The day when Mungo fell, p.1 [1981, November]
» Antonin Dolohov — 17/12/2018

Order of the Phoenix; p.1 [1981, November]
» Frank Longbottom — 17/12/2018

Make or mar © [1981, November]
» Deborah Hayes — 18/12/2018

Danger hides in beauty and beauty in danger © [1981, November]
» Leonard Ross — 20/12/2018

Where there’s a will, there’s a way [1998, May]
» Damian Dolohov — 21/12/2018

Be my hero, mother © [1981, November]
» Walburga Black — 22/12/2018

Humble your fate © [1981, November]
» Bellatrix Lestrange — 22/12/2018

Death pays all debts © [1981, November]
» Henry Chase — 23/12/2018

When it rains, it pours, right? [1981, November]
» Remus J. Lupin — 23/12/2018

It takes madness to find out madness © [1981, November]
» Ariana Dumbledore — 25/12/2018

What brings you all here? [1981, November]
» Hestia Jones — 25/12/2018

Time heals all wounds © [1998, May]
» Hestia Jones — 25/12/2018

The day when Mungo fell, p.2 [1981, November]
» Teddy Lupin — 25/12/2018

Ministry of Magic has no rights, p.1 [1981, November]
» Frank Longbottom — 26/12/2018

Time is all we have © [2023, October]
» Lily Luna Potter — 26/12/2018

Different people - same issues © [1981, November]
» Astoria Greengrass — 27/12/2018

Caution is the parent of safety © [2023, October]
» Margaret Kalt — 28/12/2018

Ashes to ashes dust to dust [1981, November]
» Marlene McKinnon — 28/12/2018

Seems the monster always wins © [1981, November]
» Frederic Aria — 28/12/2018
Сердце, казалось, сходило с ума, как и сама Кларисса, наблюдающая за живой грязнокровкой. За живой Тройэн Картер, касающейся ее внучки. Взгляд непроизвольно скользнул по коридору, надеясь заметить что-то, что намекнуло на абсурдность ситуации. Возможно, троллей или великанов в гостиной. Ведь не может мертвая вновь стать живой. Да еще и спустя двадцать лет. Грегори. Глупая надежда увидеть и его. Если Хеллоуин решил припоздниться, явить мертвых живым, то, может, судьба сжалилась и над ней.
0240 0120
0220 0220
ссылки
ссылки
игровое время:
2023/17/10: вторник
1998/8/05: пятница
1981/2/11: понедельник

| Three Generations: I would rather die |

Объявление


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » | Three Generations: I would rather die | » Маховик времени » Do not miss your chance © [1960, December]


Do not miss your chance © [1960, December]

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

http://funkyimg.com/i/2Kipq.gif
http://funkyimg.com/i/2Kipp.gifhttp://funkyimg.com/i/2Kipo.gif

Время и дата:
Сперва 1 ноября 1981, затем 27 декабря 1960;

Место:
Лондон - Бирмингем

Участники:
Troian Carter, Henry Chase
Описание:
В поисках Эми, Чейз совершенно случайно падает в не менее случайный портал, который отбрасывает его на двадцать лет назад. Портал открыт и он может вернуться обратно, но понимает, что попал сюда неслучайно.

0

2

Дополнительно: 18 лет, мать пятимесячной Эми, жена депрессивного Грегори, врачевательница;
Внешний вид: черная майка, темные штаны;
Состояние: спокойное;
С собой: волшебная палочка.


Нельзя было быть уверенной в чем-то настолько, чтобы действительно в это поверить. Точнее, конечно, существует возможность исполнения желаний, но это зависит не от веры, а от приложенных усилий. Как бы часто мечты ни озвучивались, свершение их происходило только после упорной работы. Над собой, над вещами вокруг, над ситуацией, над прошлым и даже над будущим.

Тройэн, воспитывавшаяся в аристократической семье, знала цену времени. С детства она занималась тем, чем занимаются девочки. Вышивание, арифметика и этикет. Отец мечтал, чтобы дочь поступила в Школу Короля Эдварда для девочек. Странное название для знати, согласитесь? Но это было весьма знаменитое заведение не только в Бирмингеме, но и во всей Англии. Не так просто было попасть в списки ожидания, а за один год обучения приходилось выкладывать значительную сумму фунтов. Отец не считал нули в своем банковском счете, оставаясь при мнении - статус определяет человека. Тройэн носила его фамилию, фамилию его предков, именно поэтому она должна была соответствовать своему положению.

Йэн выглянула в окно, хмуро смотря на затянувшееся небо. Тучи, кажется, не хотели сдаваться, хотя по календарю уже давно был декабрь. На Рождество выпало несколько снежинок и то только специально для Кристалл. Грегори не удержался, хотел показать ребенку, что на самом деле капля дождя может оказаться чем-то большим. Девочка смеялась, но вряд ли понимала, что делала, когда снежинка касалась ее носа и тут же таяла. Смех сменялся плачем, и отцу приходилось катать Кристалл на руках, пока она не забудет это недоразумение. Тройэн же пыталась приготовить пуддинг. Тот самый, который подавали на Рождество в Хогвартсе. Получилось совсем не так, как хотелось, но девушка не успела расстроиться. Грег не позволил, шепча на ухо обещания о том, что дела пошли в гору. Даже показал свою первую зарплату, точнее премию, которую получил вместе со всеми рабочими. Наверное, если бы не мать, то они бы не смогли позволить себе бутылку вина.

Конечно стоило благодарить и отца. Разочарованного в выборе дочери, отрекшегося от нее, но все так же помогающего ей. Он не знал, и, наверное, именно это было залогом счастья семьи Картер. Тройэн поступила в Школу Короля Эдварда, окончила первый курс обучения, получила заветную красную ленту. Ее нужно было носить на груди, прикреплять к воротнику пиджака. Именно так все знали, что ученица являлась лучшей на своем курсе. Тогда отец обрадовался, кажется, даже не забыл подарить ей корги. Мода на домашних питомцев приобретала популярность. К тому же Королева любила эту породу, а сэр Томас Хэллетт не мог не поддержать свой статус, услужить знати. Йэн подружилась со щенком, но спустя два месяца ей пришлось уехать. И, как оказалось, уехать навсегда. Платформа 9 3/4, огромный поезд и сотни учеников в темных мантиях. Девочке, привыкшей носить темно-синего цвета форму в течение года, казалось это странным. Правда о дискомфорте он вскоре позабыла, когда оказалась в купе с будущими сокурсниками.
В Хогвартсе ей приходилось тяжело - знать среди магглорожденных, но никто среди чистокровных волшебников. Узнала об этом Йэн достаточно быстро - столкнулась с кем-то со Слизерина. Сначала она подумала, что дворянство у нее написано на лице, но потом оказалось, что все наследники аристократических магических семей знают друг друга в лицо. Фамилия Хэллетт не говорила им ни о чем, а упоминание Георга V и вовсе вызывало смех.

Грегори был не таким. Точнее, конечно, он был таким, но Тройэн научилась видеть в нем и другие качества. Он и сам старался выглядеть другим. Нежным, добрым, совсем не таким, какими были типичные слизеринцы. Зеленый галстук Картер носил с гордостью, но становился куда более довольным, когда выступал против своих же. Выделялся, считал себя другим, более правильным. Хэллетт не одобряла это, первое время отнекивалась от любых отношений с ним. Но Грег настаивал: ходил следом, подначивал на общих занятиях, однажды даже пробрался в гостиную Хаффлпаффа, уверяя, что является ее сокурсником. Сдалась Йэн не сразу, хотя и чувствовала себя в компании парня свободно. Аристократичность, воспитываемая с детства, понравилась и Грегори. Он продолжал удивляться тому, как грязнокровка может быть такой чистокровной с виду, а Тройэн поправляла его. Она не была грязной крови, она была самой обычной крови - красной. Ее отец управлял семью заводами в Бирмингеме, нанимал сотни жителей города и с гордостью растил младшего сына, наследника его империи. Йэн же была его дочерью, пусть и с болезнью, проклятием, о котором постоянно говорил и брат, и отец. Мать успокаивала ее, но Тройэн не обижалась. Она знала, что отличается. Отличается дома, отличается в школе.

Кристалл проснулась, но не заплакала. Это было впервые с Рождества. Йэн сидела за кухонным столом их небольшого дома. Комнат было всего две, поэтому маленькую переносную люльку она носила с собой. Девочка всегда была под присмотром. Когда же приходили к Тройэн за помощью, то девушка ставила корзинку в нишу в стене и завешивала ее небольшими шторами. Сама шить она не умела, хотя уже подумывала о том, что это будет отличным заработком. Грегори только устроился на предприятие отца, но работал столяром. Зарплата была совсем маленькой и хватало с трудом на три шикарных обеда в месяц. Всю одежду Кристалл приносила мать, а Йэн постоянно извинялась, уверяя, что начнет работать усерднее.

К врачевательству девушка обратилась не сразу. Сначала жила мечтами. Предложение о побеге звучало романтично. Забеременеть на последнем курсе обучения Хогвартса было стыдно, крайне неловко, к тому же неудобно. Но, возможно, именно это и помогло им с Грегори сойтись на мысли, что расставание - не выход. Они любили друг друга, но и Картеры, и Хэллетты продолжали категорически отказывать детям в благословении. Тройэн должна была выйти замуж за сына друга семьи, а Грегори присмотрели француженку или, кажется, немку. Именно новость о беременности подтолкнула Картера к очередному риску. Он был так воодушевлен своей идеей. Бунтарство, что-то новое, правильное. Конечно Йэн понимала, что это были детские мечты. Грег повторял, что они поступают по совести, хотя пошел на это только лишь из-за собственной гордости. Он не принимал отказы - капризный, горделивый и волевой, он оставался при своем мнении. Сталкиваясь с сопротивлением, становился только еще упрямее. Все его решения исходили не из логики, а из желания оказаться правым, победить. Аргументы - подтверждение его решения, доводы - удачно подобранные слова. Тройэн все это понимала, но не отказывалась. Она была влюблена и верила, что сможет справиться с этим.
В июне все же обратилась к матери за помощью. Грегори, никогда не работавший и не думавший об этом, не соглашался с низким жалованьем, в конце концов обратившись к воровству. Аристократ - вор. Это было неловко и стыдно. Йэн отказывалась принимать эти деньги, но когда поняла, что нужно есть хотя бы для ребенка, сдалась. Связалась с матерью, призналась во всем и нашла своего союзника. Морин - святая женщина. Дала детям не только крупную сумму денег на первое время, но и тайно устроила в домике прислуги. Жили они далеко от главного дома, к тому же не платили за аренду. Это было спасением. Но Тройэн, аристократка среди магглов и грязнокровка среди чистокровных волшебников, понимала, что этого мало. Сама она не была обучена никакому ремеслу кроме вышивки. Достаточно быстро нашла себе занятие - врачевательство. Нумерология, руны, травология - стезя Йэн. Она стала лечить соседских детей, спустя время начала зарабатывать на этом деньги. Не говорила, сколько платить, но родители сами «вознаграждали» ее за помощь.

Вряд ли отец бы оценил такое, но Тройэн должна была. Какой бы аристократичной особой она ни была, в какой школе бы ни училась, жизнь семьи была на первом месте. Грегори, быстро осознавший свою неподготовленность к реальному миру, стал угасать. Она же, леди и миледи для некоторых, поддерживала мужа. Несколько фунтов - вкусный ужин. Сожаление во взгляде, но все же легкая улыбка на губах. Он продолжал шептать ей на ухо, что дела пошли в гору, а она прятала ребенка от больных жителей близлежащий деревень.
Йэн понимала, на что шла, когда бежала. Когда отвечала согласием в маленькой церкви Бирмингема. Тогда было невероятно жарко - июль, кажется, навсегда запомнится ей духотой. Все тело ломило, но Грег где-то нашел белую фату, которую они приложили к ее волосам. Священник, старый мужчина, держал библию, взывая к Богу, в которого Картеры не верили. Но поклялись перед друг другом, что всегда будут вместе.

- Проснулась? - с улыбкой спросила она у дочери, которая только недавно научилась переворачиваться на бок. Делала это неумело, но, видя радость и слыша смех родителей, повторяла свой трюк из раза в раз. - Сегодня, кажется, мы снова без работы, - общалась она с единственным человеком, который не ответит, но выслушает. Кристалл росла смышленой. Магии не проявляла, но капризничала по часам. Когда же у Йэн не было возможности успокоить ее, то небольшого разговора хватало. Обычно девушка просто целовала ее лобик, обещая, что скоро вернется, и Кристалл, очевидно понимая, становилась тише.
В последнее время Картер чувствовала себя слабо. Она пыталась варить себе какие-то поддерживающие настойки, но ингредиентов не хватало, а эффект их быстро иссякал.
Кашлянув в сторону, Тройэн взяла дочь на руки, укачивая и резко поднимая выше. Кристалл скоро захочет есть, но молоко пока еще должно было согреться. Грег каждое утро охлаждал баночки, в которых хранилась еда маленькой «принцессы». Йэн категорически отказывалась называть ребенка так.
Проверив температуру молока, она кивнула, напевая себе под нос колыбельную. Кристалл тянула ее короткие волосы, которые пришлось обрезать. Недавно те начали выпадать слишком стремительно, и Йэн, испугавшись, решила проблему радикальнее.
Неподалеку послушался странный грохот. Картер остановилась, выглядывая в окно. Погода все так же была дождливой, но никого не было видно.
- Подожди минутку, - попросила она дочь, укладывая ее в корзинку, а сама подошла к двери. Открыла ее, сжимая в ладони артефакт, спрятав за собой. - С Вами все в порядке? - Тройэн посмотрела на мужчину, держащегося за голову прямо посреди дороги.
[NIC]Troian Carter[/NIC]
[AVA]http://forumfiles.ru/files/0012/71/b4/96909.png[/AVA]
[SGN]we’ll walk through the darkness
still feels like the first day of my life

https://i.imgur.com/BNX1wcJ.gif
обула Милкович;
[/SGN]

+2

3

Дополнительно: 25 лет, преподаватель Зельеварения в Ильверморни;
Внешний вид: Деловой костюм, волосы немного встрепаны, привычная щетина;
Состояние: Еще более встревожен и хмур, растерян;
С собой: Волшебная палочка, несколько зелий;


