The day when Mungo fell, p.1 [1981, November]
» Antonin Dolohov — 17/12/2018

Order of the Phoenix; p.1 [1981, November]
» Frank Longbottom — 17/12/2018

Make or mar © [1981, November]
» Deborah Hayes — 18/12/2018

Danger hides in beauty and beauty in danger © [1981, November]
» Leonard Ross — 20/12/2018

Where there’s a will, there’s a way [1998, May]
» Damian Dolohov — 21/12/2018

Be my hero, mother © [1981, November]
» Walburga Black — 22/12/2018

Humble your fate © [1981, November]
» Bellatrix Lestrange — 22/12/2018

Death pays all debts © [1981, November]
» Henry Chase — 23/12/2018

When it rains, it pours, right? [1981, November]
» Remus J. Lupin — 23/12/2018

It takes madness to find out madness © [1981, November]
» Ariana Dumbledore — 25/12/2018

What brings you all here? [1981, November]
» Hestia Jones — 25/12/2018

Time heals all wounds © [1998, May]
» Hestia Jones — 25/12/2018

The day when Mungo fell, p.2 [1981, November]
» Teddy Lupin — 25/12/2018

Ministry of Magic has no rights, p.1 [1981, November]
» Frank Longbottom — 26/12/2018

Time is all we have © [2023, October]
» Lily Luna Potter — 26/12/2018

Different people - same issues © [1981, November]
» Astoria Greengrass — 27/12/2018

Caution is the parent of safety © [2023, October]
» Margaret Kalt — 28/12/2018

Ashes to ashes dust to dust [1981, November]
» Marlene McKinnon — 28/12/2018

Seems the monster always wins © [1981, November]
» Frederic Aria — 28/12/2018
Сердце, казалось, сходило с ума, как и сама Кларисса, наблюдающая за живой грязнокровкой. За живой Тройэн Картер, касающейся ее внучки. Взгляд непроизвольно скользнул по коридору, надеясь заметить что-то, что намекнуло на абсурдность ситуации. Возможно, троллей или великанов в гостиной. Ведь не может мертвая вновь стать живой. Да еще и спустя двадцать лет. Грегори. Глупая надежда увидеть и его. Если Хеллоуин решил припоздниться, явить мертвых живым, то, может, судьба сжалилась и над ней.
0240 0120
0220 0220
ссылки
ссылки
игровое время:
2023/17/10: вторник
1998/8/05: пятница
1981/2/11: понедельник

| Three Generations: I would rather die |

Объявление


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » | Three Generations: I would rather die | » Хроники Хогвартса » Order of the Phoenix; p.1 [1981, November]


Order of the Phoenix; p.1 [1981, November]

Сообщений 1 страница 17 из 17

1

http://s9.uploads.ru/rjmTG.jpg

Время и дата:
Ночь с 1 на 2 ноября

Место:
Нора

Участники:
Albus Dumbledore, Minerva McGonagall, James Potter, Sirius Black,
Hestia Jones, Leonard Ross,
Frank Longbottom, Alice Longbottom, [income]
Описание:
Нападение на Поттеров, нападение на Мунго, порталы, гости из будущего...
Произошло столько событий, а члены ОФ как будто всё проспали.
Пришло время навёрстывать упущенное и делать работу над ошибками.

Присутствуют или возможно (?) присутствуют

Игроки:
Мародёры [~ 23:10]
Альбус Дамблдор [~ 23:20]
Минерва МакГонагалл [~ 23:25]
Грейс Свон [~ 00:00]
Алиса и Фрэнк Лонгботтомы  [~ 01:00]
Леонард Росс
Гестия Джонс
Мэри Макдональд-?

...
...
Неигровые персонажи:
Артур и Молли Уизли [давно-и-надолго]
Аластор Муди [~ 23:00]
Элфиас Дож [~ 23:30]
Марлин МакКинон [~00:00]
Доркас Медоуз - [~00:00]
Мандангус Флетчер [~ 00:10]
Аберфорт Дамблдор - [~ 01:00]
Тед Тонкс - ?
Дедалус Диггл - ?
Рубеус Хагрид - ?
Эммелина Вэнс - ?

+1

2

[nick]Гость[/nick][icon]http://funkyimg.com/i/2M3n7.png[/icon]Дополнительно: всё ещё 100 лет, директор Хогвартса и основатель Ордена Феникса.
Внешний вид: гладко выбрит, свободная мантия карамельного цвета, повязанная на шее, чёрный вельветовый жакет, тёмная рубашка и чёрные брюки, кожаные ботинки с носами, смотрящими в разную сторону. На носу очки с линзами-полумесяцами.
Состояние: лучше не злить.
С собой: бузинная палочка, в глубоком внутреннем кармане мантии есть мантия-невидимка Джеймса, в карманах брюк - часы Дамблдора, делюминатор, ириски и курительная трубка, "резиновое ухо".


Когда Дамблдор прибыл камином прямиком из своего кабинета в нору, его уже ждали. В доме было тихо, часы Уизли показывали, что всё семейство дома. Пахло вкусно, Молли всегда готовила к подобным мероприятиям в норе что-то особенно ароматное, как будто собрание это было для неё праздником. "Или как будто она больше не увидит нас. Может быть, так оно и есть. Для любого из нас это может оказаться последнее собрание", - он стряхнул пепел с плеч и широко шагнул из камина, кивнув в знак приветствия и благодарности за оперативность и гостеприимство Артуру. Затем он многозначительно кивнул Аластору, пожал ему руку. С ним переписывался с полудня и до самого визита Снейпа. И Поттера младшего.
"Они в самом деле очень похожи", - теперь он быстро оглядел с ног до головы задремавшего Джеймса, подошёл ближе и бережно, очень быстрым и лёгким, незаметным из-за своей неуместной естественности движением достал и положил свёрток мантии-невидимки рядом с рукой Сохатого, намеренно чуть задевая тканью запястье Джеймса. А то ещё потеряет её - а такой Дар терять действительно грешно. "Хотя, как показывает практика, этих мантий бесконечно большое количество на каждую секунду прошлого и будущего", - его взгляд смотрел куда-то сквозь мантию, обдумывая сегодняшнее использование. Вернуть её с учётом всего произошедшего, с учётом того, что узнал Альбус сегодня от гостя из будущего, было единственно верным решением. Наверняка Джеймс отдаст мантию Лили и та укроет младенца в случае чего.
Лицо Альбуса не выражало никаких эмоций,  взгляд был был непроницаемым, даже, можно сказать, мрачным. В сложившейся ситуации ему хотелось хорошенько накричать на, мягко говоря, особо отличившихся членов Ордена Феникса, но своим гневным рёвом он тогда разбудит детей. Конечно, Альбус злился, но вполне мог себя контролировать. Пока что. К тому же, в конечном счете он знал не так уж мало, пусть и совершенно не из тех источников, которые он считал самыми актуальными и работоспособными. "Мы здесь собрались не для того, чтобы я их отчитывал и отправлял к Филчу отбывать наказание", - подумал он. Но, конечно, директор не мог оставить незамеченным факт беспрецедентного отклонения от очевидных мер безопасности и сообщения между членами Ордена Феникса. До официального начала собрания оставалось ещё минут сорок. Он достал трубку, провёл пальцем по внутренней полости и заговорщицки дунул внутрь. Выглядел он, конечно, устало. Но в последнее время все спали мало. "Неужели и Том не спит? Спит, конечно. Все люди спят. Даже на зелье бодрости не протянешь больше двух недель без сна, а как уснёшь - проспишь сном мертвяка ещё больше", - тихо он прошёл мимо "мародёрского" дивана в столовую часть, где, проигнорировав наличие свободных стульев за накрытым столом, он встал у окна, убрал трубку назад в карман, вспомнив, что он не один у себя в кабинете, а в доме, где вообще-то дети сопят каждый в две дырки.
- Здравствуйте, - обеспокоенный шёпот Молли напряг Дамблдора и даже резанул по ушам. Если бы он сумел воспитать Тома иначе, эта женщина могла бы не бояться за жизни друзей и своих родных. Если бы... Гарри Поттер раздул в Дамблдоре неизмеримое чувство вины, с которым справиться было не так уж просто. "И как я могу отчитывать за проступки детей, когда сам, будучи далеко не ребёнком, заварил такую кашу?" - вы бы поели, может, пока горячее?
- Пу-бу-ум...- тихо на две ноты пробасил Дамблдор, скрещивая руки за своей спиной и обдумывая щедрое предложение, - Спасибо, дорогая, пожалуй, позже, - "Успею ещё... А когда я в последний раз ел?" - он увидел мелькнувший отсвет, да и услышал, как пламя камина вспыхнуло вновь. Следом за ним прибыла Минерва. Дамблдор очень сдержанно ей улыбнулся. Когда-то Минерва пришла устраиваться к нему на работу и очень переживала, что не оправдает возлагаемых на неё надежд. Она перевыполняла свой план. И справлялась со своими задачами так, как не справлялся почти никто. Сравниться с ней мог, разве что, Аластор, но тот работал в Министерстве. "Может быть, именно благодаря ему Министерство до сих пор поддерживает нас и не сломилось. Пожиратели смерти везде", - что слышно в Министерстве? Что твои ребята? - он говорил достаточно негромко, позволяя Джеймсу подремать ещё пару минуточек. "Видимо, им сегодня было даже не до сна, раз они не подумали сообщить мне хоть что-нибудь. Раз у них не было времени послать даже Патронуса..." - он нахмурил брови и обратил взгляд к Муди.
- Весь день в Косом и Лютном переулке были беспорядки. Не только ночью. Тот же Фрэнк ночью... Алиса днём нашла неприятности, ещё и на русского наткнулась. Не Лонгботтомы, а магниты на Пожирателей... А если серьёзно, это уже переходит все границы, нападают на всех подряд. Мэри Макдональд пострадала сегодняшним утром, она писала мне. Если бы не Эми Картер... Пожиратели чувствуют себя так уверенно, словно они уже победили в этой войне. Ещё я начинаю приглядывать за парочкой товарищей с третьего и четвёртого уровней, сомнения они у меня вызывают, ещё ох какие...
- ...Потери были?
- Были, - он помолчал немного, но добавил, - Совсем молодой парнишка, - Аластор угрюмо уставился в пол. Он был зол на себя и не мог этого скрыть, хотя отчаянно пытался. Альбус не стал ворошить гнездо и расспрашивать, как получилось. Если анализировать каждую ошибку, они потеряют год, а к тому времени Том уже будет устанавливать свои порядки по всей Европе. "Но и совсем не анализировать ошибки никак нельзя", - в Отделе Тайн какой-то кипиш... Ну а у тебя как дела? В плане... Что у нас на повестке дня?
- ... Кхм, - наконец, Альбус кашлянул в кулак, окидывая взглядом присутствующих и призывая к себе внимание. Не было смысла держать здесь мёртвых от усталости Сириуса, Поттера. Да и Минерва нужна была Хогвартсу. Ничего, повторит и для особо пунктуальных, и для тех, кто опоздает. Аберфорт и так всё слышит, - Ничего особенного, кроме нападения на Поттеров, - он чётко выделил голосом фамилию, призывая к себе внимание владельца оной, - а так же внезапного явления "погибших" живыми. Не говоря уже о временных порталах, пострадавшей в Хогсмиде девушке и гостях из будущего, - его голос, державшийся прежде ровно, здесь явно занервничал. Дамблдор едва сдерживался, чтобы не зарычать, но по взгляду было понятно, что он не слишком доволен, да он был в ярости, мало ему присущей, - обо всём этом я узнал от всеми вами подозреваемого Северуса, мальчика из будущего и, напоследок, от Вальбурги Блэк. Никто не замечает, что у меня очень странные источники информации?  - это был укор. Было видно, что Альбус почти оскорблён, был в бешенстве от такого расклада, никогда бы не подумал! - Вы так собрались спасать Великобританию, себя и своих детей, в конце концов? Молча?!- он лишь раз повысил голос. Молли от неожиданности даже выронила из рук крышку кастрюли, но та, давно околдованная смягчающими чарами, не звякнула о пол, а лишь неупруго впечаталась, после чего восстановила свою форму. Миссис Уизли поспешила поднять свою крышку и тут же была вынуждена сбежать с кухни, услышав плач кого-то из малышей. Дамблдор мрачно достал часы из кармана, глянул время и небрежно кинул их назад. Повисла пауза.
- Первое. Мне нужно знать, где, при каких обстоятельствах и какого тролля вас носило весь день, что вы не сочли нужным уделить мне минуты своего драгоценного времени. Мне важны все подробности. Каждая деталь. Особенно меня беспокоит личность Эвана Розье, - он не стал отвечать на удивленные взгляды Аластора и Артура, - Второе. Гости из будущего, - он фыркнул и почесал раздражённый подбородок, - кто кого где видел, - "И почему ни слова не сказал", - Третье. Минерва, в сложившейся ситуации я вынужден просить тебя временно неофициально принять руководство. Ты нужна школе, прошу тебя вернуться в замок и обеспечить безопасность. Всех несовершеннолетних, кто бы и откуда бы они ни были, устрой в Хогвартсе, места хватит. По поводу мер безопасности ты и сама всё прекрасно знаешь, - он скрестил руки на груди и столкнулся взглядом с Элфиасом. Альбус не видел, как тот появился, впрочем, Дож всегда был очень незаметным. Альбус выдержал паузу, выдохнул. Морщины на лбу разгладились, а взгляд хоть и на малую долю, но смягчился, - и что с Питером Петтигрю? - он вспомнил образ крысы, на который наткнулся в голове Гарри Поттера, - чем быстрее мы закончим беседу, тем быстрее решим, кто чем займётся, и тем быстрее я вас отпущу, - он решил, что это будет отличным стимулом для тех, кто соскучился по мягкой постели. А ведь это он ещё не знал, что в данный момент происходит в Мунго!.. Пока что.

Отредактировано Albus Dumbledore (2018-11-04 16:59:38)

+10

3

Дополнительно: 46 лет, профессор трансфигурации, декан Гриффиндора, заместитель директора;
Внешний вид: черная мантия с зеленой бархатной подкладкой и длинные рукавами, волосы собраны в тугой пучок;
Состояние: сосредоточена, взволнована;
С собой: волшебная палочка;


Минерва не любила опаздывать или же быть в числе тех, кто не справлялся со своими обязанностями. Она все делала по часам, строго зная, чем заняться сейчас, а что ее ждет позже. Ведь день профессора МакГонагалл был расписан таким образом, чтобы ничего не упустить, а заколдованный шар - подарок одного из учеников, - все время подсказывал о наступающих планах. Она не опаздывала ни к завтраку, ни на занятия и уж тем более никогда не игнорировала новости о созыве Ордена Феникса, в котором фактически не состояла.
Она с гордостью боролась за справедливость, видя свет в действиях Школы, но никак не в идеях Темного Лорда. Язык не поворачивался назвать его настоящим именем, ведь того человека уже давно не вернуть. Некогда замкнутый в себе, но вскоре нашедший друзей по интересам, Том вырос по истине великим волшебником. По крайней мере Минерва слышала о его способностях и возможностях. Сама она не сталкивалась с Реддлом, видела лишь Волдеморта. И то краем глаза, боясь действительно взглянуть страху в лицо. Не только из-за типичного человеческого опасения за собственную жизнь, но и потому, что МакГонагалл знала цену магии. Какие бы чудеса ни случались, темное волшебство всегда отбирало самое ценное. В данном случае, как кей казалось, - это была человечность. Сколько бы ужасов она ни слышала или ни видела, но сравниться с хладнокровностью Того-Кого-Нельзя-Называться может далеко не каждый.
Минерва вышла из камина, подбирая полы мантии. Она не любила пользоваться данным средством перемещения, чувствуя себя значительно комфортнее в обличье кошки. Беглым взглядом она заметила присутствие Молли и мягко улыбнулась Альбусу, кивая в знак приветствия и одновременно с этим поддержки. Их ждет несколько довольно сложных часов.
Настроение в Норе было странным, но МакГонагалл понимала, что тишина - это то, о чем семейство Уизли в скором времени будут лишь мечтать. За последний вечер она узнала столько новостей, что не до конца успевала все осознать. Поттер и Блэк спали на диване, очевидно, дожидаясь начала собрания. Может именно поэтому присутствующие вокруг вели себя скромно или по меньшей мере тихо. Возможно, причиной были дети, которым приходилось находиться на верхних этажах. Минерва с опаской взглянула на лестницы, надеясь, что важная информация не ускользнет выше.
Она чувствовала себя уставшей. Не потому, что провела целый вечер в нервном ожидании, но и потому, что оказалась не у дел. Бездействие выматывало сильнее, чем постоянные сражения, в которых МакГонагалл должна была принимать участие. Если бы вступила в Орден, то знала бы о положении Поттеров и наверняка бы успела разобраться в секрете Мародеров. Анимаги. Как они сумели и, главное, почему хранили в секрете. Конечно, она бы настояла на регистрации, но всякое могло произойти. Глупые дети, возомнившие себя героями, не понимающие, как важно уметь жить. Минерва с сожалением посмотрела на уставших парней, переплетая пальцы в замок. Снова и снова смотрела на мирно спящего Джеймса, не в силах представить, что он мог пасть прошлой ночью от руки Того-Кого-Нельзя-Называть. Взглянув на Сириуса, не могла никак понять, как его могли уличить в предательстве и отправить на пожизненное заключение в Азкабан. Как она, Минерва МакГонагалл, пропустила все предпосылки к такому безрассудству со стороны бывших студентов? Всегда уверенная в своей компетенции она старалась соответствовать регламенту, оказывать помощь любому и не забывать ни про кого. У нее на попечении было семь курсов гриффиндорцев, но помимо них оставались и бывшие ученики.
Профессор кивнула Аластору, не вмешиваясь в разговор и внимательно слушая. Было стыдно от правды. Минерва не уследила, упустила огромный секрет прямо перед своими глазами, догадывалась о состоянии Рэмуса Люпина, но все так же удивленно посмотрела в его сторону несколькими часами ранее. Какой же из нее преподаватель, если за столько лет работы не научилась различать то, что скрывают ученики? Кажется, с каждым годом они только совершенствовались, может, сама Минерва старела.
Сын Джеймса и Лили, сын Грейс. Перед глазами стояли образы детей, которых она будет учить в будущем. МакГонагалл попыталась представить внука Джеймса, - одного из ребят, открывших порталы, - но отвлеклась на Молли, предлагающую ей чай. Хорошая девушка, главное, невероятно храбрая. Впустила в свой дом толпу людей, зная, что это угрожает опасности не только ей, но и всей семье. Значит, победа была важнее личных переживаний. Минерва вежливо отказалась, мягко сжимая плечо Молли, словно извиняясь за балаган.
- <…> Не Лонгботтомы, а магниты на Пожирателей... А если серьёзно, это уже переходит все границы, нападают на всех подряд. Мэри Макдональд пострадала сегодняшним утром, она писала мне. <…>
Она знала, что в этот момент стала немногим бледнее, чем была ранее. Поджав губы, профессор подошла ближе, облокачиваясь ладонями о спинку стула. Как же так? Сердце кровью обливалось от одной лишь мысли, сколько детям, - ее детям, - пришлось пережить. Альбус был недоволен - достаточно взглянуть на него, чтобы почувствовать напряжение, постепенно нарастающее в помещении.
Из камина вышли две студентки, которых они успела похоронить. Доркас Медоуз - отважная гриффиндорка. О ее смерти Минерва узнала из новостей в кабинете Альбуса. Она должна была быть внимательнее, должна была слушать слова директора и внимать отчету Аластора, но иногда приходилось давать волю чувствам. В тот самый день, когда оказывается, что ушедшие могут вернуться, а выжившие уйти навсегда. Женщина не стала размениваться на лишние слова, переводя взгляд на Марлин МакКиннон. Рейвенкловка, любимица Флитвика. Он уже знал, но еще не видел, хотя Минерва догадывалась, что это заставит его молчаливо отвести взгляд. Не растрогаться у всех на глазах, а в себе пережить радость момента, смешанную с опасением - что же будет дальше?
Профессор повернулась в сторону бывших учениц. Слова были не нужны, да и атмосфера была не та, но МакГонагалл просто кивнула. Потому что не находилось подходящих фраз. Обнять она не могла, но это были ее дети. Минерва помнила, какими они испуганными выглядели перед Шляпой, как часто попадались Филчу, как стойко выносили наказания и своей дерзостью просили еще. Возможно, она и правда стареет, но у остальных был шанс увидеться с теми, кого они оставили позади. Она же, каждый день наблюдая за нынешними студентами, пыталась вложить в них чуточку больше разума и одновременно с этим умение беречь жизнь.
Минерва сжала предплечья девушек, едва улыбаясь подрагивающими уголками губ. Как еще выразить приветствие, смешанное с опасением, что дальше будет только хуже?
- ... Кхм.
Она не одобряла участия детей в войне, но отступала, когда видела, как отважно они бросались в бой. Сама была в числе тех, кто не сидел сложа руки, помнила о Леонарде, о Гестии. Оставалось лишь надеяться, что бывшие студенты будут впредь осторожны. Нужно ценить такой подарок судьбы.
Кто бы порталы ни открыл, он подарил им и хаос, и возможность пережить события правильно. Молодые не должны были уходить так рано, сражаясь в войне взрослых, становясь препятствием Того-Кого-Нельзя-Называть к победе.
- Девочки, я вас прошу, смотрите на это не как на банальную удачу, а как на необходимость доказать, что еще ничего не потеряно, и мы можем выиграть, - прошептала Минерва четко, давая себе мгновение перед тем, как повернуться к директору и натянуть маску серьезности. У нее не было времени на объятия, она не привыкла открыто выражать свои эмоции по отношению к детям - ведь нужно держать марку, статус. Но сейчас был тот самый момент, чтобы поддержать, поприветствовать. Без лишних слов или же слез, которые наверняка успели не раз пролиться за последние сутки.
МакГонагалл провела ладонью по волосам, кивая проснувшимся Мародерам и поджимая губы. С ними она уже успела обсудить все, что хотела, надеясь, что это каким-либо образом помогло им собраться. Уставшие, выбитые из сил, сломленные предательством и взбудораженные новостями о происходящем ужасе вокруг. Минерва заметила отсутствие Лили, молча согласившись с правильностью решения. Взрослый Гарри хоть и походил на обоих родителей, но, наверное, не хотел бы потерять их на следующий день после судьбоносного спасения.
- Ничего особенного, кроме нападения на Поттеров, а так же внезапного явления "погибших" живыми. Не говоря уже о временных порталах, пострадавшей в Хогсмиде девушке и гостях из будущего.
МакГонагалл выпрямилась, понимая, что разговор будет не из простых. Дамблдор был явно недоволен сложившейся ситуацией, и она его понимала. Члены Ордена Феникса не доложили о том, что произошло, поставив личные дела выше общих. Она бы покачала головой, стараясь успокоить директора и напоминая ему, что они еще дети, но не смела этого делать. Дети оставались в Хогвартсе, а на собрании присутствовали те, кто добровольно отказался от детства. Бросился с головой в гущу событий, подвергаясь опасностям на каждом повороте. Именно поэтому теперь они встречались в столь поздний час. Молодые бойцы, ошеломленные возвращением лучших друзей, новостями о смерти или же встречей с детьми из будущего… Можно ли было их винить? Самой Минерве понадобилось несколько раз задать Грейс и Бьерну один и тот же вопрос, чтобы поспешить к Аберфорту.
- обо всём этом я узнал от всеми вами подозреваемого Северуса, мальчика из будущего и, напоследок, от Вальбурги Блэк. Никто не замечает, что у меня очень странные источники информации?
Под шквалом информации Минерва и вовсе забыла, что узнала еще и о судьбе Северуса Снейпа. Оказывается, он был шпионом Альбуса. Слишком секретным, чтобы об этом знал кто-либо еще. Мальчик, все детство задираемый и в ответ умело дерзящий, оказался героем похлеще всех собравшихся здесь. Кстати, где же он? Она бы хотела поблагодарить за все, что пришлось стерпеть ради общей цели. Именно это и вело их всех в победе. Сплоченность и доверие друг к другу. Не сейчас, но после этого разговора с Дамблдором наверняка так и будет. Дети должны были становиться взрослыми.
- Вы так собрались спасать Великобританию, себя и своих детей, в конце концов? Молча?!
Минерва поджала губы, не вздрагивая и не удивляясь повышению тона. Дети этого заслуживали, потому что воспитание - это трудоемкий процесс. Даже выпускаясь из Хогвартса, они оставались их преподавателями, возможно, становились начальниками. За семь лет обучения студенты должны были познакомиться и с дисциплиной, и с ответственностью, которая ложилась им на плечи.
- Первое. Мне нужно знать, где, при каких обстоятельствах и какого тролля вас носило весь день, что вы не сочли нужным уделить мне минуты своего драгоценного времени. Мне важны все подробности. Каждая деталь. Особенно меня беспокоит личность Эвана Розье.
Она взглянула на Джеймса, которого спас прошлой ночью Пожиратель Смерти. Слизеринец, кажется, замешенный в каком-то гнусном деле в середине семидесятых. Никто, конечно, не мог знать наверняка, был ли кто-то носителей метки, но Минерва подозревала. Многие Пожиратели смерти были очевидны, кто-то искусно скрывался, избавляясь от любого доказательства и тем самым нагло дерзя. Были и те, кто с гордостью носил Черную метку, творя беспредел вокруг и избегая заключения лишь благодаря уровню мастерства.
- Третье. Минерва, в сложившейся ситуации я вынужден просить тебя временно неофициально принять руководство. Ты нужна школе, прошу тебя вернуться в замок и обеспечить безопасность. Всех несовершеннолетних, кто бы и откуда бы они ни были, устрой в Хогвартсе, места хватит. По поводу мер безопасности ты и сама всё прекрасно знаешь.
МакГонагалл посмотрела на Дамблдора, кивая в ответ. Понятное дело, что Альбус не может разрываться на несколько мест одновременно, хотя в случае необходимости он и не такое мог. Но для этого существовал пост заместителя директора. К тому же Минерва куда больше пригодится на территории Хогвартса и Хогсмида, чем будет бродить по улицам Лондона.
- и что с Питером Петтигрю?
Женщина не дала Мародерам вступить в разговор, прекрасно зная, что пока им лучше промолчать. Они сделали достаточно, чтобы на некоторое мгновение выдохнуть и проглотить недовольство, вызванное словами Альбуса.
- Питер находится в Подземельях под замком. Помона позаботилась о клетке и Дьявольских силках, - объяснила Минерва, говоря четко и прямо. Голос ее был лишь серьезнее, чем обычно. - Мистер Люпин на данный момент не спускает с него глаз. На всякий случай я попросила Филиуса составить ему компанию. Гораций и Помона следят за Хогсмидом и порталом в замке, - к концу голос дрогнул, ведь нужно было спешить. Хогвартс находился в руках коллег, но спокойствие настанет только тогда, когда они будут уверены, что порталы безопасны и обезврежены. Судя по всему, путешественников во времени становилось все больше, что не могло радовать. К сожалению, помимо старых знакомых или будущих детей могли появиться и враги прямо в самом сердце замка. Это никак не соотносилось с безопасностью, которую преподавательский состав обязывался обеспечить студентам. Значит, вскоре придется ждать попечительский совет.
- Рубеус готовится к проверке портала в Запретном лесу. Гарри Поттер делился его местоположением, когда я уходила, - добавила Минерва, наконец замечая Леонарда, сидящего позади Альбуса. Она оглядела кузена, не замечая на нем следов увечий и в очередной раз отмечая его способность вести себя незаметно. - Он не двинется в Лес без указаний и рекомендаций. Возможно, кто-то из авроров составит ему компанию, - предположила МакГонагалл, надеясь, что никто из детей не стал нарушать установленные правила. Она успела лишь проинструктировать старост школы, которых пришлось разбудить. Всем было запрещено покидать гостиные, до утра портреты должны вести строгое наблюдение за коридорами, а Филч находиться у главного входа, никого не впуская и не выпуская.
[AVA]http://funkyimg.com/i/2KuLt.gif[/AVA]

