The day when Mungo fell, p.1 [1981, November]
» Antonin Dolohov — 17/12/2018

Order of the Phoenix; p.1 [1981, November]
» Frank Longbottom — 17/12/2018

Make or mar © [1981, November]
» Deborah Hayes — 18/12/2018

Danger hides in beauty and beauty in danger © [1981, November]
» Leonard Ross — 20/12/2018

Where there’s a will, there’s a way [1998, May]
» Damian Dolohov — 21/12/2018

Be my hero, mother © [1981, November]
» Walburga Black — 22/12/2018

Humble your fate © [1981, November]
» Bellatrix Lestrange — 22/12/2018

Death pays all debts © [1981, November]
» Henry Chase — 23/12/2018

When it rains, it pours, right? [1981, November]
» Remus J. Lupin — 23/12/2018

It takes madness to find out madness © [1981, November]
» Ariana Dumbledore — 25/12/2018

What brings you all here? [1981, November]
» Hestia Jones — 25/12/2018

Time heals all wounds © [1998, May]
» Hestia Jones — 25/12/2018

The day when Mungo fell, p.2 [1981, November]
» Teddy Lupin — 25/12/2018

Ministry of Magic has no rights, p.1 [1981, November]
» Frank Longbottom — 26/12/2018

Time is all we have © [2023, October]
» Lily Luna Potter — 26/12/2018

Different people - same issues © [1981, November]
» Astoria Greengrass — 27/12/2018

Caution is the parent of safety © [2023, October]
» Margaret Kalt — 28/12/2018

Ashes to ashes dust to dust [1981, November]
» Marlene McKinnon — 28/12/2018

Seems the monster always wins © [1981, November]
» Frederic Aria — 28/12/2018
Сердце, казалось, сходило с ума, как и сама Кларисса, наблюдающая за живой грязнокровкой. За живой Тройэн Картер, касающейся ее внучки. Взгляд непроизвольно скользнул по коридору, надеясь заметить что-то, что намекнуло на абсурдность ситуации. Возможно, троллей или великанов в гостиной. Ведь не может мертвая вновь стать живой. Да еще и спустя двадцать лет. Грегори. Глупая надежда увидеть и его. Если Хеллоуин решил припоздниться, явить мертвых живым, то, может, судьба сжалилась и над ней.
0240 0120
0220 0220
ссылки
ссылки
игровое время:
2023/17/10: вторник
1998/8/05: пятница
1981/2/11: понедельник

| Three Generations: I would rather die |

Объявление


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » | Three Generations: I would rather die | » Хроники Хогвартса » Death pays all debts © [1981, November]


Death pays all debts © [1981, November]

Сообщений 1 страница 20 из 21

1

http://funkyimg.com/i/2LUEv.gifhttp://funkyimg.com/i/2LUEw.gif
http://funkyimg.com/i/2LUEy.gifhttp://funkyimg.com/i/2LUKx.gif

Время и дата:
1 ноября, поздний вечер - 2 ноября, ночь

Место:
где происходит

Участники:
Henry Chase, Troian Carter, Amy Carter, [Clarisse Carter];
Описание:
Желая помочь Тройэн, Генри даже не подозревал, какие тайны семьи Картер он вытянет наружу одним лишь разговором по душам. Ни Эми, ни тем более Кларисса не ожидали, что американец появится на пороге их дома, тем более в компании еще одной миссис Картер.

+1

2

Дополнительно: 25 лет, преподаватель Зельеварения в Ильверморни;
Внешний вид: Деловой костюм, волосы немного встрепаны, привычная щетина;
Состояние: Встревожен, сосредоточен, хмур и задумчив;
С собой: Волшебная палочка, несколько зелий;


Расставаться с малышкой Эми совершенно не хотелось, даже несмотря на то, что Генри не успел ее подержать на руках. Нельзя сказать, что его тянуло к детям, но он любил их, был ласков с малышами, но особое тепло и нежность у него вызывала именно будущая слизеринка, которая смотрела на них такими внимательными, умными глазами, словно уже что-то знала. Конечно же брать с собой такую кроху было глупо, ведь порталы - это сильная магия и неизвестно чем все это могло закончиться для Эми, которая так уверенно переворачивалась, что-то бурча на своем языке и капризно хныкая, когда внимание матери переключалось на кого-то еще.
- Грег будет не рад. Нам нужно поспешить, пока он не вернулся.
Чейз понимающе кивнул, осознавая, насколько неловкой должна была быть ситуация, в которой муж возвращается домой раньше, застает жену с ребенком и чужим мужчиной, который уверяет, что в будущем спал с их дочерью, а теперь предлагает жене отправиться с ним в порталы, чтобы излечиться. Пожалуй, будь он на месте мистера Картера, то не раздумывая бы применил заклинание посильнее, чтобы наверняка обезопасить себя и свою семью от странного гостя. Однако, каждый из них находился на своем месте, что позволяло Генри действовать более обдуманно. Трезво рассуждая, он признавал, что в этом времени у них нет шансов, чтобы спасти миссис Картер. Время наверняка поджимало, давление порталов чувствовалось очень сильно. Может быть стоило переждать и навсегда остаться, чтобы не заставлять девушку носиться по временам? Но он прибыл из-за океана, чтобы разыскать Эми и убедиться в ее безопасности, а не пропадать без вести двадцатью годами раньше. Идея с прыжком в портал казалась ему сейчас самой разумной и правильной, хотя будь он более профессиональным зельеваром, то нашел бы ответ здесь и сейчас. Но разум подсказывал ему, что стоило основательно покопаться в собственных записях, поискать ответы среди книг мистера Рочестера, а может и задать вопрос главному человеку, который мог быть причастен ко всему этому. Не зная точного яда, тяжело было гадать. Он не хотел экспериментировать и причинять Тройэн больший вред. Возможно, если они не сумеют найти противоядие, он хотя бы снадбит ее сильным восстанавливающим зельем, научит, как правильно его готовит и продлит ее жизнь, не позволит умереть так рано. Эми не должна была лишаться такой матери, когда был шанс ее спасти, помочь, уберечь от мучительной гибели.
Собравшись, Генри тихонько последовал за девушкой, которая привела его к дому своих родителей. Женщина, открывшая дверь, была и рада, и удивлена, но единственный вопрос, который она задала, был наполнен искренней тревогой.
- А это кто?
- Человек из будущего. Он из Америки и мне нужно помочь ему вернуться обратно.
Чейз не был уверен, что именно встревожено мать - что он из будущего или из Америки. В этом времени оба ответа казались более фантастичными и нереальными, так как не было еще такого тесного и относительного дружелюбного контакта, как в его время. Но к счастью мама не стала мешать им, приняла внучку и удалилась, оставляя гостей одних.
- Мы можем вернуться к дому, чтобы попробовать отыскать портал там. - Генри кивнул, тревожно оглядываясь по сторонам. - Как он выглядит? - Молодой человек, держа при себе все, что вручила Тройэн ему дома, едва поспевал за ней, но в какой-то момент они благополучно остановились и он сумел перевести дух, стараясь не растерять ингредиенты и склянки.
- Что-то наподобие светящегося голубого круга, - осторожно ответил Чейз, хотя откровенно говоря смутно помнил магию, в которую угодил. У него не было времени рассмотреть получше ловушку, а после он был слишком занят неожиданным знакомством с миссис Картер, чтобы припоминать детали. Можно было сейчас расслабиться и подумать, вспомнить, что он делал, когда шел по улице, о чем еще думал, как взгляд коснулся светящейся... арки.
- Такое?
Портал словно никуда и не уходил, попросту переместился чуть в сторону, чтобы не мешать людям, которые забредали бы на территорию дома. Кивнув, Чейз заметил свет в окнах и подумал, что не стоило сейчас шуметь. В заклинаниях он был не слишком силен, чтобы дать отпор, особенно со столь ценными ингредиентами. Однако, если постараться, то возможно сумел бы отразить атаку. В конце концов, когда-то же надо было начинать осваивать новые грани, а не только зацикливаться на зельях. В оных он разбирался хорошо, но иногда задумывался о том, что возможно не всегда снадобья могут помочь. Но вот пока что именно они и спасали положение.
- Два часа, не более.
Генри промолчал. Опасался, что портал искажает время, что возможно здесь пройдет куда больше времени, пока они два часа будут бегать по Лондону в поиске всего необходимого. Но ведь должен был быть и такой портал, который позволил бы настроить себя на конкретное время, а значит, Тройэн могла вернуться тогда, когда пожелала бы.

Переход не занял много времени и Генри первым ступил на улицу знакомого Лондона. Однако, как он и предполагал, время не стало его ждать. На город давно опустилась ночь, хотя кое-где еще слышались голоса и даже смех. Возможно еще не все потеряно. Аккуратно уменьшив ингредиенты, он спрятал все это в карман пиджака и помог девушке встать ровно.
- Ведите себя естественно, миссис Картер, - шепнул он ей, ведя вперед, - ничему не удивляйтесь, вопросов не задавайте. Я не знаю, кто из тех, кого мы встретим, подчиняется главному злодею, а кто на стороне добра, - пояснил американец, уводя Йэн в сторону более уединенных заведений, где еще теплилась какая-то искра жизни. Некоторым людям было нипочем никакие невзгоды. Одно из заведений всегда было открыто хотя бы потому, что являлось границей между мирами - маггловским и магическим. Имея выход прямиком на Косой переулок, оно пользовалось большой популярностью. - Руки, - шикнул Чейз какому-то подвыпившему мужчине, который потянулся бы к девушке, но быстро отдернул конечности. Генри редко повышал голос, но умел многозначительно хмуриться. Только оказавшись на более или менее знакомой территории, он сумел выдохнуть и расстегнул пиджак. Главное было дойти до магазина Рочестера, где хранились все самые необходимые записи. Однако, в какой-то момент Чейз позабыл обо всем на свете, дойдя до пересечения переулков. Лавка Эми, место полное воспоминаний, их первой встречи и первого поцелуя, место, где они проводили вечера и ночи, была полностью разрушена. Генри замер, сглатывая и, мимолетно оглянувшись на спутницу, сделала шаг в сторону пепелища, обводя его взглядом. Ничего не говорило о том, что внутри кто-то погиб. Чутье подсказывало, что с Эми все в порядке, но сердце тревожно и быстро билось, мешая рассуждать трезво. Оставалось надеяться, что друзья Эми не позволили ей погибнуть. Укол ревности заставил молодого человека недовольно повести шеей, но он взял себя в руки. Сейчас важно было позаботиться о другой Картер, которая определенно больше нуждалась в его помощи. У Эми же был Сириус, который вряд ли остался бы в стороне. Они и сейчас наверняка вместе или же Блэк доставил девушку в максимально безопасное место. Хотя бы на этот счет Генри мог не переживать, глуша ревность трезвым умом и логикой. Взяв себя в руки, он вернулся к Йэн и ничего не говоря, повел ее выше по улице, где находилась некогда его работа. Рочестер, помнится, не раз шутил, что магия магией, но ключи никто не отменял. Заговоренный предмет был клонирован, а копия одного ключа отошла Чейзу на случай, если ему понадобится попасть в магазин в отсутствие остальных. Сейчас был тот самый случай, которым он и воспользовался. - Проходите наверх, - шепнул он, хотя в помещении никого быть не должно было. Хозяин этого места в прошлом году купил себе дом в некотором отдалении, чтобы абстрагироваться от работы и немного отдыхать, а остальные сотрудники жили на своих квартирах или в своих домах. Опережая Картер, Чейз поднялся на чердак, отпирая дверь другим ключом. Звякнул знакомый колокольчик и в углах вспыхнул огонь в специальных сферах. Рочестер, как и обещал, не трогал ничего здесь, а поэтому магия Генри признала его, работая, как и прежде. Усовершенствовав свою обитель в какой-то момент, Чейз все же понимал, что ему придется однажды покинуть это место. - Присаживайтесь. Рядом с диваном книжный шкаф, четвертая книга на третьей полке о ядах, пролистайте ее, изучите симптомы, возможно обнаружите свои, а я пока осмотрюсь, - произнес Генри уже по-хозяйски скользя по комнате. Одним взмахом артефакта он смахнул всю пыль, возвращая чердаку жилой вид. Огонь вспыхнул в камине, туда же прыгнул и чайник с водой. С первого этажа Чейз левитировал себе банку с кофе, поставил на стол две чашки. - Мне надо подумать, а Вам - выпить еще зелья, чтобы я понаблюдал за эффектом. Я не хочу гадать, но должен быть уверен в своих предположениях. Если мы ничего не найдем, то есть запасный план, - добавил-пояснил Генри, проводя ладонями по воздуху и притягивая к себе книги и записи. Некоторые он оставил здесь, копии своих оригиналов, чтобы не таскать с собой каждый раз тонны ненужных вещей. Пока чайник кипел, молодой человек, сняв пиджак, бегло просматривал записи, постукивая пальцами по столу. На ум не шло ничего толкового, но он отмел уже два фолианта, где и близко не было похожих ядов. Оставались более редкие, но некоторые из них готовились частным образом. Зельевары зачастую практиковали собственные снадобья, что-то добавляя, что-то убирая. Можно было обнаружить максимально близкий и подходящий яд, но враг девушки мог добавить что-то и от себя, чтобы она погибла наверняка, не сумев найти или приготовить противоядие.
Чайник закипел, Генри ловкими движениями приготовил кофе, после чего достал стакан, сполоснув его и тщательно отмерил количество капель зелья, оставляя его немного подышать, а сам направился в сторону скрытого стеллажа, на котором хранились редкие образцы сложных снадобий. Ведя пальцем по полке и бегло читая названия, он остановился на двух, которые имели более тяжелый цвет, а одно из них и вовсе было чудовищно густым, но стоило трем зельям стать одним, как цвет снова начал меняться. Чейз поднял стакан, направляя на дно артефакт и немного подогревая напиток. Стоило жидкости внутри закипеть, как молодой человек достал флакон с лимонным соком, капая три капли и помешивая осторожно. Сухой тмин в количестве трех с половиной грамм присоединился к составу, после чего американец прямо в стакане довел зелье до кипения и поставил на стол охлаждаться на семь минут и сорок три секунды. Ровно через это время он взболтнет его и даст Тройэн выпить, а пока можно было сесть и сделать глоток кофе. - Нашли что-нибудь? - отчасти буднично спросил он, нисколько не запыхавшись от своих действий. Только закатал рукава, чтобы работать было удобнее. - Если есть вопросы, то задавайте сейчас, пока мы одни. На улице лучше не подавать виду, что Вы из другого времени, - пояснил он, подозревая, что приспешники Лорда вполне могут вести охоту на путешественников через порталы и неважно, владеет человеком информацией или нет.
[AVA]http://funkyimg.com/i/2M3nR.png[/AVA]

+3

3

Дополнительно: 18 лет, мать пятимесячной Эми, жена депрессивного Грегори, врачевательница;
Внешний вид: черная майка, темные штаны;
Состояние: взволнована;
С собой: волшебная палочка, травы.


Не так Тройэн представляла себе порталы. Точнее, представляла она их по-разному, но не почувствовала ничего, что воображение рисовало. Ни склизкого прикосновения материи к коже, ни головокружения, ни даже достаточно распространенного симптома тошноты после трансгрессии. Просто шагнула в голубое свечение, образовавшее что-то наподобие круга, и вышла с другой стороны.

Пожалуй, только обстановка вокруг сменилась, и Картер сразу же узнала Косой переулок. Не узнать эту улицу мог только маггл или же сквиб, который сторонился волшебных мест, поэтому девушка в неком смятении повела плечом. Ожидая увидеть «по ту стороны» что-то явное неожиданное, она столкнулась лишь с темным временем суток и, пожалуй, разрухой. Жаль, Йэн не успела взять с собой шаль или хотя бы жакет, которым можно было бы прикрыться от промозглого, пусть и не слишком приятного ветра.
Состояние войны или, как ей казалось - ужаса, раскрывал хаос вокруг. Кое-где догорали балки, крыши, возможно, чьи-то дома или же места работы. Тройэн шла следом за Генри, который не останавливался на месте и спешил куда-то.

- Ведите себя естественно, миссис Картер. Ничему не удивляйтесь, вопросов не задавайте. Я не знаю, кто из тех, кого мы встретим, подчиняется главному злодею, а кто на стороне добра.
Она кивнула ему в спину, прекрасно осознавая все опасности, которые могут встретиться на пути. Хотя Картер исходила исключительно из эгоистичных соображений - выжить. Воспользоваться порталом, чтобы получить то самое противоядие, а потом так же быстро вернуться домой. К Грегу, дочери, семье. Пусть Йэн и понимала, что находилась в том же Лондоне, разве что на два десятка лет позже, но это никоим образом не успокаивало. Точнее, даже пугало. Встретиться взглядом с дочерью или же увидеть собственными глазами могилу, в которой она была похоронена. Вряд ли этот кошмар когда-либо оставит Картер.

Дырявый котел не сильно изменился за прошедшее время, что, наверное, было хорошим знаком. Правда посетители стали значительно угрюмее, возможно, от безнадежности, царившей вокруг. Если Тройэн разобралась во всей этой ситуации, значит, слухи о Темном Лорде перестали быть таковыми. Обрели ли они какую-либо ценность или же правдивость - Картер ответить не могла. Но по всеобщей обстановке догадывалась, что так оно и случилось. Как еще объяснить, состояние посетителей паба, не шумевших и не распивающих от радости. В их медленных глотках читалась скорее безнадега, пропитавшая всех вокруг.
Йэн съежилась, благодаря американца за помощь. Воспитанная по всем устоям и традициям чистокровного или же просто благородного рода, она не привыкла стоять за себя. Это было скорее недостатком, чем преимуществом, которым кичились дамы на балах. Одна грубая рука на пояснице и отсутствие знаний в самообороне или же отваги в словах, и ты оказываешься обычной тряпичной куклой, которую можно отшвырнуть или же привязать к себе. Странное сравнение, но такой Картер ощущала себя некоторое время. Тогда, когда еще у нее была возможность оставаться безответственной по отношению к реальности, жить в мечтах о светлой любви и обязательно счастливом будущем. Теперь, когда у нее на плечах была не только дочь, но и разочарование от собственных ошибок, последствия тяжелых решений, Йэн с трудом могла расслабиться хотя бы на мгновение.
Поэтому и сейчас, находясь, казалось бы, не так далеко от Кристалл, она чувствовала дискомфорт в груди. Скоро нужно было кормить малышку, а привычки, так легко вписывающиеся в повседневность, порой демонстративно становились частью тебя.

Чейз резко остановился, смотря на пепелище какого-то места. Картер не знала, что в нем было примечательного, как и не понимала, почему это самое место находится рядом с Лютным переулком. Из него и правда несло темной магией, хотя Тройэн никогда не отличалась чутьем или же талантом к заклинаниям. Но прочувствовать магические волны смогла даже она, что, конечно, не прибавляло ситуации красочных оттенков. Девушка постаралась вдыхать горелый воздух медленнее, боясь, что стресс и страх скажутся на и так достаточно пострадавшем организме.
Американец тем временем все же смог совладать с собственными мыслями. Она бы спросила, уточнила, но не имела привычки наседать на людей. Еще будучи Хэллетт и обычной хаффлпаффкой Йэн никогда не задавала очевидно неприятных вопросов. Просто смотрела на собеседника, кивая и переводя тему разговора. Если человеку требовалось поговорить, он сам начинал рассказывать, возможно, смущаясь, но все же желая высказаться.

Генри уже остановился напротив одного из типичных домишек Косого переулка. Несколько этажей, слегка несуразных, неровных, в то же время и подчеркивающих тем самым их магическую составляющую. В целом, архитектура переулка сразу рассказывала о своем мистическом предназначении. Взять хотя бы Гринготтс или же Магазин мадам Малкин. Тройэн навсегда запомнила свою первую прогулку по этим узким улочкам. Магглорожденной волшебнице, до этого никогда не сталкивающейся с чудесами настолько близко, это было и правда невероятно странно и интересно одновременно. Вокруг ходили гоблины, люди в темных и синих мантиях. Вещи плавали по воздуху, спеша за хозяином, а совы разносили почту, успевая избегать столкновений с острыми крышами. В воспоминаниях все казалось нежнее и светлее. Конечно, возможно всему виной было время суток, но Йэн не могла почувствовать себя Косом переулке так же, как чувствовала семь лет назад. Даже, наверное, год назад и то был куда более приятным, чем сейчас.

- Проходите наверх.
Картер наконец зашла в лавку, в которой было так же тускло, но по крайней мере ее предназначение было сразу заметно. Повсюду стояли склянки, зелья, между которыми ютились ингредиенты и засушенные пучки трав. Это больше походило на то, с чем Тройэн приходилось работать последние несколько месяцев. А достаточно темное освещение скрывало тот ужас и разруху, которые кишели за дверьми лавки.
Девушка поднялась наверх, придерживая тяжелую дверь, отворенную специальными ключами Генри. В помещении сразу же вспыхнул огонь, придавая стенам теплые и достаточно приятные глазу оттенки. Йэн наконец смогла выдохнуть напряжение, чувствуя себя более комфортно вдали от темных улиц знакомого и одновременно совершенно чужого переулка.

Несмотря на пыль и в принципе достаточно заброшенное настроение в комнате, девушка прошла вперед, разглядывая все вокруг. В какой-то степени она и правда могла представить американца здесь хозяином, хотя до конца и не понимала, какой в этом толк. Наверняка в Америке существует куда больше возможностей работать в сфере зельеварения, чем в лавке Рочестера. Хэллетт знала о ней, ибо не раз заходила прикупить несколько ингредиентов, пока одна из работниц не посоветовала ей обращаться прямиком в лавку в начале Косого переулка.

- Присаживайтесь. Рядом с диваном книжный шкаф, четвертая книга на третьей полке о ядах, пролистайте ее, изучите симптомы, возможно обнаружите свои, а я пока осмотрюсь.
Йэн еле заметно улыбнулась такой подробной инструкции. Поразилась даже не тому, что Генри знал, какая книга по счету - нужная, а тому, что он вслух проговаривает очевидные вещи. Конечно, она заметила, что рядом с диваном стоит книжный шкаф, так же приметила, что еще два стоят вдоль стены и около входа. Тяжело было не заметить то, что буквально собрало на себе всю пыль помещения.
Картер послушно взяла четвертую книгу с третьей полки о ядах, а потом и присела на диван, раскрывая ту на оглавлении. На самом деле она не представляла, что какой-то фолиант и правда сможет помочь им, но все-таки оставалась прилежной гостьей. Приняла кружку, грея о нее руки и пробегаясь глазами по содержанию.

- Мне надо подумать, а Вам - выпить еще зелья, чтобы я понаблюдал за эффектом. Я не хочу гадать, но должен быть уверен в своих предположениях. Если мы ничего не найдем, то есть запасный план.
Она чувствовала недомогание в течение длительного времени, только не относила его к отравлению или же чему-то серьезному. Так, наверное, всегда бывает, когда нет времени на то, что банально обратить внимание на саму себя. Йэн сделала первый глоток отвара, не скрывая его отнюдь неприятного вкуса.
- На самом деле симптомы во многих отравлениях повторяются. Различаются они только лишь смертельным исходом, сыпью или какой-нибудь глупостью, как, например, выросший хвост, - сказала девушка, показывая на рецепт противоядия в оглавлении. Глупо было искать похожие симптомы, когда очевидно, что работа была проделана немалая. Помимо того, что ухудшение состояния идет постепенно, но тем не менее достаточно разрушительно, Картер даже не заметила каких-либо изменений. - Я не думаю, что это какой-то известный учебникам или же книгам яд, - предположила Тройэн, отставляя кружку с чаем на небольшой столик. - Сами посудите. Кто бы стал меня травить чем-то известным, чем-то, для чего можно найти противоядие в одной из таких книг, - пролистнув несколько страниц, Картер отложила пособие обратно на то же место, откуда его и взяла.

- Если есть вопросы, то задавайте сейчас, пока мы одни. На улице лучше не подавать виду, что Вы из другого времени.
Она качнула головой, словно отвечая, что вопросов у нее и нет. Действительно, чем может интересоваться девушка, только что узнавшая, что в скором времени ей придется умереть? И не просто умереть, а банально исчезнуть из жизни дочери и мужа? Тройэн молча сделала еще один глоток чая, радуясь, что его осталось не так уж и много.
- На самом деле у меня нет вопросов. Это время чужое и все, что я захочу узнать, может обернуться против меня и моей семьи, - Картер, конечно, была всего лишь восемнадцатилетней, но она отчетливо помнила занятия в Хогвартсе. С магией шутки плохи, со временем - еще опаснее. Даже банальный и, казалось бы, безопасный Маховик времени, бывало, доставлял проблем лучшим студентам в школе. А что уж говорить о порталах и знакомствах с женихами дочери или же спасением некогда отравленной девушки? - Единственное, что меня волнует, - это моя семья. Нужно избавиться от этого яда и поскорее вернуться домой, - Тройэн не исключала варианта, в котором ее внезапная смерть как раз-таки была связана с порталом. Вдруг ее исчезновение из жизни дочери связано именно с тем, что мать ушла в голубое свечение и не вернулась? Находиться в гостях в будущем было, конечно, интересно, но все это угрожало безопасности куда сильнее, чем банальное ожидание смерти в Бирмингеме. - Поэтому мне неинтересно, что случилось с родителями, с братом, с Грегори или же его семьей, все, что важно, - выжить и вернуться обратно. Кристалл наверняка уже плачет, потому что хочет есть, а Грегори считает секунды шагами по кухне, - Тройэн говорила медленно, сужая глаза и разглядывая странное свечение на запястье американца.
Она знала об артефактах, поэтому не прикасалась ни к чему, что казалось волшебным. Грег не раз рассказывал о работе своего отца и опасности, на которую можно себя обрести, если трогать все, что лежит неровно.