Узкие улицы Лондона остались далеко позади, вместе с совершенно незнакомыми девушками. Генри постарался, сделал все возможное, чтобы доставить их в безопасное место. Таковым пока считался Дырявый котел, откуда уже хозяин мог распределить гостей, ведь у Дамблдора везде должны были быть свои связи. С трудом верилось, что директор мог чего-то не знать или не иметь где-то свои глаза и уши. Из рассказов Эми, Чейз понял, что Альбус - могущественный волшебник, способный противостоять главному злодею века. Хотелось верить, что всех сил директора хватит, чтобы обезопасить жизнь мирных граждан и своих людей. Но Генри не имел права ни судить, ни лезть в чужие дела, которые его даже не касались, не говоря уже ни о чем другом. Его целью было найти Эми, убедиться, что она в порядке, жива, невредима. Если надо - помочь ей. А еще лучше - забрать с собой, подальше от всего этого, чтобы она не пострадала. Но Генри уже заранее знал, что Картер ему ответит отказом, ведь тут были ее друзья, но самое главное - был Сириус. Эми не стала бы все бросать ради собственной безопасности, не стала бы бежать из страны, когда тут мог погибнуть тот, кого она любила.
Генри остановился посреди улицы, сжимая пальцами переносицу. В идеале, ему вовсе не стоило быть здесь, ведь все было ясно, надеяться было не на что, а тешить себя пустыми иллюзиями он не собирался и не любил. Но здравый смысл дремал, когда дело касалось Эми и ее безопасности. Чейз попросту не мог оставаться в стороне, не мог находиться слишком далеко, нетерпеливо ерзая от волнения и получая новости урывками, непонятно от кого, какие. Важно было убедиться, что она в порядке, хотя бы увидеть ее мельком, но знать, что она в безопасности. Этого даже было бы достаточно. Но Генри накрыл ладонью свою карман пиджака, в котором покоились склянки с зельями. Прихватив самые необходимые, Чейз надеялся, что они не пригодятся. Ведь рассчитаны были на серьезные последствия. К слову, Генри надеялся, что ему не придется ничего вливать в Эми. Каким бы хорошим зельеваром он ни был, большое количество отваров и снадобий пользы еще никому не приносили. Даже если они сварены идеально, даже если нет ни одного изъяна и все готово секунда в секунду. Именно поэтому люди, когда подсаживались на некоторые зелья, становились похожи на пустые оболочки. Подобно любому зависимому человеку, он упивались чем-то конкретным или всем вместе, наполняя свой желудок отравой. В таких случаях даже противоядия уже не помогали.
Выдохнув, Чейз пошел дальше. Он толком не знал, куда идти. Лавка, которую он видел, была не в самом лучшем состоянии, вернее ее вовсе не было. Ответственные люди должны были возместить Картер ущерб, ведь если помещение еще можно снять заново, восстановить магией, то ни личные вещи, ни сваренные зелья невозможно было вернуть ни одним волшебством. Приостановившись на повороте, Генри чуть нахмурил брови, держась ладонью за край. Спина болела, но он до сих пор не знал, каким заклинанием в него запустили. Будучи не специалистом в области чар, он сейчас был немного раздосадован, что в свое время не уделил этому предмету должного внимания. Лишь подтянув под конец, он сумел вывести нужные ему баллы, но необходимые знания не отложились в голове, забитой зельями и рецептами. Генри мог с закрытыми глазами определить любой ингредиент, мог даже на глаз сказать, доварено зелье или нет, но распознать заклинание, попавшее ему в спину - нет. Может быть человек более опытный или знающий понял бы по симптомам, а может успел бы даже отразить вовремя. Только Чейз был занят незнакомками, от которых к счастью избавился. Конечно, как уж преподаватель, он считал своим долгом защищать каждого - ученика или выпускника, но сейчас важнее всех была Эми. Логика подсказывала ему, что стоило поискать Картер в Мунго, ведь если лавка в таком ужасном состоянии, значит девушка могла пострадать серьезно. И если она была не одна, то ее бы отвели в больницу. Если одна - она пошла бы... куда? Решив в первую очередь проверить Мунго, как основное место, Чейз быстренько составил план. Если не задерживаться нигде надолго, то он сумеет шустро обежать все знакомые ему места в Лондоне и за его пределами. Эми все равно не стала бы бежать далеко, значит наверняка находилась где-то поблизости. Об этом шептала интуиция.
Помассировав поясницу, Генри пообещал себе, что если Эми в Мунго, то он позволит себя проверить местным целителям. Нельзя бы сказать, что он предпочитал американские больницы английским, но свое, конечно же, всегда лучше. Но сомневаться в компетентности местных он не собирался. Главное было найти Картер, а кто его будет осматривать - неважно. С этими мыслями Чейз отправился по пока еще хорошо знакомым улочкам, которые не успели забыться за пару месяцев. Они с Эми часто гуляли по маггловскому Лондону, выбирая то одно кафе, то другое. Где-то вкусно кормили, где-то красиво пели, а где-то подавали волшебный кофе на песке, настолько крепкий и изысканный, что его вкус до сих пор ощущался на языке. Но стараясь не думать об этом по вполне понятным причинам, Чейз направился к в сторону Министерства Магии, рядом с которым и располагалось Мунго. Эми не очень жаловала местное правительство хотя бы потому, что там работали знакомые ей не очень хорошие люди. Например, ее однокурсницы. Уже только это надо Чейза напрягало.
Но додумать эту мысль он не успел, неожиданно перестав ощущать землю под ногами. Перед глазами сверкнули ярко-голубым, словно нечто распахнуло пасть, а затем что-то вязкое начало поглощать его. Последней мыслью было, что он не сумеет спасти Картер в смертельной опасности. Портал, а это был скорее всего он, небрежно втянул молодого человека, заставляя того изрядно прокрутиться в пространстве, после чего не менее небрежно выплюнул прямо на землю. Воронка распахнулась повыше, роняя американца на небольшое деревянное сооружение, которое служило то ли стулом, то ли табуретом, на который садились, чтобы работать в земле. Сломав головой элемент мебели и морщась от боли, Генри потянул носом, обнаруживая себя в саду. В саду с травами, которые служили идеальными ингредиентами. Чуть нахмурившись и держась за больную голову, он приподнялся на коленях, отмечая помятые цветки. Будь он хозяином этого царства спасения, то непременно бы рассердился, поэтому выбрался из листвы, оказываясь на дорожке, ведущей прямо к дому и надеясь, что шум никого не потревожил, но дверь распахнулась и на пороге появилась совсем молодая девушка.
- С Вами все в порядке?
Хотелось ответить сразу и честно, даже пожаловаться, но Чейз был не таким. Он выпрямился, осторожно потирая голову и пытаясь разглядеть лицо незнакомки. Она ему кого-то напоминала, но что-то мешало сопоставить лица и понять - кого.
- Кажется да, - ответил молодой человек. Девушка была молодой, почти юной, что видно было по ее лицу, хотя в глазах отражалась усталость взрослого человека. Наверняка, ей пришлось нелегко. Одета она была достаточно просто и легко, хотя Генри ощутил неприятный холод. Почти мороз в воздухе, но только почему? Куда именно его занесло и в какое время? На зиму похоже не было, хотя все зависело и от времени, в котором он оказался. Иногда снег выпадал до пяти метров, а иногда и вовсе не появлялся даже. Но в такую погоду Генри выглядел немного странно - в немного помятом костюме, встрепанными волосами, щетиной. Больше походил на обедневшего интеллигента, которому для полноты картины не хватало фляги с водкой. Почувствовав себя неуютно, Чейз повел плечом. Привыкший к идеальной чистоте во всем, в первую очередь в себе, он даже представить не мог, что окажется в подобном виде перед незнакомой девушкой, которая упорно будет напоминать ему кого-то. Возможно у него просто разыгралось воображение, но если портал перекинул его в прошлое, но это мог быть кто-то знакомый. Из-за спины девушки послышался детский плач. Скорее капризный и требовательный, нежели серьезный. Прозвучал он коротко, но оставил после себя послевкусие чего-то знакомого. Нет, Чейзу не доводилось до этого слышать детские капризы, но сама атмосфера ситуации давила на него. Возможно, он просто перенервничал за Эми и теперь ему все вокруг казалось подозрительным и знакомым. - Не поймите меня неправильно, мисс... миссис? - Не вопрос, а уточнение. Выглядела девушка достойно, значит вполне могла быть замужем, тем более при наличие ребенка. Генри сделал шаг навстречу, замечая заведенную за спину руку. Возможно, перед ним была волшебница. Осторожно склонив голову, он увидел кончик артефакта, чему несказанно обрадовался и поднял ладони вверх, демонстративно распахивая левую сторону пиджака и медленно извлекая из кармана свою палочку. - Я извиняюсь, что потревожил Вас, - продолжил Чейз, не двигаясь, если вдруг незнакомка решит, что он опасен и атакует, - но... какой сейчас год? - обреченно спросил он, чувствуя себя неуютно. На ее месте он бы точно усомнился в правильности заданного вопросы и в адекватности незнакомца, который свалился ей на голову чуть ли не в прямом смысле. - Я не сумасшедший, - сразу предупредил Генри без тени улыбки. Говорил он мягко, но совершенно серьезно. Если перед ним молодая волшебница, то она запросто могла быть импульсивной и резкой, в зависимости от времени в котором жила. - Просто... Мое имя Генри. Генри Чейз, - представился он, понимая, что нельзя разговаривать с человеком, не зная его имени. Его странные глаза скользили по лицу девушки, улавливая в ней бледность и явно нездоровое состояние, но судить молодой человек не брался, ведь опять же, все могло зависеть от того, когда и где она жила. Возможно в это время подобное было нормальным явлением. Но судя по погоде, он по-прежнему находился в Англии, в Америке такого не было, поэтому свое имя он назвал с легкостью, лишь после подумав, что возможно впредь стоило воздерживаться от знакомств. Это эта девушка казалась ему безобидной, а в Лондоне полным полно было неизвестных личностей неясного происхождения. Тревожно оглянувшись назад, он отметил, что портал исчез, а значит нужно было найти его, или аппарировать в Лондон? Может быть он находился в том же месте, но спустя годы? Генри ничего не знал, не понимал и даже боялся думать о том, что он мог застрять тут. При том тут - неизвестно где. Но девушка подала голос, и Чейз резко вскинул на нее шартрезовые глаза, не совсем понимая, слышится ему или нет. Палочка даже выскользнула из пальцев, обжигая лучом ногу и заставляя его резко вдохнуть от боли и поморщиться.

+1

4

Молодой человек выглядел скверно. Уставший, болезненный вид, но тем не менее одет в достаточно странный и, наверное, дорогой костюм. Йэн насторожилась, прекрасно зная, что в этой части города подобные люди не появляются просто так.
- Кажется да.

Она кивнула, крепче сжимая артефакт за спиной. Хотела было уже закрыть дверь, но незнакомец выпрямился, пытаясь отряхнуться. Тройэн посмотрела в сторону теплицы, где послышался тот самый шум. Судя по всему, причиной ему стал парень, пытающийся привести себя в порядок. Ни мантии, ни волшебной палочки, только немного растерянное лицо. Вряд ли он пришел от родителей Грегори ведь тогда бы не стал размениваться на слова.

Картер отлично помнила, как выглядят мистер и миссис Картер старшие. Оба одеты с иголочки, с высоко поднятыми подбородками и гордой осанкой смотрят на тебя, маленькую, недостойную их присутствия рядом. Йэн не считала себя грязной или же испорченной, поэтому в ответ лишь распрямляла плечи и спешила в сторону библиотеки. Видела она их лишь однажды, когда за пределы Хогвартса распространилась новость о слишком безрассудном поведении Грега. Тройэн сама не одобряла его способов привлечь ее внимание, может, именно встреча с чопорной семьей и подвела к согласию быстрее, чем это было необходимо.

Кристалл напомнила о себе плачем, и девушка неловко улыбнулась незнакомцу, тем самым пытаясь его поторопить. Если же он ошибся домом или же не собирался требовать выселения, то она бы с радостью вернулась к своей дочери. Ведь парень куда более вероятнее пришел от отца. Тот узнал о том, что Йэн скрывается в доме прислуги, отправил какого-то своего знакомого проверить эту информацию. И теперь этот человек услышал еще и плач ребенка, чем явно озадачен. Картер сжала основание артефакта сильнее, вспоминая заклинания, которые можно применить в таком случае.

- Не поймите меня неправильно, мисс... миссис?
Она кивнула, поглядывая на тонкое обручальное кольцо на своем пальце. Отцу и правда неизвестно, что она уже вышла замуж и сменила фамилию. Конечно, без огромного праздника, о котором мечтали его коллеги и родственники, но и без особых жалоб. Тесная церковь или шикарно оформленный банкет - не играло роли. Первое вышло по любви и из гордости, второе требовало бы достаточных усилий, чтобы перетерпеть фальшивую праздность.

Молодой человек заметил ее артефакт, щурясь, возможно, понимая, с кем имеет дело. Тут же обнажил свой, и Йэн мгновенно сжала пальцами дверь. Значит, он пришел не от отца. Это одновременно и упрощало, и усложняло жизнь. В заклинаниях Тройэн была не так способна, как в травологии, но все же могла дать отпор. Грегори должен был вернуться лишь к вечеру, поэтому придется справляться своими силами. Она внимательно смотрела на артефакт парня, в любую секунду готовая отразить любое заклинание, направленное в сторону их дома.

- Я извиняюсь, что потревожил Вас, но... какой сейчас год?
Картер медленно подняла глаза на него. Удивленно вскинув бровь, перестала прятать волшебную палочку за спиной, удобно перехватывая ее между пальцами. На вид незнакомец был намного старше, чем он, значит, опытнее. Может, он ударился головой, поэтому сомневается в такой глупости? Или же это какой-то ход, смысл которого Йэн пока не видит.
- Вчера был 1960ый, - ответила она, не думая задавать какой-то встречный вопрос. Либо незнакомцу и правда плохо, а Картер, как врачевательница, обязана ему помочь, либо нужно закрыть дверь и наложить на нее охранные заклинания, ибо помимо самой Йэн в доме находится еще и пятимесячный ребенок.

