула мужа к двери спиной, к себе передом и подергала за рукав куртки. - У нас завтра выходной. Целый день. Представляешь? - не прыгать было очень трудно, но Алиса как-то держалась - надо было дождаться официального окончания рабочего дня. Официального - потому что работа аврором не очень предполагала нормированный рабочий день. А дальше надо было вовремя смыться. Конечно, была весьма большая вероятность, что вызовут с помощью Патронуса, но будет хотя бы несколько часов отдыха. Но обещанию Муди не трогать Лис и Фрэнка завтра она верила. А если вызовет, значит, произошло что-то на самом деле катастрофическое, при том космических масштабов.
- Знаешь, - Алиса посмотрела на Фрэнка внимательным взглядом. - Мы сто лет никуда не выбирались. Может, оставим Невилла у мамы и пойдем в какой-нибудь бар? - Лонгботтом на секунду задумалась и добавила. - Только не в Косом переулке. Меня, честно говоря, немного подташнивает от него, не смотря на мою любовь к нему.
[AVA]http://funkyimg.com/i/2Kdc5.png[/AVA]

Отредактировано Alice Longbottom (2018-10-20 12:03:04)

+7

3

Дополнительно: 24 года, муж, сын, отец, да и к тому же аврор, работающий уже вторую неделю без выходных
Внешний вид: несколько помятый. Синий свитер, кожаная куртка, чёрные брюки, на поясе закреплен чехол-ножны для волшебной палочки
Состояние: на бодрящем зелье, устал, надеется на то, что на ночь глядя никому не придет в голову убивать другу друга на улицах Магической Британии
С собой: волшебная палочка


Министерство Магии. Аврорат. Стрелки часов отмеряли крайний час рабочей смены. Фрэнк тяжело вздохнул, бегло глянув на часы, и опустил глаза к пергаменту. Он заполнял, казалось бы, очередной отчет о крайней операции. Только вот закончилась она не особо удачно. Хоть и были результаты, даже виновные отправлены под суд и их ждала вечная мука за стенами Азкабана, но это никак не улучшало настроение Лонгботтома. Мужчина мрачно смотрел на отчет.

Майлс Бэнкс, двадцать лет, женат. Выпускник Гриффиндора, блестяще закончивший курс молодого бойца в Академии. Новобранец с большим потенциалом, который за короткий срок достигнул бы высокого поста. Погиб при исполнении. Сегодня. Его молодая супруга, миловидная девушка с огненно-рыжими волосами и лицом, усыпанным веснушками. Кажется её звали Амелия. Когда Фрэнк её видел последний раз, та была на восьмом месяце.

Тяжелый вздох. Мужчина устало потер глаза. За один день молодая особа стала вдовой, а не родившийся ребёнок - потерял отца. Конечно же Министерство не оставляло без внимания семьи погибшим. Миссис Бэнкс, а в последствии и её сыну, положено было пособие вплоть до совершеннолетия молодого Бэнкса. Но стоит ли говорить, что никакие галеоны не вернут к жизни мужа и отца? Это было больно. Фрэнк не представлял, какими словами можно было смягчить потерю, да и вряд ли найдутся такие слова. Единственное, что немного облегчало душу Лонгботтома, так это то, что не ему предстоял довольно тяжелый разговор с Амелией Бэнкс.

- Чертова война... - гневный шепот, однако его услышали сидящие неподалёку сослуживцы. Один из них понимающе кивнул, угрюмо уткнувшись в бумаги. Настроение было угнетающее. Но никто не мог останавливаться на месте, всматриваясь в прошлое. Ничего не изменить, назад не возвратишь. Фрэнк это так же прекрасно понимал. Но понять и принять - вещи разные.

У него самого так же была семья. Любимая мать, которая так же потеряла мужа, а Фрэнк - отца. Правда Малколм Лонгботтом умер не от шального заклятья, да и не на войне. Его подкосила драконья оспа. Так же, как и у Майлса, Фрэнк был женат. У него не так давно родился сын - Невилл. И, сейчас, смотря на собственный витиеватый почерк, мужчина думал о том, что в одночасье его сын может остаться без отца. Или... без матери. Алиса Лонгботтом, его дорогая супруга, тоже работала в аврорате, участвовала в таких же операциях и рисковала жизнью каждый день. Что будет... Мужчина качнул головой, отгоняя непрошеные мысли. Думать о смерти не хотелось. Тем более думать о собственной.  Завтра он так же придет на смену. Получит распоряжения. И сделает всё возможное и невозможное, чтобы остаться живым. И так каждый день.

С такими мыслями Фрэнк дописал отчет и, отправив его в ящик стола, начал собираться. Нужно было двигаться дальше. Стоит только на миг остановиться, как всё пойдет крахом. Кивнув оставшимся, Фрэнк вышел, мысленно надеясь, что увидит всё те же лица в том же составе. Выйдя в просторный зал, соединенный множеством кабинетов различных подразделений. Основной зал их не особо-то и большой штаб-квартиры. Вокруг были товарищи. У стены, пристально рассматривая вывешенное расписание, стоял Грегори, очередной стажёр. Буквально неделю назад он окончил Академию. Юноша положил глаз на такого же новобранца-девушку, кажется её звали Нэнси. У них ещё всё впереди. Надеюсь, у этой истории не будет печального конца? Грегори кивнул проходящему мимо Фрэнку, радостно улыбнувшись. Лонгботтом был его инструктором и возможным командиром отряда после того, как зелёный юнец пройдет стажировку.

- Доброго вечера, мистер Логботтом. - аврор улыбнувшись, кивнул. Завтра должен быть очередной инструктаж. Стажёров дополнительно гоняют, заставляя по максиму подготовится к предстоящим битвам. И пусть это будет лишь малая толика того, что может ждать их на очередном задании, но большего в рамках учений было трудно достичь. Только от юнцов зависит, смогут ли они дожить до пенсии и благополучно уйти в отставку.

Не успел Фрэнк пройти и пару метров, надеясь выйти из общего зала, тут же его схватили за рукав. Аврор уже было приготовился вытащить волшебную палочку, но вовремя остановился. Алиса, его дорогая супруга.

- Не пугай так! - серьёзным тоном произнес мужчина, пригрозив пальцем. Та будто не заметила этого, продолжив радостным тоном вещать. Конечно же, мало что могло опечалить её жену. Она даже ещё не знала о том, что сегодня они потеряли ещё одного. Впрочем, Алиса всегда старалась улыбаться и двигаться дальше. А Фрэнк... Фрэнк же всё принимал близко к сердцу, искренне переживая за каждого сослуживца. Правда мужчина переживал всё это внутри себя. И сегодня он был намерен отправится как можно быстрее домой и расслабиться в обществе любимого шотландского виски.

Выходной. Какое было приятное слово, нежно ласкающее слух. Аврор уже вряд ли мог с точностью сказать, когда мог позволить себе такую роскошь. Как правило в военное время выходных практически не было. Даже если в расписании стоял пустой квадратик, а начальство давало вольную, каждый знал, что в любую минуту может потребоваться помощь. В редких случаях удавалось действительно уделить себе и семье время. Быть может, если Бэнкс был сегодня на выходном, то всё бы закончилось иначе? Быть может, не было бы даже потерь?

В смерти товарища Лонгботтом несколько винил себя. Не доглядел. Не успел среагировать. Не защитил. Как не крути, но всё-таки новобранец был в его отряде и ответственность аврор нес большую. И пусть он был не единственным "ветераном", но ведь это он специализировался на защите и должен был следить за всеми, не давая и шанса врагу истребить их. Но... в этот раз что-то пошло не так...

- Знаешь, - Фрэнк вынырнул из своих мыслей, вновь обращая внимание на супругу. Он слушал внимательно, стараясь отвлечься от печальных мыслей. Даже улыбнулся. Правда улыбка вышла несколько натянутой. Мужчина надеялся, что его светловолосому чуду даже не придет в голову спрашивать, что же случилось и всё будет списано на чрезмерную усталость. Все они устали, работая практически без отдыха.

- Бар... Ммм... м? - он задумался. Мест для распития алкогольных напитков было не так уж и много. По крайней мере тех, которые предназначались исключительно для магов. Подобные заведения можно было спокойно пересчитать на пальцах левой руки. Первым естественно на ум приходит Дырявый котёл, с неизменным барменом Томом. Можно было так же забрести чуть дальше, завернув в Лютный, но там как правило ошивался всякий сброд. Да и появление достаточно известных авроров - не сулило ничего хорошего. Были те, кто считал хранителей правопорядка ублюдками. Как правило это были либо преступники рецидивисты, которым всё же посчастливилось избежать пожизненного заключения Азкабана, да их родственники.

Прикинув в голове варианты, Фрэнк, мысленно соглашаясь с любимой, отмел оба варианта. Неожиданно в голову пришел совершенно неожиданный вариант - Хогсмид, где расположились ещё два варианта.   «Три метлы», излюбленный паб уважаемой мадам Розмерты, где так часто Фрэнк бывал с друзьями и другими сокурсниками. Приятная обстановка, не менее приятная хозяйка. Было только одно "Но". Данное заведение как правило закрывалось после двух часов ночи и пройти можно было только в расположившуюся на втором гостиницу.
Второй вариант - «Кабанья голова», довольно старый паб с сомнительной репутацией. В студенческие деньки Фрэнк так же посещал данный паб, когда достиг совершеннолетия. Именно там старшекурсники добывали заветные бутылки огненного виски, которое потом контрабандой протаскивали в стены школы. И Фрэнк не был святошей, точно так же пронося заветный алкоголь на вечеринки.

- Тогда, могу я предложить своей леди Хогсмид? - вскинув брови, проговорил он. Если завтра действительно не нужно было волноваться о том, что срочно вызовут на работу, то можно было провести эту свободную ночь за некоторой дозой алкоголя. Потом снять номер и "как следует отдохнуть"... А что? Фрэнк был далеко не подростком, тем более что с женой - можно. Ведь за последний год они так мало "уделяли друг другу время".

Когда же рабочий день закончился, а важные дела были отложены на потом, чета Лонгботтомов поспешила ретироваться. Дверь. Лифт. Две минуты ожидания, проведенные в простом разговоре и обсуждении возможных вариантов время провождения.  Атриум. Быстрым, уверенным шагом Фрэнк вел за собой любимую, крепко сжимая в ладони её руку. А после миг неприятной парной трансгрессии.  И вот он - такой родной Хогсмид.

Война не сильно затрагивала Хогвартс и прилегающие территории. Директор - Альбус Дамблдор, делал всё возможное, чтобы защитить студентов от реалии мира. Именно поэтому выбор всё же пал на Хогсмид, одно из самых спокойных и безопасных магических поселений. В будущем, Фрэнк подумывал купить здесь дом, чтобы иметь возможность чаще видится с сыном. Но это будет потом, когда Невиллу исполнится одиннадцать лет и он пойдет в Хогвартс.

Сейчас же... Сейчас же можно было расслабиться и отдохнуть. Фрэнк уже успел предупредить любимую матушку о том, чтобы не беспокоилась о нем и провела побольше времени с внуком. Августа любила маленького Лонгботтома, который так сильно походил на Фрэнка в детстве. К тому же в распоряжении молодой бабушки были домовики, которые неустанно следили за малышом. За сохранность сына Фрэнк был спокоен. Он в надёжных руках.

На часах было ещё только  десять вечера, но в «Трех мётлах» явно был ажиотаж посетителей и мест явно было мало, поэтому выбор пал на запасной вариант. «Кабанья голова» встретила запахом алкоголя, звоном стаканов и скрипом двери. Старик Аберфорт, увидев новых посетителей, кивнул. В зале было всего несколько магов, но они даже не обратили на них внимание. Конечно, данный паб мало походил на заведение для романтического ужина, но... Ведь это же было не романтическое свидание, не так ли?

- Огневиски. Бутылку. И чего-нибудь сытного. Хотелось бы поесть - заговорил с владельцем Фрэнк, на пути доставая кошелёк. Сегодня можно было позволить себе расслабится.

Отредактировано Frank Longbottom (2018-08-03 10:23:00)

+8

4

Дополнительно: Еще немного и 18 лет, выживший герой войны, истинный гриффиндорец
Внешний вид: Потертые джинсы, помятая майка с короткими рукавами, волосы растрепаны
Состояние: Не выспался, уставший уже который день подряд, опечален
С собой: Волшебная палочка


Еще недели не прошло с момента гибели друзей и близких, преподавателей и просто хороших людей. Тяжело было осознавать, что достойные люди теперь мертвы, а Пожиратели живы, но в тюрьме. Азкабан - не такая надежная тюрьма, это было доказано неоднократно. Главное - иметь желание. Сбежать можно отовсюду. Но не от собственной боли и горести.
Невилл уже пятый день просыпался рано, измученный кошмарами, криками умирающих, рыданиями страдающих. Кто-то потерял брата, кто-то друга, кто-то близкого человека. Все теряли кого-то. Только время не лечило. Не отдыхая, не позволяя себе даже лишний раз присесть, Лонгботтом неустанно помогал окружающим. Может быть магия не всегда давалась ему так успешно, как кому-то другому, но он очень старался и действовал уже более уверенно. Последний год прошел напряженно. Робкость была устранена побоями от Кэрроу, постоянными наказаниями и отчитываниями. Помфри не уставала ворчать, видя новые синяки и гематомы, подтирала кровь, сращивала кости. Невилл не переставал нарываться. Лучше было принять удар на себя, чем позволить причинять вред другим.
Полдень выдался на удивление жарким, но это никого не останавливало. Лонгботтом с прищуром посмотрел в сторону Хогвартса. Урвать минуту и посидеть во дворе, подышать воздухом и подумать о своем удавалось не так часто. Присесть на несколько минут он себе позволил. Было тяжело. Тяжело воспринимать реальность, которая давила камнем на сердце, каждый уголок в школе напоминал о событиях того дня. Здесь обвалилась стена, здесь произошла более серьезная стычка, а здесь погиб профессор Люпин. Невилл тепло, но грустно улыбнулся, думая об этом замечательном человеке, который невзирая на свой недостаток, был одним из лучших людей, которых юноша встречал в своей жизни. Профессор Снейп поступил скверно, раскрыв тайну своего неприятеля. Ведь Люпин ничего плохого детям не сделал, привнес только хорошее, многому научил, дал возможность робкому мальчику почувствовать себя настоящим волшебником. Но он погиб, а вместе с ним и его молодая жена. У них остался маленький сын, который невольно и частично повторил судьбу Гарри - стал сиротой после войны. Наверное, история и правда любит повторения. Жаль только, что она не любит залечивать раны и исправлять свои ошибки.
Невилл поднялся с пенька, отряхнув брюки сзади и направился в сторону замка. Нужно было найти Ханну, узнать как она. Девушка помогала всем не покладая рук, охотно и много времени проводила в больничном крыле, не оставляя Помфри без подмоги. Сейчас уже пациентов было не так много, но лишняя помочь не мешала. Лонгботтом знал, куда ему нужно, но двигался медленно. У них было полным полно времени, чтобы успеть все сделать. Он принял решение доучиться еще год. Этот был потерян для них под руководством сомнительных учителей, которые толком и себя научить ничему не могли. Кэрроу были забавными, когда злились, но убивать учеников не имели права. Особенно чистокровных. Невилл же пользовался своим статусом и положением, доводя их до белого каления, заставляя применять магию и силу. Было интересно узнать, получали ли они выговор от Снейпа, который оказался хорошим? Невилл невольно повел плечами. Воспринимать профессора Снейпа как человека хорошего и доброго было сложно, сложнее чем принять смерть Люпина. Северус Снейп всегда был тем, кто унижал Невилла, зачастую больше, чем Гарри. Создавалось впечатление, что его родители, Фрэнк и Алиса, в свое время издевались над младшим сокурсником, не упуская шанса высмеять его. Хотя это и было странно, но Невилл просто не понимал, откуда такая агрессия в его адрес. Но ответы на эти вопросы он уже не получит. Ни от профессора, ни тем более от родителей.
Лонгботтом остановился у поворота к лестницам и обратил внимание на шум внизу. Подземелья сейчас пустовали, так как очень много чего обвалилось во время битвы. Было небезопасно находиться там, поэтому преподаватели разместили слизеринцев повыше. Невилл шагнул в сторону ступеней и слегка нахмурившись, спустился на одну вниз. Сложно было сказать, что именно так заинтересовало юношу, но он продолжил спускаться вниз, пока ладонь не коснулась стены и он осторожно не выглянул из-за угла. Бояться было некого - всех Пожирателей поймали и отправили в Азкабан, а мертвых давно забрало Министерство. Даже неважно зачем. Невилл тем временем заметил странное свечение. К сожалению, Гарри нигде не было, как и Гермионы и Рона. Возможно, они снова спасали мир, подчищая за Пожирателями где-то поблизости, но со вчерашнего вечера он их не видел. Это было нормально. В конце концов, замок был большой, они не были обязаны постоянно крутиться друг у друга на глазах. Лонгботтом просто надеялся, что у ребят все в порядке, сам он справлялся со своими поручениями на отлично. Профессор Спраут подготавливала специальные травы и растения, чтобы Слагхорн варил новые порции зелий. Ему предлагали пригласить еще зельеваров, которые могли помочь - говорили, что у него были достойные ученики, но Гораций отмахнулся пару раз, сказав, что лучших было мало. Лили Поттер была в их числе, но она давно мертва, еще трое погибли за последние десять лет, Эми Картер уехала в Америку, а других незачем беспокоить. Лучших не осталось.
Невилл был бы и рад помочь, но с зельями у него было так же плохо, как и со свиданиями. Они с Ханной толком даже объясниться не могли, но помогали друг другу, находясь рядом, поддерживали друг друга, делясь сокровенным. Она была единственной, кому он добровольно и искренне доверил свою тайну, рассказал о родителях. А она робко предложила пойти с ним в Мунго этим летом. Сердце дрогнуло тогда от ее слов и сжималось сейчас, вспоминая. Чудесная, удивительная девушка, которая пережила смерть матери. Невилл посмотрел назад, на лестницу, размышляя о том, что нужно поскорее подняться к ней и обнять ее. Но яркое свечение привлекло его внимание, отвлекая от романтических мыслей. Выйдя из-за угла, в конце коридора Лонгботтом увидел арку, сияющую синим. Знаний юноши не хватало, чтобы сформулировать увиденное, но интуиция подсказывала, что арка - это проход. Спонтанный проход в подземельях - ход в другое место. Вспомнились отрывки из книг про портключи, которые перемещали с места на место, но то были отдельные предметы, а это - целая арка. Нужно было предупредить преподавателей, сообщить профессору МакГонагалл, пока кто-то не решил воспользоваться этим проходом. Невилл поспешил обратно к лестнице, споткнулся и ударился коленом о ступеньку. Но в тот же миг он замер, оглядываясь назад. За эти семь лет он слишком хорошо изучал Гарри Поттера, чтобы знать - совпадения не случайны. Если Гарри и друзей его нет, но есть таинственная светящаяся арка, то какова вероятность, что Поттер не прыгнул в нее? Невилл сел прямо на ступени, лихорадочно соображая. За годы совместного проживания в комнате, он успел изучить парня от и до, прекрасно зная, что каким бы скромным Гарри ни был, это не отменяло его врожденного героизма. Он не стал бы идти в арку только потому, что она ведет на Карибские острова, но он вполне мог пойти туда, если она вела... в прошлое? Невилл помотал головой, посчитав эту мысль немного безумной. Ему совершенно не хотелось верить в то, что существовал проход куда-то в прошлое, где скорее всего... его родители были невредимы. Лонгботтом сглотнул, закусывая губу и неуверенно глядя вниз. Но и Гарри не мог этого знать наверняка. Но если знал и пошел, то с определенной целью. Может и ему стоило рискнуть? Невилл обнять руками колени, опуская на них подбородок. Тяжело было принимать непросто решение, ничего при этом не зная.
Ханна. Нужно было спросить у Ханны, что она думала на этот счет. Девушка умела давать хорошие советы, поэтому Лонгботтом не стал более задерживаться на месте и поспешил наверх, в больничное крыло. Аббот как раз считала сколько зелий осталось и сколько нужно заказать Слагхорну. Сама Помфри не справлялась с таким объемом работы, поэтому ей требовалась помощь. Тем более она варила простые зелья, а более сложные естественно доверялись профессору зельеварения.
- Ханна, - тихо позвал Невилл девушку, заглядывая в помещение. Она обернулась, ее волосы качнулись, красивой волной переметнувшись в другую сторону. - Можно тебя на пару минут? - Он терпеливо подождал пока она ответственно впишет последние необходимые названия зелий, отложит все и выйдет к нему в коридор. - Там внизу появилось кое-что странное, - начал Невилл, переходя на шепот, чтобы никто не услышал их разговора. Он отвел девушку к окну, касаясь ладонью ее руки выше локтя. - Я не уверен, что это то, о чем я подумал, но если я подумал верно, то у нас небольшие проблемы и... шанс кое-что сделать правильно, - Лонгботтом закусил губу, понимая, что изъясняется как ковер в кабинете директора, но поделать ничего не мог. Сумбур в мыслях мешал ему сосредоточиться, поэтому он потянул Ханну за собой, уводя ее вниз. Им потребовалось несколько долгих минут, чтобы спуститься в подземелья и снова увидеть арку. По дороге Лонгботтом изложил ей свой вариант событий, предположив насчет Гарри и портала, но он сомневался в адекватности этой мысли и поэтому с надеждой посмотрел на девушку, ища ответы в ее глазах. Возможно он жестоко ошибался, и это были просто неудачные последствия битвы, какие-то свои проходы. Может даже Министерство открыло проход, чтобы не тратить время на другие способы передвижения. А может он был прав и стоило рискнуть в самом деле? Ведь это шанс увидеть родителей, которые еще не замучены и могут признать его, посмотреть осмысленно в его глаза, улыбнуться ему. - Хани.. - ласково обратился он к девушке, как звал ее наедине и нежно. Ему было страшно от неизвестности, но очень хотелось рискнуть.
[AVA]http://funkyimg.com/i/2Kdc7.png[/AVA]

Отредактировано Neville Longbottom (2018-09-27 19:03:20)

+6

5

Дополнительно: 17 лет, 6 курс, 08 мая 1998 года, хаффлпаффка
Внешний вид: футболка с цветочным принтом, светлые джинсы, удобные балетки
Состояние: меланхоличное, спокойное
С собой: волшебная палочка