Резкий и глухой стук в окно отвлек Йэн от странного браслета, когда Генри поднялся на ноги.
- Я долго думала о том, кто бы мог меня отравить и, главное, зачем, - проговорила девушка, наблюдая за тем, как американец впускает сову в окно, - вряд ли это сделал кто-то из сокурсников. На ум приходят только… Как бы странно это ни было, родители Грегори, но зачем им это, верно? - Тройэн наконец сделала последний глоток чая, с чувством победы отставляя кружку на стол. - К тому же за последние пару месяцев я встречалась со многими людьми и все приходили за помощью ко мне. Единственная, кто походила не на обычную крестьянку из сел неподалеку, была лишь дама с красным кулоном. Он еще переливался, стоило лишь посмотреть на него. Я думала, это что-то было от сглаза, но женщина точно была незнакомой.
[NIC]Troian Carter[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2M3nS.png[/AVA]
[SGN]we’ll walk through the darkness
still feels like the first day of my life

https://i.imgur.com/BNX1wcJ.gif
обула Милкович;
[/SGN]

+3

4

- Сами посудите. Кто бы стал меня травить чем-то известным, чем-то, для чего можно найти противоядие в одной из таких книг, - резонно заметила миссис Картер и Генри почти машинально кивнул. С одной стороны девушка была более чем права, но с другой - самый простой способ избавиться от человека, это отправить его самым обычным ядом. Люди, не имеющие отношение к зельеварению или схожим предметам, даже не подумают искать ответы в учебниках, сразу веря в редчайший яд, который готовили монахи на склоне какой-нибудь горы в небесах. Но Чейз понимал, что если к отравлению причастен кто-то близкий, или даже очень близкий и знакомый - хотя прямых улик не было, а обвинять впустую кого-либо глупо, - то вряд ли этот кто-то, тем более она, стал бы выбирать знакомое зелье, противоядие которого было бы просто достать. Но попытка - не пытка. А полистать книги - не такое плохое занятие. Генри сейчас прекрасно понимал, что, по сути, зря вытащил Йэн из ее времени, ведь непосредственно для нее противоядия у него не было. Зелье, которое он предлагал и мог приготовить, лишь замедляло действие яда, любого. Но не лечило и не спасло. Однако, его эффект позволял девушке держаться и не страдать от головных болей. Правда и принимать его постоянно было слишком опасно. В этом и была проблема всех снадобий.
- Все лучше, чем сидеть и переживать, миссис Картер, пока я готовлю зелье, - отозвался молодой человек. Он уже не медлил, притянув к себе все возможные ингредиенты, какие сумел найти. Одного не хватало, но его можно было добавить с небольшим запозданием, а значит необходимо было срочно отправить сову с заказом. Котел уже стоял на огне, вода постепенно закипала, а птица уже вылетела в окно, неся короткую записку и оплату. Вернувшись к столу, Генри получше закатал рукава и в ладонь привычно лег удобный родной нож - идеально острый, тонкий, то аккуратно разрезал ингредиенты в нужных пропорциях. Движения молодого человека были точными, спокойными, а светящийся браслет на левом запястье даже не отвлек его. Только дорезав, Чейз выпрямился и посмотрел на артефакт. Удобная вещь, которая предупреждала его, когда ему шла почта. Зачастую совы прилетали домой или на работу, а он был за пределами обоих мест, но знал, что по возвращению его будет ждать послание. Не успев даже толком подумать, кто мог ему писать, - ведь заказ не могли прислать так быстро, - Чейз почти сразу открыл окно, впуская сову. К счастью или сожалению, но письмо было от Эми. Ситуация была двоякой на самом деле. Последние пару месяцев, а если точнее, то с июля месяца, они общались не так много и часто. Буквально несколько писем, но лёгкое напряжение все ещё чувствовалось и Генри это всерьез расстраивало, хотя он всячески старался отвлекаться работой и делами. Но сейчас все обиды и непонятные моменты были забыты, ведь на кону была жизнь не только Йэн, но и самой Эми. Ведь порталы - это не игрушки. Чейз был готов забрать Эми к себе или увезти ее куда-то на нейтральную территорию, пускай даже в ее родной Бирмингем, но лишь бы подальше отсюда. Будучи отнюдь не героем и никогда не спеша на передовую, молодой человек не считал себя и трусом. Здравый смысл - не трусость. Он готов был помочь, но в данном случае предпочел бы забрать Картер. И сделал бы так. Но другая Картер немного спутала его карты и планы. С одной стороны, он мог и вовсе не заниматься этим делом, ибо оно его не касалось лично, но с другой - это была мама Эми, о которой та толком ничего не знала. Крупицы информации, которой владел Генри, позволяли ему лишь приблизительно представить себе тень всей картины, но даже при таком раскладе многое ему оставалось непонятно. Естественно, чистокровные имели свои заморочки касательно браков и отношений, что зачастую приводило к сложным ситуациям. И если раньше, возможно даже сто лет назад, чистокровные волшебники не особо выражали свое мнение, то сейчас все чаще случались моменты бунта в семье. Но даже тогда, на протяжение веков, были те, кто не хотел заключать брак по расчету и потому, что надо, сбегал из дома, поддерживал магглов, рожал от них и многое другое. То, что Йэн была магглорожденной ведьмой уже наводило на мысль, что бабушка Эми вряд ли была бы в восторге от такой невестки, ведь, если Генри правильно помнил, она происходила из чистокровной семьи, вышла замуж за чистокровного волшебника и вся надежда была на единственного наследника, как и у многих других семей. Конечно, Чейз не знал подробностей и не мог судить. Он и Клариссу знал лишь благодаря нескольким встречам и лично его спасало то, что и он был чистокровным, хоть и американцем. Истинное отношение к себе угадать было сложно, женщина никогда не демонстрировала при нем своих эмоций, но его отчасти бунтарская натура - а именно нежелание жениться по указу родителей и осесть в МАКУСА, - тоже не прибавляли ему плюсов.
Генри провел предплечьем по лбу, убирая любой намек на челку там и раскрыл пергамент пошире, ступив к свету. То, что Эми написала ему - хорошо. Странно лишь то, что она знала, что он в Лондоне, но возможно кто-то из ее знакомых заметил его и сообщил ей. Только зачем? Чейз не был силен в интригах и доносах, но подозревал, что в данной ситуации рассказать ей мог о нем лишь недруг с недобрым умыслом. Хотя с другой стороны это вполне мог быть и общий знакомый, или просто добрый человек. Но общих знакомых было не так много, хотя за те пять лет, что Генри провел в Лондоне, он успел познакомиться с немалым количеством людей. Другое дело, что не все они были надежными и хорошими, но чем черт не шутит. Но Генри не любил додумывать наперед, лишь предполагал, как и во всем остальном. Тройэн тем временем продолжала говорить и ее слова про красный кулон заставили молодого человека вскинуть глаза и чуть нахмуриться. Похожее он уже где-то видел, однако вспомнить сразу не получалось. Здравый смысл подсказывал, что упоминание родителей Грегори Картера неслучайно, что скорее всего к Тройэн приходила именно Кларисса, но был ли у нее такой кулон? Вполне мог быть, если ее супруг, как говорила Эми, занимался артефактами. По описанию походило на что-то для защиты, но вполне могло быть и для чего-то другого. К своему сожалению, Чейз не был силен в других сферах деятельности, но в планах у него было заняться изучением чего-то еще помимо зелий, так как жизнь показывало, что на одних снадобьях далеко не уедешь. Если в плане заработка еще да, то в плане реальности - нет. Вопросов по артефактам и заклинаниям становилось все больше, а вот количество ответов оставалось прежним, поэтому Чейз все же планировал поменять это соотношение и если не уровнять, то хотя бы повысить количество вторых. Ему и самому было интересно, можно ли было связать зелья с артефактами или заклинаниями, можно ли было добиться чего-то полезного, стоящего.
- Письмо от Эми, - негромко произнес Чейз, чувствуя на себя взгляд миссис Картер. Возможно, она бы и не спросила вслух, но если его лицо отразило тревогу, то очевидно он не мог молчать, чтобы не посеять сомнения в молодой девушке. - Она знает, что я в городе и сообщила, что находится у родителей, - машинально проговорил Генри, лишь несколькими мгновениями спустя понимая, что не стоило говорить при Йэн слово "родители", но это было настолько привычно и для Чейза, и тем более для Эми, которое постоянно называла их именно так, что слово сорвалось с губ раньше, чем мысль накинула на него лассо молчания. Нахмурив брови, американец хотел извиниться, но понял, что и это бессмысленно, ведь Тройэн уже это услышала. До прочтения письма у молодого человека была лишь поверхностная мысль, что возможно причастна Кларисса Картер к смерти своей невестки, но озвучивать это вслух он не решался. Йэн дала понять, что не подозревала их, поэтому незачем было давить на нее подобным. Тем более, что идти напрямую к старшей миссис Картер было неразумно. Если она и в самом деле виновата, то это в чистом виде самоубийство. Ведь убив один раз, она вряд ли стала бы церемониться снова. Тем более ее бы не смутило ни присутствие Генри, ни наличие в доме живой Тройэн. Но идти туда и в присутствии Эми пытаться что-то выяснить... Было ли это разумно? Генри закусил губу, отступая и откладывая письмо на стол. Он не прятал его от Йэн, не сворачивал и не выбрасывал в огонь. Она сама сказала, что ей неинтересно, что произойдет в будущем и было важно вернуться здоровой обратно в свое время. Но если она захочет прочесть письмо, написанное рукой дочери, то это ее право. Они уже затронули струны временной петли, оказавшись здесь вместе, так почему бы не потрогать их еще немного? Генри вернулся к зелью, которое постепенно наполнялось ингредиентами. Имея в запасе достаточно сильные противоядия и вспомогательные средства, Чейз все же избегал готовить все подряд. Некоторые зелья работают гораздо лучше, если они свежие. А учитывая, что была вероятность того, что девушке придется взять с собой в прошлое товара побольше, то нужно было убедиться, что срок годности подходит для использования. Большой объемный котел казалось вот-вот перевернулся бы, настолько усердно он кряхтел на огне, но Чейз чутко следил за каждым изменением, ориентируясь на чутье. - Как самочувствие? - молодой человек обернулся через плечо, разглядывая лицо девушки. Оно выглядело чуть посвежевшим и ей явно дышалось легче, что не могло не радовать. Это означало, что зелье работает, однако то, что приготовил он наспех, имело недостаточно продолжительный эффект. Поэтому он добавил на щепотку больше редкой травы, привычно отмеряя пальцами. Действие должно было быть дольше, чтобы Йэн не было необходимости принимать снадобье каждые полчаса. Если она работала в деревне, как упоминала, значит должна была иметь возможность спокойно перемещаться по улице, не останавливаясь, чтобы приложиться к склянке. Да и слишком частое употребление бы явно не в том ключе сказалось бы на ней. Заметив тень, которая скользнула по лицу девушки, Генри понял, что с ней что-то не так. Не столько со здоровьем, сколько внутри, в голове. Какие-то тревожные мысли определенно охватили ее, но лезть в чужую душу он не смел. Тем более шум внизу отвлек его внимание. Коснувшись подушечками стола и котла, он сделал пять шагов к двери, слегка приоткрывая ее. Копошение внизу не походило на возвращение сотрудников или хозяина. Конечно Эмбер или Дэвид могли спонтанно напрянуть на ночь глядя, но их перемещения не были столь резкими. Кто-то слишком настойчиво топтался к двери, желая проникнуть внутрь. Это могли быть обыкновенные любители наживы - зависимые от успокоительных и эйфорийных зелий, или же Пожиратели, которым необходимо было пополнить запасы. Впрочем, ни первый, ни второй вариант Чейза не устраивал. Геройствовать он не собирался, но и просто распахнуть перед ними двери он не мог. Поразмыслив, он подобрал со стола палочку и оглянулся через плечо на Йэн. - Ни звука, - шепнул он и ступил на лестничную площадку, всматриваясь в пролет вниз. Желающие попасть внутрь были слишком упрямыми, но Рочестер не вчера родился, чтобы запирать свои запасы на простое заклинание. Как и многие другие зельевары, он беспокоился о своем бизнесе, поэтому обратился к специалистам, которые и научили его нескольким полезным методам защиты. Сам Генри не был силен во всех этих чарах, но кое-какие основы знал, ведь ему пришлось, так или иначе, подтянуть свои знания, чтобы получить необходимые баллы для окончания Школы. Однако, использовал он практические навыки крайне редко, поэтому сейчас больше полагался на взрывное зелье в кармане - оно, брошенное под ноги противника, образовывало легкий хлопок, который отбрасывал противника на метр назад, дезориентируя испарениями. Все-таки, собственные таланты были гораздо надежнее чужих. И если кто-то, слома голову, бросался в самое пекло, то Чейз предпочитал действовать осторожно. При этом он желал помочь молодой матери всем сердцем, ведь это, возможно, изменило бы жизнь Эми в лучшую сторону. Этого, он конечно же знать не мог, но чутье подсказывало, что хуже не будет. Генри никоим образом не хотел быть похожим на своего соперника за сердце Эми, который рисковал на каждом шагу, но понимал, что иногда и выбора-то не бывает. Наверное и англичанину иногда приходилось вести себя кротко, чтобы чего-то добиться, чего уж говорить о моментах, когда надо взять себя в руки и стать героем на несколько минут?
К счастью попытки выломать дверь прекратились, но Генри все же тихонько спустился вниз и осмотревшись, повесил дополнительное заклинание защиты. Если боевая магия его коньком не была, то в защите он преуспел чуть лучше, так как запасы и инструменты необходимо было держать в безопасности. Обойдя стеллажи и проверив, хорошо ли они держатся и не сваляться ли, образуя кислотную яму из перемешивания всех зелий вместе, Генри поднялся обратно, закрывая за собой дверь.
- Я думал о Ваших словах, миссис Картер, - глядя себе под ноги, Чейз аккуратно опустил и артефакт, и склянку на стол, поправляя рукава, - возможно красный кулон, о котором Вы говорили - или менял внешность гостя, или отвлекал внимание, - предположил он, рассуждая вслух, - а может и правда служил защитой, - добавил американец. Внизу он подумал о том, что неплохо было бы повесить и пару амулетов на двери, чтобы Рочестер спал спокойно, зная, что его запасы в безопасности, а рабочее место никуда не денется и не превратится в руины. - Но.. - Генри вскинул глаза, подходя обратно к котлу и ловя взгляд Йэн. - Что случилось? Вы в порядке?
[AVA]http://funkyimg.com/i/2M3nR.png[/AVA]

+3

5

Тройэн наблюдала за тем, как Генри открывает конверт. Ее всегда поражало, как совы, вроде бы вольные птицы, оказались приучены к подобной транспортировке писем. Учитывая, что они и правда могли доставить послание не только между улицами, но и городами. Походило уже на издевательство над животными, но волшебники редко задумывались над этим. По крайней мере Картер не нашла поддержки в данном вопросе среди сокурсников. Кто-то считал, что птицам помогали зелья, кто-то грешил на заклинания.

Конверт выглядел обычно, поэтому мистер Чейз не слишком церемонился с ним. Глаза его бегали по тексту, а лицо лишь слегка выдавало какие-то эмоции. Йэн не могла разгадать, какие именно, но судя по тому, что брови то сдвигались, то раздвигались, - ничего опасного. Конечно, странно было бы, если это послание пришло из прошлого. Почерк Грегори вряд ли удалось бы разобрать незнакомцу. Девушка качнула головой, отгоняя странные и мысли и находя взглядом часы. Время все бежало вперед, не думая даже каким-то образом пожалеть путешественницу между годами. Она ведь даже не узнала, как много часов потерял Генри, будучи в 1960 году.

- Письмо от Эми.
Тройэн посмотрела на парня, не скрывая ни любопытства, ни недовольства. Возможно, он этого не заметил, но постоянное упоминание этого имени заставляло поджимать губы. Очередное напоминание того, что они с Грегори проиграли. Да и не просто оказались разлучены, а вовсе не смогли выжить. Оставили ребенка тиранам, которые еще неизвестно, каким образом ее воспитывали. Если они отказывались поговорить с сыном, то что говорить о внучке, которая оказалась плодом, как они выражались, грязной связи.

- Она знает, что я в городе и сообщила, что находится у родителей.
Картер, будучи воспитанной семьей Хэллеттов, лишь поджала пальцами края дивана. Платья на ней, к сожалению, не было, тогда это было бы сделать куда проще. Правда подобную скудную жизнь девушка благодарила и за такие поблажки. Можно было искренне выражать свои эмоции, не скрывая что-то за маской воспитанности или этикета.

- У родителей? - Тройэн посмотрела на письмо, которое уже осталось лежать на столике рядом с кружками. Прикасаться к нему не хотелось. В голове мелькнула мысль, что «родители» - это кодовое слово, возможно, даже название какого-то места. Может, кладбище, бар или еще что-то, что было более логично, чем то, о чем Картер подумала сразу же.

Она все же дотянулась до конверта, разглядывая его. Почерк был ровным: ни капли от Грегори. Тот всегда вырисовывал буквы размашисто. Так, словно писал какие-то важные вещи. Такие, которые будут читать остальные, будут стараться разглядеть все завитушки, чтобы не дай Мерлин не обидеть мистера Картера. Это почему-то было принципиально, поэтому муж иногда переписывал целые рецепты, если какая-то буква отличилась от идеала, который засел в его голове.
Письмо же было написано ровными линиями. Пером, скорее всего, заточенным под это дело. Йэн коснулась подушечками пальцев чернил, чуть надавливая и проверяя их пигментацию. Судя по тому, что вокруг не появилось ни одного пятна, прошло больше десяти минут с написания послания. Значит, сова летела не из какого-то заведения в Косом или Лютном переулке. Странно, что ее не перехватили. Картер посмотрела в окно, но птица уже скрылась с подоконника. Кажется, она была не совсем обычной, коричневой. Девушка задумчиво посмотрела на первые строчки. Она не помнила, какие совы были у родителей Грегори, но те точно отличались своей родовитостью.

Первые предложения были наполнены тревогой и недовольством. Очевидно, «Эми» оказалась не так рада приезду американца. Йэн перевела взгляд на спину зельевара. Если верить его рассказам, то реакцию дочери можно было понять. Но тогда не совсем ясны мотивы самого Генри. Зачем ему тратить время на то, что уже является случившимся фактом? Неужели, ему настолько было нечем заняться? Или же это доказывало, что парень был хорошим человеком.
Она бы не стала вешать ярлыки, учитывая, что люди не всегда являются теми, кем пытаются казаться. После приветствия и краткого изложения ситуации, девушка сообщила, что находится у родителей.

«У родителей».

- Грегори, наверное, бы не только усмехнулся, но и проверил это письмо на подлинность, - усмехнулась девушка. - Родителей… Какие они родители? - спросила вновь, не отводя взгляда от строчек, перечитывая их вновь и вновь. - Они отказались от Грега в тот день, когда он решил стоять на своем. И что же они сделали с моей дочерью? Как эти люди могли дать тепло и любовь, которые она заслуживала?
Конечно, на эти вопросы она бы не получила ответов. Судя по тому, что Кристалл вовсе осталась жива, значит, все-таки они дали ей крышу над головой. Только до сих пор непонятно, что стало с Грегори. Возможно, он дожил до какого-то сознательного возраста дочери, но тогда бы она не звала родителями тех, кто на самом деле не достоин этого слова.

Дочь коротко закончила послание напутствием, что ждет американца. Это было правильным решением, учитывая, что в лавке послышался шум на первом этаже. Парень уже скрылся внизу, а Йэн встала, чтобы выглянуть в окно. В темноте тяжело было разглядеть подошедших к двери. Она затаила дыхание, не имея привычки лезть куда-то, где можно помешать другому человеку. Картер не любила, когда кто-то вмешивался в ее работу. Она строго следовала рецептам, а кто-то, якобы знающий больше, обязательно норовился «помочь». Это выглядело нелепо и крайне несвоевременно. Поэтому девушка просто сжала и артефакт, и письмо сильнее, готовая помочь, если это будет необходимо.

К счастью, пришедшие оказались себе на уме и достаточно быстро двинулись к следующему заведению. Тройэн повернулась к вошедшему Генри, который выглядел мало сказать уставшим.
- Я думал о Ваших словах, миссис Картер, возможно красный кулон, о котором Вы говорили - или менял внешность гостя, или отвлекал внимание, а может и правда служил защитой.
Девушка кивнула, прекрасно зная о вариантах работы артефактов. Она не обратила внимание на тот кулон, потому что не была приучена задаваться вопросами, не предназначенными для ее ума. Возможно, именно поэтому Шляпа и распределила Тройэн на Хаффлпафф. Она могла и умела работать, не бросала друзей в беде. Но назвать Хэллетт авантюристкой или же ищущей приключения уж точно было нельзя.

- Меня не интересовал кулон, потому что обратилась она с весьма глупой болезнью. Я даже не вспомню, что это было. То ли несварение, то ли сыпь от съеденной где-то несвежей порции мяса. Но отличало ее от остальных, во-первых, поведение, точнее - воспитание, - Картер отложила письмо на стол, смотря на котел, который явно подсказывал о том, что зелье если еще не готово, то скоро определенно будет. - Во-вторых, достаточно дорогой внешний вид. Я лечу деревенских детей и их родителей. Поэтому запомнила леди в достаточно выделяющейся одежде. Кулон, скорее, дополнял наряд, - пояснила девушка, наконец переводя взгляд на американца и заканчивая свою мысль.

Она не понимала одного, точнее, никак не могла сообразить - что здесь делает. Изначально Йэн планировала прийти в будущее, чтобы излечиться и не допустить собственной смерти. Возможно, это помогло бы спасти дочь от участи, на которую она ее обрекла. Сбегая с Грегори, Тройэн знала все риски и соглашалась на них исключительно ради их общего ребенка. Конечно, материнский инстинкт в семнадцать лет - это глупость, о которой пишут в сказках. Но у Картер это было скорее долгом и честью. Благодаря воспитанию и отношениям с собственной матерью, она знала, как важно было сохранить что-то подобное и со своим ребенком. Все усилия, которые они прилагали с Грегори, были для будущего их семьи. Получается, что своей вероломностью они исключили из будущего самих себя. А дочь, бедную Кристалл, оставили в руках Картеров, а не Хэллеттов. Отец, может, не смог бы принять ребенка, но мать обязательно бы позаботилась, чтобы внучка не нуждалась ни в чем. Позволила ли Кларисса познакомиться ей с родителями Тройэн?

- Что случилось? Вы в порядке?
Девушка кивнула, задумчиво покусывая губы. Странная привычка, которая осталась с ней еще со времен экзаменов. Достаточно тяжело было сдавать их на восьмом месяце беременности, но Йэн старалась не подвергаться нервным стенаниям. Получалось плохо, но она предпочитала не вспоминать о последних месяцах жизни в замке.

- Я-то в порядке, мистер Чейз, - она вновь посмотрела на письмо. - Кристалл просит, чтобы Вы направились к ней, - осторожно начала Картер, выдергивая правильные мысли из того роя, который уже вот который час бьет и по нервам, и по общему состоянию девушки. - Не стоит заставлять ее ждать. Скорее всего ей необходимо удостовериться, что с Вами все в порядке. А я не хочу быть причиной волнения собственной дочери, - Тройэн посмотрела на котел, который аж стал выкипать. Генри подскочил, вовремя успевая потушить огонь. Чугунная крышка прижгла ей пальцы, когда она помогла молодому человеку снять ее.

- Я просто хочу посмотреть ей в глаза и удостовериться, что мистер и миссис Картер не сделали ничего дурного. Да, я видела фотографию, но это не совсем то. Она, конечно, узнает меня, но не будем вдаваться в детали. Вряд ли это еще хуже скажется на моем пребывании здесь, - заметила Йэн, все-таки отходя от стола и не мешая американцу заниматься своим делом. - Мне лучше после Вашего зелья, а после разговора с дочерью… станет еще лучше. Понимаю, что я буду для нее чужой, но нам необходимо узнать, что произошло к Грегори, - зацепившись за одну из более или менее разумных мыслей, Картер с волнением потерла ладонь о ладонь. Уговаривать незнакомца оказалась не в ее характере, но в данном случае только это и оставалось. - Даже если не найдем лекарство для меня, то я смогу передать информацию мужу, чтобы он остерегался причины своей смерти. Дочь должна иметь хотя бы одного кровного живого родителя… А не тех, кого она называет таковыми, - девушка надеялась, что Генри согласится, поэтому отошла к двери.

Возможно, она не до конца осознавала риск. Не знала, с кем столкнется, когда попытается разглядеть в Эми ту самую Кристалл, которую укачивает вот уже полгода. Тройэн на самом деле не сильно задумывалась о разумности своего решения. Сложно было говорить о чем-то логичном, когда она оказалась в 1981 году. При этом, в данном времени уже давно умерла. Странно было это осознавать, еще более странно - произносить вслух. Йэн даже задумалась о том, как будет рассказывать обо всем Грегори.

К счастью, американец не стал сильно противиться. Возможно, ему самому не хотелось заставлять ждать Кристалл, может, у него были свои причины. Но Чейз накрыл крышкой зелье и вышел первым из комнаты, предостерегая Картер быть осторожной. Учитывая, что она провела с этим молодым человеком не более, чем несколько часов, но уже успела привыкнуть к такому поведению.
Грегори, конечно, тоже пытался оставаться джентльменом, но все же давал больше свободы действий.

- Я так понимаю, что родители - это Картеры. Ни разу у них не была, поэтому, наверное, Вам стоит так же продолжать идти вперед, - рассеянно предположила Тройэн. За столько лет знакомства с мужем, она и правда ни разу не была у него дома. Даже не знала, как родители выглядят. Видела колдографии, но те вряд ли сошли бы за что-то более или менее ценное. Ибо Грегу там от силы было года четыре.

Дорога, впрочем, заняла не так уж и много времени. Йэн успела удивиться тому, что изменилось вокруг не так уж и много. Разве что атмосфера действительно стала другой, более хмурой, тяжелой. Даже, казалось, что воздух и тот стал куда гуще, чем в далеком 1960ом году.

Впереди показался большой дом, и Картер уже было слегка растеряла свою уверенность. Встретиться со взрослой дочерью еще куда ни шло, но знакомиться с родителями Грегори без самого Грегори. Да еще будучи мертвой вот уже два десятка лет.
Тройэн тем не менее не замедлила шаг, а поспевала за американцем, который точно знал, куда заворачивать, а где стоит идти прямо. Может, поэтому и остановилась на крыльце за его спиной. Чтобы не сразу столкнуться с Клариссой или же с Робертом. Вряд ли те бы узнали ее, но все-таки стоило подготовить хотя бы себя.
[NIC]Troian Carter[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/2M3nS.png[/AVA]
[SGN]we’ll walk through the darkness
still feels like the first day of my life

https://i.imgur.com/BNX1wcJ.gif
обула Милкович;
[/SGN]

+4

6

Дополнительно: 21 год;
Внешний вид: удобные джинсы, водолазка, волосы распущены;
Состояние: уставшее, взволнованное;
С собой: волшебная палочка.