- Я не сумасшедший.
Так, наверное, говорит каждый, кто пытается оправдать свое странное поведение. Возможно, если бы она не окончила Школу Чародейства и Волшебства, то и не стала бы раздумывать над ответом. Да и, скорее всего, осталась бы с фамилией Хэллетт или же носила уже давным-давно ту, которая устраивала отца. Не стояла бы на пороге дома прислуги, высматривая в незнакомце признаки или горячки, или притворства.
Но Йэн была знакома с такими чудесами, которые объяснить магглу будет достаточно тяжело. Если существовала возможность трансфигурировать вещи или же превращаться в другое создание, то почему, допустим, нельзя было путешествовать во времени? Конечно, здравый смысл боролся за предосторожность, но Тройэн не спешила закрывать дверь перед парнем. Выглядел он правда скверно, а если потеряет сознание на пороге, то это лишь привлечет внимание проходящих мимо людей.

- Тоже поразились историей Рудольфа Фенца? - спросила Картер, разглядывая лицо незнакомца. Если сможет ответить спокойно, без судорог, растянет губы в улыбке, значит, никакого инсульта или же нарушения организма внутри. Она могла бы поделиться успокаивающим зельем, но впускать молодого человека в дом с ребенком Йэн не собиралась. - Говорят, такое невозможно, но у него были найдены часы. Думаете, Маховик времени? - продолжала разговор она, не упуская из внимания поведение парня. Кажется, он бледнел быстрее, чем мог что-либо сообразить в ответ.

- Просто... Мое имя Генри. Генри Чейз.
Картер приподняла брови, кивая в ответ на это признание. Имя должно было что-то сказать? Кроме акцента и незнакомой фамилии Тройэн ничего не уловила.
- Значит, все-таки Вы не родственник Фенца, и мне можно расслабиться? - артефакт в его ладони подрагивал, но скорее из-за слабости. Она заметила разломанный стул, на котором обычно лежала Кристалл, когда Йэн собирала травы. Грег сам его сделал. Точнее, конечно, говорил, что сам сделал, но она знала, что благодарить нужно его коллегу с завода. Нежные пальцы Картера не смогли бы вырезать узоры на ножках, да еще и сделать это таким искусным образом. - Тройэн Картер, - протянула она руку, представляясь и решая больше не терять времени. Как бы иронично это ни звучало.

Генри, кажется, не оценил приветствия, теряя из пальцев артефакт. Она нахмурилась, сомневаясь, что вовсе стоило беспокоиться о нем. Может, конечно, он достаточно сильно ударился головой, именно поэтому моторика теперь нарушилась. Йэн присела на корточки, поднимая волшебную палочку и протягивая ее мистеру Чейзу.

Кристалл снова позвала ее, достаточно нетерпеливо потрясывая погремушкой, которую пыталась погрызть. Любимая игрушка, которую можно и кусать, и есть, и валять по полу, а потом снова есть. Тройэн качнула головой, посмотрев по сторонам.
- Посидите тут, пожалуйста, - попросила она парня, указывая на спиленное дерево несколькими днями ранее. Сначала оно угрожающе качалось на ветру, скрипя каждый раз, когда начинался ливень. Йэн несколько раз просила Грега позвать знакомых, которые могли бы заранее спилить то, что рано или поздно упадет прямо на крышу. Позавчера он сам с этим справился, даже не воспользовавшись артефактом.

Тройэн вернулась домой, закрывая за собой дверь и поднимая упавшую на пол погремушку. Кристалл замолчала, ожидая реакции матери, но та подошла к отведенному под зелья шкафу. Одно снадобье было еще не до конца настоявшееся, второе, кажется, лишь слегка бы придало сил. Картер вздохнула, понимая, что необходимо собрать трав как можно быстрее. Если сегодня снова без работы, и она бесплатно отдаст этот пузырек, то завтра самой придется идти в деревню, чтобы найти тех, кому можно помочь.

Она строго посмотрела на дочь, когда та вновь потребовала к себе внимания.
- Кристалл, мы договаривались, - напомнила Тройэн, подходя к корзинке. - Нужно быть сдержанной и дать маме работать, - повторила она, с улыбкой разглядывая шкодливый взгляд малышки. С напускной строгостью она все же пощекотала ее, не удерживаясь от возможности и перехватывая жестяную кружку воды, вышла к путешественнику во времени.
Конечно, Картер не верила в такую возможность, но уверять кого-то в чем-то не собиралась. Скорее всего молодой человек перепил, заблудился, ударился головой, а теперь пытается прийти в себя. Каким только образом он оказался в ее небольшом огороде?

Она протянула ему склянку с варевом и кружку воды.
- Оно еще не до конца настоялось, поэтому не сразу почувствуете облегчение, - предупредила Тройэн, садясь рядом и дожидаясь, пока американец, судя по всему, не проверит состояние зелье. Она сощурилась, чувствуя в этом какое-то недоверие к себе, но не стала ничего говорить. В конце концов он мог быть засланным Картерами. - А теперь расскажите, кто Вы и что тут делаете. Скоро придет мой муж, поэтому не стоит откладывать это. Грегори вспыльчивый, когда дело касается безопасности, - честно начала Йэн. Всегда считала, что именно правда является залогом успеха. С самого начала разъясняла слизеринцу, какие будут их отношения, никогда не говорила того, что не чувствует.

В доме послышался плач, и Тройэн поджала губы, неловко извиняясь и вставая. Если Грегори узнает, то отчитает ее, но не оставлять же Кристалл в одиночестве и в то же время не впускать же незнакомца домой? Йэн вздохнула, опуская корзинку рядом с собой на распиленное дерево.

- Я смогу Вам помочь только, если Вы расскажете, в чем дело. Если Вы пришли от мистера Картера, то это глупо, ибо разговаривать нужно с Грегори, а не со мной, - продолжила она, поглаживая дочь по животику, чтобы она перестала капризничать. Наверное, ей и самой стоит принять зелье, а то голова снова начала болеть. Слабость растекалась по телу, но девушка стойко слушала мистера Чейза, пытаясь разобраться во всем.

[NIC]Troian Carter[/NIC]
[AVA]http://forumfiles.ru/files/0012/71/b4/96909.png[/AVA]
[SGN]we’ll walk through the darkness
still feels like the first day of my life

https://i.imgur.com/BNX1wcJ.gif
обула Милкович;
[/SGN]

+2

5

- Вчера был 1960ый.
Очевидно, арка все же была порталом, но почему он провалился так далеко в прошлое? Или же открытые проходы во времени работают наугад? Это было максимально опасно, учитывая, что не только взрослые волшебники ходили по городу, но и совсем юные. Если же порталов несколько, значит возможно и школьники в опасности. Возможно даже уже кто-то пострадал, ведь временной разрыв между странами составляет около шести часов и пока Чейз делал один шаг в сторону, он продвинулся немного вперед. Тоже своеобразное путешествие во времени, только в реальных условиях. Возможно сам земной шар, на котором они живут, представляет собой смешение времени, а самолеты, которые летают в воздухе, являются медленными переходами. Ты летишь около десяти часов в одну сторону, но все равно прилетаешь на три или четыре часа раньше.
- Значит, все-таки Вы не родственник Фенца, и мне можно расслабиться?
Удивительно, но история об этом человеке была широко освещена гораздо позже, в 1970-х, при том в Нью-Йорке. Странно, что о ней узнали гораздо раньше и за океаном. Хотя, Генри все же огляделся еще раз, пытаясь понять, где именно он находится. Определенно все еще в Англии, ведь девушка не говорила, как он. Скорее, как Эми. Колкие мурашки протянулись вдоль позвоночника, словно на что-то намекали, но Чейз старался сохранять лицо и не выглядеть совсем потерянным.
- Тройэн Картер.
Пожалуй, на этом моменте Генри стоило потерять сознание, чтобы не думать и не осмысливать. Когда он читал в письмо про порталы, то думал о чем-то незначительном, о чем-то несерьезном. Даже встреча с двумя незнакомками, которые явно выглядели не по моде, не была настолько впечатляющей. Скорее, чем-то мимолетным и естественным. Он и прибыл в Лондон, подозревая, что без этого не обойдется, но вся суть была в том, что Генри находился в своем времени. Не приходилось выглядеть глупо, не узнавая места и время, лица и не понимая, что происходит. Однако портал выбил его из колеи не только слишком далеким толчком, но и человеком перед ним. Откровенно говоря, Чейз даже не задумывался о том, что в этих временных воронках может встретить кого-то из далекого прошлого. Хорошо еще, что он не попал в прошлое в Штатах и не столкнулся с молодым отцом, который так виртуозно ходил налево, что родители теперь даже не смотрят друг на друга. Но ладно - отец. Чейз даже подумать не мог, что встретит маму Эми. А то что это была именно она - он не сомневался. Знакомые черты лица теперь объяснялись родственными связями, такая же манера разговора, улавливались даже одинаковые движения. Удивительно, как выросшая без матери Эми так сильно на нее походила.
Выпавшая из пальцев палочка была поднята и Генри принял ее обратно, сжимая основание артефакта и тихо выдыхая. Нечасто ему приходилось нервничать будучи достаточно уверенным в себе молодым человеком, однако сейчас он ощущал все прелести волнения и покрепче сжал древко, унимая дрожь в пальцах.
- Посидите тут, пожалуйста.
Плач ребенка заставил его невольно вздрогнуть и иначе взглянуть на ситуацию. Мама Эми, 1960-ый год, младенец, прошлое.
Кажется, его любимая девушка совсем недавно появилась на свет. Это было настолько странная мысль, что Чейз даже потер пальцами лоб, принимая ее как данном. Если миссис Картер не верила в перемещение во времени, призывая Фенца как вариант, то что говорить про Генри, для которого точные подсчеты ингредиентов, равное количество секунд были важнее любых фантазий. Но... Генри вытянул ногу перед собой, опираясь ладонь о бревно на котором сидел. Ни Эми, ни тем более он, не знали об истинных причинах смерти ее родителей. Сама девушка упомянула об этом вскользь, пояснив, что ей толком ничего неизвестно и не сильно волнует, поэтому Чейз даже не пытался копаться в этом. Ведь это слишком личное, это проблемы внутри семьи. Но их общего рассказа он уловил, что именно мама была виновата в гибели папы. Об этом туманно и завуалированно говорила и сама Кларисса, однако Генри тогда не придал этому значения, учитывая, что ее сын бросил семью для магглорожденной волшебницы. Глядя на Тройэн, невозможно было сказать - чистокровная она или нет. Держалась девушка великолепно, ее не смущало положение в котором она оказалась, хотя на лице и отпечатались тяжелые времена. Было видно, что она умеет себя вести, значит и родилась не в глухой деревне. Конечно Генри мог и поспешить с выводами, но его зоркий взгляд цеплял нужные моменты, запоминая их и анализируя. Пальцы перестали дрожать, молодой человек выдохнул и чуть распустил галстук, облизывая губы.
Девушка вернулась с водой и склянкой зелья, на что Генри едва не улыбнулся. Может быть Эми считала, что обязана знанием и любви к зельям бабушке, но это было у нее в крови. Определенно.
- Оно еще не до конца настоялось, поэтому не сразу почувствуете облегчение.
От привычек сложно отказаться, особенно профессиональных. И Чейз не был бы собой, если бы не проверил снадобье. Аккуратно сжав сосуд, он поднял его на свет. Одного взгляда было достаточно, чтобы понять, что Тройэн с ним честна. И что самое удивительное, девушка сразу заявила об этом, честно, не стала лукавить. Он встречал много зельеваров, которые пытались скрыть свое неумение и не профессионализм, маскируя его отговорками.
- А теперь расскажите, кто Вы и что тут делаете. Скоро придет мой муж, поэтому не стоит откладывать это. Грегори вспыльчивый, когда дело касается безопасности.
- Это зелье необходимо варить на девять с половиной секунд дольше, - неожиданно произнес Чейз, ловя привычную волну, словно находился рядом с Эми, а не с ее матерью. - Видите? Оно недостаточно глубокого цвета, должно быть еще глубже, - пояснил он, поднимая склянку на свет и показывая своей собеседнице. - А чтобы оно было сильным и эффективным, то необходимо сразу же погасить огонь, не дожидаясь пока снадобье остынет разлить по склянкам и спрятал в темное и прохладное место ровно на семнадцать часов. Минута в минуту стоит перенести его в помещение с комнатной температурой и можно пользоваться, - Генри чуть поболтал зельем и поднял свой артефакт, зажигая огонек на самом кончике и водя им по дну на глазах у миссис Картер. Зелье неуловимо, но все же изменило цвет, а девять с половиной секунд укрепили его эффект. Приняв кружку с водой, Чейз чуть взболтнул и жидкость, капая туда ровно семь капель и залпом выпивая. Облегчение наступило не сразу, но быстрее, чем могло бы, поэтому молодой человек благодарно улыбнулся, отставляя посуду в сторону. - Я... - начал он, но ребенок снова заплакал и молодой человек осекся, наблюдая за переменами в лице Тройэн. Девушка ушла в дом и вернулась уже с корзинкой, в которой лежала маленькая девочка. Губы Генри дрогнули при виде малышки и он зачарованно разглядывал ее, не скрывая волнения.
- Я смогу Вам помочь только, если Вы расскажете, в чем дело. Если Вы пришли от мистера Картера, то это глупо, ибо разговаривать нужно с Грегори, а не со мной.
С трудом оторвав взгляд от девочки, Чейз поднял глаза на ее мать и закусил губу. Нужно было как-то расположить к себе девушку, дать ей понять, что он пришел с добрыми намерениями, пришел из будущего для нее. Но как рассказывать об этом, не упоминая, что ее уже нет в живых и что ее дочь выросла без матери, не питая к ней любви при этом? Мелькнула мысль о сложностях временных узлов. Вдруг порталы открылись не в первых раз и он уже бывал здесь и именно его рассказ и подносил девушку окончательно, а его слова стали ударом? Всматриваясь в лицо Картер, Генри думал о том, что девушка слишком бледная. Даже если она аристократка или вдруг ощущает недомогание из-за недавних родов, то чрезмерная бледность была не самым лучшим показателем. Чейз оперся локтем в колено, чуть наклоняясь вперед и всматриваясь в лицо Тройэн.
- Вы принимаете что-то? - серьезно уточнил он, разглядывая ее глаза и явно смущая таким вниманием. - Прошу прощения, но у Вас очень нездоровый вид, миссис... Картер, - осторожно произнес молодой человек, задумчиво потирая щетину на подбородке. - У Вас проблемы с волосами, если я правильно понимаю, бледность, глаза затянуты легкой дымкой недомогания... - Генри нахмурил брови, лихорадочно перебирая в голове варианты. Это могло быть все что угодно. Начиная от элементарного гриппа с осложнениями, включая более серьезные болезни вроде рака и заканчивая каким-нибудь отравлением. - Я зельевар, - объяснил молодой человек, - работаю преподавателем в Ильверморни. Это Школа магии в Америке, - Генри вздохнул, потирая щеку. Его взгляд коснулся одеяла девочки, которое вылезало из краев корзинки и касалось земли. Сделав глубокий вдох, молодой человек подавил в себе желание поправить его и вернуть на место, но взгляд от малышки не отвел. - Так получилось, что мне ночью друг из Лондона написал письмо, сообщил, что открылись порталы, - Чейз не был уверен, что девушке стоит знать об этом. Но умалчивать о происходящем тоже нелепо, тем более нужно попытаться логично объяснить свое появлением здесь. - Я бросил все дела и отправился в Англию потому, что там находится девушка, которая мне небезразлична, - Генри мягко улыбнулся малышке, делая еще один глубокий вдох и протянув руку, все же поправил одеяло, выравнивая его. Теперь оно смотрелось идеально. - Какая красивая, - произнес он с оттенком нежности в голосе, касаясь подушечками животика малышки под пристальным взглядом ее матери, но почти сразу аккуратно убрал руку и скрестил их на животе, опираясь им на них. - Я могу рассказать Вам все, миссис Картер, но не уверен, что Вам это нужно, - добавил молодой человек, снова разглядывая девочку и с легкой улыбкой видя ее шкодливый взгляд. Знакомый шкодливый взгляд. Ему было немного не по себе от осознания происходящего, было странно ощущать себя рядом с совсем крошечной Эми, ее живой матерью, которая была явно нездорова. Склянки в карманах нащупывались легко, но Генри еще толком не разобрался, что не так с девушкой. Давай ей что-то просто так было рискованно, но чем-то помочь очень хотелось. Но сперва нужно было расположить ее к себе, дать понять, что он на их стороне, на стороне ее маленькой дочери, которая еще не знает ничего. Бросив взгляд в сторону, Чейз поймал себя на мысли, что ни разу не задумался о том, как ему вернуться обратно. Но уже понимал, что сперва должен что-то сделать здесь, ведь он не просто так попал именно в это время. Возвращаясь мыслями назад, молодой человек попытался вспомнить, что послужило толчком сюда, в это время, к этой девушки. Но мысли не слушались, сбивались от легкого волнения, путались от слишком чрезмерной задумчивости. Мелькнула мысль - если вдруг он способен помочь, то он должен помочь. Разве это плохо? Разве не в этом смысл открытых порталов? Если он узнает причину ее гибели в будущем, то возможно сумеет предотвратить? Конечно, это многое изменит, но его Эми останется прежней. Возможно... Генри отвел взгляд, подавляя ревность внутри себя. Возможно, воспитанная магглорожденной матерью, она будет иначе смотреть на жизнь, возможно аспекты ее жизни в целом изменятся и ей не будет нравиться бесстрашный гриффиндорец, не способный усидеть на месте... Эгоистичные мысли не редко касались его сознания, а эта неприятная ревность смущала внутри, но Генри стойко боролся, принимая удары судьбы и держась, веря и надеясь. Но спасти маму любимой девушки - это благородное дело. Она не казалась злом, не была мегерой. Раненный цветок, отравленный жизнью, который плавно и незаметно увядал, словно не умею впитывать солнечный свет, не умею питаться водой и воздухом. Хотелось протянуть руки, накрыть цветок и вылечить, вдохнуть в него жизнь, ведь Чейз был уверен, что миссис Картер куда более яркая и красивая, чем сейчас. И если убрать бледность и усталость, она была бы прекрасна. А малышка жила бы с матерью.
Отбросив спутанные мысли в сторону, он провел ладонью по своим волосам, слегка растрепав их и затем поправляя. Нужно было мыслить здраво. Не отвлекаться на глупости и постараться разобраться во всем самостоятельно, ведь здесь и сейчас ему никто не поможет.