+9

4

Дополнительно: 21 год, красавец олень, роскошный Мародер и самый лучший отец и муж
Внешний вид: Синяя футболка, джинсы, очки, волосы взъерошены
Состояние: Очень уставший олень
С собой: Волшебная палочка, рога


Если коротко описать день, то Поттер за...мучился. Спал он мало, ребенок успел ночью поплакать, жена - отойти по таинственным делам, а дом - грозно трястись от гнева и ужаса. Чуткая душа оленя с трудом уже переваривала всю информацию, даже наличие Питера в доступной близости не так сильно впечатлило, но пришлось не спать, а оттаскивать Сириуса от клетки с крысой. Вот даже тут срывается. Пойман же предатель, сидит смирно, никуда не денется, но нет, Блэк все равно рвется порычать и погавкать, чтобы бедный Питер в шкуру наложил от ужаса и умер от разрыва маленького сердечка. Кару пришлось отложить, планы поменять, а нрав вспыльчивого Блэка усмирить, ведь патронус от директора - не просто красивая дымка в форме, а вполне себе такое важное сообщение. Поттер спорить не стал. Нора так Нора. Какая разница куда идти, если Дамблдор жаждет их видеть. Что-то вот только подсказывало, что по голове их не погладят, не похвалят и даже не угостят лимонными дольками. Хотя от последнего Джеймс отказался бы, он ведь женат и все такое. Другое дело если бы директор решил почесать им за ушком, тогда еще можно было подумать. Минерва хоть и разозлилась на них, но наверняка в тайне возгордилась. Не все могут стать анимагами. Поэтому их так мало, поэтому их в Англии всего семь зарегистрированных. Семь! Поттер не отрицал существование еще большего количества, но вряд ли каждый второй мог себе такое позволить. Тут умения нужны, талант, дар, просто быть Поттером или Блэком. Если бы не они, то крыса не была бы крысой.
В Норе было тихо для дома с семью детьми, странным отцом и непоседливой матерью. Джеймс конечно тоже мечтал о большой семье, о небольшой шумной толпе маленьких Поттеров. Лили правда почему-то была не очень в восторге от этой идеи, но почему - не объясняла. Может быть смотрела на Молли и ей было страшно? Но миссис Уизли отлично справлялась со своими обязанностями, еще и отчитывать всех успевала.
- Вечера! - слишком громко поприветствовал Поттер молодую женщину и на него сразу шикнули. Еще бы. Пятеро из семи спали крепким сном, но ничего не мешало им проснуться. - Прости, - Сохатый виновато вжал голову в плечи и перемахнул через диван, падая на подушки и потягиваясь. Сириус шлепнулся рядом, вытягивая свои ноги. - И где все?
- Вы рано, - Молли всегда бывала немного резковатой, но теплой и хорошей. В ее доме всегда можно было расслабиться, выпить вкусного чаю, поговорить о чем-то веселом, забавном, обсудить маггловские вещи с Артуром, который ими так сильно увлекался, что Молли грозила больше не рожать ему детей. Пока что седьмым ребенком была девочка. Может они именно и добивались, рожая толпу парней?
- У нас есть время отдохнуть, - шепотом заметил Поттер, сползая по дивану и деловито поправляя очки. Мог и отложить, но очки - залог серьезности и успеха, на них смотрят с уважением и почтением, потом понимают, что это фикция и под ними олень, но несколько минут в лучах славы и обожествления никому не мешали. Поттер хотел уже закинуть ноги на столик, но вспомнил, что не дома, а Молли - не Лили. Ту хотя бы можно было еще скручить, поцеловать, повалить на что-нибудь мягкое, а эту так не усмиришь, укусит еще. Чуткая душа оленя требовала крепкого детского сна рядом с женой, но Лили с патронусом передала, что останется на Гриммо с ребенком, так как не хочет рисковать, а тут пока безопасно. Поттер прикинул, что и тут ничего так, где семь детей, там и восемь, а может и девять и сто, но промолчал, приняв ответ Лили молча и с достоинством гордого обиженного оленя. Понимал, что жена права, но надо же было там повозмущаться как-то для вида.
Потянувшись, Сохатый устроился поудобнее, между делом толкнул Блэка, чтобы тот не хмурился, и закрыл глаза засыпая. Разноцветные олени долго скакали в его голове, пока щеки не коснулось что-то нежное и прохладное, как попа младенца. Но гриффиндорец еще немного не спешил открывать глаза, цепляясь за пестрые хвостики во сне, но уже ощущал присутствие посторонних, которые начали постепенно накапливаться в небольшом помещении.
- Ничего особенного, кроме нападения на Поттеров.
В какой-то момент чуткая душа возмутилась и Поттер проснулся, снимая очки и потирая глаза. Оказалось - это не душа, а гнев директора, который заставил нервного оленя вздрогнуть и толкнуть Блэка. Виновато улыбнувшись Минерве, Джеймс подтянулся на диване, пытаясь быть серьезнее и ответственнее, но Дамблдор так злился, что хотелось сесть на пол, зареветь и барабанить копытами по мягкому ковру. Но валять дурака было нелепо в сложившейся ситуации и Поттер сел ровнее, поправляя очки и опираясь локтями в колени. Слушая всех внимательно, он кивнул прибывшим девочкам, надеясь, что Вальбурга не сварит из Лили какой-нибудь суп. Надо было все-таки привести жену с ребенком сюда, а не оставлять в том мрачном дурдоме.
- Эм... - Сохатый взъерошил себе волосы, привлекая внимание, когда профессор закончила докладывать. - Тут вот какое дело, директор... - Поттер посмотрел на него снизу вверх и сплел пальцы вместе. - Если по порядку, то мы с Лили собирались ложиться спать, когда к нам на порог завалился взрослый Гарри. Не верить ему или не признать было сложно, поэтому мы решили, что лучше поверим в бред про порталы, чем поляжем от рук Пожирателей. Их подвалило немало, мы защищались как могли, но неожиданно к нам на помощь прискакал Розье, - Поттер перевел дух, оглядываясь на сонного Блэка, который опять хмурился. - Не могу сказать, что я проникся к нему доверием, моя чуткая душа в сомнениях, но он помог. А потом мы отправились на Гриммо, где уже дождались Блэка и Люпина. Гарри рассказал нам все, что с ним произошло за то время, что он учился в Хогвартсе, - и надо сказать безопасность в школе ой какая хреновая, профессор, - а потом мы настолько вымотались и устали, что кто где прилег. Вальбурга обещала отправить послание сразу через защищенный канал, чтобы наши патронусы не светились почем зря, - слыша хмыканье, Поттер толкнул ногой друга, - потом с утра я даже не поел, увидел как Сириус и Гарри куда-то идут, пошел за ними... Там... В общем, мы пришли в министерство, там нас ждали, Сириуса оттеснили в сторону, я схватил Гарри, он схватил внезапно Джинни, которая попалась под ноги, - вернувшаяся Молли удивленно замерла, наверное только что усыпила малышку обратно. - Мы упали в портал, в который попало заклинание. Я без понятия, о чем думал мой взрослый сын, но выпали мы на пятнадцать лет позже в день смерти его крестного. Естественно, мы его спасли. Я его спас. Крышкой от мусорного бака, - похвастался Поттер, ощущая на себе все взгляды и изображая улыбку до ушей. - Так что в этом времени есть еще один Сириус, который...
- Мы знаем, - вставила Доркас. - Он был на Гриммо, принес брата, которого спас, а потом ушел.
Блэк рядом напрягся, а Сохатый чуть не потерял челюсть.
- То есть Регулус жив и на Гриммо? Это же здорово! - Поттер посмотрел на директора. - В плане что у него же метка, он пожиратель и может пригодиться! Но, - Джеймс остановился и продолжил, - после этого я отвел Джинни на Гриммо, - не зная почему ее там нет, - а сам поспешил на поиски моего Сириуса. Нашел я его, конечно же, в лавке Картер. Там по ним уже палила Клэр Разерфорд, - она кстати тоже с меткой, - а потом она спалила лавку и мы отвели Эми в Мунго. У нас даже есть связь с ней! - Поттер получил кивок от Блэка и продолжил. - Потом мы отравились на поиски Люпина, но в парке встретили оборотней, Снейпа и Беллатрикс, - продолжил вещать Поттер, зевнув в ладонь. - Потом нашли Люпина, узнали про Питера и пришли в Хогвартс, где поговорили с профессором, - кивнул на Минерву и откинулся назад. В его голове с рогами бесновались мысли и все они касались маленького сына, который был в опасности. Но в какой-то миг вспыхнула и другая мысль, не только про Гарри, но он промолчал, не найдя в комнате нужных ему людей. Сперва надо было послушать остальных, возможно меры были уже приняты и он просто будет болтать, поэтому Джеймс воздержался от лишнего впервые в жизни и повернул голову в сторону Блэка, - я ничего не упустил? - Дамблдор был в праве злиться, но лично Поттер так переволновался и беспокоился о семье, что ни разу не подумал о каком-то старике с бородой, которому нужно что-то знать. Глупо да, но разумно. Помимо него же были другие, целая толпа других. Например взрослый сын, который почему-то ждал до утра, чтобы пойти к директору на чай, вместо того чтобы отправить сообщение сразу и привести его в Годрикову впадину. Но пути Поттеров неисповедимы. Чуткая душа была уверена, что всему есть объяснение.

+9

5

Дополнительно: Почти 22 года, Мародер, анимаг, член ОФ;
Внешний вид: Темные джинсы, белая майка, любимые ботинки, куртка;
Состояние: Сначала сильно уставший и раздраженный, затем чуть более спокойный и хмурый;
С собой: Волшебная палочка, сигареты, зажигалка, в кармане несколько монет;


Поиски Люпина увенчались успехом, но ничем хорошим он их порадовать не смог. Это и неудивительно, это ведь Лунатик - всегда правильный, сердобольный и малодушный. В первое мгновение Блэк думал, что просто переломит ему ребром ладони горло, яростно вспыхнув. Не верилось, что Люпин мог отпустить Петтигрю. Неважно, что он отправлял его в Хогвартс, неважно что его несла туда Грейс. Сам факт того, что Рэмус просто отдал предателя, позволил ему дышать спокойно лишние пару часов уже выводил из себя. И хотя Поттер утверждал, что все отлично, Сириус не мог успокоиться. Как не мог найти себе места и в кабинете профессора МакГонагалл. Возможно, они поспешили с признанием, возможно им стоило более аккуратно преподнести информацию, а не обрушивать все с порога на женщину, но он знал, что она ими гордилась. Злилась, смотрела строго, но гордилась. Ведь они гриффиндорцы, ее ученики, ее дети, сумевшие пойти наперекор всем правилам и законам, нарушая все что можно и оставаясь верными себе. Они конечно же могли сразу покаяться, прийти и продемонстрировать свои умения и возможно Минерва даже нашла бы способ зарегистрировать их, но это было не в стиле Мародеров. Это было правильно и совершенно неопасно. А вот жить с риском быть разоблаченными - это да, это они. Лили этого не одобряла, постоянно напоминая об этом, но поделать ничего не могла. Если они признаются, то невольно всплывет правда и про Рэмуса, ведь все знают, что они дружили вчетвером и раз трое анимаги, значит и четвертый тоже. А если четвертый, - староста, умница, правильный, - не анимаг, значит он не не стал им, а не мог априори. К слову, этим вопросом Блэк задался совсем недавно. Поздно вечером, попивая кофе на квартире Эми, они обсуждали Трансфигурацию, вспоминая профессора, и вопрос родился сам собой - мог ли оборотень стать анимагом? Ведь по сути, чтобы стать анимагом, надо правильно соблюдать ритуал и правильно приготовить зелье. Могло ли оно не войти в контакт с волчьими клетками, которые буйствовали внутри? Дискуссия получилась занятной и долгой, но они не поэтому не пошли никуда утром.
Патронус от директор появился неожиданно, но был вполне логичным, а его сухой тон - вполне оправданным. Только вот Сириус прекрасно знал, что они обсуждали отправление письма Альбусу еще ночью, только вот матушка явно не спешила. Видимо, ей надо было хорошенько выплакаться, чтобы осознать все, а потом уже вспомнить про поручение от толпы незваных гостей. Поэтому отправляясь в Нору, Сириус думал о том, что им наверняка прилетит от директора за то, что не поспешили сообщить именно ему. Но лично у Сириуса вообще не было ни единой свободной минуты. Да, возможно он поставил личные интересы выше других, но ночь на Гриммо прошла странно. Крики матери, ссора с ней, попытки все осмыслить, обдумать, разговор с Гарри утром и попытка спасти брата, беготня по Министерству, встреча с Эми и сражение с оборотнями, - все это слилось воедино и голова раскалывалась от количества информации и пережитого. Поэтому стоило переступить порог дома, где Молли старалась успеть все приготовить к началу собрания, как Блэк устало рухнул на диван. Но поморщился, достав из-под себя какое-то маггловское приспособление - то ли пульт, то ли что-то похожее. Артур обожал разного рода вещи, что очень злило его супругу, которая терпеть не могла все это. Вытянув ноги, Сириус сполз пониже, закопавшись в подушки и прикрыл глаза, краем уха слушая разговор Поттера и Молли. Но вскоре все стихло и Блэк почувствовал, как проваливается в дрему. Сон жадно затянул его, окутывая своими путами и цепко сжимая. Несмотря на то, что поспать нормально ему не удалось, Сириус какое-то время словно сопротивлялся, не желая сдаваться без боя. Отдохнуть на Гриммо не получилось просто потому, что это было Гриммо. Тот самый дом, откуда он благополучно сбежал, оставляя позади себя прошлое, семью, мать, воспоминания. Поттеры приняли его тогда с распростертыми объятиями как родного, не смотря на то, что Юфимия приходилась Вальбурге какой-то там тетушкой через мать. Сириус запрокинул голову, стараясь не думать о своей семье, мысли о которой его угнетали. Конечно, стоило сказать матушке спасибо за гостеприимство, что приютила, не выгнала. Но вовсе не хотелось думать об этом. Поэтому Блэк погрузился в сон с более приятными мыслями. С мыслями об Эми. В них, несомненно, вплеталась и тревога, ведь он оставил девушку в Мунго, но в надежде, что там безопаснее, чем на улицах. И оставил ей Зеркало для связи, надеясь, что она не станет геройствовать, а вовремя позовет его, если что-то случится. Но пока что второй Зеркало, которое он забрал у Поттера, молчало. Им не было нужно средство для связи, так как они вместе пришли из Лондона, оставив Люпина в Хогвартсе сторожить Петтигрю. Пришлось приложить немало сил, чтобы Сириус не порвал крысу на куски, но друзьям и профессору удалось его вразумить отчасти, поэтому сейчас он и спал на диване, немного отдыхая. Однако, сон не продлился долго, - или же ему так показалось, - потому что голос директор резанул слух и Блэк лениво приоткрыл один глаз, следом открывая и второй и разглядывая людей, которые успели собраться. Слушая Альбуса и его гнев, Блэк лишь вздыхал. Естественно, если бы матушка вовремя отправила сообщение, проблем было бы меньше, но почему-то она решила, что с этим можно повременить, а Сириус видимо слишком обрадовался выжившим Поттерам, чтобы подумать головой. Кивнув девочкам из камина, он перехватил взгляд Минервы, а затем посмотрел на Поттера, который вдохновленно начал вещать, пересказывая события минувшего дня. Вставка Доркас о спасенном Регулусе заставила Блэка невольно вздрогнуть и податься вперед, но лишь когда Джеймс замолчал, обращаясь к нему, Сириус медленно потер ладони друг о друга.
- Я собирался вечером проведать Питера, - Блэк цокнул языком, проведя им по зубам с ненавистью, - словно почувствовал неладное, но мне на порог свалилась МакКиннон и нам пришлось отбиваться от Пожирателей, а потом лететь сперва к Поттерам, потом уже на Гриммо. Я за эти сутки дважды столкнулся с Беллатрикс, - Сириус фыркнул, раздраженно отмечая, что этот день смело можно было назвать днем семьи, ведь не только кузину увидел, но и матушку, а тут еще оказывается и брат живой. - Дома, естественно, парочка скандалов, но матушка обещала отправить послание сразу, мы об этом в два часа ночи говорили, - заметил молодой человек, поднимая глаза на директора, - признаю, не стоило ей доверять, но мы все были в смятении, еще и Гарри обрушил на нас слишком много информации, - Сириус развел руками, - наутро мы с Гарри планировали спасти моего брата потому, что Кикимер рассказал мне, как он погиб и мы сумели отнять у него вот это, - Блэк сунул руку в карман, извлекая сверток, магически защищенный и упакованный. Он слабо помнил, когда успел так позаботиться об этой вещице, но держать ее голыми руками не рисковал. - Утром мы с Гарри говорили об этом. Это медальон Слизерина, один из крестражей, - Сириус развернул артефакт и положил его прямо в свертке на стол перед собой, давай возможность остальным полюбоваться. Откровенно говоря, Блэк и вовсе забыл о нем, хорошенько упрятав, поэтому и замешкался. Вспомнил бы раньше, то и пришел бы раньше, но все равно это крестраж, а если верить сказанному Гарри, то его не так-то просто уничтожить. Откинувшись на спинку дивана, Блэк машинально положил ладонь на карман, проверяя не нагрелось ли зеркало, но оно оставалось холодным, заставляя все же начать нервничать. С одной стороны, она вполне могла благополучно добраться до дома и уснуть, устав от всего. Но с другой - могла ведь и сообщить, все ли в порядке. Нужно было придумать какой-нибудь артефакт, который бы сообщал о местонахождении Картер или что с ней все хорошо. Сириус вздохнул, глядя на крестраж. Если бы Гарри забрал его с собой сам, то Блэку не пришлось бы забывать о нем и таскать с собой весь день, возможно вводя в заблуждение самого Лорда, а возможно играя ему на руку. Но Сириус все же надеялся, что сейчас противник рычит и кусает стол, не зная, где находится частичка его души. Собрать бы остальные, уничтожить и тогда победа у них в кармане, но только где искать. Слушая остальных, Блэк отвел взгляд в сторону, с прищуром глядя на окно. Ему не терпелось поскорее вырваться отсюда и проверить, как там Эми, где она и что с ней, поэтому пальцы сжали Зеркало. Блэк ждал только удобного момента, чтобы отойти в сторону и позвать Картер, но пока что обсуждали крестражи и это было важны. Достав артефакт, Сириус прокрутил его в пальцах, чувствуя удар коленом по колену и кивнув другу, замер, не шевелясь и слушая.