Картер недолго лежала на полу после трансгрессии из Мунго. Зеркало уже было отложено в сторону, когда девушка наконец смогла обратить внимание на бессознательную подругу. Флорин не откликалась на призывы бабушки, и Хейзел взволновано оглядывала Эми.
Кларисса же уже подхватила француженку заклинаниями и увела в гостиную, не задавая лишних вопросов. Пожалуй, это было лучшее качество родителей. Они редко, когда действительно допытывались правды или причин тех или иных поступков Эми. Роберт помог ей встать, придирчиво оглядывая помятое платье.
- На лавку напали, сожгли, потом мы пошли в Мунго, - объяснила девушка, получая в ответ многозначительные кивки. Судя по тому, что и бабушка, и дедушка были одеты, значит, они собирались навестить ее. Странно, что это заняло у них столько времени, но Картер не хотела сейчас углубляться в то, что, в принципе, наоборот обернулось с лучшей стороны. Если бы они пришли раньше, чем началась атака на больницу, то так просто сбежать вряд ли бы получилось.
- Думаю, Фоули каким-то образом нас усыпила с Флорин, - поделилась Эми, поднимаясь на второй этаже.
О состоянии подруги она не переживала, потому что Кларисса знала свое дело. Пусть бабушка и сидела днями дома, но все-таки успевала делать что-то, что занимало все ее свободное время. Кажется, то были или зелья, или же травы, которые та коллекционировала в своем кабинете. К слову, наверняка там нашлось бы что-то от головной боли, разрывающей виски Эми вот уже который час подряд.
Роберт тем времени шел следом, внимательно слушая то, что рассказывала внучка. Скорее всего это нужно ему для ориентировки. Вряд ли дедушка отправится в Мунго дабы спасать невинных или, наоборот, порабощать их. Насколько Эми знала, он не придерживался взглядом Темного Лорда, как и не горел желанием работать на Орден Феникса. Официальным местом его работы считался собственный магазин, который осуществлял оборот темных артефактом на рынке в магической Европе. Иногда Роберт подрабатывал консультантом для Министерства Магии. В принципе, это укладывалось в нейтральную позицию Картера, хотя и заставляло внучку непонимающе пожимать плечами. Но, конечно, не ей судить, учитывая, что сама она спала с орденовцем, в то же время продавая зелья и добру, и злу. По крайней мере выручка была достаточной, чтобы не переживать из-за мук совести по поводу того, что кого-то из знакомых ранил ее отвар.
- Амбридж? Скримджер?
Картер отрицательно качнула головой, приваливаясь спиной к перилам лестницы.
- Лавку разгромила Разерфорд, в Мунго была она и Фоули. Очевидно, последняя все-таки работает с Пожирателями, не то чтобы это было для кого-то сюрпризом, - ответила Эми, желая поскорее забраться в душ и смыть с себя ужас прошедших суток. Она не спала, кажется, два дня, хотя не могла точно сказать. Взгляд по крайней мере было достаточно тяжело сфокусировать, что уж говорить о допросе, который устроил Роберт. Не особо понятно, зачем это было ему нужно, но внучка не привыкла задавать встречные вопросы тому, кто являлся для нее авторитетом.
- Не волнуйся, компенсация от Министерства Магии должна покрыть потери, - заверил дедушка, целуя ее макушку. - Да, прими-ка ты душ, а то запах гари по всему дому, - улыбнувшись, он поспешил вниз, в то же время извлекая из кармана артефакт.
Картер попыталась было подумать, что именно тот хочет сделать, но не стала утруждать себя еще и этим. Запах и правда стоял не шибко приятный, поэтому она поскорее скрылась в ванной.
Странно, конечно, что Министерство Магии должно покрыть потерю лавки. Скорее нужно было обращаться в банк, дабы там связались с соответствующим отделом, выяснили, существуют ли какие-то льготы для пострадавших от правительственных порталов. Хотя, грубо говоря, имущество Картер оказалась разорено не из-за них, а из-за Разерфорд. С другой стороны, можно выписать чек на организацию Пожирателей Смерти. У них была договоренность, которая теперь точно разрывалась, учитывая, что они уничтожили место, где Эми могла работать.
Душ не занял много времени, потому что нужно было еще связаться с Генри. Зайдя к себе в комнату, девушка на всякий случай воспользовалась еще духами, дабы перекрыть не столько запах, сколько ощущение после недавних суток.
Помимо того, что ей пришлось встретиться с живым Розье, колдовать с памятью МакДональд, сражаться с оборотнем, перевязывать Блэка, бежать от Разерфорд и так далее по накатанной, Эми еще и оказалась в самом центре захвата больницы Мунго. Она до сих пор не понимала, каким образом смогла сбежать.
Письмо получилось коротким, но достаточно четким. Картер была явно недовольна тем, что Чейз оказался в Англии, а узнала она об этом от Фоули. Если он приехал из Америки, чтобы проверить ее состояние, то мог бы воспользоваться банальной почтой. Ведь, скорее всего, он уже застал разрушенную лавку. Судя по логике, которой Генри любит пользоваться, следующим пунктом проверки будет ее квартира, а потом - Мунго. И Эми очень надеялась, что ошиблась в своих предположениях, поэтому послала два одинаковых письма. В лавку Рочестера и в лондонскую квартиру. Про себя решила, если не получит ответа в течение двадцати минут, то воспользуется камином и проверит рабочее место в Америке.
Отпустив сов с подоконника, Картер спустилась вниз, попутно намазывая руки кремом. Те то ли от стресса, то ли от яда Фоули, стали какими-то слишком сухими. Ла Рошель уже очнулась, пытаясь привести себя в порядок.
- Мы тут в безопасности. Я развесила артефакты против ауры Фоули, - заверила Эми, хотя Фло и сама это знала. Улыбнувшись в ответ, она осторожно поднялась. - Можешь сходить в душ, а потом отдохни у меня в комнате. Там свежо. И духи стоят на тумбочке. Поможет справиться с запахом гари, - Картер приобняла подругу, помогая ей дойти до душа.
Рядом появилась Хейзел, когда Флорин скрылась за дверью, и Эми тяжело вздохнула. После долгих сорока восьми часов последнее, что хотелось, - это окружать себя толпой, которой что-то от тебя нужно. Зеркало поблескивало на тумбочке у входа, когда эльфийка почти требовательно и по-матерински важно попросила Картер спуститься в столовую. Она бы и правда не отказалась от перекуса. Желательно с большим бокалом вина, дабы не сильно опьянеть и не терять из внимания минуты, которые она отсчитывала до ответа Чейза.
Оказалось, что аппетит вернуть было не так-то просто, поэтому Эми через силу глотала прожаренные куски мяса. Мыслями девушка была где-то в прострации, наверное, или уснув сидя, или все же пытаясь осознать все, что произошло. Еще бы чуть-чуть и, возможно, она бы осталась заточена в Мунго. Не смогла бы выбраться домой, связаться с Генри. Обрекла бы на волнение не только его, но и Сириуса, который отправился на поиски Питера. Предательство, убийство, спасение. В голове буквально творился полный кавардак, и вино не помогало успокоиться.
Мимо прошла Кларисса, следом прошел Роберт. Эми посмотрела на них, решая, что стоит поговорить. Извиниться за несколько месяцев, которые не была дома. Оказалась слишком занята Сириусом, которого бабушка не одобряла. Генри ей нравился больше, но то и было понятно. Правда это никоим образом не сказывалось на решении самой Эми.
Может, поэтому чувствовала себя такой виноватой, отправляя письмо из родительского дома и прося американца прийти сюда. Они не виделись с того прощания в июле и, честно говоря, встреча сейчас казалась абсурдной и невероятно лишней. Ему было лучше оставаться в Америке и не возвращаться туда, где опасность пряталась за каждым углом.
Постукивая пальцами по костяшкам, Картер допила вино, вставая из-за стола. Двадцать минут уже давно сменились получасом, а ответа так и не последовало. Бабушка принесла рябинную настойку, когда Эми попыталась расслабить напряженные мышцы шеи. Ей нужно было поспать, но молчание Генри не давало спокойно выдохнуть.
- Спасибо, - поблагодарила девушка, выпивая зелье залпом. Несколько минут и силы вновь вернутся, заставляя забыть о нехватке сна еще на десять-двенадцать часов. По-хорошему, нужно было сказать Сириусе о ее плане, но отвлекать было бессмысленно, учитывая, что герой, наверное, уже присоединился к команде спасителей. Эми раздраженно выдохнула, стараясь собрать себя воедино. Напряжение, недовольство и злость постепенно одолевали усталым сознанием. Нужно было или расслабиться, или постараться успокоиться. Но ни первое, ни второе не произойдет, пока Генри не перестанет подставлять себя из-за переживаний о ней.
Во всяком случае Картер надеялась, что рано или поздно это произойдет. К тому же в дверь наконец-то постучали, и девушка подхватилась с места. Благодаря настойке голова не закружилась, поэтому Эми быстро оказалась у входа.
Даже не додумалась для начала посмотреть в глазок или же приготовить волшебную палочку, чтобы, если что, защитить себя. Благо, на крыльце стоял Генри и какая-то девушка.
- Ты издеваешься? - первое, что произнесла Эми с облегчением и уже не таким раздражением, которое готовила несколько минут назад. Стоило оглядеть американца на предмет целостности и сохранности, она все же выдохнула, прижимаясь лбом к двери. - Сколько раз говорить, вот сколько раз? - больше из привычки, чем из необходимости пожаловалась девушка, обращая внимание на спутницу Генри.
Невысокая и не низкая, явно одетая в его куртку, ибо только Чейз носил такие. По крайней мере среди знакомых Картер. Выглядела она явно смятенной, может, удивленной, хотя это Эми нужно было удивляться и вопросительно смотреть на Генри. Не то чтобы они расстались недавно или она ревновала, но все-таки появляться на пороге родительского дома с новой девушкой?
- Здравствуйте, извините, не заметила Вас сразу, потому что какой-то американский эмигрант забыл свою осторожность у себя в Америке, - проворчала Картер, отходя от двери и приглашая обоих войти. Странное, конечно, чувство, но, опять же, разве ей судить? - Меня зовут Эми Картер, - объяснилась девушка, протягивая руку незнакомке.
- Только не говорите мне, что я оторвала вас обоих от чего-то очень важного, - не удержавшись, добавила Картер, смотря теперь уже на Чейза.

+4

7

Существовала лишь крохотная, почти незаметная надежда, что Тройэн останется в стороне, не станет читать и интересоваться посланием дочери, но он сам был виноват в том, что заинтриговал ее. Во-первых, сказал от кого послание, а во-вторых разжег неприязнь в девушке, сообщив не самую лучшую новость. Генри привык быть американцем, говорить прямо, не думать о чужом мнении, но воспитание тем не менее сдерживало некоторые его порывы. Если в Англии люди держались гордо, воротили носы и тщательно подбирали каждое слово, но в Штатах все было гораздо проще. Даже сами люди были проще - они легко общались, легко сходились и обменивались мнением, не было этой чрезмерной напыщенности даже в высших кругах. Успев повидать многое благодаря своей матери, которая обожала всякого рода приемы и встречи, Генри уяснил одного - в Америке обожали сходу обмениваться сплетнями и зачастую даже говорить что-то в лицо, в то время как в Англии многие старались улыбаться во время диалога, а затем унижать и втаптывать в грязь за спиной. И за все то время, что американец прожил в Лондоне, он успел привыкнуть к местному стилю общения, к манерам поведения, к ведению диалога. Поэтому он всегда тщательно подбирал слова, был вежлив и аккуратен, не наживая себе проблем, но иногда его бойкий и наглый нрав все же пробивались сквозь все эти ненужные правила поведения. Сложно было и работать, и помнить какие-то глупости. Наблюдая за клиентами, которые даже наедине с собой держались так, словно их вот-вот собирались короновать, Генри мечтал лишь об одном - не заразиться этими привычками. К счастью, в современном мире не все следовали старым правилам, что не могло не радовать.
- Я-то в порядке, мистер Чейз, - услышал он ответ Йэн, пристально смотря на нее, словно не доверяя простым словам. - Кристалл просит, чтобы Вы направились к ней. - Генри кивнул, прекрасно помня про приглашение. Это было естественно и логично. Неважно, как давно они расстались и что происходило между ними. Важно было убедиться, что она в порядке - и что он в порядке. - Не стоит заставлять ее ждать. Скорее всего ей необходимо удостовериться, что с Вами все в порядке. А я не хочу быть причиной волнения собственной дочери. - Чейз кивал почти машинально, при этом продолжая следить за зельем и вовремя успевая предотвратить небольшую катастрофу. Обычно ничто не могло отвлечь молодого человека от работы и ни одно снадобье не страдало, не портилось и тем более не убегало, но сейчас ситуация была специфической. При любом другом раскладе Генри бы давно уже был собран и сосредоточен, только вот в этот раз все было иначе. Он привык работать с людьми, которые улыбались ему в лицо и могли через полчаса уже говорить о нем же гадости, но за пределами лавки. Это было типичным поведением для многих местных, которые лишь носили вежливые маски. Поэтому Чейз и привык быть собранным, максимально серьезным и говорить по делу, как и всегда. Если кто-то желал пообщаться вне рабочее время - пожалуйста, но Генри всегда умел разграничивать отношения: работа, девушка, друзья, знакомые. У каждого было свое место. Даже будучи в отношениях с Эми, он не вмешивал ее свои дела и точно также не лез в ее. Незачем было мешать все в одно, лишь бы провести вместе лишние пару минут. Куда проще и приятнее было сперва закончить свой рабочий день, а потом насладиться уже более свободным общением.
Слушая Тройэн, Генри понимал, что она права. У каждого была своя правда и сейчас девушка говорила, как мать. Пускай совсем молодая, еще не опытная, но мать, которая только что узнала, что скоро умрет, а ее дочь останется в доме ненавистных людей. Генри сложно было понять чувства миссис Картер, ведь он сам, так или иначе, вырос в любви, хоть и в любви по разные стороны лестницы. Но его любила мать, любил отец, и родители хоть и не разговаривали, но были живы, жили под одной крышей и воспитывали его сами, никому не отдавая. У них, к слову, не было проблем с родственниками, а вот Йэн явно искренне переживала. Генри прекрасно понимал другое - тяжело представить Клариссу заботливым и любящим родителем, учитывая ее остро негативное отношение ко всем, в чьих жилах не течет чистая кровь. Он прекрасно помнил ее выражение лица до того, как она узнала статус его крови и после. Два совершенно разных человека, которые сошлись в одном теле.
Чейз понятия не имел, от чего умер отец Эми, а старшая миссис Картер вряд ли бы стала рассказывать об этом за чашечкой чая. Оставалось лишь догадываться, но любые предположения меркли с реальностью. Если эта женщина собственными руками приготовила зелье для невестки, могла ли она убить собственного сына за то, что он опозорил ее имя? Разумеется, Генри не собирался распространяться об этом. Ему хватало ума молча слушать Йэн и не перебивать ее, дабы не усиливать неприязнь в адрес свекрови. Ее решение наведаться в дом Картеров было вполне логичным и понятным, единственное он переживал, что Кларисса могла не оценить такого сюрприза и встретить их заклинанием похлеще Круциатуса. Однако Генри был уверен, что в присутствии Эми она ничего не станет делать.
Заглянув в глаза Тройэн и убедившись, что с ней все в порядке, Чейз все-таки подобрал со стола флакон с тем самым зельем, показывая что кладет его себе в карман, на случай если вдруг ей оно срочно понадобится, а его руки будут заняты.
- Напоминаю - будьте очень осторожны, миссис Картер, и не отходите от меня на улице, - предупредил и попросил Генри, понимая, что если он потеряет гостью из прошлого, добром это точно не кончится. Возможно иногда Чейз бывал чрезмерно резким и строгим, не давая свободы действий там, где это было необходимо, но если он переживал, то делал это искренне. Его забота могла проявляться не очень мягко, но была надежной и честной. Уже на выходе он подхватил свою куртку, накидывая ее на плечи Тройэн, объясняя это тем, что на улице достаточно холодно, чтобы бегать легко одетой.
- Я так понимаю, что родители - это Картеры. Ни разу у них не была, поэтому, наверное, Вам стоит так же продолжать идти вперед.
Они уже спустились вниз и направлялись в сторону нужного дома, поэтому Генри лишь кивнул, хоть сердце непроизвольно сжалось. Он не любил рисковать и предпочитал все обдумать десять раз до того, как что-то предпринять. Сейчас же он действовал больше спонтанно, чем логично, поэтому и корил себя за поспешные решения. Но он понимал, что времени было не так много. В портал он попал утром, а вернулся меньше чем через час в поздний вечер. Это говорило о том, что время здесь шло куда медленнее, чем в прошлом, значит у них были в распоряжении почти сутки, чтобы решить проблему. Но даже это не облегчало дело. Чейз понимал, что Тройэн сильно переживает, ведь она оставила дочь с матерью, а мужа - одного. Хотя Генри слабо понимал, почему ее супруг, чистокровный волшебник, не мог найти себе работу получше. Ведь возможностей была масса, в том числе и покинуть Англию. Неизвестно зачем он обрекал жену и малышку на голод и страдания, когда мог поступиться своим принципам и согласиться на что-то пусть даже не совсем честное, но оплачиваемое. Он ведь был волшебником и мог позволить себе применять магию в маггловском мире, если уж на то пошло. Не каждый мог просто взять и начать варить зелья или делать артефакты из ничего, но все с чего-то начинали и у большинства получалось. Была ли Тройэн счастлива? Генри даже мельком взглянул на девушку. Родить в восемнадцать лет и лишить себя всего - это сложно было назвать счастьем, если только не мечтать об этом с ранних лет. Но Йэн не была похоже на девушку, которая, родившись в богатой семье, мечтала бы прогибаться под тяжестью быта и несчастья. Возможно Генри сумеет помочь ей хотя бы выжить? И тогда может быть девушка решит исправить что-то в своей жизни и не спускать ее вниз по течению.
В раздумьях время пролетело быстро и незаметно, они успели подойти к дому Картеров, войти во двор и остановиться на крыльце. Генри лишь мимолетно оглянулся на девушку, словно спрашивая, точно ли она уверена, что хочет этого. Сам Чейз уже прикинул, что для него это шанс понаблюдать за реакцией миссис Картер и понять - прав он или нет. Если да, возможно он сумеет или выяснить, или - прости Мерлин, - покопаться в ее вещах. Последнее было, наверное, высшей степенью безумия и риска, ведь женщина была замужем за человеком, который работал с артефактами. А значит и защита на личных вещах должна была быть убийственной во всех смыслах.
- Не волнуйтесь, - шепнул он ободряюще, хотя и сам тревожно облизал губы, поворачиваясь к двери и стуча. Характер звук от него и почти мгновенно дверь распахнулась, являя им Эми - немного встревоженную, заведенную, неспокойную, но живую. Генри тихо выдохнул с облегчением, на мгновение даже забывая, что пришел не один. Первым порывом было обнять Картер, но он уже не имел права на это, поэтому лишь слегка, устало улыбнулся в ответ на своеобразное приветствие.
- Ты издеваешься? - Чейз лишь пожал плечами неопределенно. - Сколько раз говорить, вот сколько раз? - Генри проследил за ее взглядом, понимая, что Эми наконец увидела его спутницу и даже затаил дыхание. На мгновение ему показалось, что ситуация выглядела довольно-таки странной. Ведь по идее Эми не могла никаким образом узнать в этой девушке свою мать, а значит для нее она просто какая-то незнакомка, одетая в его куртку, которую он взял с собой и привел в дом к бывшей девушке. Слишком сложная английская схема. - Здравствуйте, извините, не заметила Вас сразу, потому что какой-то американский эмигрант забыл свою осторожность у себя в Америке. - Генри вздохнул, старательно не закатывая глаза. - Меня зовут Эми Картер.
- Я получил твое письмо и сразу же пришел, - отозвался он спокойно, но выговаривая каждое слово и отвлекая Эми от реакции Йэн на ее имя.  Давая понять, что он серьезен и не шутит. - Знакомый из Министерства сообщил мне, что произошло что-то странное, открылись какие-то порталы и все плохо. Естественно, я сразу подумал о тебе, но поймать тебя - невозможно. Не успел дойти до лавки, как...
- Только не говорите мне, что я оторвала вас обоих от чего-то очень важного.
Перебитый неожиданным заявлением, Генри внимательно посмотрел на Картер, словно ожидая, что она скажет, что это шутка. Стал бы он мчаться в Лондон, чтобы развлекаться с незнакомой девушкой, пока Эми возможно в опасности? Было бы желание, остался бы дома и нашел там кого поближе, а не вытаскивал девушку из прошлого.
- Кхм, - Чейз кашлянул в кулак, переводя взгляд на Йэн, словно ожидая разрешения. Та оставалась молчаливой и немного бледноватой. Пока что зелье действовало и бледность была скорее от стресса, нежели от отравления. - Я не успел дойти до лавки, - настойчиво продолжил Генри, смотря прямо в глаза уже Эми, - как мне пришлось побегать от Пожирателей, а потом оказаться в портале. И вот... - молодой человек перевел взгляд на свою спутницу, не решаясь представить ее самому. Это было странно и он явно не должен был вмешиваться. - И вот Тройэн пришла со мной из прошлого, чтобы воспользоваться некоторыми моими зельями и кое-что прояснить, - договорил он наконец, решив выбрать немного нейтральную позицию, чтобы не оказаться вовлеченным в резкий семейный конфликт. Конечно стоило храбро встать между ними, чтобы удержать обеих от резкой реакции, но Генри на самом деле немного потерялся - то ли ему держать Эми, когда она осознает, кто перед ней или же придержать Йэн, которая вскоре снова ослабнет. Одно он знал точно - отходить от девушек было нельзя. Поэтому Генри прикрыл входную дверь и провел ладонью по своей щеке, ощущая покалывание от щетины и хмурясь. - Это моя Эми, про которую я рассказывал, - Чейз все же обратился к Тройэн, нарушая неловкую паузу. - Она немного дерзкая, в ней сказывается Слизерин, - мягко добавил он, чуть улыбаясь слизеринке, которая за три года привыкла уже к его шуткам по этому поводу. Каждый раз, когда Эми превращалась из леди в воительницу, Чейз интересовался, чем их кормили на Слизерине и кто воспитывал, какие предметы преподавали и были ли котлы новыми. - Моя - условно, - пояснил он, обращаясь уже к Эми, - просто вышла небольшая путаница с фамилией, - добавил он, но не спешил пояснять сам, видя, что Тройэн уже готова говорить. Сжав пальцами зелье в кармане, он приготовился быть нужным любой из них, так как разговор явно не обещал быть приятным и радужным. А судя по всему, дома были и старшие Картеры, что еще больше напрягала обстановку.
[icon]http://funkyimg.com/i/2M3nR.png[/icon]

+3

8

- Не волнуйтесь.
Йэн бы с радостью не волновалась, расслабилась и просто попыталась быть тем, кем всегда была. Воспитанной, немного гордой, но все же человечной. В противовес миссис Картер, которая наверняка воспитала из ее дочери жесткую и лишенную всякой эмпатии девушку. Генри вряд ли мог справедливо оценить, насколько Кристалл похожа на мать или же на отца, иногда резко вспыхивающего от одного лишь неверного слова. Тройэн была уверена, что это не особенность характера, а воспитания, которое привили ему с детства. Она, конечно, любила мужа, но не замечать отрицательные качества человека рядом - глупое занятие. Нужно было видеть и сильные, и слабые стороны одновременно, чтобы по-настоящему ценить и уважать партнера.

Правда эта уверенность в собственных решениях не всегда помогала. Сейчас Картер стояла за спиной мистера Чейза. Немного нелепо, совсем не так уже отважно, как около получаса назад. Мать, пришедшая объясниться с дочерью, но незнающая, с кем собирается иметь дело. Маленькая Кристалл капризничала, оставаясь ребенком, а взрослая Эми могла и попросить уйти. Но даже и этого бы хватило, чтобы разобраться в том, что с ней сделали.
Американец уже постучал в дверь характерным стуком. Наверное, их и правда связывали крепкие взаимоотношения, раз даже в таком простом жесте присутствует что-то личное. Если бы Тройэн познакомилась с молодым человеком в своем времени, наверняка они бы нашли общий язык. Хотелось порадоваться за дочь, но, учитывая, тон, с которым Генри упоминал о Кристалл, делать этого не стоило.

Дверь открылась быстро, словно кто-то стоял с другой стороны и ожидал гостей. Хотя они и не отправляли никакого письма в ответ. Возможно, это тоже обуславливалось уже устаканившемися отношениями дочери и американца. Тройэн могла только догадываться. Или Генри постоянно приходил к ней домой, или Кристалл всегда его ждала. Ей бы хотелось предположить и первое, и второе, но волнение от предстоящей встречи сбивало с нужных мыслей.
Девушка, оказавшаяся на пороге и тут же обратившаяся к молодому человеку, выглядела, мягко говоря, уставшей. Тройэн даже выглянула из-за американца, чтобы разглядеть ее получше. Странно, но она не учла тот факт, что Кристалл будет старше ее. Всего лишь на несколько лет, однако, с первого взгляда это было отчетливо видно. Начиная от глаз и заканчивая движениями, таких манерных и аккуратных, Йэн не видела в дочери ничего знакомого.

- Здравствуйте, извините, не заметила Вас сразу, потому что какой-то американский эмигрант забыл свою осторожность у себя в Америке.
Перехватив ее взгляд, девушка медлила. Хотела посмотреть, узнает ли ее дочь, поймет, кто ли она такая. Конечно, наверное, на колдографиях Йэн выглядела точно так же. Грегори должен был обзавестись некоторыми, хотя она и не помнила, фотографировались ли они когда-либо. Точно была фотография со свадьбы, но она хранилась у них дома. Была прикреплена к зеркалу, даже не спрятана от солнечных лучей. А вот больше, кажется, они и не задумывались об этом. Запечатлевать тяжелый период жизни мало, кто хотел. Наслаждаться воспоминаниями, пусть и спустя года, наверняка было не так-то просто, как любой романтичной натуре могло показаться.

- Меня зовут Эми Картер.
Йэн посмотрела на протянутую руку. Тонкое запястье, аккуратные пальцы, хотя и кое-где видны следы от ожогов. Почему она от них не избавилась? В этом девушке захотелось увидеть себя. Не шибко приученную к колдовству и не особо чурающуюся недостатков, ставших скорее напоминанием о чем-то серьезном, чем плохом. Удержав себя от изучения шрама, Тройэн мягко пожала ее руку. Даже не обратила внимание на имя, которое все-таки подходило незнакомке. Это не ее Кристалл. Кристалл бы никогда не была такой уставшей. Она бы позаботилась, чтобы дочь получила все только самое нужное и лучшее. Такая жизнь явно не подходила для нее, учитывая, что помимо внешних увечий, она еще и переживалась о чем-то внутри. Это было видно и по тусклому взгляду, и по синякам под глазами.

Картер ничего не ответила и не спешила представляться. Жадно изучала лицо дочери, не понимая, как она не узнает ее. Почему Кристалл не видит в ней родственную душу? Неужели они не похожи? В голове все представлялось совсем подругу: дочь бы сразу ее узнала, обрадовалась встречи, не стала бы размениваться на лишние слова, которыми сейчас они обменивались с американцем.
Возможно, Тройэн многого хотела. Кристалл выросла без родителей, она не подготовлена к такой встрече и наверняка устала. Дом, в котором они уже стояли, навевал не тоску, а уныние. Прохладное и склизкое чувство, разбредающееся по всему телу и мешающее успокоить сбившееся от волнения дыхание. Наверное, поэтому Грегори отказывался ее сюда приводить. Йэн и сама не горела желанием знакомиться с теми, кто отвергал даже упоминания о ней в письма. Первое время обижалась, чувствовала себя неполноценной, мелкой, недостойной. Искала изъяны в себе, сомневаясь, видели ли родители Грега ее на фотографии или просто решили пойти наперекор решению сына. Со временем осознала, что проблема скорее в предрассудках, чем в чем-то реальном. Человек, погрязших в них, не мог принести ни радости, ни удовольствия от общения с ним. Тогда Тройэн успокоилась и решила, что навязываться людям не стоит. Теперь же она стояла в их доме, определенно не по приглашению и не с самыми добрыми намерениями.

- Только не говорите мне, что я оторвала вас обоих от чего-то очень важного.
Она даже обратила внимание не на тон, сколько на выражение лица. Оно не изменилось, что, наверное, пугало сильнее, чем внезапная ревность. Как много в ее дочери от Картеров и как мало от них с Грегом? Уже по осанке, первым словам и поведению Тройэн бы с горечью предположила, что старшие Картеры постарались на славу. В каком году девочка оказалась у них, и почему жизнь уготовила ей не счастливое детство в Бирмингеме, а странное соседство в этом доме?
Йэн оглянулась вокруг себя, пытаясь зацепиться взглядом хотя бы за что-то, что покажется ей уютным и не слишком чистокровным. Невероятно чисто, просторно, вычурно. В другом конце коридора ходила эльфийка, старательно перенося какие-то вещи. Картер не подумала о том, что в доме наверняка будут и Кларисса с Робертом. Хорошо, что их пока не было видно.

- И вот Тройэн пришла со мной из прошлого, чтобы воспользоваться некоторыми моими зельями и кое-что прояснить.
Генри упомянул ее имя, и девушка посмотрела на свою дочь. На ребенка, которого около часа назад укладывала в корзинку и оставляла у матери, а теперь нашла в совершенно чужом доме. Почему она ее не узнала? Хотелось обидеться, недовольно развернуться и уйти. Сделать все, чтобы выжить и не допустить такого развития событий ни при каких условиях.
Кристалл посмотрела на нее в ответ. Угадала ли, попыталась ли узнать в ней ту, от кого когда-то не могла далеко находиться? Рука не произвольно дрогнула то ли для того, чтобы прикоснуться, то ли - отойти подальше. Надежда на то, что мать тут же узнает дочь и воспылает родительской лаской к незнакомке, осталась красивой иллюзией.

- Это моя Эми, про которую я рассказывал. Она немного дерзкая, в ней сказывается Слизерин.
Тройэн кивнула, не став ничего на это отвечать. Хотя на языке уже крутились несколько слов.
- Скорее Картеры, - все же не сдержалась девушка, понимая, что все ее мечты о хорошем будущем разбились о проклятое отравление, о котором она даже не подозревала. Кристалл, очевидно, ввела в смятение манера речи, которую американец использовал. Тройэн же оставалась стоять особняком, жалея, что пришла сюда в одиночестве. Конечно, Грегори мало бы как смог изменить ситуацию, но с ним явно было спокойнее.