+3

6

- Это зелье необходимо варить на девять с половиной секунд дольше. Видите? Оно недостаточно глубокого цвета, должно быть еще глубже.
Йэн проследила взглядом за манипуляциями незнакомца. Травология была ее стезей. Зельеварение занимало больше времени и утонченности, для которой банально не было лишних минут. Будучи магглорожденной волшебницей с желтым галстуком поверх черной мантии, Тройэн большую часть времени проводила или в теплице, или в кабинете Алхимии. Так уж и получилось, что данные дисциплины пересекаются с Зельеварением. Что, конечно, дало свое преимущество сейчас. Картер могла не просто диагностировать проблему недомогания, но и предложить настойку из целебных трав. С зельями было тяжелее, но она старалась строго следовать рецептам, которые описывались в справочниках. Правда те были старого образца, да и не могли похвастаться содержанием.

- А чтобы оно было сильным и эффективным, то необходимо сразу же погасить огонь, не дожидаясь пока снадобье остынет разлить по склянкам и спрятал в темное и прохладное место ровно на семнадцать часов. Минута в минуту стоит перенести его в помещение с комнатной температурой и можно пользоваться.
Девушка не углублялась в особенности, но и не отрицала своего слабого уровня. Приходилось справляться тем, что есть. Слагхорн продолжал трепетать о своих любимых студентах, когда как те, кто, по его мнению, не представлял ценности, сидели в конце кабинета. Тройэн отвлекалась на более важную для нее работу. Старалась балансировать между дисциплинами, но большее удовлетворение находила в Алхимии. Занятия на последних курсах здорово ей помогли. Благодаря созданному амулету удалось скрыть живот. Конечно, директор быстро прознал об этом, но несколько разговоров убедили профессора помочь им. Грегори был убедительным в своих чувствах и намерениях, а Тройэн лишь надеялась, что это не принесет еще больших неприятностей.

Хотя, если говорить о неприятностях, то это даже будоражило. Как, например, визит незнакомца, явно запутавшегося или же, наоборот, мыслящего яснее, чем она сама. Картер уже давно должна была закрыться у себя в доме и сделать вид, что ее не интересует ничего, что мужчина мог предложить. Этого бы ждал Грег, но Йэн оставалась верна себе. Муж уходил на работу, а она старалась не отставать от него, следя за дочерью и хозяйством. По вечерам смотреть на то, как он устало разминает плечи, было так же больно, как и несколько месяцев назад. Если бы девушка не знала всех подробностей, то уже давно отравила себя сожалением и стыдливостью. Они пожирали куда сильнее, чем что-либо смертельное. Видеть боль, которую любимому человеку приходится терпеть из-за тебя, кажется, похлеще любой пытки.

- Спасибо за советы, - поблагодарила Картер, покачивая корзинку за ручку и наблюдая за тем, как дочь постепенно засыпает. Она бы призналась, что никогда не считала себя зельеваром, но это походило бы на оправдание. Если мистер Чейз пришел от родителей Грегори, то подобное не украсит ее. Да и в принципе оправдываться было не за что, учитывая, что рано или поздно им придется переехать отсюда. По крайней мере Тройэн надеялась на это.

- Вы принимаете что-то?
Она удивленно посмотрела на незнакомца, замечая странный цвет его глаз. Возможно, показалось, но явно не походило на что-то знакомое. Девушка заправила прядь волос за ухо, отводя взгляд.

Принимала ли она что-то…
Тяжело было сказать, потому что Картер в последнее время выпила немало зелий. Большинство, конечно, таковыми назвать тяжело. Она лишь настаивала травы, надеясь, что это придаст бодрости или же, наоборот, спокойствия. Иногда приходилось смешивать отвары или вовсе добавлять в чай из-за неприятного вкуса. Зелья Йэн варила, но не решалась экспериментировать на собственном здоровье, учитывая, что до сих пор кормит Кристалл молоком. Рассказывать такие подробности проходящему мимо человеку она, конечно, не собиралась, поэтому не стала ничего отвечать.

- Прошу прощения, но у Вас очень нездоровый вид, миссис... Картер. У Вас проблемы с волосами, если я правильно понимаю, бледность, глаза затянуты легкой дымкой недомогания...
Тройэн машинально провела ладонью по волосам, приглаживая их и опуская взгляд на дочь. Странно, что мистер Чейз так скоро заметил какие-либо признаки недомогания, учитывая, что Грегори до сих пор и слова не сказал про бледный цвет лица или же выпадающие волосы.

- Это не дымка, они просто меняют свой цвет, - ответила девушка, смотря на незнакомца. - Такое случается в течение дня. Чем прозрачнее они становятся, тем тяжелее сконцентрироваться на чем-то одном. Помогает сабельник, - добавила Йэн. Первое время она просто поддерживала тонус организма. Однажды не смогла подняться, когда Кристалл проплакала больше часа в другой комнате. Не хотелось вспоминать тот момент, но и рассказать было больше некому. Грег обязательно бы забеспокоился, а у них не было возможности подвергнуться переживаниям. Тройэн должна была быть сильной для дочери и для мужа, стать его опорой и сделать так, чтобы его выбор никогда не превратился для него в тягость. Лишнее беспокойство за ее здоровье вряд ли принесло бы спокойствие им по вечерам.

- Я зельевар, работаю преподавателем в Ильверморни. Это Школа магии в Америке.
Картер с интересом посмотрела на молодого человека. Иностранец, преподаватель и зельевар. Она не знала ни одного человека, кто жил бы за границей Шотландии. Бирмингем пусть и развивался, но незнакомцев здесь было мало. В Хогвартсе, конечно, дети были из разных уголков Англии, но в основном то были наследники влиятельных семей. Тройэн могла познакомиться с французами или же итальянцами, - ведь именно эти языки она учила в школе для девочек, - но не успела. Может, поэтому мистер Чейз теперь стал казаться еще более нереальным, чем ранее.

- Сейчас же учебный год, как Вы могли оставить студентов одних? - удивилась Йэн, вспоминая, что Слагхорн не покидал замка. Конечно, это могло быть из-за его возраста или же из-за отсутствия нужды, но профессора всегда можно было застать на месте. Вопросов к нему поступало много, ведь зельеварение на тот момент было достаточно востребованным предметом. Вряд ли это изменилось сейчас.

- Так получилось, что мне ночью друг из Лондона написал письмо, сообщил, что открылись порталы. Я бросил все дела и отправился в Англию потому, что там находится девушка, которая мне небезразлична.
Картер сузила глаза еще при упоминании порталов, но действительно напряглась, когда молодой человек потянулся к корзинке. Следя за его движениями, она сжала основание артефакта, не спеша действовать. Что-то было в нем. Что-то, что, кажется, заставляло не делать необдуманных поступков. Может, это последствие ее болезни, которая определенно имела место быть. Тройэн просто потеряла бдительность и теперь была вынуждена общаться с незнакомцем, якобы приехавшим из Америки.

- Какая красивая.
Она медленно кивнула, разглядывая дочь.
- Кристалл, - зачем-то представив ее перед иностранцем, Йэн заправила одеяльце под ребенка. - О каких порталах Вы говорите, мистер Чейз? - все же задала вопрос, отвлекая внимание от дочери. Не хотелось, чтобы кто-то не просто сглазил ее, но еще и нанес порчу. Даже если выглядел молодой человек презентабельно, немного странно и отрешенно, но тем не менее рисковать ничьим здоровьем миссис Картер не хотела.

- Я могу рассказать Вам все, миссис Картер, но не уверен, что Вам это нужно.
Она чуть улыбнулась, с прищуром оглядывая округу. Несколько человек ходили туда-сюда, изображая занятость, но на самом деле лишь следили за тем, что происходит перед домиком прислуги. Тройэн знала, что это знакомые матери, которым было приказано не спускать глаз с нее. В какой-то степени это грело и давало уверенность в себе, но в то же время и ограничивало.

- Мистер Чейз, не думаю, что мне что-либо нужно от Вас, - ответила Йэн, поворачиваясь к Генри. - Ведь я Вас не держу разговором и спокойно могу вернуться в дом. Только Вы почему-то продолжаете сидеть на этом пне и рассказывать мне небылицы, - она сразу переходила к делу, зная цену времени. Пусть мама и следила за ней, но вряд ли могла бы чем-то помочь, если бы Кристалл продолжала одна плакать в другой комнате, когда Тройэн оставалась на стуле в кухне. - Может, это Вам что-то нужно от меня? - уточнила девушка, наконец решая не оттягивать неизбежное. Нельзя было задерживаться на улице так долго. Помимо хмурой погоды и собственного здоровья, нужно было обратить внимание еще и на Кристалл, которая могла замерзнуть и заболеть. - Почему Вы пришли сюда? Лондон в десятках миль отсюда, и вряд ли человек, который Вам не безразличен, затерялся у меня в доме, - заметила Йэн, вставая и подбирая корзинку.

Американец выглядел смущенно, возможно, неуверенно. Но что она могла сделать? Скоро нужно было принимать следующую настойку, а до возвращения Грегори - приготовить ужин. Ему не хотелось работать до конца года, но на заводе потребовали его присутствия. Тройэн не вмешивалась, но знала, что скорее всего муж лукавит. Вряд ли кто-либо сегодня и вовсе кто-то пришел на рабочее место. Скорее всего Грег решил вновь обзавестись деньгами, чтобы встретить новый год в достатке. Глупая привычка жить в роскоши губила его. Гордость не позволяла смириться с окружающей ситуацией, а Йэн не могла рушить эту иллюзию для него. И так достаточно уже сделала, сама того не желая. Чем дольше она жила в этом доме, тем больше уверялась в подобных мыслях. Может, именно поэтому постепенно закрывалась и справлялась с муками совести в одиночестве.