+9

6

[AVA]http://funkyimg.com/i/2M3n9.png[/AVA]
● Дополнительно: 28 лет, сотрудница ММ, аврор, член Ордена Феникса.
● Внешний вид: белая рубашка, синие джинсы, черные лаковые ботинки на небольшом каблуке, коричневый шерстяной кейп. Волосы распущены.
● Состояние: задумчивое
● С собой: волшебная палочка
♫ Imagine Dragons – Battle cry


Гестия устала. От войны. От бесконечных стычек с Пожирателями. От предательств коллег в Министерстве. От неспокойной жизни, будто сидишь на пороховой бочке. От ожидания вестей, от которых зависит дальнейшая судьба многих людей.  От смертей. В ее голове сохранилось множество лиц, на которых запечатлен ужас. Она столько раз видела, как со страхом люди смотрели на зеленый луч света и не могла спасти их. Доля секунды и человек мертв. Доли секунды сложились в минуты, часы, которые ядовитым осадком осели в душе Гестии. Она хотела бы стереть эти кошмарные эпизоды из своей жизни, если бы только могла. Почему? Потому что она не смогла спасти эти жизни. И уже спасенные люди не заглушат эту боль, особенно когда в ночных кошмарах ее мучают мертвые люди, которых ей не удалось спасти. Внов и вновь она видит этот зеленый свет и просыпается со слезами в глазах. В последнее время кошмары только участились и это ее пугало. Что, если в ней что-то сломалось? И она не в силах больше помочь кому-то? Эти два вопроса, словно назойливые мухи, так и засели в голове, не давая покоя. Но никто, кроме самой Гестии, не видел этих двух мух. Они видели пчелиный рой, отважно бросающийся в атаку, только и всего.
Но Гестия решала эту проблему тем, что просто убегала от нее. Она убегала на работу, старалась брать больше заданий, чтобы у нее как можно меньше было свободного времени. Но так она заключила себя в замкнутый круг, вновь и вновь видя новых жертв. И снова пополнение в ряду ночных мучителей. И снова ночные кошмары. Пусть она падает обессиленной на кровать, пусть всего на несколько часов, но эти часы были настоящим кошмаром. 
За последнее время она забыла, что такое здоровый сон. И вот сейчас, находясь в доме у семейства Уизли, девушка была в какой-то степени рада, что в сегодняшнюю ночь снова возникли дела. О ее маленькой радости не догадывался и Леонард, который прибыл вместе с ней пораньше. Когда они появились, в доме, помимо самих членов семьи Уизли, были только Аластор Муди, Джеймс Поттер и Сириус Блэк. Последние двое спали, на их лицах без труда можно было заметить тень усталости, отчего девушка старалась вести себя как можно тише. Поздоровавшись с Молли и Артуром, Гестия молча кивнула Аластору. С ним они виделись еще в начале дня, когда он дал им с Россом указание патрулировать один из маггловских районов Лондона.
И сегодня смена не обошлась без проишествий: в одном из маггловских пабов была небольшая заварушка, правда они успели замять дело с магглами самостоятельно, без чистильщиков и обошлись без жертв. А дело было в том, что в том пабе свободно рассиживал один из Пожирателей, Эдриан Мальсибер. И ничего необычного не было бы, если бы они не заметили в его компании Шепарда Остина, "невыразимца" из Отдела Тайн. Благо, время было дневное, а потому и посетителей почти что не было. Пусть они и скрылись, зато Шепарду дорога в Министерство заказана. Они сразу же сообщили о произошедшем начальству, отправившись после всего этого домой к Леонарду. Это был обычный сценарий в последние дни – они работали вместе, а потом отправлялись либо к нему домой, либо к ней. И ее это более чем устраивало. С Лео она чувствовала себя хорошо и в его присутствии мрачные воспоминания о несчастных жертвах к ней не подступали. И так уж завелось, что кухня Лео стала негласной территорией Гестии, где она творила самые разнообразные кулинарные шедевры. По крайней мере, так называли ее стряпню все те, кому удалось ее попробовать. Девушке действительно нравилось готовить, а когда она делала это без магии, то всецело отдавалась процессу, забывая обо всем на свете и расслаблялась. Сама-то Джонс ест не так уж и плотно, потому и готовит для других, то захватывая чью-ту кухню, то принося еду на работу. Никто не жалуется, все сыты и довольны. И здесь вот, в доме семейства Уизли, пока все ожидали профессора Дамблдора и других членов Ордена, девушка по привычке заглянула на кухню к Молли, пока та умело колдовала над кастрюльками и прочей кухонной утварью.
- Молли, тебе помочь? – вежливо поинтересовалась девушка у хозяйки дома. Миссис Уизли только открыла рот, как послышался детский плачь с верхних этажей.  – Иди, я тут подежурю, - улыбнулась Гестия. Как оказалось, готовился луковый суп. Девушка нарезала последние ингриденты, как через несколько минут вернулась Молли:
- Спасибо, Гестия, располагайся в гостиной, вы с Леонардом, должно быть устали после работы.
Девушка не стала спорить, позволив хозяйке дома завершить последние приготовления. Гестия села рядом с Леонардом, дожидаясь остальных. Тут ей на глаза попалась необычная штука, что лежала на ковре. Девушка взяла ее в руки, с большим интересом разглядывая ее. Она была прямоугольной формы и на ней было множество кнопок с цифрами. Гестия знала, что Артур работает с маггловскими вещами, но сама она плохо разбиралась в них. Она повертела эту штуку в руках и вопросительно посмотрела на Лео. Хотя, вероятность того, что он мог знать ответ, была мала. Через некоторое время в камине появился Альбус Дамблдор, чуть позже за ним появилась и Минерва МакГонагалл. Гестия кивнула профессорам в знак приветствия. Ну вот, значит, совсем скоро подтянутся и остальные. Собрание началось. Девушка внимательно слушала присутствующих.  Судя по голосу Дамблдора, тот был явно зол, да и не без причины: столько всего произошло за столь короткое время. О многом из этого они с Лео знали в общих чертах от Аластора. Тот рассказал о последних событиях в Аврорате, забыв рассказать о предателе из Отдела Тайн. Но это было не удивительно, если учесть, сколько всего свалилось на авроров за последние часы. Через некоторое время из камина вышли две девушки, которых Джонс никак не ожидала увидеть – Доркас Медоуз и Марлин МакКиннон. Люди, которых считали мертвыми, появились вновь. Гестия чуть не вскочила со своего места, но учитывая серьезную обстановку, сдержалась, ограничившись лишь улыбкой. Сердце бешенно заколотилось от радости, а потом, когда ровным голосом заговорила профессор Макгонагалл, успокоилось. Профессор поделилась последними новостями из Хогвартса. Похоже и там все не менее запутаннее, снова эти порталы, которые Джонс еще не довелось увидеть собственными глазами. Если бы не мрачные лица присутствующих, она бы сочла все это за розыгрыш, но ни за что не поверила бы в какие-то временные порталы. Кто-кто, но только не рассудительная реалистка Джонс. Она перевела свой взор снова на девушек, Доркас и Марлин, с которыми ей когда-то удалось вместе поработать. Просто не верилось, что они сидели тут, словно и не умирали вовсе. Может это все сон и сейчас появятся остальные жертвы, которых не удалось спасти Гестии?
"Возьми себя в руки, Джонс. Соберись," - вмешался внутренний голос.
И все же, ей было легче поверить в то, что перед ней сидели другие люди, выпившие оборотного зелья. Вот, сейчас они должны встать и бабахнуть палочкой, чтобы их обман раскрылся. Но нет, все было спокойно.
То, что прозвучало в дальнейшем, тоже не внесло ясности в происходящее, а только еще больше запутало девушку. Нападение на Поттеров, предательство Петтигрю, обвинение Блэка в предательстве...Джонс с трудом могла все это представить. Но слова ребят только еще больше запутали девушку.
"Что за порталы это такие, черт возьми? Взрослый Гарри, малыш Поттеров? Розье помог...почему? В этом времени есть еще один Сириус...вот дела," - Гестия пыталась воспроизвести картину событий в голове, слушая проснувшихся Джеймса и Сириуса. Одна вещь была здесь самой реалистичной – медальон Слизерина, который Сирус поставил на стол перед собой. Гестия почувствовала что-то плохое, что именно она и сама не могла объяснить. Но у нее было странное чутье на всякие артефакты еще с тех времен, когда в Гриффиндоре ей их показывал Энтони Кросс. Но эта штука – что-то совсем из ряда вон выходящее. Выходит, Регулус Блэк хотел уничтожить медальон, но не смог и заплатил за эту попытку ценою своей жизни. А потом, правда, его спасли. Еще один восставший из мертвых.
"Один из крестражей, значит." Одна из частей души самого темного волшебника здесь. Верилось и не верилось в происходящее. Пока девушка ждала своей очереди, чтобы высказаться о предателе из Министерства, она уже успела войти в состояние такого удивления от всего произошедшего, что не сразу вспомнила, о чем хотела сказать. Но все же, успев поймать небольшую паузу, кашлянула и заговорила:
- И еще, касательно кипиша в Отделе Тайн... Сегодня мы с Леонардом увидели Шепарда Остина, невыразимца, в компании Эдриана Мальсибера...
Девушка взглянула на своего напарника, предоставив возможноть ему добавить что-то об этом инциденте, потому что сейчас мысли девушки рассыпались, стоило ей вновь покоситься на этот зловещий медальон.

Отредактировано Hestia Jones (2018-10-22 06:44:51)

+9

7

Дополнительно: 30 лет, аврор и член Ордена Феникса.
Внешний вид: одет во всё чёрное: брюки, ботинки и куртка с капюшоном.
Состояние: спокоен, немного уставший. Чуть позже в недоумении.
С собой: волшебная палочка, небольшое количество галлеонов, горсть летучего пороха, маленькие песочные часы в кармане и родовой перстень-печатка на безымянном пальце левой руки.


[AVA]http://funkyimg.com/i/2M3nb.png[/AVA]
Это был тяжелый день. Как обычно, в общем. В последнее время лёгкостью даже и не пахло, в воздухе стояло лишь резкое и неприятное зловоние, исходящее от Пожирателей Смерти и мешающее вдохнуть на полную грудь. Им пропитался каждый уголок магической Британии, в том числе и Министерство, которое уже начало гнить со всех сторон. Как бы орденовцы да сочувствующие им не пытались, остановить этот смрад не хватало сил. Аластор сносил голову одному предателю, а на горизонте уже появлялся новый. И так без конца. Дотянулись руки Волдеморта и до Аврората. Но хуже всего было не само наличие "крысы" в рядах борцов с преступниками, а распространение взаимного недоверия между мракоборцами, начинающими подозревать друг друга в возможном предательстве. Внутренний раздор очень сильно мешал эффективной работе, давая поклонникам Тёмного Лорда ещё одно весомое преимущество. Лишь на подразделении самого Муди эта волна сомнений не оставила существенного отпечатка. Опытный аврор и раньше никому постороннему не доверял, вбивая эту политику мини-изоляции в головы всех своих подчинённых. Поэтому они оставались частью Аврората, но самостоятельной частью. Обменивались информацией лишь между собой, доверяли только друг другу, и работали исключительно друг с другом. Такое себе представительство Ордена в стенах Министерства. И Леонарду такой курс нравился.
Росс плыл по течению, действуя спокойно, осторожно и ориентируясь по ситуации. Он отлично понимал, что дела идут крайне скверно. Просто ужасно, отвратительно и дерь... Плохо, в общем. Но шотландец не спешил нестись грудью на врага, прыгать на первый план и, размахивая руками, пытаться изменить всё к лучшему, закидывая окружающих горами гениальных идей. Нет, он не из тех сказочных персонажей, которые переворачивают мир вокруг себя с ног на голову. Лео тот серьёзный герой истории, который всегда остаётся где-то в тени, на втором плане, просто молча делая свою работу. Он не гонится за славой, не требует всеобщего внимания и признания, не желает тяжелой ноши лидерства. Поэтому ему удобно работать под началом Аластора. Муди собирает на себе большинство косых взглядов и претензий, а также все эти организаторские обязанности, позволяя Леонарду спокойно заниматься тем, в чём он действительно хорош.
Сперва самоуверенный волшебник представлял себе, как он делает свою работу в гордом одиночестве, с лёгкостью разбираясь с разного рода тёмными волшебниками, ведь он слишком крут, чтобы нуждаться в напарнике. Но наставник достаточно быстро заставил гордыню шотландца чуть попятиться назад, признавая ошибку. Каково же было удивление Росса, когда через год после начала работы в группе Муди, как только он хорошо прижился и всему научился, к нему в пару поставили Гестию - новичка подразделения. Парочка знала друг друга ещё со школы, поэтому найти общий язык не составило труда. А вскоре их отношения вышли слегка за рамки напарников, коллег, да и просто друзей. И тянулась эта история уже больше шести лет, пусть и с перерывами.

- Пора, - молвил Леонард, накинув чёрную куртку и бросив взгляд на часы. - Лучше появиться раньше других, чтобы не пропустить ничего интересного, - улыбнулся он Гестии.
Честно говоря, Росс не был самым частым гостем на собраниях Ордена. Эти коллективные заседания-обсуждения не для него. В любом случае, вся важная информация, которая мелькала на встречах, до него доходила благодаря Аластору, Кингсли или ещё кому-то. Но в этот раз явка была крайне желательной. Муди сообщил, что будут решаться критически важные вопросы, поэтому нужно обеспечить максимально возможное присутствие. Похоже, отпуск в ближайшее время выбить не получится. Как в прошлом году. И позапрошлом.
Джонс, которую Лео вежливо пропустил вперёд, исчезла в зелёном пламени камина главной гостиной поместья Россов. Подождав несколько секунд, аврор также сделал шаг внутрь, бросив под ноги горсть летучего пороха.
Оказавшись в Норе, мракоборец будто провалился в царство уюта и, на удивление, тишины. Как чистокровный и богатый волшебник, Леонард не мог назвать это жилище, выполняющее роль "поместья" Уизли, особо приличным и презентабельным, но здесь царила какая-то невероятная атмосфера, которая заставляла тебя чувствовать себя как дома. И всё это, несомненно, было заслугой одной прекрасной женщины. Женщины, которой он искренне восхищался. Молли Пруэтт-Уизли. Откуда в ней бралось столько силы? Столько любви и заботы... Откуда? Их хватало не только на собственную родню, но и на весь Орден. Она одинаково переживала за всех и каждого, всегда была готова оказать помощь нуждающимся, постоянно рисковать своей семьей ради чужих людей, при том, что от некоторых из них она была не в восторге. Даже гибель братьев, ставшая ударом не только для Молли, но и всего Ордена, ни капли не изменила её отношения к организации.
- Артур, - Росс пожал руку главе семейства, поймав его многозначительный взгляд, направленный в сторону дивана, на котором отсыпались двое старых друзей - Поттер и Блэк. - Понял, - уже тише произнёс шотландец, улыбнувшись сему зрелищу. Похоже, не только у них с Гестией был тяжелый день. - Молли, - Лео кивнул хозяйке, краем глаза заметив приближающегося Муди. Артур тут же поспешил удалиться, чтобы "помочь жене".
- Всё в порядке? - тихо спросил Аластор, подойдя к Россу. - Мы не испортили ваши планы на вечер? - с издевкой добавил он, бросив взгляд вслед Гестии.
- Не испортили, - мгновенно ответил Лео, едва заметно ухмыльнувшись. - Мы нашли себе приключения в Лондоне.
Мракоборец не знал, дошла ли информация о Мальсибере в компании Шепарда к их начальнику. Когда они с Джонс вернулись в Аврорат, Муди там уже не было, поэтому докладывать пришлось Скримджеру. Ещё сказали Кингсли, но тот также был загружен делами по горло, поэтому не факт, что он успел сообщить Аластору. Как бы не было, информация не критическая, поэтому задержка в доставке существенной роли не сыграет.
- А я надеялся, что Лонгботтомы у нас одни такие, - нахмурился Муди. - Ладно, позже расскажете. С минуты на минуту должен появиться Альбус.
Леонард в ответ лишь кивнул, после чего поспешил занять кресло в углу комнаты, дабы не привлекать к себе много внимания, но при этом иметь хороший обзор на происходящее вокруг. Ну и, конечно, приберёг место рядом для Гестии, которая побежала помогать Молли с готовкой. Начиная с семьдесят девятого года, когда Джонс попала в засаду и получила тяжелую травму плеча, Росс постоянно ловил себя на излишней заботе о ней. Он не отходил от девушки в Мунго, когда она безрезультатно пыталась восстановить подвижность руки, когда раз за разом сквозь боль заставляла себя двигать ею, сжимать пальцы и пытаться колдовать так, как раньше. А когда стало очевидно, что, несмотря на всю силу воли, затея обречена на провал, он вновь оказался рядом, но уже для того, чтобы научить её пользоваться артефактом левой рукой. Как амбидекстр с рождения, Леонард знал в этом толк и стал на удивление хорошим учителем. С тех пор прошло уже достаточно времени, больничная койка осталась далеко позади, а Гестия "заново овладела" артефактом, но история себя не исчерпала. Он продолжал заботливо присматривать за ней. И как бы волшебница не пыталась скрывать проблему от окружающих, показывая, что последствия ранения уже не беспокоят её, Лео прекрасно всё видел. В простых движениях, в прикосновениях, в бытовых делах... В конце-концов, Гестия продолжала колдовать, пользуясь левой рукой. И, признаться, Росс боялся, чтобы в один момент это не сыграло с ней злую шутку. Аврор переживал за неё так, как не переживал ни за кого другого. Слишком уж много эта прекрасная экс-гриффиндорка значила для него.
Увлёкшись мыслями, Леонард не сразу заметил, как его коллега вернулась и плюхнулась в кресло рядом с ним. Но она и секунды спокойно не просидела, подняв с пола какое-то маггловское устройство. Одна из игрушек Артура, несомненно. Шотландец не знал, зачем она была нужна и что делала. Впрочем, как и Джонс. Поэтому девушка, ещё пару секунд повертев в пальцах эту "штуку", поспешила отложить её. В комнате вновь воцарилась тишина. Но не надолго.
Камин вспыхнул зелёным пламенем, сообщая о прибытии Дамблдора, который имел слегка мрачноватый вид. Гестия кивнула директору, а Лео поспешил повторить её движение, понимая, что слишком уж ему лень вставать для приветствия, как требовали того хорошие манеры. Вскоре за главой Ордена появилась и кузина Минерва. Выглядела она как-то чересчур обеспокоенно, может даже нервно. Похоже, новости действительно были не из лучших.
Аластор поспешил встретить Альбуса, сообщив ему краткую сводку аврорских и министерских событий. Из-за полной тишины, слова Муди не остались секретом ни для кого из присутствующих. Но Леонард уже знал почти всё из услышанного. Исключением было лишь нападение на незнакомую ему Мэри Макдональд, которую спасла Эми Картер. Подробностей этого инцидента шотландец не знал. Но никто не пострадал, это уже хорошо.
Вскоре после Минервы появился старик Элфиас Дож, откланявшись присутствующим. На этом прибытие членов Ордена, похоже, лишь начиналось. Вскоре из камина вышла.... Доркас Медоуз. Это было то, чего Леонард не ожидал. Спокойное, слегка отрешенное и заскучавшее выражение лица моментально испарилось. Глаза увеличились от удивления и лёгкого шока. А эмоции... Почему-то, аврор не чувствовал ничего. Совершенно ничего. Ведь это было просто невозможно. Медоуз умерла. Её убил Волдеморт, об этом знали все. Так как она может быть здесь, как?! Первой мыслью было выхватить волшебную палочку, дабы разобраться с самозванцем. Но шотландец сдержал себя, даже не сдвинувшись с места. А вот когда за неё появилась Марлин... Пришлось вцепиться руками в подлокотники кресла, дабы не сорваться с места. По всему телу пробежала волна дрожи, а мозг, похоже, окончательно отключился, отказываясь верить в чудесное воскрешение тех, кто считались мёртвыми. Взгляд скользнул по окружающим, пытаясь отыскать единомышленников. К счастью, удалось. Леонард даже почувствовал лёгкое облегчение, убедившись, что он не единственный, кто ничерта не знал и удивлён возвращением этих двоих девушек из мира мёртвых. Та же Гестия, очевидно, испытывала то же самое. Это отчётливо читалось в её глазах, когда их вопросительные взгляды пересеклись. А вот Минерву, например, это совсем не удивило. Кузина наградила Доркас и Марлин напутственными словами, положив руки им на предплечья. В это время Росс поспешил принять прежнюю позу, а также вернуть спокойное выражение лица, делая вид, что он понимает, что здесь происходит. Глубоко в душе шотландец очень сильно надеялся, что сейчас он услышит вразумительное объяснение этого хаоса.
- Ничего особенного, кроме нападения на Поттеров, - громкие слова Дамблдора моментально рассекли комнату, заставив Блэка и Поттера проснуться. - А так же внезапного явления "погибших" живыми. Не говоря уже о временных порталах, пострадавшей в Хогсмиде девушке и гостях из будущего.
Началось.
Из всего списка, Леонард знал только о временных порталах. Вскользь. Один такой как раз открылся в Отделе тайн. К нему тут же согнали хит-визардов и авроров на охрану. Но где порталы, там и гости из будущего. Дальше оставалось лишь слушать и поглощать информацию, пытаясь не упустить ничего важного. Это собрание Ордена обещало быть необычайно интересным.
Альбус продолжал упрекать присутствующих в бездействии, в том, что они недостаточно информируют его о происходящем, в отличии от уважаемой госпожи Вальбурги Блэк. До чего же мир докатился... Дальше пошли вопросы о порталах, гостях из будущего, Петигрю, мёртвом Розье... Или он тоже оказался живее всех живых, как Марлин с Доркас? В голове Леонарда творился настоящий бардак, он всё пытался разобраться с услышанным, но пока получалось плохо.
- Питер находится в Подземельях под замком, - первой ответила Минерва.
Значит, Петигрю был тем предателем в рядах Ордена, о котором уже давно подозревали. С этим разобрались, дальше.
- Рубеус готовится к проверке портала в Запретном лесу. Гарри Поттер делился его местоположением, когда я уходила, - продолжила она.
На этом моменте Росс на секундочку замер, но быстро пришел к выводу, что речь не о маленьком ребёнке, а о том самом "госте из будущего". Сынок Джеймса и Лили пришел из другого времени. Скорее всего, это как раз и было связано с тем самым нападением на Поттеров. Логично предположить, что парень пытался его предотвратить. И удачно.
Дальше слово взял Джеймс.
- Эм... Тут вот какое дело, директор... Если по порядку, то...
Одного таланта у Поттера уж точно было не отнять - он отлично умел рассказывать истории. Из услышанного Леонард понял то, что к Джеймсу и Лили вечером завалился их сын из будущего, сообщил о нападении Пожирателей, затем что-то пошло не так, они долго отбивались и помог им не кто иной, как сам Эван Розье, который вроде как был убит Аластором. Но чем дальше в лес... Потом они пошли в дом к Сириусу, затем в будущее на пятнадцать лет, где спасли "другого" Сириуса от смерти при помощи крышки мусорного бака, притащили его сюда, затем наткнулись на Клэр Разерфорд, которая сожгла лавку Эми, отвели Картер в Мунго, и наконец встретили в парке компанию из оборотней, Снейпа и Беллатрикс.
Твою ж мать...
Росс едва сдержал истерический смешок, пытаясь переварить всю эту гору абсурдных событий, помешанных на путешествиях во времени. В памяти сразу же возникла история об авроре, который гонялся за тёмным волшебником, использующим маховик времени. В итоге они оба оказались в Мунго, приболев на голову.
Сириус добавил ещё больше деталей в мозаику, сообщив о спасении своего брата и о внезапном появлении Марлин на его пороге. Затем Блэк вытащил из кармана свёрток, в котором, как оказалось, был спрятан медальон Слизерина, являющийся крестражем Волдеморта. Частью его души. И это была последняя капля. Настоящая передозировка информацией. Возможно, не будь Лео чистым рейвенкловцем, который по мере получения знаний пытался проанализировать все детали и закономерности, он бы намного легче перенёс такой бум, но сейчас он попросту впился взглядом в медальон, полностью погрузившись в собственные мысли, где здравый смысл панически носился из стороны в сторону, раскидывая всё услышанное по полкам и периодически сбивая с ног несчастную логику.
- И еще, касательно кипиша в Отделе Тайн... Сегодня мы с Леонардом увидели Шепарда Остина, невыразимца, в компании Эдриана Мальсибера...
Приятный голос Джонс вытащил Росса из глубин сознания, заставив оторвать глаза от медальона Слизерина. Он пробежался взглядом по членам Ордена, внимание которых сейчас обратилось к их с Гестией уютному уголку. Выдержав секундную паузу, Лео, взглянув на Муди, спокойно произнёс:
- Да. Мы наткнулись на них в маггловском Лондоне, - он говорил чётко и неспешно, в своей привычной манере. - Попытались задержать, но они унесли ноги сразу же, как только нас заметили. Скримджер уже знает. И Кингсли, - шотландец криво улыбнулся, поспешив добавить: - Но, по сравнению с вашими историями, наша едва ли стоит внимания.