- Меня зовут Тройэн Картер, - наконец представилась она, чувствуя себя крайне недовольной. Столько упущений и боли они с Грегом пережили, чтобы теперь обнаружить дочь в лапах его родителей? И это называется «вместе навсегда»? Возможно, стоило бы вести себя осмотрительнее, рассудительнее, но времени не хватало ни на что. - Я бы хотела переговорить с миссис и мистером Картер, - продолжила Йэн, потерев ладонь о ладонь. Зелье стало слабеть, и она чувствовала это по состоянию, которое начало ухудшаться. Сначала зрение, потом слух. Уже привыкшая к этому, девушка стала глубже дышать, вдыхая воздух через нос.

- У меня не так много времени, нужно вернуться в портал, пока Грегори не обнаружил мою пропажу, - пояснила она, замечая смущение или же непонимание дочери. - Но прежде чем я задам пару вопросов его родителям, меня интересует лишь одно: неужели ты не знаешь, как выглядит твоя мать? -  слишком быстро высказала то, что крутилось на языке все это время. Как Кристалл могла не узнать в ней, ту, кто когда-то был едва ли не самым близким человеком?
- Поверь, я знаю, что все это выглядит абсурдно, - Тройэн развела руками, имея в виду ситуацию, в которой они оказались. - Но куда еще нелепее тот факт, что дочь не узнает свою мать, Кристалл, - кажется, все-таки держать себя в узде оказалось не так уж и легко. Да и не было на то времени.

- Генри, можно мне, пожалуйста, зелье? - попросила она, чувствуя себя неловко в большой куртке американца. Вокруг стало слишком душно, а дочь, якобы воспитанная по всем правилам и канонам чистокровного общества, продолжала держать гостей в коридоре.
[nick]Troian Carter[/nick][status]muggleborn to die[/status][zvanie]<lz><a href="http://allgenerations.rusff.ru/viewtopic.php?id=1331#p121960">Тройэн Картер</a></lz> <span><a href="http://allgenerations.rusff.ru/viewtopic.php?id=314#p24739">хронология</a></span> <span><a href="http://allgenerations.rusff.ru/viewtopic.php?id=314#p24740">отношения</a></span>[/zvanie][icon]http://funkyimg.com/i/2M3nS.png[/icon][sign]we’ll walk through the darkness
still feels like the first day of my life

https://i.imgur.com/BNX1wcJ.gif
обула Милкович;
[/sign]

+3

9

[indent] - Знакомый из Министерства сообщил мне, что произошло что-то странное, открылись какие-то порталы и все плохо. Естественно, я сразу подумал о тебе, но поймать тебя - невозможно. Не успел дойти до лавки, как...
Эми хотела бы знать, что за знакомый у Генри был в Министерстве Магии и зачем ему сообщать что-то американцу. Она всегда выступала за разумность и обоснованность поступков, что, в общем-то, и объединило их с Чейзом. Конечно, отправной точкой знакомства было зельеварение, а потом уже все остальное. Но именно привычка сначала думать, а потом делать заставила Картер увлечься им.
Разрыв в июле, по сути, произошел неожиданно. Эми решила во что бы то ни стало найти Сириуса, а Генри взять инициативу в свои руки. Она могла бы и ответить ему согласием, ведь ничего этому не мешало. Одно лишь «да», и она бы уже находилась далеко от этого ужаса, который продолжался уже вторые или третьи сутки. Американцу не пришлось бы оставлять свои дела и мчаться туда, куда собственно не стоило ни в коем случае возвращаться. И не потому, что Картер не смогла переступить через себя, а потому, что в Англии банально было опасно.
[indent] - Я не успел дойти до лавки, как мне пришлось побегать от Пожирателей, а потом оказаться в портале. И вот...
Она вздохнула, поджимая губы и стараясь выслушать его до конца. Уже начало не предвещало ничего хорошего. Эми понимала, что ассоциируется с лавкой, в которой в принципе работает и живет, но если бы Генри понимал, куда вмешивается, то поступил бы по-другому. Связался с ней с помощью камина, отправил сову или же Патронуса. Рисковать собственной жизнью только лишь для того, чтобы проверить собственные опасения, было настолько же глупо, как приходить к ней домой и пытаться объясниться. Картер, грубо говоря, права не имела отчитывать его, хотя и пыталась уговорить совесть, что все в порядке. Странное чувство по отношению к спутнице Чейза - это лишь переживание за друга, а не ревность по отношению к бывшему молодому человеку. Она ведь умела сохранять дружбу с теми, с кем не получилось быть вместе.
И если Пожиратели Смерти - это еще объяснимо, то порталы… Эми слышала о том, что Марлин и Доркас спаслись, что пришли путешественники во времени. Своими глазами она видела только Эвана Розье. Смотреть же на Генри и понимать, что он не просто приехал из Америки, но еще и переместился во времени, а потом вернулся обратно было достаточно сложно. Мало того, что мог погибнуть, так еще и застрять в каком-то времени, как и Гарри из будущего.
[indent] Картер коснулась ладонью руки Чейза, предлагая ему обернуться вокруг себя, чтобы она рассмотрела, все ли с ним в порядке. Увечий особо не было видно, не считая усталости и нескольких царапин на лице. Девушка качнула головой, избавляя себя хотя бы еще от этого переживания. С Блэком всегда приходилось сначала изучать его внешний вид, потом залечивать, а с Чейзом такого не происходило. Это было и в нем уникально. Уникально и правильно, потому что с ним было безопасно. Чувство вины, пусть и прошедшее за несколько месяцев совместной жизни с Сириусом, вновь напомнило о себе с новой силой.
[indent] - И вот Тройэн пришла со мной из прошлого, чтобы воспользоваться некоторыми моими зельями и кое-что прояснить.
Тройэн.
Эми посмотрела на девушку рядом. Оказывается, она продолжала изучать ее, хотя Картер не сразу и заметила. Слишком задумалась о том, что произошло с американцем и как это исправить. Чувствовала себя виноватой из-за того, что связалась с ним, а потом оставила в одиночестве. Пришлось отступить чуть в сторону, чтобы рассмотреть Тройэн.
Странное имя.
Точнее, слишком простое, слишком маггловское. Наверное, всему виной ассоциации, которые сразу же всплывали в голове Эми, стоило услышать что-то, что так или иначе связано с родителями. Заламывая пальцы, дабы размять и одновременно с этим занять их чем-то, Картер непонимающе смотрела на девушку. Даже слегка нахмурилась, замечая, что та не особо довольна чем-то. Кажется, она даже не представилась.
[indent] - Это моя Эми, про которую я рассказывал. Она немного дерзкая, в ней сказывается Слизерин.
Картер было непривычно было слышать, как кто-то говорит о ней в третьем лице. Но это заведомо сделало ситуацию еще сложнее.
Моя.
- Скорее Картеры.
Эми усмехнулась, принимая явно не слишком дружелюбную позу. Отошла даже на шаг назад, смеряя взглядом гостью. Кто-то заявился в дом ее родителей без приглашения, так еще и выражается в их адрес в негативном ключе. Девушка вопросительно посмотрела на Генри, особо не понимая, что происходит. Помимо того, что спутницу зовут Тройэн, и она пришла из прошлого, Эми ничего не знала. К тому же, зачем американцу все усложнять?
[indent] - Моя - условно, просто вышла небольшая путаница с фамилией.
Картер не стала реагировать на это, решая, что это приведет лишь к очередным выяснениям отношений, которые абсолютно не укладывались в существующую ситуацию. Стоять перед девушкой, явно настроенной негативно, и обсуждать, кто и чей было не так уж и правильно.
- Какая путаница с фамилией? - пришлось все же скрестить руки под грудью. Тяжелый день, к несчастью, приходом Генри заканчиваться не хотел. Эми посмотрела на часы, замечая время. Еще немного и ее терпение все-таки окажется на гране срыва.
- Меня зовут Тройэн Картер.
Замерев с пальцами, прижатыми к виску, она перевела взгляд на незнакомку. Потом посмотрела на Генри, а потом снова не девушку, пришедшую с ним.
Тройэн Картер.
Вряд ли стечение обстоятельств могло сложиться подобным образом. Абсурд не укладывался в ее голове. Эми изучила гостью с ног до головы, вновь и вновь пытаясь сопоставить то, что услышала, с реальностью. Она знала только одну Тройэн Картер. Точнее, как знала, слышала о ней. Магглорожденная волшебница, окончила Хаффлпафф, влюбила в себя Грегори Картера, забеременела и сбежала вместе с ним. Кажется, умерла от какой-то маггловской болезни, а потом заразила и отца. Может, навела порчу, заставляя его умереть вместе с ней. Эми слышала достаточно рассуждений и теорий, чтобы выловить из них единственно важный факт - оба ее родителя умерли.
[indent]- Я бы хотела переговорить с миссис и мистером Картер.
Картер вскинула брови, внимательно смотря на Чейза. Не на девушку, пришедшую к ней в дом и что-то требуя, а на человека, который ее привел. Мало того, что это было невоспитанно и совершенно неприемлемо, так еще и время было подобрано не совсем подходящее. В другой день Эми, может, и попыталась вести себя так, как нормальная хозяйка, но сегодня она уже достаточно уступала.
- Не думаю, что это хорошая идея, - кратко ответила девушка, даже не смотря в сторону матери. Матери. У нее никогда ее не было. Мама - это что-то специфическое, не родное и совсем не про Эми Картер. Она никого не называла так, да и сама не спешила становиться той, кому придется за кем-то ухаживать. Все ассоциации с материнством были негативные, а настроения в обществе вокруг только укореняли мысли девушки.
- У меня не так много времени, нужно вернуться в портал, пока Грегори не обнаружил мою пропажу.
Эми повела плечом, чувствуя себя явно в странном положении. Помимо того, что мать живая, оказалось, что еще и отец тоже где-то дышит.
- Но прежде чем я задам пару вопросов его родителям, меня интересует лишь одно: неужели ты не знаешь, как выглядит твоя мать?
Она усмехнулась. Усмехнулась так, как давно этого не делала. Едко, зло, крайне недовольно. Даже сжала пальцами локоть, силясь остановить себя. Нервы сдавали, оголялись и не позволяли спокойно выдохнуть напряжение.
- Поверь, я знаю, что все это выглядит абсурдно, но куда еще нелепее тот факт, что дочь не узнает свою мать, Кристалл.
Она отвернулась. Отвернулась туда, где не было бы видно этой женщины. Матери, так называемой. Мамы, которая никогда не была рядом, но появилась на пороге чужого дома с претензиями. Не с объяснениями или же вопросами, а ясно недовольными замечаниями.
[indent] - Меня зовут Эми, - ответила девушка, выпрямляя плечи. Так было легче разговаривать, чувствовалась хоть какая-то уверенность и опора. Генри, некогда всегда остававшийся человеком, на котором можно было положиться, теперь оказался тем, кто привел в ее дом змею. Самую настоящую змею, ставшую раздором всей семьи. Слабак отец, который не смог противостоять Амортензии или какому-либо еще зелью. Ненормальная мать, высказывающая претензии не в тот адрес. - Куда еще нелепее тот факт, что Вы заявляетесь в чужой дом, переходите на личности и считаете, что имеете какое-либо право говорить со мной в таком тоне, мисс, - выглядела Тройэн и правда младше нее. Сколько ей было? Судя по внешнему виду, не больше двадцати.
Эми посмотрела на девушку, а потом перевела взгляд на Генри.
- Зачем ты привел ее сюда? - один вопрос, наверное, достаточно легкий, чтобы сразу же ответить на него. Но американец уже передал какое-то зелье Тройэн, а та незамедлительно его выпила. - Что это? - тут же задала следующий вопрос Эми, не собираясь выслушивать больше ничего, что не походило на необходимые ей ответы. - Ты уверен, что это она? Чем ты вообще думал, когда решил показать ей этот дом? Вдруг она работает на Лорда? Вдруг это все ловушка, в которую иностранец так легко попал? - Картер заметила изменение в поведении названной матери.
[indent] Если бы она начала разговор нормально, при этом не переходя на личности, Эми бы так не отреагировала. Возможно, даже бы выслушала. Но Тройэн повела себя именно так, как это описывала Кларисса. Бабушка продолжала повторять, что грязнокровка не воспитана и не знает ни чувства такта, ни представляет никакого толка. Эми была бы рада, если та оказалась неправа, но гостья своим же поведением уверяла ее в обратном.
- У меня нет матери, мисс… миссис Картер, - девушка неуверенно посмотрела на Йэн. Выглядела она крайне жутко. - Вы пришли отравить весь дом своей болезнью? Отомстить так мне и моим родителям? - продолжала давить Эми, хотя и понимала, что добром это не кончится. Успела подхватить Тройэн под руку, когда та начала оседать.

+3

10

Не стоило ждать, что девушки резко, словно по волшебству найдут общий язык, сядут на диван и поговорят по душам. Генри не питал пустых иллюзий и уж точно не рассчитывал, что все это безумие завершится в один миг. Конечно, глубоко в душе теплилась надежда, крохотная и совсем маленькая, что Эми и Йэн сумеют поладить с первых же мгновений, но очевидно миссис Картер была задета слишком сильно, а Эми, как и всегда, среагировала чутко, вставая на защиту семью. Он понимал ее, ведь Картеры воспитали ее, вырастили, любили, баловали, они даже не запрещали ей заниматься любимым делом, хотя любая другая семья, претендующая на идеальную репутацию, давно бы уже устроила девушке брак по расчету, чтобы отмыться от позора, которого они так боялись и сторонились. Но Генри хорошо знал свою Эми, которая всегда была добрее любых этих высокомерных и чопорных дам, которые только и делали, что хамили и язвили. Картер выделялась на их фоне своим необычным характером, любовью к свободе и независимым мнением, которое формировала себе сама, никого не слушая.
- Зачем ты привел ее сюда?
Сложно было отвечать на этот вопрос, не имея при этом полноценного ответа. Мог ли он прямо сказать, что подозревал Клариссу в том, что она отравила Тройэн, бросила ее умирать? У него не было достаточно данных, информации, чтобы выдвигать обвинения и Чейз был не тем человеком, что это делать. Он молчал и наблюдал за происходящим, хотя и хмурился, видя недовольство обеих девушек. Идея прийти сюда уже не казалась такой удачной и продуманной. Нужно было изначально отговорить миссис Картер от этого, чтобы она не переживала и не нервничала, но что-либо изменить не представлялось возможности. К сожалению, сейчас оные были ограничены и тратить время на исправление таких ошибок не было.
- Генри, можно мне, пожалуйста, зелье?
Чейз мгновенно сунул руку в карман, извлекая склянку и аккуратно потряс ее, пробуждая снадобье внутри.
- Что это?
- Противоядие, - коротко ответил Генри, взмахом артефакта материализуя стакан и наполняя его небольшим количеством воды. Капнув несколько капель, американец слегка взболтнул все это дело, протягивая посуду девушке из прошлого.
- Ты уверен, что это она? Чем ты вообще думал, когда решил показать ей этот дом? Вдруг она работает на Лорда? Вдруг это все ловушка, в которую иностранец так легко попал?
- Ты считаешь, что я наивный идиот? - уточнил Чейз, поднимая глаза на Картер, которая, пожалуй, впервые усомнилась в нем, в его здравом смысле и способности рассуждать. - Считаешь, что раз я не владею заклинаниями на высшем уровне, то не способен отличить иллюзию от реальности? - поинтересовался американец спокойно, но было видно, что он недоволен поставленным вопросом. Ни разу в жизни, ни разу за эти три года Эми не сомневалась в нем. Что бы он ни делал, она всегда ему доверяла и была уверена в его действиях и решениях. Конечно, открытые порталы несли хаос и смятение в людей, которые до сих пор не были знакомы с подобным и не сталкивались с этими феноменами, но это не означало, что такого быть не могло. Генри и сам с трудом сумел поверить в реальность происходящего, ему пришлось заставить себя осознать это, видя перед собой молодую мать Эми и саму малышку, которая даже говорить не умела.
- У меня нет матери, мисс… миссис Картер. Вы пришли отравить весь дом своей болезнью? Отомстить так мне и моим родителям?
Генри отшатнулся. Его словно самого ударили по лицу этими словами.
- Отравить дом болезнью? - уточнил он, не веря, что Эми позволила себе в таком тоне говорить с незнакомкой. Пускай это была родная мать, которая пришла из прошлого, но она была чужим-родным человеком. - Она отравлена, Эми, - в голосе Генри прорезались отчасти даже стальные нотки негодования. - Зрение, слух, помутнение. Это симптомы серьезного, смертельного отравления. Именно от этого она и умрет, - добавил он, смотря в глаза слизеринке, но почти сразу придержал Тройэн с другой стороны, аккуратно сажая ее в кресло и придерживая второй рукой стакан. Капнул еще несколько капель, добавил меньше воды, а потом добавил еще зелья, взболтал, слегка подогрел палочкой и протянул девушке, заставляя выпить полностью. - Сделайте глубокий вдох, миссис Картер, - попросил он, хмуро наблюдая за тем, как меняется цвет ее лица. - Я шел по улице, искал тебя, - Чейз перевел взгляд на слизеринку, смотря ей прямо в глаза. - Оступившись, я упал в портал, но моей последней мыслью было "Картер в смертельной опасности". И возможно благодаря этому я попал в 1960 год и оказался на пороге маленького дома. Где встретил ее, девушку с ребенком, которая жила в нищете, прогибаясь и берясь за любую работу, чтобы прокормить ребенка и себя, - Генри говорил ровным голосом. - Я бы ушел, ничего бы не предпринял, если бы не понял, что она смертельно отравлена. А сопоставляя это с тем, что твоя мама умерла очень давно, двух мнений быть не может. Она отравлена ядом магического происхождения, - Чейз коснулся ладонью плеча Тройэн, наблюдая, как ее дыхание постепенно выравнивается и она приходит в себя. Теперь он понимал, что переход через портал возможно усилил действие яда, возможно стоило оставить ее в ее же времени и самому найти ответы на вопросы, но возможно они успеют найти и отравителя, и состав яда и приготовить противоядие. - Миссис Картер, дышите глубже. У нас есть время. Кристалл в безопасности, мистер Картер пока еще не станет Вас искать, у нас по-разному течет время, - успокаивающе произнес Чейз, чувствуя себя крайне неловко. Он ни разу в жизни не оказывался в столь странной и неприятной ситуации, когда надо было выбирать сторону. Если бы Генри сам не видел то место, где жила Йэн, если бы он сам не узнал, как ей приходилось выживать, то он несомненно встал бы на сторону Эми, не веря незваной гостье. И, конечно же, он понимал чувства слизеринки, которая воспитывалась бабушкой и дедушкой, которые, в свою очередь, наверняка постарались на славу, чтобы единственная наследница даже и не думала искать правды о родителях. - Ты даже не слушаешь ее, Эми, - с укором произнес Чейз. - Ты не даешь ей шанса объяснить ситуацию потому, что веришь тому, что тебе сказали, - добавил он, подразумевая Клариссу. И он, и сама Эми прекрасно знали мнение ее бабушки о магглорожденных и магглах в целом, поэтому неудивительно, что у слизеринки сформировалось совершенно непристойное мнение о собственной матери. Ведь больше некому было рассказать ей о Тройэн. Откровенно говоря, Генри едва сдержался, чтобы не добавить более обидные слова касательно Сириуса Блэка. Если бы он привел Тройэн в дом Эми, та бы не только выслушала мать, но и обняла бы своего гриффиндорца в знак благодарности, что он вернул ей маму. Но вот почему-то у Генри не получалось быть таким героем в сияющих доспехах, который нес покой и счастье.
Прикусив язык, Чейз отвел взгляд, стараясь погасить внутри себя неприятное чувство ревности. Ему дико не хотелось терять лицо и выглядеть слабым и несчастным, не сумевшим удержать любимую девушку потому, что она бросилась в объятия другого, чтобы поддержать его и встать на его сторону. Конечно, гриффиндорский герой наверное был куда лучше с риском и авантюрами, чем спокойный американец. Он хотел как лучше, пытался помочь человеку, который умирал. Рисковал своими отношениями с Эми - последними их крупицами, чтобы спасти жизнь молодой невинной девушки, которая ничего не успела ни повидать, ни сделать. Ему хотелось взмахом палочки решить эту проблему, но магия не всегда все могла. Генри вообще ни на что не имел права - тем более там нагло вмешиваться в чужую жизнь, в жизнь Эми, в жизнь ее матери, ее семьи. Имел ли он право? Мог ли рушить весь их мир, желая всего лишь помочь? Но ведь на кону была человеческая жизнь. Жизнь молодой девушки. Генри никогда не умирал и даже не был на грани смерти. Он понимал, что это неизбежно и умрут все - рано или поздно. Но благодаря возможностям, благодаря магии, зельям, артефактам - жизнь можно продлить, можно чуть подольше задержаться в этом мире, не тратить время на глупые распри и ссоры. Жизнь слишком коротка и надо каждый миг проводить с дорогими людьми, дарить им любовь и тепло, не требовать ничего взамен. Заботиться о близких. Разве важно, какая кровь текла в жилах Йэн? Было ли важно ее происхождение? Она умирала. Умирала на глазах у собственной дочери, которая с сомнением, недоверием смотрела на нее. Которая была пропитана другим, иным воспитанием. Разве этот ее Блэк не повлиял на нее положительно? Не раскрыл ей глаза на то, что все равны? Не он ли показал ей, что у всех кровь одного цвета? Сам Генри тоже приложил к этому руку. Его отношение к магглам и магглорожденным всегда было дружелюбным, лояльным. Ему было неважно происхождение, неважен статус или положение в обществе. Сколько раз они с Эми оказывались среди магглов, с которыми находили общий язык, которым помогали своими зельями под видом лекарств. Генри снова отвел взгляд и заметил на лестнице Флорин, которая смотрела на них совершенно спокойно, но с неким любопытством. Однако задерживаться она не стала и скрылась на втором этаже. Время было позднее и скорее всего девушки вернулись сюда, чтобы передохнуть, поспать, а потом, утром, действовать возможно. Чейз и так чувствовал себя не в своей тарелке, что заявился в чужой дом с нежеланной гостьей, так еще и сделал это поздним вечером, когда все правила приличия были нарушены. Он мог, конечно же, извиниться и уйти, уводя с собой Йэн, но они уже пришли, уже переступили порог дома Картеров и теперь Генри должен был выяснить, верны ли его подозрения или же он просто накрутил себя, имея не самое точное представление об отношениях в этой семье. По правде говоря, ему стоило воздержаться от каких-либо разговоров, но тон Эми и ее резкий выпад заставили его нахмуриться и задуматься. Не такой он ее оставил в июле и не такой она была с ним. Что могло произойти за это время, пока он отсутствовал? Неужели она в самом деле верила тому, что ей рассказали о ее матери? Неужели она на минуту не допускала мысль, что это ложь? Генри с легким разочарованием взглянул на слизеринку и аккуратно взболтнул зелье, опускаясь на одно колено подле кресла, в котором сидела Йэн, готовый помочь ей и напоить еще снадобьем, если этого будет мало.
[icon]http://funkyimg.com/i/2M3nR.png[/icon]

+3

11

- Меня зовут Эми. Куда еще нелепее тот факт, что Вы заявляетесь в чужой дом, переходите на личности и считаете, что имеете какое-либо право говорить со мной в таком тоне, мисс.
Тройэн чувствовала, как сознание постепенно покидало ее. Темные пятна перед глазами расплывались в лужи, а в ушах стоял гулкий шум. Она слышала, что говорила Кристалл, хотя лучше бы это было не так. Пальцы вцепились за тумбочку у входа, пытаясь найти в ней опору и удержаться на ослабших ногах. Такой резкой смены состояния у Картер еще не было. Она потеряно посмотрела на Генри, будто бы он смог помочь. Он и сам оказался обычным путешественником во времени, особо не разбирая, как работают порталы и зачем они вовсе нужны. Единственное, что Йэн пока не знала, как течет время в прошлом и будущем. Час для нее - это сутки для Грегори или же наоборот? Девушка бы все отдала, чтобы это сыграло ей на руку.

Американец протянул ей стакан с водой. Кажется, в него он успел добавить и зелье. Она не заметила, слишком доверчиво сразу делая первый глоток. Вряд ли оно поможет забыть то, что происходит в доме Картеров, но хотя бы даст возможность ровно стоять на ногах.
Кристалл обратилась к Генри, особо не разбираясь, что происходит. Тройэн бы списала все на шок, но слыша тон и наблюдая за резкими движениями, понимала, что опоздала. Как минимум на двадцать лет, на которые оставила малышку в одиночестве в руках родителей Грегори. Сама, возможно, оказалась слишком резка, но не ожидала, что и Кристалл ответит ей тем же. Крайне яростно она защищала тех, кого считала семьей. Наверное, это было хорошим знаком, ведь только воспитанный и искренний человек будет стоять горой за тех, кого уважает и ценит. Только почему это неприятная тягучая боль в сердце не давала ей порадоваться?

- Ты уверен, что это она? Чем ты вообще думал, когда решил показать ей этот дом? Вдруг она работает на Лорда? Вдруг это все ловушка, в которую иностранец так легко попал?
- Ты считаешь, что я наивный идиот? Считаешь, что раз я не владею заклинаниями на высшем уровне, то не способен отличить иллюзию от реальности?

Тройэн бы с удовольствием остановила их, но не могла даже вытянуть руки. Вмешиваться в конфликт, отстаивая сторону американца, вряд ли было хорошей идеей. Сквозь пелену боли, которая почему-то размывала реальность перед ней, она пыталась следить за дочерью. Вывести на эмоции оказалось не так уж и сложно, но что насчет их усмирения? Грегори всегда резко вспыхивал, когда дело касалось его собственной гордости. Иногда чересчур он защищал и Йэн, но только лишь потому, что оскорбления в ее адрес воспринимал на свой счет. С одной стороны, поведение Кристалл было похоже на это, но Тройэн понимала, что что-то не сходилось.

- У меня нет матери, мисс… миссис Картер.
Она кивнула. Просто кивнула, соглашаясь с этим, потому что не было сил спорить. Да и переспорить незнакомку, дочь, которая даже не думала о причинах ее смерти… Был ли в этом смысл?
- И в этом виновата я, понимаю, - надеялась, что Кристалл услышала ее, хотя и не могла знать наверняка. Веки уже закрывались, не давая следить за тем, что происходило. Тумбочка спасала от падения, как и кто-то, кто помог ей удержаться на месте. Если бы они находились в любом другом доме, то Тройэн бы попросила присесть. Но у Картеров она боялась наткнуться на недружелюбный к магглорожденным волшебникам артефакт. Силы и так покидали ее, а головокружение, сплетенное вместе с тошнотой, подводило к мысли, что визит сюда был и правда плохой идей. Грегори не оценит, наругает и скорее всего перестанет разговаривать на несколько дней. Йэн знает, что это будет обида за ущемленную гордость. Он любил своих родителей, возможно, сам бы хотел пойти на примирение, но отношения с ней его останавливали. А теперь она самостоятельно и в одиночестве идет туда, куда ему бы и самому хотелось вернуться.

- Вы пришли отравить весь дом своей болезнью? Отомстить так мне и моим родителям?
Тройэн сделала глубокий вдох, слушая лишь биение сердца. Дочь говорила на эмоциях, вряд ли имела это ввиду. А если действительно считала, что мать способна так поступить, значит, стоит поблагодарить родителей Грега. Другого объяснения Йэн пока не видела и не могла видеть, потому что все силы были направлены на борьбу с недугом, резко подкосившим ее.
Она бы предположила, что всему виной порталы, но это мало, чем помогало, учитывая, что найти портал обратно будет не так-то просто. Да и нет гарантии, что переход через него во второй раз благополучно скажется на организме.