Ханна разглядывала сушенные бобы двух разных деревьев. Нужно было разделить ингредиенты по разным баночкам. В последствии профессора воспользуются ими в случае необходимости. Она задумчиво понюхала один из бобов, подтверждая свои сомнения. Покрутив зерно между пальцами, Аббот отложила его в коробочку слева. Пометив прибавление в специальном пергаменте, девушка переместилась к другому столу.
Работа помогала забыться. Дни текли, ночь сменялась утром и так каждый раз, когда Земля совершала очередной оборот. Ханна не помнила, откуда узнала, что именно так происходит смена суток. Возможно, занятие по Астрономии, может, родители подсказали или же Невилл заполнил оглушающую пустоту. Однако это почему-то было важно. Именно сейчас.
В больничном крыле Хогвартсе было светло. Не потому, что горели свечи или же искусственное освещение. А потому, что через достаточно широкие окна пробивался солнечный свет. Лучи не были согревающими, возможно, из-за соприкосновения со стеклом, - этого Ханна не знала. Она была лишь в одном уверена -- ей повезло. Повезло выжить в Битве за Хогвартс, повезло оказаться там, где смертельные заклинания не успевали к ней прикоснуться. Повезло быть здесь, а не там. Повезло смотреть на солнце, прикасаться к засушенным ингредиентам и быть полезной. За это стоит быть благодарной, верно? Но почему Аббот не чувствовала ничего, кроме усталости?
Работа в тишине успокаивала. Лишь мысли, громкие, не щадящие воспоминания, мешали действительно забыться. Она не была бы против кого-нибудь рядом с собой. Просто для того, чтобы мыслей не было слышно.
Ханна должна была быть благодарна случаю. Она ведь жива и может думать, что правильно, а что нет. Есть множество вещей хуже, чем смерть. Горечь утраты, боль, отчаяние, бесполезность. К сожалению, не все были такие сильные, как Золотое трио. Они пожертвовали многим, но в то же время не успели столкнуться со всем ужасом. Последний год в Хогвартсе запомнится именно этим. Кэрроу, беспомощность, сожаление. Аббот хотела бы быть достаточно сильной или же храброй. Не для себя, так для Лонгботтома.
Девушка посмотрела на заполненный пергамент и отложила его в сторону. Перед ней оказался чистый листок, когда клякса неудачно испачкала его. Ханна провела пальцами по еще не успевшим засохнуть чернилам. Не такие теплые, как чужая кровь, но такие же жидкие. Она посмотрела на подушечки пальцев, потирая их между собой. Кожа почернела. Немного чернил затекло под ноготь, окрашивая и его. Вот так легко можно было испачкаться. Так же легко, как лишиться жизни. Аббот отлично помнила, какой теплой казалась кровь Лонгботтома. Пытки Кэрроу не заканчивались, а ему было мало. Позже хаффлпаффка поняла, что это просто потребность доказать что-то. Себе, ей, кому-то еще. Он сильный, он выдержит все то, что Пожиратели смерти предлагают прочувствовать студентам. Невилл - герой, такой же храбрый, как и его родители. Некогда застенчивый львенок, а теперь лев, прыгающий сквозь горящий обруч в цирке. Именно так Ханна представляла его. Заточенный в Хогвартсе, как на цирковой арене гриффиндорец пытается выжить и дать пример остальным.
- Ханна.
Она посмотрела в окно, заклинанием стирая чернила с пальцев. Пытается доказать что-то и одновременно спасает ее. Знал ли Невилл, как много он может?
Аббот натянула на лицо улыбку. Они все так делали: улыбались, старались казаться нормальными и редко вспоминали то, что произошло меньше недели назад. Профессор Люпин, его жена, Фред Уизли и еще десятки знакомых и друзей.
- Можно тебя на пару минут?
Кивнув Лонгботтому, она очистила испачканный пергамент, проверяя все перед собой. За полдня работы девушка успела рассортировать необходимое. Теперь нужно было отнести все к мадам Помфри, но она недавно вышла. - Как дела? - не вопрос, скорее, приветствие. Они и так прекрасно знали, как обстоят дела друг друга.
Ханна в очередной раз оглядела помещение, останавливаясь взглядом на столе. Поправив коробку с сушеными бобами, хаффлпаффка вышла в коридор.
- Там внизу появилось кое-что странное.
Она настороженно посмотрела на Невилла. Шепот означал тайну, а это не могло быть чем-то хорошим. Не сейчас, когда солнце светило слишком ярко.
- Я не уверен, что это то, о чем я подумал, но если я подумал верно, то у нас небольшие проблемы и... шанс кое-что сделать правильно.
- Невилл, о чем ты? - все-таки спросила девушка, когда Лонгботтом потянул ее за собой в подземелья. Тайны должны были закончиться со смертью Волдеморта. Это было просто и это было правильно. О каком шансе говорил гриффиндорец, если все уже закончилось?
На лестнице Аббот хотела несколько раз остановиться, чтобы предложить ему подняться наверх и выйти на улицу. Возможно влажность таким образом на нем сказалась. Невилл убил Лорда, избавившись от змеи, но это не означало, что ему было легче всех. Она даже остерегающе коснулась ладонью его шеи, чтобы парень говорил спокойнее. Голос его подрагивал, словно такое действительно могло произойти.
- С чего ты взял, что это портал в прошлое? - спросила Ханна, разглядывая светящуюся арку. Можно было не сомневаться в том, что это действительно что-то волшебное. Походило на портал, но также могло быть и чем-то иным. Профессора могли использовать это для восстановления школы. - Почему именно в прошлое, а не в будущее, Невилл? - пояснила хаффлпаффка, разглядывая его. Синее свечение красиво отражалось у него на коже. А Аббот улыбнулась, поправляя непослушную челку Лонгботтома.
Стоило проверить. Все-таки, если он о чем-то задумал, то просто так не отступиться. Не потому, что Невилл был упрямым. Не потому, что ему требовалось быть правым. Потому, что ему требовалось что-то доказать. Постоянно и всегда. Ханна считала это его особенностью. Ребенок, выросший без родителей и в муке от желания быть похожим на них. Рассказы о храбрости отца или же бесстрашии матери… Это все были сказки, в которых Невилл мог познакомиться с теми, кто никогда его не узнает. Может, думал, что если станет таким же, то будет ближе к ним. Аббот соглашалась с этой мыслью. Станет таким же, будет ближе к Мунго.
Может, поэтому они и сошлись. Она потеряла маму, не смогла за год справиться с горем, не понимала, как пережить эту потерю. Он жил без родителей. Рос с бабушкой, делился с ней своими успехами, хотел, чтобы она была так же горда за него, как и некогда за сына. Ханна не была шибко умной, часто наивно полагалась на окружающих, но отчетливо видела проблему. Невиллу требовалось одобрение. Одобрение не сокурсников или же друзей, а взрослых. Одобрение помогло бы ему справиться с пустотой, которая живет и растет с ним с детства. Аббот могла бы поговорить с ним об этом, но не набиралась смелости. Не знала, стоит ли. Вдруг, это все только ухудшит. Она лишь старалась не оставлять его в одиночестве и быть рядом. Хотя это становилось все сложнее, ведь Лонгботтом стал героем школы.
- Хани..
Девушка неловко улыбнулась, скрывая смятение и прижимаясь щекой к его плечу. Портал и правда сверкал ярко, но Невилл ждал ответа. Ханна не могла дать ему того, о чем он просит. Понятно, что парень просто хотел попробовать. Встретить тех, кто был его героями на протяжении всей жизни.
- Помнишь, как умер профессор Дамблдор? - тихо спросила хаффлпаффка. Она не застала этот момент, хотя разделяла боль всех, кому пришлось толпиться на заднем дворе Хогвартса. - Ты мне рассказывал разные теории, как Пожиратели Смерти пробрались в замок, - напомнила Ханна, намекая, что имеет в виду. Даже посмотрела на Невилла, застывшего напротив волшебной арки. - Скорее всего это портал куда-то за территорию Хогвартса, - девушка заметила некое сходство между порталом и зеркалом желаний. Гарри рассказывал о чем-то подобном. Или же это был кто-то другой.
Она не особо верила, что такое возможно. Скорее всего поэтому скептически смотрела на Лонгботтома. Даже если Поттер и ступил в эту арку, то каков шанс, что она ведет именно в прошлое, а не в будущее или вовсе не в Министерство Магии? Аббот не была авантюристкой, не верила в то, что в принципе невозможно. Смерть забрала ее мать, но если верить Невиллу, то она сможет ее снова увидеть. Разве это возможно? Нет. Профессор Спраут разъяснила ей это после возвращения в Хогвартс.
Заметив выражение лица гриффиндорца, Ханна приобняла его. Направив волшебную палочку на портал, попыталась проверить, насколько хорошей магией он обладает. Бессмысленно, но хоть что-то. Отпускать Невилла туда в одиночестве она не собиралась, но была уверена, что он не послушает ее. Храбрый лев, прыгающий сквозь огненное кольцо. Аббот облизала нижнюю губу, оглядываясь.
- Если это все еще здесь, а Гарри уже нет, то профессора знают, - сдалась Ханна, не в силах смотреть на разочарованный взгляд. Стоит проверить, чтобы не было больше сомнений. Они должны быть благодарны, что выжили. Им повезло, кто бы и что бы ни говорил. Но им просто повезло. Рисковать безопасностью вновь? Аббот не могла решиться на это так скоро. Но она прекрасно понимала, что будет, если Лонгботтом не будет уверен. - Невилл, стоит предупредить кого-нибудь, - вздохнув, добавила хаффлпаффка, подходя к арке. Лучше она будет рядом, чем он пойдет один. Пока гриффиндорец призывал сову и прикреплял к ней небольшое послание для профессора МакГонагалл, Ханна осмотрела арку поближе.
В конце концов риск был, но они уже прошли через многое. Повезло - несомненно. Может, повезет и в этот раз. Она с тоской посмотрела вокруг, жалея, что не могла увидеть солнце. Не в последний раз, конечно, но это помогло бы набраться храбрости. Земля вращается, и день сменяется ночью. Так просто и так легко. Это было всем известно, так же как то, что Невиллу всегда можно было верить. Даже тогда, когда Ханна оставалась на стороне Эрни, она могла бы не допускать ошибок и сразу идти вслед за гриффиндорцем. Она поступила так в прошлом году, чем сегодня отличается? Мнимой победой? А если ничего не закончилось?
Девушка с волнением посмотрела на Лонгботтома. Синее свечение касалось его лица, оттеняя уставшие глаза и синяки под ними. Может, именно в этот раз он поймет, что необязательно что-то кому-то доказывать. Она взяла его за руку, подходя к странной арке.
- Пообещай мне, что не будешь надеяться на то, что встретишь там своих родителей. Если вдруг там окажется пустая стенка, не расстраивайся, хорошо? - попросила Ханна, крепче сжимая руку Невилла. - Мы идем туда, потому что иначе ты пойдешь один, а я не хочу этого, - смысл было придумывать что-то, если правда всегда была лучшим аргументом. - Мы справимся со всем, что бы там ни было, - тише добавила Аббот, кивая Лонгботтому и шагая в портал.
[AVA]http://funkyimg.com/i/2Kdc6.png[/AVA]

Отредактировано Hannah Abbott (2018-09-03 02:18:21)

+5

6

Дернувшаяся к палочке рука Фрэнка ничуть не удивила Лис. Более того, отреагируй Лонгботтом совершенно спокойно на любой раздражитель, бывшая рейвенкловка тут же отвела бы его к Россу, заявив, что никакой это не ее муж, а кто-то с явно дурными намерениями под Оборотным зельем. А сейчас все было в порядке, надо было только остановить лапу Фрэнка до того, как он дотянется до волшебной палочки и начнет приносить людям неприятности. Так что Алиса быстро накрыла руку супруга своей, переплетая пальцы, и тихо сказав:
- Спокойно, тигр!
Правда, "тигр" и сам сообразил, что ничего в данный момент ему не угрожает, поэтому только недовольно буркнул:
- Не пугай так! - да еще и пальцем погрозил, как профессор в Хогвартсе не в меру расшалившейся студентке.
Алиса виновато ткнулась носом ему в плечо. Ну, как в плечо. До самой-то конечности она могла достать носом только в прыжке с какого-нибудь стола. Но в данном случае важен был сам жест раскаяния.

Вообще Фрэнк будто находился в легкой прострации. Конечно, это не сказывалось на боевых рефлексах, даже в таком состоянии глубокой задумчивости Лонгботтом мог уложить не одного врага. Но слушал благоверный ее крайне невнимательно, очнувшись только на идее выбраться куда-то. Правда, реагировал он все так же сдержанно, внимательно прислушиваясь и вымученно улыбаясь. Алиса обняла мужа за пояс, всматриваясь в любимое лицо. Усталость. Боль. Вина. Она уже видела этот взгляд. Они снова не досчитались бойца, погиб еще кто-то . И даже его идея с баром, произнесенная нарочито бодрым тоном, не могла ее обмануть. Лис крепче обняла Фрэнка, до побелевших костяшек сжимая в кулаке ткань его форменной рубашки. С некоторых пор любимый муж завел дурацкую привычку скрывать от нее смерти коллег. Будто это возможно, учитывая место их работы. Впрочем, его можно было понять. Гибель Фенвика сильно по ней ударила, спровоцировав истерику с последующим выбросом стихийной магии. И вытаскивать ее из этого состояния пришлось именно Фрэнку. Так что не было ничего удивительного, что он пытался как-то оградить ее от печальных новостей.
"Только бы ему не пришлось самому разговаривать с семьей погибшего", - мысленно взмолилась Лис.
Она по своему опыту знала, что хуже этого не может быть ничего. Хотя ей пришлось заниматься этим всего раз, и тот случай был, можно сказать, особенным. Никому бы и в голову не пришло послать кого-то другого, чтобы рассказать Молли, что ее братья на воскресный ужин не придут. И вообще не придут. Никогда. В итоге они весь вечер провели, просидев в обнимку с кузиной и прорыдав друг у друга на плече. Домой Алиса вернулась полностью разбитая, зарекшись участвовать в подобных мероприятиях. Но в то же время Лис понимала, что никто не должен проходить через такое в одиночку, и она была готова пожертвовать своим психологическим равновесием, лишь бы Фрэнку не надо было возвращаться после этой встречи одному, полностью погруженному в свои мысли. Это могло свести с ума кого угодно, даже такого крепкого парня, как Лонгботтом.

- Тогда, могу я предложить своей леди Хогсмид? - выдернул ее из раздумий голос Фрэнка.
Алиса невольно улыбнулась, глянула на благоверного снизу вверх и довольным голосом сказала:
- Думаю, твоя леди будет не против.
Идея и правда была чудо, как хороша. Хогсмид был местом тихим: сказывалось соседство с Хогвартсом. Никто в здравом уме не сунулся бы нападать на деревню, ведь пострадать могли бы и дети самих Пожирателей Смерти. Не говоря уже о том, что разгром деревни под самым носом у Дамблдора - чистой воды самоубийство. Безумнее только применить одно из Непростительных заклинаний прямо на глазах у Аластора. На памяти Лис на деревню приспешники Темного Лорда нападали только раз, так что местечко было идеальным, чтоб провести тихий вечер. К тому же Хогсмид напоминал о школьных годах, об уроках, шалостях и другой ерунде, казавшейся такой важной в те прекрасные годы.
- Знаешь, - добавила секунду погодя Алиса. - Думаю, это и правда гениальная идея! - она оперлась на плечо Фрэнка и чмокнула его куда-то в челюсть: выше достать все равно не получалось, но не дергать же его за ворот. Серьезный аврор же!

Удивительно, но когда вечером тебя ждет что-то приятное, время на работе растягивается почти до бесконечности, как старая жвачка. Особенно, когда еще и занимаешься делом, которое не особо любишь. Алиса ненавидела писать отчеты. Участвовать в операциях ей нравилось намного больше, чем заниматься всей этой писаниной. Но ничего было не поделать - сами себя отчеты не написали. Но все имеет свой конец, в том числе и рабочий день и время бюрократических мучений. Алиса быстро собралась, вскочила с места и тут же уперлась носом в грудь Фрэнка. От неожиданности она даже рассмеялась. Затем цапнула мужа за руку и выскочила из кабинета.
Правда, в коридоре пришлось пропустить Фрэнка вперед. Народу была куча, все спешили домой, так что единственным способом пережить эту мясорубку было спрятаться за широкую спину Лонгботтома и шагать след в след, крепко сжимая его лапищу. Наконец, лифт, затем Атриум. Еще пара минут ходьбы по такому же переполненному Атриуму, и они аппарируют из Министерства Магии.

Хогсмид встретил их прохладой и тишиной. В отличие от магического Лондона, здесь народу было мало. Алиса снова обняла Фрэнка за пояс. Так было теплее, да и вообще комфортнее. Улицы деревни навевали приятные воспоминания, и Лис время от времени ловила себя на том, что беспричинно улыбается. Они прошли мимо "Трех метел". Лонгботтом вопросительно посмотрела на мужа, но тот явно решил этот вечер провести в "Кабаньей голове".
"Неплохой выбор", - была вынуждена признать Алиса.
Конечно, заведение Аберфорта не было таким уютным, как бар мадам Розмерты, но зато народу там было поменьше, а, значит, и любопытных глаз тоже. А готовили прилично и там, и там.

А еще в "Кабаньей голове" было тепло. Аберфорт только кивнул им с Фрэнком, тут же подходя за заказом.
- Огневиски. Бутылку. И чего-нибудь сытного. Хотелось бы поесть, - заявил Лонгботтом.
Сесть они решили за столик у дальней стены. Все-таки аврорские будни не проходят зря, и паранойя начинает брать свое: оба они предпочти сидеть спиной к стене, держа все помещение бара на виду. Хозяин тем временем поставил на стол бутылку с Огденом и два стакана и ушел, напоследок сказав, что еда будет чуть позже. Фрэнк тяжело сел на стул и откинулся на спинку. Алиса, правда, садиться не спешила.
- Ты решил сразу начать с Огдена? - негромко спросила она. Лис внимательно посмотрела на мужа, грустно улыбнулась и дотронулась до лба, стараясь разгладить морщинку. Та не поддавалась - уж слишком часто приходилось хмуриться в последнее время.
"Усталый. Разбитый. И во всем винит себя", - Лис нежно взъерошила волосы Фрэнка.
- Я сейчас, - мягко сказала она, быстро коснулась носа любимого губами, увернулась от его рук и отошла от их столика.

Последний год выдался тяжелый. Времени на семью было катастрофически мало, а в последнее время их и на задания по отдельности отправляли. Так что днем Алиса только издалека успевала послать Фрэнку улыбку, и ее снова посылали патрулировать тот ли иной район, а вечером они оба так уставали, что сил оставалось только добрести до кровати, рухнуть и уснуть. Так что сейчас Лис было тяжело отойти от Лонгботтома, зная, что в ближайшее время их никуда не дернут. Но воплотить задуманное надо было, никто не должен проходить через утраты в одиночку.
Алиса быстро подошла к Аберфорту и попросила еще один стакан для виски. Тот удивленно посмотрел на блондинку, но вопросов задавать не стал, за что она была ему очень благодарна. Лис вернулась за их столик, села рядом, почти вплотную к Фрэнку, наполнила все три стакана алкоголем и, взяв один, посмотрела через него на мужа.
- Чей это? - только и спросила она.

Эта дурацкая традиция пошла еще с того дня, как они дружно поминали Пруэттов. Собралась куча народу, почти весь Орден Феникса, да родственники братьев. В середине вечера бледная Алиса дрожащими руками поставила на стол два чистых стакана, заявив, что Фабиан с Гидеоном ни за что бы не пропустили такую встречу. Поставила и посмотрела на Молли. Скажи кузина хоть слово в протест, Лис мигом бы убрала все и сама бы вымелась из ее дома. Но Уизли, такая же бледная, такими же дрожащими руками наполнила два стакана. К концу вечера только они и остались нетронутыми. С тех пор каждого погибшего они вспоминали нетронутым стаканом с Огневиски для него на столе.

Алиса поставила стакан на стол, перевела взгляд обратно на Фрэнка и снова, гораздо мягче, спросила:
- Так чей это? - это был не допрос, а просто попытка помочь.
[AVA]http://funkyimg.com/i/2Kdc5.png[/AVA]

Отредактировано Alice Longbottom (2018-10-04 11:44:04)

+5

7

Он выбрал крайний столик у стены. Один стул был спиной к залу и Фрэнк, недолго думая, переместил его на противоположную сторону. Так просматривалось всё помещение, а подойти со спины - невозможно. Если только кто-то не обладает чрезвычайной магией прохождения сквозь стены. Но, как был осведомлен аврор, такой магии просто не существовало. Разве что стена - не иллюзия. Ладонью мужчина потрогал старое дерево, убеждаясь в собственной безопасности.

«Постоянная бдительность» - наказ Муди вклинился в черепную коробку очень плотно. Даже находясь не на работе, Лонгботтом старался не расслабляться. Мало ли... Оглядев зал мрачным взглядом, мужчина одобрительно кивнул и сел за стол. Рядом расположилась его любимая жена.

- Ты решил сразу начать с Огдена? - мужчина повернул голову, слабо улыбнувшись. Нежные, заботливые руки супруги коснулись лба. Удивленно посмотрев на любимую, аврор перехватил её ладонь. Губами коснулся кончиков пальцев Алисы и чуть более расслабленно улыбнулся.

- А ты с чего хотела бы начать, если не с виски? - конечно же можно было начать с чего-то довольно простого. С пива, к примеру. Однако хмельные напитки аврор в принципе не признавал. Даже в студенчестве, когда его друзья заказывали себе сливочное пиво, Фрэнк предпочитал различные соки. До шестого курса Лонгботтом в принципе не принимал алкогольных напитков. А потом... Потом что-то пошло не так.

- Ведь шотландского здесь нет, не так ли? - так же тихо проговорил аврор, взглядом вновь пробегаясь по залу. Кончики пальцев правой руки отбивали дробь по столешнице. Контингент бара был достаточно разношерстный. Недалеко от входа сидели двое мужчин, которые что-то бурно обсуждали. Один из них был довольно тучный, с неровно стриженной бородой. Лапища, а руками при таких размерах это было трудно назвать, активно двигались. От локтя до костяшек пальцев - сплошной мех. Длинные черные и волнистые волосы были собраны в хвост явно наспех. Да и в целом мужчина выглядел потрепанным. Подойти аврор ближе - увидел бы, что всё лицо искажено мелкими шрамами, да рубцами.