Отредактировано Leonard Ross (2018-10-22 00:29:07)

+9

8

[nick]Гость[/nick][icon]http://funkyimg.com/i/2M3n7.png[/icon]Сложно сказать, шла ли ситуация на лад или наоборот, но она хотя бы прояснялась, а это уже неплохо. В складывающейся ситуации понимать происходящее - уже достижение. И хорошо, что ситуация прояснялась для всех членов Ордена Феникса, которым можно было доверять. "Конечно, если бы нельзя было доверять кому-то ещё, Гарри Поттер наверняка предупредил бы", - хотелось злиться, ругать, отчитывать, воспитывать. Наверное, впервые он был настолько обескуражен, что с трудом справлялся со своими эмоциями, но появление из камина Доркас и Марлин... Подействовало, словно хорошее успокоительное. Конечно, они тоже могли бы и предупредить, но, в отличие от этих оболтусов, они только-только унесли пятки от верной смерти... Ладно, Это он так от волнения за ребят. Конечно, никакие они не оболтусы, а выдающиеся, талантливые волшебники, ценные соратники и просто хорошо воспитанные молодые люди с высокими моральными ценностями, но порой их поведение совершенно не соответствовало статусу. "Хотя я уверен, что из Джеймса мог бы получиться отличный директор Хогвартса. Однажды, когда меня спишут в утиль. Если он меня переживёт..." - его кислую улыбку не было видно присутствующим, ведь он отвернулся к окну, позволяя всем присутствующим встретить живых девушек объятиями и приветствиями, словно преподаватель, дающий шанс особо безнадёжным ученикам хоть что-то списать на экзамене.
К счастью, приветствиями обменивались недолго, зато тут же начали докладывать о том, кто что повидал и где в чём поучаствовал.
Дамблдор успел к собранию узнать достаточно много, но были и моменты, ставшие сюрпризом даже для него, не говоря уж о тех, кто гораздо реже появлялся на собраниях и погряз в рутине бесконечных боевых заданий. Альбус кивал с пониманием и самым серьёзным видом на сведения от МакГонагалл, Поттера, Блэка, да всех, а затем задумчиво обвёл взглядом Гестию и Лео, а потом посмотрел на Муди, как будто общаясь с ним телепатически. Хотя почему "как будто"?
Но тут-то на столе неожиданно для всех оказался медальон Слизерина, который учтиво всем продемонстрировал Сириус. Тут же взгляды всех присутствующих были прикованы к интересной вещице. Исходя из рассказов друзей, денёк у них вышел действительно несладким. "А я злился", - укорил он себя, но лишь на мгновение. Нужно было их воспитывать, а то в самом деле забудут об общей цели, ради которой все они объединились и лично подписались рисковать своими шкурами. Днём и ночью. А всё же с трудом у него получалось сохранять негативный настрой. Особенно - когда компанию скрашивают ароматы кухни Молли и весёлые рассказы Джеймса. Но сейчас веселиться было не время. Возможно, это собрание будет последним для многих из них. И только от них зависит, будут ли жертвы завтра, и если да - то сколько.
- Сегодня мы с Леонардом увидели Шепарда Остина, невыразимца, в компании Эдриана Мальсибера...  - в этот момент в камине появилась Эммелина Вэнс и на произнесённые имена резко многозначительно перевела взгляд на Леонарда с Гестией, а после пояснения Росса она совершенно нахмурилась и, отойдя от камина, скрестила руки на груди, после чего вставила свои пять копеек:
- Этот Шепард - тот ещё паршивец. Слушайте невероятную историю! Той ночью заработали порталы! - она ожидала, что произведёт на всех фурор своими речами, но не увидев ожидаемой реакции, она решила пояснить, - заработал портал временной в Отделе Тайн, ау! - но и тут никто не начал удивлённо восклицать. Тогда Вэнс смекнула, что, видимо, успела сама немало пропустить, а эта информация уже никого не удивляет, - в общем, прошлой ночью я дежурила в Отделе тайн, а оттуда как выскочит парень, ну, молодой такой. Я ему - ты кто такой? - а он мне - Джеймс Сириус Поттер! - она многозначительно взглянула на парочку, с удобством расположившуюся на диване.
- И где он сейчас? - Аластор нахмурился. Все эти гости, порталы во времени ему явно не нравились. Ничего удивительного, за вмешательство во время всем, возможно, ещё придётся горько расплачиваться.
- В том и дело, что этот, простите, мешок навоза, Шепард Остин позвал меня на беседу и как услыхал о том, что у меня в компании незнакомый волшебник, как я словила снотворное зелье, я даже палочку достать не успела, - кажется, ей даже было стыдно, судя по её выражению лица. Дамблдор потёр собственную переносицу и тихо промычал своё "пу-пу-пу-у...", - когда я очнулась, Шепарда уже не было. Этого мистера Поттера, если он Поттер, конечно - тоже. С другой стороны его конфискованной палочки тоже уже не было, так что он мог сбежать сам и... И я не знаю, где его искать. Правда, мне сказали, что его палочку потребовала из конфискованных вещей Маргарет Фоули... Странно, разве нет? - она огляделась по сторонам и лишь теперь со всеми поздоровалась. Очередная загадка без выхода к ответам? Что же, не совсем. Придётся как-то разруливать ситуацию, складывающуюся явно не в пользу Ордена Феникса.
- Джеймс Сириус Поттер и девушка из будущего, Гермиона, были обмануты мисс Фоули, не сомневайтесь, что она играет на стороне Волдеморта. Возможно, этот юноша всё ещё в плену, из которого бежала девушка, - конечно, он уже успел проникнуть в сознание мисс Грейнджер и ознакомиться с её последними впечатлениями от этого не самого удачного для неё дня, - наличие возможных пленников нужно будет учитывать при планировании операции... Элфиас? - Дамблдор перевёл взгляд на своего старого доброго друга, который пока ещё не нашёл времени высказаться.
- Да, Альбус, я нашёл Квирелла. Он сейчас в Риме, исследует аномальные источники, привести его к тебе не будет проблемой, - тут же сообщил он без лишних вопросов. А ведь Альбус написал ему всего три часа назад, и когда Дож всё успевает? Впрочем, тот-то успел отправиться в путешествие и обзавестись связями по всему белому свету, так что касательно поисков он никогда не подводил. Дамблдор благодарно кивнул своему другу и сложил пальцы вместе, так и не соединяя между собой ладони до конца.
- Итак. Послушайте внимательно, - наконец, выдохнул он, - Артур, ты хорошо позаботился о защите Норы от посторонних ушей?
- Обижаете. К слову, мне тоже есть, что вставить. Сегодня к нам в Нору заявился наш сын, Чарли. Уже совершенно взрослый. Оказалось, он занимается драконами! - восхищённо вставил он, но вспомнил, что сейчас не вечер хвастовства личными заслугами и тут же затих, не спуская больше взгляда с Дамблдора.
- Минерва, я виду переговоры с французской школой магии. Возможно, сегодня-завтра она даст добро. Ученикам будет намного безопаснее там, потому что теперь проведение уроков в Хогвартсе мне кажется практически невозможным. В этом году и так умерло слишком много людей, а нападение на Хогвартс вполне можно ожидать от Волдеморта, пусть даже пока об этом речи ни от кого не шло. В случае, если мы получим добро, нужно будет сообщить родителям учеников, а тем, кто откажется - выдать детей лично на руки, потому что в военном положении школа едва ли может обеспечивать их защиту. Детали обсудим лично, чтоб не утруждать головы несчастных. Насчёт Питера я тебя понял. Главное - чтобы его состояние не стало критическим, он потерял много крови. А я напоминаю, что убийство кого-либо - не наша цель. Даже если он - предатель, - он многозначительно поглядел на Блэка, - наша цель - остановить Волдеморта, остановить раскол магического сообщества и сохранить (!) как можно больше жизней. Хорошо, что ты к Рэмусу прислала Флитвика, - добавил он Минерве мягче. Очень хорошая мысль. Ведь, судя по рассказам ребят, оборотни сегодня принимали волчью ипостась, несмотря на то, что до полнолуния ещё жить и жить. Порталы явно плохо сказываются на лунных циклах и оборотнях, а гуляющий по Хогвартсу оборотень - это явно не самый лучший способ держать учеников в целости и сохранности, - если в школе не останется учеников, то штаб-квартира Ордена Феникса будет перенесена туда, я сообщу. Если же ничего не выйдет, то Джеймс Поттер, прекрасно осведомлённый об уровне школьной безопасности, обязательно поспособствует мне в сохранности учеников, - вставил он в ответ на замечание Джеймса о недостаточной защищённости стен школы, конечно, не оставшееся без внимания Дамблдора, - что до Крестражей, - он сморщил нос. Одно это слово вызывало неприязнь, после него хотелось прополоскать собственный рот, а Тома всего пропитать чем-нибудь обеззараживающим и очищающим, - Гарри Поттер назвал мне их все: диадема Рейвенкло, медальон Слизерина, кольцо Марвелов, дневник Тома Риддла, который похож на пустую чёрную книжку, а также чаша Хельги Хаффлпафф и змея-спутница Тома. Возможно - Квирелл, но вряд ли он успел стать Крестражем, раз он так далеко от Лондона, - он кивнул Элфиасу и выдержал паузу, пока все справлялись с осознанием раскола души на столько частей, - скорее всего почти все они находятся в руках Волдеморта, но если вдруг вам на слух попадётся что-то из перечисленного - я прошу иметь это в виду и держать ухо востро. Сейчас в наших руках медальон, - он кивнул на побрякушку, всё ещё приковывавшую к себе всеобщее внимание, - и диадема, она сейчас у Гарри Поттера в Хогвартсе. Кроме того. Диадему пытался похитить из школы Абраксас Малфой, но ему досталась лишь подделка, на которую я наложил следящие чары. Если не от диадемы, то от Снейпа, пострадавшей девушки в Хогсмиде или младшего брата Сириуса мы вполне можем узнать, где прячется Волдеморт и, когда придёт время, мы сможем его атаковать. Уничтожить крестражи не так просто - это либо запретное заклинание, за которое мы с вами дружно схлопочем поцелуй дементора, - он сделал многозначительную паузу, как бы предупреждая, что рисковать подобными амбициозными затеями не стоит, - либо яд Василиска, раздобыть который не так уж просто, но, думаю, этот вопрос в ближайшее время уладится и каждому из вас будет передано это смертоносное оружие, чтобы вы могли им воспользоваться, если вдруг Крестраж попадёт вам в руки, - он поблагодарил Молли за стакан воды, потому как голос уже начинал садиться. Давно он не говорил так длинно и монотонно, даже первого сентября приветственная речь была короче, - остерегайтесь оборотней, которых, судя по рассказам Джеймса и Сириуса, сегодня на улицах хватает. И приглядывайте друг за другом... - он снова многозначительно посмотрел на Сириуса и Джеймса.
- К слову, да, Мэри Макдональд упоминала, что как раз улаживала последствия нападения оборотней в каком-то парке, - пробормотал себе под нос Муди.
- Что до Эвана Розье - он был замечен в Хогсмиде. Вместе со спутницей - я предполагаю, тут вариантов немного, может, мисс Кэрроу или Разерфорд... Может, мисс Эйвери, - пытал очередную гостью из будущего. Поэтому крайне советую вам держать его на расстоянии вытянутой руки, быть умнее и хитрее, не знаю, что он задумал. Но имейте в виду, его игра далеко не чиста. Ну и, наконец, порталы. Портал в Лондоне, на пересечении Косого и Лютного переулков, из которого попала гостья, портал в Хогвартсе, портал в Запретном лесу, - он кивнул Минерве, - и портал в Отделе Тайн. Вмешательство во время - это опасная игра, на которую пожиратели смерти пошли от отчаяния. А значит, у нас были все шансы сломить Волдеморта и мы им уже однажды воспользовались. И сделаем это снова. А порталы, вероятно, могут лишь сыграть нам на руку, но с временем не играют. Я бы крайне рекомендовал вернуть Сириуса из будущего в его время, потому что если закроются порталы... Он может тут застрять надолго. Может, навсегда. Так что надеюсь, вы об этом позаботитесь, - он, нахмурившись, посмотрел на Джеймса, - и вам надо хоть немного поспать, выглядите кошмарно, на те вот, - он леветировал к ним леденцы словно бы в знак примирения после того, как косвенно отчитал их в начале собрания, - Элфиас, мне нужно, чтобы Квирелл нам не мешал. И ещё - немного его плоти. К счастью, у нас имеются кой-какие запасы оборотного зелья, - "хотя с метаморфомагом было бы намного проще", - когда ты это сделаешь, будем планировать операцию по захвату крестражей Волдеморта. К этому моменту вы оба нужны мне выспавшимися, - он скривил губы, - теперь все слушайте. Всех несовершеннолетних гостей из порталов отправляете, как уже сказано, в Хогвартс. О совершеннолетних уведомляете меня или Аластора. И чем быстрее - тем лучше. Кто-то открыл порталы в будущем и устроил нам небольшой переполох, скорее всего, этот человек сейчас находится в нашем времени. Нам нужно его найти. Наверняка он работник Министерства и у него есть спутники, которые помогли ему дойти до порталов в его времени и открыть их.
- Очень может быть, что Джеймс Сириус Поттер был спутником этого "открывателя", - задумчиво вставила Вэнс.
- Поэтому всех гостей из будущего аккуратно допрашиваем на эту тему и ищем этого человека. Всех гостей из будущего нам нужно по максимуму вернуть в своё время, хотя это лишняя забота, само собой, лишняя головная боль. Этот человек наверняка действовал из благих побуждений и поможет нам их закрыть. В противном случае закрывать порталы должен будет отправиться доброволец, но об этом ближе к делу. Однако мне надо знать, кто из вас мог бы... Если никто не решится - то я посоветую новую кандидатуру на пост директора и займусь этим вопросом лично. А пока за порталами нужно обязательно присматривать. Аластор?
- Да, о портале в Отделе Тайн ночью позаботится Гестия, о портале в Косом переулке - Леонард, - далее Аластор тише добавил, - надо же им отдохнуть друг от друга, - тут он снова вернул голосу прежнюю силу, - Эммелина и Кингсли пока будут на подхвате, я присмотрю из своих ребят ответственных.
- Хорошо. Я и Минерва пока займёмся порталами на территории школы и Запретноего леса. Думаю, есть возможность заблокировать проход через портал с помощью древней магии... А тебе, друг мой, нужно будет...
- Разведать обстановку у убежища Волдеморта, как только будет установлено его точное местоположение, - отозвался он, потому что уже говорил об этом с Альбусом в письмах, - да, Флетчер составит мне компанию, - он покосился на того. Кажется, Флетчер не обрадовался, - может, попросим Северуса или Регулуса достать Крестражи?
- Я думаю, Волдеморт им не доверяет. Мы не знаем, насколько полную информацию он получил из будущего. Если он знает всё, то вариант с Квиреллом будет самым неожиданным и толковым. В конце концов, Питер тоже может вернуть честь своему запятнанному имени. А теперь всем по местам, а то Сириус не выдерживает уже сидеть на месте, того и гляди - выпрыгнет в окно. Передавайте пламенный привет миссис Блэк. К слову, Эми Картер может отправиться в Хогвартс, я всегда буду рад её компании. Ну это так. Если вдруг кто её встретит. У кого вопросов нет - свободны и ждите следующего сообщения. Джеймс, ничего не забудь. И если планы не изменятся - тебя и Сириуса я хотел бы видеть завтра утром в Хогвартсе. Утром - это не после обеда и даже не после ужина, - он выдавил усталую улыбку и втянул носом воздуха, - и было бы здорово, если бы кто-то из вас помог ночью по дежурству в Хогсмиде, - он посмотрел на замученных Блэка с Поттером и не стал им предлагать такого веселья, - может, Артур? Доркас, Марлин? Если нет - Аластор, найди более менее толковых ароров, а то там скоро будет рассадник Пожирателей. Ну идите, а мне надо дождаться Лонгботтомов, у которых сегодня явно не задался отпуск... - благодаря наушнику он, конечно, прекрасно знал о состоянии дел в Хогсмиде сейчас. И если вопросов не останется - может, придётся лично вытащить зады Аберфорта и его посетителей из только отреставрированной Кабаньей головы.

Отредактировано Albus Dumbledore (2018-11-04 16:59:13)