- Миссис Картер, дышите глубже. У нас есть время. Кристалл в безопасности, мистер Картер пока еще не станет Вас искать, у нас по-разному течет время.
Девушка кивнула, пытаясь следовать инструкциям, но паника брала инициативу в свои руки. Глубокое или же размеренное дыхание - услада, о которой сейчас можно было только мечтать. Тройэн попыталась вытянуть ногу, которую свело судорогой, но та не подчинялась ее желаниям. Поджав губы, Картер постаралась выдохнуть. Просто выдохнуть и задержать дыхание, давая себе возможность абстрагироваться от происходящей рядом с ней ссорой.
Конечно, она не подумала, что ее присутствие может привести к таким резким разговорам между Генри и Кристалл. В какой-то степени чувствовала себя еще более виноватой. Хотя и понимала, что лезть между ними - неправильно. Это только больше распылит дочь, которая, похоже, не знает, на кого злиться в первую очередь. Йэн бы и хотела ее понять, но не могла. Она находилась в той ситуации, когда полностью зависела от американца. Доверившись ему в 1960 году, она пришла в 1981, чтобы встретиться с дочерью, которая и знать ее не хочет.

Тройэн не слышала, о чем говорили Кристалл и Генри. Первое время шум в ушах подавлял их голоса, потом и сама девушка смогла абстрагироваться. Кажется, зелье помогало или же начало действовать, потому что руки и постепенно ноги стали ей подчиняться. Открыв глаза, девушка обратила внимание, что держат ее две руки: дочери и американца. Глупо, наверное, но это показалось ей важным. То, что она смогла дотронуться и не дала упасть.
Значит, еще не все потеряно.
Значит, еще есть шанс.
Многие сокурсники обходили Хэллетт стороной. Банально ждали, пока она пройдет по коридору, а потом уже шли своей дорогой. Это было странно поначалу, угнетало немного позже. На общих праздниках чистокровные всегда кучковались, а «грязнокровки» выглядели, как белые вороны. Грегори же тоже не сразу прикоснулся к ней. Сначала общался, шутил, потом узнал о чистоте крови и только через пару недель решил попробовать, сгорит ли заживо, как обещала его мать. Конечно, он не сгорел и даже не покрылся волдырями, но этот пример мало, кому что-то преподал.
Кристалл же продолжала ее поддерживать, не чураясь и не отходя в сторону. Возможно, Генри был прав, и она и правда не такая же, как Кларисса. Иначе бы она бы уже давно выгнала ее из дома.

Тройэн упустила нить разговора дочери и американца, лишь посмотрела на них, мимолетно кивая Чейзу в знак благодарности. Если бы не он, этот приступ мог бы стать последним, что она испытала бы. Опасение, что именно таким образом Йэн и пропала из жизни Кристалл, стало крепнуть, и девушка поднялась на ноги.
- Это все неважно, - она даже не знала, что неважно, хотя видела по лицам, что ни Генри, ни Кристалл так не считают. Кажется, они ссорились и ссорились из-за нее. Это было плохо. Усугублять Тройэн не хотела, поэтому попыталась перевести тему разговора на то, что действительно нужно было выяснить. - Кристалл, ты выросла красивой и... осталась такой же капризной, как и в детстве. Очень похожа на отца. Даже бы не сказала, что в тебе есть что-то от меня, - продолжила девушка, стараясь дышать глубже. - Я умерла, когда ты была маленькой. Судя по всему, умерла из-за отравления, причину которого я не знаю, а мистер Чейз так и не смог выяснить, - кажется, силы и правда вернулись, и Йэн смогла более или менее прямо смотреть на людей перед собой. - И если меня уже не спасти, то мы должны разобраться, что произошло с Грегори. Если умру только я, то у Кристалл еще будет шанс знать своих родителей, ведь так? Грег ни за что бы не оставил дочь, - она посмотрела на Генри, не зная, стоит ли полагаться на него. Тройэн и так доставила ему достаточно проблем. Поэтому она посмотрела на Кристалл.
- Папа не оставит тебя, - сказала чуть тише. Странно, неловко, совсем неправильно. Дочь старше матери, выше и явно сильнее. Радовало, что она была здоровой. - Он не оставит тебя, познакомит с моими родителями. Да, они магглы, но у них поместье в Бирмингиме. Тебе не нужно будет все детство проводить в доме, где кровь ценится превыше всего. Кристалл, ты должно иметь хорошее детство, полное любви. У тебя может быть здоровый отец, если ты поможешь мне понять, как я могу его спасти прежде, чем умру сама, - практически умоляла уже, хотя и понимала, что по-другому не может. Прикоснулась ладонью к руке дочери, надеясь, что та попытается понять ее.
- Я хочу помочь, - Тройэн и правда только этого и хотела.

К тому же на лестнице появилась она. Слишком элегантно одета для случая, что отделяло ее от остальных.
- Может, Вы расскажете, что произошло с Грегори после того, как умерла я? - твердо и снова с выпадом спросила Йэн, сжимая пальцами руку дочери и, почему-то, руку и американца. Боялась. Боялась в одиночестве смотреть в глаза той, кто испортила всю их с Грегом жизнь.
[nick]Troian Carter[/nick][status]muggleborn to die[/status][icon]http://funkyimg.com/i/2M3nS.png[/icon][sign]we’ll walk through the darkness
still feels like the first day of my life

https://i.imgur.com/BNX1wcJ.gif
обула Милкович;
[/sign][zvanie]<lz><a href="http://allgenerations.rusff.ru/viewtopic.php?id=1331#p121960">Тройэн Картер</a></lz> <span><a href="http://allgenerations.rusff.ru/viewtopic.php?id=314#p24739">хронология</a></span> <span><a href="http://allgenerations.rusff.ru/viewtopic.php?id=314#p24740">отношения</a></span>[/zvanie]

+3

12

[indent] - Противоядие.
Эми посмотрела на флакон, содержимое которого Генри внимательно добавлял в стакан воды. Она понимала, что должна была как-то помочь, просто никак не могла уяснить, почему именно она.
- Ты считаешь, что я наивный идиот? Считаешь, что раз я не владею заклинаниями на высшем уровне, то не способен отличить иллюзию от реальности?
Картер опустила голову, все еще поддерживая девушку рядом, когда та пыталась выпить воду и не подавиться ею. Не из злости, скорее из-за дрожи, что пробивала тело Тройэн. Ссориться с Генри в такой момент не хотелось, но за это время она уже наслушалась столько, что молчать сейчас было просто глупо. Глупо, потому что неправильно; неправильно, потому что сложно. Парадокс, объяснить который невозможно. Случай, который объяснить не получается.
[indent] - Поттеры владеют заклинаниями, могут сделать все, что попросишь, хоть превратиться в оленя, - не менее резко ответила Эми, не отступая и смотря на Генри. - Они вроде как авроры и прочая ерунда, которая меня не касается. Но даже они, спрятанные Фиделиусом, оказались в опасности. Знаешь, почему? - голос стал тише из-за правды, которую Картер необдуманно собиралась раскрыть не только американцу, но и незнакомке у них на руках. - Потому что чертов Петтигрю всех предал! - обе ладони уже поддерживали названную мать под спину, давая ей надышаться воздухом. Нужно было подождать, пока зелье начнет работать. Смешается с кровью, растворяясь в ней.
- Поттеры вчера чуть не погибли от руки Темного Лорда, Генри. Поттеры должны были умереть, а Блэк отправиться в Азкабан, якобы за убийство Петтигрю. Все было спланировано и продумано. Уберегли их заклинания высшего уровня или убила вера в людей? - вытянула руку, неосторожно, но явно на эмоциях ткнув американца в плечо. Скорее, напоминая ему, с чем имеет дело. Пора было уже задуматься об опасности, которая происходила вокруг них. Каждый день мог стать последним. Если бы не порталы, она бы сейчас не находилась здесь с незнакомой девушкой в припадке на руках, а металась в незнании, что ей делать. Если бы Блэка посадили, Поттеров и Петтигрю убили… Представлять этого не хотелось, и Картер опустила голову, внимательно смотря на лицо матери.
[indent] - Она отравлена, Эми. Зрение, слух, помутнение. Это симптомы серьезного, смертельного отравления. Именно от этого она и умрет.
Она ничего не ответила, считая, что это не имеет смысла. Что бы она ни сказала, все будет не то и не так. Найти каплю сопереживания для матери Эми не могла. Придумывать иллюзорные эмоции, которые якобы окупят страдания девушки из прошлого, она не собиралась. Это было так же неправильно, как делать вид, что встреча с ней могла волшебным образом пробудить материнскую любовь.
Выглядела Тройэн, конечно, плохо. Судя по цвету лица и тяжелому дыханию, яд и правда был смертельный. Эми не сомневалась в рекомендациях Генри, поэтому не стала спрашивать, что именно за зелье она принимает.
Американец же продолжил рассказывать, каким образом оказался в портале.
[indent] «Смертельная опасность».
Это должно было каким-то образом воздействовать на совесть Картер? Она не смотрела на Чейза, раздумывая о том, что совсем, казалось бы, было не ее ума дело. Мать, строго говоря, умерла двадцать лет назад. Эми ее не знала, какое-то время и вовсе не хотела знать. Какой смысл было знакомиться с той, кто подорвал репутацию семьи, а потом и вовсе ее разрушил? Роберт старался вознести авторитет рода на новую ступень, знакомился с Ноттами и Блэками, плавал в кругах тех, кто устанавливал завышенные цены лишь за одно приглашение на свой прием. Картер платил не столько работой, сколько гордостью и умениями. Последние дедушка вырабатывал с течением времени, не опуская руки и не останавливаясь перед сварливыми коллегами, мечтающими загрести больше золота, чем гоблины могли уместить в банковской ячейке.
Кларисса, ведущая образ жизни чистокровной волшебницы, жены и матери всегда была идеальна. Эми не помнила и дня, чтобы бабушка не позаботилась о себе или оказалась в таком положении, когда кто-то смел ей противиться. Она лелеяла единственного сына, хранившего ее сердце. Но тот оказался сворован или же околдован грязнокровкой. Хаффлпаффкой, решившей, что имеет право не только на волшебный артефакт, но и на богатства знатного рода. Кларисса считала, что это происки их недоброжелателей, но вскоре они выяснили с Робертом, что семья Хэллеттов не имеет никакого отношения к магическому миру.
Все были счастливы, кажется, еще немного и семейная цель будет достигнута. Насколько же нужно было быть жадной до богатств и славы, чтобы пойти наперекор всему этому? Воспользовалась Амортензией, опоила отца, сдавшегося под каким-то глупыми чарами. Они сбежали, Эми родилась буквально сразу же после выпускного. Это был настоящий позор для семьи. Глупость, начавшаяся с баловства и закончившаяся смертью обоих родителей. Кларисса не раз повторяла, что именно Тройэн забрала с собой Грегори. Ведь он вернулся в родной дом, куда принес и Эми. Он не остался жить в том месте, где прятался вместе со своей грязнокровкой, а вернулся в семью, как только она умерла. Наверняка, Амортензия или приворот потеряли всякий смысл, когда один из участников умер.
Поэтому, нет, Картер не жалела свою мать. Помогала ей сидеть ровно только лишь потому, что она была человеком. Если бы Тройэн решила причинить вред кому бы то ни было, Эми не стала бы раздумывать. Она понимала, что грязнокровка - это скорее эпитет, который следует исключить из лексикона, но именно слово подходило для ее матери. Девушка с грязной и отравленной кровью, которая посеяла хаос и боль в счастливой и дружной семье.
Все это Эми знала со слов бабушки. Дедушка же никогда особо не распространялся на эту тему, не упоминая ни сына, ни невестку. Для него не существовало никого, кроме Риссы и внучки. Это было в какой-то степени даже и хорошо, учитывая, что таким образом Эми получала лишь одно видение ситуации, предусмотренное в этом доме. С другой стороны, возможно, бабушка, как она умела это делать, слегка утрировала отрицательные качества невестки.
[indent] - Ты даже не слушаешь ее, Эми. Ты не даешь ей шанса объяснить ситуацию потому, что веришь тому, что тебе сказали.
- Почему я должна слушать ее? - она искренне не понимала, что Генри хочет от нее добиться. Конечно, была неправа, выразив недовольство тем, что он заявился на порог родительского дома с незнакомкой. Возможно, если Тройэн оказалась его девушкой из Америки, то не так уж Эми и была резка, - тяжело судить об этом сейчас. Но, учитывая, что это была ее мать, та самая, которая принесла столько горя родителям… Сложно ли было ее понять? Кларисса еле пережила смерть сына, иногда до сих пор вспоминает то, что творилось с ней во время его побега. А теперь у нее в доме была та, кто оказался причиной той боли. Неужели это было справедливо по отношению к тем, кто вырастил и подарил столько любви?
На лестнице появилась Флорин, очевидно, вышедшая из душа и немного отдохнувшая. Эми посмотрела на нее, едва заметно качнув головой. Наверняка, картина издалека казалась не слишком уж и приятной, но присутствие Генри должно было успокоить француженку. Они знали друг друга не первый год, да и Фло было известно многое о личной жизни Эми.
[indent] - Подержи ее, я схожу за настойкой, - попросила девушка, обращаясь к Чейзу и помогая перехватить плечо названной матери. Сама же Картер поднялась на второй этаж, где хранились запасы Клариссы. Обычно она работала в подвале, но готовые зелья выставляла в кабинете рядом со спальней.
По дороге она вкратце объяснила подруге, что Генри привел девушку из прошлого, чтобы вылечить ее. Подробности пообещала после и открыла дверь в кабинет, встречаясь с Клариссой лицом к лицу. Она что-то искала в своей книге, очевидно, по просьбе Роберта, потому что даже не подняла головы, когда Эми вошла без стука.
- Я одолжу… - девушка заглянула на нижнюю полку, бегло разглядывая этикетки, - пару зелий, - не дожидаясь ответа, она поспешила к выходу. Не стоило говорить, зачем и для чего, к тому же бабушка чаще всего не задавала очевидных вопросов. В доме было предостаточно пострадавших от событий последних суток людей, которым бы понадобились снадобья.
[indent] Тройэн тем временем попыталась подняться на ноги, но Эми вовремя успела сбежать с лестницы, замечая, что побои Клэр уже не отдавались тугой болью в теле. Она поддержала гостью, давая той привыкнуть к новому положению. Зелье пусть и помогло, но все еще должно было раствориться в крови, чтобы устаканить и сердцебиение, и реакцию организма на яд.
- Кристалл, ты выросла красивой и... осталась такой же капризной, как и в детстве. Очень похожа на отца. Даже бы не сказала, что в тебе есть что-то от меня.
Она никак не среагировала на это, продолжая сохранять незаинтересованное выражение лица. Может, и стоило бы удивиться или же улыбнуться этим словам, но Эми не собиралась так легко сдаваться только из-за нескольких фраз. Конечно, ей всегда было интересно, как выглядят мама и папа. Но колдографий первой у нее не было, а второй на тех, что нашлись в доме, был слишком юн. Детское любопытство превратилось в подростковую злобу, а потом и вовсе потерялось во взрослой жизни. У нее не было времени для иллюзий или мечтаний, к тому же, в них не было смысла. У Эми были замечательные родители: со своими недостатками и достоинствами, которые смогли дать ей столько, сколько не каждая чистокровная семья позволила бы себе. И в первую очередь она всегда была благодарна Клариссе и Роберту, принявших ее после смерти отца.
- Я умерла, когда ты была маленькой. Судя по всему, умерла из-за отравления, причину которого я не знаю, а мистер Чейз так и не смог выяснить.
Эми не могла уловить смысл слов Тройэн. Отравление, каким бы серьезным оно ни было, можно было предотвратить, если иметь при себе рецепт яда. Это было первым уроком Слагхорна на его занятиях Клуба слизней. Да и это знал любой начинающий зельевар. Если кто-то намеренно отравил девушку, то сразу же избавился от рецепта.
[indent] - Папа не оставит тебя. Он не оставит тебя, познакомит с моими родителями. Да, они магглы, но у них поместье в Бирмингиме. Тебе не нужно будет все детство проводить в доме, где кровь ценится превыше всего. Кристалл, ты должно иметь хорошее детство, полное любви. У тебя может быть здоровый отец, если ты поможешь мне понять, как я могу его спасти прежде, чем умру сама.
Картер передала зелья Чейзу, немного удивленно и в то же время недоверчиво смотря на миссис Картер.
- У меня было хорошее детство, - чуть погодя, ответила Эми, не найдя ничего лучше, чем снова парировать одно утверждение своим. Хотя поразило ее совсем другое. Судя по словам Тройэн, она вовсе не догадывалась, каким образом погиб Грегори. Это не сходилось с историей, которая уже успела обосноваться в голове девушки за столько лет жизни «сироты».
- Я хочу помочь.
- Я не понимаю, что Вы хотите узнать, - Эми удивленно посмотрела на Генри. Он, конечно, не знал всей истории, хотя и, наверное, догадывался, что происходит какое-то недопонимание. Это понимала и Картер, замечая, как сильно Тройэн сжала ее запястье.
- Может, Вы расскажете, что произошло с Грегори после того, как умерла я?
[indent] Резкий выпад.
Эми даже не стоило поворачиваться, чтобы понять, что за спиной стоит Кларисса. Глупо было бы идти в ее комнату, тем самым вызывая интерес к шуму на первом этаже. Судя по выражению лица Генри, он ждал этого вопроса. Картер сощурилась, свободной рукой, пытаясь убрать пальцы Тройэн от себя. Кларисса это не оценит.
- Бабушка, - тихо, даже, наверное, виновато, сказала Эми, поворачиваясь к женщине. Та стояла на лестнице, смотря лишь на давно умершую невестку. - Я хотела предупредить, но ей стало плохо и пришлось приводить в сознание, - объяснилась девушка, замечая, что взгляд Клариссы был устремлен на Генри. - Тройэн хочет… - правда она не успела договорить, когда бабушка уже перебила ее.

+3

13

Дополнительно: 58 лет, домохозяйка;
Внешний вид: черное платье до колена, волосы уложены, туфли;
Состояние: взволнована;
С собой: волшебная палочка.


Когда цель жизни - это что-то досягаемое, но все-таки откровенно невозможное лично для тебя, тогда и жизнь может оказаться немилой. Кларисса продолжала уговаривать себя, находясь в том самом настроении, когда не стоило особо вдаваться в раздумья. Грозило это ничем иным, как очередным разочарованием, которое обязательно скажется не только на ней самой, но и на окружающих. Чаще всего было неловко перед Робертом, уже смирившимся, конечно, но все-таки достаточно родным, чтобы снова заставлять его терпеть колкости от жены.
Рисса с радостью бы перестала видеть в окружающим мире один лишь негатив, если бы судьба распорядилась иначе. Каждое решение, будь то принятое из хороших или плохих побуждений, оборачивалось таким образом, что Картер вновь и снова обещала себе не делать поспешных выводов. В памяти всплывала лишь пара моментов, которые по-настоящему радовали женщину и, наверное, могли бы послужить силой для образования телесного Патронуса. Только в данном заклинании Кларисса смысла не видела, как и не собиралась растрачивать свой статус на боевую или же активную магию.

Она отлично помнила уроки и наставления Филис, - семейного домовика. Нельзя было выходить из определенной для тебя зоны полномочий. Леди, размахивающая артефактом в стороны, - это лишь пародия на женщину, недостойная зваться таковой. Кларисса всегда следовала этим правилам, считая, что с Робертом рядом должна находиться лучшая из ее возможных вариаций. На самом деле ей повезло больше остальных. У нее был и брат, и сестра. Первый же, кажется, все никак не мог определиться со смыслом жизни, воспитывая при этом трое детей. Вторая же… Вторая оставалась достаточно строгой и педантичной, когда дело касалось репутации и семейного статуса. В этом Рисса с ней соглашалась, хотя и откровенно замечала, что даже со своими проблемами она была куда счастливее, чем кто-либо из родственников.
Роб никогда не позволял ей усомниться в себе, уже скорее из привычки, чем из необходимости, поддерживая ее веру в себя. Он стал ей не только мужем, но и лучшим другом, человеком, без которого Кларисса не смогла бы пережить то, что сама себя обрекла. Конечно, воспоминания о сыне были постоянно с ней. Возможно, поэтому каждый раз, когда они затмевались нынешними событиями, женщина остро чувствовала вину за это. Она должна была поплатиться за смерть своего ребенка, поэтому не отгораживалась от горя и боли, постоянно напоминая себе о необходимости быть наказанной.
Странная философия, но именно это делало из Клариссы Картер леди и хозяйку дома. Всегда сдержанная и аккуратная, она следила за всем, что происходило вокруг, и не забывала найти что-то, чтобы поддержать свой авторитет. Хорошая хозяйка будет той, кто не даст спуску ни эльфам, ни родственникам, поэтому и услышать от нее чаще всего можно было лишь замечания и упреки. Направлены они были, конечно, только в сторону тех, кто этого заслуживал. Роберт, например, сразу разграничил полномочия женщины, давая понять, что его территория - его правила. Она с этим соглашалась, уважая целеустремленность и прямолинейность мужа. Наверное, поэтому всегда поддерживала его, иногда даже не задавая лишних вопросов. Как и он, никогда не пытался выяснить, что действительно погубило родителей их внучки. Хотя Рисса знала, что Роб знал. Не мог не знать.

Они только закончили ужин, решая провести вечер в библиотеке. Роберт открыл бутылку вина, которую приобрел в своей недавней поездке в Испанию. Он никогда не задерживался надолго. Обычно, ему хватало дня на все дела, и к вечеру Картер всегда возвращался домой, не оставляя жену в одиночестве. Они не уставали друг от друга и не видели в этом ничего зазорного. Нуждаться в своем партнере, друге и товарище - это то, за что и стоит ценить любовь. Возможно, поэтому Рисса и не унывала, когда получала очередной отказ в приглашении на светское мероприятие. Роберт умел ее поддержать и его компании было достаточно, чтобы перестать корить себя за ошибки прошлого.
Хейзел никак не могла успокоиться, то убирая, то возвращая тарелки на стол. Что-то ее беспокоило, но делиться переживания домовик не хотела. Кларисса не особо и интересовалась, лишь спросив, все ли в порядке с ее детьми. Обычно эльфийка становилась рассеянной из-за них. Та лишь пожала плечами, извиняясь и исчезая на кухне.
Вернулась же она спустя несколько минут, оказываясь в коридоре вместе с Эми и Флорин. С последней Кларисса была знакома еще с обучения внучки в Хогвартсе. Француженка выглядела и вела себя сдержанно и воспитано, что здорово выделяло ее на фоне остальных соседок дочери. Женщина отложила салфетку на стол, поднимаясь со стула. Как всегда - тихо и незаметно, так, как учили и воспитывали.

- Роберт, - сдержанно, но достаточно резко для того, чтобы муж обратил внимание, позвала Кларисса, быстрым шагом подходя к Эми. Она не задавала вопросов, потому что не хотела слышать неправильные ответы. Внучка грешила ими, правдиво делясь теми или иными событиями с родителями. Это стоило ценить, поэтому Рисса научилась сдерживать свое недовольство в некоторых моментах. Это, наверное, и разнило ее с Грегори. Если сына она продолжала расспрашивать, пока тот не ответит так, как нужно, то со внучкой женщина пыталась не повторять своих ошибок.
Коснувшись ладонью ее лица, удостоверилась, что Эми в порядке и находится в полном сознании. Лишь недовольно посмотрела на нее, выражая этим скорее обеспокоенность, чем злобу. Внучка все поняла, доставая что-то из кармана и пытаясь связаться с Сириусом Блэком.
Кларисса вздохнула, обращая внимание на Флорин. Присев на корточки, она коснулась артефактом виска француженки, стараясь не слушать то, что внучка сообщает предателю крови. С одной стороны, общение с ним было на руку Картерам. Если они не только будут общаться, но и оформят брак, то это станет грандиозным событием, - родство с Блэками не у каждой семьи случается в нынешнее время. С другой же стороны, Сириус считался предателем и его исключили из семьи, как наследника и сына. Поэтому супружество принесло бы в данном случае очередное клеймо на их род, окончательно связывая с предателями и грязной кровью.
Если бы Кларисса не была научена прошлым, то уже давно бы пресекла подобное поведение. Правда она хорошо помнила, как артачился Грегори и к чему ее запреты привели. Даже когда новость о побеге Сириуса Блэка из собственного дома облетела чистокровное сообщение, Рисса не удивилась. Она сама это пережила, правда не имела второго наследника, который, возможно, оправдал бы их с Робертом ожидания. Вальбурге определенно повезло, если, конечно, она сможет найти пропавшего младшего сына.
Поэтому Кларисса была более лояльна к Эми. Не хотела потерять еще и ее, зная, что в ней достаточно упрямства и целеустремленности, чтобы пойти по стопам ее нынешнего молодого человека. Хотя Картер одобряла американца, продолжая то и дело напоминать внучке о его существовании и всяческих положительных качествах, которых определенно не хватало мистеру Блэку.

Флорин все-таки требовалось зелья для того, чтобы она пришла в сознание.
- Хейзел, - Рисса попросила эльфийку помочь ей приподнять француженку и перенести на софу в гостиной. Кажется, вечер в библиотеке не состоится, но женщина не переживала по этому поводу. Роберт, в отличие от нее, вмиг стал серьезным. Одного взгляда на него было достаточно, чтобы понять, что случилось что-то нехорошее. Отпускать мужа в ночи в Министерство Магии она не любила, но иногда просто приходилось поступаться и безопасностью, и здравым смыслом. Сейчас же он уже помогал внучке, наверное, пытаясь что-то разузнать.

Рисса не одобряла войну, разворачивающуюся в магической Британии. Она придерживалась строгого нейтралитета, в данном вопросе абсолютно точно поддерживая стремления ее родственников. Не было смысла смешивать фамилию рода с той или иной стороной. Это так или иначе в равной степени могло привести или же к позору, или к восхвалению. Куда было умнее сохранять строгую середину, не подвергая риску будущее своих детей. Поэтому Кларисса, пусть и не была согласна со взглядами Эми, но продолжала ею гордиться за верные решения.
Внучка продолжала бунтовать, показывая свой характер и в какой-то степени олицетворяя отца. По крайней мере женщине хотелось это видеть в ней. Мысль о том, что грязная кровь берет вверх на чистой она пресекала сразу же, не желая наступать на те же грабли в очередной раз. Кларисса была той, кто учился на собственных ошибках, не позволяя судьбе издеваться над ней вновь.

- Флорин? - позвала она девушку, касаясь ладонью ее щеки и дожидаясь, пока та прочувствует несколько капель пробуждающего зелья. Оно лишь приводило обратно в сознание, но не помогало убрать сопутствующие симптомы. - Кто-то очень хотел, чтобы ты уснула, - констатировала факт Кларисса, не успокаивая, а помогая ла Рошель определиться, где та находится. Хозяйка из миссис Картер была отличной, можно сказать - идеальной, поэтому Хейзел уже спешила помочь гостье. Эми скрылась на втором этаже, приводя себя в порядок, и Рисса посмотрела на мужа, хмуро идущего ей навстречу.
- Лавку сожгли, - кратко резюмировал мужчина, пряча руку в карман, а в другой уже раскрывая его часы. То было семейным артефактом, который передавался по мужской линии Картеров, но так и не успел заполучить нового хозяина. Рисса предполагала, что Эми сможет родить им наследника, который все-таки унаследует вещь от своих предков.
- Я предупреждала, что этим все и закончится, если она продолжит открыто работать с Орденом Феникса, - все знали ее позицию в данном вопросе, но никто не пытался следовать тому, что было правильно. - В Грингроттсе наверняка можно будет получить компенсацию, - все же добавила женщина, понимая, что подобный урон может стать достаточно тяжелым для бизнеса внучки. Пусть и сама Кларисса была далека от этой сферы деятельности, но видела, как много Эми вкладывала себя в собственное дело.
- Думаю, в Министерстве Магии уже готовы к компенсациям всем владельцам, чьи помещения оказались задеты сегодняшним беспределом, - рассеянно ответил Роберт, отсчитывая секундную стрелку. Рисса провела ладонью по его щеке, понимая, что это лишь очередной знак того, что мужу придется вернуться в Лондон. - Да, думаю, проверить магазин, - добавил Картер на немой вопрос, касаясь губами ее ладони. - Эми в порядке, но измотана. Я подбросил амулет ей в карман, но на всякий случай поговори с ней. Я вернусь, как только смогу, - Роберт кивнул Флорин, проходящей мимо.
Кларисса покачала головой, провожая взглядом француженку вместе с внучкой. Та, кажется, была не в духе, но это было видно и по ее внешнему виду. Вряд ли спала предыдущую ночь. Рисса откровенно не понимала, как можно было так безрассудно относиться к собственной жизни, но старалась, пыталась, училась не лезть туда, куда ее не звали.
- Я настаю, чтобы девочки остались у нас. Если ты через пару часов не будешь дома, то напишу Джону, - Роберт не испытывал особой радости от общения с братом Клариссы, поэтому с мягким упреком посмотрел на нее. - Отсчет пошел, - поторопила женщина его, обходя и дотягиваясь до его плаща.
- Помнишь о зелье, что мы говорили сегодня? - Рисса кивнула. Они уже настояли его, осталось только проверить, насколько оно совместимо с артефактом, который муж принес несколько дней назад. - Подготовь вторую порцию, они нам понадобятся. Если Фоули и Разерфорд выступили открыто, значит, Лорд решил действовать наверняка. Не хотелось бы встретить тут Лестрейнджей или Эйвери с их предложениями, - Картер поправил плащ, убирая часы в карман и касаясь губами лба жены. - И помягче с ней, - напомнил буднично Роберт, от чего Кларисса укоризненно на него посмотрела и кивнула в сторону часов.
- Два часа, - муж кивнул и вышел за порог, чтобы отойти на безопасное расстояние от дома и аппарировать к магазину.