Другой же был достаточно щуплым на вид. Под тёмной мантией, которая, казалось, была вдвое больше него, едва были видны бледные ладони. Русые волосы были коротко стрижены. Мужчина, кивая словам собеседника, попивал какой-то напиток. О чем говорили эти двое не было слышно. Заглушающие чары Взгляд переместился чуть в сторону. За стойкой сидел нервный господин. Серая, потрепанная временем мантия. Волосы цвета вороньего крыла завивались в лохматые кудри. На стойке лежала фетровая шляпа. Мужчина воровато оглядывался, периодически кидая взгляды в сторону авроров и входа. Это казалось подозрительным, поэтому Фрэнк в уме сделал зарубку - следить за этим странным человеком. 

Тут Алиса решила куда-то уйти. Фрэнк лишь успел схватить рукой воздух. Удивленно и немного взволновано он проводил взглядом девушку. Но она скоро вернулась. С третьим стаканом. Минуту, пока девушка разливала по стаканам алкоголь, Лонгботтом терялся в догадках. Однако, как только был произнесен довольно простой вопрос - он понял. Традиция именно так провожать погибших, павших в бессмысленной и беспощадной войне, появилась, когда их Орден впервые потерял своих друзей и коллег - братья Пруэтты. Фрэнк помнил этот вечер довольно смутно. Помнил, что в основном провел время у окна, всматриваясь куда-то вдаль и выпивая уже сотый по счету стакан. А после был очередной вызов с помощью Патронуса и пришлось срочно оставлять ревущую Алису под присмотром Артура Уизли. Тогда он впервые принял почти пинту разномастных зелий: отрезвляющие, анти-похмельное, бодрящее и несколько укрепляющих. Просто так было нужно.

- Так чей это? - вновь повторился вопрос. Лонгботтом не хотел говорить. Не хотел расстраивать дражайшую супругу. Пусть она всё равно когда-нибудь узнает. Но это "когда-нибудь" могло случится позже. Внимательный взгляд голубых глаз не давал отмахнуться. И Фрэнк просто опустил свой взгляд, не решаясь ответить.

Повисла тишина. Оба не решались её нарушить. Фрэнк - потому что не хотел начинать этот тяжелый разговор, а Алиса, видимо, не хотела его заставлять. Впрочем, угнетала сама тишина. Стоит ли вообще ей говорить? Расстроится ещё... Мужчина бегло глянул на супругу и вновь уставился на свой стакан. А если не сказать? Посчитает, что у меня от неё слишком много секретов? Кончиками пальцев Фрэнк провел по кромке стакана.

- Его звали Майлс. Майлс Бэнкс. - сухо проговорил мужчина, поднимая стакан. - Только закончил обучение. Провел в отделе всего несколько месяцев... Мог бы и дольше, наверное. Если  б не моя невнимательность. Идиот! Как я мог допустить такое?! Почему не отослал его в штат? Подозвать подмогу? Старый дурак.

Залпом мужчина осушил стакан. Поморщившись от крепости алкоголя, он вновь оглядел зал. В это время в паб вошли двое. Юноша и девушка. На вид лет семнадцать-восемнадцать от силы. Одеты они были явно не по погоде. На улицы было довольно холодно. Несколько часов назад прошел сильный ливень с молниями и грозой. А эти двое вырядились будто на улице жара и печет солнце.

Аврор нахмурился. Беглый взгляд в сторону жены. Она тоже их заметила. Кивнув головой, Фрэнк вновь повернулся к странной парочке. Тучный мужчина у входа улыбнулся, оголяя свои не ровные зубы. Что-то проговорил вошедшим, но Лонгботтому не было слышно отсюда. Даже нервный «кудряшка» их приметил и поспешил осушить стакан. Выходной только начался, а приключения уже «подъехали».

+4

8

- Помнишь, как умер профессор Дамблдор? Ты мне рассказывал разные теории, как Пожиратели Смерти пробрались в замок. Скорее всего это портал куда-то за территорию Хогвартса.
Скорее всего она была права и Невилл просто придумал себе надежду.
Скорее всего это был и правда портал за пределы Хогвартса. Может быть в Министерство или же прямиком в Мунго, чтобы не приходилось переправлять раненных и пострадавших иначе. Мунго. Лонгботтом глубоко вздохнул, приобнимая Ханну и рассматривая этот таинственный проход. Было в нем что-то манящее и странное, что уже интриговало и заставляло задумываться. Придумать себе портал в прошлое было бы здорово, это ведь столько возможностей и шансов. Невилл не был уверен, что даже сумеет что-то исправить и даже если он и предупредит родителей, то что с того? Разве это что-то изменит в его будущем? Наверняка парень не знал. Работал ли выдуманный им портал как маховик времени или же как-то иначе все изменял? Невилл не был Гермионой, которая знала все, но и он зря времени не терял. Пока Пожиратели пытались их наставить на путь зла, гриффиндорец отчаянно штудировал книги, пытаясь придумать годный план. Наверняка никто ничего не знал, но ведь эти фолианты не просто так пылились в библиотеке. Возможно какие-то из них и хранили полезные секреты и советы. Читать о чем-то еще более фантастическом чем сама магия в целом приходилось не раз, но Невилл отметал все нереальные варианты и вымыслы, фокусируя внимание больше на реальных вещах, которые были необходимы в определенный момент. Парень даже Отряд Дамблдора возродил, чтобы и другие могли защищать себя от жестоких и глупых Пожирателей.
Но сейчас Ханна была права скорее всего. Это лишь пустая надежда, которое причинит только больше боли. С другой стороны, если портал отведет их в Мунго, то он просто еще раз навестит родителей, посмотрит на них, постарается принять тот факт, что они не зря пожертвовали собой и не зря пострадали. В конце концов, победа досталась добру. Но смотреть в отрешенное лицо матери было тяжелее всего. И Невилл просто мечтал увидеть там улыбку, лукавый взгляд, хитрый блеск. Крестный был скуп на воспоминания и делился этим крайне редко, как собственно и своим вниманием. Работа в Министерстве отнимала у него много времени, но Невилл его не винил. Каждому свое. Но был рад даже мизерной информации о родителях. Было приятно услышать, что мама заливисто смеялась, а отец драматично играл глазами, выражая эмоции. Представлять их живыми и подвижными было непросто. Может быть поэтому самой первой мыслью и были порталы в прошлое? Ведь Гарри мог прыгнуть в них сломя голову по этой же причине. Разве ему не хотелось прикоснуться к живой маме, которая улыбнулась бы ему? У них хоть и были разные случаи, но они оба были сиротами, которые росли без материнской любви.
- Если это все еще здесь, а Гарри уже нет, то профессора знают. - Лонгботтом посмотрел на Ханну, понимая, что разомкнул объятия, позволив ей отойти. Задумался о своем, как и всегда. - Невилл, стоит предупредить кого-нибудь. - Парень был уверен, что Поттер даже не подумал никому ничего сообщать, не говоря уже о том, чтобы найти МакГонагалл и поговорить с ней, посоветоваться. Невилл решил сделать это за двоих. Поэтому он покопался в кармане, нашел там кусок пергамента. При помощи заклинания притянул из ближайшего класса перо с чернилами и прислонился к стене, выводя аккуратные буквы. Обычно писал он быстро и небрежно, но сейчас важно было, чтобы профессор поняла его, а не тратила драгоценные минуты на расшифровку иероглифов.
- Теперь точно знают, - негромко произнес Невилл, призывая сову и прикрепляя послание к ее лапке. Минерва уже через несколько минут будет в курсе о происходящем, а значит нужно было срочно решать, что же делать. Идти в портал или дожидаться профессора? Лонгботтом так и написал, что они нашли арку, скорее всего портал. Возможно даже в прошлое, а может просто телепорт в другое место. Профессор должна была догадаться, что мальчик вырос и не станет сидеть у стены, сложа руки на колени. Поэтому он расправил плечи и посмотрел на Ханну. Их отношения развивались медленно, но шли вперед уверенным шагом. Она была его опорой и поддержкой, была той, которую он защищал и ему это нравилось. Оберегать ее от опасности, обучать сложным заклинаниям и помогать во всем - было приятно. Это сближало, это дело их более родными.
- Пообещай мне, что не будешь надеяться на то, что встретишь там своих родителей. Если вдруг там окажется пустая стенка, не расстраивайся, хорошо? Мы идем туда, потому что иначе ты пойдешь один, а я не хочу этого. Мы справимся со всем, что бы там ни было.
Напутственные слова Хани подбодрили его вопреки всему и он уверенно кивнул, сжимая ее руку. Теплую, аккуратную.
Добрая и милая Ханна, которая столько всего пережила и перенесла, и которая сумела выстоять, остаться собой, стать лучше. Невилл понимал, что все они росли, ведь жизнь менялась, сложности закаляли характер, укрепляли отношения. Но что-то оставалось вечным - скромная робость, которую невозможно было перечеркнуть ни одним героическим поступком. Невилл удержал Ханну от первого шага в портал и притянул к себе, смущенно разглядывая ее глаза.
- Это ты пообещай, что не отойдешь от меня, хорошо? Мы не знаем что там - пустая стена, дом с призраками или прошлое. Если там последнее, то держись рядом, ладно? Я не хочу, чтобы ты пострадала, - Невилл очень осторожно коснулся губами губ Ханны. Не первый поцелуй, но все равно смущенный и робкий. Парень мог кинуться в огонь, спасая кого-то, но быть в отношениях было для него непривычно. Они с Аббот даже не обсуждали еще это, но уже успели поцеловаться. Эмоции после победы брали вверх, можно было списать все на них, но Невилл понимал, что его чувства к Ханне - не просто последствия чего-то. Они брали начало в глубоком детстве, где прорастали робкими ростками.
Шагнув в портал вместе, ребята почувствовали себя неуютно. Проходя через что-то вязкое и странное, им хватило нескольких секунд, чтобы передумать много чего, а затем открыть глаза и увидеть... тот же коридор. Невилл в первые несколько секунд даже не дышал, не понимая, почему так происходит. Ведь они оба прошли через что-то, это явно была дверь, арка, проход. Ощущение перемещения. Или же ему просто показалось потому, что он очень сильно этого хотел? Гриффиндорец, не отпуская руки девушки, осторожно шагнул в сторону лестницы. Все было точно таким же, как и прежде. Ничего не поменялось, а значит он зря надеялся.
- Так глупо, - пробормотал он, опуская плечи. - Не стоило отвлекать тебя, - виновато произнес Невилл, выпуская руку Ханны и отходя в сторону. Тяжело было не расстраиваться, когда мыслями он уже был в прошлом. Гарри же не мог просто исчезнуть. Или же он был в Хогвартсе и Невилл просто не замечал его? Устало потерев глаза, Лонгботтом протянул руку девушке, чтобы они вместе вернулись наверх. И только почувствовав теплые пальцы Хани, он выдохнул. Путь назад, вверх по ступеням, не занял много времени, но позволил снова подумать о собственной безнадежности. - Пойдем, провожу, - Невилл повернул голову в сторону окна и удивленно установился на ночь, которая опустилась на землю чересчур быстро. Может портал просто помотал их внутри и выбросил несколькими часами позже? Но тогда Минерва, получившая послание, должна была что-то предпринять, а не оставлять арку без присмотра. Значит... Лонгботтом быстро приблизился к окну, но никаких видимых различий нигде не было. Может он ошибается и просто не заметил, как настал вечер? Но Невилл позволил идеей поглотить себя и поэтому уже через минуту они с Ханной спешили в Большой зал. Слишком поздно для ужина, время отбоя. Сейчас им никого не встретить, кроме учителей. Но спрашивать у них - какой сейчас год - нелепо. Нужно было придумать, как понять, где они. И парень сжал голову руками, надавливая на виски. Лихорадочно соображая, что к чему, он поспешил в сторону учительской, но та пустовала. Врываться в кабинет к МакГонагалл было не менее опасно, чем седлать Василиска, поэтому Невилл передумал идти к декану. Тем более, если они все-таки попали в прошлое, то молодая Минерва была более резвой и могла и погнаться за ними. И догнать. Осторожно осматриваясь по сторонам, Невилл все же выхватил взглядом пару студентов своего возраста и не узнал их. Такие с ними не учились. Но внезапно озаренный идеей, он потянул Ханну обратно вниз, спеша покинуть замок и лишь отойдя от него, осмотрелся.
Цел.
Нельзя сказать, что их замок полностью разрушен и безнадежен, но сейчас все от учеников до учителей занята тем, что восстанавливают последствия Битвы. Где-то не должно хватать куска стены, а мост и вовсе еще не построили обратно. Да и второй тоже должен был выглядеть потрепанным. Сердце Лонгботтома взволновано забилось, но свет в кабинете директора не предвещал ничего хорошего. Стоило подняться, постучаться и объяснить, кто они и откуда, но Невилл еще сам не был уверен, что они попали туда, куда и следовало. Более разумным решением было выяснить, что происходит - вернуться в замок они всегда успеют, он-то никуда не денется.
- Хани? - позвал Лонгботтом девушку, которая явно не понимала, что происходит, - пойдем. Спустимся в Хогсмид, может там узнаем, где мы, - с надеждой в голове предложил парень, закусывая губу. Ему так не терпелось узнать, что он мягко сжал ее пальцы, чувствуя волнение. Она должна была понимать, что арка оказалась тем самым порталом, но порталом куда они не знали. Они, конечно же, могли остаться в замке и найти кого-то, чтобы спросить, но насколько разумно пугать преподавателей, если вдруг они не знают ни о чем? А Невилл догадывался, что за вопрос "какой сегодня год", он скорее всего угодил бы к родителям в Мунго. Не самое лучшее завершение попытки все исправить. Ханна сдалась ему без боя и они поспешили вниз по тропинке, минуя высокие деревья. Было достаточно поздно и много мест пустовало. Где-то дорога была сбита - может драка или кто-то просто упал? Невилл миновал Три метлы, мимолетно заглянув в окна, но не увидя там никого. Нужны были живые люди, которые могли бы намекнуть хотя бы на время. Кабанья голова была местом, где они все собрались впервые, чтобы стать одним целым - стать отрядом Дамлдора. Может быть старина Аберфорт подскажет? Он всегда не предвзято относился к события внешнего мира.
Невилл толкнул дверь, пропуская Ханну и бегло осмотрелся, но не приметил никого и ничего. Зато на глаза попался Пророк, одиноко брошенный кем-то на столик. Взяв его в руки, Лонгботтом почти встал спиной к залу, придвигаясь ближе к светильнику и читая. 1981 год. Мерлин, это просто невероятно... Невилл взволнованно посмотрел на Хани, указывая дату и принялся читать. Конечно, толку от этого чтива было мало, но может тут было написано что-то о нужных ему людях или событиях? Голоса за спиной казались отдаленными и чужими, волнение нарастало. Ведь они и правда попали в 1981 год, в прошлое. Ноябрь. А это значило... Что родители были живы! Невилл сжал руку девушки, прижимая ее к своей груди и шепча очень тихо:
- Получилось, Хани...
В тот же миг двери заведения распахнулись настежь, а на пороге возникли двое в длинных мантиях. За целый год Невилл насмотрелся на Пожирателей на всю оставшуюся жизнь, поэтому его действия были мгновенными и решительными. Рука не дрогнула, направляя артефакт на незнакомцев и сбивая их с ног. За стойкой подскочил Аберфорт, а Лонгботтом уже грозно целился снова, даже не задавая вопросов, но ожидая реакции.
[AVA]http://funkyimg.com/i/2Kdc7.png[/AVA]

Отредактировано Neville Longbottom (2018-09-27 19:04:19)

+5

9

Она закрыла глаза, задерживая дыхание. Хотелось спросить: будет больно? - но Невилл наверняка не знал ответа. Ханна должна была быть сильной. Не жмурить глаза от страха. Держать пальцы Лонгботтома. Быть той, на кого можно положиться. Так ведь и было? Она захватила ртом воздуха, чувствуя как неприятно он коснулся гортани. Это больно? Или ей кажется?
Абботт надеялась первой понять, где они очутились. Оглядевшись вокруг, с разочарованием взглянула на гриффиндорца. Обещание не расстраиваться явно не соотносилось с реальностью. Да и сама Ханна, честно говоря, не испытывала радости. Она знала родителей Невилла. Пусть только понаслышке и односторонне, но знала. Интересно было бы увидеть их живыми. Конечно, они таковыми и были, но в случае с Лонгботтами «живой» приобретает другой смысл. Резвый, яркий, светлый. Такими она видела молодых родителей, держащих ребенка на руках. Коснулась пальцами его волос, приглаживая затылок.
Больно было видеть его таким. Больно было знать, что это их повседневность. Грусть в глазах, разочарование в движениях. Ханна и сама бы, может, хотела встретиться с матерью. Прикоснуться щекой к ее ладони, вдохнуть ее запах, попросить приготовить любимый шницель. У отца не получалось так же вкусно. Сколько бы он ни пытался. Каждый раз на Рождество.
- Невилл…
- Так глупо. Не стоило отвлекать тебя.
Аббот не согласилась, но ничего не сказала. В такие моменты помогало молчание. Понимание выражалось в жестах или действиях, но никак не в пустых словах. Слова ранили. Обещание вернуться или же выжить. Глупо? Ханна помнила тот вечер. Она обещала ему, что будет осторожной. Заклинания сыпались с обеих сторон, не было времени думать о чем-то.

Эварте статум1, Экспульсо2, Протего3, Экспеллиармус4, Экспульсо, Экспульсо, Депульсо5, Протего, Экспеллиармус.

Слова крутились в голове, когда зеленый луч ударил слева. Аббот никогда не забудет этот момент. Пятикурсник упал на спину, а она только что и могла - повторять заклинания, как скороговорку. Слезы попадали на губы, а те шептали: «Экспульсо, Экспульсо». Луч попадал в землю, песок отлетал вверх. Взгляд коснулся безжизненных глаз. Обещание. Тогда Ханна вспомнила. Пустые слова «я буду осторожна, обещаю». Она забыла о них. Почувствовала вину, оглянулась вокруг себя, но его не было.
Невилл потянул Ханну за собой, и она вынырнула из воспоминаний. Правая рука тряслась. Дрожь начиналась с пальцев, охватывая всю кисть. Пришлось накрыть ее другой ладонью и неловко улыбнуться. Война калечила всех.
- Пойдем, провожу.
- Мы можем съездить к ним, - предложила Аббот, посмотрев на парня. Они правда могли. Работы в Крыле было еще много, но это не означало, что они были заключенными этого замка. Хогвартс стоял до них и выстоит еще несколько часов. Но Лонгботтом уже отвлекся на что-то другое. Она проследила за его взглядом. Не сразу поняла, что за окном темно. Только когда спустились к Большому залу. По пути никого не было видно, что было странно. Везде были люди. Мало, но они были. Разрушенные стены, побитые мечты. Каждый работал над чем-то, а привидения  помогали и разбавляли атмосферу.
Но как могла наступить ночь? Портал выиграл время или его отнял?
Ханна посмотрела на Невилла: его глаза вновь загорелись. Хотелось коснуться его лица, провести пальцами по волосам, попросить одуматься. Может, война сказалась на ней иначе. Казалось, она не могла больше мечтать. Ожидание и нетерпение Лонгботтома отражалось на ней отчаянием и безысходностью. С каждым разом тяжелее было справляться с разочарованием. В последние дни Аббот просто не могла ничего с собой поделать. Мысли бродили везде, но не там, где нужно. А ему была нужна поддержка. Но какая из нее поддержка, если она из раза в раз подпитывает его иллюзии. Не хочет обижать, не хочет быть той, кто выступает против. Она всегда «за». За него, за них.
- Хани, пойдем. Спустимся в Хогсмид, может там узнаем, где мы.
- Пойдем к профессору, Нев, - сжала его пальцы, зная, что еще немного, и она двинется вслед за ним. Ненавидела себя за слабость, но не могла отказать. Не могла видеть обиду во взгляде.
Лонгботтом уже потянул ее к выходу, а она лишь пожалела, что при себе не оказалось жакета. На улице дул промозглый ветер. Оглядевшись, Аббот поежилась. Закусила губу, удерживая себя от вопроса. Не стоило ничего говорить. Пустые слова, нелепые надежды. Но на деревьях не было листьев. Выжженная и восстановленная на следующий день трава уже пожухла. Ханна посмотрела на замок. Обернулась через плечо и поняла, что лучше бы этого не делала.
Иллюзия или действительность? Где они оказались? Это могло быть прошлое, но могло быть и будущее? Может, параллельный мир? Ханна не знала, как это работает.
Девушка вновь поежилась, прижимаясь ближе к Невиллу и поспевая за его шагом. Она любила, когда он был таким целеустремленным. За последние два года он изменился. Взгляд его стал внимательнее, что было и хорошо, и плохо. Он становился таким же, как остальные. Не слишком осмотрительным, но храбрым. Героем. Ханна крепче обняла его за спину.
Меч хорошо лежал в его ладони, но нужно ли это было Лонгботтому? И без него он был храбрым. И без шепота за спиной он оставался героем. Она бы сказала это вслух, но слишком рано. Рано говорить или вспоминать. Перед глазами все еще мерцали вспышки, а в носу стоял запах гари. Непонятно - кожи или же досок, но чего-то неприятного. Боль была повсюду и они - такие молодые - в самом центре.
Ханна заглянула в магазин сладостей. Света не было и двери были закрыто наглухо. Но чего опасаться? Она посмотрела на Невилла. Может, и правда прошлое. Может, не будет разочарования? Девушка не представляла его встречу с родителями. Она не знала, каким он станет после нее. Вдруг… счастливым? Счастливым без нее.
Аббот отвернулась.
Нельзя было об этом переживать. Нельзя было удерживать кого-то от возможности только потому, что собственные желания никогда не исполнятся.
- Нев, погоди, - она оставила его за рукав и указала в сторону Кабаньей головы. Там горел свет, а Аберфорт был вечен. Они могли бы воспользоваться тайным проходом в его комнату, но это было рискованно. Выручай-комната могла быть зависима от времени. Ведь так? Они явно оказались где-то, где раньше не были. Или были?
Знала, что он пойдет первым, крепче сожмет ее ладонь. Этого ждала и этому улыбнулась. Ханна пошла следом, нащупывая свободной ладонью артефакт. Возможно, все возможно. Даже если они вновь окажутся у двери знакомой палаты. Сделают вдох перед стуком, которого никто не ждет. Откроют дверь, обратят внимание на скрип и тут же наложат заглушающее заклинание.
Она обещала ему, что будет рядом. Она должна быть сильнее злых голосов в голове.
В баре было не так многолюдно. Сравнивать особо было не с чем, но Аббот удостоверилась в мысли, что ничего не закончено. Люди были насторожены. Аберфорт держал наготове артефакт, угрюмо смотря перед собой. Тяжелый взгляд. Девушка посмотрела на мужчину, замечая, что тот выглядел моложе.
- Получилось, Хани...
Она посмотрела на газету. 1981 год. Улыбнулась, облегченно выдыхая. Обняла Невилла, откладывая газету. Может, поэтому ему везло. Он был храбрым и делал то, что считал нужным. Сомнения и переживания насчет разочарования останавливали. А Лонгботтом шел вперед. И таким образом выиграл войну.
Ханна отложила газету. Если они в прошлом, то их никто не знает. Скрип двери не привлек ее внимания, лишь напряженный Невилл. Она рефлекторно схватилась за волшебную палочку, когда парень уже выставил свою перед ними. Резко развернулась, смотря на вход. Тучный мужчина и немолодая женщина. Длинные плащи, но нет масок.
«Экспульсо, Экспульсо» - крутилось в голове, и Аббот судорожно огляделась. Сделала шаг назад, упираясь в стол. Кружка чьего-то пива опрокинулась. Холодная жидкость намочила штанину, но Ханна смотрела лишь на дрожащую ладонь.
- Протего, - крикнула она, заметив луч тучного мужчины и отталкивая Лонгботтома в сторону. - Экспеллиармус, - промахнулась, но тряхнула ладонью. Волшебная палочка нагрелась. Посетители вокруг поднялись на ноги, все достали свои артефакты.
- Это Пожиратели! Аберфорт, предупредите мисс МакГонагалл! - в моменты опасности все становилось неважно. Обещания, боль, дрожащая рука. Посмотрела на Лонгботтома, становясь рядом с ним.
Она должна быть рядом. Должна быть опорой.
- Вы кто? - грозно спросил хозяин бара, откидывая тряпку на стол. Одним движением обнажил артефакт, блокируя выпад Пожирателей смерти.
Ханна взволнованно выдохнула. Они их не знают.
- Ариана! - перекрикнула она шум от разбившегося стола, который Невилл успел выставить перед ними. Волна заклинаний обрушилась на студентов, когда те оказались отброшены назад. Аббот приподнялась на локте, кашляя из-за сбитого дыхания. Мгновение растерянности, и она оказалась поражена. Зеленый луч вспыхнул в воспоминаниях.

