The day when Mungo fell, p.1 [1981, November]
» Antonin Dolohov — 17/12/2018

Order of the Phoenix; p.1 [1981, November]
» Frank Longbottom — 17/12/2018

Make or mar © [1981, November]
» Deborah Hayes — 18/12/2018

Danger hides in beauty and beauty in danger © [1981, November]
» Leonard Ross — 20/12/2018

Where there’s a will, there’s a way [1998, May]
» Damian Dolohov — 21/12/2018

Be my hero, mother © [1981, November]
» Walburga Black — 22/12/2018

Humble your fate © [1981, November]
» Bellatrix Lestrange — 22/12/2018

Death pays all debts © [1981, November]
» Henry Chase — 23/12/2018

When it rains, it pours, right? [1981, November]
» Remus J. Lupin — 23/12/2018

It takes madness to find out madness © [1981, November]
» Ariana Dumbledore — 25/12/2018

What brings you all here? [1981, November]
» Hestia Jones — 25/12/2018

Time heals all wounds © [1998, May]
» Hestia Jones — 25/12/2018

The day when Mungo fell, p.2 [1981, November]
» Teddy Lupin — 25/12/2018

Ministry of Magic has no rights, p.1 [1981, November]
» Frank Longbottom — 26/12/2018

Time is all we have © [2023, October]
» Lily Luna Potter — 26/12/2018

Different people - same issues © [1981, November]
» Astoria Greengrass — 27/12/2018

Caution is the parent of safety © [2023, October]
» Margaret Kalt — 28/12/2018

Ashes to ashes dust to dust [1981, November]
» Marlene McKinnon — 28/12/2018

Seems the monster always wins © [1981, November]
» Frederic Aria — 28/12/2018
Сердце, казалось, сходило с ума, как и сама Кларисса, наблюдающая за живой грязнокровкой. За живой Тройэн Картер, касающейся ее внучки. Взгляд непроизвольно скользнул по коридору, надеясь заметить что-то, что намекнуло на абсурдность ситуации. Возможно, троллей или великанов в гостиной. Ведь не может мертвая вновь стать живой. Да еще и спустя двадцать лет. Грегори. Глупая надежда увидеть и его. Если Хеллоуин решил припоздниться, явить мертвых живым, то, может, судьба сжалилась и над ней.
0240 0120
0220 0220
ссылки
ссылки
игровое время:
2023/17/10: вторник
1998/8/05: пятница
1981/2/11: понедельник

| Three Generations: I would rather die |

Объявление


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » | Three Generations: I would rather die | » Хроники Хогвартса » When it rains, it pours, right? [1981, November]


When it rains, it pours, right? [1981, November]

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

https://data.whicdn.com/images/187899251/original.gif

Время и дата:
1 ноября с 5 часов вечера до 2 ноября полночь;

Место:
Хогвартс;

Участники:
Grace Swan, Bjorn M. Karhy, Minerva McGonagall, the Marauders, [Albus Dumbledore], [Harry Potter];
Описание:
Беда не приходит одна. Даже если ее приносят бывшие или же будущие ученики.
Неожиданные признания, новости из Лондона и важные решения. Главное, не растеряться.

+1

2

Внешний вид*: Одета в начищенные до блеска берцы, кожаные штаны с пряжкой в форме лебедя, черную майку и потертую кожанку. Темно-русые волосы распущены.
Состояние: отходит от шока и пытается быть продуктивной и не ударить в грязь лицом перед внезапно появившимся сыном;
С собой: волшебная палочка, портфель-дипломат с пятым измерением, в котором много чего интересного.
Дополнительно: 19 лет, сотрудник Министерства Магии, отдела магических происшествий и катастроф в бегах

     - Сколько, говоришь, тебе лет?... Хм, знаешь, в этом возрасте у меня были точно такие-же пшеничные волосы. Прям цвет в цвет!

     Грейс и Бьёрн дожидались в полуразрушенном доме, пока пройдёт оговоренное ранее количество времени. План был достаточно простым: погрузив Питера в магический сон, Грейс и Бьёрн должны были через сеть городских каминов добраться до Хогсмида, а оттуда, через Сладкое Королевство, проникнуть в Хогвартс по тайному проходу, через который они когда-то сбегали с Марлин. Только перед этим Свон нужно было обновить комплектацию своего чемоданчика - стандартным набором при таком обилии препятствий можно было и не справится. Карху младший же должен был купить в Косом Переулке мантии с эффектом отвода глаз - по мнению Александра, лишняя предосторожность никогда не вредила. Предусмотрительный цыган даже, быстро примерив на себя роль отца, вручил новообретенному сыну увесистый кошель с монетами "на карманные расходы".

     - Ну, пора. Ты хорошо запомнил дорогу? Второй этаж, комната триста шесть. От лестницы налево и ещё раз налево. - на всякий случай удостоверилась Птица, и, смущенно пожелав сыну удачи, перекинулась птицей. Подхватив клювом флегматичную крысу, лебедь стремительно вылетела сквозь дыру в крыше. Отталкиваясь упругими маховыми перьями от воздуха, Птица поднялась под облака, чтобы её белые перья сливались и не привлекали внимания. От ощущения крысиной шкуры в клюве было просто омерзительно. Но выбирать не приходилось - всё таки у лебедя были лапки...

     До Дырявого Котла девушка добралась буквально за несколько минут. Сложив крылья, лебедь проскользнул в окно. С подоконника с шумом упала стопка книг, подняв небольшое облачко пыли. Первым же делом Птица избавилась от Питера, скинув анимага на стул, и только после этого вернула свой человеческий облик. И тут же метнулась вычищать рот от крысиного привкуса. И успокоилась только тогда, когда израсходовала не меньше четверти тюбика зубной пасты.

     Отсоединив от цепочки свой чемодан, рейвенкловка вернула ему стандартные размеры. Уместив его на кровати, Грейс внимательным взглядом окинула собственную комнату, выискивая среди книжных стопок и множества реагентов и зелий то, что могло бы им понадобится. Один за другим в недра магического саквояжа и дурманящая настойка, и антисглазной лак, и даже несколько склянок с душильным газом, который Грейс использовала для создания своих "шариков". В какой-то момент Грейс просто начала запихивать всё, что попадалось под руки и казалось хотя бы в теории полезным. Просто на всякий случай. Если бы размер чемодана не был ограничен, то Свон, наверное, вообще бы все имеющиеся имущество в него запихнула. Мотивируя себя всё тем же таинственным "всяким случаем".

     В дверь осторожно постучали. Грейс открыла её взмахом волшебно палочки. Сначала в комнату робко заглянула светловолосая макушка, и почти сразу же нагло ворвался словно вывернутый на изнанку кот. По хозяйски обнюхав ближайшую стопку книг, кот хотел было поточить о обложки когти, но Грейс протестующе прикрикнула: - Ну уж нет, лысый! Трогаешь книжки - теряешь яички. Моя твоя понимай? Кот оказался более чем понятливый.

     До Хогсмида Свон и Карху младший добрались без приключений. Наложив на Гитлера заклинанием иллюзорную шерсть, чтобы тот привлекал меньше внимание, молодые люди скрылись под мантиями и, смешавшись с толпой, спокойно добрались до транспортных каминов. Но расслабилась малютка Грейс только в тот момент, когда над их головами опустилась дверца люка в подсобке Сладкого Королевства. Птица даже выдохнула от облегчения.

     - Ну вот и добрались, считай. Люмос Максима! - подземный ход залило ярким светом, - Выйдем с тобой аккурат из горба статуи на четвертом этаже. Пошлем патронуса профессору МакГонагалл, и скажем, что ждём её у фонтана во внутреннем дворе. Некоторое время Грейс и Бьёрн шли молча, но девушку так и разрывало от желания завалить сына вопросами о будущем. Когда она его родила, и как вообще её угораздило связать свою жизнь с Александром? Смогла ли она достаточно сильно продвинутся по службе? Где они живут сейчас, и, главное, счастливо ли? Была ли она достаточно хорошей мамой?

     - Слушай, Бьёрн... - неуверенно начала Свон. - Ты же ведь наверняка... ну... не просто так пришел из будущего. Ох, даже не знаю, как и подступится к вопросам, которые так и хочется задать. Может быть, ты хочешь сам мне что нибудь рассказать?

[AVA]http://sd.uploads.ru/NEHT0.jpg[/AVA]
[SGN]http://s3.uploads.ru/Dsx6o.gif[/SGN]

Отредактировано Grace Swan (2018-08-19 05:58:10)

+3

3

Дополнительно: 14 лет, мальчик, который пришёл помочь маме
Внешний вид: несколько запылённые чёрные брюки, серая рубашка и чёрная мантия.
Состояние: всё ещё несколько подавлен, но решителен.
С собой: волшебная палочка, отчаяние и Гитлер. Ещё и кошель с деньгами.