Рисса тем временем уже поднялась на второй этаж, заходя в свой кабинет. Котлы находились в подвале, а рецепты зелий, изготовленных лично ею, хранились в заколдованном ящике стола. Однажды поплатившись за свою рассеянность, Кларисса теперь никого не подпускала в свой кабинет без разрешения. Все рецепты и книги хранились под кровной защитой: даже если она умрет, то никто не сможет распечатать ящик без нужного заклинания. Роберт упростил задачу, поместив защиту в кольце, камнем которого женщина прикоснулась к деревянной ручке.
Зелье, которое необходимо было приготовить, походило скорее на защитное, чем на что-то отравляющее или же ядовитое. Конечно, если зайти на территорию, очерченную артефактом, смазанным настойкой, то ничем хорошим это не закончится - параличом и мучительной смертью. Остановить процесс можно только с помощью противоядия, которое они с Робертом решили на всякий случай изготовить и спрятать уже в его кабинете. Кларисса никогда не вмешивалась в его дела, прекрасно зная, что не все способы достижения выгодных сделок были чистыми или же честными. Рисса не имела ничего против, зная, каким образом некоторые семьи до сих пор оставались в числе 28ми священных.

Окунувшись в работу, женщина не заметила, как в кабинете появилась Эми. Выглядела она немногим лучше, чем около получаса назад. Кларисса посмотрела на нее, замечая некое волнение и подрагивающие руки.
- Все в порядке?
- Я одолжу пару зелий.
Женщина ничего не ответила на это, смеряя взглядом внучку и поджимая губы. Отказ ответа означал ничего хорошего, и Картер закрыла книгу, когда Эми скрылась за дверью.
- Хейзел, - позвала Кларисса, привыкшая к такой роскоши, как домашний эльф. Воспитывалась с ними, жила и взрослела. Куда легче было спросить домовика, чем самостоятельно отвлекаться от дела. - Что делают девочки?
Эльфийка никогда не противилась приказам, даже, можно было сказать, с радостью выполняла их. Дело в том, что Хейзел - дочь Филис, той самой преподавательницы, с которой Рисса проводила практически все свое детство. У Филис было несколько детей, которые распределись по домам детей семьи Роул. Поэтому и верность Хейзел была куда сильнее, чем чья-либо еще.
- Мисс ла Рошель отдыхает в комнате хозяйке, мисс Картер на первом этаже с гостями, - ответила эльфийка, не спотыкаясь на обдумывания и оставаясь верной помощницей в доме.
- Гостями? - Кларисса встала, убирая записи в ящик и накладывая защиту, поспешила к двери. Они никого не ждали, а Роберт как раз предупреждал о том, что к ним могут заявиться последователи Темного Лорда. Но Эми же не была такой глупой, чтобы самостоятельно разбираться с ними? Рисса поправила платье, закрывая кабинет и спеша к лестнице. На каблуках она чувствовала себя так, словно ходила в удобной обуви, поэтому когда достаточно быстро спускалась по лестнице, то не чувствовала дискомфорта.

Правда остановилась посреди лестницы, сжимая длинными и ухоженными пальцами перила. Они были широкие, вырезаны из акации, поэтому всегда сохраняли свой внешний вид. Хотя сложно было сказать, выдержат ли они силу ногтей Клариссы, которые уже царапали дерево снизу.
Она не слышала, что происходило у входной двери, но отчетливо видела троих человек. Эми, Генри Чейз… и она. Пришлось поджать губы, чтобы выровнять сбившееся от неожиданности дыхание. Сердце, казалось, сходило с ума, как и сама Кларисса, наблюдающая за живой грязнокровкой. За живой Тройэн Картер, касающейся ее внучки. Ее внучки.
Взгляд непроизвольно скользнул по коридору, надеясь заметить что-то, что намекнуло на абсурдность ситуации. Возможно, троллей или великанов в гостиной. Ведь не может мертвая вновь стать живой. Да еще и спустя двадцать лет.
- …что произошло с Грегори…
Грегори.
Глупая надежда увидеть и его. Если Хеллоуин решил припоздниться, явить мертвых живым, то, может, судьба сжалилась и над ней. Женщина осмотрелась, ища взглядом сына. Ее любимого сына, так широко улыбающегося и смотря далеко вперед. Ее Грегори, бедного Грега. Сердце сжалось, когда грязнокровка обратила на нее внимание.
Ногти впились в дерево, причиняя боль лишь пальцам, но не перилам. Кларисса через силу перевела взгляд на американца. Не дышала, кажется, уже несколько секунд, не в силах сделать ни единого вдоха. Хотелось позвать Роберта, чтобы он выгнал всех из этого дома, но тот был занят магазином. Сын на портрете ходил от одного конца до другой, не зная, очевидно, что делать. И Рисса не знала, что делать. Не знала, не представляла. Она уже избавилась от этой твари единожды, но, очевидно, все гнилое рано или поздно возвращается.
Только как?

- Может, Вы расскажете, что произошло с Грегори после того, как умерла я?
Кларисса смотрела строго на Генри. Не замечала того, как эта нищенка прикасается к внучке, старалась не видеть, как близко они стояли. Что если она ей рассказала?
- Я хотела предупредить, но ей стало плохо и пришлось приводить в сознание.
Как она раньше не замечала, что у них схожий голос? Презрение пробежалось волной по позвоночнику, но не отражаясь на беспристрастном лице. Ненавидела эту грязнокровку всем сердцем и душой. Эта тварь забрала ее сына, лишая его возможности жить и любить. Быть. Она убила его. Умерла сама и убила следом. А теперь пришла за Эми? За ее Эми?
- Тройэн хочет…
- Мистер Чейз, - поприветствовала Кларисса, перебивая внучку. Не могла слышать, не хотела видеть. - Не ожидали Вас сегодня к нам в гости, - сделала еле заметный вдох, расправляя плечо и как ни в чем не бывало, продолжила спускаться. Оказалось, туфли были уже не такими удобными, как несколько мгновений назад. - Вам повезло, что мы не спим в такой поздний час, а то пришлось бы находиться в компании заспанной Хейзел, - продолжала говорить Рисса, наконец отпуская перила и подходя к гостям.

Если не обращать внимание, то она пропадет. Так ведь происходит с призраками прошлого, с теми, кто уже давно должен был сгнить в семейном склепе. Кларисса лично ходила проверять, что это ее тело лежит за тяжелым камнем. Тройэн не могла и не имела права стоять в ее доме.
- Эми, что за манеры, пригласи мистера Чейза пройти, - сделала акцент лишь на одном «мистере», продолжая игнорировать малейшее присутствие второй гостьи перед ней. Смотрела лишь на Генри, продолжая гореть изнутри. От звонкой пощечины останавливало лишь то, что Кларисса разумно переплела пальцы между собой. Натянув улыбку на лицо, посмотрела на Эми. Некоторое время просто смотрела, пытаясь справиться с ненавистью, подкатившей к горлу. Бедная девочка.
Эта тварь не имела права находиться здесь. Заметив, что бледная рука тянется к внучке, Кларисса поджала губы.
- Эми, живее.

[nick]Clarissa Carter[/nick][icon]http://sd.uploads.ru/AMcVD.png[/icon][status]bono malum superate[/status][sign]by единорожка[/sign][zvanie]<lz><a href="http://allgenerations.rusff.ru/viewtopic.php?id=1331#p129466">Кларисса Картер</a></lz><span><a href="http://allgenerations.rusff.ru/viewtopic.php?id=314#p24739">хронология</a></span> <span><a href="http://allgenerations.rusff.ru/viewtopic.php?id=314#p24740">отношения</a></span>[/zvanie]

+3

14

Естественно, Эми не сдавалась. Будучи крайне упрямой и с характером, она никогда не соглашалась с ним с первого раза. Требовалось чуть больше времени и терпения, чтобы Картер все осмыслила, проанализировала и поняла, что он прав. Так часто бывало. Поэтому Генри не сердился всерьез, но ему было неприятно, что его любимая девушка, та, которую он боготворил, так легко ранила словами родную мать, принимая на веру слова человека, который ненавидел магглорожденных и магглов. Разве этому ее учили друзья? Факультет не определяет человека, не прививает какие-то черты и не принуждает говорить то, чего не надо или надо. Все эти стереотипы давно устарели, но дети, попадая на тот или иной факультет, - неважно в какой Школе, - так или иначе начинают вспоминать все, что о нем говорили, как вели себя те или иные выпускники и начинают им подражать. Но разве это правильно?
Генри слушал девушку, слышал, что он говорила про Поттеров и хмурился сильнее. Никак не ожидал, что эта ночь и в самом деле будет еще более тяжелой, чем он мог себе представить.
- Потому что чертов Петтигрю всех предал!
На самом деле Чейз не слишком хорошо знал всю их компанию. Знаком лично он был только с Блэком, остальных видел мельком, когда тот или иной член Ордена приходил в лавку за заказом. Но молодой человек не лез знакомиться первым, считая, что если надо, они сами сделают первый шаг. Если им это будет интересно. Навязываться Генри не любил и не собирался. Да, он пожимал руку и Поттеру, и Люпину, и их девочкам, но для него это знакомство не было. Вот с Сириусом ему довелось пообщаться более полноценно, но только лишь потому, что они любили одну девушку. Сложно было представить себе жизнь после того, как Блэк мог попасть в Азкабан. Тяжело было представить состояние Эми в это время - она наверняка бы разнесла Министерство, не оставляя камня на камне. Но одно дело доверять тому, кто втирался в доверие, кто был рядом постоянно. И совершенно другое - верить тому, кто умирал на глазах, кто жил в нищете потому, что любил. Это были совершенно разные вещи.
- Почему я должна слушать ее?
- Потому что она твоя мать, - отрезал Генри чуть резче, чем было надо. Он хоть и сам не мог похвастаться нормальной, полной семьей, в которой бы все любили друг друга, но у него были и мать, и отец. И неважно какими они были, неважно что они говорили друг о друге, неважно что иной раз позволяли себе лишнее, но Генри не обращал на это внимание. Он любил их обоих, несмотря на все минусы и недостатки. Любил потому, что невзирая на все это, они были хорошими родителями. Но то была его семья и он не имел права указывать Эми, как себя вести с другими людьми, даже с ее родителями. Хотя считал, что она выше пустых оскорблений.
- Подержи ее, я схожу за настойкой.
Генри молча кивнул, помогая Тройэн и придерживая ее. Девушка была настолько бледной, что становилось страшно - выживет ли она в ходе этого разговора или нет, доживет ли до возвращения домой, чтобы еще раз прижать к сердцу свою малышку. Сделав глубокий вдох, Чейз аккуратно провел ладонью по плечу Йэн.
- Дышите, миссис Картер, - негромко попросил он, хотя видел, что ей все же стало чуточку легче. Едва ли не впервые он оказывался в ситуации, когда его зелья и силы не помогали людям. Генри просто привык, что все его снадобья работали идеально, что результат его трудов был виден сразу, но на деле оказалось, что он недостаточно хорошо разбирается в своем любимом предмете, что он не в состоянии определить яд. Хотя, если бы он провел ряд процедур, напоил бы ее соответствующими зельями, то возможно сумел бы выявить что-то, но обычно все эти телодвижения отнимали много времени, а Чейз подозревал, что у девушки его попросту нет. Каждая минута была на счету.
Как только Эми вернулась, девушки заговорили. Вернее, Тройэн попыталась изложить свои мысли, объясниться, но из-за не совсем здорового состояния, у нее это получалось не очень хорошо. И Генри понимал, что им просто надо было сесть и обсудить все наедине. Возможно имело смысл подумать обо всем заранее, обдумать все и пригласить Эми на чердак, где бы их никто не побеспокоил, но Йэн, сделав первый выпад в адрес родителей своего мужа, не учла, что Эми станет их защищать. Ведь она выросла в этом доме и естественно не допустила бы пустых обвинений. Характеры их в чем-то были схожи, только вот Йэн была более воздушной, чем бойкая слизеринка. И если Эми запросто могла сорваться с места и побежать, то Тройэн вряд ли бы так поступила.
- Я хочу помочь.
- Я не понимаю, что Вы хотите узнать.
Им определенно нужно поговорить, только вот времени оставалось все меньше, а тратить его на пустые ссоры и перепалки было глупо. Генри даже успел позабыть, зачем именно он пришел в этот дом, когда Йэн снова подала голос и в этот раз он звучал уже не так ласково.
- Может, Вы расскажете, что произошло с Грегори после того, как умерла я?
На мгновение Генри затаил дыхание и поднял глаза, встречаясь взглядом с Клариссой. Эта женщина олицетворяла собой аристократичность и манеры, она подавала себя с таким достоинством, что в пору было листать специальные фолианты в поисках королевских родственников, только вот Чейз прекрасно знал, что за всей этой несомненно красивой оболочкой прячется нечто злое. Тот мимолетный взгляд, что коснулся Йэн, заставил его стиснуть зубы. Столько ненависти он не встречал даже во взглядах противников магглорожденных, которые просто хотели истребить их. А эта женщина очевидно всем своим нутром ненавидела бедную девочку, которая с трудом дышала. В ожидании начала нового разговора, Генри поднялся на ноги, но ладонь его продолжала касаться плеча Йэн, словно успокаивая и напоминая, что она здесь не одна.
- Мистер Чейз. Не ожидали Вас сегодня к нам в гости.
Генри почувствовал, что Эми несколько переменилась. Возможно ему просто показалось, что девушка странно посмотрела на бабушку, а Тройэн под его рукой напряглась в плечах. Чистая душа и сердцем женщина поприветствовала бы гостью, она бы не стала так демонстративно игнорировать ту, которая умерла много лет назад. Ни удивления, ни каких-либо других эмоций, но зато пренебрежение и игнорирование. Генри тихо выдохнул, а уголки его губ непроизвольно дрогнули. Неужели его подозрения были верны и это она виновата в смерти бедной девочки? Оно, конечно, логично. Ведь если по ее мнению именно Тройэн увела Грегори, то конечно она бы захотела избавиться от ненужной невестки. Однако, Чейз пока еще не спешил что-либо говорить на этот счет, хотя смотрела на Клариссу очень внимательно.
- Эми, что за манеры, пригласи мистера Чейза пройти. - Генри бросил взгляд на Картер, словно говоря ей, что вот оно, вот она ошибка Клариссы. Воспитанная женщина, невиновная в чужой смерти, не стала бы так себя вести, не стала бы игнорировать гостя в своем доме. - Эми, живее.
- Мистер Чейз останется здесь с миссис Картер, - сделав акцент на последних словах, Генри посмотрел прямо в глаза Клариссе, не боясь ее. Возможно он не владел какими-то особо опасными заклинаниями и не был профессиональным дуэлянтом, но постоять за себя и за другого мог. - Прошу простить меня, мэм, но мне кажется, крайне невежливо игнорировать мать Вашей внучки, - заметил он. В любой другой ситуации Чейз бы промолчал возможно, помня о манерах, но сейчас он продолжал их придерживаться насколько это было допустимо. В высших кругах Лондона все любили давать друг другу советы, но насколько они были полезными - другой вопрос. Однако Генри позволил себе подлить немного масла в огонь, видя, что Кларисса не собирается ничего говорить. - И крайне невежливо игнорировать заданный Вам вопрос от гостьи, - продолжил он, напоминая взрослой женщине об этикете, которым они все в этой Англии так хвастались. Чейз прожил здесь достаточное количество времени, чтобы заметить, как многие враги улыбались друг другу в лицо, не стесняясь лживо льстить и лицемерить. Удивительно было то, что стоило вернуться домой, как все эти правила и манеры забывались зачастую. Но стоило ли напоминать этой женщине, что она леди и леди всегда, а не только тогда, когда ей выгодно? Генри смотрел ей прямо в глаза, видя, как внутри красивой оболочки бушует ненависть, прикрывая натянутым спокойствием. Он не раз встречал такое и это теперь почему-то заставляло его если не улыбаться, то смотреть на человека перед собой с изогнутым краем губ. Едва заметно, но все же подобие улыбки читалось на губах Чейза. Если он был прав, то возможно у них получится надавить на нее и выяснить, что за яд она влила в девочку, какой рецепт хранился в закромах. Но радоваться раньше времени не стоило. Кларисса могла обозвать Йэн как угодно и бросить ей, что сама воспитала Эми и не позволит никому ее отнять, но... какая разница? Ведь воспитать ее могли и родители Тройэн. То, что Кларисса оставила внучку и воспитывала ее - это ее прямая обязанность, а не героический поступок или что-то, чем можно хвастаться. Отказалась бы она, воспитали бы другие бабушка и дедушка, возможно и их жизнь сложилась бы иначе благодаря маленькой волшебнице в семье. Поэтому Генри решил пока не продолжать провокационный диалог, аккуратно придерживая Тройэн. Все трое в ожидании смотрели на Клариссу, желая узнать, как же умер Грегори после смерти Тройэн. Она не была больна ничем маггловским, она была отравлена и это факт, а яд после смерти не передается другому человеку. И если девушка не знала, чем была отравлена, то и отравить мужа соответственно не могла. То, что Тройэн говорила правду, Генри не сомневался. Он видел ее на ее же территории, видел с какой любовью она относилась к крохотной Кристалл, как отзывалась о муже, хотя Чейз был уверен, что этот Грегори мог лучше позаботиться о своей семье. Мог увести их в другое место, найти там работу среди волшебников, получать неплохие деньги и не заставлять свою жену и дочь голодать и мерзнуть, но это был уже другой вопрос. Судя по всему молодой мистер Картер не привык к труду, не привык думать, чем можно заработать. И хоть Генри так же родился и вырос в чистокровной семье, ему изначально говорили, что работа - это труд, это деньги и это хорошо. Помимо своих капиталов и вложений, были еще и подработки и вот работа простым преподавателем в Школе... Генри чуть вздрогнул, когда Йэн сделала резкий вдох и машинально, не раздумывая, накапал ей еще немного зелья, но чуть больше, чем в прошлый раз и разбавив небольшим количеством воды - чтобы эффект не стал меньше, - протянул стакан девушке, снова опускаясь на колено рядом с креслом.
[icon]http://funkyimg.com/i/2M3nR.png[/icon]

+2

15

Тройэн не сомневалась, что у Кристалл было хорошее детство. Чистокровная семья, как она успела уяснить, никогда не допустит, чтобы дети росли в нищете или же разрухе, но это не имело никакой гарантии, что психологическое здоровье не испортит эту идеальную картинку. Даже если дочь и была счастлива в объятиях этих монстров, то кто мог за это поручиться? Она сама? Понять, насколько все отлично было можно только с помощью сравнения, но сравнить не с чем. Разве что с детством мистера Чейза, но и тот, судя по своему воспитанию, происходил из не особо отличающейся семьи. Чистокровные или магглорожденные - не имеет значения, если любви ребенку достается столько, что в следующие двадцать лет он чувствует себя обязанным что-то и кому-то доказать. Грегори вырос именно таким. Постоянно стремящимся за высокими мечтами, но не осознающим предел своих возможностей. Воспитанный, умный, начитанный, но разве это могло быть сопоставимо с умениями деревенских парней, привыкших с детства таскать бревна и ковать железо? Не все, конечно, но большинство молодежи в Бирмингеме занимались именно этим, зарабатывая себе на жизнь. Расходы рассчитывались заблаговременно, а люди работали на настоящее, а не на будущее. Грег не привык зависеть от нулей в чековой книге, да что там говорить, Йэн тоже не в таком положении росла. Она редко, когда задумывалась о деньгах, только единственное помогло смотреть на мир под другим углом. Девушка каждый день видела работников в их особняке, их друзей или же семьи соседей. Тех, кто жил за высоким забором и обходил ее стороной, потому что считалось, что так надо. Тройэн это обижало, особенно когда хотелось с кем-то пообщаться, но компании особой не находилось. Потом, конечно, стало легче, когда девочка познакомилась с некоторыми соседскими ребятами. Так, наверное, и поняла, что не у всех есть возможность и не так уж легко отстоять свои права в жестоком мире. Она видела, как люди умирали от голода. Что же видел Грегори?

Девушка оглянулась в коридоре, понимая, что это тот самый дом, в котором рос ее муж. Видел он лишь домовиков, услужливых и пресмыкающихся. Испытать к ним сочувствие можно было, но для этого нужно было постараться, чтобы сопоставить их с живыми людьми. Не то чтобы Троэйн не причисляла эльфов к живым существам, скорее с трудом осознавала это. С детьми и нянями было легче: они выглядели так же, как и она, поэтому и представить, что ее руки могут стать такими же морщинистыми и посиневшими.
В этом и было их отличие. Грегори, выросший в роскошном доме, не нуждался ни в чем, прожигая детство и юность капризами и отвратительным поведением. С другой стороны, была Тройэн, не прислушивавшаяся к родителям, сбегающая с занятий с частным преподавателем, чтобы погулять с Синтией, которая только что вернулась с завода вместе с матерью. Подруга работала с семи лет. Как бы это ни выглядело обыденно для некоторых и дико для других, но это сказалось на поведении девушки. Роскошь - излишество, в котором повезло родиться, но не обязательно предстоит жить. Поэтому и согласилась на предложение Картера, зная, что сможет объяснить ему все недостатки подобной жизни. Думала, что сможет исправить ситуацию, став той, кто незримо, но все же станет стержнем в этой непринятой никем семье. Непонятно только, сработало или нет.

- Я не понимаю, что Вы хотите узнать.
Картер понимала, что, возможно, выражается не так четко, как хотелось бы. Все-таки она была отравлена, а не кто-либо в этом доме. Дочь, не узнавшая мать, не стремилась с ней познакомиться, а стрелки часов продолжали двигаться вперед. Не было возможности остановиться, выдохнуть и рассказать все, как было с самого начала. С того вечера в библиотеке, множестве встреч и глупых обещаний. Нарушения правил привели к тому, что она была единственной, носившей ребенка на последнем курса обучения. Это было позором для любой, кто оказался бы на месте Тройэн, поэтому им приходилось неумело скрывать случившееся. Пока не попались директору, выслушавшему их и почему-то оказавшим помощь. Мадам Помфри, Помона Спраут, Альбус Дамблдор. Столько людей знали о том, что происходило, но не вмешивались, предоставляя семьям выбор, который они заслуживали. Только в конечном счете, у Тройэн отобрали шанс выбрать - жить или умереть. И теперь она смотрела на Клариссу Картер, упрямо незамечающую ее.
Она особо и не удивилась этому. Даже снисходительно ухмыльнулась, качнув головой в знак подтверждения своих мыслей об этой женщине.

- Я хотела предупредить, но ей стало плохо и пришлось приводить в сознание. Тройэн хочет…
Дочь стала оправдываться, как нашкодивший ребенок, а Кларисса даже не обратила на это внимания. Как и не замечала саму Йэн. Возможно, думала, что таким образом в очередной раз подчеркнет ее никчемность?
- Эми, что за манеры, пригласи мистера Чейза пройти.
Картер улыбнулась, не удивляясь подобному обращению. Американец, кажется, не привык к подобному, хотя откуда было ему знать, каково живется магглорожденным волшебникам. Она и сама не представляла, насколько будет странно оказаться по ту сторону баррикад. Всегда воспитанная, немного несуразная, но все-таки леди, а в Хогвартсе оказалась лишь грязью, которую обходили стороной. Ничего удивительного в том, что чопорная миссис Картер решила подчеркнуть это снова, показывая тем самым, что ничего не изменилось. Даже спустя двадцать лет она продолжает ненавидеть ее, хотя и принимает Кристалл. Забавно.

- Эми, живее.
Имя уже не так резало слух, но Тройэн все же распрямила плечи. Боль отдавалась лишь в конечностях, но была терпимой. Значит, у них был еще как минимум час до следующего приступа. Судя по всему, лекарство они не смогут найти, ибо ситуация, развернувшаяся в доме Картеров, теперь так просто бы не утихла.
- Мистер Чейз останется здесь с миссис Картер.
- Мистер Чейз… - она хотела было его остановить, понимая, что это не принесет должного эффекта. Авторитета у американца было не так много, как ему, возможно, казалось. Хотя, конечно, Тройэн и могла ошибаться. Только он в этом доме был таким же чужаком, как и она сама.
- Прошу простить меня, мэм, но мне кажется, крайне невежливо игнорировать мать Вашей внучки.
- Кристалл, думаю, тебе стоит… - она посмотрела на дочь, намекая, что вмешательство с ее стороны будет выглядеть, куда более логично. Учитывая, что такое обращение к хозяйке дома вряд ли кому-либо понравится. Тем более Клариссе.

