The day when Mungo fell, p.1 [1981, November]
» Antonin Dolohov — 17/12/2018

Order of the Phoenix; p.1 [1981, November]
» Frank Longbottom — 17/12/2018

Make or mar © [1981, November]
» Deborah Hayes — 18/12/2018

Danger hides in beauty and beauty in danger © [1981, November]
» Leonard Ross — 20/12/2018

Where there’s a will, there’s a way [1998, May]
» Damian Dolohov — 21/12/2018

Be my hero, mother © [1981, November]
» Walburga Black — 22/12/2018

Humble your fate © [1981, November]
» Bellatrix Lestrange — 22/12/2018

Death pays all debts © [1981, November]
» Henry Chase — 23/12/2018

When it rains, it pours, right? [1981, November]
» Remus J. Lupin — 23/12/2018

It takes madness to find out madness © [1981, November]
» Ariana Dumbledore — 25/12/2018

What brings you all here? [1981, November]
» Hestia Jones — 25/12/2018

Time heals all wounds © [1998, May]
» Hestia Jones — 25/12/2018

The day when Mungo fell, p.2 [1981, November]
» Teddy Lupin — 25/12/2018

Ministry of Magic has no rights, p.1 [1981, November]
» Frank Longbottom — 26/12/2018

Time is all we have © [2023, October]
» Lily Luna Potter — 26/12/2018

Different people - same issues © [1981, November]
» Astoria Greengrass — 27/12/2018

Caution is the parent of safety © [2023, October]
» Margaret Kalt — 28/12/2018

Ashes to ashes dust to dust [1981, November]
» Marlene McKinnon — 28/12/2018

Seems the monster always wins © [1981, November]
» Frederic Aria — 28/12/2018
Сердце, казалось, сходило с ума, как и сама Кларисса, наблюдающая за живой грязнокровкой. За живой Тройэн Картер, касающейся ее внучки. Взгляд непроизвольно скользнул по коридору, надеясь заметить что-то, что намекнуло на абсурдность ситуации. Возможно, троллей или великанов в гостиной. Ведь не может мертвая вновь стать живой. Да еще и спустя двадцать лет. Грегори. Глупая надежда увидеть и его. Если Хеллоуин решил припоздниться, явить мертвых живым, то, может, судьба сжалилась и над ней.
0240 0120
0220 0220
ссылки
ссылки
игровое время:
2023/17/10: вторник
1998/8/05: пятница
1981/2/11: понедельник

| Three Generations: I would rather die |

Объявление


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » | Three Generations: I would rather die | » Хроники Хогвартса » Make or mar © [1981, November]


Make or mar © [1981, November]

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

http://funkyimg.com/i/2LUYZ.gifhttp://funkyimg.com/i/2LUXX.gif
http://funkyimg.com/i/2LUXZ.gifhttp://funkyimg.com/i/2LUZ1.gif

Время и дата:
2 ноября, с двух часов ночи

Место:
Мунго, Лондон

Участники:
Regulus S. Black, Olivia Hayes, Roderick Hayes, Deborah Hayes;
Описание:
Оливия и Регулус примчались в Мунго в момент его захвата. Дебора должна была быть внутри, а значит ничего не могло оставить девушку от похода туда. Поэтому Блэк пошел следом, еще не подозревая, что окажется в кругу семьи и им всем придется сражаться за жизнь.

+2

2

Дополнительно: 27 лет, профессор Заклинаний, анимаг;
Внешний вид: Джинсы, белая сорочка, тонкая черная куртка;
Состояние: Все еще слаб, но уже постепенно приходит в себя;
С собой: Волшебная палочка;


- Ладно, ребята, цель - Мунго, задача - ваши друзья, моя мать, желательно без Родерика, но если его увидите, то сделайте вид, что мы незнакомы, а я просто обойду его за несколько километров. Он, конечно, добрый, но меня точно убьет.
Регулус не успел даже слова сказать в ответ, наблюдая за тем, как Оливия аппарирует.
- Укороти язык, - коротко бросил Блэк, обращаясь к другу, который, как и всегда, наболтал слишком много лишнего, нисколько не заботясь о том, что не все могут воспринимать его бесконечные разговоры так же легко и просто, как делал это Регулус. За четырнадцать лет дружбы он успел не только привыкнуть к болтливости друга, но и смириться с мыслью, что делаться ему совершенно некуда, ведь Тедди не собирался работать где-то кроме Хогвартса. С одной стороны Регулус был даже рад, что его лучший друг постоянно рядом - единственный человек, который знает о нем практически все и на которого можно положиться с закрытыми глазами. Сколько бы Блэк ни вздыхал, свою жизнь он мог доверить только Люпину. Это было взаимно. Однако, иногда Тедди вел себя ужасно, не думая о других людях и возможно не понимая, что даже его шутливы речи могут обидеть или задеть какие-то струны чужой души. Регулус сам привык, но вот другие готовы к такому не были. Та же Оливия. Она хоть и сама не отличалась молчаливостью, но было видно, что разговоры Люпина не принесли ей радости, поэтому и пришлось одернуть друга.
Сжав пальцами его предплечье, Блэк позвонил себе трансгрессировать - так стресс для организма был в разы меньше и покачивало после тоже не так сильно, однако легкое головокружение напомнило о себе, намекая на безрассудность его поведения. Оперевшись ладонью о стену, Блэк несколько секунд постоял с закрытыми глазами, но поспешно тряхнул головой, отмечая, что Оливия нигде нет. Вскинув голову, он заметил на небе зеленоватое свечение, но стоило ему выйти из тупика, стены которого скрывали все, как взору предстала самая настоящая черная метка.
- Тедди, - позвал друга Блэк, сжимая его локоть и, не поворачиваясь к нему, понизил голос, - иди в Хогвартс, директор должен быть там, сообщи ему об этом, - оттолкнув друга, Регулус извлек артефакт, который Оливия нехотя ему вернула до этого и поспешил по следам девушки, прислушиваясь ко всем звукам, которые доносились со всех сторон. Важно было успеть и не дать ей пострадать, но к счастью, Хейс не успела еще проникнуть внутрь.
- Пожиратель.
Девушка налетела на него спиной и была поймана в объятия, но они оба мгновенно отступили за угол, прячась от противника, который караулил вход. Регулус оперся ладонью в стену, размышляя и покручивая палочку в пальцах. С легким, задумчивым прищуром он разглядывал одну точку перед собой, прикидывая варианты.
- Успокойся, - ровным голосом произнес он, поднимая глаза на Оливию, которая дышала слишком часто и шумно. - Мы с тобой отлично знаем расположение комнат и лестниц, поэтому воспользуемся той, которая в конце коридора, узкая, - Блэк говорил спокойно, ровно, но было видно, что думать он не переставал. - Старайся не привлекать к себе слишком много внимания, если Пожиратели решат, что ты член Ордена или аврор, то в живых не оставят, - пояснил он ход своих мыслей, осознавая, что все приспешники Лорда, которые находились внутри, вполне могли ожидать ответного хода врага, а значит не стоило провоцировать их лишний раз. Умирать так глупо и быстро он не планировал. Погибнуть ради высшей цели, пожертвовать собой ради спасения мира - да, но не пасть от руки какого-то Пожирателя, который решил, что захват Мунго повысит его ранг. С другой стороны, неизвестно кто именно находился в больнице. Поэтому Блэк очень осторожно вскинул артефакт, вычерчивая линии в воздухе. Оный стал более плотным и резким толчком откинул Пожирателя в стену, беззвучно припечатывая его. Вторым взмахом Регулус создал небольшой вакуум, помещая его на голову врагу и мешая звать на помощь. Если Силенцио еще можно скинуть невербальным способом, но тут дела обстояли сложнее, благо Блэк хорошо постарался в свое время. Когда заклинание немоты не помогало и не спасало от Люпина, приходилось прибегать к более серьезным мерам. Забавно было наблюдать за Тедди и Эжени, которые пытались избавиться от коварных шуток Блэка, пока он наслаждался тишиной и покоем. - Пойдем, - Регулус первым выглянул из-за угла, подходя к противнику и проверяя, насколько глубоко тот потерял сознание. Отметив отсутствие реакции на мягкие пинки, Блэк кивнул на дверь и направил на нее артефакт, аккуратно вскрывая. Та приоткрылась, демонстрируя полутемный коридор. Черный ход был сделан специально для персонала, чтобы не мешать пациентам перемещаться в холле, отсюда было удобно уходить поздним вечером и незаметно приходить ранним утром. Магглы в эти переулки и тупики не заглядывали, поэтому и место было выбрано более чем удачно. Однако сейчас больница была видна всем, поэтому нужно было действовать быстро и очень осторожно. Регулус пропустил Оливию вперед, но удержал ее за руку, когда где-то в конце коридора послышались быстрые шаги. - Не спеши и не беги, - коротко приказал он, выглядывая первым. Где-то там мелькали целители в разных мантиях, спеша, о чем-то переговариваясь. Вскинув голову и прислушиваясь, Блэк различил шум огня, треск, звуки падения, крики, шипение. Оставаться на одном месте было неразумно и молодой человек потянул Хейс за собой, сворачивая с главного коридора и заглядывая в отдельные помещения. Ничего полезного и стоящего на глаза не попадалось, что уже говорило о том, что задерживаться им не стоило.
Регулус толкнул боковую дверь, прислушиваясь. Очевидно этими путями никто пока не пользовался - то ли от незнания, то ли от страха оказаться в ловушке, однако Блэк предпочитал отбить нападение здесь, чем пробираться через толпу беснующихся пациентов и психически нестабильных Пожирателей. Совершенно не хотелось тратить время почем зря, когда можно было в пять раз быстрее оказаться на нужном этаже.
- Доверься мне, - шепнул рейвенкловец, сжимая ладонь Оливии и увлекая ее за собой. Он прекрасно помнил их знакомство и как сильно девушка нуждалась в объятиях, чтобы чувствовать себя в безопасности. Казалось, что с тех пор прошла вечность, а на деле - всего сутки. Зато сколько всего случилось за эти часы. Почувствовав, как Хейс сжала его руку, Регулус более не задерживался для размышлений и потянул ее вверх по лестнице. Однако где-то между вторым и третьим этажом Блэк остановился, чувствуя как Оливия прижалась к его спине и замер, вслушиваясь. Совсем рядом слышны были спешные шаги и голова - кто-то кричал, кто-то звал на помощь, а кто-то отдавал распоряжения. Ни один из голосов знакомым не был. Никаких знакомых запахов или имен, звуков не было, что говорило лишь о том, что скорее всего в Мунго никого из знакомых не было. Хорошо это или плохо - судить было рано, однако в любом случае важно было действовать очень осторожно. Регулус высвободил обе ладони, прижимая их к стенам. Вибрации исходили со всех сторон, давая возможность почувствовать ситуацию на этаже лучше. Магия бушевала в пределах Мунго, явно пребывая в свободном действии. Неконтролируемая, направленная в разные стороны. Заклинания, выпущенные впустую, касались стен, напитывая их, наполняя собой. Это было не совсем хорошо. Вряд ли Пожиратели разбрасывались чем-то приятным и добрым, а значит после сражения необходимо было хорошенько почистить здание целиком, выводя всю магию. Но процесс это был сложный и не факт, что в этом времени об этом много чего знали, Блэк же не намеревался долго задерживаться где-то, даруя знания. К сожалению, у него имелись дела поважнее.
- Главная лестница, коридор слева, - раздался холодный голос где-то совсем в стороне, следом послышался шум огня с другой стороны и последовали крики людей. Блэк даже знать не хотел, каких именно отморозков Лорд отправил сюда. Вряд ли нападение на Мунго только началось, но враги явно не отступали, продолжая причинять вред тем, кто находился внутри. Однако, стоило отметить и то, что не так много людей было на этих этажах, кричали единицы, а Пожиратели и вовсе не бесновались так сильно, как могли. Может быть персоналу удалось вывести пациентов или... или увести их наверх и забаррикадироваться? Это было разумно, но как теперь им попасть? Скорее всего целители и персонал в курсе про тайный проход, разве что Оливия придумает что-нибудь, что поможет им легко и без проблем проникнуть на пятый, заветный этаж. Каков шанс, что на стреме будет стоять ее мама или брат? Возможно его и вовсе нет здесь, как и матери, собственно. Возможно, они зря пришли, пробираясь на верхние этажи, а семья Оливии совершенно спокойно сейчас спит дома, отдыхая от насыщенного дня. Но все предположения и мысли были прерваны в тот моменты, когда боковая дверь, ведущая из коридора на лестницы и обычно замаскированная под стену, развалилась под весом какого-то парня. Его безумный взгляд скользнул сперва по Блэку, затем перескочил на Оливию и неожиданно он заверещал с такой силой, словно увидел как минимум чудовище с двумя головами. Регулус понятия не имел в следствие чего этот парень оказался здесь, но явно не добровольно пробил головой стену, а значит в коридоре был Пожиратель. Решение было принято мгновенно и Блэк даже не удосужился что-либо сказать своей спутнице. В одно мгновение он наложил заклинание немоты на пациента, который продолжал кричать и, оставляя его наедине с девушкой, выглянул в коридор, прислушиваясь. Неизвестный и совершенно незнакомый мужчина удивленно уставился на молодого человека, явно не ожидая такой резкой трансформации от пациента. Но противник недолго смотрел на незнакомца, мгновенно вскидывая артефакт. Откровенно говоря, Регулус не привык так много и часто сражаться. В его времени было минимум ситуаций, когда необходимо было применять боевую магию. В большинстве случаев желающие попрактиковаться сами искали себе приключения, не дожидаясь опасности на дому. Но Регулус не зря был преподавателем Заклинаний, поэтому он легко увернулся от атаки и метнул в противника стул, отвлекая внимание. Сложно было представить спокойного и доброго Блэка, который бы применял непростительные или опасные заклинания, поэтому все его атаки были относительно безобидными, но эффективными. В какой-то момент противник попросту влетел спиной в противоположную стену, где находилась самая настоящая дверь. Но где-то внизу послышалась возня, а значит их могли услышать и направить сюда кого-то проверить этаж. Блэк мигом организовал баррикаду из дверей, позаимствованных у кабинетов и протянул руку Оливии - их тайный ход был обнаружен, впрочем это не мешало им воспользоваться им снова, главное было вытащить оттуда пациента, который пользуясь моментом лихо пополз вниз по лестнице.
В идеале стоило остаться внутри прохода и попробовать восстановить стену, но и Пожиратель, и пациент видели достаточно, чтобы так или иначе сообразить в чем дело, поэтому было два выхода - завалить проход или просто отвлечь на себя внимание. С другой стороны, раз люди наверху им не воспользовались, то возможно он уже был завален и теперь заложники поневоле ждали удобного случая, чтобы вырваться наружу и сбежать. Возможно, им нужно было помочь?
[AVA]http://funkyimg.com/i/2M9Mn.png[/AVA]

Отредактировано Regulus S. Black (2018-10-16 21:54:34)

+3

3

Дополнительно: 23 года, сутки назад сбежала из Мунго в 1998 году;
Внешний вид: тонкий черный свитер, темные джинсы, куртка и ботинки, волосы распущены;
Состояние: обеспокоенное;
С собой: волшебная палочка.