- Мне 14... Да, правда? А сейчас такие тёмные! - Бьёрн уже был несколько поживее, чем раньше. Что уж говорить, с мамой было во много раз более комфортно, чем с кем-либо ещё. К тому же, с нормальной мамой. Это было так непривычно и здорово, что он не хотел терять очарование момента.
У них уже был некий план, и Карху едва не ли не светился от восторга, понимая, какую важную роль ему отвели. На нём была некая ответственность. Конечно, и будущий отец помог, а Бьёрн взял у него кошель с некоторой неохотой. Но всё же с осознанием, что так надо. Иначе не справятся.
С мамой совершенно не хотелось расходиться. Но ведь это временно, да?
- .. Я запомнил.
Он даже повторил дорогу за матерью и ответственно кивнул. Мама же перекинулась лебедем, оставив Бьёрна с открытым ртом. Он знал об этом, конечно же знал, но видел впервые. И пусть зрелище и было прекрасно, оно было испорчено воспоминаниями о будущем. Как бы это не звучало.
- Я справлюсь, мама, - пробормотал он, наблюдая, как лебедь подхватывает сонную крысу и скрывается в окне. Гитлер очень плохо с самых первых минут относился к животному, и Бьёрн знал причины. Тоже анимаг. Сделавший что-то плохое. Это всё, что ему было известно.
- Пойдём, Гитлер. У нас важная миссия, - чуть дрогнувшим, но важным тоном проговорил мальчишка, а после вышел вместе с котом на улицу.
К счастью, ни в какие передряги он так и не попал. Благополучно купил нужные мантии, словил пару странных взглядов. Гитлер на его плече сидел тихо, но иногда едва слышно рычал. Вокруг действительно было как-то неуютно и недружелюбно. Но пока никому не хватало ума кинуться на юношу с каким-нибудь шальным заклинанием.
"Комната триста три... Нет! Триста шесть!"
Мгновенная паника вроде как отпустила. Бьёрн вбежал на нужный этаж, отыскал комнату, вдохнул и выдохнул, после постучав. Дверь открыли.
Гитлер забежал первым, тут же вознамерившись пометить территорию, но Грейс ловко остудила его пыл. Бьёрн робко проскользнул за дверь, прикрыв за собой.
- А я справился.
Следующие пункты их плана тоже не были испорчены внезапными происшествиями. Под купленными мантиями они быстро добрались до нужного места, мама спешно, но связно объясняла их дальнейшие шаги, а Карху пока молчал и повиновался. Даже Гитлер чувствовал, кто здесь мамка.
Свон пока молчала и молчала. Заговорила лишь тогда, когда они оказались в относительной безопасности. Хочет ли он что-то рассказать?.. Мерлин, да он с одной мыслью и шёл сюда. И сейчас совсем не знал, как правильно всё сделать на самом деле. Вот мама, вот, спасай её. Как?
Бьёрн задумчиво потеребил кота по шее. Тот коротко мурлыкнул.
-... Ну... Я не знаю точно, как, но... Никому не рассказывай о том, что ты анимаг, хорошо?.. - он неуверенно поднял взгляд на маму, как-то даже жалобно, - ... там, в будущем, тебя посадили за это в Азкабан... А освободили очень нескоро.
Остальные слова сами где-то застряли. Он не мог ей сказать, что она сошла с ума после такого, что превратилась просто в тень от себя. Не мог сказать и того, как ждал её, как фантазировал о том, какая у него мама. Как называл мамами всех подряд, когда был маленьким, ибо не знал, как оно происходит на самом деле.
- ... Никому не говори больше. Папа не защитил тебя.

+2

4

Шаги молодых людей гулко отражались от землистых стен. Акустика тайного хода делала слова более гулкими и протяжными. Услышав собственный голос, Грейс невольно подумала о том, как он похож на искажённый голос при каминной связи. Однако от слов собственного сына Свон споткнулась и едва не упала. Ещё бы, узнать, что самый страшный кошмар станет в последствии реальностью девушки.

     - ... Никому не говори больше. Папа не защитил тебя.

     - Ой, да кто бы сомневался, что этот косматый всё запорит и пустит дементорам под плащ. Пфф... Так, спокойно, Свон. Песочить собственного, прости Мерлин, будущего мужа в глазах сына плохая идея. Сначала ты убедишься, что он действительно в будущем настоящая фекалия, а потом уже будешь уничтожать его образ в глазах ребенка.

     - Ну... - Грейс в нерешительности остановилась, и попыталась с ходу придумать, как оправдать поступок Медведя, о котором она и не знает даже толком. - Я уверена, он сделал всё, что было в его силах. Но если меня действительно кто-то... сдал. Думаю, он вряд ли мог что-то с этим сделать. Он, конечно, весь из себя большой и сильный, но сомневаюсь, что Александр мог переписать закон. Неловко переминаясь с ноги на ногу, Грейс подошла к Бьёрну и неуверенно обняла. - Тебе не стоит так сильно переживать об этом. Я уверена, что мы сможем придумать выход из этой ситуации. А сейчас у нас есть более важные дела. Мы передадим Питера профессору МакГонагалл, и постараемся узнать дальнейшие планы Ордена Феникса. Когда мы будем знать свои задачи, пересечемся с твоим отцом. Тогда и решим, как бы избежать моего тюремного заключения.

     Всё так же неловко Птица перестала обнимать Бьерна и молодые люди продолжили свой путь. По прикидкам рейвенкловки, они уже совсем скоро должны добрести до лестницы из огромных грубых прямоугольных плит, больше похожих на увеличенные магией каменные кирпичи. - Неужели... всё в будущем настолько мрачно, что ты не побоялся отправится в прошлое, чтобы его изменить? Имей в виду, это очень храбрый поступок, на который не каждый бы отважился. Ты, видимо, вырос очень смелым. Но кот у тебя очень странный! Почему Гитлер?

     С интересном слушая сына, Грейс, тем не менее, всё еще продолжала внутренне задаваться вопросом "как вообще такое могло с ней произойти?" Она же никого не убивала, да и плохого вроде ничего не совершала. За что же ей досталась такая кара в виде отношений с косматым цыганом? С этим самодовольным болваном! Да у него всё настолько ушло в мышцы, что он даже в некоторые двери может пройти только боком! Да и у неё никогда не было в планах завести семью и похоронить себя на кухне в окружении каш и пеленок. Свон всегда мечтала только о знаниях. А место возлюбленного у девушки всегда занимала исключительно её работа. Делать всегда всё быстрее и лучше всех. Чтобы заметили. Чтобы оценили, каких успехов она добилась самостоятельно. Не по чьей-то протекции или вообще за деньги. А лишь собственным упорным трудом. А что она узнала теперь? Что родила ребенка и попала в Азкабан за то, что была не зарегистрированным анимагом. Неужели все усилия, все пропущенные развлечения в угоду зубрёжки, были напрасны?

     - Я понимаю, что тебе, должно быть, тяжело будет такое рассказывать, но я не могу не попробовать спросить. Сколько тебе было, когда я попала в Азкабан? Сколько лет меня не было и... какой я вернулась оттуда? И почему всё таки вернулась?

     Пока Бьёрн вел свой рассказ, они подошли к огромным ступенькам, по которым Грейс с её маленьким ростом всегда было неудобно подниматься. Свон буквально колотило от тех вещей, которые рассказывал ей собственный сын. Рассказ казался сюжетом какого-нибудь дешевого фильма категории б, и было безумно трудно принять тот факт, что это её будущее. - Как такое могло произойти...

     Поднявшись по сужающейся лестнице к тупику, Свон взмахом палочки заставила погаснуть магический свет, а потом заставила горб одноглазой ведьмы открыться. Спрятав палочку, девушка очень ловко подпрыгнула, подтянулась на руках и покинула статую. На их счастье, коридор был полностью пуст. Впрочем, как и большую часть своего существования. Дождавшись, пока из горба покажется сначала снова лысый кот, который умудрился как-то рассеять с себя заклинание (и где он только умудрился найти воду?)? а потом и его хозяин, Грейс вновь извлекла палочку, и заставила горд закрыться. Вздохнув и щелкнув костяшки свободной руки об ногу, Свон попыталась сосредоточится на самом счастливом воспоминании в своей жизни.

     Конец августа. На удивление славный день. Школьные каникулы подходят к концу, а это значит, что на развлечения осталось совсем мало времени. Ей уже одиннадцать. И ей удалось затеряться в толпе выходящих после сеанса людей, и спрятаться на полу, под самым последнем рядом. Тут не очень чисто, тут и там валяется раздавленный попкорн и скорлупки от тыквенных семечек. Это терпимо, а главное - бесплатно. Главное- не поднимать голову слишком высоко, чтобы не поймать волосами жвачку. И быть тихой и незаметной.
     Потихоньку зал заполняется, И Грейс может выбраться из своего убежища, прекрасна зная, что их кинотеатр никогда не заполняется полностью. Отряхнув колени от крошек, Свон занимает самое худшее место, и ждет, пока свет погаснет и начнется реклама, чтобы из оставшихся свободных мест выбрать самое удобное. И вот уже начинается фильм. Он называется Саундер, и рассказывал о сыне чернокожего издольщика , которому пришлось стать взрослым в столь юном возрасте, ведь его отца посадили в тюрьму. Это был лучший фильм, который девочке удалось посмотреть за то лето. А когда она вернулась домой - её ждало письмо, изменившее всю её дальнейшую жизнь.

     - Экспекто патронум! - Свон вскинула палочку и уверенно произнесла заклинание. Источающий свет лебедь взвился под потолком, после чего с легкостью прошел сквозь него, отправившись прямиком к Минерве МакГонагалл. Грейс проводила патронус взглядом, и обернулась к Бьёрну.