- Если Вам необходимо время, чтобы прийти в себя, могу предложить чай… Или, как истинный американец, Вы предпочитаете кофе? - сказала девушка, останавливаясь у двери и смотря на иностранца. - Хотя, думаю, это Кристалл Вас очаровала, поэтому Вы не спешите уходить, - пошутила Тройэн, приглашая Генри в дом.

Жили они скромно и не располагали богатствами. Кухня и столовая были объединены. Из нее можно было попасть в общую комнату, в которой родители и маленькая дочь спали. Дальше была ванная комната. Вторая дверь вела на задний двор, где Йэн устроила небольшой палисадник для выращивания трав. В углу кухни стояла каменная печь, благодаря которой они грелись. Можно было бы сказать, что грела их любовь друг к другу, но Тройэн не романтизировала напрасно. Подкинув несколько дров в печь, она оставила корзинку с дочерью на стуле рядом.

- Не думайте, что я доверяю каждому второму, но Вы и правда выглядите так, словно верите в то, что порталы помогают перемещаться во времени, - объяснила Картер, ставя кружку перед гостем и перебирая пальцами баночки чуть дальше. Она не любила типичный английский чай, предпочитая заваривать все самостоятельно. Йэн собирала травы, создавая сочетания вкусов и необходимых целебных свойств. Нельзя было пить чабрец вместе с калиной лишь потому, что хотелось быть и спокойным, и возбужденным одновременно. Нужно комбинировать травы таким образом, чтобы эффект от чая был максимально полезным. - Это простой мятный чай, - заметив реакцию Генри, добавила Тройэн, предлагая молодому человеку рассмотреть сушеные травы в баночке.

- К тому же Вы действительно правы, что я чувствую себя в последнее время нехорошо. Так что остается лишь надеяться, что Вы просто наблюдательный, а не тот, кто меня отравил или сглазил, - пошутила Йэн, стараясь разрядить обстановку и заваривая себе сабельник. Одновременно с этим она пыталась объяснить американцу и причину своего поведения. Ведь это действительно странно, что молодая мать приглашает в дом явно запутавшегося в себе человека. - Извините, иногда я говорю и только потом понимаю, как выглядит шутка со стороны, - извинилась девушка, присаживаясь рядом с дочерью и не упуская ее из виду.

- Так что Вам могло понадобиться в Бирмингеме, мистер Чейз? Может, я могу помочь Вам вернуться обратно через... портал?
[NIC]Troian Carter[/NIC]
[AVA]http://forumfiles.ru/files/0012/71/b4/96909.png[/AVA]
[SGN]we’ll walk through the darkness
still feels like the first day of my life

https://i.imgur.com/BNX1wcJ.gif
обула Милкович;
[/SGN]

+3

7

Миссис Картер была совершенно не похожа на свою дочь. Более недоверчивая, осторожная, спокойная. Эми зачастую спешила, сперва что-то делала, а потом уже думала, что заставляло Генри переживать и нервничать. И вроде бы они оба владели магией, но не всегда заклинания могли уберечь. Иной раз угроза могла появиться из неоткуда, а Эми бывала слишком беспечной. Не один и не два, и даже не десять раз Генри говорил ей, что надо быть более осмотрительной, что не стоило пороть горячку. Слова Тройэн же звучали логично, правильно, уместно. Она прекрасно знала, что владеет магией, что в состоянии защитить себя и дочь, но при этом не спешила раскрываться перед незнакомым человеком. Генри, конечно же, не считал себя плохим и опасным, но если сравнивать две ситуации, то Эми быстрее и проще пошла на контакт с ним в первый раз, уже потом заигрывая и не подпуская к себе довольно долго.
- Почему Вы пришли сюда? Лондон в десятках миль отсюда, и вряд ли человек, который Вам не безразличен, затерялся у меня в доме.
Чейз чуть вздрогнул от этих слов, боясь выдать себя. Конечно же он не имел права рассказывать этой молодой девушке о страшной правде, которую знал. Разве мог он, глядя на это красивое лицо, такое еще совсем юное, сообщить ей, что ее дочь будет расти без матери? Вряд ли миссис Картер была готова услышать именно это, поэтому Генри искал в себе более светлую информацию, которая могла бы порадовать девушку. Но мысли путались, а желание сделать приятно перекрывалось тревогой за состояние Картер. Тройэн выглядел совсем нездорово, хотя и старалась держаться ровно и стойко. Но, будучи уже опытным зельеваром, который многое повидал и перечитал, Генри отчетливо видел следы какого-то зелья, которое было принято девушкой. Возможно она сама его выпила, возможно ее заставили, но уверенность в этом крепла с каждым мгновением. Но, судя по всему, Тройэн не могла сварить это снадобье самостоятельно. Разве что очень сильно ошиблась в пропорциях и составе зелья. То, что это было оно, Чейз уже не сомневался. Внимание его привлекли подушечки пальцев девушки, которые показались ему чуть сморщенными. Со стороны это можно было принять за долгий контакт с водой, но если в самом начале она могла выйти к нему после стирки или мытья посуды, то сейчас кожа уже должна была разгладиться. Закусив губу, Чейз потер пальцами висок, вспоминая все известные ему симптомы отравлений. На ум не приходило ничего путного, возможно стоило присмотреться поближе и получше, послушать, спросить, задать нужные вопросы. Но вот отвечать самому было непросто. Поэтому он лишь смущенно улыбнулся, не понимая, как лучше сформулировать собственные мысли.
- Если Вам необходимо время, чтобы прийти в себя, могу предложить чай… Или, как истинный американец, Вы предпочитаете кофе? Хотя, думаю, это Кристалл Вас очаровала, поэтому Вы не спешите уходить, - Генри посмотрел вслед Тройэн и поднялся на ноги, благодарным кивком принимая приглашение.
- Я бы не отказался от кофе, спасибо, - отозвался он, осторожно переступая порог дома. Если бы миссис Картер только знала, как сильно очаровала его Кристалл, то.. что бы она сделала? Стала бы пускать в дом и задавать больше вопросов или наоборот прогнала бы американца, который покусился на ее английское чадо? Генри был не силен в отношениях родителей и детей, так как достойного примера у него не было. Его отец был занят своими увлечениями, а мать - слишком помешана на своей репутации. Они, конечно же, любили сына, но воспитывали его по отдельности, не подавая общего примера, не разговаривая все втроем. В какой-то момент этого не хватало маленькому мальчику, но постепенно любимое дело еще в Школе отвлекло его от семейных проблем. - Я и сам не верил в порталы, пока не попал в один из них, - негромко отозвался Чейз, проходя на кухню и присаживаясь на свободный стул. Тяжело было объяснять то, о чем Генри мало что знал. Он мог часами, даже сутками рассуждать о зельях, о травах, о возможных методах применения и комбинирования, но в иные сферы не лез без полной информации. Конечно же он не ограничивался знанием только своего предмета, но на детальное и углубленное изучение чего-то стороннего уходило слишком много времени, поэтому зачастую достаточно было просто что-то почитать и послушать.
- Это простой мятный чай, - заверила его девушка, перехватив взгляд. Генри даже и не заметил, как рефлекторно всмотрелся в то, что она перебирала и держала в руках. Любой запах трав заставлял его мгновенно собраться, чтобы распознать их. Попытка Йэн отшутиться заставила молодого человека чуть вздрогнуть. Ему вовсе не хотелось становиться тем, кто был виновен в ее смерти, даже случайно. Ведь так или иначе, настанет момент, когда Эми примет правду о матери, когда она узнает все не от Клариссы. Генри мало что знал потому, что не знала и сама Картер, поэтому довольствовался лишь крупицами информации, но глядя на Йэн понимал, что они оба не знают ровным счетом ничего. Девушка не казалась ему злом или чем-то ужасным, но магглорожденных очень многие воспринимали неправильно. Генри же был иного мнения. Ему было неважно, какое происхождение у простого человека или волшебника, поэтому часто удивляло, как некоторые категорично отзывались о статусе крови. - Так что Вам могло понадобиться в Бирмингеме, мистер Чейз? Может, я могу помочь Вам вернуться обратно через... портал?
Чейз бы и сам был рад выяснить, что ему было нужно в Бирмингеме сейчас, когда в его времени творилось непонятно что. Но в голове по-прежнему царил своеобразный хаос, сквозь пелену которого Генри пытался прорваться. Как он мог попасть так далеко от дома и времени, когда думал только об Эми?
Картер в смертельной опасности.
Чейз замер, поднеся кружку к губам. Ведь он подумал именно так. Не назвал ее имени в голове, назвал фамилию. С тревогой внутри, ощущая вполне естественное волнение, он подумал о Картер, которая была в смертельной опасности. И, возможно, портал воспринял это как координаты? Возможно его Картер была в безопасности, как и ее бабушка с дедушкой, но вот мать... Генри сглотнул, опуская руку с кофе и внимательно посмотрел на девушку.
В смертельной опасности. Отравление. Бледность. Все теперь вставало на свои места, все было логичным и обоснованным. Теперь он понимал, почему она так плохо выглядела и мгновенно все простые яды были отброшены в сторону. Кто-то приготовил что-то жуткое для бедной девочки, которая не так давно окончила Хогвартс и родила малышку. Кто-то, кто возможно сильно ее ненавидел. Но разве можно было так люто не любить такую прекрасную волшебницу? Генри нахмурился, всматриваясь в лицо Тройэн.
- Картер в смертельной опасности, - повторил он собственные мысли вслух, вскидывая глаза на девушку. - Это была моя последняя мысль, когда я упал в портал, - Чейз провел пальцами сквозь волосы, слегка встрепав их и хмуро глядя на миссис Картер. - Моя Картер в порядке, в моем времени ей ничего не грозит, но вот Вам... - Американец сделал большой глоток кофе и, видя непонимающий взгляд девушки, кивнул на малышку с теплой улыбкой. - Вот моя Картер. Кристалл Эми Картер. Удивительная девушка. Строптивая, воспитанная, но дерзкая. Прекрасный зельевар, - Чейз вздохнул, потирая шею и глядя куда-то в сторону. - Но Вы, миссис Картер, очевидно в смертельной опасности потому, что в будущем Вас нет. Вы умираете. И если мои подозрения верны, то умрете очень скоро, - Генри уже смотрел прямо ей в глаза, понимая, что его слова звучат дико. Ни о каких порталах никто не думал в это время, а узнать про себя такое - слишком больно. Слишком страшно. Но у Чейза не было выбора, ведь иначе Тройэн не восприняла бы его всерьез. - Не бойтесь меня, я на Вашей стороне. И я пытаюсь понять, кто и чем Вас отравил, чтобы знать - чем помочь, - молодой человек отставил кружку, подавшись вперед и опираясь локтями в колени, посмотрел прямо в глаза девушке, - поверьте, я понимаю, как это все выглядит. Я бы сам себе не верил, но раз я попал сюда, то я хочу попытаться Вам помочь, - Генри сунул руку в карман, извлекая оттуда склянки с зельями и ставя их перед Йэн. Следом легла и палочка. - Я не знаю, где находится портал, который вернет меня обратно и даже не представляю, сколько у меня времени, но я готов остаться здесь с Вами и помочь потому, что я вижу, что Вы - хороший человек. Вы не такая, какой Вас описывает Кларисса, - произнес Генри уже совершенно серьезно без тени улыбки. Ему хватило пары встреч с миссис Картер, чтобы понять, слова Эми о матери - не собственные выводы, а заученные реплики бабушки, которая вкладывала в голову внучки ту информацию, которая была выгодна именно ей. Могла ли она причинить вред Тройэн? Генри никогда не клеветал на людей, никогда не очернял их, но Кларисса Картер была тем человеком, который мог сварить яд или купить очень дорогой втайне, а затем опоить бедную девушку. Сомнения терзали молодого человека, но их он озвучивать не спешил, зная, что это лишь встревожит девушку. Но видя недоверие и опасение в ее взгляде, он запустил пальцы во внутренний карман пиджака, где всегда хранил самое ценное. Несмотря на летний разговор, несмотря на все то, что было, он до потери пульса любил Эми. Засыпал и просыпался с мыслями о ней. Поэтому не было ничего удивительного, что на стол легла прошлогодняя колдография, где Картер смеется, пытаясь избавиться от мыльных пузырей, которые полезли из котла. А все потому, что она прослушала его совет и добавила не тот ингредиент. - Это Эми, - Генри придвинул колдографию ближе, чтобы Тройэн могла рассмотреть ее получше. Увидеть сходство, которое было, которое сразу бросалось в глаза. Чем дольше Чейз смотрел на девушку, тем больше это понимал. Просто в первое мгновение он испугался неизвестности, не понимал где находится и кто перед ним. Но сейчас все становилось более ясным и логичным. Малышка из корзинки смотрела на него лукаво, словно зная, кто он и кем будет. Генри был готов даже предоставить свои воспоминания, чтобы миссис Картер убедилась в правоте его слов. В конце концов, они оба были волшебниками и она должна была понимать, что возможно было все. Он не знал, как еще доказать ей правдивость своих слов, не имея более твердых доказательств, но надеялся, что девушка не испугается и подумает в нужном направлении. Он готов был остаться здесь и дождаться ее мужа, объяснить ему всю ситуацию, попытаться помочь им обоим. Генри раскинул края пиджака, расстегивая верхние пуговицы сорочки и вздыхая. Он обвел взглядом аккуратную кухню, отмечая чистоту и порядок, несмотря на то, что девушка по факту одна со всем справлялась. Сразу становилось понятно в кого Эми хозяйственная, хотя росла она с Клариссой, которая вряд ли сама хоть раз что-то готовила. Кроме зелий. Генри снова нахмурился, обдумывая эту мысль, но по-прежнему не озвучивая ее. Возможно Тройэн сама подведет к этому или подкинет больше доказательств ему? Поведя плечами, Чейз постарался их расслабить, но под взглядом девушки сделать это было непросто.