Оливия любила странности, не чуралась их, была их частью, если можно так сказать. Если что-то происходило в Хогвартсе, значит, Хейс в этом замешена или же точно знает, к кому можно обратиться за всеми подробностями. Если в Лондоне происходило что-то из рук вон выходящее, вокруг редакции «Ежедневного пророка» собирались толпы, то это имело отношение или к очередному политическому решению министра, или к новой статье, опубликованной в Пророке. Конечно, не каждая вторая, да и не третья статья Оливии получала соответствующий резонанс. Случалось так, что она не писала ничего неделями, пытаясь найти то, что будет интересно читателям. Всегда ориентировалась на себя, затрагивая серьезные темы. Пожиратели смерти, опасности за Лондоном, странные случаи, в которых никто не разбирается, потому что никому нет до этого дела.
Наверное, в этом можно обвинить отца, но Хейс его не знала. А привычки предъявлять обвинения без должных доказательств она выработать не успела. Хотя о каких доказательствах можно говорить, если дело идет о психическом здоровье? То было определенно нарушено, ведь Оливия все-таки успела побыть в плену у Кэрроу, спастись и пострадать на пятом этаже Мунго.
Поэтому, может, стояла перед больницей, неопределенно разглядывая выбитые стекла. Регулус что-то говорил, Тедди мельтешил, а она представляла, как проводила в палате сутки напролет. Смотрела на метку, чувствуя, как по спине пробегает дрожь. Пробегает, цепляется за позвонки, пробираясь между ними и парализуя девушку целиком. В горле пересохло от осознания, а крики в больнице, которые были слышны даже сквозь защиту здания, лишь усиливали эффект.
- Мы с тобой отлично знаем расположение комнат и лестниц, поэтому воспользуемся той, которая в конце коридора, узкая. Старайся не привлекать к себе слишком много внимания, если Пожиратели решат, что ты член Ордена или аврор, то в живых не оставят.
Оливия могла бы нарисовать метку у себя на предплечье и представиться той, кем никогда не являлась, но от этого начало мутить. От осознания, от страха, от беспомощности. Люди кричали, а вход перекрывал какой-то громила, ходящий вперед и обратно, словно это прибавляло ему силы. В какой-то степени это все же выглядело достаточно устрашающе, чтобы вжаться в стену.
Люпин уже скрылся за углом больницы, когда Блэк решил выступить против Пожирателя без какого-либо предупреждения. Хейс качнула головой, сглатывая и перехватывая палочку удобнее. Однажды она ее подвела, оставляя в плену у Кэрроу практически на год. Наверняка в Мунго кишат не только они, но и их приспешники. Оливия качнула головой, слыша, как падает тело за углом. Взглянув на Регулуса, поняла, что он решил не причинять вреда тому, кто обязательно ранит кого-то еще.
- Теперь мне хочется, чтобы здесь был Родерик, - растеряно сказала Оли, оглядывая уснувшую жертву. Тот выглядел как странный и большой человек, облаченный в черную мантию. Лицо скрывала железная маска, поэтому понять, кто именно это был, оказалось невозможно. Пальцы слегка подрагивали: вдруг это ее отец? Девушка отогнала от себя эти мысли, встряхнув руками и стараясь расслабить себя. Отец не может быть такого телосложения. Но мама… Где мама?
Осознание постепенно добиралось до нее, подгоняя и заставляя двигаться быстрее. Регулус, конечно, остановил ее, собираясь первым зайти туда, откуда помогал сбежать несколько дней назад. Странное чувство, но ведь и вовсе неправильное? Они сбежали из другой больницы, которая была на двадцать лет старше этой. Может некоторых ходов и вовсе еще не существовало.
- Нет, я не хочу, чтобы Род был тут, - крикнула Оли, вбежав вслед за Регом. Никто даже не расслышал ее, ведь вокруг творился настоящий ужас. На первом этаже, некогда холле, все было тихо, лишь отголоски от сражений, происходивших выше, доносились эхом.
- Не спеши и не беги.
- Какой в этом смысл? - недовольно шептала Хейс, все же замедляя шаг. Впереди показался кто-то незнакомый, но девушку это не остановило. Если ее расчеты верны, а это случается чуть чаще, чем никогда, значит мать и правда находится на дежурстве. Если она не успела и сегодня, то это можно назвать определенным провалом. - Надо быстрее подняться к маме, - шептала она вслед парню, подгоняя его в спину и не давая останавливаться при каждом шорохе. Оли рассчитывала не только встретиться с живой Деборой, но и высказать ей пару ласковых, в которых будет не только поучение к жизни, но и призыв к этому. Уж она-то знала, как дорога жизнь, и как следует бороться до конца.
- Доверься мне.
Девушка вздохнула, хлопая Блэка по спине и перехватывая второй ладонью его руку.
- Я тебе уже доверяю достаточно, хватит повторять это, мы с тобой не в любовном романе, - проворчала Хейс, стараясь не вспоминать, что на вопрос она еще не ответила, хотя парень, кажется, уже увлек себя чем-то другим. Она не была против, учитывая, что где-то повыше может угрожать опасность матери. Хотелось верить, что там уже был Родерик, но это оказалось бы слишком хорошим стечением обстоятельств. Хотя и достаточно милым, учитывая, что младшая сестра точно угадала, куда отправится старший брат. Это сгладит недовольство при их встрече, которое Род определенно выразит всеми возможными и невозможными средствами. Но тут еще важен и тот факт, что ему было куда важнее встретиться с матерью, которую он потерял так рано. Оли понимала привязанность брата к ней и даже не ревновала, ведь помнила о Деборе не так уж и много. Ей было исключительно интересно встретиться с ней, показать себя, какой выросла, попросить жить дальше и помочь ей преодолеть смерть. Ведь даже у Оливии получилось, значит, и у мамы получится. У Родерика наверняка совсем другие причины, которые так или иначе кажутся куда более серьезными и глубокими.
Тем временем снова нарушители ускорились в тайном и узком проходе, который сопровождался достаточно крутой лестницей. Ступени оказались выше колена Хейс, что доставляло явный дискомфорт при быстром шаге. Блэк тем временем справлялся с ними на «ура», что одновременно и расстраивало, и радовало. Если бы ситуация не была такой серьезной, то Оливия определенно бы пошутила. Другое дело, что в стрессовых ситуациях она всегда этим занимается, отвлекая всеобщее внимание от опасности на глупые комментарии. Это помогало сосредоточиться на чем-то важном, а не только на волнении за то, что скоро они все могут умереть.
- Главная лестница, коридор слева.
Шум, гам, стена оказалась пробита, а Пожиратель смерти уже стоял в проеме. Бедный больной, ошарашенный то ли крепостью своей спины, то ли хрупкостью стены, продолжал кричать, привлекая к себе внимание. Регулус тут же остановился, принимая позу настоящего дуэлянта. Даже палочку чуть опустил, при этом приподнимая кисть руки и целясь в явно важное место для жизни.
Пациент замолчал, а Блэк вошел в проем. Хейс присвистнула, кивая немому и показывая большой палец вверх. Даже неловко пожала плечами, то ли извиняясь, то ли снимая с себя всю ответственность.
Пока Регулус справлялся с кем-то в коридоре, а судя по звукам там было очень жарко, Оливия присела рядом с парнем, колдуя над ним. Прикоснулась кончиком артефакта к его виску, вспоминая все свои приключения, в которых приходилось играть с памятью причастных людей. Путая его сознание, но в то же время заставляя уснуть хорошим сном, Хейс подумала немного, а потом нарисовала ему в воображении пару девочек и одного мальчика на всякий случай. Придержав голову теперь самого счастливого больного в Мунго, она наскоро взвила веревки в воздухе, подхватывая их концами руки и ноги парня.
Напарник достаточно быстро вернулся, и Оливия, смахнув с лица прядь волос и пыхтя, посмотрела на Регулуса.
- Дорогой, ты был так отважен, что тебя определенно необходимо вознаградить за эту доблесть, - поднявшись и отряхнув коленки, она посмотрела на двери, который закрыли проход достаточно нелепо. Девушка даже хмыкнула. - Ты точно профессор Заклинаний, мистер Блэк? Учись, - прочищая горло и предлагая парню отойти немного подальше, она направила артефакт на разрушенную стену. Откинула двери на валяющегося Пожирателя, оглядев весь коридор из дырки. - Все чисто. Репаро, - гордо проговорила она, наблюдая за тем, как камни и маленькие кусочки стены собираются воедино. - Вот так это делается, мистер Идеальный, - даже схлопнув в ладоши, Хейс подхватила заклинаниями веревки, заставляя пациента взмыть в воздухе.
Конечно, Пожиратель смерти мог бы очнуться и вспомнить, что получил по голове от гостей из стены, но это будет потом. Пока нужно было поскорее подняться наверх и попробовать связаться с остальными. К тому же Оливия продолжала надеяться на удачу даже сейчас.
Впереди, к слову, показались камни. Проход был завален обрушенной стеной, а потом еще и потолком свыше. Девушка устало вздохнула, выглядывая в коридор и показывая палец Регулус в знак молчания. Судя по большой цифре «4», они находились уже на четвертом этаже, что было намного ближе к пятому. Оливия вытянула пациента на веревках в коридор, если что, прикрываясь им и стараясь не обращать внимание на недовольство Блэка. Во всяком случае им надо было спастись, а не подвергнуть себя опасности до того, как она увидит маму хотя бы краем глаза.
Впереди показался какой-то человек. Шел он шатко, держался за стену, да еще и дышал так, словно ростом был с великана.
- Рег, - тихо позвала она, кивая в сторону мужчины, который так и не заметил их присутствия. Между ними была лестница, ведущая выше, на пятый этаж.
- Эй, - ничего лучше не придумав и решив не тратить время на прятки, Оливия вышла из-за пациента, внимательно вглядываясь в встречного. - Лифтом не пробовали пользоваться?
Мужчина вяло посмотрел на нее, вскидывая было артефакт, а потом тут же опуская руку.
- Да, я без плаща и без метки, но все так же коварна и опасна, поэтому бойся, - крикнула она сильнее, делая шаг вперед и пытаясь разглядеть незнакомца. Тот что-то прошептал, продолжая кивать и покачивая артефактом в дрожащей руке. Оливия особо не поняла, что он хотел сказать, но достаточно скоро поняла, что это было предупреждение. Девушка пригнулась от внезапной атаки, а потом вскинула палочку, выставляя щит позади всей оравы. - Надеюсь лишь на одно, что Родерик так же чуток к моему голосу, как эти обделенные материнской любовью Пожиратели смерти, - Хейс прыгнула за Блэка, прижимаясь к нему спиной и толкая собой к лестнице. - Дорогой, хватай-ка этого мистера Роббинса и забегай на лестницу, - девушка говорила четко, чтобы Регулус смог понять, что она говорит. - Как ваши дела, мистер Роббинс? - крикнула она уже мужчине, оборачиваясь и давая понять, что они - свои. - Он работал с мамой на этаже, так что еще один друг в нашей команде. Назовемся… «Дикие церберы»! - болтая, она сдерживала атаки Пожирателя смерти, не давая напарнику сопротивляться и толкая его к лестнице. - Рег, тебе иногда придется смиряться с моим авторитетом, поэтому, пожалуйста, шагни уже на лестницу! - прокричала Оливия сквозь шквал заклинаний, которые Пожиратель продолжал кидать в них, ускоряя свой шаг. Уже давно мог напасть на них, а не размениваться на пафос, но как и любые злодеи именно этого он и ждал от жизни.
Когда Блэк наконец ступил на лестницу и прихватил с собой двух больных, Хейс вскочила следом, резко направляя артефакт на пол и заставляя тот затрястись. Небольшая иллюзия, но Пожиратель растерялся, а потом резко упал на колени, лишенный палочки. Волшебные веревки сковали его, пока Оливия взмахом открыла дверь в одну из палат. Пожиратель познакомился с тем, что там происходило, когда она затолкала его туда. Даже морозного воздуха следом прибавила, чтобы жилось парню там полегче. Заставив и его уснуть, Хейс наконец выдохнула, запирая дверь в палату и поспевая за Блэком.
Только впереди… Впереди вновь ждала неудача. Вход на пятый этаж был очень неудачно забаррикадирован. Не просто досками, дверьми и койками, но и магией. Сильной магией. Кто это постарался?
- Мама! - крикнула Оливия, пытаясь прикоснуться рукой к еле заметному барьеру. Рука тут же обожглась холодом. - Родерик!? - крикнула громко девушка, недовольно смотря вдаль, но не замечая ничего, кроме своего отражения и коридора напротив. Словно перед зеркалом оказалась. Она точно знала, что здесь находился вход на пятый этаж. Это такая защита изнутри или же трюк, чтобы сбить с пути?
- Регулус, тут точно вход, - растеряно проговорила девушка, щупая пальцами поверхность и понимая, что это не приведет к добру. Только паника, накрывающая быстрее, не давала мыслить ясно. По крайней мере пока Хейс не получила мощный удар энергией в ладонь, заставляя ее немного отскочить от невидимой завесы.