+10

9

- Если по порядку, то мы с Лили собирались ложиться спать, когда к нам на порог завалился взрослый Гарри.
Минерва слышала эту историю, поэтому привычно стояла молча и смотрела на то, что происходит перед ней. В скромной, но достаточно уютной кухне собралось столько волшебников, что, пожалуй, стоит задуматься о безопасности Лондона в целом. Рядовые Аврората, представители Хогвартса и Министерства Магии ютились в доме Уизли, когда как Пожиратели смерти наверняка не сидели сложа руки.
Женщина взглянула на свое левое предплечье, скрытое длинным рукавом мантии. Конечно, метки там не было, но с ее помощью Темный лорд общался со своими подопечными. Это было быстро и удобно лично для него. Он мог просто отдавать приказы, даже не призывая последователей к себе. Поэтому, может, иногда они оказывались на шаг впереди? МакГонагалл с сомнением посмотрела на угол стола перед собой, разглядывая немного растрепанное дерево. Мог ли Петтигрю каким-либо образом оповестить соратников о своем местонахождении? Она поежилась, почувствовав неприятный комок эмоций в районе сердца.
Предатель.
Профессор никак не могла понять, что вело юным Питером, как он пришел к такому решению и почему сдался. Обведя взглядом его друзей, профессоров и коллег, Минерва качнула головой. Не уследила, не придала значению тому, как чувствовал себя гриффиндорец. Ведь добро или зло - это лишь условности. Человек рождается нейтральным и лишь посредством окружающей среды воспитывается теми или иными идеями. МакГонагалл никогда не думала о «зле», как о возможносим. В Хогвартсе она никогда не переходила черту злобы, потому что была воспитана соответствующе, знала, что такое совесть и как легко ее муки могут разрушить душу.
А Питер… Это ее упущение, как декана, профессора и наставника. Вместо того, чтобы поощрять шалости Мародеров, нужно было обратить внимание на их взаимоотношения внутри. Не закрывать глаза на то, что Петтигрю жался сзади, не качать головой, когда один из них толкал его в бок, а пригласить парня к себе в кабинет.
Возможно, то же самое чувствовал Альбус много лет назад, когда из-под его крыла вышел Том Риддл. Минерва не могла знать наверняка, но видела разочарование и грусть в глазах профессора. Ведь зло можно остановить на корню, успеть, задушить демона сразу. Не надеяться на случай или на то, что все люди такие же, как и мы сами.
- То есть Регулус жив и на Гриммо? Это же здорово!  В плане что у него же метка, он пожиратель и может пригодиться. <…> Клэр Разерфорд, - она кстати тоже с меткой…
МакГонагалл ловила каждое слово, которое произносили присутствующие, но акцентировала внимание лишь на особо важных. Буквально загибала пальцы, считая, сколько тех самых несчастных детей обратились ко злу в попытках обрести себя. Регулус был смышленым мальчиком. Слишком заносчивым и горделивым, но это скорее зависело не столько от воспитания, сколько от желания быть достойным своего брата. Рано или поздно любое восхваление может покрыться ненавистью и злобой. Может, с юным Блэком произошло именно это. Может, поэтому Минерва чувствовала тяжесть на своих плечах. С каждым новым именем она все ярче видела, что они проиграли изначально. Они, воспитатели, профессора, допустили такое. Не предусмотрели, что воспитание дома может проиграть воспитанию в школе. Мисс Разерфорд была с отравленной душой всегда, но даже к ней, - Минерва была уверена, - можно было найти подход. Только если бы она переступила через свое отвращение к слизеринцам, только если бы перестала так яростно концентрироваться на том, что «важно», а не «нужно».
- Утром мы с Гарри говорили об этом. Это медальон Слизерина, один из крестражей.
МакГонагалл посмотрела на медальон, который являлся частью души Темного лорда. Она лишь слышала о крестражах, но не могла предположить, какой формы они являлись. Если честно, Минерва не интересовалась темной магией и особо не вчитывалась в то, что являлось определением этого волшебства. Каким образом Темному лорду удалось создать из обычного аксессуара оружие… убийства? Мог ли этот медальон убить? Профессор с опаской посмотрела на предмет на столе, после переводя взгляд на Молли. В ее доме было семеро детей, жизнями которых она рисковала, а один из гостей оставляет на обеденном столе подобные артефакты. На столе, за которым дружная семья завтракает, обедает, ужинает и пытается жить так, словно за окнами не рушится мир.
- Аластор, будь добр обезопасить это что-то и убрать со всеобщего обозрения, - попросила Минерва, обращаясь к аврору. Возможно, стоило сказать это директору, но Альбус был занят вниманию новостей, а не успокоением Молли и ее сомнений. - Дорогая, расслабься, - МакГонагалл приободрила бывшую студентку, пытаясь показать, что на ее стороне достаточная сила, способная помочь и отстоять безопасность ее семьи.
Муди подобрал медальон, аккуратно заворачивая его в платок. Весьма осмотрительно, но ничего другого от опытного аврора ожидать не стоило. Прикасаться к артефактам, тем более темным, голыми руками было глупо, и только тот, кто не посещал Заклинания или же был невнимателен на ЗоТИ мог допустить такую ошибку.
Когда темная вещь оказалась спрятана, Минерва наконец спокойно выдохнула, сужая глаза и пытаясь сосредоточиться на происходящем. Альбус уже перешел к нравоучениям, когда рядом появилась Эммелина.
- В общем, прошлой ночью я дежурила в Отделе тайн, а оттуда как выскочит парень, ну, молодой такой. Я ему - ты кто такой? - а он мне - Джеймс Сириус Поттер!
МакГонагалл посмотрела на Поттера, едва ли качнув головой. Если по земле ходит человек с именами двух человек, стоявших посреди комнаты, то каким же было это будущее? Получается, одним из гостей был еще и внук Джеймса, который так же где-то бродит. Минерва поджала губы, сосредоточенно опуская взгляд, чтобы осмыслить все озвученное. Необходимо было собрать всех путешественников в одном месте, чтобы не только обезопасить их от внешнего мира, но и доставить обратно в целости и сохранности. Возможно, какое-то заклинание или же Патронус, но он вряд ли сработает…
- Джеймс Сириус Поттер и девушка из будущего, Гермиона, были обмануты мисс Фоули, не сомневайтесь, что она играет на стороне Волдеморта. Возможно, этот юноша всё ещё в плену, из которого бежала девушка.
Минерва загнула еще один палец, особо не удивляясь информации, но продолжая мысленно корить себя за то, что было очевидно до этого. Конечно, достаточно предсказуемо, что именно слизеринцы обращались к идеям Темного лорда, но это не умаляло ошибки профессоров. Если бы Гораций уделял внимание воспитанию долга и чести, то любой мальчишка подумал бы несколько раз перед тем, как переступить через собственные принципы.
МакГонагалл оставалась верна своей теории, что каждый ребенок - это отдельное существо. Изначально все равны, какой бы крови они ни были. Лишь воспитание и окружающая среда делает из человека личность. В гостиной слизеринцев царила подобная атмосфера, в которой росли люди, способные на убийства и жестокость. Это обуславливалось не только настроением в семье или за обеденным столом на каникулах, но и в компаниях между студентами. Они каждый день просыпались в одной комнате, формируя привычки и систему ценностей, которые не подходили под понятие «добро». И виноваты в этом те, кто должен был воспитать из детей людей. То есть, профессора и преподаватели, окружавшие студентов из года в год.
- Минерва, я веду переговоры с французской школой магии. Возможно, сегодня-завтра она даст добро. Ученикам будет намного безопаснее там, потому что теперь проведение уроков в Хогвартсе мне кажется практически невозможным.
МакГонагалл кивнула, хотя и не соглашалась до конца с представленной задачей. Французы оставались французами в любой ситуации. Отправить детей в Дурмстранг было слишком рисковано, а ближайшая школа помимо нее - Уаганду. Шамрбаттон мог обеспечить безопасность, но вряд ли помог студентам нагнать упущенный материал.
- В случае, если мы получим добро, нужно будет сообщить родителям учеников, а тем, кто откажется - выдать детей лично на руки, потому что в военном положении школа едва ли может обеспечивать их защиту.
- На данный момент, думаю, правильным решением будет предупредить студентов об опасности, но не вдаваться в подробности, ибо на каждый факультет найдутся храбрецы, как былые Мародеры, - заметила Минерва, принимая более уверенную позу. В конце концов это было ее место действий, и она может высказаться так, как считает нужным. - Занятия продолжатся, но в гостиных факультетов, а с получением одобрения администрации французской школы, организуем транспорт, - возможно, придется прибегнуть к пегасам или же фестралам. МакГонагалл не стала бы рисковать каминной сетью, не зная теперь, кому доверять.
- Завтра приглашу попечительский совет, - женщина посмотрела на причудливые часы семьи Уизли, - к девяти утра, - добавила она, переводя взгляд на Альбуса. - Я бы не хотела рисковать безопасностью студентов, поэтому родителям придется встретиться на нейтральной территории, профессор. Каждый из них может быть Пожирателем смерти, - заметила Минерва, прекрасно зная, кого подозревать и на кого смотреть внимательнее. Учитывая, что большое место в попечительском совете составляли чистокровные семьи, то для связи с магглорожденными придется воспользоваться помощью коллег. Она прикинула, что отпускать деканов в подобные поездки будет неправильно, а сама Минерва покинуть замок не сможет, ибо безопасность - это важное условие работы их школы. - Я понимаю, что на данный момент у нас существует нехватка персонала, но мне необходима помощь со стороны Аврората или же Министерства магии. Кто-то из присутствующих или же ваших соратников должен связаться с родителями магглорожденных волшебников. Это не займет много времени, если человек будет компетентным, - МакГонагалл обвела взглядом присутствующих, прекрасно зная, что никто не станет тратить время на подобные формальности. Возможно, она сможет рассчитывать на Мэри МакДональд или же знакомых Гестии.
- Детали обсудим лично, чтоб не утруждать головы несчастных.
- Конечно, обсудим, но профессор, обращаю всеобщее внимание на то, что в Хогвартсе помимо действующих студентов находятся еще и будущие, - Минерва поправила мантию, пытаясь сформулировать мысль. - Не думаю, что транспортировка «путешественников» оправдает себя, ибо их данные помогут нам быстрее разрешить созданную ситуацию, - она всегда говорила правильно и четко, подбирая нужные и, возможно, слишком жесткие слова. - В общем, друзья, во всеобщем хаосе, давайте не терять головы, - добавила значительно свободнее женщина, медленно выдыхая напряжение.
- Насчёт Питера я тебя понял. Главное - чтобы его состояние не стало критическим, он потерял много крови. А я напоминаю, что убийство кого-либо - не наша цель. Даже если он - предатель.
Минерва понимающе кивнула, полностью соглашаясь со словами своего наставника. Переплетя пальцы в замок, она задумчиво посмотрела на Джеймса и Сириуса. Рэмус все-таки являлся оборотнем и его состояние находилось под вопросом. Он единственным казался достаточно спокойным для того, чтобы выдержать компанию Питера. Пусть последний и оставался без сознания по просьбе МакГонагалл. Поппи похлопотала над его ранениями, но все зависело лишь от самого предателя, чем от ее чудодейственных зельях.
- Если в школе не останется учеников, то штаб-квартира Ордена Феникса будет перенесена туда, я сообщу. Если же ничего не выйдет, то Джеймс Поттер, прекрасно осведомлённый об уровне школьной безопасности, обязательно поспособствует мне в сохранности учеников.
- Если Гриммо остается защищенным от Пожирателей смерти, то штаб можно устроить и там, - предложила МакГонагалл, прекрасно помня Вальбургу Блэк. - По крайней мере Лили с маленьким Гарри находятся там, верно? - она посмотрела на мисс МакКиннон. - Думаю, не будет лишним, если миссис Поттер переберется в Хогвартс. Она хорошо разбирается в зельях, к тому же сможет в случае чего помочь мне в работе с порталами и учениками, - заметила Минерва, а потом посмотрела на Джеймса. - Вряд ли ей удобно на Гриммо, учитывая, какой Вальбурга бывает, - добавила женщина, не замечая своей фамильярности.
Альбус тем временем делился планом, касательно сбора крестражей. Пальцы загибались при упоминании Пожирателей смерти. Минерва задумалась о том, что, пожалуй, природу изменить невозможно. Перенести всю вину на воспитание в семье, а не на стены школы, в которой, оказывается, не так уж и просто получить удовольствие от обучения. Но заниматься самовнушением и иллюзиями женщина не хотела, хотя и питала некое желание скрыться за этим отражением. Все бы, что происходило сейчас, не касалось ее сердца или же совести, не мешало бы смотреть на ситуацию трезво, а не из-под очков озабоченной собственными ошибками профессора.
- Кто-то открыл порталы в будущем и устроил нам небольшой переполох, скорее всего, этот человек сейчас находится в нашем времени. Нам нужно его найти.
МакГонагалл посмотрела на двух Мародеров, с сомнением следя за их реакциями. Если кто-то и вмешался в историю, то только их потомки. Конечно, в ней говорил не здравый смысл, а лишь подозрения, которые, может, и окажутся правильными. Но если у одного из них есть внук, которого зовут Джеймс Сириус, то для другого - какого-нибудь Фламеля Рэмуса, - открыть порталы не так уж и сложно.
- Однако мне надо знать, кто из вас мог бы... Если никто не решится - то я посоветую новую кандидатуру на пост директора и займусь этим вопросом лично. А пока за порталами нужно обязательно присматривать.
- Не стройте планов заранее, профессор. Судя по тому, какие гости пришли к нам, то в этом абсолютно нет смысла, - строго смотря на своих бывших студентов, произнесла Минерва, сама не зная, с чего почувствовала укол недовольства. Скорее потому, что несмотря на ситуацию вокруг, одни и те же ребята продолжали находить приключения себе на голову. И с каждым разом эти приключения становились все опаснее и тяжелее.
- …может, Артур? Доркас, Марлин? Если нет - Аластор, найди более менее толковых ароров, а то там скоро будет рассадник Пожирателей.
МакГонагалл посмотрела на присутствующих, отмечая, что никому из них не хотелось бы проводить время без дела.
- Я не вижу мистера Подмора, - заметила она, вспоминая бывшего ученика, с которым ей удавалось найти общий язык. - Мисс Джонс, не могли бы Вы попросить его сегодня посетить Хогвартс? Думаю, его компании будет достаточно на начальном этапе, - попросила Минерва Гестию, разглядывая девушку. Она была слишком красивой и хрупкой для этой работы, но именно ее самоуверенность и дерзость сделали из гриффиндорки одного из лучших авроров. - Аластор не будет же против? - посмотрев на Муди, уточнила МакГонагалл, кратко кивая ему в ответ и поправляя края мантии. - Если будет необходимость, мы можем связаться с мистером Урхартом, - напомнила профессор о своем бывшем начальнике, который в любой ситуации окажется на их стороне.
- Я буду больше полезна в стенах Хогвартса, поэтому прошу меня извинить, - прервала тишину профессор, отходя обратно к камину. - Молли, спасибо за гостеприимство. Если возникнет необходимость, свяжись со мной Патронусом, и мы обеспечим безопасность твоим детям. Джеймс, не стесняйся отправить Лили в замок. Думаю, обоих твоих детей он сможет выдержать, - напомнила Минерва, зачерпывая летучий порох и оглядывая собрание Ордена Феникса. - Я не буду находиться в кабинете постоянно, но вы всегда сможете связаться со мной с помощью Патронуса. На остальные послания я реагировать не буду, ввиду предательства и общей содомии, - женщина чуть поморщилась, пытаясь вернуться к более привычному поведению для себя. - Всех студентов переправляйте через Кабанью Голову, ибо там есть проход в замок. Перед тем, как отправить кого-либо обязательно уведомите меня, чтобы незнакомец был устроен в замке и внесен в список, - Минерва внимательно посмотрела на бывших студентов. - Обязательно, значит, обязательно не из глупых привычек, а из соображений безопасности. Достаточно тех жертв, которые мы уже пережили. - К слову, обратите внимание на сына Лонгботтомов. Если Темный лорд знает о том, что убийство Гарри Поттера невозможно, он может воспользоваться ситуацией в привычной ему манере и нанести удар по другому ребенку, - скользнув взглядом по мистеру Блэку и выжившим студенткам, она посмотрела на кузена. - Помните, что лучший щит - это ум, а не отважный, но в большей степени напрасный героизм. Я намерена увидеть всех вас живыми по истечению следующего дня, - кивнув Леонарду и Альбусу, Минерва встала в камин.
Во взгляде проскользнуло сомнение. После строгой речи, какой бы сильной МакГонагалл ни была, но капля сожаления и нежности все же была обращена ко всем присутствующим. Хорошо, что различить ее было дано не каждому, а дым от летучего пороха отлично позаботился об этом. Может, именно благодаря своему поведению и внешней сдержанности Минерва все еще оставалась строгим и справедливым профессором. Женщиной, всем сердцем переживающей за своих студентов, но не показывающей это, дабы не подвергнуть никого ни опасности, ни эмоциональной слабости.
[AVA]http://funkyimg.com/i/2KuLt.gif[/AVA]

Отредактировано Minerva McGonagall (2018-09-23 13:41:21)

+10

10

Внутренний олень скучающе пошевелил пушистым хвостиком, выражая настроение Сохатого. Чуткая душа анимага требовала больше веселья и хорошего настроения, а не серьезных и мрачных лиц, собравшихся вокруг круглого столика. Поттер вот может и был оленем по жизни, но одно понимал точно: нельзя было сидеть с такими лицами на собрании, где решался вопрос о спасении целого мира. Вот сейчас бы огоньку да виски побольше, музыки погромче и кустов повыше. Ирландские танцы можно и копытами отбивать. Только после выпивки, да. С головой-то дружить надо было, а то где-то бегает Волдеморт с голым задом, как ошпаренная потаскуха и ищет, где бы отхватить себе кусочек побольше. Вот даже Блэк на одном месте усидеть не мог. Изложить-то данные изложил, вещицу приложил, чтобы сильно его не били, но как только все начали кудахтать, он сразу о своем думать начал. Считал ли умный Сириус, что никто этого не замечает или ему просто было плевать на всеобщее мнение? Чуткая душа склоняла Поттера раком в сторону второго варианта потому, что он слишком хорошо знал своего черного как мрак лучшего друга. Только вот Джеймс все-таки поимел совесть, в этот раз совесть Сириуса, и толкнул его коленом по ноге, чтобы тот не свалился с дивана от своих переживаний. Пододвинувшись к нему вплотную и едва не скинув на пол, Поттер тихо-тихо шепнул ему:
- Будешь сидеть на ежах, тебя скормят змеям, - метафорически и философски произнеся эту фразу, Поттер с довольным видом отсел от друга на полсантиметра, обращая внимание на всех остальных, которые собрались в комнате, чтобы не упустить ни слова. Бравые аврооры сразу похвастались своими подвигами ночными, а то не видно было, как они там друг на друга глазками хлопали. Внимательный Поттер еще помнил рассказы подруг, когда те шептались о тайной страсти Росса к разрушению столов и прочих зверушек. Некоторые правда говорили, что Лео любит не только женщин, но кого-то еще, но какие-либо мании и филии были запрещены законом и словом божьей совы. Поттер вообще за последний год многого наслушался, а уж сколько теорий заговоров он построил пока дома сидел! Скучая по живому общению, он успел научиться варить какие-то зелья, выучил язык младенцев и мог запросто секретничать на тему "агу-ага", шифруясь и передавая тайные послания предводителю всех карапузов. Иногда он так сильно скучал по людям, что превращался в оленя посреди комнаты и уныло помахивал рогами, разгоняя тоску. Не с кем было обсудить дела душевные, жена-то все равно все знает, сыном занята, обедом, зельями. Хорошо хоть не путала чем кого кормить. Неловко вот было бы выпить зелье для прочищения желудка вместо бульончика, а потом провести в унынии три дня на унитазе. Почитать газету, решить магический кроссворд, где буквы сами по себе и их еще надо уговаривать правильно выстраиваться в ряд, а не писать похабные слова.
- Джеймс Сириус Поттер и девушка из будущего, Гермиона, были обмануты мисс Фоули, не сомневайтесь, что она играет на стороне Волдеморта. Возможно, этот юноша всё ещё в плену, из которого бежала девушка.
Поттер, чья чуткая душа зависла где-то посередине между двумя новостями, попытался вернуться в естественное состояние обкуренного оленя и посмотрел на Дамблдора так, словно тот сказал что-то не то.
- Джеймс Сириус Поттер? - переспросил он в пустоту, смотря на друга. - Нашими именами назвали моего внука, - довольная улыбка кота, объевшегося сметаны и кошек, сама по себе вылезла на лицо. - Перестань хотеть к Картер, порадуйся, - проворчал он и стал слушать внимательнее о чем шла речь. - А нельзя сразу избавиться от Фоули? - поинтересовался Поттер вслух, обращаясь ко всем. - В подвал там спрятать, или повесить за городом. Она же не станет отсиживаться, уверен уже кого-то пытает, - убедительно заявил олень, скрещивая руки на груди.
- Если же ничего не выйдет, то Джеймс Поттер, прекрасно осведомлённый об уровне школьной безопасности, обязательно поспособствует мне в сохранности учеников.
- Конечно-конечно, профессор, Джеймс Поттер сделает все возможное и невозможное! Честное оленье! - заверил директора Сохатый и сел обратно.
- Джеймс, не стесняйся отправить Лили в замок. Думаю, обоих твоих детей он сможет выдержать.
Поттер несколько долгих секунд безуспешно смотрел на профессора, осмысливая наличие двух детей и только потом вспомнил, что взрослый Гарри идет за второго. Грешным делом успел подумать на Лили, которая воспользовалась моментом пока его нет и быстренько родила еще кого-то. Честно говоря, Сохатый хотел маленький отряд лохматых Поттеров, олений батальон "рогатые львы", но миссис Поттер возвращала его с небес на землю напоминаем, что живут они взаперти, без возможности выгуливать ораву детей, а терпеть дома сорок человек она не собиралась. Джеймс-то сразу предложил оставлять всех детей на Сириуса, а самим наслаждаться молодой супружеской жизнью, но Лили тонко заметила, что вряд ли и Блэк будет рад смотреть за толпой маленьких Поттеров.
- Я думал об этом, профессор, - ответил Сохатый, отложив мысли о пополнении семьи. - Она будет рада помочь с зельями и защитой, а то чует моей олен... сердце, что матушка Сириуса не переживет этой ночи, - Поттер прыснул в кулак, бросив взгляд на друга. - Серьезно же, Вальбурга там молниями швыряет из глаз от негодования своего чистокровного, а Лили долго терпеть такое не станет. Они либо отравят друг друга, либо моя жена отправит ее на тот свет с маггловским прибором в... - Поттер осекся, посчитав нетактичным говорить то, что обычно легко говорил наглый Блэк. - Додумаете в меру своей извращенной фантазии, - Джеймс выразительно подмигнул Россу, как будто именно он отвечал за это дело. Кто знает, чем они там с Гестией занимались, пока Муди протирал свои артефакты? Говорят-то одно, а так-то никто ничего не знает. - Вот идея с Невиллом отличная. Вдруг этот маразматик красноглазый решит сделать барбекю из малыша Лонгботтомов, раз моего не удалось сцапать, - Поттер посмотрел на Доркас и Марлин, которые недавно видели Лили. - Она там в порядке? Дом стоит?
- Все живы, но это пока, - ответила Медоуз, но ясное дело, что после такого ответа вряд ли бы от нее отстали, а взгляд Сириуса стал вопросительным, хотя Поттер поклялся бы своими запасными копытами, что на дом как дом другу наплевать с высокой башни астрономии. - Я же говорила про взрослого Сириуса и спасенного Регулуса? Вот Сириус пришел, принес брата, из комнаты донеслись крики, потом Сириус заглянул к нам на кухню, - Доркас оглянулась на Марлин для подтверждения, та честно покивала. Подруги боевые, верные, типичные. Поттер бы глаза закатил, но очки мешали. - Потом он ушел, а Регулус с ворчанием побежал наверх и они уже с матерью кричали оттуда, - Медоуз развела руками, как будто сама написала эссе не о том, о чем просил профессор Бинс.
- Типичный Сириус. Сбежал из дома и бросил брата на мать, - Джеймс засмеялся и сел поглубже на своем месте, поджимая под себя ноги.
- В конце концов, Питер тоже может вернуть честь своему запятнанному имени. А теперь всем по местам, а то Сириус не выдерживает уже сидеть на месте, того и гляди - выпрыгнет в окно. Передавайте пламенный привет миссис Блэк. К слову, Эми Картер может отправиться в Хогвартс, я всегда буду рад её компании. Ну это так. Если вдруг кто её встретит. У кого вопросов нет - свободны и ждите следующего сообщения. Джеймс, ничего не забудь. И если планы не изменятся - тебя и Сириуса я хотел бы видеть завтра утром в Хогвартсе. Утром - это не после обеда и даже не после ужина.
Хихикнув на замечание про окно, Поттер локтем толкнул друга, поднимаясь на ноги.
- Профессор, вы это мне говорите про сон до обеда? Я шесть лет вставал раньше всех, будил еще шесть человек и заставлял их насиловать метлы, кольца и мячи до завтрака различными способами, - обиженно заявил Джеймс, который не проиграл ни одного матча. Этим можно было гордиться до самой смерти и еще и квоффл во врага сунуть. - А вот Блэка я разбужу и достану из постели, - пообещал Джеймс, не уточняя из чьей. - Пошли.

+8

11

- Будешь сидеть на ежах, тебя скормят змеям.
Шутки Сохатого всегда помогали расслабляться и не дергаться, но в серьезные моменты даже у него не получалось встряхнуть друга. Блэк никогда не мог похвастаться уравновешенным характером, будучи достаточно вспыльчивым. Так сказать, своеобразное клеймо от семьи. Но с этим можно было жить и даже применять каждый день на деле. Зачастую в схватках именно вспыльчивость и помогала выжить, хотя все твердили обратное. Муди, будучи более опытным аврором и являясь чуть ли не лидером, собрал вокруг себя юные дарования, подающие большие надежды. И он неоднократно напоминал про осторожность, хотя сам зачастую лез в драки первым. Особенно ярко всем запомнился момент с Розье, когда внешность Аластора сильно пострадала, но сейчас Эван был жив, а значит реванш неизбежен.
- Джеймс Сириус Поттер и девушка из будущего, Гермиона, были обмануты мисс Фоули, не сомневайтесь, что она играет на стороне Волдеморта. Возможно, этот юноша всё ещё в плену, из которого бежала девушка.
- Джеймс Сириус Поттер? Нашими именами назвали моего внука.
- Как мило, - съязвил Сириус мягко, зная, что друг оценит его черный юмор. Его не смущало наличие внука у Сохатого, учитывая, что сын уже дров наломал, при том не выдавая сообщников, которым можно было сделать формальный выговор. Сириус хоть и был человеком рисковым и спонтанным, но некоторые действия все же предпочитал обдумывать заранее во избежание проблем. Поэтому и тут он бы не отказался поговорить с человеком, который все это начал.
- А нельзя сразу избавиться от Фоули? В подвал там спрятать, или повесить за городом. Она же не станет отсиживаться, уверен уже кого-то пытает.
Избавиться от Фоули надо было еще на шестом курсе. Вряд ли кто-то стал бы винить кого-то в смерти надоевшей всем слизеринки, которая только и делала, что строила козни и нервировала окружающих. Но с другой стороны безопасно иметь врага, которого знаешь слишком хорошо и можешь предугадать его действия. А значит - можно не опасаться всерьез. Тем более и Эми могла расстроиться, если бы они повесили Марго за городом без ее участия.
- Я бы крайне рекомендовал вернуть Сириуса из будущего в его время, потому что если закроются порталы... Он может тут застрять надолго. Может, навсегда. Так что надеюсь, вы об этом позаботитесь, - произнес Дамблдор и Блэк скептически заломил бровь.
- Не представляю себе, как это будет выглядеть, - буркнул он себе под нос, проведя ладонью по волосам и задумчиво смотря в одну точку в стороне. Присутствие боевых товарищей-авроров его не затронуло. С Россом и Гестией они общались хорошо, возможно даже с Джонс даже лучше, чем с Лео, который по непонятным причинам косо смотрел на Сириуса. Но оно и понятно. Блэк хорошо дружил с Марлин и Доркас, несмотря на все перипетии в прошлом, дружба сложилась отличная и Сириус был готов в любой момент сорваться и помочь девочкам - неважно с чем. А вот Лео бы стоило определиться в плане своих косых взглядов в адрес их выпуска, иначе недалек тот час, когда аврор мог и вовсе окосеть. Сириус даже криво улыбнулся своим мыслям, бегло взглянув на товарища. Тем не менее он готов был прикрывать его на поле боя и знал, что и Росс не сбежит.
- И вам надо хоть немного поспать, выглядите кошмарно, на те вот, - Блэк посмотрел на леденцы, которые Альбус передал им и лениво взял парочку в карман, не чувствуя ни голода, ни холода. Поесть, конечно же, не мешало, но сперва нужно было убедиться, что Эми в порядке, что Мунго на месте и вообще что Лондон стоит там, где они его оставили пару часов назад. Поэтому, раздраженный нетерпением, Сириус терпеть не мог бесконечно долгие разговоры, на протяжении которых мусолили одно и тоже. По идее, все можно было изложить коротко и быстро, не устраивая массовое совещание. Во избежании утечки информации, директор мог запросто поговорить с каждым наедине, доверив ровно столько, сколько было необходимо, а затем посмотреть, с какой именно стороны пойдет слив данных. Откровенно говоря, подозревать своих было нелепо, но если Питер оказался предателем, то что тогда говорить об остальных? Можно ли было верить другим друзьям и коллегам, которые так же прилежно трудились на благо добра, не давали ни единого повода усомниться в своих действиях? Но ведь и Петтигрю вел себя осторожно. Был хорошим другом, который живо интересовался всем, переживал, искренне отображал эмоции на своем уродливом лице. Больно было осознавать, что Сириус мог допустить такую ошибку. Как мог не заметить предательства? Ведь если логически рассуждать, то Питер - крыса. И это должно было рассказать о многом в самом начале, но Блэк отмел все дурные мысли, просто считая пугливого друга маленьким трусом, который боялся собственной тени и держался сильных друзей. И опять в этом же был ответ. Крыса - во всем крыса.
- Типичный Сириус. Сбежал из дома и бросил брата на мать, - раздался голос Джеймса, когда Доркас более подробно рассказала о своей встрече с другим Блэком. Слышать и слушать это было очень странно, но осознавать, что в этом времени бродит еще один Сириус и, судя по всему, многое повидавший, было гораздо сложнее. Однако, еще более забавно было осознавать, что на стороне Лорда тоже появился предатель. Никто иной, как Регулус. Это было, наверное, самой странной новостью за весь вечер, помимо всех прочих.
- ...Насчёт Питера я тебя понял. Главное - чтобы его состояние не стало критическим, он потерял много крови. А я напоминаю, что убийство кого-либо - не наша цель. Даже если он - предатель.
Блэк тихо фыркнул, не меняя своего мнения. Единственным желанием было вернуться в Хогвартс и оторвать каждую лапку. Неважно - хорошо это или плохо, но очень хотелось выместить ненависть и злость на виновнике происходящего. Ведь если бы Хвост остался верен друзьям, если бы не сдал Поттеров, то возможно историю не пришлось бы менять. Возможно Ордену удалось бы справиться с Волдемортом самостоятельно, а не использовать маленького мальчика в личных целях. Несмотря на то, что Дамблдор еще не успел ничего сделать, Сириус был уверен, что каждый шаг просчитан у старика наперед. Вряд ли он допустил бы смерть Джеймса и Лили, если бы не рассчитал все, ведь Поттеры были могущественными волшебниками, очень сильными, талантливыми и бесстрашными. И если бы не защита Лили, которую она дала сыну, судя по его рассказам, то ничего бы не вышло. Но думать об этом было тяжело, ведь сейчас еще ничего не случилось и история уже поменялась, разве что ощутимые пробелы сами себя залатают, убивая Поттеров иначе, но сохраняя суть истории.
- Помните, что лучший щит - это ум, а не отважный, но в большей степени напрасный героизм. Я намерена увидеть всех вас живыми по истечению следующего дня.
Откровенно говоря, Сириусу было даже немного стыдно, что они изначально скрыли от профессора свои анимагические способности, ведь она была строгой дамой и могла запросто выпороть их и отправиться всех на ковер к директору, а оттуда в Министерство. Хотя, если честно, Блэк сомневался, что данная информация покинула бы стены Хогвартса, скорее негласно они стали бы лучшими студентами, сумевшими самостоятельно добиться таких результатов. И хотя Блэк понимал, что если, упаси Мерлин, это все станет известно в Министерстве, то в Азкабан они попадут все вместе. Однако, кто не рискует, тот не живет. И Сириус не собирался сейчас прятать свои способности, особенно если они могли пригодиться.
Провожая взглядом профессора, Блэк жалел лишь о том, что его мать Вальбурга, а не Минерва. Он бы с радостью махнулся, если бы знал как и где нужно для этого расписаться. Тем более, что родная мать вела себя так, словно она совершенно бессмертная, хотя девять жизней как раз-таки было у кошки МакГонагалл.
- Профессор, вы это мне говорите про сон до обеда? Я шесть лет вставал раньше всех, будил еще шесть человек и заставлял их насиловать метлы, кольца и мячи до завтрака различными способами.
С ужасом вспоминая те дни, когда Сохатый ни свет, ни заря срывался с постели, ронял все, что можно и мчался вниз, гремя снаряжением, Сириус лишь качал головой. Зато они спали совершенно спокойно, пока друг мучил других ребят. И хорошо, что никто из них не принимал участие в этих полетах под полной луной, иначе дружбе пришел бы конец с переломанной пополам метлой.
- А вот Блэка я разбужу и достану из постели. Пошли.
- Не факт, - отозвался Сириус, поднимаясь и оглядывая присутствующих. Он и правда был не против завалиться в постель, при этом желательно постель Картер, и очень долго оттуда не вставать. Во-первых, не хотелось больше расставаться с Эми, учитывая сложившуюся ситуацию, а во-вторых, все-таки, надо было выспаться и прийти в себя после тяжелых суток, которые едва не закончились фатально для большинства из них. Будь они менее опытными и одаренными, то давно бы уже превратились в кучу тел, никому не нужных. Но к счастью опыта хватало, чтобы противостоять врагам. И нужно было обезопасить своих. И хорошо, что в ордене хватало людей, поэтому Блэк мог совершенно спокойно отправиться на поиски Эми и начать он планировал с ее квартиры, так как вряд ли девушка стала бы допоздна сидеть в Мунго. Он прекрасно знал Картер, понимая, что никакая сила ее не удержит на одном месте, когда вокруг творится такое. Лавка разрушена, а значит либо квартира, либо дом родителей. Но сперва стоило проверить первое место, а уже потом идти и шокировать мистера и миссис Картер своим существованием в жизни их внучки.
Кивнув на прощание всем, Сириус подмигнул подругам, отдельно кивнул аврорам и вышел вслед за Поттером на улицу, где смог наконец закурить, прикрывая глаза. Угостив сигаретой и друга, он с наслаждением затянулся, чувствуя невероятное облегчение после избавления от крестража. Оный хоть и лежал в кармане, но давил на него со всех сторон, делая еще более агрессивным. Поэтому Блэк ощутимо расслабился, привалившись спиной к стене.
- Лунатик под присмотром Флитлика, Лили на Гриммо с Гарри, Эми была в Мунго, - Сириус медленно выдохнул и посмотрел на друга. - Попробую связаться с ней, надеюсь ответит и пойдем заберем ее, - Блэк, получив кивок и бесценные комментарии бонусом, затянулся поглубже, извлекая из кармана зеркала и разглядывая в него, отчетливо произнес имя возлюбленной. - Эми Картер. - Задерживаться на пороге Норы они не собирались, поэтому почти сразу же аппарировали как можно дальше.