     - Пойдем! Нас будут ждать у фонтана.
[AVA]http://sd.uploads.ru/NEHT0.jpg[/AVA]
[SGN]http://s3.uploads.ru/Dsx6o.gif[/SGN]

Отредактировано Grace Swan (2018-09-01 03:28:35)

+2

5

Бьёрн недоверчиво посмотрел на маму. Маму ли?.. Ему было трудно её такой воспринимать. Он точно был уверен, что она - его мама, но от этого осознания было так непривычно... Он-то видел её другой. И привык к иному поведению. Это не было чем-то хорошим, но... Это была его правда.
В этом же времени правда явно была другой.
Мама говорила о том, что папа, возможно, и не мог её спасти. Что, может, у него не было такой власти. Бьёрн поджал губы и всунул руки в карманы брюк. Об этом он подумал в первый раз. Что папа не не захотел что-то сделать для мамы, а просто... Не смог. Бывают же ситуации, когда что-то не в силах изменить.
Карху, например, не смог препятствовать маме в настоящем... И как-то защитить.
Некоторые вещи вроде как не поддавались контролю. Это было как-то логично, что ли, но БЬёрн почему-то лишь сейчас об этом задумался. Как по голове обухом. Или уж чем-то ещё.
Мама говорила что-то ещё, но Карху лишь рассеянно кивнул, улавливая остаток сути. Очнулся он лишь тогда, когда Грейс вдруг неловко обняла его. Это было... Несколько неожиданно. А ещё родило воспоминание о объятиях с мамой в том времени. Незадолго до того, как... Ну...
- я об этом подумаю, - может, слишком деловито, но очень уж он любил брать пример с профессора Киттинга. Или уж с папы. Бьёрн всегда любил думать, что с Киттинга, но теперь был не уверен в своём презрении к отцу. Наверное, нужно будет оценить это как-то потом.
Он вновь зашагал за мамой, без труда идя в ногу. Рост позволял, к счастью.
Когда они прошли ещё немного, Грейс снова заговорила. Бьёрн поджал губы, стараясь не особо сильно напускать на себя гордость. Храбрый. Он храбрый! Не участвовал, правда, в войне, но... Тогда так было нужно. Он нужен был маме. И до сих пор нужен.
Поэтому он здесь.
-... Там... Там война, конечно, прошла, но я её просидел, ну... С тобой.
Ещё один факт, что отец вроде как уберег его. Бьёрн, конечно, думал, что всё ради мамы, но... Ситуация правда стала сложнее. Может, это он виноват перед отцом?.. Об этом явно нужно было думать не сейчас и не здесь. Мир вроде как менялся, и это лишь от одной маминой фразы. Всё-таки она явно имела над ним власть.
- Занимался на дому с профессором Киттингом, пытался за тобой присматривать...
Снова лишние воспоминания о том, что было, о том, почему он сбежал. Бьёрн помахал головой и уткнулся взглядом в пол.
- Просто теперь решил, что должен тебя спасти. Папа, конечно, там сказал, что, ну... Это глупо, но.... Я хочу тебе хорошего будущего, - он неуверенно повёл плечами, уже не шибко уверенный, что вообще хоть что-то в этой жизни делает правильно.
- А у Гитлера просто окрас такой, будто чёлка...Я тогда вспомнил о маггловском Гитлере. Он, конечно, много всякого не того сделал, как я читал, но и Гитлер, который кот - не подарок. Но он хороший, - закончил он, когда кот ткнулся в его ногу лбом, как бы вопрошая, что не так.
Разговор вроде как перетекал во что-то неплохое. Бьёрн хотя бы отвлёкся, но ненадолго. Мама имела право знать подробности, а Карху младший не особо хотел это вспоминать. Но вот, приходилось.
- ... Ты попала туда сразу после моего рождения. Ну. Я тебя не помнил. И очень сильно ждал, думал, гадал, где ты. Папа рассказал мне намного позже. А когда мне было 13, тебя отпустили, потому что... Ну... Вроде срок вышел,  - он неопределенно повёл плечами, умалчивая, какие глупые мысли посещали его голову. Как видел маму в каждой женщине в таборе. Как просто пытался понять, чем он отличается от других. И как ждал прекрасную маму (ибо как иначе?).
-... Ты вышла оттуда... - он критично оглядел маму и поджал губы, - более худой. И часто плакала. Тебе кошмары снились, а пару раз ты не узнавала меня и кричала. Я боялся, что ты однажды совсем меня забудешь. И иногда ты становилась нормальной, мы сидели с гитарой, ты пела, а потом... Ну... Что-то вновь повторялось.
Он и так старался говорить меньше подробностей, ибо передёргивало самого. Но обо всём умалчивать неправильно. В голове всё крутился назойливый образ того, как мама втыкает волшебную палочку в ухо.
А потом приходит отец.
Молча они перелезли через ступени и статую. Бьёрн упорно молчал и тогда, когда мама вызывала патронуса. Лишь восхищённо пронаблюдал за прекрасной птицей, унёсшейся куда-то в даль.
- ... У фонтана. Ага.
Он поплёлся за мамой, а потом не выдержал и выпалил. Просто желал хоть кому-то это рассказать. Куда-то выместить.
-.... Ты сунула палочку себе в ухо, желая изгнать какой-то голос. Поэтому я... Ну.. Здесь.

+2

6

Дополнительно: 46 лет, профессор трансфигурации, декан Гриффиндора, заместитель директора;
Внешний вид: черная мантия с зеленой бархатной подкладкой и длинные рукавами, волосы собраны в тугой пучок;
Состояние: спокойна;
С собой: волшебная палочка.


Хэллоуин подошел к концу, что не могло не радовать. Минерва, конечно, любила иной раз повеселиться в кругу коллег, понаблюдать за счастливыми лицами студентов, но иногда праздники приходились не в самый удачный момент.

Идя по длинному коридору, женщина подбирала широкие рукава, которые то и дело норовили коснуться пола. Время ужина еще не пришло, поэтому она вовремя успела обходить задумавшихся второкурсников. Один из них даже книгу в руках держал открытую, так углубившись в чтение, что позабыл смотреть по сторонам. МакГонагалл одернула его, заставляя подпрыгнуть на месте, а потом ободряюще улыбнулась, предлагая мистеру присесть рядом с одной из колонн и закончить чтение. 

Она бы сейчас все так же сидела в кабинете, проверяя домашнее задание четверокурсников, если бы не внезапный патронус. Вообще, конечно, Минерва никогда не пребывала в спокойствии, но иногда позволяла себе сосредоточиться исключительно на школьной работе. Студенты учились, осваивали магию, знакомились с теорией, и кто-то должен был следить за этим процессом.

Директор не возвращался со вчерашнего дня, поэтому МакГонагалл, наученная опытом, старалась успеть везде и в то же время не упускать из виду ничего. В этом помогали портреты, один из которых находился прямо в ее кабинете. Он был, конечно, маленьким, но это Минерву до жути устраивало. Во-первых, всегда сосредоточенная женщина не любила толпы. Если к ней приходили на консультацию или с каким-либо вопросом, то она устраивала каждого перед своим столом. Но не приглашала целый курс в скромные покои. Во-вторых, важным был порядок, который соблюдать было легче, если помещение оставалось достаточно уютным и в то же время маленьким. В-третьих, кошке не нужно так много места. Однажды Филиус пошутил, что Минерве будет достаточно хорошей коробки, но потом поплатился за это, когда женщина сменила ипостась и запрыгнула ему на плечо.

Когда перед ее глазами появлялось синее свечение, то МакГонагалл оставляла все дела, внимательно сосредотачиваясь сначала на форме, а потом уже и на содержании. Лебедь, летящий достаточно уверенно к ней, напомнил о Грейс Свон, некогда выпустившейся с Рейвенкло. Странно, что работница Министерства Магии решила связаться именно с ней, а не с деканом своего факультета. Женщина привычно нахмурилась, поджимая губы и отодвигая стул, приподняла мантию, вставая на ноги.

Патронус мог вести куда-либо, а мог передать информацию, но лебедь не спешил, возможно, дожидаясь, когда Минерва вооружится волшебной палочкой. Конечно, это не сообщение от Альбуса, но также нужно было быть готовой ко всему. Именно поэтому она уже быстрым шагом спускалась по лестнице из Башни Гриффиндора, спеша за строптивой птицей. Голубое мерцание вдалеке подсказывало, куда именно профессору следует сворачивать. И даже зачитавшийся студент не сбил МакГонагалл со следа.

Грейс покинула замок несколько лет назад, но время от времени напоминала о себе, желая вступить в Орден Феникса. Минерва не одобряла этого, хотя и не могла противиться, ведь сама и не была полноправным членом организации. Она не считала правильным пускать детей в самое пекло, но все же понимала, что именно они и помогут им одержать победу в этой затяжной войне. Темный Лорд, имя которого профессор называть до сих пор не решается, нагнетал обстановку не хуже Слагхорна на совместных собраниях.

Женщина завернула за угол, спеша за заклинанием и понимая, что то выводит ее заднему двору. Нахмурившись, Минерва ускорила шаг, приподнимая юбку мантии, чтобы не запутаться в ней. Если бывшая рейвенкловка решила встретиться у большого фонтана, то это достаточно открытое место для серьезных разговоров. Может, в том месте ожидает МакГонагалл и вовсе не мисс Свон, а кто-либо из ее друзей.

Минерва толкнула дверь, осторожно выходя и озираясь по сторонам. Шляпа с острым концом осталась в кабинете, поэтому ветер приятно развеял короткие пряди, выбившиеся из аккуратного и тугого пучка. Женщина пригладила их, поджимая губы и замечая вперед Грейс в компании молодого человека. Подойдя ближе, МакГонагалл заметила, что это скорее был мальчик, переминающийся с ноги на ногу.

Профессор спрятала артефакт в рукаве, не спуская строгого взгляда с Грейс и ожидая какого-либо пояснения. Появление бывших студентов в стенах замка не было чем-то удивительным, но, конечно, заставляло волноваться, потому что, как известно, возвращаются они только тогда, когда все совсем плохо. Учитывая молчание директора, растерянный взгляд мальчика, такое вполне могло произойти.

- Мисс Свон, - поздоровалась МакГонагалл, кивая ей и предполагая, что подобный визит несет с собой что-то достаточно серьезное. Девушка выглядела испуганной или же взбудораженной? Скользя взглядом по бывшей студентке, Минерва посмотрела на мальчика рядом, замечая его мантию, но не понимая, кто перед ней стоит. Никакого опознавательного знака принадлежности к студентам Хогвартса профессор не нашла, хотя подозревала, что юноша должен был быть одним из них. Разве что, он приехал издалека, и Грейс привела его сюда, чтобы обеспечить крышу над головой, но этим занимается Министр образования. - Мистер…? - обратившись к юноше, она кивнула и ему в знак приветствия.