«Экспульсо, Экспульсо»

Поднявшись на коленях, она увидела двух волшебников, ставших между ними и Пожирателями Смерти.
- Нев? - Ханна тихо позвала его.


1 Эварте статум — отбрасывает так, что жертва переворачивается в воздухе.
2 Экспульсо — заклинание взрыва.
3 Протего — щитовые чары.
4 Экспеллиармус — обезоруживающее заклинание.
5 Депульсо — отталкивает противника.
[AVA]http://funkyimg.com/i/2Kdc6.png[/AVA]

Отредактировано Hannah Abbott (2018-09-03 02:16:28)

+6

10

Молчание Фрэнка затягивалось, и это пугало. Не расстраивало, а именно пугало его нежелание говорить. В мире не было неважных людей, но были друзья и родные, которые были важны конкретно для Алисы и Фрэнка. И это угнетающее молчание, которое все длилось и длилось, наводило на мысль, что погибший человек - кто-то из числа этих людей. Лонгботтом быстро посмотрел на Лис, а затем снова принялся сверлить взглядом свой стакан с виски. И это вернуло Алису в тот день, когда они прощались с Пруэттами. Примерно после такой же паузы любимый муж сообщил ей тогда, что его вызвали на задание. Кажется, впервые в жизни Лис ревела от страха. Если раньше она боялась только за Дирборна с Фенвиком, которые были полукровкой и магглорожденным, но гибель кузенов показала, что не за чистоту крови борются последователи Темного Лорда, совсем не за чистоту крови. И отпускать Фрэнка одного тогда совсем не хотелось. Алисе еще никогда не было так страшно, как в те долгие несколько часов, пока муж был на задании. И она была безумно благодарна Молли и Артуру, разрешившим остаться у них, пока Лонгботтом не вернется. Его возвращение Лис помнила как-то урывками: только то, как обнимала его, цепляясь за плечи и царапая кожу, и безумно боялась отпустить.

Алиса нахмурилась и дернула головой, отгоняя непрошенные воспоминания. Сейчас было не время и не место. Да и вообще в нынешних реалиях, лучше было не возвращаться мысленно в прошлое, потому что слишком много людей они потеряли, и слишком больно было о них вспоминать. Лис положила ладонь на руку Лонгботтома, но тот только задумчиво провел пальцами по кромке стакана.
- Фрэнсис, - тихо позвала Алиса, не в силах больше выдерживать эту гнетущую тишину. Вышло как-то совсем жалобно.
В отличие от супруга, Лис очень любила полное имя Лонгботтома. Было что-то успокаивающе милое и уютное в том, что у такого большого и сильного Фрэнка такое смешное и немного девчачье имя. Непонятно, что подействовало на мужа - его полное имя или жалобный тон, каким она произнесла его -, но в, конце концов, он заговорил.
- Его звали Майлс. Майлс Бэнкс, - начал он, и Алиса крепко сжала его пальцы, искренне надеясь, что это не тот Майлс, про которого она подумала. Увы, надеждам не дано было сбыться, потому что Фрэнк тут же продолжил: - Только закончил обучение. Провел в отделе всего несколько месяцев... Мог бы и дольше, наверное, - закончил он и одним глотком прикончил порцию виски.
- Бедная Амелия, - выдохнула Алиса и потянулась к своему стакану. - За Майлса, хорошего парня и отличного товарища, - вдогонку к выпитому Фрэнком стакану сказала она и сделала глоток из своего. Затем переставила стана Бэнкса на середину их стола, чтоб не разлить, не дай Мерлин, и посмотрела на Лонгботтома.

Алиса уже триста раз пожалела, что предложила выбраться сегодня куда-то. Будь они дома, можно было бы забраться к Фрэнку на колени, обнять его и, уткнувшись носом в шею, говорить что-то ободряющее, не раздумывая о том, насколько она будет мешать ему, случись вдруг нападение. Сидя в баре, пусть даже и в Хогсмиде, о таком и думать не стоило. Поэтому Лис просто положила голову на плечо Фрэнка, рассеянно поглаживая тыльную сторону его ладони большим пальцем.
- Все будет хорошо, Фрэнк. Мы справимся. Война когда-нибудь обязательно закончится, - опуская голову, чтоб любимый не увидел ее выражения лица, сказала Алиса. Она сама больше не верила в это, потому что как все может быть хорошо, когда сумасшедшие люди убивают молодых волшебнико и волшебниц, не понимая, что тем самым гробят будущее магической Британии? Но Фрэнку совсем не надо было об этом знать. А, будучи прекрасным аврором, по выражению лица он умел читать мастерски. В отличии от самой Лис, державшейся в Аврорате на одном упрямстве, знании, что она делает благое дело, и еще немного на врожденной вредности, заставлявшей идти против родительской воли, Лонгботтом был будто создан для этой профессии. Самой Алисе время от времени казалось, что, чтобы стать выдающимся мракоборцем, надо было родиться в Шотландии.

Неожиданно Лис почувствовала, как напряглась рука Фрэнка под ее пальцами. Она подняла взгляд и тут же поняла, что привлекло внимание мужа. В бар вошла парочка. И, казалось бы, ничего такого в это не должно было быть, но легка не по сезону одежда и немного потерянный взгляд слишком уж привлекали к ним внимание. Алиса села нормально, предоставляя мужу возможность свободно действовать в случае чего. Почему-то складывалось ощущение, что обязательно что-то произойдет. Мальчишка безумно ей кого-то напоминал. Алиса отвернулась от вошедшей в бар парочки, но продолжила следить за ними краем глаза. Человек способен почувствовать на себе прямой взгляд, а Лис очень не хотелось привлекать к себе внимание.
Юноша с девушкой очень походили на школьников, решивших нарушить правила и сбежать из Хогвартса на ночное свидание. Правда, обычно для рандеву выбирался более уютный и чистый "Три метлы" Розмерты. В "Кабанью Голову" же ходили за контрабандой алкогольных напитков крепче, чем сливочное пиво. К тому же Алиса не помнила, чтобы в школе ввели такую свободную форму одежды, так что, возможно, это были просто молодые люди из соседнего дома, решившие забежать в бар и пропустить по стаканчику. Лис в это не слишком верила, но чем черт не шутит.
Юноша тем временем схватил оставленный кем-то "Ежедневный Пророк" и принялся не то читать, не то просто рассматривать, потому что страницы он не переворачивал. Затем он, явно ошеломленный, схватил свою девушку за руку и что-то сказал ей. Алисе даже стало обидно, что она не слышит его слов, очень уж интересно, что такого он обнаружил в газете, что настолько его поразило.
И тут дверь распахнулась, впуская внутрь еще один будущих клиентов Аберфорта. Правда путь их по бару был недолгим, потому что мальчишка быстрым и безумно знакомым движением выхватил волшебную палочку, направил ее на вошедших, сбивая их с ног.
- Молодежь совсем охамела, - изумленно выгнув брови, тихо сказала Алиса, глядя на это представление. - Мы, когда из Хогвартса без разрешения сбегали, старались вообще не светиться, не то что нападать на кого-то! Мы бесконечно старые, Фрэнк!
Но долго ностальгировать ей не дали. До глубины души оскорбленные таким к себе отношением вошедшие, которым оказались  тучный мужчина и женщина средних лет, послали в ответ заклинание, тоже явно членовредительское. Девушка, сопровождающая юношу, успела поставить Щитовые чары, но с Обезоруживающим явно промахнулась.
- Нет, ну это полный беспредел! - Алиса вскочила с места, решив вмешаться.
Она не понимала, откуда взялось это решение, больше похожее на инстинкт, поэтому для себя она решила, что делает это, чтобы они не разнесли несчастную "Кабанью Голову". Бедняга Аберфорт всего пару лет как восстановил ее после того нападения на Хогсмид, так что, если они разрушат бар сейчас, Дамблдор их сам всех убьет, не моргнув и глазом. Алиса метнулась к стоящей прямо, аки партизаны на расстреле, и не думавшей прятаться парочке, краем глаза замечая, что Аберфорт тоже выставил вперед артефакт.
- Депулсо! - направила на них палочку Лис, заставляя отлететь чуть назад. Лонгботтом планировала уронить стол, делая из него подобие баррикады, чтоб эти горе-студенты могли отсидеться там, пока все не утихнет. Не то чтобы это была любимая манера ведения боя Лис, но она точно была одной из самых эффективных, поэтому она никогда не раздумывала долго, прибегая к ней. Но мальчишка и сам справился, зацепив рукой несчастную мебель и уронив как раз так, чтобы закрыть их от волны заклинаний.
"А он молодец!" - мысленно похвалила Алиса и тут же перевела взгляд на нападавших, приготовившись либо уже самой ставить щит, либо укрываться за столом, если произнести заклинание она не будет успевать. Но этого не потребовалось. Подняв взгляд, Лис увидела спину Фрэнка прямо перед собой.

Они уже несколько месяцев работали отдельно друг от друга, и Алиса уже успела забыть, как это здорово работать в паре с Лонгботтомом. Забыла ощущение того, что твою спину всегда прикроют, уверенности в партнере. Лис секунды две смотрела на Фрэнка, не в силах отвести взгляда, затем моргнула и посмотрела на вошедших мужчину и женщину. А потом чуть не расхохоталась, узнав одного.
- Хреново выглядишь, Бен, - не удержавшись от ухмылки, поздоровалась Алиса, все еще держа наготове палочку.
"Пьянчужку" Бена в Хогсмиде знали почти все, а особенно в восторге от него были дети и школьники. Он ходил по улицам почти всегда слегка подшофе, за что и получил свое прозвище, появляясь то тут, то там, знал миллион историй, а если находился человек, готовый его слушать, так вообще счастью мужчины не было предела. В общем, неудивительно было, что рано или поздно дорога приводила его в "Кабанью Голову", где всякого народа было навалом. Типом он был безобидным, но только под хорошее настроение. Вот и сегодня, видимо, найдя благодарного слушателя, точнее, слушательницу, он решил посетить любимый бар, заодно и покорить сердце спутницы своими сказками. И, конечно, нарвался на не в меру активных детей, из-за длинных, теплых мантий решивших, что он Пожиратель Смерти.
- Станешь тут выглядеть не хреново, когда на пороге в бар на тебя набрасываются всякие сумасшедшие! - хриплым голосом принялся возмущаться он, отряхивая мантию от грязи.
- Не ворчи, - снова улыбнулась Алиса. - Сможет ли тебя утешить бутылка старого доброго Огдена на мой счет?
Лонгботтом была уверена в том, что ей удастся договориться с Беном. Вопрос стоял в количестве этих самых бутылок виски. Но мужчина, видимо, решил, что от добра добра не ищут, и согласился на одну бутылку. Конфликт, слава Мерлину, был исчерпан, и обошлось даже без сильных повреждений, если не считать психику окружающих.
- Аберфорт, - Лис повернулась к бармену. - Не угостишь ли Бена и его спутницу за наш счет? Спасибо! Этих двух варваров мы заберем для разъяснительной беседы, - она кивнула в сторону все еще лежащего на полу стола. Затем взмахнула волшебной палочкой, возвращая мебель на место.
- Репаро! - разбитые стаканы и кружки, отколотые куски мебели и даже несколько щепок из пола вернулись на свои места. Теперь бар выглядел не разрушенным, а просто бедненьким. Как обычно. Наведя порядок, она повернулась к принесшей столько неприятностей парочке. - Прошу пройти вперед, - Алиса указала рукой на их столик,  дескать "только после вас".
Пропустив подопечных вперед, Лис окинула взглядом помещение бара и, поняв, что остальные посетители, явно успокоенные Фрэнком, больше не обращают на них внимания, привстала на цыпочки и быстро, но крепко поцеловала мужа.
- Последи за ними, я сейчас! - Лис снова подошла к Аберфорту и заказала два сливочных пива.
Сама Алиса считала, что, хоть дети и атаковали ошибочно, но реакция и движения были хороши, а это стоило поощрить хотя бы таким способом. К тому же, наверняка, они замерзли, и если они вернут Дамблдору продрогших студентов, он вряд ли обрадуется. А если еще и простудившихся, мадам Помфри самолично три шкуры с них сдерет.  Лонгботтом взяла два бокала с горячим напитком и, быстро дойдя до их с Фрэнком столика, поставила перед юношей и девушкой бокалы, после чего бросила на мужа быстрый взгляд. Этого оказалось достаточно, чтобы понять, что допрос без нее он не начинал.
[AVA]http://funkyimg.com/i/2Kdc5.png[/AVA]

Отредактировано Alice Longbottom (2018-10-04 11:44:20)

+5

11

Воскресное утро с самого начала не задалось. Ровно в тот момент, когда  после полуночи его с помощью Патронуса вызвали в Лютный переулок. Не то, чтобы мистер Лонгботтом был против защиты Магической Британии, но, откровенно говоря, даже не представлял где брать силы на всё. Ведь сон был беспощадно прерван. Потом эта странная встреча с девушкой, которая, казалось, была лишь фикцией его больного воображения. Ну как, скажите на милость, можно переместиться из будущего в прошлое не используя при этом магию? По крайней мере целенаправленно. Но, доверясь собственным инстинктам, Фрэнк всё же согласился на версию событий незнакомки и желал узнать больше, однако приключения не заставляли себя долго ждать. А потом уже было и некого спрашивать.

Девушку вместе с ещё одним "странным юношей" похитили, а аврор остался один на один с тремя агрессивными Пожирателями смерти. Как он ушел из этой схватки живым? Голыми руками прорвался до дверей, а после аппарировал до аврората. Самоубийцей Лонгботтом никогда не был и во время отступал. А после, теряя силы на различные героические подвиги, мужчина заснул в рабочем кресле. Что же было дальше... Да вы и так, наверное, знаете.

Всё довольно просто, когда есть ответы на все вопросы. И всё становится безумно сложным, когда вопросов в тысячи раз больше, чем ответов. Причем эти самые ответы - чрезвычайно натянуты "за уши". Однако, решив для себя, что произошедшее ночью - лишь дурацкий кошмар за рабочим столом, Фрэнсис Лонгботтом откинул в сторону огромную кучу вопросов. И вот теперь эти самые вопросы медленно, но верно, пытались прорваться сквозь железный занавес самовнушения. А всё из-за двоих странных посетителей старого паба.

И речь сейчас идет не о "Пьянчужке" Бене с его очередной случайной пассией на очередную сказочную ночь лжи и обмана, а о совершенно неуместных в этом заведении детей. Юноше и девушке явно было не больше восемнадцати лет. Одеты совершенно не по погоде, да ещё и не по форме. А вот в наше время мы такого себе не позволяли даже в воскресенье.... Дальнейшие события, впрочем, тоже заставили аврора изумиться. Взмах волшебной палочки и Бен, едва переступивший порог, улетает в дверной косяк. Такого мы тоже себе не позволяли!

И в миг закрутился немыслимый водоворот событий. Дети - обвиняли обычных пьяниц в том, что эти самые пьянчуги - пособники Тёмного Лорда. Ох, если бы это было так - то мы давно б выиграли эту чертову войну Посетители же решили не оставлять безнаказанным действо и каждый решил ввязаться. Всё было словно постановкой на сцене и каждый должен был занять свою позицию. Вот и Алиса уже побежала.

- Стой, куда? - только и успел крикнуть в спину мужчина, пытаясь ухватить супругу за руку, но ловя лишь воздух вперемешку с недельной пылью. Аврор выдохнул, мысленно уже жалея о том, что не предложил вариант с запиранием в спальне и проверки супружеского ложа на предмет прочности. Тем более что в поместье можно было найти и алкоголь, и сбежать от чужих глаз. Нет же! Захотелось разнообразия.

Мысленно проклиная и себя, и этот день, и вообще всё на свете, аврор мигом сорвался вслед за супругой. Он просто не мог оставаться в стороне и оставить одну любимую. Правой ладонью аврор хватает бутылку Огдена за горлышко, переворачивая. Несколько капель полетело на одежду, впитываясь в любимый свитер. В левую - легла волшебная палочка. Несколькими прыжками Фрэнк преодолел расстояние между столиком и "сценой". А ситуация постепенно накалялось.

Сидевший до этого "кудряшка" как раз намеревался применить свой артефакт. Благо резкий удар по голове стеклянной бутылкой остудил его пыл и заставил тело грузно упасть на пол. Ещё в первый раз, когда сей господин нервно обернулся в их сторону, аврор узнал в нем беглого мошенника, которого так давно разыскивал аврорат. Ходили слухи, что мистер Диппер промышлял сбытом темно-магических артефактов и, вполне возможно, замешен в сговоре с Пожирателями смерти. А тут раз - и удачный момент.

- Я потом его заберу. Пусть полежит тут, а то ещё поранится сильнее- бросил Лонгботтом сухо. Аберфот только и успел что кивнуть, да  ещё крепче сжать свой артефакт. Конечно же старому хозяину совсем не хотелось превращать свой паб в поле боя, тем более что восстановление обошлось явно не в один галлеон. Но, если всё пойдет очень плохо, Лонгботтом был готов сам вложиться в восстановление паба.

Взмах. Свист разрываемого волшебной палочкой воздуха. Быстрый, отработанный годами тренировок, выпад.

- Protego! - отрывистый шепот. Тяжелый вздох. Беглое заклятье ударилось о едва различимую стенку защитных чар.

Закрыв собой и школьников, и любимую супругу, Лонгботтом тяжелым взглядом посмотрел на присутствующих. Щуплый маг попятился в сторону, бегло глянув на валяющиеся по середине зала тело. Его косматый товарищ хмыкнул, наставляя палочку на аврора. Фрэнк только покачал головой, как бы говоря, что эта затея не окажется удачным решением.

- Нам всем просто нужно успокоится. Вы же знаете, времена сейчас не спокойные, даже дети нервничают.

Его голос звучал спокойно и ровно. Каждое слово мужчина выделял небольшой паузой, внимательно оглядывая собравшихся. Взглядом Лонгботтом встретился с Аберфортом, тот ещё раз кивнул. Но всё так же подозрительно и с некоторой растерянностью поглядывал на "детей". Его взволновали их слова? Что там девушка кричала? Ариана? Хм... Фрэнк обернулся. Алиса уже не опасалась нападения и пыталась успокоить "Пожирателей Смерти".

- Если же вы хотите расправы, то сначала нужно будет этот вопрос "переговорить" со мной. - продолжил Френсис, вновь оглядывая оставшихся посетителей. - Думаю не стоит говорить, что я просто так не отпущу с "переговоров"?

Ещё несколько минут Фрэнк перекидывался фразами с оставшимися двумя "виновниками торжества" и, вскоре, артефакты были опущены, а конфликт был исчерпан. Правда и без потерь не обошлось - пострадал кошелёк Лонгботтома, похудев на целых двадцать галлеонов. Именно столько пришлось вложить в кассу, чтобы покрыть расходы на алкоголь. К тому же требовалась новая бутылка Огненной. Старая же так хорошо сыграла роль "оглушающего". Настолько хорошо, что всё её содержимое теперь янтарной лужей украшало бар и наполняло помещение стойким запахом виски.

Мистера Диппера Фрэнк связал, наложив на того ещё несколько заклятий.  Бросил безвольное тело на свободный стул. Терять столь интересного подозреваемого было никак нельзя. А то вдруг и окажется, что все слухи - правда? Тогда Лонгботтома не погладят по головке, если он упустит столь удобный шанс закрыть ряд "странных" дел.

Хмурым взглядом Фрэнк проводил "беглых школьников". Он не понимал, почему Алиса в принципе решила вступиться за них. Хотя... Быть может она так же не хотела разносить "голову" в пух и прах? Опять. Однако, кивнув супруге, Фрэнк сел за стол. Он всё ещё держал в поле зрение всё помещение, не желая пропустить очередное происшествие.