+8

12

[AVA]http://funkyimg.com/i/2M3n9.png[/AVA]
Гестия смотрела на артефакт и думы ее оказались совсем далекими, за пределами этой комнаты и собрания. Она не хотела об этом думать, но зловещий медальон с частицей самого темного волшебного всех времен не мог оставить ее невозмутимой. Внешне девушка и капли не показывала того, что творилось в душе. Но сознание окутала вуаль из мыслей о том, как был создан крестраж. Кого убили, чтобы создать этот крестраж? Мучалась ли жертва или все закончилось одной вспышкой зеленого света? Она не хотела об этом думать, но мысли сами подступали к ней и она была не в силах их прогнать. Да и аура и медальона была жуткая. А чувствительной к таким вещам Джонс даже немного поплохело и к горлу подступила тошнота и слабость.
"Просто не выспалась," - сказала сама себе Гестия. 
К счастью, с мрачными мыслями не пришлось долго бороться, их прогнал бархатистый голос Лео, который мигом подхватил ее мысль. Голос напарника, за шесть лет работы бок о бок стал ей родным, потому что его она слышала чаще, чем кого-либо другого из своей семьи. Хотя, здесь было нечто большее, но ни Джонс, ни Росс не торопились распутывать клубок их отношений, позволяя нити и дальше наматываться своим ходом, словно в один прекрасный момент все само собой прояснится. Сложностей хватало и без этого. Но одно было ясно точно, что только голос Лео мог быть колыбельной, разгоняющей всех демонов перед сном. Одна из причин, по которой девушка предпочитала засыпать и просыпаться с этим мужчиной. Но сегодня, по всей видимости, сон обещал быть не скоро. Девушка зевнула от усталости, левой рукой прикрыв рот. А вот правая рука инстинктивно потянулась к руке Лео, которая была на подлокотнике кресла. Действие это было таким неосознанным и естественным, почти также, как неосознанно скрестить руки при недовольстве или топнуть ногой от злости. Только это действие означало необходимость в поддержке, в подпитке энергии, и что-то еще из разряда того запутанного клубка отношений.
Вместе с тем, в камине появилась еще одна фигура, отчего взгляд Джонс обратился к новоприбывшей. Это была Эммелина Вэнс, которая тут же высказалась и о предателе из Отдела Тайн, и собственно, о самих порталах. Как оказалось, во время своего дежурства она встретила гостя из будущего. И не просто кого-то там из будущего, а внука Джеймса.
"Ого, еще один Поттер! Джеймс Сириус Поттер, интересно получается..."
Гестия старалась слушать внимательно, чтобы не упустить ни слова. 
- Джеймс Сириус Поттер и девушка из будущего, Гермиона, были обмануты мисс Фоули, не сомневайтесь, что она играет на стороне Волдеморта. Возможно, этот юноша всё ещё в плену, из которого бежала девушканаличие возможных пленников нужно будет учитывать при планировании операции... Элфиас?
Только сейчас Гестия заметила мистера Дожа. Но это было и неудивительно, учитывая насколько тих был Дож и насколько невыспавшейся сегодня была Джонс. Элфиас Дож ответил коротко и ясно, тон его был ровный и спокойный. Особенно сильно чувствовался контраст, когда после него заговорил Артур Уизли, удивив Гестию не меньше того, что Эммелина с вестью о внуке Поттера с именем в честь самого Джеймса и его друга Сириуса.
"Так, а у Артура получается в будущем есть сын Чарли, который работает с драконами...Очень интересно.."
Когда в комнате вновь стало тихо, профессор Дамблдор, чье лицо как будто бы немного смягчилось, начал давать распоряжения на основе услышанного от всех присутствующих. Гестия же, в свою очередь, пыталась все хорошенько запомнить. А сейчас, учитывая огромный поток информации, это было не так уж легко.
"Так, значит, защита Хогвартса...потом крестражи...оказывается медальон не единственный и помимо него есть еще таких...шесть-семь частей! Кошмар...Уничтожить можно либо запретным заклятьем, либо ядом Василиска...На улице полно оборотней…" - девушка старалась не упускать ни слова из речи профессора и выражение лица ее от этого было крайне серьезным. Она слушала, отмечая про себя важные детали. - "Розье в Хогсмиде с парочкой ПСов, пытал кого-то из будущего...А порталов обнаружено к этому времени четыре...Нужно вернуть Сириуса из будущего в свое время и еще невесть сколько гостей, разгуливающих в нашем времени...А пока что всех несовершеннолетних гостей из другого времени нужно отправлять в Хогвартс, остальных к профессору Дамблдору или Муди. Открывателем порталов может быть сотрудник Министерства, нужно его вычислить..если нет, то нужен доброволец для закрытия порталов..хмм.."
Речь профессора Дамблдора подхватил Муди, пообещав, что порталы будут под присмотром. Гестия кивнула, когда начальник поручил ей следить за министерским порталом, но не ожидала, что Лео отправят на другой конец города, слишком уж часто они работали вместе, в особенности последние дни. Гестия, всегда держащая эмоции при себе в таких ситуациях, дала слабину на несколько секунд, отчего на ее лице появилось сначала озадаченное, а потом грустное выражение лица. Но это всего на несколько секунд, а потом на ее лице уже можно было видеть привычное беспристрастие. Дальше директор Хогвартса отдал распоряжения остальным людям, упомянув о скором прибытии четы Лонгботтомов.
"Надеюсь, с ними все в порядке," - отметила про себя Гестия, заерзав на кресле. Еще одно действие, выдавшее ее беспокойные мысли. И мысли эти были неспроста: Джонс потеряла много коллег в бою, на задании, поэтому никто из них не мог знать, вернется ли он живым. Вот почему Гестия не хотела разделяться с Лео, только не в такое время, когда опаснее ситуации не придумаешь. И пусть Муди убрал медальон с поле зрения, Джонс все еще была обеспокоена и взволнована. И даже голос профессора МакГонагалл, который всегда мог разрядить атмосферу, сейчас не помогал. Именно Минерва МакГонагалл в былые времена могла усмирить разбушевавшихся бесов в ее голове и успокоить. Эта мудрая женщина стала ей таким хорошим наставником, что Гестия воспринимала ее как вторую мать. Но мысли Джонс уже унеслись в ближайшее будущее, где им с Россом предстояло патрулировать на разных концах города. Мысль о том, кто может столкнуться с ним, не давала ей покоя.
"А если ПСов будет много, а Лео будет один? Ладно уж я, в самом Министерстве, а он..."
Из раздумий девушку вывел голос профессора МакГонагалл, произнесший ее собственное имя.
- Да, профессор, я обязательно поговорю с Подмором, - тут же отчеканила Джонс и закивала. Теперь все ее внимание было обращено к Минерве МакГонагалл, которая давала разъяснения по поводу действий касательно Хогвартса и несовершеннолетних гостей.
"Так, значит, в случае чего отправляю студентов в Хогвартс через Кабанью голову, связь через патронусы," - отметила про себя девушка.
А вот слова о крестнике Невилле вновь открыли дверь для беспокойных мыслей. Гестия посмотрела на Лео, не скрывая волнения за семью Лонгботтомов. Ей хотелось услышать слова ободрения, но она понимала, что ситуация не позволяет им и этого. А потому, ободрение она поискала во взгляде его синих глаз. И нашла. Синева, в которую она сейчас смотрела, действовала на нее также, как если бы она сидела у океана и слушала плеск могучих волн. Требовалась для этого всего доля секунды.
Джеймс и Сириус, к которым были обращены последние слова профессоров, хоть и были подуставшими, но держались хорошо, учитывая то, сколько всего на них свалилось. Джеймс даже отшучивался, держась вполне оптимистично. А Сириус, напротив, был более серьезным. Хотя, так оно было и раньше: эти двое отлично дополняли друг друга и были хорошей командой.
Некоторое время спустя члены Ордена начали потихоньку расходиться. Гестия проводила взглядом уходящую профессора МакГонагалл, а затем и Поттера с Блэком. А потом взгляд ее пересекся с Муди и по нему было предельно ясно, что задерживаться им с Лео не стоит. В голове был полный бардак, казалось, тело зажило своей жизнью: девушка встала, на секунду сжав руку Лео и отпустив после, ноги шагнули в сторону камина, руки взяли шерстяной кейп, но взгляд по дороге к камину задержался на Лео. То было невербальное “будь осторожен”. Большее позволить себе она не могла. Джонс и без того знала, что все их принимают за пару, пусть даже они сами толком до конца не разобрались с запутанным клубком их отношений. Спустя несколько секунд левая рука берет летучий порох с горшочка над камином, ноги шагают вперед и Джонс исчезает в зеленом пламени камина, чтобы через мгновение оказаться в камине Министерства.

Отредактировано Hestia Jones (2018-10-22 06:44:09)

+8

13

[AVA]http://funkyimg.com/i/2M3nb.png[/AVA]
Это было промежуточное собрание. Сегодня не будут приниматься судьбоносные решения, не будут тянуться долгие обсуждения и создаваться долгосрочные планы действий на будущее, нет. Они собрались здесь с одной целью - поделиться информацией, то бишь донести её до руководства в лице Дамблдора и Муди, а также получить временные указания, продиктованные общей ситуацией в этот промежуток времени. Дальше Альбус соберёт все эти крохи данных в кучу, проанализирует их, систематизирует и, спустя день-два, вновь созовёт собрание Ордена. Уже полноценное, на котором все составляющие мозаики сложатся вместе, на котором и будет сформирован общий план и курс организации на ближайшее время. По крайней мере, Леонард так считал. Был уверен в этом. Ссылаясь на опыт прошлых встреч, разумеется. Поэтому он кое-как смог заставить свой разум угомониться и смириться с тем фактом, что сейчас и здесь не удастся получить ответы на все интересующие вопросы, не получится разгадать новые загадки. Но это не беда, всему своё время. Терпение, терпение...
- Этот Шепард - тот ещё паршивец. Слушайте невероятную историю! Той ночью заработали порталы! - вмешалась Вэнс, заставив Леонарда оторвать глаза от Гестии, ладонь которой так удобно расположилась на его руке. Про себя он успел подметить, что Орден был сказочно богат на красивых девушек.
Эммелина поведала свою историю о Шепарде, а также о госте из будущего, которым оказался некий Джеймс Сириус Поттер. На этот моменте, видимо, все уже поняли, о ком идёт речь, и как этот парень связан с парочкой, сидящей на диване. Слова Джеймса-из-нашего-времени лишь подтвердили очевидное. Ну кто ещё мог назвать так ребёнка, если не сын Поттера и крестник Блэка? Который, кстати, несмотря на все свои знания, не появился на собрании лично, дабы окончательно прояснить всю ситуацию. Вероятно, на это есть свои причины.
Шепард был не единственной новой фигурой на доске. Эммелина добавила ещё одно имя - Маргарет Фоули. Росс не был знаком с ней лично, лишь видил несколько раз в Министерстве. Если он не ошибался, она работала в Отделе международного магического сотрудничества. Молодая, весьма привлекательная и очаровательная, но нутро шотландца подсказывало ему, что она та ещё зараза. В ней так и проглядывалась хитрая и коварная интриганка, которая умеет добиваться своего. Впрочем, среди карьеристов Министерства людей такого типа было достаточно. Каждого из них можно было заподозрить в связях с Пожирателями, или, по крайней мере, в негласной поддержке их действий. То, что этим человеком оказалась именно Фоули, не имело особого значения. Если Леонард её встретит, то прикончит. Или притащит в Азкабан. Без промедления, без капли сомнения, и при молчаливой поддержке со стороны совести.
Дальше слово взял Дамблдор. Говорил он очень много, долго и нудно. О временном переводе учеников Хогвартсва в Шармбатон, о Петтигрю, о какой-то Гермионе из будущего, что сбежала из плена, о переносе штаба Ордена в Хогвартс... Тут, впрочем, Минерва была не совсем согласна, предложив организовать штаб на Гриммо, в доме Блэков, а Лили забрать оттуда в Хогвартс. Подальше от ненормальной госпожи Вальбурги.   Первый пункт вызывал у шотландца некие сомнения, но вот второй он полностью поддерживал. Как и Поттер.
- Вальбурга там молниями швыряет из глаз от негодования своего чистокровного, а Лили долго терпеть такое не станет. Они либо отравят друг друга, либо моя жена отправит ее на тот свет с маггловским прибором в... - Джеймс на секунду умолк, видимо не решаясь озвучить последнее слово вслух. - Додумаете в меру своей извращенной фантазии, - он выразительно взглянул на Росса, подмигнув.
Намёк на отношения Леонарда и Гестии был очевиден, и в любой другой ситуации аврор непременно ответил бы на слова Джеймса, бросив в его адрес какуе-то лёгкое язвительное замечание, но сейчас была не та ситуация. Поэтому мужчина лишь удивлённо приподнял брови, делая вид, что он не имеет ни малейшего понятия, о чём там Поттер говорит, и какое место на теле Вальбурги имеет в виду. А вот следующие слова парня о красноглазом маразматике, желающем сделать барбекю из малыша Лонгботтомов, слегка повеселили мракоборца, и он даже не поскупился на лёгкую, всего лишь секундную, улыбку. Подача у Джеймса была хороша, особенно когда нужно было слегка разрядить обстановку.
Внимание Леонарда опять полностью включилось на том моменте, когда речь зашла о крестражах.
- Диадема Рейвенкло, медальон Слизерина, кольцо Марвелов, дневник Тома Риддла, который похож на пустую чёрную книжку, а также чаша Хельги Хаффлпафф и змея-спутница Тома.
Это был весьма внушительный список артефактов. Размах Волдеморта впечатлял, стоит признать.
Росс был согласен с мнением Альбуса о том, что все остальные "составляющие" уже припрятаны Тёмным Лордом, но рефлекторно кивнул на просьбу директора быть начеку, на всякий случай. К счастью, два крестража уже были в руках Ордена. Оставалось их уничтожить. И Дамблдор не тянул с информацией о том, как это можно сделать.
- Уничтожить крестражи не так просто - это либо запретное заклинание, за которое мы с вами дружно схлопочем поцелуй дементора,  либо яд Василиска, раздобыть который не так уж просто, но, думаю, этот вопрос в ближайшее время уладится и каждому из вас будет передано это смертоносное оружие, чтобы вы могли им воспользоваться, если вдруг Крестраж попадёт вам в руки.
Шотландец едва заметно улыбнулся, чуть удобнее устроившись в кресле. Слова об оружии с ядом Василиска интриговали, так и порождая желания наткнуться на один из крестражей, дабы уничтожить его. Гибель части души, даже такой гнилой и убогой, как у Волдеморта, должна быть впечатляющим зрелищем.
Дальше речь зашла о Розье с его странным поведением, затем о порталах и, наконец, указания, указания, указания. Дамблдор уже придумал, чем этой ночью занять каждого члена Ордена. Леонард лишь терпеливо ждал, когда очередь дойдёт до него и Гестии.
- А пока за порталами нужно обязательно присматривать. Аластор?
Аврор слегка прикрыл глаза, про себя улыбнувшись. Это оно. Он ни капли не сомневался, что первым делом Муди поспешит занять работой именно его с Джонс, ведь среди всех присутствующих они и Вэнс единственные его непосредственные подчинённые. Остальные, в частности Лонгботтомы, пока не подоспели.
- Да, о портале в Отделе Тайн ночью позаботится Гестия, о портале в Косом переулке - Леонард, - далее Аластор добавил тише, но Лео его услышал, - надо же им отдохнуть друг от друга,
- Слушаюсь и повинуюсь, - с иронией ответил Росс, ухмыльнувшись и склонив голову.
В следующую секунду аврор взглянул на Гестию, сидящую рядом с ним. На её лице, буквально на мгновение, промелькнула тень грусти. Очевидно, она переживала за Леонарда, которого ждало ночное патрулирование переулков, очень опасных в данное время. Не хотела расставаться с ним, отпускать одного. И он тоже этого не хотел. Рядом с девушкой Росс чувствовал себя... Иначе. Необычайно хорошо, как-то возвышенно, комфортно и очень уютно. Независимо от обстоятельств и окружения. Будь это домашняя кухня, наполненная ароматами горячего кофе, орденское собрание в Норе, или даже смертельно опасное аврорское задание. Без разницы. В присутствии Гестии Лео позволял себе быть настоящим. Не скрываться за маской, не играть роль бездушного и бесчувственного козла, чудом оказавшегося на стороне Ордена. Цепного пса Муди, или как там его ещё называли за спиной. Никто из этих сплетников на самом деле не знал его. А она знала. И Леонард ни капли не желал о том, что подпустил Гестию так близко.
- Ну идите, а мне надо дождаться Лонгботтомов, у которых сегодня явно не задался отпуск... - спокойно молвил Альбус, разрешая всем присутствующим отправиться по своим делам.
Но орденовцы не спешили бросаться врассыпную. Некоторым ещё было, что сказать. Кузина Минерва, в своём привычном стиле, дополнила указания Дамблдора касательно переправки студентов в Хогвартс, а также не забыла о напутственной речи и ещё паре моментов.
- К слову, обратите внимание на сына Лонгботтомов. Если Темный лорд знает о том, что убийство Гарри Поттера невозможно, он может воспользоваться ситуацией в привычной ему манере и нанести удар по другому ребенку.
Эти слова Минервы заставили Гестию вновь заволноваться. Она взглянула на Леонарда, будто ожидая заверений, что с этой чёкнутой парочкой ничего не случится. Джонс очень тепло относилась к Лонгботтомам и искренне переживала за них. Как и Лео. Алиса и Фрэнк уже давно успели стать их лучшими друзьями. Прям с первых дней в Аврорате. Но шотландец совсем не переживал. Он был уверен, что этим двоим ничего не грозит. Складывалось впечатление, что какая бы катастрофа не произошла, Лонгботтомы никуда не денутся. И Лео хотел бы передать эту уверенность и Гестии, но лишняя болтовня сейчас была немного некстати, поэтому он лишь спокойно заглянул в глаза девушки, рассчитывая на то, что она прекрасно поймёт его и без слов.
- Помните, что лучший щит - это ум, а не отважный, но в большей степени напрасный героизм, - подытожила Минерва. И Лео был готов встать на ноги и наградить её аплодисментами. Прямо здесь и сейчас. Ведь это была крайне простая истина, но до ума многих она едва ли доходила. - Я намерена увидеть всех вас живыми по истечению следующего дня, - кузина кивнула Россу, на что он ответил тем же. Шотландец был рад, что, несмотря на семейный конфликт, их отношения оставались хорошими.
После ухода МакГонагалл, остальные орденовцы начали расходиться. Лео же не спешил. Он прощался с уходящими, зачастую ограничиваясь лишь жестами и кивками, проводил взглядом Блэка, который сегодня был необычайно собран, а также Поттера, не забыв подмигнуть последнему. Каждого из присутствующих хотелось бы увидеть живыми и здоровыми на следующем собрании. А вообще... Ещё больше хотелось увидеть, как из этого самого камина в Норе, подобно Марлин и Доркас, выходят целые и невредимые Пруэтты. Это был бы настоящий праздник. Особенно для Молли.
Гестия поднялась на ноги, на миг сжав ладонь Лео, и зашагала к камину. Аврор тут же последовал её примеру, при этом посмотрев на серьёзного Аластора, который всё не спускал с них глаз. Руководитель подразделения не обронил и слова, но и без этого было понятно, что сейчас он рассчитывает на максимальную отдачу, без всех этих нежностей и личных отношений во время операций. Особенно в такие сложные часы. И Росс был готов это пообещать. Наверное.
Прежде чем Джонс шагнула в камин, их с Леонардом взгляды вновь встретились. В прекрасных глазах девушки мракоборец увидел немую просьбу быть осторожным. Она была настолько кричащей, что не заметить её было попросту невозможно. Шотландец в ответ лишь молча кивнул. Хотелось сказать много всего, но это было неподходящее место. Слишком много ушей.
Как только девушка исчезла в камине, Лео подошел ближе к нему и взял горсть летучего пороха. Он уже собирался шагнуть внутрь, но остановился. Постояв пару секунд, он улыбнулся.
- Я очень рад, что вы живы, - он сделал полуоборот к Доркас и Марлин, дабы взглянуть на них. - Больше так не пугайте, договорились? - улыбка стала ещё шире.
Не дожидаясь ответа, аврор шагнул в камин, бросил под ноги порох и, не забыв назвать точку назначения, исчез из Норы. По ту сторону его ждали Переулки. На тёплую встречу едва ли стоило рассчитывать, но, признаться, Леонард был совсем не против влезть в какую-то передрягу.