+2

4

- Я тебе уже доверяю достаточно, хватит повторять это, мы с тобой не в любовном романе.
Регулус не стал отвечать на это, как и пояснять, что ему требовалось полное доверие в данный момент, чтобы не отвлекаться на посторонние мысли и быть уверенным, что Оливия не свернет в сторону, вспомнив про неотложные дела или же не поспешит вперед спасать весь мир. Блэк был и не против такого расклада, в конце концов, они именно за этим и шагнули в портал - чтобы спасти мир, но помимо всего прочего, он был ответственным за все жизни, которые оказались втянуты в это во все. Неважно, что письмо было написано рукой неизвестного Пожирателя и что отправлено оно было не им, а Лорду, но именно Регулус активировал порталы, открыв их в нескольких местах одновременно. Откровенно говоря, если бы он знал, что дело обернется именно так, но, пожалуй, подумал бы еще несколько раз, прежде чем смещать сложный магический ребус для начала процесса. Возможно, он бы послушал Доминик и не стал бы мчаться вперед, сломя голову, но почему-то именно в тот момент ему захотелось вспомнить свои гены, которые и толкали его зачастую на необдуманные поступки. Оставалось только надеяться на то, что мир не треснет пополам от всех их махинаций.
Одно он уяснил сразу и навсегда - спорить с Оливией или мешать ей - было бесполезно. Легче было просто следовать за девушкой, прикрывая ее и помогая ей, нежели пытаться остановить или отговорить, но молодой человек боялся, что недавние воспоминания о больнице дурно повлияют на нее. В конце концов, она лишь вторые сутки была на свободе, не запертая в тесной палате и не опаиваемая сложными зельями, о составе которых не желали думать и некоторые целители. Но если в Мунго находилась мама Оливии, то вряд ли какое-то воспоминание могло остановить ее. Блэк больше переживал, что девушка перестанет совсем себя контролировать, что приведет к еще более печальным последствиям. Но, к счастью, присутствие Кэрроу не ощущалось поблизости, а значит никаких факторов раздражения быть не должно было. Впрочем, Пожиратели могли и хорошо спрятаться, чтобы никто их не обнаружил, но слух подсказывал, что голоса не принадлежали Алекто. Другие - мужские - разительно отличались от голоса Кэрроу, но кто-то из них вполне мог быть ее братом. Блэку вполне хватило рыжей приспешницы Лорда, чтобы почувствовать на себе всю ненависть и недалекость врага, поэтому повторять опыт он все же не торопился. Будучи достаточно миролюбивым и спокойным, он придерживался нейтралитета по большей части, не вступая в какие-либо сомнительные стычки даже в будущем, однако, ради испытания некоторых новых заклинаний все же требовалось находить приключения. В этом ему помогала Эжени, которая магнитом притягивала оные. Но сейчас важно было выяснить, находились ли в больнице близкие Оливии люди или нет, возможно получилось бы помочь кому-то, как-то повлиять на сложившуюся ситуацию, а не просто искать Пожирателей и отправлять их на заслуженный отдых на пару часов.
- Вот так это делается, мистер Идеальный.
Блэк молча кивнул, хотя считал, что брать с собой пациента не самая разумная идея. Его можно было спрятать и замаскировать, чтобы Пожиратели не обратили на него внимание, тем более, что вряд ли он кому-то срочно был необходим. Однако, Регулус смиренно последовал за девушкой, радуясь тому, что ширина проема позволяла подниматься вверх с лишним грузом. Очевидно позднее этот проход сузили, чтобы расширить коридор, или же рейвенкловец просто помнил его более тесным. Впрочем, все их поспешные приключения со спонтанными объятиями сливались в одно целое, поэтому было очень сложно воспроизвести в голове правильную картинку. Самое главное, что они верно помнили сам проход и уже неважно было насколько широким он был. Однако, обвал в конце нисколько не обрадовал, хотя с другой стороны это говорило о том, что люди, которые находились на пятом этаже, были в курсе о существовании этого хода, а значит там нет Пожирателей. Эти бы точно не догадались. Значит наверху были местные - персонал, возможно и давние пациенты, возможно и знающие гости. Конечно, враги тоже могли догадываться о существовании этих ходов, но Блэк все же надеялся, что это не так. Тем не менее, нужно было искать другой способ попасть наверх, поэтому Хейс бесстрашно вышла в коридор, но при это прикрываясь пациентом. Нельзя сказать, что Регулус переживал за каждое живое существо на планете, но  столь бесцеремонное использование чужого тела было немного странно и неправильно, что он и выразил взглядом, который девушка, к слову, проигнорировала.
- Рег.
Рейвенкловец перехватил ее кивок и посмотрел на странного незнакомца, который едва держался на ногах. Возможно, это был враг, хорошо притворявшийся уставшим и израненным целителем или пациентом, тем более, что его движения палочкой не вызывали доверия, однако в следующий момент Оливия уже отражала атаку нападавших. Регулус, чье внимание было расфокусировано на весь коридор, не сразу среагировал, но одобрительно кивнул, отмечая хорошую технику. Лишь коротким жестом руки он указал на то, что палочку надо держать пониже, а саму кисть расслабить, чтобы напряжение не сильно давило, пока щит работает на них. При этом девушка не переставала разговаривать, напоминая ему и Тедди, и Эжени одновременно. Они оба не умели молчать, когда делали что-то важное и серьезное, но даже в этом была своя изюминка. Каждый работал, как мог. Блэк предпочитал все делать в привычной ему обстановке тишины и покоя, контролируя ситуацию со всех сторон, друг же наоборот, подобно юле, носился с места на место, даже когда они просто наряжали елки в замке.
- Рег, тебе иногда придется смиряться с моим авторитетом, поэтому, пожалуйста, шагни уже на лестницу!
Вздрогнув от неожиданного крика в свой адрес, Блэк отступил от Оливии, затягивая мистера Роббинса следом и мягко толкая его наверх. Тот хоть и покаливался, но сумел сориентироваться и ухватиться за перила. Первой мыслью Регулуса было немного потрясти пол под ногами противника, но Оливия уже применила иллюзию, что было не менее эффективно и красиво, однако Блэк бы предпочел более реальные проблемы врагам. Однако, Хейс не стала церемониться, но и не убила никого. Она всего лишь воспользовалась моментом и отправила противника отдыхать, предварительно охладив его и прочно заперев дверь. Оставалось надеяться, что в палате не было его друзей, которые могли не обрадоваться такому сюрпризу. Регулус попытался прислушаться, чтобы понять, какое количество Пожирателей вообще находится поблизости, ведь они не ходили на такие дела вдвоем или втроем. Возможно они в таком количестве приходили, но им понадобилась бы подмога, чтобы захватить аж четыре этажа больницы. Тем более, те приспешники Лорда, что были распределены по палатам, не тянули на главарей, а значит где-то здесь находились еще более серьезные Пожиратели, которые бы не попались так глупо на их уловки.
Неожиданная преграда заставила и Регулуса, и Оливию остановиться. Их спонтанные спутники были сложены и посажены в стороне, а Блэк уже придирчиво изучал защитное поле, очень профессионально и тесно натянутое поверх баррикад.
- Хорошая работа, - негромко оценил он с легкой хрипотцой. Долгое молчание и еще не окрепшее здоровье все же сказывалось на нем, но сейчас его это мало заботило. Оливия начала звать своих родных, но что-то подсказывало молодому человеку, что ее никто не услышит.
- Регулус, тут точно вход.
- Да, - согласился он машинально, хватая девушку за запястье и не давая ей свалиться вниз. - Проверь наверху, - шепнул Блэк, кивая на следующий пролет. Над ними, по идее, располагался буфет и возможно был шанс, что если там все открыто, то может быть можно было попасть на этаж ниже через какой-нибудь лаз или даже потолок в конце концов. Отпустив Оливию, молодой человек взял палочку в зубы, касаясь ладонями преграды. Магия была достаточной сильной, это ощущалось, тем более сейчас, когда его тело пыталось восстановиться после тесного контакта с опасными заклинаниями. Но тем не менее удары током были слабее. У каждого заклинания, особенно заклинания защиты были свои нюансы. Так можно было даже заклинанием Доверия спрятать дверь и весь этаж, оставляя только проход, который визуально закрыт. Но если кто-то внутри применил этот обряд, то им никак не попасть внутрь. Даже не так - они смогут попасть внутрь, но никого там не найдут потому, что их взору будут скрыты все. Но это было слишком сложно и муторно, хотя чтобы защитить пациентов, наверное, кто-то бы пошел и на такое. Регулус направил артефакт на преграду, выдыхая и расслабляясь. Светлый луч коснулся натянутого щита, но не отскочил, а мягко всосался внутрь. Словно магия впитывала магию. Блэк чуть нахмурился, оглядываясь через плечо. Роббинс придерживал второго пациента, сидя на ступенях и пытаясь прийти в себя, чтобы быть полезным, однако сейчас лишние руки были совершенно не нужны. Регулус вернул внимание защите, с легким прищуром изучая хитросплетения рун и заклинаний, которые отразились, стоило дотронуться палочкой до нужного места. Он очень не хотел, чтобы это оказалось заклинанием Доверия, но с другой стороны, ведь те, кто внутри, заметят их и признают Оливию, если среди них есть хотя бы один Хейс. Тогда возможно они позволят им стать частью защиты и перевести дух, но с другой стороны, запирать себя в тесном помещении, где уже наверняка полно людей - неразумно. Нужно было как-то расчистить путь, чтобы вывести возможных заложников и как-то оттеснить Пожирателей. Скорее всего у них уже были в плену полезные целители, которые могли пригодиться и самому Лорду. Как-никак, захват больницы был достаточно умным ходом, а изолирование колдомедиков - мудрым решением. Не так-то просто найти хорошего целителя в это время, чтобы доставить в Хогвартс или штаб и попросить правильно подлатать раненого. Оставалось надеяться, что мама Оливия находится все-таки внутри пятого этажа, а не в лапах Пожирателей. Регулус встретил вернувшуюся Оливию вопросительным взглядом, но ответ услышать не успел - кто-то спешил вверх по лестницы и вряд ли просто сменить этаж. Поэтому Блэк попросту дождался, пока противник подберется достаточно быстро, легко увернулся от заклинания, которое немного повредило стену и толкнул врага взмахом артефакта, отправляя в полет обратно в коридор. Судя по звукам, противник вытер собой пол на расстоянии пяти метров, прежде чем последовал глухой стук. Оперевшись о перила, Блэк перевел взгляд на Оливию, вопросительно чуть подняв брови. Но его взгляд почти сразу снова коснулся стены, пока девушка говорила. - Они нас не слышат, - наконец произнес он, касаясь ладонью защиты. - Плотный щит защищает их от проникновения. Возможно, они использовали даже Фиделиус, чтобы их не нашли, если кто-то бы прорвался, а может быть здесь просто сплетены десятки слоем охранной магии, которую можно попробовать обойти, но на это уйдет время, - пояснил Блэк, демонстрируя еще одну попытку вскрыть щит. Заклинание слилось с защитой, словно это было естественное явление. Регулус не думал о плохом. Как вариант, кто-то из Пожирателей, более сильный и опытный, мог соорудить ловушку, которая бы своей сложностью заманивала более сложные умы, тем самым спасая собратьев от встречи с сильным противником. И если это было так, то любого разгадавшего ребус, ждала смерть внутри. Словно кит, проглатывающий маленькую рыбку. Отовсюду доносились крики, громкие, недовольные голоса, а где-то даже можно было различить и всполохи магии, но эхо приносило все это со всех сторон и невозможно было понять - изнутри это или снизу. Регулусу нужно было добро Оливии, чтобы приступить к действиям, если только у нее не было более быстрого плана. Блэк сжал палочку в ладони, а ладонь - в кулак и прижал его к защите, смотря на Оливию, но при этом думая. Среди персонала вряд ли кто-то был настолько опытным и сильным, чтобы создать настолько сложную защиту. Если же постарался ее брат, то должна была быть лазейка для нее. Однако вместо ответа Регулус неожиданно поморщился, ощутив жар от основания палочки.
[AVA]http://funkyimg.com/i/2M9Mn.png[/AVA]