Когда же Алиса села рядом с ним, а перед детьми стояло сливочное пиво - зачем? Они нарушители. Ты поощряешь - Френсис решил начать трудный разговор.

- Итак... Вы же понимаете, что нам придется  отразить происшествие в рапорте? Вас могут выгнать из Хогвартса.... И что хуже всего.... Вы, дети, гуляете в столь поздний час. После отбоя.  - аврор делал акцент на каждом слове, поглядывая то на юношу, то на девушку. - А теперь, представьтесь. И расскажите, почему студенты чародейства и волшебства Хогвартс нападают на взрослых магов. И вам лучше сотрудничать, а то я не поленюсь и сообщу обо всём вашим родителям.

Отредактировано Frank Longbottom (2018-08-11 13:11:30)

+5

12

За целый год, проведенный под жестким контролем Кэрроу, Невилл научился сперва подозревать, а потом рассуждать. Иной раз не было времени на объяснения и нужно было наносить удар первым, даже если получал в ответ три или десять. Но Лонгботтом не сдавался, закаляя себя таким образом. Может это было и глупо с точки зрения здравого смысла, только вот Невилл не мог иначе. Он чуть ли не один поддерживал боевой дух, собрав обратно Отряд Дамблдора, прикрывал самых маленьких и не позволял подлым Пожирателям вести себя, как им угодно. Заручившись поддержкой преподавателей, Лонгботтом старался изо всех сил, надеясь, что все это не зря. Всеобщие старания оправдались, правда появление Гарри не принесло конкретики, однако вселило уверенность во многих. В том числе и в Невилла конечно же.
Люди, попавшие под подозрение, которые точно должны были быть Пожирателями, не растерялись, отражая удары. Заклинания летели со всех сторон, но Невилл боялся, что какие-то лучи зацепят Ханну. Рука сама дернулась, роняя стол и создавая преграду - единственное верное решение. Поспешил ли он с выводом? Рефлексы было не отнять, они стали его частью за последний год и очень тяжело было переубедить себя, что не каждый человек в плаще - враг. Может конечно он и не ошибся, может и поспешил, но в такое непростое время, в котором они оказались, Невилл не собирался быть размазней. Самое время было показать, каким он стал и на что способен. В его планы вообще не входило кого-либо атаковать, просто найти родителей, попробовать спасти их. Ведь если на дворе ноябрь, то уже через месяц...
Ком подступил к горлу, когда Лонгботтом выдохнул, не опуская артефакта. Стол работал хорошо, но вечно прятаться за ним смысла не было. Они не первокурсники, которые ничего не умеют - им нужно было проявить себя, показать чему научились. Ханна справлялась и Невилл гордился ею. Может их отношения еще не были настолько серьезными, но планы были, желание было. Просто нужно было вырваться из этого омута боли и войны, чтобы начать новую жизнь. Но теперь важно было выжить.
Суматоха оказалась слишком внезапной, действия со всех сторон - резкими. Ханна что-то кричала Аберфорту, кажется говорила про Ариану, но Невилл уже ничего не слышал. Упав на спину, он краем глаза заметил молниеносные движения. Лиц было не разглядеть, но он уже понял - авроры. Может быть он просто придумал себе все это, а может быть ему просто очень хотелось, чтобы это были - они. Понимал, что глупо надеяться на такое, но почему нет?
- Нев?
Лонгботтом не шевелился, но пальцы продолжали сжимать артефакт. Это он запомнил четко: что бы ни случилось, палочка всегда должна была быть при нем. Всегда. Но сейчас хотелось разжать пальцы и просто почувствовать себя маленьким мальчиком потому, что два аврора - женщина и мужчина - заставляли его сердце биться чаще. Он зачарованно смотрел на них, мечтая, чтобы они обернулись.
- Хани, - прошептал Невилл, не глядя сжимая пальцами ее руку. Авроры неожиданно признали незнакомцев, заставил Лонгботтома нахмуриться. Значит все-таки ошибся. Значит, нужно было быть внимательнее в этом мире. Не каждый второй тут плохой, но каждого первого можно подозревать с чистой совестью. Светловолосая обернулась и у Невилла перехватило дыхание. Ее взмахи палочкой были легкими и изящными, движения свободными. Она даже понятия не имела, что уже через два месяца не сможет элементарно что-то сказать, пошевелиться добровольно. Будет выполнять механические действия, не думая. Потому что не сможет думать.
- Прошу пройти вперед.
Невилл не двигался какое-то время, во все глаза смотря на девушку. Он и не предполагал, что ему могло так повезти. Сразу же, почти с порога. Не ошибиться порталом, не ошибиться дверью и днем. Попасть в нужное время и в нужное месте - это судьба. Столкнуться лицом к лицу с матерью - это знак свыше. Сумев подняться с помощью Ханны, Невилл на ватных ногах прошел к столу, слыша за спиной более суровый голос мужчины.
В своих детских мечтах и фантазиях он представлял себе родителей до случившегося, придумывал как звучат их голоса, как смотрят их глаза - живые и полные жизни, а не пустые и никакие. Засыпая, он представлял себе смех матери и видел как качал головой отец, наверное - реагировали на что-то забавное. Только все это оставалось фантазиями потому, что он никогда не видел и не слышал ничего из этого. У него не было ничего, что помогло бы ему нарисовать полную картину - только рассказы родственников, но ведь Августа не могла сказать что-то плохое о детях, она всегда ставила их в пример, гордилась ими, гордилась их "кончиной", но Невилл видел, как тяжело бабушке давались эти визиты в Мунго. Тяжело было видеть сына, который уже не мог взмахнуть артефактом и ухмыльнуться. Тяжело было видеть невестку, которая не улыбалась и не отражала удары.
Лонгботтом опустился на стул, как зачарованный. Словно его заморозили нечаянно и теперь должно было пройти время, прежде чем он оттает. Но неловкость и молчание оправдывались шоком, который он испытал и продолжал испытывать. Наблюдая, как мама целует отца, спешит к стойке, а Фрэнк садится напротив, недовольный. Невилл робко взглянул на Ханну, ища поддержки. Он хоть и надеялся на удачу, но не думал, что он так скоро огреет его по голове.
- Итак... Вы же понимаете, что нам придется  отразить происшествие в рапорте? Вас могут выгнать из Хогвартса.... И что хуже всего.... Вы, дети, гуляете в столь поздний час. После отбоя. - Лонгботтом сглотнул, невидящим взглядом смотря на бокал сливочного пива. Это первое, что он получил напрямую от матери, не считая оберток. Смотрел и боялся прикасаться, как будто бокал мог растаять. Юноша сделал глубокий вдох, облизывая губы и осторожно поднимая глаза на отца. - А теперь, представьтесь. И расскажите, почему студенты школы чародейства и волшебства Хогвартс нападают на взрослых магов. И вам лучше сотрудничать, а то я не поленюсь и сообщу обо всём вашим родителям. - Невольная усмешка почти беззвучно сорвалась с губ Невилла. Иронично. Он смотрел на отца, не понимая, как тот мог не видеть очевидного. Ведь мальчику всю жизнь говорили, что он невероятно похож на Алису. И он был похож. Только сейчас она вряд ли это понимала, ведь ему здесь чуть больше года. Ни мама, ни папа не могли представить, что перед ними сидит их взрослый сын. Интересно, Гарри так же неловко себя чувствовал? Но ему наверное проще было. Невилл видел колдографию состава первого Ордена и Поттер сильно походил на своего отца, один в один. Тут спутать было тяжело. Лонгботтом посмотрел на Ханну. Они даже не успели обсудить, что говорить, если их поймают и что делать, если родители решат задать такие вопросы. Они ничего не успели потому, что он поспешил, не дал ей шанса помочь ему и направить. И Невилл сжал руку девушки, виновато смотря в ее светлые глаза. Тяжело было признавать небольшое поражение, которое граничило с большой победой.
- Мы... - Лонгботтом запнулся, робко смотря перед собой. Смущение с новой силой накрыло его, не давая возможности проявить себя лидером, каким он пытался быть весь год. Что стоило правильно сформулировать ответ, не сбиваясь с одной мысли? Но Невилл растерялся, не ожидая, что допрашивать его будет родной отец. А родная мать при этом станет угощать сливочным пивом. Сделав вдох, парень зарылся пальцами себе в волосы. Их палочки лежали на столе, строго посередине. Аберфорт выглядел крайне недовольным и озадаченным. Может Ханне не стоило кричать про Ариану? Об этом ведь знали далеко не все, поэтому надо будет сказать ей быть осторожнее. Осмотрительнее. - Это будет немного проблематично, - осторожно произнес Невилл. - Тем более, - он не удержался, отводя взгляд в сторону, - мои уже и так все знают. - Нельзя было сразу все говорить и они не были готовы принять и поверить, ведь их сын наверняка с Августой, под присмотром и ему год, а не почти восемнадцать. Невилл снова посмотрел на родителей, уже более смело. Он же гриффиндорец, должен быть смелее. Даже безумнее, а не прятаться за Ханной.
В помещении стало так же тихо, только голоса переговаривались. Этот самый Бен возмущался за стойкой. Только не все было в порядке.
Невилл повернул голову в сторону двери, ощущая что-то недоброе. Интуиция не подвела юношу, он заметил знакомое лицо. Этот человек не преподавал в Хогвартсе, не появлялся там часто, но Невилл его видел. Он знал, кем был этот человек. Знал его слишком хорошо. Настолько хорошо, что внутри все перетянулось жгутом и пальцы сдавили край стола. Невилл напрягся, всем своим видом давая понять Ханне, чтобы и она не расслаблялась. И она поняла его.
Во рту пересохло, но палочка была слишком далеко, чтобы в этот раз атаковать верно. Невилл сделал жадный глоток сливочного пива, облизывая губы и с сомнением взглянув на свою спутницу, надеясь, что она ему подскажет что делать. Не хотелось снова выглядеть глупо в глазах родителей.
[AVA]http://funkyimg.com/i/2Kdc7.png[/AVA]

Отредактировано Neville Longbottom (2018-09-27 19:04:46)

+5

13

- Хреново выглядишь, Бен.
- Станешь тут выглядеть не хреново, когда на пороге в бар на тебя набрасываются всякие сумасшедшие!

Ханна смотрела на Алису Лонгботтом, удивленно переводя взгляд на Невилла. Шок? Скорее всего. Она не верила. Не представляла, что действительно такое возможно. Не догадывалась о порталах, поэтому и не рассчитывала. Вмиг почувствовав смущение за свои сомнения, попыталась приподняться.
Аберфорт недобро на нее смотрел. Девушка понимала. Крикнула имя сестры Дамблдоров, сдала всех их. Никто не знал тайном проходе. Точнее, знал кто-то, но не пользовался, а старший брат директора был слишком категоричным. Хотя, может, именно этим и доказала их благие намерения? Она хотела извиниться, но вокруг происходило слишком много событий.
Взгляд переметнулся к высокому мужчине, уверенно шагающему по залу. Темные волосы, плавные, не слишком медленные, движения. Ханна завороженно наблюдала за тем, как он склоняется над чужим столом. Кажется, пытается утихомирить кого-то. Бегло посмотрела на Невилла. Они были похожи. Только Фрэнк выглядел лаконичнее, если можно было так сказать. Чувствовал себя на своем месте, не стеснялся, не считал себя недостойным. Диктовал условия и внешне казался в целом уверенно. Касался артефакта, выпрямлялся, поглядывал в их сторону. Так естественно и так странно.
Ханна отлично помнила родителей Невилла. Не потому, что ей он нравился, а потому, что Лонгботтомы словно не существовали. Находились не там, где им суждено было быть. Каждый раз, когда Аббот заглядывала к ним в палату, то старалась держаться за спиной гриффиндорца. Боялась встревожить бывших авроров своим присутствием. Боялась, что кто-то накинется на нее. Они не говорили, не смотрели, просто существовали. Движения их были рваными, практически незаметными. Перебирающие фантики пальцы или же нервное поглаживание волос. Ханна помнила их такими.
Может именно поэтому сейчас встревоженно наблюдала за тем, как Алиса уверенно шла. Боялась, что упадет? Потребуется кресло, ведь ее ноги не слушались.
Странно.
Красивая и не слишком высокая, но и не низкая. Одежда сочеталась со внешним видом, но совсем не шла лицу. Скорее всего потому, что Ханна привыкла к больничному халату. Светлому, оттеняющему синяки под глазами и резкие скулы. Теперь же Алиса не только выглядела бодрой, но и сильной. Взгляд был обдуманным, скользил по Невиллу, потом и по ней. Хаффлпаффка смущенно опустила глаза, поднимаясь.
- Последи за ними, я сейчас!
Певучий голос. Аббот заметила реакцию Лонгботтома, накрывая его ладонь своею. Нельзя было бурно реагировать. Они могли не догадываться о том, что порталы действительно работали. Он для них был чужим. Пока.
- Погоди, - прошептала одними губами Ханна, садясь за стол. Ее трясло. Не от страха, а от неловкости, от смущения. Вдруг она им не понравится? Глупая мысль, совсем не к месту, но вдруг. Вдруг Невилл нашел все, что искал?
- Итак... Вы же понимаете, что нам придется  отразить происшествие в рапорте? Вас могут выгнать из Хогвартса.... И что хуже всего.... Вы, дети, гуляете в столь поздний час. После отбоя.
Она кивнула, сглатывая смятение. Словно Невилл вырос, поверил в себя и сейчас задавал ей серьезные вопросы. Так похожи. Ханна сжала его колено, взволнованно смотря на Алису. Она держалась так ровно, так спокойно. Словно знала, что может отразить любую атаку. Но не подозревала, что вскоре окажется в собственном доме… обессиленная.
Аббот смущалась взгляда старшего Лонгботтома. С неким облегчением выдохнула, когда за стол вернулась миссис Лонгботтом. Невилл напрягся сильнее, и девушка погладила его по колену, напоминая о спокойствии.
- А теперь, представьтесь. И расскажите, почему студенты чародейства и волшебства Хогвартс нападают на взрослых магов. И вам лучше сотрудничать, а то я не поленюсь и сообщу обо всём вашим родителям.
Девушка качнула головой. Думать не получалось. За это отвечал Невилл. Последний год парень не только стал лидером для всех студентов, но и совестью и голосом разума для нее. Раньше Ханна могла похвастаться и собственной смекалкой, но теперь не хватало храбрости.
Лонгботтом что-то попытался сказать, и она осторожно посмотрела на него.
- Соберись, Нев, - тихо прошептала девушка, касаясь ладонью его виска и тут же убирая. Переплела пальцы под столом, смущаясь присутствия родителей. Не была еще в такой ситуации. Была, конечно, но тогда они не могли ничего сказать или как-то отреагировать. Сердце сжалось предательски.
- Извините, - хрипло попросила Ханна, облизывая губы. Хотелось пить. Избегая взглядов, она сделала большой глоток сливочного пива. Легче не стало.
Она не знала, что говорить. Невиллу нужно было понять, осознать. Было бы проще, если бы Алиса или Фрэнк сами все поняли. Узнали в нем своего, не было бы нужно объяснять.
- Мы напали на них, потому что подумали, что это пожиратели смерти. Нельзя медлить, когда жизни снова угрожает опасность, - тихо проговорила Аббот. Когда Лонгботтом замыкался в себе, то приходилось действовать. Осторожно сжимать его пальцы, смотря в глаза то мистеру Лонгботтому, то миссис Лонгботтом. Почему ей так неловко? От того, насколько сильно эти глаза напоминают Невилла? - Это я виновата, Нев… - девушка осеклась. Возможно, не стоило вмешиваться в течение времени. Судьба дала шанс познакомиться, но не менять что-либо. - он ничего не сделал. А я поспешила, - продолжила Ханна, кивая в подтверждение своей мысли.
Пальцы скользнули к артефакту, когда она заметила вошедших. Но хаффпалффка остановила себя, видя взгляд Алисы Лонгботтом. Как нашкодивший ребенок, она опустила глаза.
- Простите, привычка, - смущенно прошептала Аббот, замечая реакцию мистера Лонгботтома. - Это… Вы узнали? - девушка подтянулась ближе к середине стола, кивая в сторону Рабастана Лестрейнджа. Он не преподавал в Хогвартсе, но часто появлялся. Вальяжно расхаживал по коридорам, не давая никому преградить себе путь. На лице красовался оскал, который не сразу вселял испуг. Ханна недооценивала его. До одного определенного момента, который стал плохим воспоминанием. Рабастан толкнул какого-то пьяницу, садясь на его стул и упираясь ботинком в стол. По-хозяйски нагло и без тени намека на воспитание.
- Невилл, - сказала одними губами Ханна, прекрасно зная, как он отреагирует. Взволнованно посмотрев на живых Лонгботтом, уже не испытывала смущения. Скорее просила о помощи. Но стоило ли обращаться к тем, кто пострадал от руки этого пожирателя? Аббот все-таки сжала пальцами свою палочку, другой ладонью придерживая Лонгботтома за плечо. Он был стеснительным, не мог обидеть и мухи, всегда обходил стороной горшки с растениями, потому что боялся повредить листья… Но если дело касалось родителей, то остановиться Невилла было тяжело.
[AVA]http://funkyimg.com/i/2Kdc6.png[/AVA]

Отредактировано Hannah Abbott (2018-09-03 02:17:30)

+5

14

Дополнительно: 32 года, Пожиратель смерти, прожигатель жизни;
Внешний вид: Черный костюм, светлая рубашка, немного все это небрежно и помято; мантия;
Состояние: В приподнято-агрессивном состоянии, самоуверен и в привычном подпитии;
С собой: Волшебная палочка, бутылка огденского во внутреннем кармане, эго