Отредактировано Leonard Ross (2018-10-22 00:24:09)

+8

14

Дополнительно: 22 года, аврор, спасена благодаря порталу;
Внешний вид: кожаная черная куртка, черные джинсы, кеды, слегка помята;
Состояние: хмурое, но сосредоточенное;
С собой: волшебная палочка.


Возможно, в тайне сбегать с Гриммо было не такой уж и хорошей идеей, но книги с подсказками ни у кого не было. По крайней мере Марлин упустила ту, в которой узнала о том, что произошло в далеком будущем. Тогда, когда ее уже давно не было, да что уж говорить - когда половины тех, с кем она бок о бок сражалась, не осталось в живых.
Дико было осознавать, что ей теперь придется каким-то образом состыковать день рождения, который она успела пропустить. Считать ли, что 22 уже давно сменилось следующей цифрой, или все-таки дожить не хватающих несколько месяцев?
МакКиннон зашипела, когда Поттер приложила к ее плечу мокрый бинт. Она не знала, чем тот был смочен, но явно чем-то, что никто бы не попробовать на вкус. Запах стоял достаточно сильный и мало, чем напоминал алкоголь. Судя по тому, что на дне склянки плавал какой-то осадок, может, внутрь это принимать и вообще было не положено. Девушка зажмурилась от неприятных ощущений в плече и попыталась приготовиться к самому болезненному. Рука оказалась вывихнута, ибо Рабастан Лестрейдж постарался на славу. Решил то ли отыграться за всех покалеченных, то ли надеялся, что какой-то луч отскочит в него самого. Другого объяснения Марлин не видела, хотя и подозревала, что дело лишь в неуравношенности очередного пса Темного Лорда. Может, его потому и зовут Темным, что проблем с психикой и у него, и у его щенков все достаточно плохо.
Доркас уже приготовилась к ответственному моменту, накладывая охлаждающие чары на плечо. Марлин же взглядом искала что-то, чем можно было смочить горло и запить неудовлетворение после стычки с Пожирателем. Тот скрылся в трансгрессии, даже не назначив место для продолжения сражения. Это, конечно, тоже было в стиле приспешников Лорда. Устроить представление, оказаться в первых рядах, а потом, чуть что, сразу же скрыться с места преступления. Если бы МакКиннон не отвлеклась на незнакомку, то обязательно помешала бы этому или бросилась следом. Расщипить руку или же упустить врага? Оставалось лишь надеяться, что Лестрейндж передаст Трэверсу пару ласковых.
Марлин выругалась, закусывая губу и выгибаясь вперед. Плечо, кажется, встало на место, а вот взвинченные нервы и абсолютно отвратительное настроение лишь подначивали ее повторит побег Рабастана. Только идти ей было особо некуда. Дом разрушен, Поттеры переехали, наверное, к Блэку, сам Блэк спасает мир, Люпин вместе с ним, Свон… Где Свон? МакКиннон устало потерла лоб, наконец находя в себе силы перевести дыхание.
За целые сутки она успела не только потерять из виду МакДональд, но и не удосужилась удостовериться, что со Свон все в порядке. Взгляд на часы не помог успокоиться. Время было позднее, а надеяться на то, что первая и вторая молча находятся у себя в кроватях и не нарываются на приключения, - совсем безнадежное дело. Куда спокойнее было с Лонгботтом, которая некогда носила фамилию Гамп. Она наверняка ищет неприятности на свою голову. Только там можно было особо не переживать, потому что Фрэнк умеет сдерживать пыл Алисы. Если же что-то пойдет не так, то на подхвате всегда был Лео или Гестия, может, теперь и еще кто-то, раз Марлин до сих пор считалась погибшей.
Единственное, что ее абсолютно не устраивало, это отсутствие каких-либо новостей с ее вылазки. Лили неодобряюще поглядывала на нее, перебинтовывая ранения от заклинаний Рабастана. Но девушка не собиралась объясняться, выслушивая в ответ то ли недовольства, то ли сожаления. Ни Маккензи, ни родителей не оказалось на пепелище. Можно было предположить, что портал выкинул их в другом месте, но это лишь усложняло задачу.
Зарывшись пальцами в волосы, МакКиннон поднялась с места, стряхивая с себя напряжения окружающего дома. Она ненавидела Гриммо. Этот особняк отобрал у нее не только нервы, но и драгоценное время. Что если за эти часы она могла не только найти выжившую сестру, но и попытаться ее спасти? Нырнуть в прошлое, убить Трэверса в его колыбельной. Может, даже найти МакДональд или Свон, чтобы взять их с собой. Наверняка они бы помогли. Если, конечно, сами не успели столкнуться с чем-то, от чего всем вместе пришлось бы убегать.
Девушка посмотрела на Доркас, явно измученную происходящем. Куртка, которую Марлин бесцеремонно одолжила перед своим побегом, оказалась ничейной. По крайней мере никто не выразил недовольство тем, что та порвалась в некоторых местах. Взмахов артефакта, аврор вернула ей прежний внешний вид и постаралась успокоиться.
- Нет смысла бежать за Рабастаном сейчас, верно? - она и сама знала ответ, но все же проговаривала стратегию вслух. Не доверяла стенам, хотя и подозревала, что тут ей опасаться нечему. Даже если Вальбурга сказала, что поможет связаться с Альбусом Дамблдором, то подразумевать, что Лили или Доркас окажутся предательницами, было совсем уж паранойей. - Нужно найти Мэри и Грейс. Вы слышали что-то об Алисе? Карадок? - Марлин словно после первого сражения в течение этих сумасшедших суток смогла проснуться. Имена и люди всплывали в воспоминаниях, заставляя мельтешить по комнате и неаккуратно закидывать куртку на плечи. Те больше не болели, но вот лицо саднило. - Серьезно? - откинув волосы, дабы те не мешались за спиной, она посмотрела на обеих подруг. - Вы тут сутки прохлаждаетесь, но не успели узнать, как ваши друзья? - нотки недовольства, смешавшиеся с переживаниями за остальных, стали отчетливо слышны в тоне Марлин. Она была неправа, высказывая подобные претензии. Ведь Лили еле-еле избежала смерти, а Доркас так же, как и она только что вернулась из мертвых. Поймав их взгляды, девушка вздохнула, поднимая ладони в воздухе. - Ладно, простите, это все нервы и эти проклятые отрубленные головы домовиков на меня так влияют, - извинилась МакКиннон, спускаясь по лестнице вниз.
Первый этаж Гриммо уже не был таким шумным, но задаваться мыслью, где же спит малыш Гарри Марлин пока не собиралась. Скользнув взглядом по гостиной и отмечая, что в ней нет миссис Блэк, девушка прошла вперед. Шкафы оказались пусты, вылизаные от пыли и слишком уж кричащие о том, что в доме проживает знатная семья. Статус статусом, но вот элитного алкоголя найти не удалось. МакКиннон окинула взглядом подошедших подруг. Она не была той, кто любил объятия, но раз на раз не приходится. К тому же и Эванс, точнее Поттер, и Медоуз выглядели достаточно подавленными для очередной лекции. Девушка обняла их, вздыхая и пытаясь отпустить обиду за побег Лестрейнджа.
- Просто Кензи… - попыталась объяснить она, но вдруг посреди гостиной материализовался патронус. МакКиннон сразу поняла, кому он принадлежит. Собрание Ордена Феникса - мысль здравая, но почему-то в то же время не такая уж и веселая. Встречаться с очередными взглядами, полными сожаления Марлин не хотела. Сначала Гриммо, теперь Нора. А там была Молли, Муди… перед которым она не отчиталась. Аврор потерла пальцами виски, кивая подругам и притягивая к себе артефакт.
- Хорошо, мы разберемся со всем по порядку. Лили, если вдруг миссис Блэк или Кикимер будут к тебе приставать, хватит уже строить из себя недотрогу и вспомни, что ты вытворяла до своей беременности, - МакКиннон улыбнулась подруге, кивая Медоуз и пытаясь отыскать летучий порох.
Добраться до дома семейства Уизли можно было разными способами, но лишь один оказывался достаточно эффективным. В Министерстве Магии наверняка бы отследили это перемещение, поэтому Марлин помедлила. Пусть Гриммо и было защищено от нежелательных гостей, но становиться угрозой для Лили и маленького Гарри… Девушка перехватила руку Доркас, кивая в сторону выхода.
- Аппарируем к Дырявому Котлу, оттуда уже в Нору, - привычки брали свое. К тому же пусть вокруг и творится черт знает что, но куда было разумнее следовать логике, а не эмоциональным порывам. Если бы МакКиннон не придерживалась этого условия, то уже давно бы побежала по своим знакомым и тех, кто должен был узнать о том, что она выжила, лично.
Девушки достаточно быстро добрались до Дырявого Котла. Перемещаться нужно было аккуратно и достаточно незаметно, чтобы не привлечь к себе внимание. Обе некогда погибли, обе оказались в ситуации, когда каждый, кто встречается на их пути, снова и вновь округляет глаза. Марлин даже стала задумываться, кто сможет раскрыть свои веки до размера одного галлеона. Такому она бы надкинула пару сиклей за искреннее удивление.
Лишних вопросов в Котле не бывало, но девушки все-таки решили не медлить. Одно дело размеренно подниматься на второй этаж, другое - вбегать на него через ступеньку. Кто-то может и узнал бы их, но вряд ли успел бы перекинуться парочкой приветственных слов.
Доркас первой шагнула в камин, а Марлин нетерпеливо постукивала ногтями по деревянной полке сверху. Время, конечно, не поджимало, но все-таки поторапливало. Четко произнеся адрес, девушка скрылась в зеленом дыме, вовремя успев закрыть глаза. Вышла она уже из знакомого камина в Норе, уютном доме Уизли.
На самом деле он оставался странным местом для собрания, хотя и откровенно уютным. На кухне царил запах выпечки, а МакКиннон, не евшая, кажется, уже как три месяца, аж потянула носом. Правда для начала следовало столкнуться взглядами с присутствующими. Директор, которому девушка улыбнулась и попыталась как-то этим самым приободрить и показать, что все хорошо, она жива, продолжаем собрание. Профессор МакГонагалл, явно смятенная от такой встречи, но крайне молчаливая. В ответ ей тоже пришлось улыбнуться, а потом все-таки посмотреть и на Гестию с Леонардом, и на Аластора. Они, конечно, одними улыбками не обойдутся, но Марлин надеялась, что это подождет планерки уже в Аврорате или еще где-нибудь. По крайней мере сейчас ей было крайне неловко ловить на себе очередные удивленные взгляды. Ну, выжила, ну, жива, что теперь поделать.
Профессор МакГонагалл тем времени приободрила МакКиннон и Медоуз и обратила внимание на происходившее вокруг. Девушки решили последовать ее примеру и прошли чуть подальше в кухню. Марлин по крайней мере открыла холодильник, выискивая что-то, чем можно было перекусить. Пока Молли предложила ей попробовать что-то очень явное вкусное, девушка кивнула в ответ, прислушиваясь к происходящему за большим столом. Уизли подтолкнула локтем МакКиннон, поглядывая на свои руки, в которых была зажата чашка и небольшая бутылка огневиски.
- Давно тебе говорю, бросай Артута и давай к нам в Аврорат, - в благодарность волшебница аж успела расслабиться, приобняв старшую подругу.
О Питере она знала, слышала, не хотела думать. О Розье, о Фоули, о Мальсибере тем более. Интересовали Марлин конкретные личности, упоминание которых было сведено к минимуму.
- Весь день в Косом и Лютном переулке были беспорядки. Не только ночью. Тот же Фрэнк ночью... Алиса днём нашла неприятности, ещё и на русского наткнулась. Не Лонгботтомы, а магниты на Пожирателей... <…> Мэри Макдональд пострадала сегодняшним утром, она писала мне. Если бы не Эми Картер... <…>
МакКиннон внимательно посмотрела на Муди, вслушиваясь теперь куда внимательнее. Даже посмотрела на Блэка, чтобы тот то ли пояснил, то ли ответил, что это Эми Картер сделала Мэри и каким боком они оказались связаны. Возможно, МакДональд и сама отбилась от слизеринки или тех, от кого ей пришлось спасаться…
- К слову, да, Мэри Макдональд упоминала, что как раз улаживала последствия нападения оборотней в каком-то парке.
Марлин медленно запивала новости содержимым керамической кружки. Радовало, что хотя бы с одной подругой стало понятнее. Осталось разузнать об остальных. Грейс, Алиса, Карадок, Фрэнк, Фенвик… Список был длинным. Взгляд коснулся Гестии и Леонарда. Хорошо, что они слушались Альбуса и приходили на место встречи вовремя. За это явно можно прослыть любимцами Муди, что, собственно, они и делали.
- было бы здорово, если бы кто-то из вас помог ночью по дежурству в Хогсмиде.Может, Артур? Доркас, Марлин? Если нет - Аластор, найди более менее толковых ароров, а то там скоро будет рассадник Пожирателей.
МакКиннон не успела ничего вставить, как профессор МакГонагалл уже попросила для этого занятия Подмора. Девушка не стала из-за этого грустить, кивнув Муди и ощутив себя еще немного свободной. Учитывая, сколько времени она потратила вдали от Аврората и своих начальников, то это можно было считать своеобразным выходным. Ни отчетов, ни докладов, одни лишь стенания с Медальоном Слизерина и Кикимером. А, еще, конечно, Лестрейндж и незнакомка.
- Ну идите, а мне надо дождаться Лонгботтомов, у которых сегодня явно не задался отпуск...
Многие поднялись со своих мест, обмениваясь какими-то словами в напутствие. Марлин кивнула каждому и обмыла кружку, возвращая ее на место.
- Я очень рад, что вы живы. Больше так не пугайте, договорились?
Девушка посмотрела на старшего по званию и подмигнула ему.
- Занятный Хеллоуин получился, это точно. Но, так точно, сэр, договорились, - Молли уже подхватила ее тарелку, а Марлин-таки попрощался с каждым. В кухне стало сразу спокойнее и даже тише. Доркас ушла следом, наверное, возвращаясь на Гриммо за Лили. Точно девушка сказать не могла, потому что уже оказалась рядом с директором.
- Маккензи, - понятное дело, что Альбус Дамблдор не должен помнить каждого родственника своих студентов, но Марлин настаивала. - В тот день, когда Трэверс выжег мою семью, портал возник внезапно, и я просто упала в него, - казалось, что на самом деле только эта тема волновала девушку. По крайней мере теперь выглядела она куда более серьезно, чем раньше. - Я вернулась к дому, там осталось пепелище, но ни следа моей сестры. Был еще Рабастан Лестрейндж, который, неожиданно, но Пожиратель Смерти. Была еще и незнакомка, которая знала обо всем, что происходит, но явно пришла не из нашего времени, - МакКиннон докладывала все, что произошло, попеременно смотря то на Муди, то на Дамблдора. - Есть шанс, что моя сестра так же столкнулась с порталом? Были какие-то новости? - конечно, она все понимала, но хотела надеяться. Хотела верить.
Она посмотрела на камин, звук которого подсказывал, что скоро кто-то появится снова. Наверное, Лонгботтомы. МакКиннон сжала пальцами спинку стула.
- Маккензи, Мэри, Алиса, Грейс, Карадок, Фенвик, Фрэнк. Я не видела ни одного из них, слышала только о Мэри и Лонгботтомах, - в камине как раз показался Фрэнк. - В моей голове воспоминания из книги Риты Скиттер, можно добыть подробности с помощью Омута, иначе я уже половины не вспомню, - добавила Марлин, замолкая, когда следом появилась Алиса. Воспоминания о статье про будущее Лонгботтомов как нельзя вовремя появилось перед глазами.

Отредактировано Marlene McKinnon (2018-10-25 19:54:04)

+8

15

Дополнительно: 24 года, аврор, муж и отец, который хочет защитить свою семью
Внешний вид: Синий свитер, кожаная куртка, чёрные брюки, на поясе закреплен чехол-ножны для волшебной палочки. Весь в пыли и саже. Волосы теперь стали полностью седыми, под глазами мешки.
Состояние: всё ещё в некоторой прострации после нескольких Круцио. Чуть дерганный и периодически заикается. По факту же злой, так как узнал, что в будущем война всё ещё идет и их борьба по сути бессмысленна.
С собой: волшебная палочка


Способов переместиться из одной точки в другую - множество. Можно оседлать метлу и пролететь тысячи километров, рассматривая пейзаж вокруг. Не самый быстрый способ, но достаточно безопасный и его трудно отследить. Трансгрессия - очень быстро оказаться в нужной точке, но была вероятность отследить местоположение, а так же из-за особенностей магии раздавался довольно громкий хлопок, так что все вокруг знали, что кто-то прибыл. И хорошо, если этот кто-то не окажется в меньшинстве и не умрет самой глупой смертью. Порталы так же быстро перемещают, но они дорогие и нужно настраивать под конкретного пользователя. В общем - не самый лучший вариант, если конечно это не билеты на Кубок Мира по Квиддичу.

И остается ещё один путь - каминная сеть, соединяющая множество домов в Британии в огромную паутину. Какие-то свободны для прохода, в какие-то могут пробраться только единицы из не многочисленного списка, а какие-то в принципе не работают. Но самое забавное, что данный вариант перемещения Фрэнк Лонгботтом люто ненавидел, хотя из раза в раз ему приходилось к нему прибегать. И эта не-любовь была очень даже взаимной.

Заходя в камин в пабе "Кабанья Голова", мужчина уже мысленно приготовился к тому, что его выплюнет в совершенно другом месте. Или просто он разнесет ещё и дом Уизли в придачу, дополняя и так не маленький чек ещё большей суммой. Порох. Четко и коротко произнесенное: Нора - и Лонгботтома унесло куда-то вверх, унося прочь из разбитого паба. Как он и предполагал, камин просто выплюнул его на ближайший табурет. Он едва не свалил его, держась за края.

- Терпеть не могу камины - пробурчал он голосом полным ненависти. Оглянулся на камин, смотря как в нем появилась супруга, причем совершенно спокойно вышла из него, не понимающе смотря на супруга. Но она то должна помнить о том, что каминная сеть мистера Лонгботтома очень не любит. Это было первое, что узнала девушка, когда они только-только начали встречаться.

Фрэнк встал, отряхивая одежду от пыли. Он не сразу заметил направленные на него взгляды, удивленно ошарашенные. Что говорить - видок у него был довольно привычный для аврора: помята и испачкана одежда, уставшее лицо с мешками под глазами, какие-то ссадины и порезы. Только вот одно явно выделялось из всего "обыкновенного". До этого его волосы были черные как смоль, а теперь... Теперь он был полностью седым, будто за одну ночь состарился на десятки лет. Правда каким-то чудом его лицо всё ещё было достаточно молодым.

- Не... не... Не надо так... на меня смотреть - проговорил он заикаясь. После камина голова немного кружилась и мужчина оперся на стол, чтобы не упасть. Как нельзя кстати оказался тот злосчастный табурет, который первым его и словил, летящего из камина. Собрание, видимо, подходило к самому концу и вне ведении остались только Лонгботтомы. - Лонгботтомы пришли с докладом.

Маг пальцами массировал виски, стараясь унять головную боль. До этого он будто не замечал её, стараясь как можно быстрее исчезнуть из злополучного паба. Сейчас же она настигла его с новой силой. Если быть честным, то ему действительно нужно было бы отправиться в Мунго и отлежаться несколько недель. Но такого себе позволить аврор не мог, не говоря уже о том, чтобы опустить руки. То что говорил Невилл о  будущем - удручало. Война не закончилась и уже их дети сражались бок о бок, пытаясь отстоять собственную свободу и жизнь. Говорит ли это о бессмысленности их действий сейчас, в прошлом? Если судить по тому, что в будущем Фрэнк не был близок с сыном и никак не мог повлиять на его воспитание, то значит должно случиться нечто ужасное. С одной стороны Лонгботтом надеялся, что он погибнет смертью храбрых и его смерть не будет бессмысленной. С другой стороны... С другой стороны была Элизабет, которую он успел потерять из виду, а после просто посчитать её воплощением своего не выспавшегося мозга. Девушка упомянула, что в будущем Френсис будет рядом с Алисой на пятом этаже Мунго. И если Лонгботтом правильно помнил назначения этажей, то предпочел бы просто умереть, чем волочить остаток дней в постели.

- На Хогсмид произошло нападение. Отряд Пожирателей разгромил Кабанью и целью их было не просто навести ужас и хаос, сколько убить... убить нас. Откуда-то им стало известно, что сегодня мы с Алисой будем там - сиплым голосом объяснять что либо было довольно неудобно, как и в принципе напрягать голосовые связки. Кажется он надорвал голос когда кричал от боли в том пабе. - Сомневаюсь, что вы не в курсе, профессор Дамблдор, но у нас здесь гуляют люди из будущего. В борьбе с Пожирателями нам помог мой сын... Невилл. Не тот, которому сейчас положено спать в детской, а другой... из будущего. Он... Он отрубил руку Рабастану.

Лонгботтом глянул на супругу. Рефлекторно сжались кулаки, когда перед глазами вновь промелькнули отголоски прошлых событий. Перед ним поставили ещё несколько флаконов с зельем и Фрэнк вздохнул, понимая, что если он хочет устоять на ногах, то должен их принять. Ещё в Хогвартсе мужчина усиленно изучал зельеварение, мог сварить несколько не особо сложных зелий. Этих знаний хватало, чтобы распознать по цвету и запаху предложенную помощь. В одном флаконе было обычное укрепляющее зелье, в другом настойка, название которой он вряд ли сейчас выговорит. Значит мой вид действительно настолько плох, что меня вновь и вновь пичкают зельями.

Мужчина откупорил одну склянку, поморщившись от кисловатого запаха. Вкус тоже был довольно неприятный, словно он пьёт не зелье, а ест самые кислые и ядреные лимоны прямо с цедрой. Но выбирать не приходилось. Либо это, либо отправление в Мунго. Залпом осушив обе склянки, Френсис благодарно кивнул спасителю. И только потом понял кто перед ним. Несколько раз моргнул. Помотал головой. Но в голове "два плюс два" всё равно ровнялись четырем и никак не пяти. А тут перед ним самое настоящее, но от того более невозможное событие. Живая. Живая Марлин. Маг даже язык проглотил от неожиданности, не зная что и сказать. А стоило ли что-то говорить? И хотелось ли?  Хотелось совершенно иного. Завалиться куда-нибудь спать, да проснуться где-нибудь в другом времени. Посчитать всё увиденное просто страшным  нескончаемым кошмаром.  Желательно проснуться в детстве, в своей комнате, когда самой большой опасностью было наказание от строгой матери, а самая страшная травма от неудачного полета на метле.

Разговор продолжался, а Фрэнк всё никак не мог вставить свои пять копеек. Не потому, что ему не давали слова, а потому, что он не знал как подступиться к так сильно волнующему его вопросу. Их вводили в курс дела, рассказывая о том, что открылись порталы ведущие из будущего в прошлое. Где-то бегали внуки и дети Поттеров. Фрэнк не удивился бы, если бы появились бы и его внуки, раз уж такие самоуверенные у них дети. Это была не их война, не их жизнь, но они отчего то считали себя теми самими спасителями мира, которым можно было перевернуть историю с ног на голову. Известие о том, что Лили и Джеймс остались живы, была довольно радостной. Но если случилось одно нападение, то может случиться и второе? К тому же за Лонгботтомами тоже начали охотиться и явно не для того, чтобы навязать шизоидные идеи Темного Лорда. Скорее всего их попросту убьют.