- Это в Ваших же интересах, миссис Картер. Просто объясните мне, каким образом умер Грегори, и я уйду, - пообещала Тройэн, не испытывая при этом ни боли, ни грусти. Она не собиралась оставаться здесь, как и не планировала сближаться со взрослой дочерью. Увидеть, проверить, возможно, узнать ее - конечно, но не тратить время на лишние разговоры. В 1960 году ее ждала маленькая Кристалл, которой она была нужнее. - Я смогу спасти Вашего сына, миссис Картер. Умру я - хорошо, все в порядке. Вы, как я вижу, счастливы, Кристалл жива и вполне здорова. Даже, по ее словам, росла в добре и любви. Но ей наверняка необходимы родители, - говорила она четко, хотя и понимала, что смысл слов до свекрови не дойдет. Никто не будет вслушиваться в слова той, кому постоянно закрывают рот. Можно было бы перестать представлять себя воспитанной и сдержанной, но по-другому себя вести Тройэн не умела. Умела, но знала, что не стоит. Это только больше разозлит хозяйку.
- Кристалл, ты понимаешь, что она не станет со мной общаться, поэтому, пожалуйста, попроси ее рассказать о тех событиях хотя бы тебе. Неужели ты не знаешь, как умер твой отец? Я хочу его спасти. Он ведь может выжить и дать тебе все то, о чем мы с ним мечтали, - обратившись уже к дочери, Тройэн сделала к ней шаг.
[nick]Troian Carter[/nick][status]muggleborn to die[/status][icon]http://funkyimg.com/i/2M3nS.png[/icon][sign]we’ll walk through the darkness
still feels like the first day of my life

https://i.imgur.com/BNX1wcJ.gif
обула Милкович;
[/sign][zvanie]<lz><a href="http://allgenerations.rusff.ru/viewtopic.php?id=1331#p121960">Тройэн Картер</a> </lz><span><a href="http://allgenerations.rusff.ru/viewtopic.php?id=314#p24739">хронология</a></span> <span><a href="http://allgenerations.rusff.ru/viewtopic.php?id=314#p24740">отношения</a></span>[/zvanie]

+3

16

[indent] По одному взгляду на бабушку было понятно, что она недовольна. Когда это происходило, ее лицо всегда разглаживалось, а взгляд становился стальным, цепким и мало приятным. Эми, скорее по привычке, чем по желанию, выпрямилась. Она уже давно не становилась причиной такой смены настроения Клариссы, хотя и вновь почувствовала себя виноватой. Что, скорее всего, было не так уж и далеко от правды.
[indent] - Эми, что за манеры, пригласи мистера Чейза пройти.
Очевидно, она решила избрать модель поведения, в которой общение с грязнокровкой будет минимальным. Девушке оставалось только закатить глаза в сторону, чтобы никто из присутствующих не увидел, как она устала от всего происходящего. Одна глупость за другой, а между ними не оставалось времени для того, чтобы банально выдохнуть. Никто не предупреждал, что будет так тяжело, никто не говорил, что порталы - это их возможное будущее. Эми не представляла, что когда-либо окажется в одной комнате с матерью, с которой можно не только познакомиться, но и поговорить. Портрет отца не мог отвечать, да и находиться рядом с ним не хотелось, потому что ничего полезного подсказать тот не мог. С течением времени наличие его рам в нескольких комнатах стало уже обыденным событием, словно, там ему и место. Картер никогда не испытывала желания узнать, какими были мама и папа, потому что выросла она в той обстановке, когда это и вовсе не требовалось. Если в понимании обычного ребенка родители и бабушка с дедушкой - это разные люди, то Эми жила в другой ситуации. Стоило ли винить ее в этом? Стоило ли Генри смотреть на нее недовольно за то, что девушка банально защищала ту, которой обязана всем, что у нее есть?
[indent] - Эми, живее.
Картер молчала, потирая ладонью лоб и пытаясь понять, как бы она поступила, не будь такой уставшей. Сейчас хотелось банально уйти и предложить американцу самостоятельно разобраться с проблемой, но так ведь не поступают. Не хотелось быть слабой или пустой в глазах матери, как будто это имело какое-либо значение.
Кларисса многое ей дала, теряя при этом не меньше. Род Картеров никогда не продолжится, и внесение этой фамилии в список священных теперь казалось абсолютно бессмысленным. Эми - умышленное убиение надежд на будущее, но тем не менее ее никогда в этом не обвиняли. Могла ли она сейчас встать на сторону Генри, заступаясь за ту, кто дала ей жизнь, но испортила все планы Клариссы и Роберта? Нет, не могла. И не потому, что любила кого-то сильнее, чем нужно было. Просто Картер умела ценить то, что имела. Она знала, как много сын значил для бабушки, знала, как много ей нужно вернуть родителям прежде, чем их счета сравнятся. Но еще Эми понимала, чего ждет от нее Генри. Выросший в семье, где родители не смотрели друг на друга в течение нескольких десятилетий, он тем не менее оставался слишком чутким до подобных проблем. У него была своя правда, которая вряд ли сходится с тем, что чувствовала Картер, правда смысл было объясняться?
[indent] - Мистер Чейз останется здесь с миссис Картер.
Чего, собственно, и требовалось ожидать. Генри никогда не разделял того, что происходило в Англии, поэтому и Эми была рада, узнав, что он возвращается в Америку. Конечно, рада - громко сказано. Она сильно переживала, продолжала чувствовать себя виноватой и искала причины, чтобы как-то отплатить ему добром на добро. Но в целом Чейз бы не смог выжить в военных и радикальных реалиях.
- Прошу простить меня, мэм, но мне кажется, крайне невежливо игнорировать мать Вашей внучки.
Картер улыбнулась, смотря сначала на мать, а потом и на бабушку. Словно забавлялась ситуацией, в которую оказалась втянута вновь против своей воли. Еще буквально несколько часов назад Кларисса спрашивала, как поживает Генри, но, кажется, после этих слов и вовсе забудет о его существовании. Если Сириус был предателем крови, который не подходил в качестве жениха из-за взглядов общества, то Генри становится врагом семьи, как бы громко это ни звучало. Эми коснулась его предплечья, сжимая, чтобы американец слегка остановился и не спешил так нелепо рушить взаимоотношения со всеми подряд. Заступаться за невинную девушку - похвально, возможно, привлекательно, но это не стоило ссоры, которая обязательно произойдет не сегодня, так завтра. Хотя Картер надеялась, что разговор не затянется так долго.
[indent] - Кристалл, думаю, тебе стоит…
Она кивнула, тем самым отвечая, что согласна с девушкой. Это, кажется, не осталось незамеченным для Клариссы, которая лишь посмотрела на нее. Просто повернулась к ней, разглядывая ее лицо и не двигаясь. Лицо замирало, как и сама миссис Картер, когда она была в ярости. Плохо, что Роберт ушел по делам, а Хейзел не отважится выйти в коридор. В такой момент главное было остудить пыл бабушки.
- Игнорировать ее не получится, - ответила Эми, сдерживая ее взгляд, хотя и чувствуя дикий дискомфорт вперемешку со страхом. Она не любила это ощущение, хотя и прекрасно помнила, когда впервые оказалась в этой ситуации. Разговоры с Сириусом, приведшие ее к постоянному переосмыслению. Одна идея сменяла другую, заставляя сомневаться во всем, что девушка до этого знала. Так и сейчас она стояла посреди коридора, разглядывая явно недовольную Клариссу и думая о том, что это больше походит на сюжет какого-то дешевого романа, чем ее реальной жизни. Сначала усомнилась в основах, которые учила с детства, потом и вовсе нарушила все запреты, связываясь с Эванс и Блэком. Возвращалась после комендантского часа, проносила алкоголь в комнату и сбегала с последних занятий, лишь бы встретиться с гриффиндорцом, потому что у того было окно. Сделала столько глупостей, которых уже не перечесть. Но каждая из них постепенно меняла Эми настолько, чтобы к двадцати годам она осознала, как сильно ошибалась в детстве. Даже Генри, американец, пропитанный другой культурой, повлиял на нее сильнее, чем собственные родители. Картер проникалась западными идеями, разглядывая птицу на его футболке и слушая рассказы о далекой Америке. Что-то новое и необычное всегда казалось страшным, но сначала Япония, потом Венгрия, Румыния, Австрия. Везде были свои недостатки, свои особенности, но Эми не видела ничего плохого в том, чтобы признать неправоту.
Она зря плохо относилась к Лили, считая ее грязной или недостойной общения.
Она зря цеплялась за Джеймса, когда вокруг было немало хороших парней.
Она зря решила найти себя в отношениях, хотя и без них было достаточно полноценной личностью.
Зря рассталась с Генри подобным образом, зря нагрубила Марго, зря спутала воспоминания Мэри и помогла Эвану Розье. Эми постоянно ошибалась, но не прогибалась под чувством сожаления, потому что вовремя умела признавать свою неправоту. Это помогало дышать свободно, смотреть на мир под другим, честным углом.
[indent] - Просто объясните мне, каким образом умер Грегори, и я уйду.
Вряд ли Тройэн знала, как общаться с Клариссой. Судя по ее вопросам, она многого не знала, а портрет над лестницей, уже не на шутку разбушевался. Эми бы попыталась утихомирить всех, только знала, что это не закончится ничем хорошим.
- Кристалл, ты понимаешь, что она не станет со мной общаться, поэтому, пожалуйста, попроси ее рассказать о тех событиях хотя бы тебе. Неужели ты не знаешь, как умер твой отец? Я хочу его спасти. Он ведь может выжить и дать тебе все то, о чем мы с ним мечтали.
Снова не то. Не те слова, не то, что нужно было сказать.
- Я не могу попросить ее, потому что бабушка - это бабушка и семья. Отец - это закрытая тема, которой мы не касаемся, - ответила Эми, зная, что Кларисса не скажет и слова. - Вы не можете приходить в чужой дом и что-то просить, когда Вас не ждали или вовсе не звали сюда, - продолжила девушка, а потом посмотрела на Генри. - Ты тоже хорош, - чуть окрепла, сделав шаг в сторону и отходя от остальных.
- Я не знаю, что произошло между вами, но после побега отца Картеров унизили и смешали с грязью… Не обижайтесь, я фигурально выражаюсь, - пояснила Эми, чувствуя себя настолько уставшей, чтобы принимать чью-то сторону. - Вы были виноваты в этом, да еще и родили меня сразу после выпуска из Хогвартса. Так что, понимаете, не Вам говорить о счастливом детстве. Если бы не Кларисса и Роберт, я бы жила в нищете или уже давно умерла где-то в переулках Лондона, окоченев, - повторяла слова бабушки, чем наверняка смогла ее задобрить. Эми посмотрела на Генри, надеясь, что он правильно ее поймет и на этот раз проглотит эти слова, потому что она еще не закончила. Да и говорила куда спокойнее, что, наверное, со стороны смотрелось странно. Только она уже привыкла сглаживать острые углы, будучи в обществе Блэка или же постоянно недовольных клиентов.
[indent] - Но, бабушка, если Тройэн права, то она может спасти Грегори. Я знаю, что порталы действительно работают, потому что своими глазами видела выжившего Розье, - Картер пыталась выражаться как можно более спокойно, чтобы ни одна, ни вторая сторона не стали еще сильнее заводиться из-за ее речи. Никто другой бы не смог попытаться, а она хотя бы не будет молча стоять рядом с матерью и тем самым нервировать Клариссу. - Если есть такой шанс, что эта девушка сможет спасти твоего сына, то, думаю, стоит попытаться. Ты же знаешь, что именно с ним произошло, - рама портрета отца стукнулась о стену - насколько сильно тот пытался быть услышанным, но Кларисса не вздрогнула, продолжая смотреть лишь на внучку. - Тогда у Картеров еще будет шанс на продолжение рода. Да и тебе наверняка хотелось бы увидеть его живым, - кажется, встала на сторону Тройэн, но ведь та говорила хорошие вещи. В принципе, это не должно помешать. Эми не знала, каким был Грегори, но если он вернется к родителям вместе с ней, то хуже не станет. Возможно, появится мачеха или еще кто-то, но разве это помешает?
- В конце концов он еще может попытаться обзавестись наследником, - решив надавить в очередной раз, предложила Картер, смотря уже на Генри. Словно показывая, что необязательно пытаться нарушить этикет, воспитывая взрослого человека на глазах его детей.

+3

17

- Мистер Чейз останется здесь с миссис Картер.
Кларисса не ожидала такой реакции от молодого человека. Натянулась, как струна, переплетая пальцы между собой. Обручальное кольцо было простым, не вычурным, но достаточно заметным для окружающих. Оно обрамлялось маленькими камнями, каждый который подпитывал женщину и давал определенные силы. Лучший подарок от мужа на годовщину свадьбы, но не такой уж удобный в данный момент. Хотя и отшлифованы амулеты были хорошо, все равно впивались в кожу, причиняя неудобство. Это отрезвляло. Помогало сдержать себя в порыве, который потом бы себе не простила.
Собственная фамилия, гордая, великая не шла этой дешевке. Она смотрелась вульгарно в пропитанном традициями и семейными ценностями доме. Кларисса не смотрела в ее сторону, продолжая изучать лицо американца, хотя и чувствовала, как мерзко грязнокровка влияла на атмосферу вокруг. Единственное, за что Рисса переживала, - Эми. Если она узнает правду, то не сможет простить. Не поймет и не оценит. Если бы они рассказали ей раньше, то девочка бы смирилась. Но теперь, общаясь с такими, как Сириус Блэк и Лили Поттер, она явно не оценит усилий. Боль, причинившая столько страданий, не окупит предательства, которое внучка обязательно увидит. Не просто увидит, но и будет помнить, приводить в пример, как ошибку и трусость.

Рисса не была плохим человеком. Она была сильной женщиной, которая боролась за свою семью. Убийство, на которое Картер пошла, - лишь инструмент для достижения цели. У нее был другой вариант, но он не устраивал ее. Отказаться от Грегори было выше ее сил, убить грязнокровку, околдовавшую его, - куда более разумное решение. Все, что Кларисса ни делала, все было во благо рода. Защищаться этим было глупо, но ее поступок был гуманным. Она избавила Хэллетт от страданий в будущем, помогла сыну подышать свободно без оков этой хаффлпаффки. Она вырастила Эми. Чудесную Эми, в которой ни капли не было от этой невоспитанной хамки, заявившейся на порог дома.
Как она выжила? Как ей удалось? Кларисса слышала о порталах, но не думала, что это коснется ее. Призрак из кошмаров, от которых избавиться получилось только с помощью зелья. Зелья, которое помог сварить Генри. Она думала, что он понимает и разделяет. Сириус не подходил, потому что внушал Эми глупости, заставлял ее быть чувствительной, эмоциональной, это мешало разуму и никак не сходилось с тем будущим, которое Рисса планировала ей. Генри же выступал в качестве потенциального жениха и был лучше любого, которого она когда-либо смогла бы найти. Фрэнк Лонгботтом проигрывал ему, потому что обрек семью на страдания, стал аврором, совсем не думая о последствиях. Так что его свадьба оказалась победой для Картеров. Чейз вернулся в Америку, и это было достойно. Теперь же он поблек в ее глазах, стремительно превращаясь в того, от кого она оберегала Эми.

- Прошу простить меня, мэм, но мне кажется, крайне невежливо игнорировать мать Вашей внучки.
Она стояла ровно, зная, что ни один мускул не дрогнул на лице. Только внучка Эми бы заметить, насколько сильно Кларисса недовольна, насколько сильно разочарована. Надежда снова оказалась пустой, а очередной молодой человек оказался подвергнут чарам этой грязнокровки. Может, в ее роду были вейлы.
- Дело в том, мистер Чейз, что Вам кажется, - ответила Рисса, надеясь, что этого будет достаточно, чтобы Генри понял ее и не перечил. В этом доме, пусть и не таком большом, как у тех же Блэков, женщин уважали и не смели перечить. Никто и никогда не нарушал эту традицию, не говоря уже о банальном почитании старшего поколения. - Virtutem primam esse puta compescere linguam, - обратившись к американцу, Картер посмотрела на внучку, надеясь, что та все-таки подчинится и перестанет усугублять ситуацию своим бездействием.
- И крайне невежливо игнорировать заданный Вам вопрос от гостьи.
- Кристалл, думаю, тебе стоит…
- Игнорировать ее не получится.
Она не понимала, каким образом еще держалась. Ладонь горела от желания оставить звонкую пощечину на грязном лице. Выгнать ее из собственного дома, чтобы портреты успокоились, а внучка перестала так легко поддаваться чужому влиянию. Дурная кровь во всем виновата. Как бы упрямо Рисса ни боролась с ней, она все равно брала верх и проявляла себя во всей красе.
- Мистер Чейз, Вы устали в дороге, поэтому не совсем осознаете, где находитесь и с кем разговариваете, - не став отвечать Эми, тем самым показала, что с ней поговорит позже. Кларисса вновь посмотрела на молодого человека, опуская руки, чтобы те перестали подрагивать. Чем сильнее их сжимала, тем заметнее те выдавали ее волнение. - Не стоит утруждать себя и придумывать нравоучения. Оставьте Вашу мудрость для студентов, которые обязательно к ней прислушаются и постараются Вас не разочаровать. Не думаю, что мы сможем угодить Вам сегодня и предоставить свободную комнату, потому что… сами понимаете, тяжелые сутки, и у нас нет возможности ухаживать за иностранцем. Можете воспользоваться камином, чтобы добраться до Дырявого котла, - Кларисса вежливо улыбнулась, прекрасно зная, что ни к ее словам, ни к выражению лица придраться не получится. Она все сказала и своего мнения не изменит. - Эми, очень жаль, что твоему другу не удастся провести время в нашей компании. Впредь прошу не приглашать его сюда, - на этом, пожалуй, стоило закончить этот сумасшедший день. Рисса поправила аккуратно уложенные волосы, поворачиваясь к Хейзел и обращая внимание на разбушевавшийся портрет.

Позор.
Даже с того света не может сдержать себя в руках. Какое заклинание эта грязнокровка использовала? Ненависть, смешенная с яростью от очередного разочарования, кипела внутри, но Кларисса пыталась держать себя в руках. Генри не оправдал надежд, но это к лучшему. Они узнали об этом до того, как женщина вновь взяла в оборот идею о замужестве внучки. Как все утихомирится, она все же свяжется с семьей и спросит у них совета.

Каким образом мертвая оказалась живее всех живых Рисса не знала. И, если честно, не интересовалась. Уже успела отвернуться, решая возвратиться в свой кабинет, чтобы принять нужную настойку, но она снова заговорила. Своим отвратительно мягким и напрочь ядовитым голосом.
Дрянь.
- Это в Ваших же интересах, миссис Картер. Просто объясните мне, каким образом умер Грегори, и я уйду. Я смогу спасти Вашего сына, миссис Картер. Умру я - хорошо, все в порядке. Вы, как я вижу, счастливы, Кристалл жива и вполне здорова. Даже, по ее словам, росла в добре и любви. Но ей наверняка необходимы родители.
Никак не среагировала, даже не остановилась, продолжая выискивать глазами что-то, за что можно было бы зацепиться. Перила казались слишком хлипкими, а позориться на глазах у очередного разочарования Рисса не собиралась. Можно было придушить или наложить Силенцио, но это лишь оставило бы ее магический отпечаток на девчонке.
- Кристалл, ты понимаешь, что она не станет со мной общаться, поэтому, пожалуйста, попроси ее рассказать о тех событиях хотя бы тебе. Неужели ты не знаешь, как умер твой отец? Я хочу его спасти. Он ведь может выжить и дать тебе все то, о чем мы с ним мечтали.
Выше ее сил. Выше ее терпения. Какое право она имеет обращаться к Эми? Это проклятое имя, наполненное ничем иным, как фальшью. Кларисса остановилась, смотря на портрет сына.
- Доволен? - спросила тихо так, что никто не услышит. Снова эта грязь находится на пороге ее дома, снова Рисса - та, кто оказывается между двумя огнями. Внучка, ее сердце, ее душа, и магглорожденная волшебница, очередная попытка разрушить счастье этого дома.

- Я не могу попросить ее, потому что бабушка - это бабушка и семья. Отец - это закрытая тема, которой мы не касаемся. Вы не можете приходить в чужой дом и что-то просить, когда Вас не ждали или вовсе не звали сюда. <…> Вы были виноваты в этом, да еще и родили меня сразу после выпуска из Хогвартса. Так что, понимаете, не Вам говорить о счастливом детстве. Если бы не Кларисса и Роберт, я бы жила в нищете или уже давно умерла где-то в переулках Лондона, окоченев.
На мгновение прикрыла глаза, выдыхая. Почувствовала прилив гордости. Не подвела. Не разочаровала. Не была такой мягкой, как отец. Её Эми, её заслуга. В одно мгновение женщина повернулась, посмотрев на своего ребенка. На своего настоящего ребенка. От начала и до конца воспитанного по правилам. Кларисса мирилась с ее недостатками, списывая их на отравленную кровь матери, позволяла себе гадости в ее адрес, но с каждым годом влюблялась в Эми сильнее. Не Грегори, который оказался слишком слаб, хотя Рисса в этом и не признавалась. Не Роберт, который поддерживал жену в этих мыслях. А сама Кларисса не жалела о том, что у нее не оказалось наследников. Сын - это гордость, но слишком непосильная обязанность.
- Но, бабушка, если Тройэн права, то она может спасти Грегори. Я знаю, что порталы действительно работают, потому что своими глазами видела выжившего Розье. Если есть такой шанс, что эта девушка сможет спасти твоего сына, то, думаю, стоит попытаться. Ты же знаешь, что именно с ним произошло.
Внутри все похолодело. Если она узнает, если они узнают… Никто не мог догадываться и никому об этом не рассказывалось. Какой бы больной потеря ни была, Кларисса пережила ее, ни с кем не делясь чувствами. Это был ее проигрыш, ее неудача.
- Тогда у Картеров еще будет шанс на продолжение рода. Да и тебе наверняка хотелось бы увидеть его живым.
Конечно, хотелось. На портрете Грегори не взрослел, оставался таким же, каким был перед смертью. Вымученно счастливым, недовольным собой, рамой, границами, которые очерчивали его новый мир.
- В конце концов он еще может попытаться обзавестись наследником.

- А ты не собираешься рожать мне внуков? - спросила Кларисса, спускаясь обратно. - Грегори - мой сын, но он остался в прошлом. Каким бы несчастным человеком он ни был, он прожил свое, - отрезала женщина. Слишком резко, жестоко даже по отношению к самой себе. Роберт наверняка бы подтвердил слова, потому что никогда не питал отцовской нежности к ребенку. - Мы похоронили его двадцать лет назад и обрели счастье с тобой. Порталы, игры со временем… Ты знаешь, как я к этому отношусь. Вмешиваются в ход истории только невоспитанные и необразованные люди, - могла бы придумать множество причин, но пока остановилась на этом. Никто и никогда не узнает настоящей правды. Как никто ее никогда и не расскажет. Потому что единственным живым человеком была Кларисса, а она не собиралась поступаться счастьем Эми из-за желания вдруг ожившей грязнокровки.
- У всех своя судьба, дорогая. Всех не спасешь, - сказала она чуть мягче. - Лучше подумай о том, как связаться с Сириусом, потому что ему наверняка необходима твоя помощь, - короткий взгляд в сторону Генри, чтобы окончательно понял, какую позицию Кларисса заняла, и что его ожидает в ближайшем будущем.
Ничего.


Virtutem primam esse puta compescere linguam - молчание - золото.
[nick]Clarissa Carter[/nick][status]bono malum superate[/status][icon]http://sd.uploads.ru/AMcVD.png[/icon][sign]by единорожка[/sign][zvanie]<lz><a href="http://allgenerations.rusff.ru/viewtopic.php?id=1331#p129466">Кларисса Картер</a></lz><span><a href="http://allgenerations.rusff.ru/viewtopic.php?id=314#p24739">хронология</a></span> <span><a href="http://allgenerations.rusff.ru/viewtopic.php?id=314#p24740">отношения</a></span>[/zvanie]

+3

18

Генри был хорошо воспитан несмотря на то, что родился далеко за пределами Великобритании. Несмотря на большие и серьезные проблемы в семье, несмотря на родителей, которые до сих не разговаривали между собой, хотя прошло уже фактически двадцати лет наверное. Тем не менее они оба вложили в него те частички воспитания, которые были нужны и необходимы в этом высшей обществе. Ильверморни дал ему дополнительное видение того, как надо и не надо было себя вести, а работа показала, что люди бывали разными. Конечно же Чейз не имел права спорить с миссис Картер, которая являлась хозяйкой этого дома и в любом другой ситуации не посмел бы перечить ей, ведь она была бабушкой Эми, а он всегда уважительно относился к чете Картер, которая воспитала девочку самостоятельно. Эти годы, что он был знаком с Эми и знал ее семью, историю, которая была доступна, он ценил тот вклад, что Кларисса сделала, воспитав внучку. В его глазах она казалась сильной женщиной, которая, невзирая на смерть сына и невестки, сумела найти в себе силы и мощь, чтобы поставить малышку на ногу. И он считал ее человеком, который заслуживал уважения. До сегодняшнего дня. Да, возможно она многое сделала и воспитала Эми. Возможно она посвятила всю себя внучке, отказываясь от чего-то и потакая капризам единственной наследницы. Но если она и в самом деле была виновата в смерти Тройэн, а возможно и собственного сына тоже, то это было ничем иным, как искуплением вины. Эми была напоминанием сына, утешением горя, единственной родной частичкой, которая осталась после ее ребенка. Не привязаться к ней, такой крохотной и очаровательной, было невозможно. Генри прекрасно понимал чувства миссис Картер, ведь он сам не так давно видел крошечную Кристалл, которая недовольно ворочалась и капризничала. Это она любила делать и сейчас. Если Кларисса была виновата, то неважно сколько добра она сделала, было очевидно, что она ни о чем не жалеет. Если она убила Тройэн, то она даже не отрицает этого, всем своим видом демонстрируя внучке и американцу, что Йэн - лишь пустое место. И ему было тяжело это видеть и принимать. Да, он воспитывался матерью и отцом, но окажись он в такой ситуации, он бы во-первых выслушал мать, невзирая на все факторы, а во-вторых, не стал бы вести себя так. Возможно он был не прав, ведь все люди разные и каждый воспитан так, как его воспитывали. Невозможно найти двух идентичных людей, которые бы вели себя одинаково. Кто-то бы сказал, что аристократия именно такая, но нет. Им всем лишь прививает манеры, но у каждого свои взгляды на самом деле.
- Эми, очень жаль, что твоему другу не удастся провести время в нашей компании. Впредь прошу не приглашать его сюда.
Генри неопределенно усмехнулся. Другого и не стоило ожидать от человека, который откровенно игнорировал заданные вопросы и не спешил давать вразумительных ответов, прикрываясь другими. Американец и рад был ответить, что и сам бы не стал больше приходить сюда и более того - с удовольствием бы забрал отсюда Эми, но перехватив ее взгляд, мысленно прикусил язык, выжидая более удобного момента. Тем более, что Эми снова заговорила и Генри набрал побольше воздуха в легкие, чтобы возразить ей. Она просто понятия не имела, где жили ее родители и что имела за плечами Тройэн. Пускай он не знал всей истории, но видел особняк, в разы дороже этого дома, видел женщину, которая бережно прижала малышку к груди. Ни один муж не способен устоять перед напором любимой жены, которая требует пускай и невозможного. И Эми бы никогда не окоченела в переулках, просто она сама этого не знала. И у Генри мелькнула мысль - что если, найдя рецепт и приготовив противоядие, им вдвоем проводить Тройэн обратно в ее время? Эми смогла бы увидеть все своими глазами, понять, осознать. Что не злость и зависть царили дома, а любовь. Это читалось в каждом движении молодой миссис Картер, которая копошилась в доме, то и дело покачивая корзинку с малышкой. Неважно, жили они в достатке или нет, неважно где обитали. Важно было увидеть, какие отношения были у них и судя по тому, как сильно переживала Йэн, она искренне любила своего мужа, а он - ее. Однако, вопреки всему, Картер продолжила уже в ином русле, вставая частично на сторону матери и поддерживая ее желание узнать правду. Впрочем, было видно, что этот поворот не обрадовал взрослую женщину, которая явно привыкла подчинять себе всех вокруг и не терпела, когда ей перечили. Привыкла быть королевой бала, вокруг которой все ходили на цыпочках, только вот Генри все больше и больше убеждался в том, что женщина отнюдь не невинна, как хочет казаться и об этом говорило каждое ее слово и движение.
- Лучше подумай о том, как связаться с Сириусом, потому что ему наверняка необходима твоя помощь.
Чейз даже не посмотрел на Эми, глядя прямо в глаза Клариссе. Эта женщина умела не только себя вести, но и больно кусала, как самая настоящая змея. Возможно будь Генри менее воспитанным, то давно бы уже все высказал ей, но Эми ясно давала понять взглядами, что не хотела ссор в доме, тем более в столь странной и непонятной ситуации.
- Нет никакого смысла в моем унижении, миссис Картер, - голос Чейза звучал ровно, с легкими холодными нотками. Именно так он разговаривал с теми, с кем вел дела, с кем держал дистанцию. - Три месяца назад я достойно принял поражение и вернулся в Америку, поэтому подчеркивать присутствие Сириуса в жизни Эми необязательно, - продолжил он, выпрямляясь и смотря только на женщину, которая все еще считала, что она победитель. - Только вот меня беспокоит безопасность Эми, а не ее личная жизнь. Я люблю ее и волнуюсь о ней, - Генри продолжал, голос его звучал все более и более уверенно, он не замечал взглядов со стороны, словно обретал силу, а ситуация лишь подбадривала его. Возможно потом он пожалеет, что позволил себе столь бесцеремонное поведение и возможно Эми не одобрит этого, выгонит его из своей жизни и они больше никогда не встретятся, но он готов был рискнуть теми крупицами отношений, которые у них были, чтобы раскопать правду. - Моя любовь включает в себя и уважение. И если она задает мне вопрос - я отвечаю, - американец подчеркнул тот факт, что Кларисса снова проигнорировала вопрос, снова ушла от ответа. - А еще любовь включает в себя и другие нюансы, миссис Картер. Например, желание видеть сына живым, - Генри пожал плечами, не отходя от Троэйн. Он старался говорить четко, но понимал, что возможно некоторые фразы произносит сбивчиво из-за волнения, которое его охватило. Впервые он участвовал в столь яром и опасном споре, который в любой момент мог закончиться фатально для любого члена полилога. Каждым словом, каждым новым предложением он старался поддеть женщину, заставить ее среагировать не так чопорно, чтобы она наконец показала свой раздвоенный язык. - Вы игнорируете миссис Картер потому, что она отобрала у Вас сына? Но они живут в любви. У них большой особняк, там есть слуги, ее родители богаты. Ваш сын счастлив с ней, разве это не так? - Впервые в жизни Генри откровенно лгал, пальцами чуть надавив на спину Тройэн, чтобы не смела ничего говорить. Если Кларисса была в том доме, она знала, что это не так. Значит это она была с тем красным кулоном. - У миссис Картер чудесная мать. Она с такой заботой бережно прижала к груди малышку Кристалл, когда мы прощались, - Чейз продолжал давить, понимая, что ходит не то что по краю, но уже над пропастью, вышагивая по невидимому тросу. В любой момент он мог свалиться вниз, ломая себе все кости и уже без возможности выбраться на поверхность. Генри понимал, прекрасно понимал и видел, что Кларисса переполнена ненавистью к нему. И это было хорошо. Она могла взорваться в любую минуту. - Ваш сын был счастлив, так почему бы не попробовать спасти их обоих, чтобы они продолжали жить счастливо вместе? Все втроем, - Чейз сделал последний шаг и замер на середине невидимого пути, нависая над пропасть и удерживая баланс. Он не дрожал, он держался стойко, храбро смотря в глаза Клариссе. Если это называлось героизмом и если этим отличались Сириус и его друзья, то Генри никак не хотел быть на них похожим, ибо это было ужасно словно и страшно. Да, ему было страшно, но он смотрел прямо на женщину, понимая, что не имеет права отступать и сдаваться. Как минимум ради беззащитной Йэн, но все же - ради Эми, которая заслуживает правды и Генри уже сейчас понимал, что Кларисса лгала. Неумело, наспех, лишь бы отмахнуться от правды. Ведь если копнуть глубже, если задать правильные вопросы, кто знает какая правда вылезет наружу. Да, больная тема, она потеряла сына. Но как она его потеряла? Почему? Что им двигало? Генри не смотрел на Эми, прекрасно зная, что она вряд ли одобрит столь яростную атаку на ее бабушку, но он чувствовал, шестым или сто шестым чувством, что она уже сейчас посмотрела на нее чуточку иначе. Ведь он был прав. Какая мать не захочет видеть живого сына? Только глубоко благородный человек, склонный к самобичеванию и самопожертвованию откажется от такого шанса. Даже бы Генри не отказался спасти кого-то из родных, что же говорить о матери, которая потеряла единственного сына? Могла ли она в самом деле так легко отказаться от этого, когда порталы так и манили? Он, совершенно чужой человек, спасал другого чужого человека, умирающую девочку. Неважно, чья она мать и дочь, важно, что она умирала и ей нужна была помощь и если он попал в этот портал, значит так и должно было быть и он мог помочь, а значит можно спасти и отца Эми. Так в чем проблема? Генри провел пальцами по своему лицу, нервно сжав подбородок и продолжая смотреть на Клариссу. Он не собирался уступать ей эту битву, он планировал загнать ее в угол и надеялся, что его провокации сработают. В противном случае, он мог надавить уже иначе. Но, о Изольда, как он ненавидел себя сейчас за такое отвратительное поведение. И понимал, что еще долго не сможет показаться на глаза Картер. Но главное сейчас было спасти невинные жизни, которые заслуживали яркой и счастливой жизни.
[icon]http://funkyimg.com/i/2M3nR.png[/icon]