Дешевая выпивка всегда всех раздражала. В ней не было той утонченности, которую так ценили светские люди. Только глупцы считали, что чистокровные не пьют. А еще не курят, не ходят налево, не прожигают жизнь. Наивные идиоты, которые свято верили, что чистая кровь - гарантия идеальности. Только вот нет. Совсем нет. Рабастан доказывал это каждый день всем и каждому. Отец давно махнул на него рукой, считая, что сын и так справится. Старший был женат, уже хорошо. Только женат ли удачно - вопрос. Ни детей, ни намека на собачку. Бесполезная Беллатрикс. Рабастану доставляло удовольствие напоминать об этом своей званой сестрице, которая так гордилась своим происхождением. Только не такое уж оно было и завидное. Нынче Блэки пошли бракованные. Одна бездетная, вторая спуталась с грязнокровкой, третья вышла замуж за Малфоя - спорное достижение однако, - четвертый сбежал из дома, пятый охватил метку и пропал. Басти даже думал, что отец ошибся при выборе невесты старшему сыну. Еще и младшему хотел другую сестру, только та вовремя сбежала с каким-то выродком. И на том спасибо.
- Хороша нынче ночка, а? - Рабастан белозубо оскалился, снимая маску с лица и небрежно испарил ее. Прошлая ночь выдалась напряженной и немного разочаровала под утро. Мельтешения орденовцев огорчали, те никак не могли решить, что им нужно, а Пожирателям приходилось бегать за ними по всем улицам Лондона. В итоге обувь вся в пыли, одежда помята, горло не промочено, а результат не радовал. Отловили нескольких не особо активных гостей, кинули в ноги Лорду, а то еще и недоволен. Басти с наслаждением наблюдал, как Хозяин злился на Беллатрикс. Такая бесполезная во всем, даже неудивительно. Свое охватили и остальные, не дав Хозяину того, чего он желал - результата. Последние сутки можно было смело считать такими же бесполезными. Оно и понятно. Порталы всех смутили, многие растерялись. Только вот неясно кто чем занимался в итоге. Но Повелитель быстренько организовал и вторую встречу, а Басти с радостью побежал. Снова Беллатрикс виновата, остальным попроще. Лестрейндж хотел бы поучаствовать во взятии Мунго, только велено ему было идти в другую сторону. Не смел возразить, но успел подумать - насколько это опасно? Но может быть Хозяин знает гораздо больше, просто не все говорит?
Авроры в Хогсмиде, а значит надо идти к ним. Прихватив несколько проверенных и выносливых коллег, а также брата, Рабастан аппарировал прямо на станцию Хогсмида. Ночь и правда была хороша, но только ее итог мог порадовать. Пока что все говорило об успехе.
- Выпивка за мой счет, но не увлекайтесь, - бросил он небрежно через плечо своим и направился в сторону деревни. Более десяти лет прошло с тех пор, как он веселился тут с однокурсниками, упиваясь до состояния настолько омерзительного, что даже старший брат морщился и плевался. Друзьям Рабастана же было хорошо, ведь это он всегда платил, хвастался деньгами и возможностями. Вот оно преимущество быть чистокровным и богатым. Сейчас в задание Хозяина не входило напиваться, но день без глотка не день, а ночь с аврорами - и подавно. На всех этих сторожил покоя он насмотрелся за последние годы. Отважные и храбрые, они до отвращения бывали правильными. Среди них были и такие, которых стоило переманить. Только что-то их крепко держало за яйца в этом их Министерстве.
А жаль.
Басти повел плечами. Он бы и костюм не надевал, но было надо. Более рабочая одежда стала ни на что не похожа после ночи, а чистого ничего нормального не было. Только помятый костюм. Басти и его-то поленился разгладить, явился к Хозяину так. Тому-то без разницы, хоть голым приходи, главное сразу. Поэтому Лестрейндж даже не потрудился посмотреть на себя в зеркале. И так прекрасен, к чему все эти мелочи. Только время тратить.
Выудив бутылку, небрежно хлебнул, ощущая как алкоголь растекается по горлу, стекает вниз и наполняет его любимой энергией. Кому как, а виски придавало его приподнятому настроению агрессивный характер, хотя Басти и так не славился тихим нравом. Коллегам оставалось только головой качать, наблюдая за разрушениями. Кто же виноват, что все здания такие хлипкие, а мебель и вовсе на честном слове держится? Глотнув еще, спрятал бутылку обратно. В свое пойло он подливал пару капель особого зелья, чтобы эффект был дольше, а сил не убавлялось. Нельзя бы, плохо, вредно, но его жизнь сама по себе была вредной, а привычки вызывали ужас у порядочных людей.
Деревня показалась быстро, только людей на улицах было маловато. Оно и понятно, время же неспокойное, чего им мельтешить почем зря. Проводив взглядом быстро пробежавшую мимо ведьму, Рабастан ухмыльнулся. Использовать отребье для развлечение - не самое благородное дело. Правда еще нужно было знать, как использовать и с какой стороны. Чистокровных красавиц в рядах Пожирателей хватало. Речь не о Беллатрикс, хотя несмотря на свою бесполезность, она была красива. Только все фантазии упирались в наличие мужа, который чисто случайно приходился братом. Не судьба, видимо. Но были Алтея и Алекто. Еще были и другие. Были с метками и без меток. Эйвери была айсбергом в огне, который так и хотелось взять штурмом, только все встречи с ней заканчивались перебитыми магглами и мебелью. Подчинить себе эту ледяную тигрицу было непросто. Нужно было сильно постараться. И ее муж ему братом не приходился, что радовало. Правда там у нее были странные отношения с Розье в прошлом, потом он умер, сегодня воскрес. Вот так и рушатся мечты. Кэрроу же имела в наличие брата, который был похуже любого мужа. Рабастану оставалось только закатывать глаза, ругаясь вслух не совсем приличными словами и проклинать чистокровные дебри, где нельзя было выхватить свободную женщину. А те, кто был свободен, отрицали идеи Лорда. Вот и весь лабиринт похоти без удовлетворения.
Вальяжно толкнув ногой двери в "Кабанью Голову", Рабастан успел подумать, что у Лорда в плену возможно найдется парочка интересных экземпляров, которые можно было воспитать под себя. Чем плоха девчонка, которая сидит на цепи и преданно смотрит в глаза снизу вверх? Желательно стоя на коленях при этом. Сверху бы полить ее виски, дать немного захлебнуться сперва алкоголем. Вот и вся романтика на вечер.
- Как обычно, Дамблдор, - шумно крикнул Рабастан, словно незаметно задевая ногой стул с одним из посетителей. Братец директора - а братья нынче были у всех и это раздражало, - в открытый конфликт ни с кем не вступал, а Лестрейндж не махал у него меткой перед носом. Не пойман - не вор. Подозревать можно в чем угодно, но вот где доказательства? Это и вызывало вечную ухмылку на лице молодого человека. - На всех лей, - похлопав по стойке широкой ладонью, Рабастан обернулся, упираясь локтями в поверхность. С прищуром отметил наличие нужных авроров. Эти напряженные спины он и в темноте бы узнал. А они его нет. Он-то всегда в маске с ними сталкивался, без нее только на вечерах. - Какая встреча! - Лестрейндж подхватил свой стакан, сделал знак своим и подошел к столу Лонгботтомов. - Вы посмотрите как люди. Отдыхаете? - Рабастан жадно и шумно отпил из стакан, небрежно рукавом утирая губы и скалясь. - Фрэнки, ты чего такой напряженный? - широкая ладонь легла на плечо Лонгботтома, а взгляд скользнул по его жене. Жаль, что девчонка аврор, хотя Лорд не уточнял, что именно надо делать с ними. Может и получится поразвлечься. Ребят-то много с ним, нормальных девиц давно не видно. Всем скопом ни к Эйвери, ни к Кэрроу не подойдешь. А тут и миссис Лонгботтом, и ее подружка. - Какая милашка! Сестра твоя? - Рабастан отпил еще, разглядывая светловолосую девочку, на вид - до двадцати лет. Хрупкая и аккуратная, не сломать бы. Басти мало что смущало, такта он и вовсе не имел, поэтому ни взгляды парочки, ни взгляды других на него не действовали. Ночка длинная, прохладная, долгая. Отвлечь авроров от Мунго, расправиться с ними, может убить - но не сразу. Ухмыльнувшись, Рабастан ловко пододвинул стул и сел к их столу, шумно ставя свой стакан и нагло изучая светловолосую незнакомку, которая жалась к кудрявому. - Боишься? Я не обижу. Но могу потрогать, если попросишь, - Басти так широко ухмыльнулся, что едва не продемонстрировал свое гнилое сердце. Недовольный взгляд брата, хоть и старшего, но более спокойного, прожигал спину, но Лестрейндж не обращал на него внимание. Тут хватало интересного и так. - Ночка горячая, да? - Он бросил взгляд на Фрэнка, видя напряжение. - Слышал, что на улицах неспокойно было. Всех злодеев наказал? - Глаза возвращались к Алисе, потом к рядом сидящей красотке. Хорошую компанию собрал Лонгботтом, а делиться не хотел. Чистокровный и благородный, правильный, приличный. Все тошнотворные эпитеты, которые можно было собрать. Характеристика плюшевого мишки. - Ты хочешь напасть на меня, мальчик? - Глаза Рабастана сверкнули, когда он заметил, как кудрявый потянулся к палочке. И Лестрейндж достал свою. - Моя больше. И длиннее. - Позади коллеги напряглись, похватали палочки, а Басти ухмыльнулся, переводя взгляд на Фрэнка. Вызывающий, насмешливый и ироничный. Что аврор мог сделать? Напасть на мирного гражданина? Шумно отхлебнув своего пойла, Рабастан медленно облизал губы и широко ухмыльнулся, чувствуя себя хозяином положения.
[NIC]Rabastan Lestrange[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2Ksdm.png[/AVA][SGN]http://funkyimg.com/i/2Ksdk.png[/SGN]

+5

15

Фрэнк был явно недоволен ее выходкой. Он хмуро окинул взглядом Алису и бокалы со сливочным пивом, будто она самолично была Темным Лордом, зашедшем в бар затусить с парочкой Пожирателей Смерти. Лонгботтом не выдержала, показала мужу язык и ослепительно улыбнулась из-за спин детей. Впрочем, когда блондинка садилась за стол рядом с Фрэнком, лицо ее не выражало совершенно ничего, кроме хмурой сосредоточенности. За исключением короткого момента, когда она поморщилась, бросив взгляд на связанного кудряшку на соседнем стуле. В любом случае, не стоило сразу же разрушать мнение о себе, как о серьезном авроре. Правда детишки выглядели так, что покажи Алиса язык конкретно им, они бы даже не восприняли этот жест. Бедняги сидели как в воду опущенные, двигаясь, скорее, на автомате, чем осознанно. Девочка то и дело смотрела на парня, но причину Лис понять не могла. Складывалась ощущение, будто их поймали не на простом побеге на свидание в Хогсмид после отбоя, а на передаче секретных данных Пожирателям Смерти. Конечно, ребятишек стоило припугнуть, все-таки война в стране, а они вздумали гулять по мало охраняемым деревням. О том, что она и сама вот так сбегала из школы, Алиса предпочитала не думать. К тому же попалась она тогда всего лишь профессору МакГонагалл, а не двум невыспавшимся аврорам. Хотя тогда казалось, что лучше бы аврорам, честное слово!
Сев за столик, Лис погладила Фрэнка по колену, чтоб он своим взглядом не просверлил в головах несчастных детей по небольшой, симпатичной дырке. В конце  концов, они же не преступники, чтоб им сразу серьезный допрос устраивать. К тому же они явно поняли, что виноваты: к сливочному пиву, стоявшему прямо перед ними, никто из них так и не притронулся. Юноша вообще сверлил взглядом несчастный бокал, будто тот вот-вот исчезнет.
- Это пьют, - подсказала ему Алиса, постаравшись разрядить обстановку, потому что молчание было уж очень напряженным.
Впрочем, это не сильно помогло, потому что в следующую секунду в разговор вступил дознаватель-Фрэнк. Вообще Алиса любила смотреть, как Лонгботтом ведет допрос. Ее-то саму не допускали до этого, и она даже понимала и принимала это. Ну, в самом деле, какой нормальный человек будет бояться белокурую девчонку немногим выше, чем полтора метра ростом? Ни один. Поэтому Алиса просто ловила плохих парней, а уж дознание вели Леонард с Фрэнком. И как вели! Фрэнсис надевал маску безжалостного аврора и вопросами будто резал по живому, не оставляя альтернативы: только рассказать все, пока не стало хуже. Хотя в этот раз муж действовал намного мягче, чем обычно. Хотя детей, кажется, и так проняло. Алиса смотрела на юношу и никак не могла понять, кого же он ей напоминает. Тот сосредоточенно сверлил взглядом то столешницу, то бокал со сливочным пивом, лишь изредка переводя взгляд на Фрэнка. Впрочем, виноватым он не выглядел, скорее, сильно нервничал. Отвечать, впрочем, он тоже не спешил, переглядываясь со своей девушкой, будто пытался спросить, что ему говорить, а чего не стоит. Это было даже мило, и Алиса невольно улыбнулась. Чуть-чуть, всего лишь уголками губ - больше нельзя, они же все-таки на допросе.
- Мы... - в конце концов, начал юноша, но тут же запнулся и замолчал. Затем вздохнул и взъерошил волосы, но так и не продолжил речь.
"Ну, вылитый Фрэнк, когда тот нервничает", - вдруг подумала Лис, наблюдая за юношей.
Неожиданно стало безумно интересно, чем же закончится этот разговор.  Алиса выжидательно переводила взгляд с одного на другую, машинально поглаживая мужа по бедру.
- Соберись, Нев, - тихо сказала спутница юноши, касаясь ладонью его головы. И Алиса непроизвольно сжала пальцы на колене Фрэнка.
"Как она его назвала?" - мысль была паническая.
Нет, Лис знала о порталах, она даже встречала человека из будущего, но никак не думала, что может случиться такая встреча. Девушка, тем временем, продолжила говорить, видимо, решив перехватить инициативу, пока бедный парень сверлил взглядом стол, собираясь с мыслями. Правда, то, что она говорила не могло радовать: снова Пожиратели, опасность и угроза жизни. Впрочем, а чего она ожидала? Нынче у всех одно и то же на уме. И Алиса не могла их осуждать: действовали дети превосходно. Вот только она даже подумать боялась, что же им пришлось пережить, чтоб выработать такую реакцию.
- Это я виновата, Нев... - снова начала девушка, но тут в разговор снова вступил юноша.
Называть его сыном не поворачивался ни ум, ни язык. Алиса очень сильно надеялась, что Невиллу бы хватило благоразумия не прыгать ни в какие порталы. Ничто в мире не стоит его жизни, так что не стоило так рисковать. Лис, не моргая, смотрела на юношу, с каждой секундой замечая все больше черт Фрэнка в его поведении. Как он хмурился, как сосредоточенно смотрел на блондинку, даже резкое движение, которым он выхватил артефакт, когда столкнулся с Беном.
Алиса поняла, что все это время сжимала колено Фрэнка, только когда Лонгботтом осторожно, но решительно разжал ее пальцы.
- Это будет немного проблематично, - ответил, наконец юноша. Лис даже не поняла сначала, на какой вопрос он отвечал, пока тот безжалостно не добавил: - Тем более, мои и так уже все знают.
Лис вздохнула, переплела пальцы и сжала их так, что побелели костяшки. Никаких шансов, что сокращение имени юноши просто случайно совпадало с именем "Невилл", не осталось. Она не знала, как себя чувствовал Фрэнк, но самой Алисе хотелось разреветься, скрутить сына и отправить обратно в свое время, чтоб и ноги его не было в этом дурдоме, в котором они живут уже который год. Тем не менее, она улыбнулась ему и мягко сказала:
- Дорогой, пожалуйста, назови свое полное имя. И имя крестного, - последняя проверка.
О том, что Леонард - крестный Невилла они не очень распространялись. Об этом знали только в семье. Ну, и сам Росс, конечно. Сына не хотелось подвергать опасности, рассказывая направо и налево, что он крестник одного из самых известных авроров. И сын еще двух.
- И, пожалуйста, не заставляй думать, что тебя недостаточно хорошо воспитали. Не представишь ли нам свою спутницу?  - Лис ободряюще улыбнулась блондинке, даже не представляя, что же пришлось пережить ей.

Алиса краем глаза заметила, как дверь в "Кабанью голову" снова отворилась. Но не успела она скосить глаза, чтоб посмотреть, кого в этот раз принесло в такой популярный этим вечером бар, как почувствовала, как рядом напрягся Фрэнк. Тут же стало понятно, что никого хорошего, конечно, не принесло. Тем не менее, Лонгботтом все-таки украдкой бросила взгляд, замечая вошедшего Рабастана Лестрейнджа. И ладно бы одного, но за ним вошли еще несколько человек, в том числе и старший брат - Рудольфус. Оба брата подозревались в пособничестве Темному Лорду, но схватить их пока и не получалось. И раз здесь они с компанией, ни к чему хорошему это привести не могло. Алиса заметила, как рука блондинки метнулась к волшебным палочкам, сложенным на середине стола.
- Простите, привычка, - опустив взгляд оправдалась она. - Это... вы узнали?
- Хорошая привычка, - тихо сказала  Лис. И быстро толкнула артефакты их сторону, краем глаза наблюдая, как Лестрейндж подходит к барной стойке и делает заказ.
- Какая встреча! - заорал вдруг он, подхватил свой стакан и направился к их столику.
- Когда начнется драка, - без вступительного слова тихо начала Алиса, гладя Невиллу в глаза. - Быстро в Хогвартс. Никаких вопросов, никаких возражений. Поняли?
Ответить парочка не успела, со словами "Вы посмотрите, какие люди" Рабастан подошел к их столику, после чего сделал большой глоток из стакана и вытер рукавом рот. Алиса окинула его взглядом, полным омерзения. За что могут бороться подобные люди ей было решительно непонятно.
- Фрэнки, ты чего такой напряженный? - спросил он, кладя ладонь на плечо Лонгботтома. Рука Алисы быстро и незаметно скользнула под куртку мужа, сжимая на спине свитер и удерживая его от необдуманных действий. Вообще Фрэнк был парнем спокойным и уравновешенным, но ровно до того момента, как дело не доходило до защиты семьи. Почувствовал, что любимый немного успокоился, Лис погладила его по спине.
Тем временем, Лестрейндж переключился на жавшуюся к Невиллу Ханну.
- Какая милашка! Сестра твоя? - спросил он, теперь уже в открытую разглядывая девушку.
- Ага, - спокойно ответила Алиса, переключая внимание как мужа, так и сына. Судя по всему, реакции у них были схожи, и Лис очень сильно надеялась, что блондинке удастся сдержать Нева. Только ему вмешиваться в это во все и не хватало. - Только тронь ее, и я отрежу тебе твою "волшебную палочку" и заставлю сожрать. В сыром виде, - пообещала Лис, улыбнувшись.
Лонгботтом не знала, осознал ли серьезность угрозы Лестрейндж, но во всяком случае, он переключился снова на Фрэнка. Правда, все в том же утомляющем насмешливом стиле.
- Ты хочешь напасть на меня, мальчик? - спросил он Невилла, заметив, как тот тянется к своему артефакту, все так же лежащему на столе. И, конечно, не преминул добавить, что его-то уж точно больше и длиннее. И даже достал его, видимо, чтоб все удостоверились. Сопровождавшая Рабастана компания тут же оживилась, а Лис почувствовала, как напрягаются мышцы сидящего рядом Фрэнка.
Тем не менее, Алиса критическим взглядом окинула волшебную палочку Лестрейнджа, взяла в руки артефакт Невилла и молвила скептическое:
- Ой ли?
После чего протянула ее сыну. Затем кинула взгляд на Аберфорта и быстро ему кивнула, дескать: прости, друг, мы сейчас твой бар ломать будем.
- А вот теперь, пожалуй, можно, - нежно улыбнувшись Фрэнку, тихо сказала Лис, через секунду краем глаза заметив движение артефактом под столом. Вряд ли кто-то еще это увидел, на что и был расчет Лонгботтома.
[AVA]http://funkyimg.com/i/2Kdc5.png[/AVA]

Отредактировано Alice Longbottom (2018-10-04 11:44:43)

+5

16

Допрос - это искусство. Нужно точно знать где надавить, чтобы человек сломился, но не сломался окончательно. Уметь играть роль и хорошего, и плохого аврора, играя на чувствах и эмоциях подозреваемого. Разыгрываемая перед ним сцена должна быть хорошо прописана, иначе старания - бесполезны.  В дознаватели его записали в самом начале стажировки, когда теоретическая часть закончилась и началась самая настоящая практика. И за все годы работы Фрэнк никогда не играл роль "хорошего" аврора. Особенно после того как напарником стал Леонард Росс и они на пару допрашивали подозреваемых. Возможно дело было во внешности. И, несмотря ни на что, у Лонгботтома хорошо получалось.

И даже сейчас, допрашивая детей, Фрэнсис играл роль плохого аврора. Хмурый и суровый взгляд, на лице нет и тени улыбки. Голос ровный, спокойный и несколько пренебрежительный. Однако аврор понимал - перед ним всего лишь дети, а не преступники. Именно поэтому он старался подбирать слова и говорить как можно мягче. Только вот роль "плохого" в него крепко вросла и было довольно затруднительно перестроится.

- Мы... - юноша перед ним нервничал, постоянно переглядываясь с девушкой. Может быть они просто пришли сюда за Огденом? И теперь боятся, что их поймали... Я ведь тоже так нервничал... В первый раз. Беглым взглядом Фрэнк оглядел помещение. Будучи старшекурсником, Фрэнсис успешно добывал для своих несколько бутылок Огдена, спокойно пронося его в своей любимой фляжке.  Так... надо собраться, думаю совсем не о том.

Игра в гляделки несколько раздражала. Казалось, будто эти двое пытаются договориться между собой о чем-то. Пытаются утаить правду. Брови мужчины сошлись на переносице. Он чуть подался вперед, опираясь руками о стол. Он хотел было задать ещё несколько вопросов, надавить на бедных студентов и, наконец-то, выудить из них информацию. Только вот тихий шепот студентки заставил на секунду выпасть из реальности.

- Соберись, Нев, - она хотела, чтобы это услышал только Он. Только вот столик для четверых был относительно тесным, к тому же одно из мест успешно занимало бессознательное тело, так что приходилось теснится. Нев? Мужчина нахмурился, не до конца понимая, что же конкретно его смутило. Конечно же сокращение имени могло быть совершенно любым. Могло быть даже простым прозвищем. И только беглая мысль, за которую так и не удалось зацепиться, вытягивая её в сознании на уровень выше, заставила усомниться в происходящем.

В голове промелькнули абстрактные образы, обрывки слов и эмоций. Он, отчего-то, вспомнил юную девушку, которая оказалась совершенно не в том месте и не в том времени. Буквально. Только до текущего момента Френсис Лонгботтом считал, что ему это всё приснилось. Что это его больное воображение разыгралось от чрезмерного недосыпа и извечной погоней за врагом. А что.... Что если это не сон?

То, что говорила блондинка, совершенно не клеилось в общую картину событий. Да, время не спокойное. Война. Но, если эти двое - студенты Хогвартса, то они не знали и трети того, что творилось снаружи. Газеты откровенно лгали. Правительство отчаянно пыталось скрывать многие жестокие события магического мира, дабы не допустить всеобщей паники. А они... Она говорит так, будто уже не раз встречалась с Пожирателями

- Время не спокойное, поэтому убегать из школы, чтобы купить бутылку огненной - чрезвычайное безрассудство и глупость. - Лонгботтом отчаянно пытался оградится от мысли, что всё, что было вчерашней ночью - настоящее, а не очередной кошмар. Всё это было слишком нереально даже для магического мира, где происходят настоящие чудеса. Мужчина уже было хотел отвести этих двоих обратно в школу, но дверь паба вновь открылась.

В тот же миг волшебная палочка резво переместилась из кабуры в рукав куртки. В поле зрения появились люди, который можно было с уверенностью назвать кровными врагами, только вот доказать это было проблематично. Аврор неоднократно встречался на поле боя с Пожирателями смерти. И, если в других Лонгботтом мог сомневаться, то в одном индивидууме - полностью уверен. Даже если голос искажается магически, сложно изменить интонации.

Мужчина несколько напрягся, когда группа "подозреваемых" оказалась поблизости. Он ладонью прижал палочку к колену, стараясь скрыть её наличие. До ноздрей донеслось омерзительное алкогольно-табачное амбре. Фрэнк поморщился, чуть отодвигаясь назад. Почему выходец из богатой семьи позволяет себе пить столь дешевое пойло? Может быть дело в количестве друзей, которые так падки на деньги? Или богатый отец отлучил нерадивое чадо от семейного бюджета?

Рабастан Лестрейндж был одним из самых омерзительный типов, которых так часто видел Фрэнсис на работе. На этого мага было небольшое досье, которое наполнялось всё новыми и новыми фактами. Только, жаль, лишь косвенными. Нельзя было  лишь прочитав и захлопнув папку отправить его на скамью подсудимых, хотя очень уж хотелось. Лестрейндж был из тех людей, про которых можно было сказать: "не пойман - не вор".

Лонгботтом чувствовал, как с каждой фразой в груди нарастает гнев. Поведение "аристократа" совершенно не нравилось аврору. Мысленно он уже представил, как с размаху ударяет его о дубовый стол. Как с хрустом ломается нос и кровь стекает по грязному лицу. Как кривая улыбка сползает с лица "Пожирателя". И только ладонь сидящей рядом супруги заставляла вернуться в реальность и держать себя в руках. Открыто нападать на мужчину было бы не практично. Не было оснований для того, чтобы отвезти его в Азкабан, а давать этому ублюдку шанс отмазаться от заключения совершенно не хотелось. И Лонгботтом терпеливо ждал, когда подвернется момент.

Стиснув зубы и хмуро глядя на мага, Фрэнк молчал. Аврор даже позабыл о том, что рядом с ним сидят дети. К тому же Рабастан очень не лестно отзывался о блондинке и, если Лонгботтом правильно понял, сидящий рядом юноша - "её мужчина". Если.... Если это правда... Фрэнк бегло глянул на студента. Он так же хмурился и едва ли держал себя в руках. Ещё одна фраза и смельчак полезет в бой. Взгляды мужчины и юноши встретились. Лонгботтом отрицательно покачал головой - мол, не надо лезть.

Осторожно, незаметно для окружающих, Фрэнк уронил палочку в левую ладонь. Пальцы крепко сжали древко. Очень хотелось использовать что-то разрушительное, чтобы навсегда стереть эту омерзительную желтозубую улыбку с лица отпетого мерзавца. Только вот открыто начинать бой совершенно не хотелось. Но и оставаться в столь не выгодном положении - тоже.

- А вот теперь, пожалуй, можно, -  артефакты теперь были у детей. Краем глаза Лонгботтом заметил, как напряглась "свита" пьянчуги. Хозяин паба, будто чувствуя накал, взмахом палочки закрыл входную дверь. Кивок головой в сторону подсобки. Запасной выход Аберфорт готов. Бородач и худой тоже поглядывали в их сторону. Мысленно Фрэнк подсчитал шансы. Пятеро против четверых. Если считать детей, то семеро. Нет, лучше их сразу выпроводить вон - пусть бегут. Но... что если снаружи ещё маги?