- Грейс, - продолжила Минерва, обращаясь уже к знакомой ей девушке, - я так понимаю, что что-то произошло, - не задавая лишних вопросов, она осмотрела территорию вокруг, не замечая еще гостей. - Не будем оставаться на прохладном воздухе и пройдем в мой кабинет? - предложила женщина, разглядывая мисс Свон и ее спутника. Все же поведя артефактом, чтобы убедиться, что перед ней не люди, воспользовавшиеся оборотным зельем или же миражным заклинанием. - Меры предосторожности, - объяснила она, замечая взгляд гостей. Еще один взмах, и магия, кажется, зацепилась за что-то. Следом за этим рядом с бывшей студенткой и ее спутником на холодную землю упал Питер Петтигрю. Минерва мгновенно напряглась, сжимая основание артефакта и наклоняясь над гриффиндорцем. Выглядел он ужасно. Избитый, без сознания, еле дышащий под всеми заклинаниями, которые были на него наложены.

- Мисс Свон? - строго спросила МакГонагалл, оглядываясь по сторонам и касаясь ладонью прохладной щеки Мародера. Она не имела привычки обсуждать серьезные дела на глазах у студентов, которые могут пройти мимо. Пусть даже Грейс и не состояла в Ордене Феникса, но ее взволнованный взгляд подсказывал, что ситуация требует внимания, а не банального успокоения или разговора по душам. Для этого она могла бы обратиться к Филиусу. К тому же Питер в бессознательном состоянии, лишь еле моргал, подтверждая опасения Минервы.

- Профессор Дамблдор сейчас не в замке, поэтому быстрее за мной, - она не стала задавать вопросов, подхватывая Петтигрю в воздухе и левитируя тело вперед. - А пока мы добираемся до Больничного крыла, Вы мне все расскажете, мисс Свон, - отчеканила каждое слово Минерва, смотря на Грейс.
Игра игрой, но война отбирала жизни. На пороге замка появилось три волшебника, одна из которых в взволнованном состоянии, второй - незнаком МакГонагалл, а третий и вовсе едва дышал от количества ранений.

+2

7


     Они молча шли по коридору. Кошмарное лысое создание, которое Бьёрн по какой-то причине называл котом, то уверенно забегало вперед, подергивая кожаным хвостом, то вдруг возвращался к своему хозяину. Тыкаясь треугольной усатой мордой мальчику в ногу, он издавал кряхтящий гортанный звук, видимо, заменявший животине мяуканье, и вновь возглавлял их маленькую процессию. Словно знал дорогу лучше них обоих вместе взятых. Свон испытала странное подобие умиление.

    -.... Ты сунула палочку себе в ухо, желая изгнать какой-то голос. Поэтому я... Ну.. Здесь.

     Свон остановилась и замерла так резко, словно в неё пустили забористый Остолбеней. Картина предстала перед глазами так ярко, что девушка почти физически ощутила боль в барабанных перепонках. К горлу поступила тошнота. Мерлинова борода, бедный мальчик... Сколько же ещё подобных ситуаций он наблюдал после того, как я вернулась из Азкабана? Кошмар... Просто ужас. Не мудрено, что он воспользовался первой же возможностью, чтобы исправить судьбу своей непутёвой матери.

     Опустив голову и прикрыл глаза, Свон еле слышно выдохнула: - Лучше бы я не выходила из Азкабана. И чем только думал Карху, позволяя тебе наблюдать подобное? Лицо пылало, а руки наоборот были такими ледяными, что даже пальцы сжать можно было с трудом. - Тринадцать лет. Моргана, тринадцать лет.... Прикусив щеку изнутри, Грейс заставила себя собраться и повернуться к Бьёрну.

     - Мне правда очень, очень жаль. Что тебе пришлось всё это видеть. И пройти через это. Я могу лишь пообещать тебе, что сделаю всё, чтобы твой риск был оправдан.

     Понимая, что они остановились не более, чем в пятистах метрах от арки, ведущей к их месту назначения, Грейс заставила себя шагать. Походка её сделалась скованной, деревянной. Спина заметно сутулилась. Словно бы полученная информация придавливала девушку к земле. - Я не могу понять только одного. Даже если в этом времени мне удастся избежать заключения, и всё обойдется. Это уже будет будущее другого Бьёрна. Не твоё. А нам просто необходимо будет отравить тебя в твоё время. И ты вернёшься туда, где твоя мать... сумасшедшая. А отца ты, по всей видимости, на дух не переносишь. Тогда зачем? - дойдя до фонтана, Грейс привалилась к нему спиной и внимательно посмотрела на сына.

     Бьёрн вроде бы только начал что-то говорить, но Грейс увидела приближающуюся фигуру профессора МакГонагалл. - Шшшш, погоди. Мы потом поговорим, профессор идёт. - выпалила девушка, и мгновенно вытянулась по струнке. Как почти каждая патологическая отличница Хогвартса, Грейс просто не могла себе позволить встречать МакГонагалл, славившуюся своим трепетным отношением к правилам и этикету, привалившись спиной к холодным камням фонтана. Как только женщина приблизилась ровно на столько, чтобы можно было не орать ей приветствие, Птица учтиво склонила голову и поздоровалась:

    - Профессор МакГонагалл!

    - Мисс Свон. Мистер…?

    - Бьёрн. Просто Бьёрн. - поспешно сказала девушка, так и не смирившаяся ещё и не принявшая тот факт, что отец её ребёнка - Александр. - Ох, Ровена... Молю, дай ясности моим мыслям и рассудку. Нужно было как-то продолжить, но девушка тушевалась. Пальцы левой руки нервно теребили указательный палец на правой. Совсем как на экзаменах, когда она нервничала сильнее обычно, и не была до конца уверена в том, что сдаст на максимальный балл.

     - Грейс, я так понимаю, что что-то произошло. Не будем оставаться на прохладном воздухе и пройдем в мой кабинет?

     Птица медлила. В конце концов, они не были уверены в том, что за Петтигрю не следит Тёмный Лорд. Он ведь вполне мог наложить на него какие-нибудь следящие чары. Или даже просто отследить его по метке. Ведь даже тот факт, что Питер срезал свою кожу вместе с меткой, это далеко не просто татуировка. Это очень и очень тёмная магия. - Подождите профессор! Мне для начала будет необходимо... А что вы делаете?

     - Меры предосторожности. Грейс напряглась, как перетянутая струна. Даже дышать на какое-то время перестала, заворожённо следя за кончиком волшебной палочки профессора. Время смерзлось, и Птица даже под угрозой смерти не смогла бы сказать, сколько по времени проходила проверка профессором. Треск разрывающегося кармана оглушил и дезориентировал. Грейс могла только смотреть, как увеличивающаяся и изменяющая форму крыса падает на землю и превращается в Питера.

     - Мисс Свон? Схватив ртом воздух, Птица затараторила: - Мисс МакГонагалл! Профессор, я понимаю, как это всё выглядит. Но это совсем не то, о чем вы подумали! - покрутив головой по сторонам, и удостоверившись, что за ними не подглядывают ничьи любопытные глаза, продолжила тараторить. - Сириус влетел ко мне посреди рабочего дня. Я даже не знала о порталах! Его преследовали. Но мы убежали, хоть и пришлось разделится. А потом Люпин. И Петтигрю. И вот Бьёрн... - воздух кончился, и Грейс вынуждена была замолчать.

     - Профессор Дамблдор сейчас не в замке, поэтому быстрее за мной. А пока мы добираемся до Больничного крыла, Вы мне все расскажете, мисс Свон.

     Преградив собой дорогу профессору и раскинув руки в стороны, Грейс выпалила: - Питер всё это время был на стороне Того-Кого-Нельзя-Называть! Понимаете, он предатель! Мы не можем просто так отнести его в замок. Но та информация, которой Питер может владеть и которую можно будет достать из него с помощью сыворотки правды может быть просто бесценна! Я боялась идти напрямую к Дамблдору, но вы всегда мне говорили, что я смогу к вам обратиться, если потребуется помощь. И сейчас она нам очень нужна. - опустив руки, Свон с мольбой посмотрела на МакГонагалл. - Грядёт нечто ужасное профессор. И у нас очень, очень мало времени, чтобы собрать силы и составить план действий.

[AVA]http://sd.uploads.ru/NEHT0.jpg[/AVA]
[SGN]http://s3.uploads.ru/Dsx6o.gif[/SGN]

Отредактировано Grace Swan (2018-11-04 16:57:58)

+2

8

- Нет-нет-нет, не говори даже так! Я тебя...ждал, - уже тише проговорил Бьёрн, отводя взгляд и уже неуверенный, что стоило всё это вываливать. Он не этого хотел, на самом деле. Не такой реакции. Если бы подумал немного лучше, может, понял бы всю логичность происходящего, но как-то... Вышло вот так.
- И даже не жалей об этом, это просто было, будет, ну... - Бьёрн засунул руки в карманы штанов, опустив голову, - мы всё исправим, - выдохнул наконец он.
Стало как-то даже неловко.
Мама продолжила говорить, и Бьёрн с некоторым ужасом обнаружил, что даже не подумал об этом. Другого Бьёрна, да. А у него останется всё так же. У него было мало времени, но он довольно быстро нашёлся с ответом:
-... Хотя бы буду знать, что у какого-то другого Бьёрна всё хорошо, - юноша невесело усмехнулся, а потом заулыбался чуть искреннее, - а ещё я надеюсь, что буду помнить тебя такой. Там ты... Немного....
Карху не рассказывал, насколько сильно. И как он был почти в смятении, когда наконец-то увидел маму. И как он действительно ждал её все эти годы, представлял, какая она. И считал, что она самая замечательная и красивая. Так и было. До Азкабана. И происходящее после никак не было похоже на счастливые детские годы, ещё больше укрепляя его некоторую отрешённость от общества, но... Винить Грейс Карху никогда бы не стал. Она и так много пережила там. И правда старалась быть даже хорошей мамой. Между срывами.
Он хотел сказать что-то ещё, продолжить мысль, но Грейс его перебила, поэтому Бьёрну пришлось замолчать. Впрочем, наверное, и не стоит продолжать. Самое главное сказал? Да.
Профессор МакГонагалл здесь была тоже другой. Моложе, но всё такая же строгая. Карху скорее по привычке вытянулся по струнке, внимательно глядя на профессора. Которая пока что для него им не являлась.
Он даже не успел ответить на вопрос, за него это сделала мама. Бьёрну оставалось лишь закивать. Гитлер прижался к ноге Бьёрна, глядя на профессора с почти симпатией. Но он бы отгрыз ей полруки, если бы она позволила себе его погладить.
Дальнейшие события произошли слишком быстро. Тот самый Питер выпал из-за магии, превратившись обратно в человека. Гитлер тут же полузарычал на пришельца, а Бьёрн невольно сделал шаг назад. Они должны были идти к больничному крылу, так велела профессор, Бьёрн едва не повиновался, но уже рассуждения мамы остановили. Он был мало в курсе о Питере, о предательстве, о прочем, но маме верил. Мальчик перемялся с ноги на ногу, неуверенно поглядев на маму, не зная, стоит ли пояснять своё присутствие тут. Мама не стала. Просто Бьёрн. Значит, по каким-то причинам нельзя говорить, что он из будущего? И пусть в его мотивах быть здесь не было ничего такого, Карху решил пока что помолчать и взять шипящего кота на руки.
- Гитлер, тише... Ты очень шумишь.
Удивительный день, но Кош решил его послушаться. Совсем замолчать не замолчал, но вместо громкого шипения кот перешёл на утробные недобрые звуки из ада, что уже стало переносить немного легче, чем всё до этого.
И что дальше?.. Маму он предупредил, но подействует ли? Получится ли? Он даже точно не знал обстоятельства дела, не решался узнать, и сейчас очень об этом жалел.