+3

5

- Проверь наверху.
Оливия подумала, что разделяться - не такая уж и хорошая идея. Даже с сомнением посмотрела на их коллег, который тоже могли бы что-то сказать. Например, оценить идею парня, изучающего невидимую защиту. Девушка пожала плечами, приглашая и раненного колдомедика, и уснувшего больного как-то посодействовать и поддержать ее, но те были заняты какими-то важными делами. Хейс тяжело вздохнула, вооружаясь артефактом и со скоростью рысьи и грацией орла бросилась на шестой этаж.
Мунго она знала, как свой второй дом. В какой-то степени больница и была ее домой, если не учитывать тот факт, что недавно Оливия отсюда и сбежала. Она прекрасно помнила и веселые, и ужасные дни в этих стенах, поэтому испытывала понятный дискомфорт, ходя между столами и стульями. Столовая оставалась столовой даже двадцать лет назад. Ради интереса Оли заглянула за прилавок, перегнувшись через него и вверх-ногами открывая дверцу за дверцей. Ничего нового или удивительного она там не заметила. Пусть недавно и хорошенько отобедала ужином, но и сейчас захотелось не с пустым ртом ходить вокруг да около.
Понятное дело, что попасть на пятый этаж можно было через пол, точнее - потолок. Девушка постучала ногой где-то в середине комнаты, проверяя свои догадки. Никто, конечно, не стукнул в ответ, но это не особо задело ее гордость. Банан тем временем уже заканчивался, а Оливия все еще ходила между стульями, представляя наиболее подходящие методы прохождения защиты.
Судя по тому, что выглядела она недурно, то выставил ее умелый волшебник. Хейс не видела брата в действии около двух или трех лет, поэтому могла бы конечно предположить, что тот поднабрался умений. Правда признавать, что это было на самом деле так, не спешила. Мало ли чем Родерик занимался, пока она там развлекалась в подвале Кэрроу. К тому же и не хотелось думать снова о том, что лучшие годы жизни оказались потрачены на заточение, а потом лечение.
Поразмяв пальцы, точнее, похрустев ими, девушка наконец избавилась от кожуры банана. Почувствовала себя немного виноватой, поэтому второй положила себе в карман, чтобы потом поделиться с Регулусом. Хотя если на пятом этаже прятались и колдомедики, и пациенты, то стоило подумать и о них. Оливия все же извлекла артефакт, притягивая к себе всю еду, которую смогла обнаружить с помощью магии. Та была коварной и упустила откровенно невкусные бублики, но Хейс вовремя это заметила, считая, что всякая еда - это отличный инструмент к выживанию. Однажды ей пришлось провести несколько дней без нее. Стоило ли говорить, что такой опыт девушка повторять не хотела?
Хотя сейчас тяжело было сказать, во сне она скакала между пещерами в поисках клыка Румынского дракона или все же это было наяву. Многочисленные фантазии, спасающие от неприятных мыслей, так или иначе иногда путали сознание. Да и не только сознание, но и в принципе всю Оливию. Как, например, сейчас, она уже второй раз пытается произнести заклинание, которое сможет спрятать всю ее ношу в небольшом пакете, удачно нашедшемся за прилавком.
Хорошо, когда платить не надо и можно брать все, что душе угодно. Стоит пожалеть пожирателей смерти, которые не попадут на их пир.
Хейс привыкла развлекать саму себя, поэтому в достаточно хорошем настроении еще раз прыгнула на месте, желая то ли привлечь к себе внимание, то ли проверить удачливость. Вдруг потолок обвалится, и не нужно будет искать дополнительный вход или выход туда, куда их и не звали.
Она не знала, насколько мама сильна в заклинаниях. Нет, конечно, помнила крупицы из детства, но те воспоминания были скорее результатом восхваления, чем внимательного осмысления. Оливия не питала лишних надежд на счет Деборы, потому что прекрасно знала, что во многих аспектах жизни будет с ней не согласна. Начиная от отношений с отцом и заканчивая злосчастной книгой, которую мама пыталась уговорить дочь прочитать. Передернувшись от воспоминаний, Хейс надкусила конфету, перекидывая пакет через плечо и все же спускаясь обратно.
Глупо было надеяться, что кто-бы-то-ни-был защитил вход и не подумал о периметре. Если это был Родерик или еще один умелец, то тратить время на крошение потолка или пола было бессмысленно. Поэтому Оливия уже перепрыгивала через ступеньку, дожевывая конфету и надеясь, что не свалится у самого низа. Обычно с ней это случалось, когда настроение было хорошее, а атмосфера к этому не располагала. Мол, кто-то одергивал Хейс и пытался вправить мозги на место. Одно время она грешила на маму, которая, по словам Родерика, всегда будет с ними, но потом задумалась. Стала бы мама так делать? Хотя, кто знает, какие там правила в загробном мире. Оли бы и про это книгу написала, но решила, что у нее планы и так слишком грандиозные, чтобы еще и на фантастику размениваться.
Она уже хотела было помахать бананом Регулусу, как тот вмиг стал серьезным и посмотрел в другую сторону. То ли обиделся, то ли нашел кого-то там симпатичнее, чем она. Как оказалось, к ним спешил Пожиратель Смерти. Точно хотел поужинать, только все уже разобрали. Да и Блэк решил не делиться едой, отправив нарушителя соблюдать постельный режим. К слову, больница же должна была уже спать мирным сном. Наверняка, многие пациенты именно этим и занимались, когда последователи Темного Лорда приготовились к делу. Умно и слишком типично для Волдеморта, который даже на Поттеров напал посреди ночи.
- Наверху нет ни люков, ни дырок в полу, - ответила Оливия, протягивая банан Регулусу. - Простите, вам сладкое не положено, дождитесь помощи от специалиста, - извинилась девушка у колдомедика, который работал вместе с матерью. Конечно, можно было бы поделить и конфетой с ним, но вдруг сахар сделает только хуже? Да и хотелось маме отдать самые вкусные лакомства, а не кому-то еще.
Хейс даже не рассматривала другие варианты. Дебора точно должна быть по ту сторону защиты, иначе это все бессмысленно, как, в принципе, и любая другая идея.
- Плотный щит защищает их от проникновения. Возможно, они использовали даже Фиделиус, чтобы их не нашли, если кто-то бы прорвался, а может быть здесь просто сплетены десятки слоем охранной магии, которую можно попробовать обойти, но на это уйдет время.
Она кивнула, примерно оценивая силу и сложность защиты, которую умельцы выставили против Пожирателей Смерти. Только непонятно, как они собираются выживать, замурованные в ловушке? Трансфигурировать еду, ждать помощи или ускорять время? Наверняка найдется кто-то сильнее или опытнее, способный выбить эту защиту. Если нет, то легче просто подождать, пока загнанные в ловушку сами же и сдадутся. Странная тактика была у человека-инициатора этой затеи.
Регулус уже вновь вернулся к обдумываниям каких-то сложных задач в своей голове. Оливия, конечно, испытывала влечение к безумным парням, но иногда хотелось и чего-то спокойного. Не такого спокойного, как Блэк, но что-то около того. Не став углубляться в философию отношений, девушка открыла еще конфету, делясь ее с парнем.
- Скушай, это помогает думать, - предложила девушка, приваливаясь плечом к стене напротив. Пожиратели были заняты оргией этажами ниже, поэтому можно было потратить несколько минут на отдых или хотя бы на видимость оного. Потому что пока с виду спокойная Оливия на самом деле пыталась просчитать все возможные выходы из поставленной задачи. Конечно, Регулус мог бы заняться распутыванием не распутываемого, но это займет время и силы. Время общее, силы - ее. Вряд ли она сможет отбиться от опасностей, если с трудом вспоминает нужные заклинания. Что касается их соратников, бессильно сидящих и лежащих на полу рядом... Можно было бы задуматься о щите из них, но это слишком коварно и вряд ли кто-то оценит такой вклад в победу.
- Патронус! - вдруг выпалила Оливия, наспех засовывая фантик в безразмерный пакет. - Сам посуди. Если внутри мама, то я могу отправить Патронус туда и сказать, мол, тук-тук, это я, твоя Оливия из будущего - предложила девушка, радуясь своей гениальности и разводя руками в стороны. Рейвенкло оно и после нескольких лет - Рейвенкло. - К тому же, мама определенно там, ибо кому там еще прятаться, как не ей? - безапелляционно заявила Хейс, закатывая рукава и оставляя свой драгоценный пакет рядом с раненными, но все еще живыми солдатами.
Патронуса она не вызывала… очень много лет. На самом деле и научилась-то по наставлению Родерика, который требовал, чтобы это заклинание было средством их связи. Долго пришлось тренироваться, потому что счастливых воспоминаний было предостаточно, но каждое из них омрачалось чем-то последующим. Сейчас, конечно, может быть трудновато, но Оливия уже приготовилась и сосредоточилась. Когда нужно было приступать к делу, то этого у нее было не занимать. Резко перейти от безалаберности к серьезности - ее конек. Из-за этого умения часто не попадалась ни профессорам, ни начальству.
Правда несколько усердных попыток сделать что-то привели к тому, что все закончилось печально. Небольшой дымкой, выскочившей из окончания артефакта. Оливия вытянула губы, пожав плечами.
- Нет, это не утконос, - заметила очевидное девушка, вздохнув. - Ладно, Кэрроу все-таки отличные Пожиратели Смерти. Сосредоточиться на Патронусе все равно не получится, потому что радиус счастья в моих воспоминаниях прямо пропорционален уровню моего экзистенциального кризиса, - важно прокомментировала Оливия, стараясь не показывать недовольства и, наверное, разочарования. Наверняка, было бы куда лучше, если бы мать увидела ее Патронуса, а не чьего-то еще.
- Давай, мистер, ты сможешь, - не став выслушивать ни оправдания, ни сопереживание, Оли кивнула Регу, вынуждая его-таки начать действовать. Пожиратели, конечно, развлекались как могли, но они быстро теряли интерес к чему-то постоянному. Их надо было побить, потом убежать от них. Разнообразие - вот их конек. - Надеюсь, Алекто все еще зализывает свои раны, а Амикус уже провалился в какой-нибудь котел, - вдруг прошептала девушка, все же не сдерживаясь.
Когда перед ними появился светящийся и небольшой волк, она присвистнула.
- Вот представь теперь. Я же хотела обучиться анимагии, но бросила. Стала бы утконосом сейчас… - связав форму Патронуса с анимагической формой Блэка, протянула Хейс, то ли радуясь за себя, то ли расстраиваясь, что упустила такую забавную историю в своей жизни. - А теперь послание, - Оливия покрутила палочкой, пытаясь придумать что-то, что могло бы указать на нее и на ее добрые намерения. - Пусть этот волк скажет матери, что я - Оливия Хейс, ее умная и прекрасная дочь из 1998 года. Я пришла с миром и просвещением, постараюсь спасти мир от смуты, а сознания от вмешательств злостных Пожирателей Смерти, помогу бедным и сиротам галлеонами, а также обязательно не оставлю человечество в беде, если меня пустят в элитный клуб под защитой, - на одном дыхании отчиталась девушка, а потом все же поджала губы. - Ладно, если это не сработает, то в конце можно добавить, что ее любимая книга - Айвенго, а моя - Красная шапочка. Родерику же идет красное платье, - перечислила все, что только могла. - Если и на это ответа не будет, то там не моя мать, можно будет попытаться разрушить защиту, - предложила Оливия, немного волнуясь. Заниматься тем, что просто тратило время не хотелось.