- Знаешь, Рабастан... - Фрэнк чуть придвинулся ближе, под столом направляя палочку на Пожирателя. План действий созрел быстро. Провокация. - На твоем месте я бы не лез к маленьким девочкам. Педофилия, знаешь ли, карается законом. К тому же... Сомневаюсь, что столь юной леди захочется заразиться от тебя сифилисом. Надо тебя сначала дезинфицировать

Взмах волшебной палочки, острие которой было направлено точно в пах мужчине. Тихим шепотом: Incendio. И мерзавец подскакивает с места. Воу-воу... У него что и костюм пропитан спиртным? Как загорелось то... Фрэнк откинулся на спину, готовый в любую секунду отразить атаку. Это произошло практически сразу же, когда Лестрейндж потушил "маленький пожар спасая своего маленького друга" и через стол, крича и бранясь, полез на мужчину.

Резкий взмах ногой, переворачивая стол - не зря же Лонгботтом был длительное время вратарём сборной. Стул отлетел в сторону, столещница врезалась в нос противнику. Фрэнсис был лучшим в защитной магии и в бою чаще всего оборонялся, поэтому и пущенные в них заклятья успел отразить, вовремя выставив Protego.

- За бар, быстро - громким шепотом прорычал аврор, обращаясь к детям. Мерлин, молю, пусть это будет очередным кошмаром. Молю Взмах палочки и очередное защитное. Нужно дать время. Нужно защитить. Хватит на сегодня смертей

Отредактировано Frank Longbottom (2018-08-20 00:16:00)

+5

17

Напряжение, как и смущение, не могло просто так уйти. Это было не что-то мимолетное, что приходило и уходило по воле случая.
- Соберись, Нев.
Он пытался. Пытался честно и усиленно, но у него не получалось. Не всегда получалось. Мотивации не всегда хватало, чтобы взять себя в руки.
Последний год оказался слишком тяжелым для всех, а Невилл не мог сказать с уверенностью, что того маленького мальчика больше нет. Он исчезал, когда глаза Лонгботтома загорались, и появлялся, когда юноша расслаблялся и робко смотрел в сторону. Ладонью он коснулся своей груди, вспоминая пытки и боль. Они сумели выжить, устояли перед гнетом Пожирателей. Сумеют и с этим со всем справиться.
Хани пыталась его успокоить, подбодрить, но Невилл лишь глубже вздыхал. Он понял, что возможно сдал себя словами, а Ханна - его именем, но сейчас это было не так важно на самом деле. Они должны были как-то возможно предупредить родителей об опасности, объяснить им суть происходящего, а не играть роли двух овечек, которые потерялись у пастуха с бородой.
- Дорогой, пожалуйста, назови свое полное имя. И имя крестного.
Невилл невольно вздрогнул, поднимая глаза на мать. Она узнала?
Сердце пропустило удар, остановилось, забилось быстрее, еще быстрее. Их глаза встретились и Лонгботтом почувствовал, как язык не подчиняется ему, как он не в силах даже выдавить из себя звук. Пальцы сжали пальцы Ханны от волнения, внутри все задрожало. Он мог просто ответить на вопрос, положить конец всем сомнениям, но ком встал поперек горла, мешая. Невилл даже сглотнул, пытаясь избавиться от него, но тщетно. Смущение сдавило его изнутри, а волнение сковало с ног до головы, парализуя. Может просто кто-то околдовал его незаметно?
- И, пожалуйста, не заставляй думать, что тебя недостаточно хорошо воспитали. Не представишь ли нам свою спутницу?
Юноша слабо, невольно улыбнулся, с грустью и нежностью вспоминая бабушку, которая ничего не подозревала сейчас о перемещениях своего внука, веря, что он прилежно помогает восстанавливать школу. Если бы она знала, что он кинулся в первый попавшийся портал, который мог оказаться чем угодно, даже Аркой смерти, но кинулся для того, чтобы спасти родителей - гордилась бы она им? Невилл полагал что да. Ей нравилась мысль, что ее внук не просиживает штаны в углу, а храбро машет артефактом. Он помнил слезы гордости, когда разрубил змею мечом истинного гриффиндорца, помнил ее объятия, когда они победили.
- Я... Мы... - Невилл попытался ответить маме, желая уже дать ей понять, что она не ошиблась, она права. Это он, ее сын. Пальцы сжали бокал с пивом. Если бы она только знала, какое значение для него имело даже это. После всех фантиков, после всех оберток, которыми были забит сундук дома, это было настолько личным, настолько трогательным даром. Алиса не имела представление, что угощая незнакомых детей, она просто и легко распахнула их сердца. - Я... - снова начал Лонгботтом, но перевел взгляд на отца. Тот то ли не понимал, то ли не хотел понимать и принимать. Невилл и не винил его, ведь и сам до конца не осознавал порталов.
- Время не спокойное, поэтому убегать из школы, чтобы купить бутылку огненной - чрезвычайное безрассудство и глупость.
Но юноша не успел ничего ответить родителям. Как раз открылась дверь, а Невилл в этот момент повернулся, узнавая человека.
Напряжение протянулось вдоль всего позвоночника, клещами цепляясь за отдельные позвонки и заставляя выровнять спину, протянуть пальцы к артефакту. Оная как раз подкатилась ближе благодаря Ханне и маме, и Лонгботтом сжал свой артефакт, наблюдая за перемещениями заклятого и ненавистного врага.
- Когда начнется драка. Быстро в Хогвартс. Никаких вопросов, никаких возражений. Поняли?
Невилл выдержал взгляд Алисы, но не ощутил ожидаемой робости. Внутри него закипело желание защитить родителей, не дать их в обиду даже ценой собственной жизни. Однако, для успокоения матери, он лишь кивнул слегка. Ничего же вслух не говорил, не обещал, слов не давал. Просто кивнул, как подтверждения принятой к сведению информации. Коснулся коленом колена Ханны.
- Фрэнки, ты чего такой напряженный?
Сделав глубокий вдох, Невилл с ненавистью посмотрел на руку Рабастана, которую тот положил на плечо отцу. Хотелось прожечь ее насквозь, или просто сломать, чтобы не смел прикасаться к нему. Выжечь и глаза, чтобы не смотрел на маму. Заметив взгляд, устремленный на Ханну, взгляд плохой, слишком грязный, Невилл покрепче сжал палочку и выпрямился, готовый прямо сейчас использовать на враге все известные ему заклинания, которые они учили, которые применяли весь год и которые еще даже не приходилось использовать.
- Какая милашка! Сестра твоя?
- Ага.
- Боишься? Я не обижу. Но могу потрогать, если попросишь.
- Только тронь ее, и я отрежу тебе твою "волшебную палочку" и заставлю сожрать. В сыром виде.
Невилл облизал губы, ощущая напряжение, которое раскалялось. Ханна касалась ладонью по его ноги, то руки, силясь успокоить. Но гнилой язык Лестрейнджа сам просился быть вырванным и Лонгботтом понимал теперь, каково быть аврором. Все страхи и сомнения отступают, когда перед глазами у тебя ухмыляется такое чудовище. Вся робость отступает, когда в голове включается режим защиты. Пожиратель словно и не замечал колкого ответа матери, а стоило бы. Невилл выдохнул, приподнимаясь и готовясь атаковать. Пальцы крепче сдавили артефакт. Пусть попробует прикоснуться к Ханне и останется без рук.
- Ты хочешь напасть на меня, мальчик? Моя больше. И длиннее.
- Ой ли?
Невилл даже не заметил, как Алиса отобрала его палочку, прикладывая к артефакту Пожирателя. Впору было рассмеяться, оценивая шутку, но Лонгботтом лишь изогнул губы, ловя свой артефакт обратно. Запахло жареным, а значит сейчас начнется представление. И гриффиндорец пристально следил за происходящим, боясь упустить из виду даже самую простую деталь. Отец очень кратко и лаконично объяснил Рабастану, что тому не стоит приставать к юным девушкам, а затем... просто поджег ему пах. Невилл с оттенком восторга посмотрел на это, сетуя, что не додумался так поджечь Амикуса в свое время. Тому явно не хватало острых ощущений, наверное поэтому он так нахально и похотливо наблюдал за ученицами.
- За бар, быстро.
Перевернутый стол мог бы насмешить, но Лонгботтом кивнул Ханне, хватая ее за руку и они легко перемахнули через поваленные стулья, оказываясь рядом с Аберфортом, который уже извлек свой артефакт.
- Прости, что успели наделать шуму, - быстро произнес Невилл, чувствуя себя немного увереннее рядом с более знакомым человеком. - Портрет же уже является тайным проходом в школу? - Гриффиндорец посмотрел в глаза мужчине, замечая удивлением, одобрение, спокойствие. - Если да, то ты, Хани, должна будешь уйти, если вдруг станет слишком опасно, - прошептал Лонгботтом, касаясь ладонью ее щеки. - Поняла меня?
Невилл перевел дух и посмотрел поверх стойки. Родители отражали атаки Пожирателей, но тех было слишком много. Посторонние разбежались и теперь пятеро на двоих было многовато. Кто-то валялся на полу без сознания, но явно не носители метки. Надо было как-то помочь и Невилл подпрыгнул, садясь на стойку верхом и перекинул ноги вперед, направляя артефакт на крайнего противника, который вздумал подойти сзади.
- Alarte Ascendare!
Пожиратель мгновенно взлетел в воздух и, подчиняясь движениям артефакта, понесся в сторону товарищей, едва не сбивая их с ног, но Родольфус оттолкнул остальных, давая возможность приятелю поприветствовать головой дверь. Минерва не раз говорила, что убивать нельзя, это низко, это неправильно. Но можно сбить с толку. Флитвик учил их, как именно это можно делать, рассказывал о приемах, которые были самыми неожиданными для врага. Невилл не считал, что сейчас это уместно, но другой Пожиратель встряхнул заведение, роняя всех на пол - и своих, и чужих. Лонгботтом откинулся на стойку, ударяясь головой. На ум приходили только серьезные заклинания, но они могли разнести тут все вокруг и юноша не хотел лишних жертв. Только убить двоих их пяти. Тех, кто гордо носил свое чистокровное имя, бахвалясь им. Только вот они не знали, что это все ничего не стоило.
- Canitis, - коротко произнес Невилл, перехватив удивленный взгляд Аберфорта. Но заклинание попало в цель и тот, кто устраивал внеплановые землетрясения, сбивая все с ног и мешая сражаться, неожиданно схватился за горло и запел. Шотландское народное что-то, громко, бодро, вызывая удивлением своих, но Невилл уже спрыгнул на пол, атакуя. - Не высовывайся, - негромко бросил он Ханне, чтобы не лезла под руки, но в этот же момент Невилл сам получил заклинанием в грудь, отлетая в сторону и ломая спиной стол. Шляпа бы не помешала ему точно. Только в прошлый раз Лорд пытался сделать его посмешищем, а сейчас артефакт был нужнее прежнего. Может можно было ее притянуть? Или можно было принести ее через тайный проход? Невилл бросил взгляд на Аберфорта и посмотрел на встревоженную Ханну, спасая ноги от заклинания и аппарируя между собой и врагом стол, как щит. Аббот как раз подползла к нему за стойкой и Лонгботтом подтянулся ближе, едва не стукнувшись с ней лбом. Цела. Жива. В порядке. Сжал ее пальцы, держа артефакт перед собой. Но противник откинул стол, увернулся от чар и обрушил заклинания на Невилла. Несколько ударов пришлись прямо в грудь, а Круцио заставило парня выгнуться дугой, но стиснуть зубы и не кричать. Только со всей силы ударить обидчика ногой в пах.
Поразительно, куда подевалась скромность, когда на пороге была опасность?
[AVA]http://funkyimg.com/i/2Kdc7.png[/AVA]

Отредактировано Neville Longbottom (2018-09-27 19:05:10)

+4

18

Ханна с неким удивлением смотрела на Алису. Не такой она запомнила женщину, которая сидела перед ними и словно забавлялась внезапной встречей. В палате миссис Лонгботтом оставалась самой собой на протяжении длительного времени. Улыбки от нее Аббот не получила ни разу, а тут заметила несколько за последние пару минут. Это было одновременно и мило, и до странности больно. Такое ощущение, что они с Невом попали не в прошлое, а просто уснули. Окунулись в омут памяти, разглядывая воспоминания кого-то из знакомых его родителей.
- Хорошая привычка.
Хаффлпаффка чуть нахмурилась, не зная, как ответить: то ли поблагодарить, то ли принять к сведению. Миссис Лонгботтом была известной волшебницей, аврором, противостоявшем самому Темному Лорду. Пожалуй, стоило считать это одобрением. Может, поэтому Аббот стала немного увереннее в себе. Может, потому, что Невилл напрягся пуще прежнего.
Мистер Лестрейндж громко объявил о своем прибытии. Хорошо это или плохо, но каждый в этом баре должен был знать, кем является мужчина в черном костюме.
Ханна сжала запястье Невилла, когда Рабастан подошел ближе. Она отлично помнила те дни, когда пожиратель появлялся в школе. Ничем хорошим это не заканчивалось. Страдали и магглорожденные волшебники, и те, кто просто стоял в коридоре. Не всегда, конечно, но именно это и пугало больше. Неизвестность. Лестрейндж мог пройти мимо, а мог остановиться. И если он останавливался, то уйти от него было практически невозможно. Лонгботтом иногда, казалось, специально искал его, заставляя каждый раз останавливаться рядом с собой. Со стороны это выглядело забавно, учитывая, что взрослый мужчина не мог оставить в покое студента. Когда как Аббот знала, что это лишь заслуга гриффиндорца, который к тому времени уже успел почувствовать себя сильным. Не опускал взгляд, сжимал кулаки и отважно, может, слишком безрассудно, смотрел в ответ. Ханна в такие момент отворачивалась, не зная, что делать. Пыталась выступить против, прийти на помощь, но Невилл продолжал сжимать кулаки. Если получалось перенять внимание пожирателя на себя, то это лишь сильнее злило Лонгботтома. И тогда весь спектакль, начатый из желания отомстить, превращался в изощренную пьесу.
- Какая милашка! Сестра твоя?
Аббот же никогда не была такой отважной, как Лонгботтом. Старалась, но не получалось. И сейчас опустила взгляд, смотря на свои пальцы, которые сжимали его колено. Она бы с радостью отстояла свою честь, вскинула артефакт и не стала даже слушать того, что пожиратель обязательно скажет. Но Ханна не умела. Боялась смерти, возможно, боялась быть поднятой на смех. Иногда, конечно, страх подавлялся ответственностью за остальных. Но для этого Рабастану нужно было пристать к Невиллу. Тогда она бы не смогла сидеть. А выслушать несколько эпитетов в свой адрес не так уж и страшно. Лучше перетерпеть вспышку внимания, а потом молча спрятаться за статуей. Только статуи рядом не наблюдалось, а Лонгботтом уже сжимал кулаки.
- Боишься? Я не обижу. Но могу потрогать, если попросишь.
Ханна перехватила запястье Невилла, не давая ему дергаться. Они были перед его родителями и нельзя было так рисковать. Что, если именно эта встреча, их вмешательство, приведет к тому, что старшие Лонгботтомы сегодня отправятся в Мунго? Не поднимая головы, она посмотрела на Рудольфуса. Не хватало Беллатрикс, но помимо нее было еще несколько мужчин. Аббот могла бы потянуть всех к тайному ходу в Хогвартс, но это могло спутать все карты в будущем…
- Только тронь ее, и я отрежу тебе твою "волшебную палочку" и заставлю сожрать. В сыром виде.
В очередной раз миссис Лонгботтом сразила хаффлпаффку. Как она могла быть такой храброй? Может, потому, что не боялась перед трудностями? Не боялась потерять близких, сражалась, чтобы этого не произошло.
- Она прекрасна, - прошептала Ханна Невиллу, но тот, кажется, уже не слушал.
Не то время, чтобы восхищаться кем-то, но такого еще не случалось. Аббот могла разве что согласиться с силой и характером профессора МакГонагалл, миссис Люпин, миссис Уизли или Гермионы. Но те люди оставались чем-то обычным, казалось бы, типичным. Всегда находились рядом, и Ханна привыкла к этому. Словно по-другому быть и не могло. Поэтому, может, и не удивлялась магии, которую эти волшебницы использовали. Сама не могла без подсказок, но восхищалась остальными. Только миссис Лонгботтом… Она выглядела иначе. Она была той, кого Невилл безмерно любил. Ханна хотела бы стать такой же сильной и умелой, чтобы ему не приходилось сомневаться в ее умениях. Как сейчас. Уже давно защитила бы себя, а не жалась к нему.
- Знаешь, Рабастан... На твоем месте я бы не лез к маленьким девочкам. Педофилия, знаешь ли, карается законом. К тому же... Сомневаюсь, что столь юной леди захочется заразиться от тебя сифилисом. Надо тебя сначала дезинфицировать.
Аббот не сразу уследила за всем, что произошло, но успела запомнить заклинание мистера Лонгботтома. Если сначала восхищалась им, потом Алисой, то теперь не могла отвести взгляда от них обоих. Во время Битвы за Хогвартс она тоже не робела, старалась, как могла, но то было вынужденная ситуация. Если бы Ханна гуляла по Хогсмиду, а ей на пути попался пожиратель смерти, то она прошла бы мимо. Может, в этом и была разница между ней и Невиллом.
Он уже схватил ее за руку, помогая забежать за барную стойку. Аберфорт, грузный мужчина, недовольно смотрел на происходящее. Ханна помнила, каким напряженным он был в последний год войны. Постоянно хмурился, не любил, когда что-то шло не по плану, но редко повышал голос. Иногда казалось, что он не злился, а просто с разочарованием смотрел на них всех. Бормотал себе что-то под нос и помогал не из чувства долга, а из-за чего-то более личного.
- Прости, что успели наделать шуму.
- Да, мистер Дамблдор, извините, пожалуйста, что я так сразу с порога… - извинилась Ханна, кивая мужчине. Ему не нравилось, когда кто-то упоминал Ариану. Вряд ли понравилось бы и сейчас, когда борода, еще не такая седая, недовольно покачивалась в воздухе.
- Если да, то ты, Хани, должна будешь уйти, если вдруг станет слишком опасно. Поняла меня?
Аббот сузила глаза, накрывая своей ладонью ладонь Лонгботтома. Сжимая ее, она поцеловала его лоб.
- Я не вижу при тебе меча, чтобы ты вновь начинал командовать, - заметила Ханна, инстинктивно пригибаясь, когда услышала грохот сбоку. - Нев, я прошла через ту же битву, что и ты. Я не уйду отсюда и не оставлю тебя, - с каждым словом голос становился тише, но она знала, что Невилл все слышал. Ей хотелось быть храбрее, но не всегда получалось. А теперь, - Аббот выглянула из-за бара, посмотрев на миссис Лонгботтом, - она точно не хотела так быстро сдаваться. Если эта блондинка не опасается, то и она будет сражаться. Ведь не зря ее похвалили.
Невилл тем временем уже залез на стойку; стоит сказать, крайне необдуманное решение, потому что таким образом он остановился легкой мишенью. Ханна огляделась, приседая и обходя Аберфорта, выставила щит перед гриффиндорцем. Действовать тот мог не так уж и долго, но по крайней мере смягчил заклинание одного из пожирателей смерти. Аббот оказалась на спине, заброшенная бутылками алкоголя, но все же Лонгботтом остался на барной стойке. Скинув с себя все лишнее, она повела плечом, отмечая неприятный запах хмеля на одежде. Возможно, когда-нибудь к нему привыкнет, но явно не в ближайшие несколько лет. Слишком сильны еще были воспоминания об отце, который справлялся с потерей жены.
Вновь выглянув из-за барной стойки, Ханна попыталась разглядеть в хаосе Лонгботтомов. Невилл справлялся с кем-то рядом, а она уже направила артефакт в сторону пожирателей смерти.
- Обскуро,1 - прошептала Аббот, направляя палочку в сторону Лестрейнджа. Темная повязка тут же завязала его глаза, мешая ориентироваться в пространстве. Мужчина взревел, а хаффлпаффка вновь опустилась под барную стойку, кивая Аберфорту. Сжав артефакт, он тяжелыми шагами поспешил к лестнице наверх. Девушка проводила его взглядом, занимая более удобную позицию.
- Не высовывайся.
Невиллу не хватало еще надавить ей на макушку, чтобы она точно села на пол и не смогла встать. Ханна ткнула артефактом ему в поясницу, а сама вновь выглянула. Рабастан уже справился со своей повязкой, что слегка расстраивало, но девушка вновь вооружилась артефактом.
- Мимбл Уимбл,2 - прошептала она, но заклинание угодило в сгусток энергии. Кажется, в нем принимали участие и Лонгботтомы, и Лестрейнджи, яростно сцепившиеся друг с другом. Может, поэтому луч расщепился и угодил в каждого, кто принимал участие в сражении. Аббот подскочила на ноги, пытаясь произнести простое Акцио, но и то не поддавалось. Лонгботтом, уже слетевший с барной стойки, не подвергся влиянию плохо сработанного заклинания. Ханна судорожно посмотрела на его родителей, которые так же не могли выговорить ни единого слова. Виновато выскочив вперед, она подхватила стул, кидая его в сторону одного из пожирателей. Тот не испугался какой-то преграды и продолжил приближаться к Невиллу.
- Фини…3 - Ханна нервно выдохнула, пытаясь быстрее сосредоточиться. Невербальные заклинания у нее получались слабо. Сжав пальцы в кулаки, она вновь спряталась за барной стойкой, пытаясь воспроизвести заветную фразу. На шестой или седьмой раз, кажется, сработало, и Аббот вовремя успела осадить нападавшего струей воды из артефакта.
Вода угодила ему прямо в рот, из-за чего пожиратель закашлялся, а Ханна вовремя проползла мимо него.
- Сомнолус Стернере,4 - выкрикнула Аббот, когда заметила, что старший Лестрейндж решил зайти на Лонгботтомов сзади. Рудольфус, не ожидавший атаки со стороны явно неподготовленных студентов, замер на месте, яростно громко захрапев. Ханна перевела дух, стараясь быть полезной и не сильно слабой. Даже передвигалась под столами достаточно быстро, чтобы добраться до Невилла. Только ударилась рукой обо что-то. Она с удивлением посмотрела на Шляпу, лежавшую справа от нее. Видела хаффлпаффка ее в третий раз. Сначала на распределении, потом во время Битвы и теперь сейчас.
- Нев!
Девушка резко встала, не обращая внимания на головокружение и темноту в глазах. Слишком резкие движения плохо сказывались на общем состоянии, но Ханна уже подбежала к гриффиндорцу. Не удержалась и надела Шляпу ему на голову.
- Сам не высовывайся, - слегка обижено, но все же серьезно ответила с запозданием Аббот, улыбаясь реакции Лонгботтома. - Если Шляпа тут… Значит, ты в ней нуждаешься, - прошептала Ханна, помогая Невиллу приподняться и перевести дыхание. - Неужели снова меч?