+2

9

- Бьёрн. Просто Бьёрн.
Минерва посмотрела на молодого человека, который по внешнему виду мало напоминал скандинавца, но тем не менее оставался достаточно воспитанным и тихим. С одной стороны, это было учтиво, с другой - молчание не всегда уместно. Мало того, что Грейс в такое темное время привела с собой кого-то на защищенную территорию, так еще и странный кот, ходивший вокруг да около.

- Мисс МакГонагалл! профессор, я понимаю, как это всё выглядит. Но это совсем не то, о чем вы подумали!
Профессор посмотрела на бывшую ученицу, пытаясь понять, каким образом эти двое, точнее - трое, смогли попасть на территорию Хогвартса незамеченными. Если Свон показала мистеру Бьерну тайный проход, которым пользовались неусидчивые студенты, то это явно требует куда больше объяснений, чем просто «так получилось». Хотя МакГонагалл понимала, что в теперешние времена никто не пытается отнекиваться от собственных проступков, тем более, когда на кону стоит не одна жизнь.

- Сириус влетел ко мне посреди рабочего дня. Я даже не знала о порталах! Его пресредовали. Но мы убежали, хоть и пришлось разделится. А потом Люпин. И Петтигрю. И вот Бьёрн...
Знакомые имена и фамилии заставили женщину сузить глаза, внимательно разглядывая девушку перед собой. Если она не скупится на подробности в компании молодого человека, скорее всего ему можно доверять. Минерва придерживалась той точки зрения, считая, что некоторые особенности и факты операций должны быть известны только начальникам или же их заместителям. Но это было издержкой ее шпионства для Министерства Магии, а не жизненной установкой, которую она пыталась применить к Грейс прямо посреди школьного двора. Она никогда не была близка с бывшей рейвенкловкой, хотя и понимала, что из нее выйдет достаточно сильный участник противостояния, то и дело набирающего обороты за пределами Хогвартса. Сомневаться в ее компетенции было не так уж и разумно, но видя, насколько сильно мисс Свон переживает, МакГонагалл качнула головой, поднимая длинные рукава мантии. Нельзя было тратить время на разговоры у фонтана. Дело явно оказалось куда серьезнее, чем просто уснувший Петтигрю в кармане… Свон… и порталы?

- Питер всё это время был на стороне Того-Кого-Нельзя-Называть!. Понимаете, он предатель! Мы не можем просто так отнести его в замок. Но та информация, которой Питер может владеть и которую можно будет достать из него с помощью сыворотки правды может быть просто бесценна! Я боялась идти напрямую к Дамблдору, но вы всегда мне говорили, что я смогу к вам обратиться, если потребуется помощь. И сейчас она нам очень нужна.
Женщина постаралась скрыть свое удивление. Лишь губы поджала, принимая куда более обеспокоенное выражение лица. Быстрый взгляд сначала на девушку, а потом на молодого человека, и Минерва наконец смогла сосредоточиться на происходящем.

- Мисс Свон… - она медлила, понимая, что это достаточно абсурдное обвинение. Как Питер Петтигрю, гриффиндорец, стоявший горой за своих друзей, может оказаться предателем? За что? Ради чего? Минерва взглянула на бессознательного бывшего студента, кончиком артефакта затягивая левый рукав. Кот под ногами неизвестного мистера Бьерна зашевелился, а мисс МакГонагалл недовольно спрятала артефакт в рукаве мантии. Срезанная метка, точнее, достаточно неаккуратно срезанная кожа с предплечья намекала на то, что слова Грейс были правдивы. - Мисс Свон, Вы поступили верно. Если мистер Петтигрю действительно поддерживал идеалы Того-Кого-Нельзя-Называть, то мы должны в скором времени сообщить об этом профессору Дамблдору, - нет времени сомневаться в том, что и так, возможно, очевидно. Хотя и не хотелось верить, до щемящего сердца не хотелось.

- Грядёт нечто ужасное профессор. И у нас очень, очень мало времени, чтобы собрать силы и составить план действий.
МакГонагалл молча кивнула, понимая, что Свон была права. Если Петтигрю, - это все же не укладывалось в голове, - оказался предателем, значит, не только его друзья, но и сама организация Ордена Феникса подвергались серьезной угрозе.

- Хогвартс - это самое безопасное место не просто так. Чары ненаносимости не позволят никому отследить местоположение мистера Петтигрю. Тот-Кого-Нельзя-Называть, как оказалось, на шаг впереди нас, поэтому нужно спешить, - Минерва подняла Питера в воздухе специальными чарами и направилась в замок. - У меня достаточно много вопросов, - подхватив подол мантии, она ускорила шаг, но свернула к лестнице в Подземелья, - однако, сейчас не время для них. Перво-наперво, мы обеспечим вашу безопасность, обезвредим Питера и свяжемся с Альбусом, - отчеканила женщина, пуская тело предателя плыть по воздуху вперед.

Бьерн вместе с Грейс уже шли следом, когда она услышала имя кота, не отстававшего от них.
- Гитлер? - Минерва повернулась к молодому человеку. - Вы назвали Вашего друга в честь человека, который причинил маггловскому миру столько горя и боли? - она выросла в маленькой деревне, куда приезжали солдаты или же беженцы. МакГонагалл с сомнением посмотрела на юношу, качнув головой и пытаясь удержать Петтигрю наплаву.

Проскользнув мимо гостиной Слизерина, женщина коснулась артефактом выемки в стене. Хогвартс был прекрасен своими тайнами, особенно теми, которые были неизвестны студентам. Широкая лестница тут же появилась перед глазами гостей. Она вела вниз, что наверняка было необычно, ведь считалось, что Подземелья Слизерина - это самая глубокая точка замка. На самом деле Дамблдор уже достаточно долгое время работал над Дьявольскими Силками. Помона помогала ему, пытаясь сделать их достаточно крепкими и устойчивыми к свету. Минерва знала, что на кону Философский камень, но на данный момент это было не так уж и важно, учитывая, что она-таки не дошла до Силков, сворачивая налево.
Они оказались в помещении, которое находилось под гостиной Хаффлпаффа, поэтому выглядело слегка сыровато. Во всем были виноваты растения, корням которых требовалась влажная почва. Спраут уверяла, что это никоим образом не скажется на данном помещении, хотя МакГонагалл все же качнула головой, замечая в некоторых местах новые бутоны диковинных растений.

Взмахов артефакта она преобразовала из камня клетку. Такую, чтобы можно поместить в ней человека, а потом направила мистера Петтигрю в нее. Обвив прутья лиственницей, прикосновение к которой вызывало ожоги и быструю потерю сознания, женщина наконец выдохнула.
- Экспекто Патронум! - перед присутствующими появилась кошка, достаточно величественно, оттого и капризно, покачивающая светящимся хвостом. - Поппи, спустись ко мне и прихвати зелья для заживления ран, - патронус послушно отправился на поиски медсестры, которая наверняка все так же находилась в Больничном крыле. Второй же патронус поспешил на поиски Альбуса, спеша передать ему достаточно короткое, но емкое «Вы срочно нужны в Хогвартсе».

Выполнив свою обязанность, как профессора, так и ответственного тайного работника Министерства Магии, Минерва обратила внимание на Грейс и Бьерна.
- Мисс Свон, успокойтесь, о его местоположении Тот-Кого-Нельзя-Называть не узнает. Во-первых, Питер остается без сознания, во-вторых, данное помещение является защищенным от темной магии, в-третьих, выдохните, пожалуйста, и давайте разберемся в случившемся, - МакГонагалл пустила легкий ветер по комнате, давая всем возможность вдохнуть свежего воздуха. Подземелья всегда угнетали, но это все было лирикой, которая должна была подвести к серьезному разговору.
Женщина не могла поверить, что Питер оказался предателем, как и не могла представить, каким образом он уместился в карман Грейс. - Где Вы встретили Питера? Каким образом он оказался в Вашем кармане, мисс Свон? Кто еще знает о том, что мистер Петтигрю - предатель? - достаточно важные и серьезные вопросы, которые должны были позволить Минерве составить какую-никакую, но картину действий. К тому же у Альбуса не было так уж много времени на разглагольствования, учитывая, если все только что рассказанное было правдой.

- Мистер Бьерн, мне необходимо узнать Вашу фамилию, дабы иметь представление, кто Вы и с кем необходимо связаться. Судя по всему, Вы несовершеннолетний волшебник, но не являетесь студентом Хогвартса. У Министерства или же Ваших родителей могут возникнуть вопросы. У нас на данный момент достаточно проблем, чтобы справляться еще и с Отделом образования или Отделом международного сотрудничества.