+3

6

Дополнительно: 29 лет, метаморфомаг; сотрудник Отдела обеспечения магического правопорядка;
Внешний вид: Темно-синие джинсы, рубашка, легкая куртка;
Состояние: Раздражен, не в духе, хмур и встревожен не на шутку;
С собой: Волшебная палочка, пара монет в кармане, где-то есть и сигареты, но это неточно; Амикус;


День уже не казался таким хорошим и удачным, как в самом начале. Если где-то и теплилась слабая надежда на то, что все пройдет гладко, то она разбилась о твердые скалы упрямства родной сестры. Оливия не сидела на месте. Ее пребывание в больнице было лишь видимостью послушания, в то время как сама девушка наверняка ни минуты не отдыхала. Хейс слишком хорошо знал девушку, которая всегда и везде искала приключения и проблемы. Наверное, за это ее и любили все, а он еще сильнее. Конечно, оставить ее в Мунго, отдать на лечение и не держать подле себя может и было решением неправильным, но иного выхода он не видел. Слишком тяжело было всем, а ей в первую очередь, ведь Оливия отсутствовала целый год, находясь в плену у близнецов Кэрроу. Можно было назвать ее спасение чудом? Стоило ли за это простить отца за все его прошлые грехи? Нет. Родерик тоже был упрямым, поэтому не собирался сдавать свои позиции. Арчибальд бросил их всех и ни разу не проявил интереса, не написал, не появился. То, что он случайно узнал про Оливию и сумел ее спасти - замечательно. За это ему отдельное спасибо, но не более того. Родерик не мог простить ему побега, смерти матери, одиночества сестры и свое. Им приходилось жить у родственников, не чувствовать себя свободными и самостоятельными, а ведь так хотелось. Возможно будь он нормальным отцом, то все сложилось бы иначе и не было бы нелепых ситуаций и глупых поступков. Впрочем, что ни делается, все к лучшему. Но так ли это в самом деле?
Родерик коснулся артефактом лба Амикуса, лишая его сознания полностью и погружая в сон. Ему не стоило просыпаться раньше времени и скулить над ухом, все равно Хейс не планировал вести его в Мунго за ручку - только связанным и только при помощи Мобиликорпуса. Несмотря на то, что Пожиратель знатно пострадал от его рук, это не значило, что он не мог навредить. Палочку Кэрроу Хейс спрятал в карман, однако в безопасности он себя до конце не ощущал. Бояться бессознательного Пожирателя было глупо, но у этого парня была весьма и весьма опасная сестра, а еще с полкило приятелей, которые не отказывали себе в удовольствии применять непростительные заклинания. Но хуже всего было то, что среди этих Пожирателей был и его отец, Арчибальд. Наверное стоило выдохнуть, постараться не думать о нем. Ведь не факт, что старший Хейс сейчас вообще в Лондоне или где-то поблизости. Может быть он уже как раз в бегах, бродит где-то, скрывается тщательно, чтобы кара хозяина и месть родственников не настигла его. Шансы столкнуться с ним были невелики, но все же были и Родерик, откровенно говоря, не был уверен, что готов к этому. Все его мысли занимала сейчас сестра, которая шагнула в неизвестность с кем-то, сбежав из Мунго. Но одно Хейс знал наверняка - Оли обязательно вернется в больницу, но в этом времени, ведь сейчас там работает мама. Живая мама.
Решение пойти в Мунго было естественным, обязательным и правильным. Родерик не собирался становиться таким убийцей, который дал истечь врагу кровью. Поэтому он собирался сделать все правильно - отнести Пожирателя в больницу, а потом поговорить с ним по душам под присмотром целителей, чтобы не давали ему умирать и истекать кровью. Ведь разговор планировался долгий. Поэтому сейчас Хейс уверенно шел вперед, накинув морок на парящее рядом тело. До Мунго было недалеко, но молодой человек все равно оглядывался по сторонам, в надежде заметить знакомую макушку или услышать родной голос. Но ничего этого не было. Миновав Министерство, Родерик постарался остаться незамеченным для возможных коллег, которые нет-нет, а все же где-то поблизости мелькали. Несложно было узнать волшебника в штатском, у него всегда одна рука была напряжена, обычно правая.
Остановившись напротив хорошо знакомого здания, Родерик сделал глубокий вдох, боясь неизвестности. Резко он ощутил себя маленьким мальчиком, которому так сильно хочется увидеть настоящее волшебство, что он готов на все, что угодно. Сейчас этим волшебством должна была стать живая мама, которая бы улыбнулась ему такой родной и любимой улыбкой, от которой бы все потеплело внутри. Но вместе с тем он боялся... разочароваться? Он хорошо помнил все, но годы немного стерли более яркие воспоминания и мама казалась ему теперь приятным миражом, чем-то добрым и теплым.
Оказавшись в больнице, Хейс осторожно осмотрелся. Привет-ведьма мигом среагировала на бессознательного человека, предлагая передать его целителям.
- Только осторожно, он Пожиратель Смерти, - предупредил Родерик. Повисла неловкая пауза, но лишь на мгновение. Врачи уже забрали тело, а молоденькая волшебница приготовилась вносить данные. Хейс продиктовал ей имя пациента и хотел было уже назвать свое, но осекся, оглядываясь в сторону лестницы. Ему ужасно хотелось поскорее оказаться на пятом этаже, но он понимал, что возможно мама сегодня отдыхает дома с маленькой Оли. - Скажите, а Дебора Х... Райан на месте? - негромко спросил он. Привет-ведьма удивленно подняла на него взгляд и кивнула, махнув рукой в сторону лестницы. Не прошло и пяти минут, как молодой человек уже мчался вверх, перепрыгивая через несколько ступеней за раз. Сердце бешено колотилось в груди - может быть от бега, а может быть от волнения, но Родерик знал, что уже через пару минут оно пропустит удар. Ведь как только он добрался до пятого этажа и ступил в коридор, то сразу почувствовал, как задрожали пальцы на руках. Стало даже немного прохладно, хотя в душе, в сердце было тепло. Осторожно и медленно вышагивая, он старался унять дрожь и вернуть спокойствие. Пережив столько всего, Родерик сомневался, что готов к новому стрессу, хоть и приятному, но уже вовлеченный в события с порталами, он не мог просто так сейчас отступить и лишить себя шанса снова увидеть маму.
Дверь в кабинет была приоткрыта, оттуда доносились голоса - один более возмущенный, громкий, он принадлежал миссис Данн, которая сообщала о слишком буйном поведении двух пациентов, которым почему-то разрешили бродить по этажу. А второй голос был тихим и мягким, ощутимо уставшим. Таким, что в нем чувствовалась вся тяжесть этого бренного мира и Родерик прижал ладонь к стене, касаясь ее лбом. Понадобилось несколько глубоких вдохов и долгих выдохов, чтобы взять себя в руки. Миссис Данн резко покинула кабинет, спеша уладить дела и даже не обратила на него никакого внимания - оно и понятно, ведь она бы даже его не узнала. Ведь сейчас ему всего двенадцать лет и он мирно спит в Хогвартсе, не думая ни о каких порталах. За дверью послышался тяжелый вздох и скрипнуло кресло. Родерик закусил губу, но едва слышно постучался. Ведь, по сути, он же за этим сюда шел. Не только принести Амикуса, но и увидеть маму.
- Войдите, - отозвался все тот же голос, невероятно родной и спокойный. Хейс обожал слушать маму и было неважно, что именно она говорила, что рассказывала - он просто наслаждался им, любил засыпать под него. Поэтому, словно очарованный, он осторожно переступил порог ее кабинета, медленно поднимая глаза и встречаясь с ней взглядом.
- Здравствуй, мама.

Мунго в очередной раз сотряслось от мощной магии. Непонятно было только, какие именно заклинания использовали Пожиратели, чтобы так сильно расшатать стены.
- Все наверх! - скомандовал Родерик, коротким взмахом палочки направляя луч в Пожирателя и отправляя его в полет вниз по лестнице. Не интересуясь, чем оный закончится, Хейс сбежал вниз по ступеням, подхватывая на руки двух малышек, которые еле переставляли ноги. Оказались близняшками, которые наверняка полезли играть в какие-нибудь кусты и там их цапнуло какое-то сомнительное растение. Целители уже носились по коридорам пятого этажа, блокируя все возможные ходы и выходы. Люки в потолке были запечатаны в первую очередь, окна - максимально защищены даже от сильных взрывов. Вот потайную лестницу в самом конце пришлось просто завалить, так как ставить простой барьер было неразумно. Родерик самолично зачаровал камни так, что никто не мог их теперь сдвинуть. Оставался главный вход с основной лестницы. Лифт давно перестал работать, пребывая в строго запечатанном виде и перекрытый каменной плитой, в которую превратились двери. - Миссис Данн, поживее, пожалуйста, - поторопил женщину молодой человек и закатал рукава. Куртка давно была накинута кому-то на плечи, волосы взъерошены. Определенно встреча с Пожирателями не приносила пользу внешнему виду. Родерик и так не любил этих ребят за их наглость и бесцеремонность, а теперь еще и за чрезмерную глупость. С одной стороны он прекрасно понимал их логику - захватить Мунго было самым разумным, что можно было придумать, ведь это больница, важный объект, но с другой стороны - наверняка сейчас сюда примчатся авроры и члены Ордена, да и простые целители тоже вполне способны дать отпор. Хотя те, которые успели подняться с ним на пятый этаж, выглядели не такими уверенными в себе. Родерик сглотнул, направляя артефакт на дверь и ожидая пока все войдут в коридор. - Все пришли? - крикнул он, прислушиваясь. Быстрые шаги на лестнице ни о чем ему не говорили. Дебора уверенным шагом обходила всех, устраивая по палатам и проверяя, хорошо ли защищены окна и двери. Было видно, что дышится ей тяжело и выглядела она не так бодро, но с момента знакомства со взрослым сыном в ее глазах появился блеск и это не могло не радовать. - Проверь все возможные лазейки, абсолютно все, - попросил он ее, когда женщина проходила мимо. Она коснулась ладонью его спины, кивая и удалилась, давая ему возможность проявить себя в полной мере. Родерик не просто так работал в отделе магического правопорядка и он отнюдь не бумажки перебирал за столом. Он, конечно, аврором не был, но это не отменяло того факта, что и он ловил не самых удачливых волшебников. Нарушен закон за пределами Англии - Родерик спешит туда. Нарушен закон здесь - зачем беспокоить авроров по мелочам, кто-то же должен быть просто полицейским? Но вся эта работа была бы невозможна без соответствующих знаний. Поэтому наложить прочную, уверенную защиту не составляло проблем, надо было лишь убедиться, что все невинные защищены. Хейс не любил смешивать заклинания, но иногда приходилось накладывать одно на другое, чтобы защита вышла более крепкой. Может быть однажды он проявит интерес к более серьезным чарам, станет изучать их глубже, может быть даже у него получится что-то более весомое, но пока что Родерик был вынужден пользоваться тем, что было доступно. Поэтому частичное заклинание Доверия, нацеленное исключительно на один этаж, приправленное самым сильным Протего, сшитое по краям еще несколькими чарами - все это было готово за несколько минут, а Хранителем тайны стала Дебора, которая очень вовремя подошла к взрослому сыну.
Прошло достаточно времени, внизу более или менее все стихло. Пожиратели упрямо продолжали пытаться пробиться через защиту, но тщетно. Родерик успел подлатать свои царапины на шее, полученные шальным заклинанием. Хотелось объяснить маме, что так не всегда бывает, когда он появляется где-то, но шутка уже не казалась ему такой удачной. Хейс понятия не имел, как еще можно было разрядить обстановку. Он постарался изолировать этаж от звуков снаружи, чтобы пациенты не волновались, но теперь они даже не знали враг или друг по ту сторону. Впрочем, друзья еще не скоро окажутся под этими дверями.
- Я бы сейчас выкурил сигарету, - признался он, обращаясь к матери, которая устало сидела в кресле прямо в коридоре и наблюдала за теми, кто не хотел находиться в палатах. Удерживать кого-то силой она не собиралась, тем более что ситуация была другой. Родерик любовался женщиной, тихо вздыхая. Ему хотелось рассказать ей так много всего, но в этот самый миг перед ними прорисовался небольшой светящийся волк, который устремил свой взор на Дебору, а она подалась вперед. Ей не пришлось ничего говорить, так как Хейс уже все понял и так, поэтому кинулся к двери, направляя артефакт и начиная снимать защиту. Он прекрасно знал, кто мог находиться по ту сторону защиты и уже приготовил самый недовольный взгляд из богатого арсенала таковых. Дебора подошла к нему, помогая снимать защиту и следя, чтобы маленькие дети не разбежались. Родерик же бросил предостерегающий взгляд на маленьких девочек, которые шумели в стороне и покачал головой, давая понять, что сейчас не время и не место, и как только последний слой защиты был приоткрыт, Хейс уже на повороте заговорил: - Тебе придется объясниться, Оли, - строго произнес он, узревая сестру и ее спутников - молодого человека, серьезного и сосредоточенного, целителя и пациента. Все четверо проскользнули внутрь и Родерик поспешил наложить защиту снова, так как на лестнице уже послышался грозный топот и ругань.