+2

8

- Картер в смертельной опасности. Это была моя последняя мысль, когда я упал в портал.
Рука замерла в воздухе, так и не дав возможности сделать новый глоток чая. Девушка не смотрела на путешественника во времени, замечая лишь дымку, поднимающуюся от кружки. Она хорошо выделялась на фоне древесной стены, выложенной из брусьев, как говорил Грег, дуба. Йэн очень сомневалась в этом, но не спорила. Даже невнимательный глаз заметил, что они живут не в доме из дубового сруба. Скорее - стволы лиственницы стали преградой между внешним миром и их тихой, тайной жизнью. Тройэн знала, что многие дома уже давно строились с помощью известняка, глины или даже кирпича, но была не в том положении, чтобы просить что-то другое. Стоило поблагодарить мать за эти стены, которые не подвергались ни грибку, ни плесени. К тому же хорошо прогревались холодными ночами.

- Моя Картер в порядке, в моем времени ей ничего не грозит, но вот Вам...
Йэн все же посмотрела на молодого человека, ставя кружку на блюдечко. Привычки аристократки не собирались сдаваться перед бедностью, а ровная спина не беспокоила болями между лопатками. Девушка задумчиво разглядывала мистера Чейза. Тяжело было отделить две новости, которые достаточно тесно сплелись, чтобы миссис Картер успела отреагировать на каждую.

У Грегори не было ни братьев, ни сестер, поэтому… «Моя Картер». Йэн не смотрела в сторону дочери, желая услышать продолжения истории гостя. В конце концов, может, родители мужа решили попытать счастья с еще одним ребенком. Но это было не так уж и важно, куда слова о состоянии самой Тройэн. Она даже сложила руки на столе, тем самым показывая, что внимательно слушает рассказ, каким бы странным тот ни был.

- Вот моя Картер. Кристалл Эми Картер. Удивительная девушка. Строптивая, воспитанная, но дерзкая. Прекрасный зельевар.
Йэн перевела взгляд на дочь, а потом вновь посмотрела на Генри. Выглядело это, конечно, мягко говоря, странно. Описание Кристалл впечатляло, возможно, слегка напрягало, но девушка не показала ни своего смущения, ни смятения. Дочь должна быть удивительной, строптивой, воспитанной, прекрасной. Дерзкой… Там уже как ляжет история. То же самое касается и ее професии. Но упоминание зельеварения в некоторой степени заставило Тройэн проникнуться симпатией к истории из будущего. Приятно было, что девочка не выбрала легкий путь, оставаясь дома и прислуживая мужу. Хотя, может, у них с Грегом не получилось обеспечить ее жизнь таким образом, чтобы у нее был выбор?

- Я бы удивилась Вашим словам и не поверила в них, потому что, честно, звучит это крайне странно, - призналась Йэн, разглядывая американца. - «Моя Картер»… - повторив его слова, продолжила она, - я Вам дала благословение, чтобы Вы таким образом называли мою дочь? - с легкой улыбкой уточнила девушка, шутливо отодвигая корзинку подальше, чтобы незнакомец не украл ее. - О втором имени дочери знают только Грегори и моя мать, значит, Вы пришли не от Картеров… Возможно, даже не болеете горячкой и говорите правду, - подытожила себя Тройэн, объясняя, почему готова слушать дальше.

Действительно, они с Грегом не распространялись об имени дочери. «Кристалл» пришло на ум, когда они увидели малышку впервые. Йэн плохо чувствовала себя в тот вечер, но отчетливо запомнила огромные темные глаза, контрастирующие с бледным лицом. Любой малыш, которого за это время она успела принять у рожениц, показывался родителям или красным, или немного посиневшим. А Кристалл оставалась бледной, без румянца или привычной для новорожденных сыпей. Лишь капризничала, когда вокруг было слишком темно или слишком светло. Золотая середина - это дневной свет и небольшой тюль на окнах. Тогда девочка позволяла и трогать себя, и даже смеяться глупым фокусам отца.

«Эми» - это дань матери Грегори, так как ее второе имя было таким же. Он, будучи полностью отвергнутым семьей, все же оставался сыном своей матери. Возможно, хотел таким образом задобрить родителей. Правда, кажется, не получилось, потому что те не то, что не узнали об имени, но и даже слушать ничего не стали. Хотя Кристалл наверняка смогла бы поразить своим поведением даже самую железную леди. Только мать Тройэн попросила, чтобы второе имя записывалось на французский манер, согласно традиции ее семьи.

- Но Вы, миссис Картер, очевидно в смертельной опасности потому, что в будущем Вас нет. Вы умираете. И если мои подозрения верны, то умрете очень скоро.
Йэн повела плечом, все же не отказывая себе в глотке чая. Настойка трав отлично успокаивала подступающую тревогу, возможно, панику. Внешне девушка не выдавала своего состояния, оставаясь такой, какой была лишь мгновение назад. Тройэн и сама видела, что с ней что-то происходит, но списывала на упадок сил или же на недостаток сна. Всякое могло произойти на волне стресса, в котором они с Грегори пребывали вот уже целый год. Она провела ладонью по волосам, вздыхая и мягко улыбаясь, посмотрела на молодого человека.

- Я, конечно, не рассчитывала умирать так скоро, но если судьба распорядилась таким образом, значит, одними порталами тут не поможешь, - спокойно сказала Йэн, словно ей только что не объявили приговор. Даже огляделась вокруг, пытаясь представить, как скоро и при каких обстоятельствах умрет. На ум ничего не приходило годного, кроме, пожалуй, достаточно типичных для нее вещей. Чувство вины или сожаление, разрыв с Грегори, предательство близких. - Получается, по Вашим словам, умру я в ближайшее время, но тогда кто воспитает из нее строптивую и дерзкую девушку? - скрывая за юмором и напускным спокойствием, зарождающийся страх, уточнила Тройэн. «Очень скоро»… - Вы не знаете точной даты моей смерти? - вновь спросила она, собирая картинку по кусочкам в единое полотно. Что-то явно не сходилось, что-то не оставляло в покое. Девушка провела пальцами по краю кружки, стирая испарину и растирая влагу между подушечками.

- Не бойтесь меня, я на Вашей стороне. И я пытаюсь понять, кто и чем Вас отравил, чтобы знать - чем помочь, поверьте, я понимаю, как это все выглядит. Я бы сам себе не верил, но раз я попал сюда, то я хочу попытаться Вам помочь.
Картер качнула головой, тяжело вздыхая и сужая глаза, посмотрела на дочь. Ее смущало несколько вещей, которые, конечно, не отрицали очевидного, но явно ставили под сомнение происходящее. Либо в будущем произойдет что-то, что объяснит поведение молодого человека, либо он достаточно хорошо играет свою роль.

- Я не понимаю трех вещей, мистер Чейз, - сказала Картер, поднимая на него глаза.
- Я не знаю, где находится портал, который вернет меня обратно и даже не представляю, сколько у меня времени, но я готов остаться здесь с Вами и помочь потому, что я вижу, что Вы - хороший человек. Вы не такая, какой Вас описывает Кларисса.
Девушка на мгновение замерла, потирая подушечками пальцев гладкую поверхность стола и натыкаясь на небольшой скол. Тройэн не любила портить мебель, поэтому всегда пользовалась разделочной доской. Однажды Грегори нарезал хлеб, в то же время рассказывая об очередной мечте, к которой они обязательно придут. Нож соскочил в тот момент, когда муж стал рассуждать о возможности переезда в дорогую, но благоприятную для жизни Швецию.

- Мне стало немного понятнее, но тем не менее, - продолжила Йэн, спустя некоторое время. - Во-первых, Вы не знаете точную дату моей смерти. Значит, моя дочь не поделилась ею с Вами. Из этого следует лишь два вывода: либо Вы не так уж близки, как Вам хотелось бы, либо она и сама не знает ее, - задумчиво посмотрев на Генри, Тройэн качнула головой, пробуя свои мысли «на вкус». Насколько, они разумны, насколько, она все еще в своем уме, чтобы предположить подобное? - Судя по тому, что меня, как Вы говорите, описывает Кларисса… Грегори помирился со своей семьей, и Кристалл знакома с бабушкой, - миссис Картер, не стала акцентировать внимание на то, как фамильярно мистер Чейз упоминает мать мужа. Обычно эта женщина не терпела невоспитанности подобного образа, может, это касалось только Тройэн. - Значит, она и правда не знает, когда и от чего умерла я. Грег вряд ли допустил бы подобное… Хотя, тут, конечно, не мне судить, - рассуждая, Йэн заметила, как Генри вытащил что-то из своего кармана.
Достаточно взрослая девушка смотрела на нее, смеясь и пытаясь увернуться от пузырей, летящих из котла. Тройэн посмотрела на дочь, переводя взгляд на колдографию, словно сверяя ее с реальностью.

- Это Эми.
Она прикрыла глаза, делая глубокий вдох. Значит, дочь и правда оказалась в доме Картеров. Грегори допустил это или же сам вернулся к семье. Именно поэтому никому неизвестно ни о дате, ни о причине смерти Тройэн; Кларисса диктует свою историю, стирая лишние детали и добавляя свои, собственные, идеальные для чистокровного магического сообщества.

- Получается, меня просто нет в ее жизни, - достаточно четко подытожила Йэн за гостя, разглядывая выросшую дочь. Все так же бледна, хотя, кажется, теперь это не придавало лицу нынешней красоты. Малышкой Кристалл оставалась словно маленьким ангелом, который остро реагировал на происходящее вокруг, а на колдографии смеялась уже взрослая девушка. - Они даже имя ей выбрали другое, - заметила Тройэн, поворачиваясь к дочери и проводя ладонью по ее сонной головке. Причмокнув губами, девочка повернула голову в другую сторону, утыкаясь носиком в край корзинки. Девушка замолчала на некоторое время, не обращая внимание ни на остывший чай, ни на проходящее впустую время.

- В школе, - вдруг сказала Йэн, не смотря на Генри и поглаживая большим пальцем по щеке дочери, - когда мы были на шестом курсе, Грегори пытался меня представить своим родителям. Но они не приехали, прислав письмо, что не собираются потакать всем его детским капризам, - поделилась девушка, смаргивая пелену, подступающую к глазам. - Не знаю, как много Вам известно обо мне, или что миссис Картер успела рассказать Кристалл, но я сама из дворянского рода. Представляете? Мне, наследнице Уильяма Хэллетта I… - Тройэн улыбнулась, вспоминая, что перед ней американец. - Он был героем войны против Наполеона - французского захватчика, так же выступал против королевской монархии. А Уильям Хэллетт II состоял в свите советников королевы Виктории, - пояснила девушка, - и они мои предки, те, кто в любом обществе, считаются значимыми и важными людьми. Но из-за того, что я - магглорожденная волшебница, то в Хогвартсе мне пришлось играть роль грязнокровки, недостойной общения или же взгляда служанки, - Тройэн повернулась к Генри, не убирая руки с одеяльца дочери. - До Хогвартса я воспитывалась в Школе Короля Эдварда, а на Хаффлпаффе оказалась той, на кого смотреть было противно большинству детей в Большом зале, - она зачем-то остановилась, пожимая плечами и допивая холодный чай. Настойка помогала расслабиться, но нужно было дождаться ее действия. - Я ни в коем случае не жалуюсь, ведь это совсем неважно. Я счастлива с Грегори. Но… Но я не могу позволить, чтобы миссис Картер уничтожила меня в глазах дочери. Она ведь именно это и сделала, верно? - Йэн посмотрела на американца. - Эми… Она не Эми, мистер Чейз. Ее зовут Кристалл. И я умерла раньше времени, не сумев объясниться или же показать своей дочери, своему чуду, что она достойна любви, что она… Что она не должна считать поведение Картеров приемлемым, - девушка поднялась на ноги, приоткрывая окно, чтобы впустить свежий воздух в дом. На глаза вновь попалась колдография, на которой взрослая дочь так счастливо улыбалась. Может, без нее ей было лучше? Подушечка пальцев коснулись ее лица, но та Кристалл, конечно же, этого никогда не почувствует. Каково было жить без матери, каково носить не свое имя?

Тройэн посмотрела на две склянки перед собой, которые Генри выставил. Могла ли она быть в смертельной опасности уже сейчас? Нельзя было допустить повторение история лишь для того, чтобы ее дочь лишилась матери. Йэн не для того проходила через столько трудностей, чтобы оставить ребенка в руках этой женщины.

- А Грегори? - почему-то слишком тихо спросила девушка, поднимая глаза на американца. - С ним все в порядке? Вы его видели? - лихорадочно пытаясь предположить мотивацию поступков мужа, Тройэн поджала губы, зарываясь пальцами в волосы. Либо он просто сдался, отказался от того, что было между ними, ради счастья дочери, либо… Он ведь не мог предать. Как бы сильно Йэн не испортила ему жизнь собой, он не мог.

Она всегда считала себя виноватой за ту ситуацию, в которой оба они оказались. Некогда Хэллетт отлично понимала, что отношения следует закончить. Они разрушали не только их мечты, но и губили их самих. Призрачные мечты, будто бы с любовью можно пережить все, пока работали, но она не знала, насколько их хватит. Грегори, возможно, сегодня или завтра бросит все, не в силах больше терпеть эту скупую жизнь. Он не привык быть тем, кто живет от зарплаты до зарплаты, она не привыкла быть той, кто является причиной недовольства. Один год, может, два, но рано или поздно Грег поймет, что это неудовлетворение начнет разрушать его самого. И тогда… И тогда куда логичнее и правильнее для него будет обвинить во всем Йэн. Она с замиранием сердца ждала этого момента, зная, что когда-нибудь это случится, потому что заслужила. Виновата в том, что оказалась магглорожденной волшебницей, пусть и в такой знатной семье. Но даже отец отказался от нее за этот изъян, когда как волшебный мир никогда не примет ее за статус в маггловском мире. Постоянно находиться на середине - судьба Тройэн.