1 Обскуро — создаёт тёмную повязку на глазах.
2 Мимбл Уимбл — мешает противнику правильно произнести заклинание. Известно как "Заклятие косноязычия". Связывает язык жертвы и не позволяет произносить ни слова.
3 Фините Инкантем — прекращает действия почти любого заклинания.
4 Сомнолус Стернере — мгновенно усыпляет цель.
[AVA]http://funkyimg.com/i/2Kdc6.png[/AVA]

+3

19

- Только тронь ее, и я отрежу тебе твою "волшебную палочку" и заставлю сожрать. В сыром виде.
Рабастан осклабился, проводя пальцами по своим губам и тем самым вытирая уголки. Весь его вид показывал, насколько ему весело находиться в такой компании, а предвкушение чего-то более забавного не оставляло молодого человека.
- Обожаю, когда дамочка артачится, - доверительно поведал он юной блондиночке. Но Алиса уже полезла мерить палочки, словно прикидывала, кому отдаться первой на этом самом столе. Сама просилась, сама предлагала. Если бы не напряженная ночь, полная сомнительных происшествий, то Рабастан бы более подготовлено подошел к заданию, принял бы душ может быть. Может даже наоборот. Но чистокровные жертвы, не желающие вставать на сторону Хозяина, расстраивали его сильнее любого фиаско. - Элис-Элис, - протянул он, переводя взгляд с одного врага на другого. Напряжение росло с чудовищной силой, набирая обороты с каждым словом и жестом. Только вот эти добренькие авроры не понимали, с кем они связывались, разговаривая так смело и бесстрашно. В Министерстве их вряд ли обучали убивать каждого злодея, размахивая палочкой. Добро и свет потому и плелись в конце, что не понимали ничего толком. Чтобы добиться желаемого, надо было идти по трупам. Скольких убили авроры? Одного Розье? И то это сделал психически неустойчивый Муди после того, как Эван покалечил его внешне. Авроры были перехвалены из-за своей репутации крутых волшебников, которые всегда были на подхвате, которые всегда были готовы побежать и наказать кого-то в особо строгой форме, сделав выговор и погрозив пальцем. Такие вот защитники магического мира. Рабастан бы расхохотался в лице этим идиотам, которые жались друг другу как голубке на вертеле, но его взгляд блуждал по юному телу блондиночки. Она робко прижималась к своему кавалеры, который так яростно сжимал артефакт, как будто собирался нарезать им Пожирателя. Юные умы, направленные на мнимое добро, всегда выглядели слишком решительно и воинственно. Всегда были готовы, даже к смерти.
- Знаешь, Рабастан... - Лестрейндж с интересом взглянул на Фрэнки, ожидая праведных лекций о приличии и прочих глупостях, на которые были способны авроры. Интересно было наблюдать за ними в действии - как маленькие дети, выпущенные играть во двор спустя десятки лет ограничений. Кто-то скакал по полю боя, разбрасывая противников, а кто-то окружил себя стеной защиты и отбивал удары только так. - На твоем месте я бы не лез к маленьким девочкам. Педофилия, знаешь ли, карается законом. К тому же... Сомневаюсь, что столь юной леди захочется заразиться от тебя сифилисом. Надо тебя сначала дезинфицировать.
Лестрейнджа никогда особо не задевали какие-либо оскорбления с свой адрес, учитывая какими словам разбрасывался непосредственно он сам, однако в этот раз Лонгботтом сумел переступить едва видимую грань личного пространства. Несмотря на свой развязный образ жизни, Басти всегда предпочитал получать все самое дорогое и лучшее. Дешевых шлюх он оставлял непринципиальному Мальсиберу, который так охотно хватался за все подряд. Или это был Эйвери? Может быть даже Розье? Рабастан не сильно различал эту троицу, небрежно отзываясь о каждом...
Рабастан в одно мгновение подорвался с места, ощущая жар в паху. Этот мерзавец Лонгботтом решил поиграть с огнем в прямом смысле, а разъяренный вопль Басти и его активные попытки затушить пламя, привели только к тому, что в глазах Лестрейнджа случился более серьезный пожар. Вот ведь гад невыносимый... Но не успел Пожиратель разобраться с одной проблемой, как вторая прилетела ему по носу в виде стола. Взвыв, Рабастан отшатнулся, рыча ругательства и проклятия с таким отвращением, словно его макнули головой в блевотину. Хаотичные взмахи палочкой наносили удары, а ярость придавала им больше силы. Авада не летела только потому, что Басти не хотел угодить в брата ненароком, пока остальные товарищи группировались за его спиной.
- Сукин ты сын, Фрэнки, - Басти сплюнул на пол, утирая рукавом нос и губы. Кровь пропитана ткань и Пожиратель осклабился, с ненавистью взирая на своего противника. - Я заставлю тебя подавиться твоим же дружком, - Лестрейндж, не церемонясь, взмахнул палочкой, разнося стол в щепки и отталкивая авроров вместе с их защитой. Пробить ее было и правда непросто, но у Рабастана было слишком большое желание это сделать, а значит от невозможного его отделяло лишь упорство и активные манипуляции. - А может подавиться твоя женушка, - Басти ухмыльнулся, сплюнув кровь, - моим.
Вздох брата был услышан им даже на расстоянии, но Басти мог лишь развести руками, правда не стал. Просто чего Роди ждал? Что он станет расшаркиваться перед этими любителями грязнокровок? Чистокровные волшебники, которые защищали магглов и им подобных - достойны ли они жизни вообще? Философия тут была неуместна, но вопрос был больше фактом отрицательным, нежели относился к риторике. Рабастан выставил защиту, удерживая напор противников. Почему бы просто не применить парочку смертельных заклинаний и не сложить их аккуратно на земле. Фрэнки вон одного красиво уложил и связал до поры до времени, чего же Басти ждал? Может быть удобного случая, чтобы показать Лонгботтому, что даже чистокровные не защищены от насилия? Неплохой идеей было связать Фрэнка и этого мальчишку, повалить на столы девочек и поразвлечься так, чтобы мозги Лонгботтома закипели, как новогодний котел с праздничным зельем веселья. Кто не пил, тот не жил!
- Эддисон! - прорычал Рабастан, когда коллега решил встряхнуть их в прямом смысле. Землетрясение посреди заведения было настолько неуместным, что Басти сам готов был открутить голову приятелю, только не устоял на ногах и вместе со всеми рухнул на пол. Палочка откатилась в сторону и Рабастану пришлось ползти вперед, держась за дрожащий пол. Проклиная Пожирателя последними словами, смысл которых мог понять разве что такой же отбитый человек, как и сам Лестрейндж. Изрыгая нелицеприятные слова в большом количестве, он сплюнул в сторону, утирая рот рукавом и перевернулся на пол, снимая с себя пиджак. Тесновато было в роскошных одежках воевать с неприятелем, а Басти рассчитывал на победу. Он готов был и штаны снять, лишь бы Лонгботтомы остались ни с чем. Заклинания летели во все стороны, но кто-то из коллег, то ли Монти, то ли Джек решили, что напасть на тех детишек - дело разумное. Басти бы и сам так поступил, но чета Лонгботтом слишком активно его донимала. От Алисы прилетело заклинание, которое Рабастан отбить не успел и оно отшвырнуло его назад, но палочка крепко была зажата и ответный удар последовал мгновенно, только был направлен во Фрэнка и цели своей достиг очень быстро и легко. - Что такое, Фрэнки, расслабился? Обмяк? Непросто быть папочкой? - Рабастан не стеснялся глумиться над Лонгботтомом, считая это своим долгом. Унизить человека и растоптать его - непросто, нужно уметь владеть словами. - Я слышал, что твоя женушка слегка бракованная, - Рабастан любил собирать сплетни и слухи, это всегда ценилось в подобных ситуациях, поэтому он тщательно изучал своих противников. С Лонгботтомами он пересекался не первый раз, только тогда носил маску, мантию и выглядел более устрашающим. - Ты хоть уверен, что сынишка от тебя? - глумливо поинтересовался Басти, намекая на более грязные слухи. Кто их распускал - неважно. Мог и он сам это делать. Пришел, нашептал кому-то, что видел Алису в объятиях какого-нибудь другого аврора, а дальше дело за малым. Только так можно было добиться нужных результатов, а не честным и благородным путем идиотов, которые чтили мораль и соблюдали все правила приличия. Сбоку донеслись звуки пыток и Рабастан оскалился, поворачивая голову. Пытать юные дарования всегда было делом приятным, но Басти бы всадил палочку в висок Фрэнка и произнес бы Круцио двести раз, монотонно и безумно повторяя, путаясь, снова повторяя. Выжечь мозги красавчика Фрэнка было делом приятным наверное и Рабастан решил, что это и есть его цель. Свести с ума статного аврора. Отбив несколько заклинаний, полных обиды и злости, Басти попытался выговорить новое в ответ, но язык заплетался, коверкая слова. Палочка начинала искриться от непонимания и неправильного использования, но Рабастан разозлился, ища виновника этого дуракаваляния. Детки шалят? Артефакт был направлен на стойку, а заклинание в этот раз сорвалось с кончика палочки удачно. Прожигая дыру в дереве, Басти думал о том, что неплохо было бы поджечь и самих противников, чтобы заживо горели и кричали от боли. Аберфорт выставил защиту, прикрывая неизвестных ребят, а Басти воспользовался моментом. Братец храпел так громко от заклинания девчонки, что начинал уже раздражать. Взмах артефактом - и Родольфус пришел в себя наконец, а Рабастан обрушил шквал заклинаний на Лонгботтома, ставя целью выбить артефакт из его руки и приставить свой к его виску. Мечтал прошептать Круцио прямо его в голову и втянуть носом запах паленой кожи. Чтобы стереть эту хмурость и самоуверенность с лица Фрэнка. Коллеги что-то пытались сделать за его спиной, но Басти не обращал на это внимание, выбрав целью исключительно аврора, даже жена его сейчас интересовала Рабастана куда меньше, чем могла бы. Несколько заклинаний были сброшены и в сторону молодых ребят, но потом поток вернулся обратно на Фрэнка, а безумная улыбка плясала на губах Лестрейнджа, не предвещая ничего хорошего.
[AVA]http://funkyimg.com/i/2Ksdm.png[/AVA]
[SGN]http://funkyimg.com/i/2Ksdk.png[/SGN]

+4

20

- Элис-Элис, - с издевкой протянул Лестрейндж, чуть ли головой не качая, как только Алиса отдала волшебную палочку Невиллу.
- Поверь мне, - иронично улыбаясь мужчине, ответила Лонгботтом. - Элис тут совершенно ни при чем. Это не ее вина, что тебя выбрала более короткая палочка, - она пожала плечами.
Безумолку говорить - было чем-то вроде защитной реакции организма Лис на стресс. В экстремальных ситуациях Фрэнк, например, хмурился и сосредотачивался. Имея выдающиеся способности к защитной магии, Лонгботтом попутно взвалил на тебя ответственность за безопасность всех участников любой операции, в которой он участвовал, будь то Аврорат или Орден Феникса. Алисе было проще. Она отвечала за атаку, которая в ее исполнении была похожа на тактику "Паддлмир Юнайтед" в последнем чемпионском сезоне: уйти почти всей командой в зону соперника, активно атакуя, оставив защищаться одного вратаря. В аврорской версии защитником являлся или Фрэнк, или Лео, в зависимости от того, кто первый поймет, что оставление таких идиотов, как Алиса, одних чревато серьезными и крайне неприятными последствиями. Именно потому, что на Алисе не лежала ответственность за здоровье и жизни других, она успевала и поболтать с неприятелями, и прокомментировать ситуацию в целом. Иногда это, конечно, выходило боком, если вдруг кто-то оказывался совсем уж без чувства юмора.

А еще чрезмерная говорливость была неплохим отвлекающим маневром. К сожалению, в нынешней ситуации работал он как-то не очень хорошо. Алиса чувствовала, как под ее рукой напрягаются мышцы Фрэнка.
- Знаешь, Рабастан... - спокойный голос благоверного ножом резал пространство. И именно это мнимое спокойствие пугало. - На твоем месте я бы не лез к маленьким девочкам. Педофилия, знаешь ли, карается законом. К тому же... Сомневаюсь, что столь юной леди захочется заразиться от тебя сифилисом. Надо тебя сначала дезинфицировать, - выдал он, после чего поджег Рабастана.
Просто поджег его. Точнее, его брюки. Еще точнее - пах.
- Я тебя обманула, - Лис в глубочайшем изумлении смотрела, как Лестрейндж вскакивает со стула. - В сыром виде блюдо не подается. Можем предложить только с кровью.
Пожиратель только яростным криком разразился, сбивая пламя. Лис напряглась и сжала палочку, прекрасно понимая, что представление этого театра абсурда, наконец, завершилось, и сейчас начнется то, ради чего, собственно, эти милые люди сюда и заявились. Родольфус и прочие пришедшие на вечеринку друзья этих двух братьев-акробатов повскакивали из-за своего столика, но не успели они и шага сделать ко злобно сверкающему глазами Лестрейнджу, как Фрэнк с силой толкнул ногой стол, переворачивая и заезжая столешницей по носу Рабастану. Алиса завистливо вздохнула: не смотря на всю квиддичную меткость, у нее вряд ли бы получилось так же.

Это послужило чем-то вроде сигнала. Или же сигналом послужили десятки заклятий, летящих от дезориентированного Рабастана во все стороны.
- Protego! - одновременно с Фрэнком выкрикнула Лис, ограждая детей от лучей.
- За бар, быстро, - прошипел Лонгботтом, и Алиса была с ним полностью солидарна.
- Stupefy! - Лис послала заклинание в одного из Пожирателей, решивших обойти их сбоку. Кажется, она немного перестаралась, потому что беднягу с силой приложило о стену напротив. Краем глаза блондинка заметила, как Невилл с девушкой оказались за барной стойкой рядом с Аберфортом.
- Сукин ты сын, Фрэнки, - сплюнув на пол, выдавил Рабастан, и Алиса ухмыльнулась. Хотела бы она посмотреть, как этот храбрец выдает эту же фразу Августе. А затем, посмотреть как леди Лонгботтом сворачивает этого идиота в бараний рог. При том без всякого использования артефакта: исключительно силой своего взгляда.
- Я заставлю тебя подавиться твоим же дружком, - сказал он и к нарглам снес барьер Фрэнка. Это было неприятно, но, кажется, увлеченный своими высокоморальными душевными переживаниями Лестрейндж этим не воспользовался. Зато воспользовался второй, который старший.
- Impedimenta! - быстро выкрикнула Лис, слегка оглушив Родольфуса.
- А может подавиться твоя женушка... моим, - вновь сплевывая кровь, закончил свою мысль Пожиратель.
Алиса на пару секунд отвлеклась и бросила на область паха Рабастана красноречивый взгляд.
- Забавно, что ты сам в это веришь, - иронично улыбнулась Лис. И тут же была вынуждена пригнуться от заклинания одного из дружков Лестрейнджа. А в следующую секунду несчастную "Кабанью голову" потряс толчок землетрясения.
- Что за?... - от второго толчка Алиса еле устояла на ногах.
- Эддисон! - рявкнул Лестрейндж, и вообще-то его можно было понять: от третьего толчка все находившиеся в баре рухнули на пол. Алиса с трудом удержала палочку.
Наконец, здание прекратило трясти, а над всем бардаком, в который превратилось противостояние, полилась до боли знакомая "Каменистая дорога в Дублин". Лис чуть не расхохоталась, уж слишком неуместно это было. Развернувшись, Алиса бросила обычное Депулсо в Лестрейнджа. Тот отлетел назад, но тут же ответил своим заклинанием. Луч попал прямо во Фрэнка, непонятно, как пропустившего его. Наверно, Лонгботтом стоило крикнуть ему, что и сама справится, пусть Фрэнки следит за собой, только вот она отлично знала, что смысла в этом не было никакого. Фрэнсис был идеальным аврором, он умел анализировать свои ошибки и очень быстро приходил к правильным выводам. А кричать ему что-то - просто лишний раз отвлекать. Не в такой компании, не с таким количеством противников. Неожиданно сбоку прилетел луч заклинания, врезался в сгусток энергии от всех использованных на этом несчастном метре чар, расщепился и срикошетил во всех участников этого междусобойчика.
- Машу вать! - выдохнула Лис.
Заклинания действовали как попало, и только на втором она поняла, в чем же дело.
"Идиоты!" - раздосадованно подумала Алиса.
Невербальные заклинания давались ей с затратой гораздо большего количества времени, чем обычные. Поэтому времени хватало только на щит. Но, судя по всему, они все оказались в схожем положении. Палочка Рабастана выбрасывала искры, примерно то же самое творилось и с его старшим братом.
"Надо просто сосредоточиться, - уговаривала себя Лис. Затем подняла палочку, сделала движение и мысленно приказала: - Finite Inkantatem!
Брошенный сразу после этого "Остолбеней!" сработал как надо. К сожалению, Пожиратели так же быстро разделались с чарами, и никакого преимущества не получилось.
Лонгботтом подняла палочку, готовясь отразить заклятие, как откуда-то из-за спины раздался треск ломаемой мебели, шум и под конец:
- Crucio!
Алиса резко развернулась, как раз вовремя, чтобы увидеть, как Невилл, не проронив ни звука, выгибается от боли на полу.

Скандинавская магия довольно часто изучается студентами в качестве дополнительных заданий по Истории Магии. Это было увлекательно и гораздо более интересно, чем слушать занудные лекции профессора Биннса. И в процессе чтения литературы она с Бенджи и Доком не раз сталкивалась с понятием "берсерк". Сколько вечеров было потрачено на обсуждение того, как воины приводили себя в такое состояние! Сколько времени они убили, пытаясь выяснить, если все-таки зельями, то какими! Но Лонгботтом все равно не до конца верила в то, что возможно привести человека в такую степень злобы и агрессии, чтоб он боль не чувствовал.
Можно.
Сейчас Алиса поняла, что в такое состояние можно прийти без каких-либо зелий и заклинаний.
Никогда еще Лис не хотелось убивать, как в тот момент, когда она увидела Нева на полу. Как она оказалась рядом с Пожирателем Смерти, она не запомнила. Как схватила валявшийся и наполовину разломанный, но от этого не менее тяжелый стул - тоже. А вот как этот самый стул врезается в согнувшегося от удара Невилла мужчине помнила прекрасно. На произношение заклинания не хватало терпения, поэтому она просто бросила  в него сгусток энергии, так и не сформировавшийся в чары, ломая Пожирателю руку в локте. Но этого было мало, недостаточно. Этот ублюдок пытал ее сына! Алиса дернула мужчину за плечо, разворачивая того к себе, и с размаху, совсем по-маггловски заехала кулаком ему в челюсть. Лонгботтом не умела драться, как это делают профессиональные бойцы. Она не рассчитывала силу, не примеривалась к удару. Точность попадания тоже оставляла желать лучшего. У нее не был поставлен удар. Хотя бы потому, что, когда ты чуть выше, чем полтора метра ростом, любой твой удар превращается в апперкот. Но Лис умела драться, как это делают уличные мальчишки: полагаясь исключительно на свою физическую силу, а так же на силу своей злобы и ярости.
- Никогда. Не смей. Трогать. Моего. Сына! - прорычала Алиса, каждое слово сопровождая ударом. Видимо, не ожидавший такого нападения Пожиратель, даже не думал защищаться. На третьем ударе нос противника не выдержал такого обращения и сломался, громко хрустнув и залив подбородок кровью. Лонгботтом схватила мужчину за горло, притягивая его лицо к своему и довольно грубо приставляя волшебную палочку к его шее. Пожиратель смерти протестующе захрипел что-то очень сильно похожее на "Не могу дышать".
- Ты меня понял? - кажется, ей теперь никогда не удастся избавиться от этих рычащих ноток в голосе. Ножное заклинание справа скользнуло по ребрам, разрезая кожу и заливая джемпер кровью, но Лис даже внимания на это не обратила. - Потому что в следующий раз я не буду столь благосклонна. Stupefy! - последнее заявление было весьма сомнительным: выпущенный вплотную Ступефай мог серьезно покалечить человека, или же и вовсе привести к летальному исходу. Только вот это ни разу не волновало Алису.
Были проблемы и посерьезнее.

Осознание - это когда красная пелена спадает с глаз, и ты понимаешь, что стоишь между двух очень рассерженных Пожирателей Смерти. Плюс того, что тебя окружили - ты можешь бросать заклинания в любом направлении: скорее сего, в кого-нибудь да попадешь. Минус - скорее всего, не долго тебе этим делом заниматься. Другое дело, что сейчас противников было всего два, а, значит, был шанс. Хреновенький, конечно, но был. Первое  заклятье она отбила достаточно легко, но со вторым, пущенным почти одновременно, было намного сложнее. А вот от заклинания, прилетевшего ей в спину она увернуться не смогла. Негромко вскрикнув, Алиса рухнула на колени, выронив артефакт из руки. В следующую секунду ее резко дернули за волосы, ставя на ноги, и волшебная палочка противника вдавилась в шею. Она быстро окинула взглядом пол, насколько могла видеть, но артефакта заметно не было.
А то, что она увидела, было гораздо, гораздо хуже.
Луч заклинания, летевший во Фрэнка, и который он никак не успевал отбить. Лис видела это. Пальцы судорожно сжались, будто пытались сомкнуться на волшебной палочке, бросить Щитовые чары...
Но палочки не было.
[AVA]http://funkyimg.com/i/2Kdc5.png[/AVA]

Отредактировано Alice Longbottom (2018-10-04 11:45:01)

+3


Вы здесь » | Three Generations: I would rather die | » Маховик времени » The days are long but the years are short © [1981, November]