+3

7

Дополнительно: 31 год, Недуги от Заклятий, 5 этаж, заведующая
Внешний вид: Лимонная мантия, под ней тепло-синее платье, туфли на удобном каблуке, волосы собраны
Состояние: Уставшая, тяжесть внутри, утомление
С собой: Волшебная палочка


Тихий вздох.
Дебора распустила волосы. Перебрала отдельные пряди. Опустила глаза.
Дышать было тяжело. Сложнее, чем вчера и чем год назад. Запасы ингредиентов уменьшались на глазах. Негде было брать тот самый, самый нужный и важный. Арчи больше ничего не присылал, даже не появлялся. Ни письма, ни маленькой записки. Ни единого слова.
Вздох. Боль. Обиды нет, есть понимание и прощение. Он сам выбрал этот путь, сам же создал себе проблемы. Не понимала - что было не так. Зачем ему понадобилось следовать за чужими идеями и искать в них смысл? Чем была плоха обычная работа в министерстве? Обещал любить, заботиться. Ее болезнь могла ещё долго не прогрессировать. Стресс, усталость, волнение. Сын в школе, дочь рядом.
Дебора коснулась ладонью головы Оливии. Маленькая хулиганка спала, обняв мишку и подушку.
"Разбойница" - ласково шутила она над дочкой, смотря на ее шкодливые глаза и наслаждаясь смехом.
"Непоседа" - качали головами коллеги, улыбаясь.
"Малышка Оли" - тепло шептал сын.
Дебора с детства мечтала о большой семье. Муже, детях, большом коте. Девчачьи мечты.
Не сбылись.
Были дети, но мужа не было.
Не было кота, но были две или три смены на работе, назойливые родственники. Лучше бы кот.
Вздох. Боль. Тяжёлый выдох.
Оливия зашевелилась во сне, поерзала и повернула голову к стене под рукой матери. Детей Дебора любила невозможно сильно. Ее смысл жизни. Ее воздух. Ее радость.
Вздох.
Ее замечательный сын, улыбчивый, весёлый, подвижный. Хмурился, когда упоминали отца. Улыбался в любое время. Помнила его тревожный взгляд перед отъездом. Волнение. Улыбку полную надежды. Дотронулась пальцами до его лба, убрала пряди с них, улыбнулась ему.
Дома они были другими людьми. В другой вселенной. Одна большая команда на троих. Фантазировали, что спасали мир. Три самых могущественных волшебника на всех планетах: Бора, Дерик и Ливия. Псевдонимы. Она говорила, что так никто их никогда не узнает. Слушала детский смех. Радовалась. Любила, когда они вдвоем прыгали к ней в постель. Обнимала. Вздыхала.
Выдох.
Поцеловала затылок малышки и поднялась на ноги. Слишком шумно в Мунго в это время. Всем давно пора спать. Прием лекарств, обход и сон. Взгляд на часы. Можно было бы пойти домой, чтобы Оливия поспала нормально в своей постели, но девочка с таким удовольствием бегала по этажам вслед за мамой и не отходила от нее, крепко спала в комнате отдыха.
- Я перенесу ее к вам в кабинет, - говорит коллега. Благодарно улыбнулась. Сама была не в состоянии.
- Лучше в детскую, там никого нет, - поспешила добавить. Голос тихий, спокойный. Она никогда его не повышала, не было в этом смысла. Может быть и зря. Кивок коллеги. Дебора была им благодарна. Всем коллегам, которые поддерживали. Понимали. Молчали. Улыбались. Им не понять ее чувств, она сама по себе. Не нужен муж, нужны только дети. Ее смысл жизни.
Вздох. Дети её понимали.
- Дебби, милая, там такой шум! Уоллис и Голд не хотят принимать таблетки и заявили, что им можно гулять целый час!
Дебора только вошла в кабинет. Только села. Улбынулась. Миссис Данн. Преданная и добрая. Как старшая сестра.
- Напоите их соком с зельем.
Верный способ, проверенный. Всегда пили, всегда улыбались и расходились по комнатам.
- Надо сказать девочкам, чтобы лучше следили!
Ши была шумной. Всегда. Дебора любила ее за тепло и ответственность. За понимание. За любовь к ее детям.
Выдох. Взгляд в сторону окна. В кабинете было спокойно, но пора было идти на обход, проверить пациентов. Не любила, когда они засыпали поздно. Надо было проконтролировать, чтобы все лекарства выдались в срок. Проверить самых капризных и можно было заняться документами.
Дебора любила ночь. Малышка спала рядом или рисовала, если успела выспаться. Чаще спала, обняв игрушку, а Дебора то и дело любовалась ею.
Ее Оли. Ее маленькая разбойница.
Стук. Вдох. Рабочий день еще не закончился.
- Здравствуй, мама.
Сердце замерло. Подняла глаза. Посмотрела на молодого человека. Взрослого, серьезного, встревоженного. Так похожего внешне на ее маленького сыночка.
Разум не сразу понял, не сразу принял. Голова не работала. Ночь.
Вздох. Порталы. Слухи быстро разошлись, жертвы поступали чаще. Кто-то поранился, кто-то ударился.
Неужели это правда?
Встала, машинально разгладила мантию. Немного дрожала. Не верила.
Порталы. Серьезно? Возможно?
Он смотрел на ее родными глазами. Показал, что может менять внешность. Метаморфомагов было не так много среди волшебников, этим они и отличались. Подошла ближе. Вздрогнула.
- Родерик?
Не верила до конца. Искала сходство с Арчи и не находила. К сожалению или счастью.
Слишком разные во всем. Сердце согрелось. Ее мальчик был хорошим, она не сомневалась.


Выдох. Стресс. Волнение.
Дебора чувствовала усталость, ощущала тяжесть в ногах, грудная клетка разрывалась изнутри.
Горячо. Дыхание сбивалось, становилось глубоким, отрывистом. Вдыхать было больно.
Вдох. Боль.
Выдох.
Дебора сделала небольшой обход, проверила все ли целы, все ли успели. Оглянулась на Родерика, улыбнулась ему.
Не верилось. Видела, понимала, не могла до конца поверить. Порталы были чудом. Она знала, что проживет недолго и возможно не увидит своих детей взрослыми и самостоятельными. Арчи больше не присылал то растение, зелье готовить было не из чего, а где оно растет - она не знала. Пыталась узнать, но никто не знал, что это и откуда. Арчи ничего не говорил. Как всегда. Молчал.
Вдох. Она мечтала встречать своих детей выпускниками, обнимать их и радовать вкусным пирогом, на который еще хватало сил. Оли любила его, яблочный и с ягодами. Маленькая проказница. Она внешне больше была похожа на Арчи, но ничего от него не унаследовала. Только улыбку. Которую Дебора очень любила.
Выдох. Присела в кресло пока Родерик колдовал. Они поговорили, но не обо всем. Умеренные вопросы, умеренные ответы. Ей не хотелось знать всего. То, что она умрет - она и сама знала. Не знала когда - но узнала. Вздохнула. Она ничего не могла поделать. Если только найти растение, или того, кто поймет как ей помочь. Ее дар ее губил, но она не собиралась жертвовать им ради пары лет жизни. Спасать людей было важнее всего. Дети это понимали.
- Я бы сейчас выкурил сигарету.
Улыбнулась. Понимала его состояние. Сама никогда не курила, но прекрасно представляла себе для чего можно хотеть выкурить ее сейчас. Сама бы она выпили что-нибудь легко-алкогольное, чтобы тело немного расслабилось. Защита была установлена.
Прикрыла глаза. Выдохнула.
Вздрогнула. Колена коснулось что-то призрачное.
Патронус? Волк. Удивленно посмотрела, не понимая, от кого он может быть.
Выдох. Патронус заговорил.
- Я - Оливия Хейс, ее умная и прекрасная дочь из 1998 года. Я пришла с миром и просвещением, постараюсь спасти мир от смуты, а сознания от вмешательств злостных Пожирателей Смерти, помогу бедным и сиротам галлеонами, а также обязательно не оставлю человечество в беде, если меня пустят в элитный клуб под защитой.
Дебора замерла в удивлении. Почувствовала, что это в самом деле ее Оли. Она любила выдумывать и фантазировать, любила придумывать различные глупости, которые были смешными и милыми.
- Твоя любимая книга - Айвенго, а моя - Красная шапочка. Родерику же идет красное платье.
Дебора улыбнулась, поднимая глаза на Родерика. Это стало знаком и он бросился снимать защиту. Дотронулась до Патронуса и он растворился. Осторожно поднялась на ноги, готовая встречать. Вздохнула, волнуясь. Она не была готова к сыну и совсем не нервничала, но зная о появлении дочери закусила губу.
- Айвенго, Красная шапочка и красное платье, - повторила и со смехом посмотрела на взрослого сына. Тот наигранно переменился в лице и поднял защиту.
- Тебе придется объясниться, Оли.
Имел он в виду упоминание платья или что-то другое, но Дебора не позволила ему договорить, делая шаг навстречу единственной девушке. Невероятно красивой, изящной и измученной. Сын не вдавался в подробности, но намекнул на то, что было. Несколько слов и сердце матери оборвалось.
- Ливия, - прошептала Дебора ласково, вспоминая детское прозвище для своей проказницы и протянула ей руки, неуверенно улыбаясь. Не смотрела на других, не смотрела на серьезного молодого человека. Смотрела только на дочь и была счастлива, что она жива. - Красное платье хорошо сочеталось с розовым галстуком, - напомнила она, подразумевая все то же, но если Родерик страдал больше всех, то и Оливия не осталась безнаказанной.
Сын поспешил залатать дыру. Молодой человек ему помогал. Опасность дышала им в лицо. Дебора покачнулась, не успела обнять дочь. Оперлась ладонью в стену. Выдох. Прикрыла глаза. Глубокий вдох. Улыбнулась.
- Ты носишь мою цепочку, - произнесла, отмечая едва различимое украшение. Глаза увлажнились. Улыбка стала еще теплее. Дебора смущенно накрыла лицо ладонью. Ее дети. Ее взрослые дети.
[icon]http://funkyimg.com/i/2LV29.png[/icon][nick]Deborah Hayes[/nick][zvanie]<lz><a href="ссылка">Дебора Райан-Хейс</a></lz>[/zvanie][sign]Нет ничего важнее семьи[/sign]