Отредактировано Frank Longbottom (2018-10-28 17:26:04)

+6

16

Дополнительно: 24 года; аврор, жена и мать годовалого и такого же семнадцатилетнего ребенка
Внешний вид: изрядно потрепанный: черные джинсы, порванный джемпер, потрепанная кожаная куртка, некоторые пряди экстремально укорочены + бонус-трэк: синяки и царапины различных форм и размеров.
Состояние: уставшее, раздраженное, злое
С собой: волшебная палочка


У путешествий с помощью Летучего пороха был один недостаток. Невозможно перемещаться с кем-то, только по одиночке. Конечно, наверняка находились умники, которые решили сэкономить время, либо же просто безумные экспериментаторы, которым не хватало острых ощущений в жизни, но не факт, что перемещение завершилось удачно. И вполне вероятно, что где-то они сплющенные вместе так и существуют, судя по тому, как скручивает даже одну фигуру в камине. Но в последнее время Лонгботтом не любила этот способ перемещения даже не из-за дискомфорта. Вестибулярный аппарат у нее был вполне себе крепкий, а осевшая сажа легко удалялась заклинанием. Но вот это одиночное перемещение... Мало ли что может случиться, пока она перемещается. И случиться может как с тем, кто остался, так и в том месте, куда она направляется. И в одном случае она оставит без прикрытия кого-то из команды, что может повлечь за собой хорошо, если просто травмы, а не гибель. В другом же случае она может попасть в разгар сражения без возможности отступить и спрятаться. И во время полета из "Кабаньей головы" в Нору, Лис успела передумать все возможные варианты, которые могут ждать ее на месте прибытия, включая разрушенный дом и гору тел. Страшнее всего было за Фрэнка. Муж не был сейчас в лучшей форме, и Лонгботтом просто надеялась на его благоразумие.

Пока Алиса не увидела Фрэнка в теплой, уютной гостиной Норы, она даже не задумывалась, в каком напряжении находилась. Но муж, вцепившийся  табурет, и смотрящий на него, как на врага народа, да еще и бурчащий себе под нос что-то, наверняка крайне нелестное в адрес всех каминов Британии, достаточно успокоил. Война Лонгботтома с каминами была ожесточенной, кровопролитной и перманентной. Она стала притчей во языцех  среди всех друзей семьи. Об этом можно было писать романы, снимать фильмы и просто продавать билеты как на отдельный вид театрального искусства. И было в ней что-то успокаивающе привычное. Настолько, что Алиса не выдержала и улыбнулась, глядя на развернувшуюся новую главу этой военной истории. И все же, выйдя из камина, Лис первым дело вцепилась в лапу Фрэнка, и только потом обратила внимание на давящую тишину, в которую была погружена комната. И тут же где-то рядом ахнула Молли. Ну, да. Выглядели они, что ни говори, колоритно. И если мужа она привела в более-менее приличный вид, то вот подлечить себя руки не дошли. Хозяйка дома за какие-то секунды оказалась рядом и принялась причитать, чередуя ругательства с перечислением лечащих снадобий.
- Молли, Молли, успокойся. Это не моя кровь, - попыталась прервать ее Лис, но куда там. В безмерном сердце Пруэтт-Уизли любви и заботы хватило бы на всю Англию, а с гибелью братьев они стали только сильнее. - Ну, точнее, не только моя, - с усталой усмешкой поправилась Лонгботтом, увидев скептически поднятую бровь кузины.
В конце концов, ей удалось угомонить родственницу, клятвенно заверив ее, что отдаст себя на ее лечебные пытки сразу после доклада, о котором объявил Фрэнк. Объявил не так чтобы прям бодро, но вполне терпимо. И это обещание ей стоило выполнить, потому что в противном случае Молли станет причинять добро в добровольно-принудительном порядке, предварительно вырубив ее ударом сковороды по голове даже при малейшем намеке на сопротивление. Только успокоив кузину, Алиса смогла осмотреть собравшееся общество.

Будум!
Сердце глухо ударилось о ребра.
Алиса неверяще уставилась на фигуру, которой никак не должно было здесь быть.
Будум!
Алиса все никак не могла поверить в то, что видит. Они похоронили ее пару месяцев назад. Ее и всю ее семью.
Лис сжала ладонь Фрэнка, чтобы удостовериться, что она не спит. Лонгботтом был поразительно реален.
"Как такое может быть?"
- Марлин?  наконец-то вымолвила она.
У МакКиннон хватило остатков совести, чтобы принять слегка виноватый вид. Вообще-то у бывшей рейвенкловки совести было, как и у Алисы, исключительно на внешнее ее проявление. Лис отпустила мужа, а затем, не обращая внимания на остальных собравшихся, с места развила приличную скорость, разбежалась и, оттолкнувшись от стула, рядом с которым стояла Марлин, запрыгнула на беднягу, повалив на мягкий ковер Молли. Повалила и тут же несильно, но чувствительно сжала шею. Пальцы сквозь кожу не прошли, да и вообще подруга выглядела не менее реальной, чем Фрэнк.
- МакКиннон, я сама тебя убью! - пообещала она.
Но тут же представила, что глазами Марлин это, наверно, не очень весело смотрится. Как-то ситуация теряет весь свой юмор, когда тебя обещает убить слегка окровавленная женщина и при этом всем еще и сидит на тебе и сжимает твою шею. Поэтому Алиса быстро вскочила с бывшей подопечной, помогла подняться с пола, а потом крепко обняла.
- Я не шучу, Марлз. Это была самая идиотская твоя шутка!

Наконец порядок был восстановлен, и Фрэнк приступил к отчету. Вышло как-то сухо и сжато, совсем не так ужасно, как оно чувствовалось в центре событий. Хотя возможно, это еще сказывался отходняк от Лестрейнджевского Круциатуса. Речь будто еще не полностью восстановилась. Алиса поймала себя на мысли, что воображаемая красная мишень на лбу Рабастана стала ярче и жирнее. Впрочем, сейчас это занимало только часть сознания. Что-то тревожило ее, и Лис никак не могла понять, что же именно. И только увидев абсолютно невозмутимое лицо Дамблдора, она поняла, что именно. Странно, что директор никак не отреагировал на новость о Пожирателях Смерти в Хогсмиде, так близко к школе. Получается...
- Вы знали! - едва не перебив Фрэнка, промолвила Лис, в упор уставившись на Альбуса и сверля его взглядом. - Вы знали, что происходит! Вы знали, что на нас напали!
Алиса медленно поднялась со стула, все так же глядя в глаза Дамблдора. - Вы знали, что их пытают! - голос непроизвольно повысился, а сама Лонгботтом наклонилась вперед. Перед глазами мелькнула фигура Фрэнка на коленях, с палочкой у виска. Затем Невилл на полу, извивающийся под Круцио. - Вы знали, и ничего не сделали!
Разочарование горькой волной поднималось в ней. В своей жизни Алиса никогда не сомневалась только в трех людях: во Фрэнке, дедушке Гампе и в Альбусе Дамблдоре. И сейчас она поняла, что список сократился на одну фамилию.
- Вы могли послать кого-нибудь! Хватило бы одного человека! - краем глаза Лис заметила, как Молли накладывает заглушающие чары на комнату, чтоб звуки не доходили до верхних этажей, где спали дети. - Просто одного человека, чтобы на секунду переключить внимание! Этого бы хватило! - Лонгботтом посмотрела на невозмутимое лицо Дамблдора и непроизвольно сжала кулаки. Еще никогда ей так не хотелось ударить человека. Главным образом, потому что в большинстве случаев, если она хотела, она била. Но недвусмысленное жжение в сбитых костяшках пальцев говорило, что, пожалуй, в этот раз от удара ей будет больнее. - Вы знаете, я весь день думала, как такое могло произойти, что уже после окончания войны двух авроров довели до "невозвратного расстройства личности", - Алиса выдохнула. - А теперь все понятно. Вам абсолютно плевать на своих людей. Вы так же как он, - Лис кивнула в сторону, подразумевая Темного Лорда. - Вы сидите в Хогвартсе, в безопасности, пока мы подыхаем за вас. И ведь смысла никакого нет! Я видела своего сына, я видела его глаза! Это взгляд человека, который видел слишком много для своих семнадцати, которому приходилось страдать, который видел войну. Так ответьте, Дамблдор: для чего тогда мы тут умираем? - Алиса выпрямилась, выдохнула, успокаиваясь, и повернулась к Муди, всем своим видом показывая, что в ближайшее время никаких дел с Альбусом она иметь не собирается. - У нас проблемы, Аластор, - деланно спокойным голосом продолжила она, обращаясь к аврору. - И дело даже не в разгуливающих по ночам троллям и акромантулам посреди Лондона. Об этом я потом все выскажу Амосу, - она дернула плечом, вспоминая прошлую ночь. - Как ты понял, помимо сына, я сегодня столкнулась еще с одной путешественницей во времени. Она-то мне и сообщила о участи, которая нас постигнет. Она сказала, что это сделает Беллатрикс. А, значит, и остальные Лестрейнджи тоже где-то там околачивались. Это семейство по одиночке не ходит, только скопом, - Алиса поморщилась. Семейство Лестрейнджей явно надо было проредить. А лучше вообще извести, как травят крыс в маггловском доме. - Но даже не это главное. Об их взглядах мы давно знаем. Но она упомянула еще одну фамилию, - Лонгботтом посмотрела на Муди. - Крауч.
Лонгботтом физически ощущала, как напрягся Аластор.
- Я не знаю, действовал ли он под заклятьем, или же он просто мастерски притворяется, что цель его жизни - переловить всех этих тварей. Но что-то тут точно не чисто. Девушка ничего толкового сказать не могла, только два этих имени и, так сказать, результат их деятельности. Но ей нет смысла врать.
"У нее и так проблем по горло, - мысленно добавила Лис.- Удивительно, что она хоть что-то вспомнить смогла".
- Ты же понимаешь, что это нельзя просто так оставить. Как и нельзя в открытую заявиться к Краучу и заявить, что он на стороне Темного Лорда. Да нас на смех поднимут. Надо все проверить. Надеюсь, ты сам этим займешься, - впрочем, последнее она могла не добавлять. Работая в Аврорате ты поневоле становишься параноиком, это было чем-то вроде профессиональной травмы. Но их склонность перепроверять все и всех ни в какое сравнение не шла с размерами паранойи Аластора.

Договорив, Алиса села обратно на свой стул, ожидая вердикта Муди. Было понятно, что их выходной скорее всего накроется медным тазом, но когда Лис так вымаливала его, она еще не знала, что в этом во всем замешан Бартемиус. Сейчас же все приобретало не очень приятный оборот, и это мягко говоря, и лучше во всем разобраться сейчас, чем когда будет слишком поздно.
Сбоку появилась Молли, весьма недвусмысленно намекая, что сейчас Лонгботтом будут лечить. И ради своей же собственной безопасности, лучше ей не сопротивляться благим намерениями кузины.

+6

17

Даже если бы Марлин и хотела получить какие-либо ответы, то не смогла бы. Альбус и Аластор смотрели на пребывающих гостей: первый, кажется, понимал, что разговор будет сложный. Девушка обратила внимание на то, как тяжело дышал Фрэнк, что не означало ничего хорошего. С другой стороны, она видела, каким уставшим выглядел профессор. Муди всегда оставался Муди, не теряя из виду ничего, что должно было быть замеченным. МакКиннон знала, что устали все: даже Молли, стоявшая все это время на кухне, должна была чувствовать головную боль. Напряжение нарастало сильнее в комнате, а когда Алиса вышла из камина, то и вовсе достигло той точки, на которой Марлин только и оставалось, что терпеливо начинать считать.
Она знала, что подруга всегда оставалась верной себе. В четырнадцать, семнадцать или двадцать пять Алиса не изменяла тому человеку, которым была. Это действительно заслуживало уважения и в какой-то степени смущало. Марлин и сама бы хотела обладать выдержкой, которой обладала некогда Гамп. Да, она частенько срывалась, нарушала правила или же выходила из себя, но это было все сделано с такой уверенностью, будь то бы Лис уже все заранее просчитала. Возможно, все было не так, как представляла МакКиннон, но каждый раз она лишь восхищалась. И сейчас, не зная, как себя вести, она покрепче сжала спинку стула: то ли для обороны, то ли для поддержки. Взгляд Алисы не сразу коснулся нее, но все же нашел в комнате что-то странное и аномальное. Марлин была таковой. Ошибкой времени и порождением порталов, странного изобретения злых гениев. Только злой человек мог действительно подумать, что игры с историей обернутся чем-то хорошим. Плохое предчувствие вовсю поглощало МакКиннон, но в следующие полчаса его необходимо было откинуть на второй, если не на третий план. Девушка уже оказалась сбита с ног и придавлена к полу. Инстинктивно, она поджала пальцы на ногах, как всегда это делала, когда вдруг начинала бояться или нагоняя, или наказания профессоров в Хогвартсе. Сейчас, конечно, это выглядело нелепо, ведь Марлин обхитрила свою смерть, но все так же опасалась недовольство Алисы.
- МакКиннон, я сама тебя убью!
Девушка рассмеялась, не шибко весело, но все же рассмеялась. Кажется, убить ее не так просто, как казалось Трэверсу или же Темному Лорду. Странный, конечно, юмор у судьбы, но ничего другого ожидать от старухи с метлой не стоило. Возможно, судьба носила с собой косу или, например, биту, Марлин точно не знала. Однако, все же шутливо ткнула подругу в плечо.
- Темный Лорд не смог, а ты, Алиса, сможешь? - усмехнувшись, девушка наконец свободно выдохнула, когда Лонгботтом с нее слезла. По ее памяти они видели недавно, всего лишь около недели назад, а для Гамп все обстояло немного иначе. Это уже не так удивляло, поэтому МакКиннон понимающе кивнула, замечая толику сожаления или что там показалось во взгляде наставницы по цеху. Привычная реакция для тех, кто видел перед собой призрака, восставшего из мертвых.
- Я не шучу, Марлз. Это была самая идиотская твоя шутка!
- Но ты же купилась, - ответила Марлин, поднимаясь и крепко обнимая подругу. Конечно, это было странно. В первую очередь - боязно. Страшно умереть, когда на самом деле этого не произошло. Страшно осознать, что жизнь могла оборваться в любую секунду, но чья-то ошибка или же намеренное действие привело к спасению. Поэтому пришлось лишь еще крепче сжать Лонгботтом. МакКиннон до сих пор не знала, кто открыл порталы и для чего, хотя и чувствовала себя достаточно благодарной, чтобы вновь перекинуться взглядами с Молли. Нужно было выпить. На службе нельзя, но кто сказал, что не существует исключений? К тому же Аластору тоже не помешало бы поправить здоровье. Даже тост имелся, злободневный.
Фрэнк тем временем начал свой рассказ, задыхаясь от чего-то, что явно произошло в Кабаньей голове.
Рабастан.
Марлин посмотрела на Альбуса и Аластора, напоминая, что всего лишь несколько часов назад встречалась с ним. Упустила, но все же задела и ранила. Он не мог выполнять приказы в полной мере, значит, кто-то ему помог. Она вздохнула, перехватывая зелье у Молли, и протянула его Фрэнку.
- Выпей, полегчает, - все, что сказала девушка, понимая, что он единственный, кто не поприветствовал ее так, словно она восстала из мертвых. Это был или комплимент, или надругательство, но Марли надеялась все же на первое. Кажется, все, кому не лень, выражали сожаление, удивление, а потом заваливали извинениями, содрогаясь о горе, что постигло ее семью. В такие моменты хотелось отвернуться от каждого, кто пытался успокоить, потому что слова в этом деле не помогут. Очередной стакан настойки миссис Уизли помог согреть горло, а Лонгботтом уже пустилась в обвинения. Ни Дамблдор, ни Муди не успели толком отреагировать на отчет ее мужа, как Алиса, заведенная, возбужденно дополняла рассказ.
Перед глазами сменилось достаточно картин, чтобы появилась между бровями складка, а стакан, некогда зажатый между пальцами, с грохотом коснулся поверхности стола. Не разбился он лишь потому, что Марлин оказалась не настолько сильна или же глупа, чтобы пораниться стеклом. Она отошла на несколько шагов назад, внимательно слушая то, что уже и так знала.
- Так ответьте, Дамблдор: для чего тогда мы тут умираем?
Действительно, высшей цели, за которую приходилось умирать, они не имели, но всякое решение вело к чему-то. К поражению или к победе, как мог бы выразиться Карадок, если бы оказался рядом. Марлин задумчиво посмотрела на Фрэнка, не понимая, почему тот молчит. Странно было видеть Алису, явно взвинченную не только встречей с сыном, но и осознанием того, что она - пешка.
МакКиннон не раз заставала себя за подобными мыслями, когда Дирборн охотно занимался подготовкой к очередному заданию. Он делал это лаконично, немного лениво, но все же внимательно. Она знала, что парень собирается каждый раз с мыслью, что все может для него закончиться. Фатальная неудача или же счастливый фант - как получится. Что случится завтра зависит от старухи с веслом в руках, или что там эта карга носила с собой, придавая себе устрашения. Первое время Марлин спорила, говоря, что сражается ради счастливого будущего сестры. Была дикая цель добиться справедливости перед ее поступлением в Хогвартс, дать возможность жить в спокойном мире. Только эта надежда улыбала Дока. Улыбка та была искренней, но надменной, доброй по-своему.
- Не закончится эта война, - твердил он без устали, а Марлин спорила, доказывая, что они приближаются к победе. Но хватало лишь одного вопроса: - А в чем победа? - и девушка поджимала губы, занимая волнующиеся пальцы артефактом. Так было легче осмыслить то, что осмыслению не подлежало. Она не знала, что станет победным «выстрелом», так и не знала, к чему стремилась. Эфемерное чувство справедливости наверняка успокоится, когда Темный Лорд все же окажется в Азкабане, а лучше - умрет. Но зло в мире искоренить было невозможно, как и предположить, что можно добиться смерти великого волшебника за несколько лет. Пешка или нет, но она была одной из тех составляющих, которые заставляли Волдеморта нервничать. Это нравилось МакКиннон, забавляло, когда Дирборн не удерживался от колкого замечая высокопарной речи профессора.
- Но даже не это главное. Об их взглядах мы давно знаем. Но она упомянула еще одну фамилию, Крауч.
Марлин посмотрела на Аластора, на Альбуса, на Фрэнка, наконец остановив внимание на Алисе. Она была вдохновлена недовольством, недоверием и презрением, что так типично для тех, кто оказывался в проигрыше. Такое случалось с каждым, с МакКиннон в последнее время даже слишком часто. Она знала семейство Краучей, но обвинить одного, значит поставить под сомнение всех.
- Какой именно Крауч? - уточнил Муди, хотя и в этом не было необходимости. Начальник должен был уже подозревать кого-то из них, хотя и смятенный взгляд выдавал очередной прокол в их работе.
- Какая разница, какой? Крауч, так Крауч. Одним больше, одним меньше, все равно, как тараканы, - изрекла МакКиннон, успевшая уже усесться на стуле и облокотиться о его спинку локтями. - В конце концов мы все подозревали, что рано или поздно, но гниль начнет всплывать, - доверительно посмотрев на Молли, она в очередной раз поблагодарила ее за наполненную стопку, хотя уже почувствовала, что та была лишней. Отставив ее на стол, она качнулась на стуле. - Ко всему прочему записываем туда и Трэверса. Я могу быть свидетелем своего убийства, - немного комично, но оттого без какого-либо оттенка радости заявила Марлин. - Но интересует меня сейчас немного другое. Алиса, - она посмотрела на подругу, которая уже закончила свою речь и села на стул. - Я видела книгу, в которой записано все, что произошло во время войны и после. Вы и правда оказались в Мунго и за вас отомстила одна прекрасная рыжая ведьма, - подмигнув Молли, продолжила Марлин.
- Не стоит так беспечно раскрывать все козыри, мисс МакКиннон, - прервал ее директор, наконец подавая голос. Он смотрел на Лонгботтомов, скорее всего обдумывая, что требуется ответить. - Со временем не стоит шутить. Чем больше мы узнаем о собственной судьбе, тем опаснее становится ситуация для гостей из будущего, - Марлин цокнула языком, так и не получив ни одного ответа на свой вопрос. Альбус тем временем покручивал между пальцами резиновое ухо, через которое, очевидно, знал, что происходило в Кабаньей голове. - Для опоздавших повторяю: всех несовершеннолетних в Хогвартс. Перед тем, как отправить гостя туда необходимо связаться с профессором МакГонагалл с помощью Патронуса для отчетности. Патрули определяются Руфусом и Аластором. Первостепенная задача - обеспечить безопасность путешественников во времени и как можно скорее вернуть их обратно. Порталы сыграли с нами злую шутку. Помимо выживших с нашей стороны, появились выжившие и среди приспешников То… Темного Лорда, - Альбус явно нервничал, оговорившись. Он потер бороду, стараясь собраться с мыслями, хотя, скорее, для того, чтобы дать возможность собравшимся обдумать полученную информацию. Взгляд его глаз метался от одного угла стола к другому, определенно специально избегая необходимости смотреть на бывших учеников. Марлин расценила это как очередное нахальство, но не стала ничего говорить вслух. Альбуса она уважала, хотя и давно усвоила урок, что уважение не имеет ничего общего с добродетелью. - Ко всему прочему оборотни теряют контроль. Скорее всего это должно сказаться на всех талантах и дарах, присущих нашим знакомым и недругам. Обращайте внимание на все необычное и докладывайте Аластору о мельчайших деталях, - Дамблдор мягко улыбнулся миссис Уизли, обходя ее и заводя руки за спину. Пальцы все так же играли с ухом, словно то должно было что-то ему сообщить. - На этом все. Аластор, - он посмотрел на Муди и коротко кивнул ему. - Крауч, Розье и остальные. Держи меня в курсе, я буду в Хогвартсе. Связь с помощью Патронуса. Проблему с недостатком зелий я разрешу в ближайшие несколько часов, - с этими словами Альбус Дамблдор зашел в камин, сгребая летучий порох длинными пальцами. Он посмотрел на Фрэнка, потом на Алису. На лице старика отражалась дикая усталость вперемешку с сожалением? Марлин не знала и не хотела бы знать. Рыться в голове и сердце этого волшебника себе дороже. Игнорирование каких-либо вопросов и нападок - красноречивый ответ, дающий куда больше понимания, чем десятки слов. - Двери Хогвартса и моего кабинета все так же открыты для Вас, миссис Лонгботтом, как и для Вашего мужа, - МакКиннон качнула головой, обращая внимание на Муди. Теперь когда в комнате остались лишь Молли, начальник и двое коллег, казалось, что Нора была не такой уж и маленькой. Тишина достаточно оглушала присутствующих, чтобы храп с этажей выше резко ее нарушил.
- Карадок, - напомнила Марлин, смотря на Аластора. Тот кивнул, но ничего не сказал.
- Лонгботтомы, - Министерство, МакКиннон, - Хогвартс, - бросил начальник, обходя стол. В его кармане что-то виднелось, но аврор не стала морить себя загадками. - Поговорите с Краучем, - продолжал давать инструктаж Муди, заводя часы. Стрелки дотошно тикали, нарушая смятенную тишину. Марлин рассчитывала хотя бы на какие-то ответы.
Пнув ножку стола, она встала, напоминая себе извиниться перед Молли за такое отношение к ее мебели.
- Карадок, - вновь повторила девушка, всем своим видом показывая, что не поступала на службу в Аврорат, чтобы быть лишь пешкой. Как минимум ладьей, может - конем. В конце концов, кто-то должен был занимать позиции поважнее, чем просто пушечное мясо. Но Аластор уже подошел к камину вплотную, смотря на Фрэнка. Он достал что-то из внутреннего кармана своей куртки и бросил Лонгботтому.
- Поможет собраться с мыслями, - уверил он, вздыхая. Кажется, ему и правда было непросто, хотя кому сейчас было легко, правда? - Карадок исчез, - бросил Муди, смотря теперь уже на МакКиннон. - Последний отчет дошел до нас в сентябре. Я ждал его здесь так же, как и ждал тебя с Медоуз, - продолжил начальник, а Марлин уже засунула руки в карманы чужой куртки. Она внезапно стала слишком неудобной. Чужой. Гул в ушах шелестел противным звуком, когда девушка повернулась к Алисе.
- Когда? Где? Почему?

Отредактировано Marlene McKinnon (2018-12-07 00:29:02)

+3


Вы здесь » | Three Generations: I would rather die | » Хроники Хогвартса » Order of the Phoenix; p.1 [1981, November]