+1

10


     - Хогвартс - это самое безопасное место не просто так.

     Минерва была, конечно же, права. Хогвартс действительно всегда был в глазах Грейс оплотом спокойствия и безопасности. Да, конечно, все помнили и передавали историю о погибшей студентке в сорок третьем году. Но лично Свон не слышала больше ни одной подобной истории. Но всегда лучше услышать это один раз от более старшего и мудрого человека. Девушка опустила руки, щеки были уже не просто красными, а пунцовыми от смущения. Смотреть в сторону сына сейчас было бы чистым самоубийством: Грейс сгорела бы со стыда в лучших традициях, охотники на ведьм были бы довольны.

     - У меня достаточно много вопросов. Однако, сейчас не время для них. Перво-наперво, мы обеспечим вашу безопасность, обезвредим Питера и свяжемся с Альбусом.

     - Конечно, профессор. - еле слышно выдавила из себя Птица, стараясь не отставать от МакГонагалл. Её слегка смутило, что они направились в сторону Подземелий, а не в сторону больничного крыла. И чем больше Свон думала про это, тем больше удавка страха сковывала её горло. - А что, ели профессор МакГонагалл тоже на стороне Того-Кого-Нельзя_называть? Как только эта мысль в голове сформировалась и обрела грани, Птица больно прикусила себе щеку изнутри. - У тебя уже все предатели! Почему сразу не Дамблдор? - осудила Птица сама себя. - Если уж кому тут и можно доверять, так это Минерве. Бросила короткий взгляд назад - убедиться, что Бьерн не отстаёт от них. Но мальчик тихим приведением следовал за ними, прижимая клокочущего кота к груди. Грейс могла только поражаться: откуда в нём, так сильно похожим на неё внешне и по характере, может таится такая холоднокровная храбрость, да ещё и в таком юном возрасте. Он напомнил матери окками.

     В какой-то момент Грейс поняла, что понятия не имеет, где они находятся. А ведь она в первые два года обучение не мало времени потратила в библиотеке за изучением истории Хогвартса. - Интересно, а Сириус знал про этот ход? А Марлин? От этих мыслей её отвлек голос профессора МакГонагалл, и её вопрос о кличке кота. Грейс даже обернулась, с интересом ожидая ответа Бьёрна. А когда не он прозвучал, не удержалась, и прыснула, поднеся к губам ладонь. - Мой сын!

     Волшебники вошли в сыроватое помещение. Девушка с наслаждением вдохнула этот сладковато-затхлый воздух, и едва заметно улыбнулась. Наверное, если бы Птица не была так больна наукой и знаниями, она бы стала парфюмером. Даже самых зловонный на первый слух запах рейвенкловка могла разложить на десяток составляющих. Вот и сейчас она явственно ощущала мокрые камни, пыль, мох, спертый воздух, грибок, и... это что, печеная тыква? Звук заклинания заставил волшебницу обернутся - Минерва из камней создала клетку, и поместила в неё Питера. Знакомое Грейс ядовитое растение оплело клетку со всех сторон. Отступив к Бьёрну, Грейс на всякий случай шепнула ему: - Не касайся листьев.

     - Мисс Свон, успокойтесь, о его местоположении Тот-Кого-Нельзя-Называть не узнает. Птица благодарно кивнула. - Большое вас спасибо, профессор. Я... - Грейс вновь обернулась на сына, - Мы готовы ответить на ваши вопросы.

     - Где Вы встретили Питера? Каким образом он оказался в Вашем кармане, мисс Свон? Кто еще знает о том, что мистер Петтигрю - предатель?

     Девушка выдохнула, чтобы собраться с мыслями. - Я встретила его совершенно случайно. Точнее, мы встретили. На тот момент я уже успела столкнуться в Лондоне с Рэмусом. Мы его чуть-ли не из канализации достали. Он уже был со срезанной меткой, но тогда мы с Люпином ещё не знали, что это была метка Того-Кого-Нельзя-Называть. Мой... друг из минестерства проследил за мной во время побега. Вы, возможно, даже знаете его, он состоит в Ордене. Ансгар Линдхольм. Он помог оказать Питеру первую помощь. А когда... - пальцы Свон нервно перебирали друг друга, - А когда он пришел в себя, он сам во всем сознался. И просил Люпина отрезать ему руку... Как будто избавится от Его метки можно так просто. - девушка сокрушенно покачала головой. - Если коротко о том,, чем всё закончилось, то Анс был вынужден покинуть нас. Оставил с нами своего ... кхм... товарища из Министерства Магии. Он сейчас с Люпином отправился на поиски остальных, а мы с Бьёрном должны были доставить Питера в Хогвартс. А что до, того, как он поместился у меня в кармане. Свон замолчала. Не знала, как заставить себя произнести эти страшные слова, даже по отношению к другому человеку. Но скрывать подобную информацию сейчас могло бы быть не просто глупым, а фатальным. Если её пронесёт, её секрет останется с ней. - Анимагическая форма Питера - крыса. Он незарегистрированный анимаг.

[AVA]http://sd.uploads.ru/NEHT0.jpg[/AVA]
[SGN]http://s3.uploads.ru/Dsx6o.gif[/SGN]

+1

11

Бьёрн старался держаться поближе к матери, с некоторой опаской глядя на профессора. Она всегда ему нравилась, но сейчас было иное время, и Минерва была взвинчена. Да и сам Карху был напуган. Тем, что происходило, этим Питером, в голове всё ещё были слова отца. И всё это противоречило тому, что сказала мама. Что папа был не виноват. Но при этом Бьёрна всё равно раздражали эти его нравоучения не к месту. Не имел право.
... Мама, при этом, имела.. Но Бьёрн ради неё и пришёл. Пусть папа и ругался на это. В чём-то он был прав, но Бьёрн в свои года не хотел этого даже близко принимать.
Мама рассказывала то, что знала, отвечала на вопросы, а сам Бьёрн пока подозвал кота. И чуть не поплатился за это. Профессор притормозила и задала вопрос, от которого захотелось исчезнуть.
-... Я...
Бьёрну было мало лет. Ещё меньше, чем сейчас. Он был совсем ребёнком, а потому был под большим впечатлением от всего. Включая эти истории маггловские. Для него не было смерти и боли, но для него была ассоциация "о, у него челка, как Гитлела". И всё. Прижилось. Характер потом оправдал имя, ибо Гитлер и правда вёл себя так, будто готов был причинить боль и смерть всему живому.
Но как это всё объяснить?..
-...Не знаю... Видимо... Лет десять назад это было забавно, а потом я перестал.. проводить ассоциации, - он виновато потупил взгляд, поднимая кота с пола и прижимая его к себе. Кот сначала поворчал, но потом начал утробно мурлыкать, радуясь вниманию от хозяина. Мурчал он всё равно с ворчанием, будто отрицал, что ему это приятно.
Он хотел пискнуть извинения, но в итоге передумал. Это не было нужно.
По итогу, его пожурили уже двое. По разным причинам, правда.
Понурив голову, он поплёлся дальше. Он и забыл, что Гитлер на деле не его любимый кот и единственный друг, а очень страшный маггл.
Но да что уже.
Профессор в будущем почему-то не замечала. Хотя Карху просто не приходил с котом на занятия, логично.
Мама попросила не касаться листьев, а Бьёрну почему-то захотелось сделать наоборот. Но это было бы глупо. И отец его снова пожурил бы, а это бы выбесило. Так что Бьёрн повиновался.
Когда наконец закончился разговор профессора и его мамы, наступила очередь Карху. Он немного поёжился, всё ещё ощущая косвенную вину, кинул взгляд на маму. Но врать профессору было нельзя, да?..
-... Я... Карху. Бьёрн Карху.
Мама, может, поругает, но Бьёрну казалось, что он делает правильно.
- Не будет ни с чем проблем на самом деле, - он потупил взгляд, не зная, говорить ли, что он из будущего. Но профессор смотрела так, будто ожидала продолжения. Бьёрну казалось, она всегда так смотрит. Даже когда дашь полностью ответ, всё равно остаётся какой-то факт, что она озвучит после тебя.
Ну или просто ему так везло.
- -.... Я через портал попал сюда. Из 1998 года. Гитлер... Гитти... меня привёл.
Он сглотнул, ожидая, что волшебница рассердится и на "Гитти". Но в любом случае это его кот. Он его любит. И если что будет защищать. Даже от профессора.
Он почесал кота за ушком, подняв голову и ожидая, что будет дальше. Он сказал правду. Почти. Про маму он ничегошеньки не скажет, про её проблему. Даже профессору, ибо никому нельзя было доверять.

+1

12

- Я встретила его совершенно случайно. Точнее, мы встретили. На тот момент я уже успела столкнуться в Лондоне с Рэмусом. Мы его чуть-ли не из канализации достали. Он уже был со срезанной меткой, но тогда мы с Люпином ещё не знали, что это была метка Того-Кого-Нельзя-Называть.
Минерва старалась держаться прямо, но сбивчивый рассказ Грейс подсказывал, что в этом не было никакого смысла. У Питера была метка… И никто не подозревал, что подобное могло случиться среди Мародеров. Никто даже не думал проверить Петтигрю, поговорить с ним или внимательнее отнестись к его поведению. МакГонагалл не хотела себя оправдывать, да и не могла это сделать. Она была занята школой, тем, что происходили со студентами, их родственниками. По ночам она шпионила кошкой, надеясь, что вовремя успеет перехватить нападение и доложить о нем в Аврорат. Минерва оставалась верна своему делу, полностью сфокусировавшись на нынешних учениках и забывая о тех, кто уже покинул стены замка. Правильно ли она поступила - неизвестно, но часть вины все равно тяжелым грузом ложилась на ее плечи.