- Мы можем проверить, отравлена ли я, - предложила девушка, стирая тыльной стороной ладони влагу со лба. - Если яд уже подействовал, то заклинание это выявит, и мы будем знать, что искать проблему стоит именно в этом, - Йэн не сомневалась в словах Генри. Она понимала, что ему неизвестно большая часть истории, потому что в семью Картеров его еще не до конца приняли. Возможно, о правде никто никогда и не узнает. Но Тройэн не собирается упускать свой шанс. Если для того, чтобы противостоять Клариссе в очередной раз требуется выжить, то она сделает все в своих силах. - Пожалуйста, помогите мне, мистер Чейз, и я расскажу своей дочери об американце, которого она когда-то обязательно встретит, - предложила Йэн, мягко улыбаясь и стараясь не показывать своего волнения.
[NIC]Troian Carter[/NIC]
[AVA]http://forumfiles.ru/files/0012/71/b4/96909.png[/AVA]
[SGN]we’ll walk through the darkness
still feels like the first day of my life

https://i.imgur.com/BNX1wcJ.gif
обула Милкович;
[/SGN]

+2

9

- Я, конечно, не рассчитывала умирать так скоро, но если судьба распорядилась таким образом, значит, одними порталами тут не поможешь.
Возможно в чем-то Йэн была права. Хотя Генри никогда не верил во все эти бредни вроде предсказаний и судьбы, но что-то так или иначе заставляло его останавливаться и задумываться. Некоторые события в его жизни ясно давали понять, что не одно зельеварение важно в этом мире, хотя именно оно являлось для молодого человека самой точной наукой, на которую можно было положиться. Идеально сваренное зелье способно было практически на все. Возможно, кто-то считал, что стоять часами, а то и сутками над котлом - дело неблагодарное и пустое, - но этот человек просто понятия не имел, что именно можно сварить и сделать. Профессор Зельеварения в Ильверморни не раз повторял, что не стоит слушать тех, кто насмехается над предметом, кто не понимает всего, не ценит, не вникает в суть. Поэтому Йэн может и была по-своему права, но Генри точно знал, что любой яд можно остановить, любое противоядие можно сварить. Главное - знать что варить.
Слушая миссис Картер, Чейз понимал, насколько мать и дочь одновременно и похожи, и нет. Несмотря на разное воспитание, на то что они даже не были знакомы, на то что Тройэн была магглорожденной волшебницей и воспитывалась магглами, а Эми - в чистокровной семье, несмотря на все это, обе были волевыми и сильными. Нельзя было сказать, что одна уступала другой, была в чем-то лучше или хуже. Может быть миссис Картер не так хорошо разбиралась в зельях, как ее дочь, но уже в столь юном возрасте она была мудрой и рассудительной.
- Эми… Она не Эми, мистер Чейз. Ее зовут Кристалл. И я умерла раньше времени, не сумев объясниться или же показать своей дочери, своему чуду, что она достойна любви, что она… Что она не должна считать поведение Картеров приемлемым.
- Я согласен, ее зовут Кристалл, но имя - Эми, - ей очень идет, - мягко произнес американец с легкой теплой улыбкой на губах. Будь у них больше времени, вернее будь он уверен, что времени хватит, он бы непременно рассказал миссис Картер все об Эми. Об удивительной и невероятной девушке, которая попросту похитила его сердце навеки вечные. - Но я уверен, что Ваше присутствие в ее жизни сделало бы ее еще лучше, - Генри прекрасно знал, как воспитывалась девушка, в каких строгих условиях она росла. Эми рассказывала, как носила книги на голове, она выравнивала спину и как заучивала всю важную для чистокровных информацию, чтобы не попасть впросак. Все эти уроки этикета и прочее были, несомненно, важны, но Генри по своему опыту знал, что даже уже их поколение не нуждается во всех мелочах и нюансах. Достаточно было выучить что-то одно, но не запоминать тонны книг про какие-то древние фамилии, не зубрить историю с основания мира.
- А Грегори? С ним все в порядке? Вы его видели?
Генри мимолетно поджал губы. Слишком много плохих новостей для одного дня. Но ведь он сам принял решение признаться ей во всем, рассказать, как есть и попытаться помочь. Как умер отец Эми - Генри не знал. Она не рассказывала - не знала или не хотела говорить. Но он видел, как она любила бабушку и дедушку, которые воспитали ее, вырастили, дали ей все. И казалось - неважно, какая тайна сокрыта в этой семье, неважно какая драма происходила в момент рождения наследницы.
- Насколько мне известно, он тоже мертв, миссис Картер, - Чейз глубоко вздохнул, проводя большим пальцем по краю чашки. Ему было неловко быть дурным гонцом, но выбора у него уже не было. Возможно именно это все и поможет им обоим принять решение и помочь спасти всю семью. - Мистер и миссис Картер растили Эми с малых лет. Научили ее говорить, ходить, быть леди. Но они учили ее быть чистокровной, не упоминая Вас. Она рассказывала, что до шестнадцати лет считала магглов и магглорожденных... отребьем, - Генри виновато посмотрел на девушку, прекрасно понимая, как больно должны были звучать эти слова. - Но потом в ее жизни появились люди, которые помогли ей взглянуть на мир иначе, - американец сцепил пальцы в замок, держа их перед собой на коленях и не зная, как правильно поступить. Он в самом деле мог рассказать все, что знал, но на это ушло бы много времени, которого у них не было. Неизвестно что за яд буйствовал в организме Тройэн, поэтому нужно было спешить, принимать решение и действовать. - Ни Эми, ни тем более я не знаем когда, как и почему вы оба погибли. Эта тема не поднимается в семье Картер, а Эми называет родителями бабушку и дедушку, - Генри поднял голову, исподлобья глядя на девушку. - Кларисса очень ценит чистокровных и она мечтает выдать внучку замуж как и полагается, только Эми иного мнения. У нее свой бизнес в двадцать один год, она держит лавку, торгует ими, набирает клиентов, - все же поделился Генри едва улыбаясь и принимая предложение миссис Картер проверить наличие яда заклинанием. - Это можно, - кивнул он, сжимая пальцами артефакт. Прикрыв глаза, он постарался очистить свой разум, дабы не забивать его ничем лишним и поднялся на ноги, вставая напротив девушки. - Расслабьтесь, - попросил он, проводя артефакт вдоль ее тела. Магия засветилась, отражая результат. Светлые тона стали темнеть местами, словно пятна на чистом белье и Генри чуть нахмурился. - Яд уже постепенно начал действовать, давая о себе знать помутнением рассудка и головокружением, - американец спрятал артефакт и оперся ладонями в стол. - Это определенно яд. Очень сильный. Убивает не сразу, значит список можно сократить. Мне надо знать, кто Вас мог отравить - возможно это даст нам больше ясности, - Генри аккуратно повесил пиджак на стул, закатывая рукава и задумчиво смотря перед собой. На стол все еще стояли склянки, которые он раннее достал из кармана. Придирчиво осмотрев каждую, Чейз притянул к себе стакан с водой и мягко покрутив один флакон, ловким движением пальца снял пробочку, капая содержимое в воду. Отсчитав десять маленьких капель, он поднял стакан повыше, рассматривая жидкость на свету. Та стала окрашиваться в мутно-багровый, постепенно становясь густой и весьма невкусной на вид. Помедлив, молодой человек добавил каплю из другого флакона, делая содержимое более приятным глазу. - Выпейте пока это, посмотрим на результат. Хуже не будет, - Генри даже не посмотрел на девушку, пододвинув ей стакан и расчищая стол для себя. Времени было мало и это ощущалось физически. С момента его появления на пороге и до сих пор прошло около получаса, хотя казалось, что все три, а то и десять часов. Но стрелки передвигались капризно медленно, словно понимали, насколько важно его присутствие здесь. Чейз жестом распахнул все шкафчики и притянул к себе маленький котел, пустую склянку и некоторые ингредиенты, которые нашлись в доме. Однако, этого было недостаточно, чтобы сварить полноценное зелье. - Вспоминайте, миссис Картер. Кто к Вам приходил в гости? Я думаю, яд внутри Вас не первый день и не первую неделю. Какой сейчас день и месяц? Вспомните всех незнакомых или сомнительных людей, которые переступали порог Вашего дома за последнее время - за последний месяц, - Генри опустил глаза на малышку, которая с любопытством смотрела на него и улыбнулся, касаясь пальцами ее щеки. Было очень непривычно и необычно видеть перед собой любимую девушку в пеленках, которая даже разговаривать не умела. Не то что сейчас, в его времени. Его Эми палец в рот не клади. Зато он видел теперь ее такой, какой не видел никто. - Выпили? - Чейз снова обратил внимание на миссис Картер, которая вспоминала и рассказывала о гостях, отставив стакан в сторону. - Верю, что невкусно, - кивнул он и забрал ее лицо в ладони, пристально разглядывая ее глаза. Обычно он не позволял себе вольностей и не прикасался к чужим женщинам, особенно замужним, но тут был случай-исключение. Возможно его Картер сейчас заломила бы бровь, напоминая ему их первую встречу и тот спонтанный поцелуй, но Генри ей обычно отвечал, что она и не была чужой женщиной, это было видно. Иначе он бы не стал прикасаться к ней настолько вольно. Наверное. Тем временем глаза Тройэн немного прояснились, дышать ей стало определенно легче, но яд внутри вряд ли так легко отступил. Генри не сомневался, что это временно облегчение, однако путь был выбран верно. - Отлично, я вижу хороший результат. Но мне понадобится больше ингредиентов, - Чейз вернулся на стул и стал рассматривать собственное зелье на свет, вспоминая его состав. - Помимо того, что находится в нем, мне нужно будет еще кое-что... - потерев пальцами щеку, он прищурил глаза и легонько постучал флаконом по столу. - Три иглы дикобраза, одна веточка валерианы и листья сушенной крапивы, - Чейз капнул зелье себе на палец и поднес к губам, аккуратно пробуя. Горькое и даже мерзкое на вкус, оно тем не менее уничтожало мелкие яды внутри организма. Зачастую его брали те, кто боялся быть отравленным и периодически пил по стакану, чтобы обезопасить себя. Однако в большом количестве это снадобье могло убить так, что лучше бы разорвал дикий зверь. Зелье было идеальным, сваренное по секундам, но в этот раз стоило добавить еще и больше аконита. С некоторыми ядами нужно было бороться их же методами. Впрочем, и такое количество тоже отлично подходило. - Мы можем поискать все это здесь, но я не уверен, сколько у нас времени. Я могу сварить зелье быстро, что, конечно же, подпортит его качество, но оно поможет. Или же есть другой вариант, который Вам может не понравиться, - американец поднял глаза на девушку. - Найти портал, пойти со мной в мое время, достать там в короткие сроки все необходимо, исцелиться и вернуться домой живой и здоровой, - Генри понимал, насколько дико это звучит, но также он осознавал, что каждая секунда на счету. Невозможно было успеть сделать все за оставшееся время. Внутренние часы нещадно подгоняли молодого человека, не давая ему возможности сосредоточиться, хотя именно это он и должен был сделать, чтобы все проанализировать. - У Вас будет шанс познакомиться с дочерью, а у меня - спасти Вас, - добавил он, понимая, что второй вариант - самый идеальный в этом плане. Если он верно понял, что где-то должен быть портал, который настраивался на определенное время, иначе как в Министерстве собирались закрывать их? Поэтому он не сомневался, что сумеет вернуть Троэйн домой. В худшем случае история повторится, просто так у Эми будет мама в их времени, но немного младше нее.

+1

10

Пожалуй, слова о том, что Грега уже нет в живых, расстроили Йэн сильнее, чем известия о ее скорой смерти. Как так получалось - непонятно, но девушка задумчиво нахмурилась, пытаясь не просто поверить, но хотя бы принять. Конечно, учитывая присутствие гостя из будущего, все можно изменить, но каким образом?

Картер подняла глаза на американца, который делился подробностями из своего времени. Дочь так и не узнала своих родителей, воспитываясь у тех, от кого Грегори и Тройэн гордо сбежали. Получается, все было напрасно. Она посмотрела на Кристалл, покачивая корзинку. С нежностью, как может делать только любящая мать. Взгляд был устремлен на теплое одеяльце, а в голове гудел шум, не дававший ясно мыслить. Множество вопросов, которые не найдут своих ответов, но тем не менее должны быть разрешены. Не для спокойствия Йэн, так хотя бы ради Эми… Девушка качнула головой, не соглашаясь и мысленно извиняясь перед дочерью за такое обращение.

- Она рассказывала, что до шестнадцати лет считала магглов и магглорожденных... отребьем.
Тройэн усмехнулась, кивая в подтверждение своим мыслям. Они вместе с мужем были виноваты в этом. Сами сбежали, развлекаясь и радуясь мнимой свободе, когда как не подумали о будущем. Картеры старались не строить планов, ибо находились в достаточно шатком положении. Йэн изо дня в день ждала, когда Грег откажется от всего, что у них было, а он, в свою очередь, продолжал наблюдать за тем, как постепенно чахла жена. Ни один из них не обратил внимание на дочь, которая еще не могла напомнить о себе. Один лишь плачь, заканчивающийся объятиями и укачиваниями, но может именно это и было неправильно? Нельзя закрывать глаза на недовольство ребенка: одновременно кормить и не думать о том, что на завтра молока может не хватить. Надеялись на случай, но помощь, стараясь справиться собственными силами, но в этой гонке упустили самое главное - себя.

Йэн отрешенно смотрела за тем, что делает Генри. Кажется, он говорил, что Кристалл счастлива. Стоило успокоить себя этим, ведь ничего более и не должно было волновать. Но перед глазами то и дело возникали образы из мнимого будущего. Тут девочка обнимает Клариссу, а там - избегает общения с магглорожденными волшебниками. Какой факультет она окончила? Тройэн, не обращая внимание на свечение вокруг себя, посмотрела на Кристалл. Хотелось, чтобы это был или Хаффлпафф, или же Рейвенкло. Но, кажется, победило воспитание названных родителей.

Сердце предательски сжималось, стоило лишь подумать о том, что они проиграли. Грегори, жертвующий своим счастьем, стирал ладони в мозоли ради того, чтобы и жена, и дочь могли ни в чем не нуждаться. В большей степени, конечно, хотел доказать что-то самому себе. Тройэн не была против, стараясь оставаться на его стороне в любом вопросе. Лишь качала головой, когда видела глупость некоторых решений мужа. И теперь получается… Может, когда-то стоило высказаться и таки не молчать? И она, и он мертвы, а дочь, единственное чудо, достойное прекрасной жизни, оказалось заточено в особняке отвратительных родственников.