+4

8

Уже далеко не первый год Регулус изучал заклинания вдоль и поперек. Не хвастаясь своими достижениями, он тем не менее продолжал не просто искать и изучать, но и воскрешать некогда забытые или спрятанные чары, стараясь принести нечто новое в мир магии. Какие-то заклинания он обнаруживал в древних и пыльных фолиантах, которые были запрятаны глубоко в библиотеке, какие-то в виде руны пылились на ветхих пергаментах, которые Блэк находил в старых сундуках. Наверное не существовало уже в Хогвартсе места или даже самого потаенного уголка, куда бы он ни заглянул в поисках интересного и полезного. Возможно с одной стороны он слишком старался, слишком сильно увлекался своим предметом, но это было вызвано отнюдь не желанием как-то проявить себя, а привнести нечто новое не только в магию, но в умы учеников. Куда интереснее было изучать магию с другой стороны, но Регулус прекрасно понимал, что не все дети были готовы к этому, как и некоторые коллеги не соглашались с ним. Кто-то считал, что он занимается опасным делом, ведь никогда не знаешь, что последует за изъятием древних чар из недр земли, но и Блэк не сразу нес все в стены Хогвартса. Процесс обнаружения и изучения одного нового заклинания занимал достаточно много времени, а с учетом занятости молодого человека и вовсе иногда затягивался, но прежде чем испробовать новые чары, Блэк, как минимум, десять раз все проверял и только после этого предпринимал что-то. Еще ни разу ничего серьезного и непоправимого не происходило. Конечно, некоторые заклинания не сразу хотели работать как надо и миссис Лонгботтом иной раз приходилось задерживаться в Больничном крыле чуть подольше, чтобы избавить Блэка от ожогов на руках, но в целом все заканчивалось спокойно и безопасно.
Именно поэтому Регулус не торопился прикасаться к защите. Успев понять, что она впитывает любые заклинания, он более не рисковал добавлять что-то от себя, не зная, как это поле может среагировать попади в него шальное заклинание от врага. Пожиратели в неопределенном количестве все еще находились в здании и то и дело пытались прорваться наверх. Пока что молодому человеку удавалось сохранять спокойствие на этаже - целитель и пациент сидели в стороне, не в силах как-то помочь или помешать, а противники не могли подняться выше первой ступени. Будучи крайне добрым человеком, Блэк не мог причинить серьезный вред даже опасному врагу, поэтому все его заклинания лишь лишали сознания или отталкивали врагов подальше, не давая им прорваться. Для пущей надежности Блэк повесил и свою защиту этажом ниже, чтобы некоторое время не отвлекаться на посторонний шум. Вернувшаяся Оливия сообщила, что наверху чисто и нет никакой возможности проникнуть на пятый этаж. С одной стороны это было хорошо, они могли быть спокойны, что люди внутри в безопасности. Но с другой - они понятия не имели кто именно находится за столь плотной и серьезной защитой. Поэтому приняв банан и спрятав его в карман машинальным движением, Блэк чуть отступил, хмуро разглядывая стену.
- Патронус! - Регулус перевел взгляд на девушку, вопросительно смотря на нее, словно прося пояснить свою мысль. - Сам посуди. Если внутри мама, то я могу отправить Патронус туда и сказать, мол, тук-тук, это я, твоя Оливия из будущего. К тому же, мама определенно там, ибо кому там еще прятаться, как не ей?
Спорить со столь весомым аргументом Блэк не стал, хотя понимал, что Пожиратели могли наложить если не запрет на вызов Патронуса, то как минимум оповещение, что такое заклинание точно сработало. С другой стороны, можно было запретить чарам покидать пределы больницы, что затруднило бы призыв о помощи, а значит именно поэтому люди внутри и заперлись так надежно, зная, что им не дождаться помощи. Но еще Регулус понимал, что захват больницы вряд ли останется незамеченным, тем более и Тедди уже должен был сообщить обо всем директору, чтобы тот сориентировал членов Ордена. Препятствовать девушке Блэк не стал, отступая на полшага назад, чтобы у нее было пространство для создание Патронуса. Заклинание было непростым и в Школе его не проходили ни сейчас, ни в будущем, однако Регулус, жадный до знаний и весьма любопытный, все же попросил Кайла помочь ему. Естественно, за ним увязался и Люпин, который не хотел оставаться в стороне. Несмотря на сложность, чары были неопасными, ничего запрещенного в изучении заклинания не было, поэтому парни справились с этим и обзавелись призрачными защитниками, только если у Регулуса Патронус был серьезным, то форма у Люпина получилась достаточно забавная. И Грэхам, и сам Люпин решили, что если ему когда-нибудь доведется встретить дементоров или смеркутов, и те и другие умрут от смеха при виде призрачного чихуахуа.
- Нет, это не утконос, - подвела итог Оливия, когда дымка не сумела обрести форму, почти сразу растаяв. Патронус было заклинанием капризным и не каждый мог похвастаться телесным защитником, но при наличие достаточного количества счастливых воспоминаний можно было добиться лучшего результата. Нельзя сказать, что сам Регулус мог похвастаться чем-то очень светлым и добрым, но некоторые фрагменты из прошлого он бережно хранил у себя в голове. - Давай, мистер, ты сможешь, - Хейс явно не сдавалась, поэтому спорить Регулус не стал, решив для себя, что вообще не будет этого делать. Мягко сжав пальцами древко палочки и чувствуя резной узор, он на мгновение прикрыл глаза, воспроизводя в голове ряд счастливых моментов и делая плавное движение кистью. В первый раз рука невольно дрогнула, так как счастливы фрагмент смешался с более неприятными мыслями, но вторая попытка оказалась более успешной и призрачный небольшой волк уже стоял между ними.
- Вот представь теперь. Я же хотела обучиться анимагии, но бросила. Стала бы утконосом сейчас…
Блэк чуть улыбнулся, опускаясь на одно колено перед своим защитником и едва касаясь его подушечками.
- Необязательно, - спокойно отозвался он. - Тедди тоже анимаг и превращается в Грейхаунда, а его патронус - чихуахуа, - Блэк сдержал улыбку, проводя палочкой по воздуху и концентрируясь на вложении послания. Решив ничего не менять, он передал все почти слово в слово. Если бы рейвенкловец решил как-то переформулировать послание, то оно бы уже не звучало так, как хотела Оливия и по ту сторону ее могли не признать. Закончив с этим, Регулус назвал Патронусу искомое имя и отправил его через защитное поле, надеюсь, что заклинания поладят и не станут мешать друг другу. К счастью, волк исчез, а молодые люди остались ждать. Если мама Оливии была внутри, то ответ должен был последовать незамедлительно, но нескольких секунд хватило, чтобы Регулус перевел взгляд на девушку, изучая ее. Она так и не ответила на его вопрос, а он не понимал толком, почему его это так задевало. Знакомы они были всего ничего, но необъяснимая тяга к Хейс была настолько сильной, что Блэк с легкостью переступал через некоторые принципы, ощущая, как сердце сжимается в груди. Иной раз, глядя на Оливию, ему казалось, что они знакомы целую вечность, не меньше, но это было нелепо, учитывая, что познакомились они пару дней назад при весьма странных обстоятельствах. Возможно если бы не вся эта история с порталами, то ничего подобного бы не произошло, он бы остался в своем времени, она в своем и одному Мерлину известно, встретились бы они когда-либо или нет. Но если да, то какой была бы встреча? Пальцы невольно скользнули по неровному основанию артефакта, узор которого был неслучайным, но Регулус плохо помнил что именно делал со своей палочкой. В каком-то смысле череда экспериментов могла вытеснить некоторые воспоминания за ненадобностью. Но пальцы помнили серебро и ребристость.
Неожиданно защита перед ними дрогнула и начала таять в форме прохода, а по ту сторону стоял молодой человек и женщина чуть поодаль. Немного в стороне просматривались еще люди - слегка напуганные, встревоженные. Регулус помог целителю и пациенту пробраться через защиту, заходя последним.
- Тебе придется объясниться, Оли.
Регулус поднял глаза на незнакомца, отмечая внешнее сходство с Оливией и справедливо полагая, что скорее всего это был тот самый Родерик, старший брат, который запросто мог убить непослушную сестру, но кровопролитие не состоялось благодаря молодой женщине, очевидно матери, которая сделала шаг навстречу дочери. Наблюдая за долгожданной встречей, Регулус тихо вздохнул, поворачиваясь лицом к защите. Он прекрасно понимал, что все эти люди не могли находиться взаперти вечно, поэтому надо было что-то делать. Ломиться толпой вниз было самым неразумным вариантом, особенно учитывая наличие Пожирателей. Блэк понятия не имел, сколько всего было противников и насколько сильными они являлись. Возможно имело смысл пойти на разведку, но в одиночку делать это было глупо. Однако прежде чем принимать необдуманные и возможно поспешные решения, Блэк вытянул руку над головой, направляя артефакт в потолок. Луч коснулся гладкой поверхности, проходя сквозь нее, сквозь шестой этаж и отталкиваясь от чужих заклинаний. Поймав взгляд Оливии, он чуть качнул головой.
- Меня зовут Регулус, приятно познакомиться, - представился молодой человек, когда заклинание волной вернулось обратно. - Блокировка трансгрессии достаточно сильная, значит ее накладывал не один волшебник, - Блэк расправил плечи, пряча руки в карманы и наблюдая за женщиной, которая протянула руку к шее Оливии. Цепочка. Что-то больно кольнуло Блэка в висок, словно кто-то ужалил. Однако ни жужжания, ни каких-либо других признаков насекомых нигде не было и Регулус попросту нахмурился, не понимая, к чему это. Упоминание цепочки необъяснимым образом заставило его напрячь память, но та отозвалась тишиной. - Можно попробовать снять чары, но на это опять же уйдет много времени и неизвестно какого рода защита стоит на самом заклинании, - со знанием дела, но совершенно просто продолжил говорить молодой человек, словно вновь находясь перед своими учениками. - Если знать кто именно наложил заклинание, то можно было бы попробовать убедить их отменить эффект, - Блэк перевел взгляд на Оливию, чей скепсис был вполне оправдан и понятен. Вряд ли Пожиратели согласились бы уступить им больницу просто потому, что они бы вежливо попросили, но убеждать можно было по-разному, поэтому Регулус не стал вдаваться в подробности. Прижав ладонь к своей груди, внутри которой еще перекатывалось смертельное заклинание, он помедлил прежде чем продолжил. - Миссис Хейс, - обратился он к женщине, которая тут же вскинула глаза, пряча удивление. - Как Вы думаете, Пожиратели в курсе про подземный ход? - Вопрос был неожиданным не только для нее, судя по всему, но и для остальных. Для всех, кроме Оливии. Она должна была понимать к чему он клонит. К счастью, Дебора отрицательно покачала головой и этому нашлось объяснение, которое не могло не радовать. - Есть простой план: оставить защиту на этом входе, отвлечь Пожирателей, заманив их в эту часть больницы, пока все пациенты и целители смогут спуститься по темной лестнице в тайный проход, - изрек Блэк, намекая конечно же на то, что они с Родериком могли заняться Пожирателями, а женщины Хейс - расчистить лестницы и помочь всем выбраться отсюда. План был достаточно надежным, учитывая, что Регулус был не один и его могли подстраховать. Учитывая уровень наложенной защиты, Родерик был неплохим волшебником, а значит мог знать много полезных заклинаний. Уточнять и задавать наводящие вопросы Блэк не стал, посчитав это неуместным и неэтичным, но ему хватило визуальной оценки, чтобы понимать ситуацию. В ожидании решения, он сделал глубокий вдох, но выдохнуть не успел. Мощный толчок сотряс больницу с такой силой, что замигало даже магическое освещение. Сферы начали блекнуть одна за другой, постепенно погружая этаж в полумрак. С одной стороны это было хорошо, но с другой можно было серьезно пострадать. - Артефакт, - коротко констатировал Блэк, понимая, что ни одно заклинание не способно ни на что подобное. Деллюминатор же гасил полностью любой свет, а не создавал интимную обстановку. Оглянувшись на вход, Регулус на мгновение прикрыл глаза, прислушиваясь. - Поднимаются, - сообщил он, аккуратно сжимая пальцами палочку и понимая, что его план принимается априори, так как другого пути нет, а выбора - и того меньше. В конце концов было важно спасти как можно больше людей и не дать погибнуть маме, ради которой Оливия так рвалась сюда. Второй резкий толчок погасил свет окончательно, заставляя защиту замерцать. Ни к чему хорошему это не вело, поэтому Регулус сделал знак Оливии, чтобы уходила от дверей подальше и начинала действовать. Оставаться здесь было опасно, а так у людей был шанс выбраться живыми. Тем более, что Хейс прекрасно владела магией, а выученная ею Спираль Сатаны могла пригодиться в борьбе с небольшой группой Пожирателей. Защита еще держалась, но первый атакующий луч прошел сквозь нее, заставляя Блэка резко увернуться. Судя по всему, заклинание Доверия больше не работало или же было повреждено в тот момент, когда они их запускали, но Пожиратели уже могли их атаковать наугад, хотя по идее еще даже не видели кто там и сколько. Но Регулус уже был готов, концентрируясь и отражая следующий луч.
[icon]http://funkyimg.com/i/2M9Mn.png[/icon]