- Мой... друг из минестерства проследил за мной во время побега. Вы, возможно, даже знаете его, он состоит в Ордене. Ансгар Линдхольм. Он помог оказать Питеру первую помощь. А когда...
Она едва заметно качнула головой, не одобряя слова бывшей рейвенкловки. Член Ордена Феникса должен был держать в тайне свое причастие к секретной организации. Именно об этом шел договор и именно об этом клялись все члены, которые так или иначе, но принимали участие в войне. Минерва не была их частью, поэтому и не знала, кто именно состоит в Ордене. Будучи шпионом для Министерства Магии, она была уведомлена о причастности Альбуса, но это было скорее умозаключением и подсказкой директора, чем определенным заявлением.

- Если коротко о том,, чем всё закончилось, то Анс был вынужден покинуть нас. Оставил с нами своего ... кхм... товарища из Министерства Магии. Он сейчас с Люпином отправился на поиски остальных, а мы с Бьёрном должны были доставить Питера в Хогвартс.
МакГонагалл слушала все внимательно. Отлично, что мисс Свон была так подробна в своем докладе, словно была готова к тому, что ее будут допрашивать. Профессор, конечно, таким заниматься не собиралась, хотя и увидела плюс в подготовленности бывшей студентки. Не появлялось дополнительных вопросов, а то, что не до конца было понятно, было не для ушей Минервы. В подобное время лучше было оставаться уведомленной только в своей стезе, иначе подобное могло привести к таким же плачевным последствиям.

- А что до, того, как он поместился у меня в кармане. Анимагическая форма Питера - крыса. Он незарегистрированный анимаг.
- Анимаг? - кажется, на впервые переспросила то, что говорила Грейс. - Незарегистрированный анимаг? Чем он думал? - удивленно посмотрела она на бывшего студента. Петтигрю был без сознания, еле дышал, а на предплечье и правда была до ужаса разодранная рана. - И прямо на моих глазах? - спросила Минерва скорее у самой себя, чем у присутствующих. Как она могла это не заметить. Обучение анимагии - сложный процесс, который требовал не так уж и мало времени. Конечно, может, Питер обучился этому после выпуска, но сокрытие такой информации от Министерства Магии - глупость высшей степени. - И никто этого не знал? - строго спросила МакГонагалл у мисс Свон. Правда говоря, она удивилась, что у тихого гриффиндорца хватило целеустремленности, чтобы подчинить это умение себе. - За сокрытие такой информации грозит Азкабан, не говоря уже о самом факте нарушения закона, - почувствовав оскорбление и очередное свое упущение, Минерва недовольно поджала губы. - Я надеюсь, он осознавал всю опасность, ибо теперь его определенно определят в Азкабан. И за предательство, и за ужасающее нарушение закона, - подняв мантию с пола, женщина посмотрела на Грейс. - Мисс Свон, спасибо за информацию. Вам лучше остаться в Хогвартсе пока профессор Дамблдор не вернется, - в тот же момент в помещение вошла Поппи, оглядывая всех.
- Что произошло? - она явно спешила на зов помощи, поэтому попыталась перевести дыхание. Минерва отошла в сторону, открывая вид на клетку с Питером.
- Пожалуйста, приведи его в порядок и желательно сделать это бесконтактно, - МакГонагалл попыталась улыбнуться, дабы подбодрить Помфри. Та, к счастью, не стала задавать вопросов, увидев содранную кожу на левом предплечье.

-... Я... Карху. Бьёрн Карху. Я через портал попал сюда. Из 1998 года. Гитлер... Гитти... меня привёл.
Женщина посмотрела на молодого человека. Все это время он был слишком тих. Карху. Она не знала такой фамилии, поэтому просто кивнула. Но вот что касается порталов… Минерва вопросительно посмотрела на девушку, а потом снова на Бьерна.
- 1998 года? - переспросила она очевидное, когда Поппи выразила их общее непонимание тяжелым вздохом. С миром магии тяжело было поспевать за тем, что происходило вокруг. - Вас привел кот в прошлое? Он - артефакт? - глупый вопрос, но Минерва не удержалась от любопытства. К тому же, кажется, Питер стал приходить в себя. Профессору не пришлось даже выставлять артефакт, потому что целительница уже справилась с пациентом, вновь отправляя его в глубокий сон. - Спасибо, Поппи, - МакГонагалл подхватила длинные рукава и задумчиво посмотрела на присутствующих.

- Я должна предупредить Аберфорта, - женщина кивнула Грейс. - Оставайтесь здесь, мисс Свон, в скором времени директор должен спуститься сюда. Прошу Вас, никого не впускайте и не выпускайте. Мадам Помфри вряд ли управится быстрее, чем я вернусь, - Минерва остановилась у входа, а потом все же посмотрела на Гитлера, гуляющего вокруг молодого человека. - Мистер… Карху, - она улыбнулась ему. - Возможно, Вам не стоит находиться рядом с этим человеком, - имея в виду Питтегрю, женщина кивнула в сторону выхода. - Вы можете сопроводить меня до мистера Дамблдора и рассказать мне все о порталах, - заметив реакцию мисс Свон, она удивленно посмотрела на нее. - Но, можете остаться и здесь. Грейс, можете отвести Вашего напарника в башню Гриффиндора. В замке всяко безопаснее.

+2

13

Дополнительно: Почти 22 года, анимаг, Мародер, член ОФ4
Внешний вид: Темные джинсы, белая майка, тонкая кожаная куртка;
Состояние: Уставший, измученный, немного потрепанный временем и оборотнем;
С собой: Волшебная палочка;


Сложно было одним конкретным словом описать происходящее вокруг. Определенно это заслуживало получаса объяснения, используя самые различные фразы и слова, от которых начинало щекотать уши. Однако, вопреки всем злоключениям, Мародерам все же удалось достаточно быстро разыскать Люпина, который явно не скучал. Компанию ему составлял некий Александр Карху, который на деле оказался анимагом, при том полезным в бою определенно. Сириус внимательно выслушал и друга, и нового знакомого, которые пересказали им с Поттером все то, что происходило этим утром. Очень сложно было сформулировать мысли в приличные слова, учитывая, что Питер был более чем желанной целью. И, откровенно говоря, Блэк готов был снова сесть в тюрьму, как и полагалось, лишь бы добраться до Хвоста и убить его по-настоящему. Наслушавшись историй о своем будущем, которое уже изменилось благодаря тому, что Поттеры выжили, Сириус все же понимал, что если Петтигрю все же попадется ему, то и Азкабан будет не за горами. Мыслить здраво получалось с трудом и только более или менее веселый настрой Джеймса и спокойный голос Люпина говорили о том, что горячиться не стоит. Тем более, судя по всему, Хвост сейчас находился уже под присмотром Минервы, а значит деваться ему было некуда, как минимум.
- Сомневаюсь, что МакГонагалл будет в восторге, - заметил Блэк, когда друзья, попрощавшись с Карху, направлялись в сторону переулка. Им надо было убедиться, что за ними никто не следит, чтобы аппарировать поближе к Хогвартсу. Приводить сейчас туда непрошеных гостей было не в их интересах. Профессор наверняка уже поняла, что Питер - анимаг. И она была неглупой женщиной, поэтому должна была осознавать, что в одиночку он бы не справился. Никто в здравом уме не поверил бы, что Петтигрю способен самостоятельно выучить даже самое простое заклинание. Ему просто повезло, что три сердобольных идиота взяли его под свое крыло. Возвращаясь в прошлое мысленно, Блэк пытался понять, что именно стало причиной их дружбы. Конечно, они жили в одной комнате, были однокурсниками и не могли позволить слизеринцам обижать малыша Питера, а решение стать анимагами естественно не осталось бы незамеченным. Блэк хорошо помнил их первый курс обучения, когда еще дружба только-только формировалась, когда еще было не совсем понятно что к чему, но неужели за семь лет они не разглядели в этом трусе предателя? Обидно было осознавать, что такие умные парни как они упустили столь важный момент.
Бросив взгляд на друзей, Сириус первым свернул в тупик. Они выждали некоторое время и убедились, что никто не следует за ними. Нужно было быть очень осторожными, особенно сейчас, когда сон настойчиво стучался в голову, а тело изнывало от боли. День с самой ночи не задался. То Пожиратели, то оборотень, то еще оборотни, то непонятно кто и что. Конечно, можно было попросту сбежать и поспать где-то, но Сириус не мог бросить друзей ради пары часов отдыха. Вся надежда теперь была на Хогвартс. Эми находилась в Мунго и скорее всего она там была в безопасности, если только не притянет опасность. Картер, конечно же, не страдала редким видом магнетизма, но тоже нередко оказывалась в неприятностях. И по большей части именно из-за Блэка. Однако, не так давно они все же решили, что это неважно. Ей удалось убедить его, что война в любом случае забирает жизни невинных внезапно и без спроса, поэтому умереть может каждый и каждый день. Да и ему самому надоело страдать, думая о мертвых друзьях. Сначала Пруэтты, потом МакКиннон, потом Дидборн, потом Мэдоуз, Фенвик... Война и правда забирала все без разбору. Только перестаешь переживать и оплакивать одного, как погибает другой. И хоть Сириус знал что случилось в будущем, он все равно не представлял себе, как мог пережить смерть Поттеров. Это было слишком дико и больно, от одной лишь мысли голова шла кругом, сердце сжималось, а внутри все переворачивалось с ног на голову. Однако Сириус старался отгонять от себя эти мысли и каждый раз тревожно оглядывался через плечо, чтобы убедиться, что Поттер рядом и вполне жив. Ему не хотелось упускать друга из виду, когда опасность не только не отступила, но и нависла стальной тучей над ними.
Все трое материализовались на станции Хогсмида и поспешили в сторону замка. Если бы Люпин мог по желанию превращаться в волка, то они бы добрались до Школы за считанные минуты, но даже предложение Поттера прокатить друга верхом не облегчило ситуацию. Им понадобилось какое-то время, чтобы добежать до Сладкого Королевства. Конечно, они запросто могли воспользоваться и главным входом, но тогда пришлось бы отбиваться от не спящих студентов, преподавателей и еще неизвестно кого. Поэтому Мародеры использовали излюбленный тайных ход, оказываясь на четвертом этаже Хогвартса. Если верить Люпину, то Грейс понесла Питера прямиком к Минерве. Иначе к кому еще? А кабинет декана находился на втором этаже. Сириус с толикой любви и нежности коснулся ладонью холодного камня стены, после чего мягко толкнул раму, открывая еще один тайный проход. Оных в Хогвартсе хватало, а уж Мародеры знали обо всех и каждом. Поэтому спустя несколько минут, избегая встречи с Филчем и поздними учениками, они оказались на втором этаже.
- Слишком тихо, - задумчиво протянул Блэк, отмечая, что в столь для понедельника активность учеников не высока. Возможно сейчас было время занятий, а может все разом отправились готовиться к завтрашним урокам, но на втором этаже никого не было. - И никого нет, - Сириус коснулся ладонью двери кабинета профессора, оглядываясь на друзей. Поттер очевидно не стал ждать пока произойдет какое-то чудо и достал артефакт. Прежде чем Сириус успел задать вопрос, Джеймс уже взмахнул палочкой и спустя несколько мгновений к ним прилетела Карта. Блэк дернул губами, ощущая приятный трепет. Они вложили душу в сознание этого артефакта и не стала его забирать, когда Филч отнял пергамент. Решили, что когда-нибудь он попадет в более надежные руки и пригодится кому-то. Им-то в любом случае Карта была не нужна за пределами Хогвартса. Но сейчас она оказалась очень кстати. Поттер без промедления произнес заветные слова и все трое устремили взгляды на пергамент, ища нужные фамилии. - Вот, - Сириус ткнул пальцем в районе подземелий, где светились имена не только Питера и Свон, но и Минервы, Помфри и некого Бьерна Карху. Слишком много Карху за один день. И слишком много людей вокруг Питера. Сириус стиснул зубы, хмуро смотря на Карту. Единственным его желанием сейчас было оказаться в подземельях мгновенно и, игнорируя здравый смысл, придушить крысу. Однако, делать это было нельзя. Хотя Минерва внезапно и удалилась, покидая Хогвартс, что возможно упрощало все. - Я спокоен, - вздохнул Блэк, заверяя друзей и пряча руки в карманы в подтверждение своих слов. - Пошли.
[icon]https://i.imgur.com/qaPcbPN.png[/icon]