- Это определенно яд. Очень сильный. Убивает не сразу, значит список можно сократить. Мне надо знать, кто Вас мог отравить - возможно это даст нам больше ясности.
Йэн приняла лекарство из рук мужчины, задумчиво хмуря брови. Самочувствие стало ухудшаться постепенно. Сначала зрение, потом слабость, может, кашель. Нельзя было отследить последовательность, да и, если честно, у нее не было на то времени. Выпила зелье и пошла работать. У нее не было права болеть. Об этом Тройэн не задумывалась и не собиралась думать. Встать, расправить плечи сквозь боль и сделать то, что люди от нее ожидают. Заработать деньги, купить для дочери теплое одеяло, в которое можно укутать ее. Дом не отапливался: плесень и сквозняки могли быть куда более опасны, чем ее недомогание. Но все оказалось не так просто.

Кашлянув после неприятной жидкости на языке - слишком густой и терпкой, - Йэн втянула воздух носом. Ни одно зелье не работало мгновенно, скорее во всем было виновато самовнушение. Вот и сейчас она почувствовала облегчение, хотя объективно знала, что такое невозможно.
- Три иглы дикобраза, одна веточка валерианы и листья сушенной крапивы.
Картер открыла глаза, потирая ладонью лоб. Тело бросило в жар - верный признак работы противоядия. Возможно, все не так плохо, насколько она уже успела нафантазировать.

- Валериана у меня есть, крапиву не засушила еще, но можем воспользоваться заклинанием, - растеряно ответила Йэн, щурясь от неприятного ощущения в горле. Хотелось запить приторное зелье, но это было бы глупым решением даже для рядового волшебника, что уж говорить о травнице. - Извините, я забыла, что использование магии к ингредиентам может только помешать, - рассеянно вставила девушка, озираясь по сторонам. Слабость в ногах все еще зудела, напоминания о себе болью в пятках, но Картер заставила себя подняться с места. Взгляд на часы заставил лишь вздохнуть - Грегори скоро вернется.

- Мы можем поискать все это здесь, но я не уверен, сколько у нас времени. Я могу сварить зелье быстро, что, конечно же, подпортит его качество, но оно поможет. Или же есть другой вариант, который Вам может не понравиться.
Она перевела взгляд на американца, готовясь привычно качнуть головой. Кристалл мирно спала, очевидно пригревшись в корзинке у печи, но все же попыталась перевернуться на бок.
- Найти портал, пойти со мной в мое время, достать там в короткие сроки все необходимо, исцелиться и вернуться домой живой и здоровой.
Дочь недовольно буркнула что-то, открывая глаза и не наблюдая перед собой озабоченное лицо матери. Возможно, это разозлило ее или заставило почувствовать себя брошенной, но следом послышался обиженный всхлип. Тройэн не сдвинулась с места, продолжая смотреть на Генри. Его идея показалась ей не просто неправильной, а скорее - абсурдной. Помимо того, что он предлагает отправиться в будущее, так еще и обещает исцеление. Ко всему прочему - возвращение домой целой и невредимой.

- Может, я именно таким образом и умерла? - спросила девушка, все же касаясь ладонью дочери, чтобы та постаралась держать себя в руках и не превращаться в ребенка Клариссы так скоро. - Шагнула в портал за незнакомцем и не вернулась, - объяснила свои предположения Тройэн, замечая разочарование в глазах Генри. Но она говорила справедливые вещи - никто не знал, как работают порталы и где их искать. Если она отправится в одну сторону, то сможет ли вернуться? Заметит ли ее отсутствие Грегори? С кем оставить Кристалл, которая и так достаточно капризно себя вела?

- Валериана у меня есть, крапиву не засушила еще, но можем воспользоваться заклинанием, - решительно повторила Йэн, не желая даже раздумывать над данным предложением. Магия могла многое, но переход во времени может сказаться на ней таким образом, который исправить уж точно не получится. Тройэн не может рисковать собой, потому что есть еще Грегори. Он должен был знать правду, должен был подготовиться к тому, что их малышку заберут и будут воспитывать в том доме, из которого он так отважно бежал. Заламывал руки в знак свободы, а сам, наверное, не представлял, как тяжело оставаться самостоятельным без поддержки родителей.

Девушка вздохнула, прикрывая глаза и переводя дыхание. Валериана уже лежала на столе, когда Кристалл вновь заплакала, недовольно двигаясь на спине. Йэн поджала губы, вынимая ее из корзинки и прижимая к себе, попыталась достать до верхней полки. Крапива обычно хранилась там, но как раз несколько дней назад закончилась. Да и иглы дикобраза…

- У Вас будет шанс познакомиться с дочерью, а у меня - спасти Вас.
Она кивнула в ответ на эти слова, не зная, что еще может сказать. Зачем ей знакомиться с дочерью, если та Эми - не ее Кристалл? Если она жила с Клариссой, то от этой малышки не осталось ничего, что Тройэн могла бы узнать с первого взгляда. Генри, возможно, не понимал, но она видела. Видела, сколько боли причинила своему ребенку, умерев раньше срока. Возможно, Грегори ушел рано по той же причине.

Девушка остановилась, покачивая дочь из стороны в сторону и мягко похлопывая ее по спинке. Кристалл немного успокоилась, протягивая руку к незнакомцу и что-то говоря на своем, детском языке. Йэн качнула головой, извлекая из шкафа пакет, и аккуратно одной рукой упаковывая в него валериану.
Скорее всего она совершает ошибку. Соглашается на что-то, что в конечном счете приведет к страданиям и разочарованиям, но… Но если это поможет выжить, то, наверное, стоит попытаться. Не ради себя, а ради Грегори и Кристалл. Терять их обоих Тройэн не хотела. Они должны были переехать из этого дома, приобрести собственное гнездышко, вырастить добрую и любящую дочь. Слизерин или Гриффиндор - какая разница? Главное то, в какой атмосфере девочка будет развиваться. Крепче сжав Кристалл, Йэн попросила Генри упаковать валериану, а сама скрылась во второй комнате.

Дочь уже оказалась на небольшой кровати, которая оставалась заправленной еще с утра. За окном уже начало смеркаться, что лишь приближало появление Грегори на пороге. Это заставляло Картер действовать быстрее. Словно собиралась совершить что-то непростительное и до жути стыдное. Постараться не попасться на глаза мужу, убегая в сомнениях и шагая в неизвестность ради мнимого «нас». Он бы не понял и не отпустил ее, называя подобные слова ересью. Что, конечно, звучало бы глупо от волшебника, но если Грег узнавал новое слово, то продолжал его использовать в каждом удобном случае.

Дабы не отказаться от собственного решения, она постаралась улыбнуться дочери, чтобы та перестала недовольно пыхтеть. Переодеваться Кристалл никогда не любила, но нужно было утеплить ребенка перед тем, как отправляться в путь. Хлопая ящиками, Тройэн быстро переодевала ее, не реагируя на недовольство. Взмахом артефакта она завесила шторы, оставляя комнату в полной темноте и забирая свечу с комода вместе с собой.

- У меня нет игл дикобраза, а у Вас нет времени, - пояснила Картер, укладывая дочь в корзинку и дотягиваясь до одеяла. Кажется, у нее и правда прибавилось сил. Возможно, подействовало зелье, возможно, наконец твердо принятое решение помогало двигаться быстрее. - И я соглашаюсь на это лишь для того, чтобы бороться. Не сидеть, сложа руки здесь, а действовать и бороться за дочь и ее будущее, - трудно было объяснить незнакомцу, почему это являлось приоритетом. Но уступать ее Клариссе Тройэн не собиралась. Грегори принял собственное решение сбежать, но это не дает права старой ведьме отбирать у нее дочь. Даже если Йэн умерла, именно ее мать должна была забрать к себе внучку. - Грег будет не рад, - заключила она, одним движением накидывая на себя пальто и в то же время подхватывая корзинку свободной рукой. - Нам нужно поспешить, пока он не вернулся, - добавила Тройэн, выходя первой и ожидая, пока Генри заберет валериану с собой.

Она оставалась верна себе. Боролась за счастье, старалась отстаивать свои взгляды на жизнь, не прогибалась под условиями чистокровных волшебников и не смотрела свысока на магглорожденных из бедных семей. Таких, к слову, в Хогвартсе и не было, ибо обучение стоило достаточно дорого. И сейчас, идя по улочкам Бирмингема, Йэн куталась в кашемировое пальто. Носила она его второй год, не чураясь своей дешевой обуви. Вместе смотрелось все безвкусно, но ничего не оставалось. Пальто по крайней мере грело, а обувь оставалась и удобной, и теплой. Поэтому, идя по улочкам Бирмингема, Тройэн не опускала глаза, а прямо смотрела на каждого, кто встречался им на пути. А знакомых на этой дороге оказалось немало, ведь она шла к собственному дому. Туда, откуда уехала в одиннадцать лет и, если честно, больше не возвращалась. Дом перестал быть домом, когда отец, рассвирепевший от злости, отказался звать ее своей дочерью.

Генри шел рядом, не задавая вопросов, но, кажется, не особо понимая, куда именно они так спешили. Тройэн была бы рада рассказать, но не любила делиться подробностями своей жизни с незнакомцами. Лишь приободрила его натянутой улыбкой, что, кажется, не сработало, но они уже подошли к высоким воротам. Дом Хэллеттов можно было заметить издалека, но по мере приближения его размеры не переставали удивлять. Многие интересовались, какой процент комнат используется хозяевами, но даже Тройэн затруднилась бы ответить на этот вопрос. Знала лишь, что в левом крыле было теплее, чем в правом.

- Здравствуй, - Колин кашлянул, потирая ладони друг о друга и пытаясь согреться. Йэн улыбнулась кучеру, здороваясь и перекидываясь парой слов. Они не виделись больше года. Она не возвращалась домой после выпуска из Хогвартса, а лето 1959 было последним, когда ее нога ступала по этому гравию. - Мастер дома, - добавил мужчина, оглядывая Генри.

- Я не к нему, позови маму, - попросила Тройэн, не приказывая, как оно могло показаться, а прося об одолжении. Воспитание, конечно, играло свою роль, поэтому девушка извинилась перед американцем за свое поведение и предупредила, что следующие несколько минут ему лучше ничего не говорить. - Кристалл останется у моей матери, пока мы с тобой отправимся на поиски портала. Я же говорила, что являюсь своего рода знатью, поэтому приходится держать марку. Пусть меня и не считают полноправным членом семьи, - объяснила Йэн, заворачивая за статую какой-то женщины с кувшином. - Если со мной что-то случится, то дочь останется в моей семье, а не у Картеров, - уверено добавила девушка, стараясь обдумать все возможные исходы ее «путешествия».

- Тройэн? - мама шептала, кутаясь в теплое пальто и останавливаясь у статуи. Йэн выдохнула, поворачиваясь к женщине и стараясь выглядеть беззаботной.
- Прости, что пришла сюда, но у меня нет времени, - она поцеловала Морин в щеку. Та сразу заметила незнакомца и корзинку, после чего достаточно резко изменилась в выражении лица. Беспокойство переросло в недовольство, но Тройэн знала, что это недовольство ситуацией, а не поступком дочери. - Мне нужно уйти. Буквально на пару часов, - пояснила она, передавая корзинку матери, - Грегори не должен ничего знать, но если он попросит о встрече, успокой его. Скажи, что все хорошо, и я в порядке, - Морин никогда не задавала лишних вопросов, чем, наверное, и оставалась самым добрым другом. Тройэн крепко обняла женщину, стараясь не проронить ничего странного, но все же попросила никому не отдавать Кристалл и позаботиться о ней.
- А это кто? - уточнила мать, переводя взгляд на Генри.
- Человек из будущего, - пошутила Йэн, улыбнувшись и целуя мать на прощание. - Он из Америки и мне нужно помочь ему вернуться обратно, - пояснила девушка, не объясняя ничего более. Чем меньше Морин знала, тем легче всем было.
Женщина кивнула, удобнее перехватывая корзинку и поспешив обратно в дом. Правда перед самым входом, она свернула направо, спеша в домик прислуги. Отец не знал, что у него есть внучка, и вряд ли бы обрадовался, если бы она вдруг оказалась в соседней комнате.

Дождавшись, когда Морин скроется в тени, Тройэн наконец выдохнула напряжение. Напускная улыбка пропала с лица, давая возможность расслабиться и посмотреть на своего спутника. Она понятия не имела, где искать портал. Возвращаться к дому было бессмысленно и к тому же - опасно. Грегори в скором времени окажется там, что полностью испортит весь план тихого и мирного побега во имя спасения.

- Мы можем вернуться к дому, чтобы попробовать отыскать портал там, - предложила Йэн, прощаясь с Колином и учащая шаг. Другого не оставалось. Разве что аппарировать в Лондон... - Как он выглядит? - сворачивая с главной улицы, она потянула Генри за собой, едва ли не переходя на бег.
- Что-то наподобие светящегося голубого круга, - ответил американец, удерживая в своей руке и валериану и, кажется, самообладание.
Девушка резко остановилась, вглядываясь в странное пятно позади своего дома.
- Такое? - уточнила она, кивая в ту сторону, и получая утвердительный ответ.

Свет дома уже горел, значит, Грег вернулся. Йэн тяжело вздохнула, осторожно открывая заднюю калитку и перешагивая через траншеи, которые выкопала несколькими днями ранее.
- Два часа, не более, - повторила она Генри, хотя непонятно, чем бы это помогло. Но несколько часов Грегори явно потерпит, а потом пойдет ее искать. Ведь работала Тройэн по всему городу, что значительно усложняло поиски. Зато давало лишние полтора часа ей, чтобы вернуться. Вместе три с половиной… Девушка вздохнула, с сомнением смотря на голубое свечение.

Чейз уже оказался впереди, подбадривая ее и повторяя, что все получится. Только никто гарантировать этого не мог. Разве что… Не поддаваться же яду, ожидая того часа, когда и подняться будет невозможно? Отдать дочь Картерам?

Бороться.
Задержав дыхание, Йэн шагнула в искаженное светом пространство вслед за американцем.
[NIC]Troian Carter[/NIC]
[AVA]http://forumfiles.ru/files/0012/71/b4/96909.png[/AVA]
[SGN]we’ll walk through the darkness
still feels like the first day of my life

https://i.imgur.com/BNX1wcJ.gif
обула Милкович;
[/SGN]

+1


Вы здесь » | Three Generations: I would rather die | » Маховик времени » Do not miss your chance © [1960, December]