+3

19

- Я не могу попросить ее, потому что бабушка - это бабушка и семья. Отец - это закрытая тема, которой мы не касаемся. Вы не можете приходить в чужой дом и что-то просить, когда Вас не ждали или вовсе не звали сюда.
Тройэн не нашлась, что ответить, ведь Кристалл была права. Тяжело было называть дочь ее именем, хотя, казалось, что от Кристалл в ней ничего и не осталось. Только темный цвет глаз, которые то и дело сужались в подозрении или же смущении. С одной стороны, ее можно было понять, с другой - весь фарс, происходивший посреди коридора, выглядел крайне глупо. Они все равно ничего не добьются от той, кто воспитала Кристалл так, как ей было то нужно. Предположить, что убийство родителей было одним из тяжелых решений для Клариссы, наверное, казалось совсем уж бессмысленным, но что-то не давало Йэн так скоро отступить.

- Я не знаю, что произошло между вами, но после побега отца Картеров унизили и смешали с грязью… Не обижайтесь, я фигурально выражаюсь.
Девушка кивнула, привыкшая к такому обращению. Правда перед ней редко извинялись за подобное поведение, что несколько удивило Картер. Она даже посмотрела на свекровь, проверяя, как она отреагирует. Только женщина никак не выдавала своих чувств, только закрываясь от окружающих и крепче сжимая перила лестницы. Мистер Чейз вышел из-под контроля, начиная говорить откровенную глупость, неспособную переубедить никого здесь. Тройэн не понимала, с чего бы Генри лукавить о том, что происходит в их жизни с Грегори. Кларисса как никто другой знала, что ее сын остался в нищете. Это понятно было любому, кто так или иначе, но был знаком с Грегом. Он не умел работать руками, а колдовство оказалась под запретом, потому что могло вернуть его домой. По словам мужа, отец мог воспользоваться связями в Министерстве Магии и обнаружить местонахождение сбежавших влюбленных. Помимо гнева родителей, обрушившегося на них, они бы еще и погрязли в смуте и мщении. Проверять, что именно отцы их решили, Тройэн не хотела, поэтому поддержала Грегори в своем решении.

Слова американца, как и ожидалось, не привели ни к какому эффекту, а она лишь неловко посмотрела на нее. Подобное поведение срамило и ее, и Грега. Хорошо, что он не слышал наглой лжи, которая оказывалась слишком нереальной для их положения. Это только укололо бы сильнее гордость. Они хотели для дочери всего, но, получается, не смогли предоставить и капли из того океана, которым управляли Картеры старшие. Чейз, может, и хотел как лучше, но только сильнее придавил Хэллетт к земле, обрубая всякие надежды на мирное сосуществование. Теперь, когда, как оказалось, нынешняя жизнь их семьи выглядела убого, что ее нужно было приукрашать, Тройэн не была уверена в собственном выборе. Может, судьба и правда поступила по совести, спасая девочку от бедной и тяжелой жизни. Замки, любовь, тепло, которые американец описывал в своих рассказах, вряд ли в скором времени завладели бы домом их семьи.
Тройэн поджала губы, выдерживая взгляд дочери. Кларисса даже не посмотрела на нее, обращая внимание сначала на портрет, потом на гостей.

- В конце концов он еще может попытаться обзавестись наследником.
- А ты не собираешься рожать мне внуков?
Она посмотрела на Кристалл. Конечно, она не только пятно на роду Картеров, но еще и простая дочь. Она не наследник, на которого можно возложить надежды. Тройэн понимала, что это глупость, которой придерживались все аристократы. К слову, это определенно сближало магглов и магов. Например, ее родители так же мечтали о сыне, как Кларисса радовалась своему собственному. Другое дело, что в мире без магии ситуация стала меняться, предоставляя девушкам и дочерям возможности «окупить» свое существование. Глупые предрассудки медленно и со скрежетом отходили на задний план.

- Мы похоронили его двадцать лет назад и обрели счастье с тобой. Порталы, игры со временем… Ты знаешь, как я к этому отношусь. Вмешиваются в ход истории только невоспитанные и необразованные люди.
Самое удивительное, что Кларисса говорила ровно. Это поразило, наверное, сильнее всего. Тройэн, ни разу до этого не встречавшаяся с миссис Картер, и понятия не имела, какой была та женщина. По рассказам Грега, она оставалась холодной и сдержанной, но очень горделивой. Это было видно по тому, как та держалась. Голос же женщины оказался не таким твердым, как Йэн представляла, но он и не заставлял расслабленно выдохнуть. Миссис Картер не вызывала неприязнь, но с ней и не хотелось подружиться или же расположить к себе. Таких людей обычно обходят стороной, что Тройэн и сделала.
Обошла женщину, заходя на ее территорию. Генри продолжал рассказ о том, как в ее доме хорошо, как мать прижимала к себе малышку.

- Мистер Чейз, пожалуйста, перестаньте сочинять. Враньем делу не поможешь, - попросила Йэн, останавливаясь у лестницы. Она уже ухватилась за перила, когда Кларисса наконец удостоила ее взглядом. Девушка улыбнулась, замечая перед собой портрет Грегори. Она его любила и ценила, возможно, слишком сильно. Берегла и старалась положиться на нем, в тайне поддерживая семью наплаву. Не хотела ранить мужское самолюбие и надеялась, что он никогда не узнает, сколько Йэн пришлось стерпеть, чтобы под вечер встречать его с улыбкой. Это, пожалуй, одна из тех тайн, которую она унесла с собой в могилу. - На самом деле все не так радужно, - отвергла всякие слова Генри девушка, касаясь пальцами рамки портрета. Тот успокоился, потому что Грегори узнал ее, как и она узнала его. Даже улыбнулась, замечая, как муж рад ее увидеть спустя столько лет. - Миссис Картер, я не испорчу портрет своего мужа, поэтому, пожалуйста, опустите артефакт, - спокойно сказала Тройэн. В голосе не было ни боли, ни обиды, лишь усталость. Но девушка посмотрела на свою дочь, игнорируя присутствие хозяйки дома. - Мы живем в нищете. Нам хватает на проживание, мы не голодаем, но и не балуемся излишествами. Родители отказались от меня так же быстро, как родители Грегори отказались от него. Отец не одобрял брака с волшебником, да и в принципе так и не смирился с тем, что я не такая, - начала свой рассказ Йэн, успокаивая портер, разошедшийся от недовольства. - Он всегда стеснялся своей слабости, - пояснила девушка поведение Грегори за рамой. - Но мы не жаловались. Жили в домике прислуги. Забавно, да? Я - наследница империи Хэллетт, он - наследник семьи Картер в домике прислуги. Грег работал на заводе, занимаясь выплавкой уборочной техники, а я врачевала, - объяснила Тройэн, ощущая некоторое давление со стороны слушателей. Теперь она стояла на лестнице там, где недавно стояла Кларисса. Наверное, это неправильно и некультурно, и этому нет прощения. - Не знаю, получилось бы у нас выбраться из этого положения, Кристалл. Но ты счастлива и стоишь у нас на первом месте. Я работаю каждый день, Грег отказывается от выходных. Недавно у него получилось выплавить четыре подковы, которые он тут же продал, а потом сделал еще одну, как напоминание о своем… подвиге. Понимаешь, какой он человек? - не без иронии спросила Тройэн, намекая на безрукость любимого. - Подкова висит на печи, которой мы греемся в холодные вечера. Так что, да, живем мы бедно, не имеем за плечами денег и большого дома, но мы есть друг у друга. Меня забрала судьба, потом, очевидно, сдался и Грегори… - Картер остановилась на мгновение, замечая резкое движение Клариссы. Женщина оказалась рядом с ней, оставив после себя красный след на щеке. Йэн же заметила красное кольцо на пальце.
- Вам что-то известно, да? Вы же знаете… - ошеломленно сказала девушка. Догадка пришла сама собой. - Вы приходили к нам, - рассказ придется отложить, потому что все внимание Тройэн было приковано к перстню женщины. Камень был такой же, как в ожерелье той дамы, которая навестила ее недавно. - Это же были Вы?
[nick]Troian Carter[/nick][status]muggleborn to die[/status][icon]http://funkyimg.com/i/2M3nS.png[/icon][sign]we’ll walk through the darkness
still feels like the first day of my life

https://i.imgur.com/BNX1wcJ.gif
обула Милкович;
[/sign][zvanie]<lz><a href="http://allgenerations.rusff.ru/viewtopic.php?id=1331#p121960">Тройэн Картер</a></lz> <span><a href="http://allgenerations.rusff.ru/viewtopic.php?id=314#p24739">хронология</a></span> <span><a href="http://allgenerations.rusff.ru/viewtopic.php?id=314#p24740">отношения</a></span>[/zvanie]

+3

20

[indent] Эми молча слушала решение Клариссы, недовольно смотря на бабушку. Прекращать общение с Генри она все равно не станет, но вряд ли это поможет ему вновь заслужить расположение родителей. Девушка так устала, что готова была просто попросить всех вернуться к своим делам, чтобы скрыться в комнате и наконец поспать хотя бы пару часов. Как оказалось, это была слишком непозволительная роскошь в такое время, хотя Картер не занимала ничью сторону в этой войне. Просто война пришла к ней в дом, разгромив то хрупкое спокойствие, которое она хотела застать тут.
Стоило ли говорить, как сильно Эми была довольна сложившейся сценой. Кажется, Сириусу будет над чем посмеяться или поглумиться, когда он сможет вернуться в… Она осеклась, вспомнив, что возвращаться, строго говоря, некуда. Лавка разрушена, отношения с Генри под угрозой срыва, бабушка вне себя от злости, хотя и не подает виду. Достаточно было взглянуть на ее напряженное выражение лица, чтобы предположить, насколько сильным ураган будет после того, как гости все же послушаются здравый смысл и уйдут туда, откуда пришли. Картер не любила быть такой негостеприимной, но иногда этого требовал случай. Она ненавидела себя за такое отношение к Генри, за сомнения, которыми одаривала его, за ссору, в которую его втянула. Хотя, строго говоря, Эми в принципе не была готова к встрече ни с матерью, ни с американцем. Косо взглянув на девушку, она даже не могла представить ее в качестве человека, способного выносить ее, да еще и укладывать спать или петь колыбельные. Мысль о родстве, о матери казались чужими и совсем несвойственными для Картер. Она уже давно решила, что родит ребенка только тогда, когда будет к этому готова. Не совершит ошибку своих же родителей, поддавшихся воли случая и не обдумав всех последствий.
Тройэн выглядела измученной, помятой и явно не шибко довольной. Эми могла бы соврать, что не почувствовала ничего, то и дело поглядывая в ее сторону. Пыталась уловить хоть что-то, что могло бы подтвердить слова и якобы матери, и американца. Но Картер не узнавала ни чужие глаза, ни улыбку, ни волосы. Разве что те были похожи цветом, но вряд ли это считалось доказательством родства. Лишь некоторые движения, немного не такие, какими Эми привыкла себя одаривать в мыслях, находили отклик в памяти. Недовольный взгляд, молчание, выдержанное согласно всем правилам поведения. Образ матери, навязанный бабушкой, совсем не укладывался с тем, что Эми сейчас видела. Тройэн казалась не просто воспитанной, а естественной. Словно находилась на своем месте, пусть и жалась от смущающей всех присутствующих ситуации. Наверняка, ей было стыдно за то, что Генри снискал неодобрение у Клариссы. Хотя, может, Эми все это придумала, оправдывая в глазах ту, о которой думать забыла еще в самом Хогвартсе.
[indent] - А ты не собираешься рожать мне внуков?
Она посмотрела на бабушку, привычно закатывая глаза. Картер давно уже не подросток, но удержаться от детских привычек было непросто, да и не хотелось. Кларисса знала ответ на этот вопрос, как и прекрасно была осведомлена о планах внучки. Никакой семьи пока война не закончится. И это не принцип или прихоть, а здравый смысл. Поттеры были счастливы, конечно, они родили прекрасного мальчика, но были вынуждены скрываться от всего мира. К тому же вчера чуть не умерли. Не о таком настоящем Эми мечтала и не собиралась отвечать за жизнь еще одного человека, когда справиться с тремя людьми не может.
- Мы похоронили его двадцать лет назад и обрели счастье с тобой. Порталы, игры со временем… Ты знаешь, как я к этому отношусь. Вмешиваются в ход истории только невоспитанные и необразованные люди.
- Ты неправа, - ответила Эми. Она не боялась Клариссы, не испытывала трепета перед ней, уважая и по пустякам не беспокоя. Отношения между ними сложились таким образом, что ни одна, ни вторая не видели смысла в спорах или же упреках. Да, бабушка позволяла себе одернуть внучку, но та стойко принимала критику, потому что заслужила ее. Эми общалась с родителями на равных, чем гордилась. Она берегла эти отношения, прекрасно зная, каково бывает тем детям, которым приходится поклоняться матери и отцу до пола, чтобы снискать их внимания. Может, поэтому большинство подростков вырастают такими злобными и не подготовленными к реальному миру. Они ожидают, что когда-нибудь и перед ними будут кланяться так же, как они в свое время «уважали» своих предков. Только оказывается, что никто никому ничего не должен, да и уважение имеет отнюдь не такой смысл.
- Я хочу сказать, - добавила Картер тут же, понимая, что своим поведением ставит под вопрос авторитет родителя в доме. Она общалась с бабушкой на равных, осознавая свое положение в полной мере. То ли мудрость, то ли что-то еще позволили Эми научиться говорить со взрослыми так, как это требовалось. С уважением и без капли притворства. Она всегда думала, что и Генри так умеет, но после последних его слов усомнилась в этом. - Игра со временем может плохо обернуться - верно, но она может и стоить риска. Подумай о Поттерах, которые могли сегодня умереть от руки Темного Лорда, но благодаря помощи из будущего сейчас живы, - сказала Эми, смотря на Клариссу. Она знала, что достучится до бабушки, но не могла предположить, как скоро это произойдет. - Я так понимаю, что прошлого в случае с мисс… миссис Картер, - она указала на Тройэн, - мы изменить не подвластны. Если Генри говорит, что она отравлена тяжелым ядом, то противоядие найти не так уж и просто. Это займет месяцы, а то и годы. Судя по внешнему виду, у девушки осталось не так много времени, - Картер не хотела злить бабушку еще больше, поэтому говорила о Тройэн в третьем лице. Словно она существовала, но не здесь и не сейчас. Когда нужно добиться что-то от Клариссы, нужно играть по ее правилам. - Но мы можем попробовать побыть эгоистами и спасти Грегори, - его она тоже предпочитала называть лишь по имени. Так постоянно говорил Роберт, никогда не называя сына отцом Эми. Почему-то девочке казалось это важным, и она повторяла за дедушкой, не представляя, что могло быть по-другому. - Бабушка, я же знаю, как ты страдаешь из-за того, что его уже нет в живых, - добавила она, смотря на Клариссу и не замечая ни малейшего отклика на ее искреннюю просьбу. Ни проблеска во взгляде, ни единого движения застывшего тела.
[indent] - У всех своя судьба, дорогая. Всех не спасешь. Лучше подумай о том, как связаться с Сириусом, потому что ему наверняка необходима твоя помощь.
Картер вздохнула, устало потирая лоб. Она понимала, чтобы добиться чего-то, нужно упрямо говорить об этом, доказывать свою правоту и использовать нужные слова. Но у нее совсем не было сил, и эстафету перехватил Чейз. Лучше бы он этого не делал. Столько негодования в нем она еще не видела и вряд ли хотела бы увидеть. Бабушка стояла прямо, выслушивая то, что предназначалось для нее, но почему-то оказалось достоянием всего дома. Эми бы все отдала, лишь бы попросить Генри замолчать прямо сейчас и не ухудшать и без того скверную ситуацию. Нужно было что-то делать, а подобным способом добиться можно было только одного - окончательного отказа в помощи. Внезапно спасение отца для Эми стало необходимой целью, хотя до этого девушка даже и не подумала бы об этом. Просто все вдруг сложилось правильно, да и она хотела сделать приятное бабушке. Дедушка вряд ли бы оценил… Теперь она с сожалением поняла: нужно было спрашивать, почему, а не радоваться тому, что грустная тема об отце не поднималась уже более десяти лет.
[indent] - Ваш сын был счастлив, так почему бы не попробовать спасти их обоих, чтобы они продолжали жить счастливо вместе? Все втроем.
Эми все же одернула Генри, недовольно на него посмотрев.
- Ты с ней никогда не общался до этого? Не знаешь, как нужно? - прошептала она, сжимая локоть американца. - Если не хочешь усугубить ситуацию, то вспомни, где находишься и кто перед тобой стоит. Это Кларисса, а не Флорин или твоя коллега, - Эми надеялась, что это поможет. Но как только она закончила, тут уже вступила Тройэн.
- Мистер Чейз, пожалуйста, перестаньте сочинять. Враньем делу не поможешь.
Она уже обогнула бабушку и нетвердым шагом поднялась по лестнице, остановившись у портрета отца. Эми наконец нашла в ней что-то, что оказалось достаточно знакомым. Усталый голос и желание, чтобы все немного помолчали. Она не поняла, как осознала это, но теперь четко видела, как эта девушка на нее похожа. Может, это осанка, может, голос? Что с этим голосом не так? Слишком хриплый, тихий. Значит, времени и правда мало.
Кларисса среагировала на Тройэн незамедлительно. Эми не видела, чтобы бабушка когда-либо угрожала волшебной палочкой. Это было неправильно и некрасиво. Женщина, леди, хозяйка дома использует лишь бытовую магию, но никак не боевую. Картер сделала было шаг в ее сторону, удивленно смотря на нее. Она настолько ненавидит Тройэн? Только ненавистью можно было объяснить такую решимость причинить кому-то вред. Эми удивленно смотря на Генри, а потом услышала голос матери. Матери. Смиряться с мыслью неизбежного оказалось куда легче, когда разум соглашался с совестью. Последняя сейчас вопила, что бабушка поступает неправильно.
[indent] - Мы живем в нищете. Нам хватает на проживание, мы не голодаем, но и не балуемся излишествами. Родители отказались от меня так же быстро, как родители Грегори отказались от него. Отец не одобрял брака с волшебником, да и в принципе так и не смирился с тем, что я не такая.
Это больше походило на правду, и Эми сжала запястье Клариссы.
- Это неприлично. Она наша гостья, - не поддавшись недовольному взгляду бабушки, сказала Картер.
- Жили в домике прислуги. Забавно, да? Я - наследница империи Хэллетт, он - наследник семьи Картер в домике прислуги. Грег работал на заводе, занимаясь выплавкой уборочной техники, а я врачевала.
Она обратила внимание на выражение лица Тройэн. Грустная улыбка, но полное смирение. Это признак слабости или же силы? Кларисса утверждала, что Хэллетт околдовала Грегори, затащила его в чащобу и не давала видеться с семьей. Но Тройэн бы не стала врать в лицо, так ведь? Эми с сомнением разглядывала девушку. Она не представляла мужчину с портрета за работой руками. Но куда больше ее удивил факт врачевательства. Даже взглянув на свои руки, она вновь усомнилась в происходящем. То есть, увлечение зельеварением - это заслуга не только Клариссы. Что-то подсказывало, что все не так просто. Что-то. Возможно, предчувствие, одолевшее девушкой, когда Тройэн продолжила.
- Не знаю, получилось бы у нас выбраться из этого положения, Кристалл. Но ты счастлива и стоишь у нас на первом месте. Я работаю каждый день, Грег отказывается от выходных. Недавно у него получилось выплавить четыре подковы, которые он тут же продал, а потом сделал еще одну, как напоминание о своем… подвиге. Понимаешь, какой он человек?
Эми растеряно смотрела на девушку, назвавшейся ее матерью. Ее голос был какой-то смирившийся, слабый, но тем не менее приятный слуху. Она бы соврала, сказав, что помнит его, но сознание то и дело подкидывало смутные картинки. Спокойствие растекалось по ее телу, словно только сейчас Картер в полной мере осознала, кто перед ней стоит. Не грязнокровка, испортившая судьбу ее семьи. Не богатая девушка, которой Кларисса не давала спокойно жить. Не отвратительный человек, сбежавший от родителей, лишь бы нажиться на том, что было у Грегори. У него не было ничего за плечами, он был так же безрук, как большинство сокурсников Эми. Она посмотрела на Клариссу. Та была недовольна; она была настолько зла, что теперь это было заметно даже незнакомому человеку.
[indent] - Но ты ведь говорила… - она доверяла родителям, считая, что это залог их хороших взаимоотношений. Никогда не думала о побеге, не замышляла предательства, пеклась о чистой крови, переживая, что окончательно подпортит самочувствие бабушки своими связями с орденовцами. Хотела быть хорошей и достойной внучкой. Пазл не складывался, и Эми хотела попросить Тройэн продолжить. Нужно было услышать еще что-то, удостовериться, что девушка из прошлого блефует, нагло врет и продолжает ломать комедию. Но злость Клариссы красноречиво подтверждала правоту слов гостьи.
Пощечину Эми не предвидела, успела лишь потянуть бабушку за вторую руку. Но на первый взгляд хрупкая и уставшая женщина оказалась слишком сильной. Она продолжила стоять на одну ступень ниже Тройэн, судорожно сжимая и разжимаю ладонь.
- Бабушка! - Эми оказалась рядом, удерживая Клариссу на месте, но та, казалось, не замечала никого, кроме невестки. Кажется, та добилась своего. Картер посмотрела на Чейза, но слова Хэллетт вновь отвлеклись ее.
- Вы приходили к нам.
Она пораженно разглядывала обеих миссис Картер, сжимая руками лишь локоть Клариссы. Прикасаться к Тройэн она боялась. Продолжала надеяться, что это все какое-то недоразумение. Ложь или же очередное последствие игр со временем, шутка. Стоило слушаться бабушку, сразу же выпроводить названную мать за дверь.
[indent] Эми замерла, когда Кларисса начала говорить. Она молча следила за тем, с какой злобой та буквально выплевывает проклятья. Портрет отца упал со стены, а Картер продолжала удерживать бабушку от лишних движений, хотя та и не собиралась ничего делать.
- Что это значит? - упрямо спросила Эми, не спуская взгляда с Клариссы. - Все, что она сказала, - правда? Значит, ты мне врала? Вы все врали? - не унималась девушка, теперь уже совсем ничего не понимая. Только что она была уверена, что Тройэн лжет, но слова бабушки лишь вновь опровергли опасения Эми. Она старалась оставаться верной себе, верной легенде, с которой дружно жила всю сознательную жизнь. Но мир расшатывался с каждым словом, оброненным случайно или же специально. Девушка отошла от обеих, вжалась в перила лестницы, затравленно замирая. Взгляд судорожно метался от Тройэн к Клариссе, пока Картер пыталась осмыслить.
[indent] - То есть, ты знала, что они жили в нищете, ты видела и Грегори, и Тройэн, ты могла им помочь, но отказалась? - сказала она тихо. Кларисса, кажется, поняла, что теперь стоит разобраться и с Эми, но та продолжила: - Ты говорила, что она его околдовала, но я не вижу ни капли притворства. Мне сходить за сывороткой правды? - угроза, слишком быстро, но хватит на сегодня терпения. Она пыталась быть услужливой, не получилось.
Но вдруг все стало неважно. Эми заметила портрет, который Генри поднял. Рама раскололась, а полотно бессмысленно свисало с левого края.
- Как умер отец? - задала она самый главный вопрос. - Ты говорила, что он умер ровно спустя три месяца после ее смерти, потому что проклятие таким образом забрало его душу за собой, - напомнила Эми, теперь уже смотря прямо на Клариссу. Плечи сгибались под тяжестью осознания, от которого Картер хотела скрыться. Защитить себя от правды. Надеялась, что Кларисса останется верной и солжет, спасет внучку от того, что будет сложно принять. - Как он умер?

+1


Вы здесь » | Three Generations: I would rather die | » Хроники Хогвартса » Death pays all debts © [1981, November]