+2

14

Дополнительно: 21 год, гордый олень-отец, анимаг, мародер, шикарный мужчина в самом расцвете лет
Внешний вид: Бессмертная синяя майка, джинсы и очки
Состояние: Очень сильно уставший, но по-прежнему бодрый, как горный олень
С собой: Волшебная палочка


Лили в шутку называла его оленем-белоручкой просто потому, что Поттер был ленивым. Вот откровенно ленивым. Если у него не было никаких особо важных дел, не надо было никому помогать и вообще шевелиться, то он с радостью просто возлежал на подушках, довольствуясь маггловским телевизором, подаренным кем-то там. Он-то конечно жену любил и помогал ей, но Лили частенько выгоняла его и с кухни, и из комнат, чтобы он не путался под ногами своими копытами и не мешал ей вести дом. Зато, став отцом, Джеймс с радостью возился с малышом Гарри, сетуя на ужасные передачи для детей, которые они вместе смотрели - младший Поттер с восторгом, а старший со скепсисом. Но все это было вынужденно, а так Джеймс привык хорошо высыпаться, никуда не спешить, потягиваться до хруста всех костей во всех местах, а потом, почесывая ту или иную часть тела, шел в душ, где распевал неприличные песни. Вот и сейчас было время сна. Честно, Сохатый успел отвыкнуть от бессонных ночей и бесконечных перебежек к места на место, хотя и соскучился по ним. Только вот помятый гордый олень был немного недоволен тем, что оборотни знатно его потрепали, а за всем этим наблюдал глубоко шокированный Снейп. Правильнее было бы кинуть Нюниуса оборотням, не спасая как в прошлый раз. Сириус бы порадовался. Только вот друг с таким серьезным лицом передвигался во времени и пространстве, что Поттер искренне обеспокоился его здоровьем.
- Ты только выдыхай, дружище, расслабься, - просил он, следуя за другом, когда они покинули парк. Блэку не удалось откусить руку Беллатрикс, что наверное его злило, но зачем ему бешеный пес, способный отрывать конечности? Белла-то и похуже участи заслуживала, но не средь бела дня же. - Хочешь выпьем потом? Я могу тебя ласково боднуть и подбросить вверх, - продолжал тараторить Поттер, зная, что его болтовня сильно отвлекала и сбивала Сириуса с настроя убийцы. Оно-то подействовало, только внезапно они все-таки нашли Люпина, но не одного, а в компании мужчины. - Всегда знал, что у тебя специфические вкусы, Лунатик, - как можно серьезнее заметил Поттер, обращая внимание на помятость друга и на подозрительные следы на шее. Подозрение усилилось, когда они узнали, что этот громила еще и анимаг. - Променял нас на него? Один анимаг лучше двух? Ой да ладно, Блэк, кто еще не знает про нас? Если Питер не растрезвонил, но с десяток свидетелей в парке, включая Нюниуса и твою кузину точно всем расскажут, - Сохатый взлохматил себе волосы, оставляя их в привычном хаосе и прижал ладонь к груди. - Мое сердце бьется как олень, - провозгласил он торжественно, - поэтому надо спешить, пока Минерва не сделала жаркое из предателя. - Поттер не очень разделял кровожадные намерения Сириуса в адрес Питера, надеясь все-таки сперва поговорить с бывшим другом и понять, где он ошибся, что тот решил его предать. Тут конечно Поттер лукавил, он-то понимал, что возможно малыш Питер был обижен на высокомерие друга, которое тот источал во время школьных лет весьма щедро. Но чуткая душа оленя требовала внимания постоянно, жаждала больше взглядов и улыбок, обожания со стороны. Один только Сириус оставался равнодушным к выходкам друга, поддерживая шалости и все начинания. Люпин только вздыхал и пытался как-то повлиять на Поттера, а Питер зато радостно и восторженно визжал и правда что чуть кипятком не писал от вида Джеймса.
Они все вместе наконец трансгрессировали поближе. Некоторые люди искренне заверяли других, что анимаги не способны аппарировать. Большей глупости Поттер в жизни своей не слышал. При чем что. Он-то прекрасно знал, что все это бред, только вот как доказать? Проще было попросить МакГонагалл преподать урок трансгрессии и доказать, насколько нелепы предположения неучей. Но надо будет ее спросить почему все так решили. Вот станция Хогсмида вообще не изменилась. Что сейчас, что десять лет назад. Поттер вздохнул, внезапно осознавая, что он еще слишком молод, а в какой-то другой реальности уже успел умереть. В двадцать один. Не повидав всего!
Хогвартс еще не до конца показался, а Мародеры уже воспользовались привычным ходом, не желая попадаться на глаза кому-либо. Еще же не ночь, а вечер, а значит юные и наивные школьники рассекают коридоры в поисках приключений и знаний. Может кто-то где-то зажимает друг друга за поворотом, шепча пламенные слова любви? Перехватив взгляд друга на выходе, Поттер смиренно опустил глаза, но очень быстро пришел в себя. Пока Блэк тщательно и привычно все щупал, Сохатый посмотрел налево, направо и сообразил, что с пустыми руками они далеко не уйдут, только вот если им не поможет одна небольшая вещица. Заметив артефакт в руках Мягколапа и не дожидаясь фееричного фейерверка в стиле мистера Блэка, Поттер достал свою палочку и направил ее в нужном направлении. Заклинание призыва сработало четко, а уже через минуту к ним по воздуху плыла родная и любимая Карта. Схватив ее, Поттер коснулся пергамента кончиком артефакта, произнося клятву и жадно всмотрелся во все эти начерченные прохода и заходы. Отвлекаясь на что-то лишнее, он упустил момент, когда Сириус увидел всех первым. Всех - это небольшую толпу в подземельях.
- У них там наверное вечеринка после Хэллоуина, - заметил Поттер с самым серьезным видом, - а я забыл свое платье, - пожаловался он и скрутил Карту, кивая другу. Люпин держался тихо и скромно, что расстраивало. - Лунатик, где твой внутренний разврат? Разве не должен волк в тебе играть роль дикаря в лесах? Запрыгни на ветки, побей себя кулаками в грудь, оповести всех, что староста вернулся, - договаривал Сохатый со смехом, пока они спускались вниз. Очень непросто было представить себе такое, особенно Люпина, прыгающего с ветки на ветку. Не хватало только крепкой лианы, или паутины. - Ой, добрый вечер, мадам Помфри, как поживаете? - Поттер и не заметил, как быстро они дошли до подземелий и оказались лицом к лицу с медсестрой, которая выглянула на голоса. - А ты тут профессора МакГонагалл ищем. И Питера ищем. И я точно знаю, что вон там вот должна быть Свон со своим... - Поттер запнулся. Он-то получил информацию и слишком много даже, но шокировать бедную женщину не стал. - Со своим Бьерном Карху, да, - заключил он, вспоминая имя на Карте. - Чаем не угостили? А может снотворным? Я бы поспал немного в углу до возвращения Минервы, - честно признался Сохатый, продолжая без остановки тараторить. Знал прекрасно, как его болтовня действует на людей: все что угодно, только замолчи! Реакция всех и каждого. - Еще у меня все ребра в синяках, на спине синяк, голова болит и меня чуть не съели оборотни, - пожаловался он медсестре, словно та должна была все бросить и прямо здесь начать его лечить. Краем глаза он пытался всмотреться в щель двери и узреть там крысу, но тщетно. Оставалось только ждать профессора и молить ее дать им пощупать Хвоста, чтобы допросить с пристрастием.

+1


Вы здесь » | Three Generations: I would rather die | » Хроники Хогвартса » When it rains, it pours, right? [1981, November]