+2

9

Патронус сделал свое дело, взмахнув хвостиком и скрывшись за стеной. Оливия же принялась отсчитывать секунды до того, как грешники по ту сторону сообразят, что необходимо сделать. Регулус, казалось, волновался, но девушка решила не лезть к нему раньше времени. Во-первых, она и сама была, как на иголках, совсем не представляя, что ждет их в конце этого дня. Во-вторых, неизвестность бодрила сильнее, чем любое другое лекарство, которое можно было раздобыть в этой больнице. Мунго, конечно, уже мало напоминало себя, точнее - еще. Все-таки они были в прошлом и рассуждали о том, что видели в 1998 году. На самом деле рассуждала только Хейс, потому что Блэк, слава Мерлину, читать мысли не умел и был занят чем-то более важным. Это было видно по выражению его лица, которое не менялось вот уже несколько секунд, может - минут. Время - материя гибкая и не всегда осязаемая, поэтому девушка только и успевала удивляться растяжкам на своем теле. Хотя, с другой стороны, считалось, что маги стареют медленно, поэтому, наверное, признаки омертвления кожи были от сидячего образа жизни. Правильно будет сказать лежачего. Всего несколько дней назад единственным развлечением было побегать по Мунго с одного этажа на другой, хотя… чем оно отличается от того, что происходит сейчас?
Оли хотела было что-то сказать о колесе Сансары и еще чем-то, о чем прочитала в дешевом магическом журнале. Даже помнила тот день, когда несколько часов потратила на разгадывание кроссворда, ответы в котором стирались спустя десять минут, как были внесены в клетки. Приходилось заново вспоминать, что было написано, чтобы воссоздать зашифрованное слово в середине. Тогда это было «Акупунктура». В следующие пару дней Оливия дождалась, когда Родерик соизволит ее навестить и принялась проводит опыты на нем. Брат быстро убежал домой, потирая пострадавший бок.
- Тебе придется объясниться, Оли.
Девушка закатила глаза, обходя брата за его спиной, чтобы тот не успел ее или поймать, или отшлепать. И первое, и второе могло быть следствием из предыдущего, поэтому девушка уже знала, как следует себя вести. Крайне тихо и осторожно.
- Общение с Одетт плохо на тебя влияет, - пробубнела Оливия, выглядывая из-за спины Регулуса, который так удобно стоял спереди. Оказалось, что по ту сторону и правда скрывались «их» люди. Взгляд скользил от одного к другому пациенту, но настойчиво избегал одну фигуру. Что-то подсказывало, что стоит все-таки отступить от пришельца из будущего, потому что сейчас Хейс предстоит столкнуться с привидением из прошлого.
- Ливия.
Девушка хотела было грустно вздохнуть, но скрыла тоску за напускным недовольством. Ее называла так только мама. Когда-то Оливия хотела, чтобы и подруги так к ней обращались, но те быстро показали, что прозвища появляются не таким образом.
- Ливия - это страна в Африке, - буркнула Хейс, осторожно смотря на маму. Та и правда была живой. Такой, какой она ее и помнила. Высокая, худая, со впалыми щеками, но оттого более выразительными глазами. На лице терялись скулы или же улыбка, но глаза притягивали взгляды, вселяя то ли добро, то ли смирение. Дебора всегда обладала подобным даром, который маленькая Оливия объяснить еще была не в силах. Рядом с мамой она чувствовала себя спокойно и уравновешенно. Конечно, баловалась и веселилась, но знала, что всякое плохое обойдет их стороной, а если уж и заденет, то не причинит боли. Потому что мама умела создать обстановку смиренности, которая походила не на поражение, а на принятие. Спокойная встреча со смертью или же неизбежной гибелью, но теперь уже не такая неожиданная.
- Красное платье хорошо сочеталось с розовым галстуком.
Оливия улыбнулась, делая шаг к матери и обнимая ее. Как бы они ни были готовы к ее смерти, как бы они ни старались держаться, но потеря такого близкого человека сказалась и на Родерике, и на ней. Дебора ушла, не в силах больше бороться, а дети пытались выжить в новых условиях.
- Тогда убеди его надеть на свою свадьбу розовый галстук, - уткнувшись в плечо мамы, ответила Оливия. Брат и Регулус уже занялись защитой, поэтому девушка покрепче сжала женщину. - А ты такая молодая… Прямо такой, как я тебя помню, - сказала она, стараясь не показывать своей грусти или же обиды. Конечно была обижена то ли на судьбу, то ли на отца, но все никак не могла смириться с тем, что винить было некого. Они рано лишились матери, но стали только ближе с братом. Хотя это не уберегло от плена у Кэрроу, и Оливия надеялась, что Родерик не поделился этим с Деборой. Она и так выглядела неважно, а нотки сочувствия и сожаления все же проглядывались в ее взгляде.
- На кого я больше похожа? - вдруг спросила она, сжимая руку матери и поворачиваясь к брату. - Я ведь говорила, что я в маму, а ты в дядю Пэрри, - капризно заявила девушка, стараясь разрядить обстановку то ли всеобщего хаоса, то ли еще чего-то.
- Ты носишь мою цепочку.
- Родерик хотел у меня ее отнять, но я резонно заявила, что такая цепочка не подойдет его галстуку. Он постоянно носит галстуки, словно это поможет ему стать важнее, чем он есть на самом деле, - тараторила Оливия, замечая слабость матери и подхватывая ее под бок, словно всегда этим занималась. Не придавая много значения очевидному недомоганию, она надеялась, что поступает правильно. Зачем акцентировать внимание на плохом, когда можно подбодрить всех присутствующих очередной глупостью. - Регулус… кстати, да, это Регулус, - представила своего спутника Оливия, кивая в сторону своего будущего потенциального мужа. - Регулус что-то там бормотал о силе заклинаний и концентрации, а я уверена, что твоя цепочка помогла мне собрать всю силу в кулак и ка-ак врезать этой Кэрроу, - очевидно, вооружившись талантом к бессмысленному воркованию, она забыла о том, что хотела скрыть. Встретившись взглядом с Родериком, Оливия махнула рукой, мол, все в порядке.
Встряска этажа оказалась не такой уж страшной, ведь рядом была мама, брат и напарник. А еще несколько десятков пациентов и сколько-то пожирателей. Хейс вздохнула, удерживаясь на месте.
- Поднимаются.
- Он хорошо слышит, - пояснила девушка, смотря на брата. - Может даже мысли твои услышать, так что осторожно, Родерик, - заметив, что эта шутка не дала никакого эффекта, девушка улыбнулась. Она ни на что и не рассчитывала. Темнота зато помогала откровенничать. Все-таки она была другом молодежи, а тут, как ни странно, собралось именно молодое поколение. - Мама, вот наругай его. Ему явно не хватило порки. Сначала Род, значит, обманул Одетт, - девушка загнула один палец, уворачиваясь от предмета, летящего в ее сторону. - Ты ж еще ее не знаешь… В общем, это сокурсница Родерика, которую он обманул и влюбил в себя. Сменил внешность и влюбил. Представляешь? - очевидно, брат ее за это не погладит по голове. - Но ты так не смотри на него, он конечно хороший. Заставляет меня всем так говорить, - шепнула Оливия, улыбаясь Регулусу. - В общем, он сам влюбился, двадцать лет страдал, а потом воссоединился с этой занудой благодаря мне. Та-дам, - она хлопнула в ладоши. - Но меня заставлял лежать в Мунго, хотя я четко говорила, что за мной придут. Он не верил, никто в принципе не верил. Мам, я сама себе не верила, потому что иногда казалось, что все это неправда, а я на самом деле Моргана, которая просто потеряла своего Мерлина… В общем, за мной пришли, а потом я встретила Регулуса, - девушка посмотрела на Блэка, заметив, что темнота вокруг-то мешала ориентироваться в рассказе, которого ждал Родерик. - Люмос, - прошептала Оливия, освещая парня получше, чтобы все оценили, какой он серьезный и ответственный, а решение Хейс было не таким уж и странным. - Он мне помог выжить, сбежать, а потом рассказал, что он пришел из 2023 года! А я журналистка. Мам, я журналистка, - радостно сообщила Оли, давая «пять» Деборе и вновь обнимая, чтобы стояла ровнее. Сердце сжималось предательски, но девушка продолжала отвлекать присутствующих от болезненного состояния матери и пытаясь потребовать справедливости. Ведь ее решение было правильным. - Так вот, журналистке требуется материал для новых статей! И я пошла за ним в прошлое. Там было интересно, выпила кофе, поспали и пришла сюда. Дома все равно Род должен строить семью, а не заботиться только обо мне. Ну, я и решила, что приключения сами себя не найдут, - выдохнув, девушка подмигнула Родерику. - Вот и объяснение. А вот чего ты сюда пришел - это вопрос. Мам, сто галлеонов, которые ему должна, даю на то, что ему просто тоже захотелось войти в историю, - увернувшись от тумака, Оливия рассмеялась и спряталась за мамой. - Вот накажи его, что он снова ругается?
Выглядело это все нелепо и совсем глупо, когда больница находилась в огне, а пожиратели приближались. Только девушка не видела ничего плохого в том, чтобы морально отдохнуть и встряхнуть всех присутствующих.
- Род, а Регулус сказал, что слышал о тебе в будущем! Ты женился и взял фамилию Роузвуд, - подставив под удар еще и Блэка, Хейс вспомнила о пакете. - Но вообще я большая молодец, которая принесла всем еды, - протянув его матери, она проследила за тем, как Дебора себя чувствует. - Род, хватай банан, - зная, что брат поймает, девушка, не глядя, бросила в его сторону провизию. В сторону Регулуса полетело яблоко, но попало в защитное поле. - Рег, нельзя раскидываться едой! Если пожиратели решат нас взять ловушку, то мы должны выстоять как минимум несколько дней. Так что береги все, что тебе дают, - изрекла Оливия, призывая к себе яблоко и полируя его рукавом кофты от грязи с пола.

+2

10

Родерику всегда было непросто - он разрывался между желанием обнять сестру и отругать ее за глупое поведение. Побег из больницы он еще мог объяснить, прекрасно понимая, что и сам бы давно дал деру, но сбегать в другое время неизвестно с кем - это было слишком даже для Оливии, которая клятвенно обещала быть осторожной. Можно подумать, Кэрроу было недостаточно, чтобы убедить ее, что мир опасен.
- Общение с Одетт плохо на тебя влияет.
Хейс с толикой укора посмотрел на сестру. Но почти сразу же осознал другое. То, на что не обратил внимание до этого, упустил, встревоженный собственными волнениями. Глаза Оливии горели практически прежним огнем, ярко сверкали от азарта, что навевало на мысли о возможном исцелении ее души. Может быть этот опасный прыжок в неизвестность помог избежать ей предназначенного безумия в четырех стенах?
- Ливия, - мама вмешалась, обращаясь к дочке и Род чуть улыбнулся, узнавая эти имена, которые она шутливо раздала им всем, чтобы развлекать детей. Хейс с нежностью посмотрел на Дебору, не уставая восхищаться ее выдержкой и способностью не унывать. То, что она продержалась с ними так долго, уже вызывала уважение. Но, к сожалению, бороться против болезни было слишком сложно и Родерик понимал почему. - Красное платье хорошо сочеталось с розовым галстуком.
- Серьезно? - с укором возмутился Хейс, против которого теперь была и родная мать.
- Тогда убеди его надеть на свою свадьбу розовый галстук.
Родерик постарался не обращать внимание на бредовые идеи сестры, прекрасно помня, чем это может закончиться. Сколько бы раз они ни пересекались где-то, ровно столько же раз едва не погибали благодаря ее внезапным мыслям и желаниям покончить собой самым изощренным способом. Чего стоил один только великан - или кем он был? - в тоннелях под землей, в том непонятном месте, куда, как выяснилось, они попали неслучайно в итоге. Конечно и он был виноват, что пошел за ней, но если бы он этого не сделал, то сейчас Оливия бы точно не стояла здесь. Хотелось верить, что Род все же внес свою лепту в спасение сестры, а не провоцировании новых проблем.
- Ты носишь мою цепочку.
- Родерик хотел у меня ее отнять, но я резонно заявила, что такая цепочка не подойдет его галстуку. Он постоянно носит галстуки, словно это поможет ему стать важнее, чем он есть на самом деле.
Оставалось только тяжело вздыхать, признавая, что сестре определенно было лучше и встреча с живой матерью точно пошла ей на пользу. Главное было не упустить момент, когда Оливия решила бы вернуться в состояние уныния. Этого допускать было категорически нельзя.
- Меня зовут Регулус, приятно познакомиться.
- Родерик, - кивнул Хейс, но парень уже продолжал рассказывать о защите и заклинаниях, что навевало на мысли, что перед ними не случайно пойманный цепкими руками сестры волшебник, а кто-то вполне себе знающий человек, который разбирался во всех тонкостях и нюансах. Это не могло не радовать, с учетом того, что им теперь надо было всем вместе выбраться отсюда и помочь людям.
- Если знать кто именно наложил заклинание, то можно было бы попробовать убедить их отменить эффект.
Проработав в Отделе обеспечения магического правопорядка далеко не один год, Родерик прекрасно знал, что ни Пожирателей, ни обычных преступников словами убедить невозможно. Гоняясь за кем-то по густым и непроходимым лесам, или исследуя грязные и тесные улочки, Хейс мог убедить цель остановиться только парочкой проверенных заклинаний, так как никакие проникновенные речи не работали в таких случаях. А Пожиратели, которые сновали по этажам, вряд ли были расположены к беседам. По крайней мере Хейс был уверен, что ни один приспешник Лорда не станет с ними разговаривать, не убив для начала.
- Миссис Хейс. Как Вы думаете, Пожиратели в курсе про подземный ход?
Родерик с легким удивлением посмотрел на Регулуса, затем на Оливию, а потом на мать. Кажется, он начинал понимать, как именно его сестра покинула Мунго и кому надо было сказать особое спасибо за переполох, созданный в его времени. Конечно недовольство тамошних целителей было слишком велико, чтобы они могли вразумительно объяснить, что же именно произошло, но судя по тому, какой погром оставила после себя сестра с напарником, они явно не заботились о состоянии больницы. Родерик и так старался не волновать маму лишними подробностями, но Оливия справлялась с этим сама, совершенно не думая о том, что говорит.
- Есть простой план: оставить защиту на этом входе, отвлечь Пожирателей, заманив их в эту часть больницы, пока все пациенты и целители смогут спуститься по темной лестнице в тайный проход.
План был хорошим, но обдумать его более детально не получилось во-первых потому, что здание дрогнуло, а Пожиратели уже были на подходе, а во-вторых - потому что Оливия решила выболтать все их семейные тайны, рассказывая и про Одетт, и про его обман, и про страдания, не забыв при этом прибавить лишние десять лет. Родерик честно попытался остановить ее, бросив что-то небольшое, что попалось под руку. Но девушка ловко уворачивалась и от предметов, и от шлепков, прячась за матерью. Ощущая смущение и даже стыд от своих неблагородных действий, Хейс отвел взгляд и был мысленно благодарен Регулусу, который никак не стал все это комментировать.
- Вот накажи его, что он снова ругается?
Родерик вздохнул и посмотрел на мать, которая, как ни странно, ничему не удивлялась или же просто не подавала виду, но обиднее всего было то, что она не позволяла ему дотянуться до сестры. Осознавая всю глупость ситуации, Хейс едва не рассмеялся. Они походили на маленьких детей, которые неустанно ссорились и ругались, а заботливая мама под взглядом серьезного дяди пыталась их утихомирить.
Пожиратели тем временем пытались пробиться сквозь защиту, нарушенную благодаря новичкам, которые были пущены внутрь. Но Родерик думал не об этом, он постарался укрепить чары, чтобы выиграть немного времени.
- У нас не получится атаковать их в лоб. Их там слишком много почему-то, плюс они выставили ловушки, - заметил он, бросая взгляд на сестру. - Идея с тайным проходом хороша, но есть риск, что их там будут ждать, - добавил молодой человек, отражая удар, проникший сквозь стену. - По идее, Министерство уже в курсе о происходящем, но толку от этого никакого, если Пожиратели есть и там, - Родерик невесело усмехнулся, - а они точно есть. - Вспоминать Кэрроу на каждом повороте было противно, но они окружили их со всех сторон. - Я могу попробовать изменить внешность и подыграть им, но боюсь что это не сработает снова, - он потер подбородок, размышляя. Где-то этажами ниже в одной из палат находился Амикус в плачевном состоянии. Можно было попробовать принять его облик снова, чтобы запутать Пожирателей. Предложить своим спрятаться и устроить небольшое представление. - Я метаморфомаг, - пояснил Род, перехватив взгляд Регулуса, - могу менять внешность. Мог. Сейчас с этим сложнее, - он пожал плечами и задумался. Идея нового знакомого была правда хорошей, но какова вероятность, что их не встретят внизу Пожиратели. А ведь надо было вывести как можно больше людей. Запрет на трансгрессию наверняка был наложен теми, кто прибыл первыми, но прошло достаточно времени, чтобы они либо ушли, либо затерялись где-то на этажах. А ходить и выяснять, кто был первым, а кто вторым так же нелепо, как и само нахождение здесь.
- Род, хватай банан, - Хейс послушно поймал фрукт, подпирая им подбородок.
- С другой стороны... - он задумчиво посмотрел на сестру, затем на ее спутника. - Мы можем заманить их в ловушку на этом этаже и запереть здесь, - Род ухватился за слово, сказанное Оливией, однако этот план был слишком сложным, чтобы претворить его в реальность. Надо было заставить всех на этаже собраться в одном месте, а потом прикрыть их заклинанием, чтобы Пожиратели всей гурьбой проследовали в конец коридора, потом отгородить их, вывести людей и запереть вход на этаж. Вот поэтому Родерик и не любил работать в компании, предпочитая действовать одному. Не надо было думать о том, что кому-то понравится его план, а кому-то нет. - Или же лучше просто пробиться? - риторически вопросил он. Еще вариантом было пробраться этажом выше, а оттуда действовать уже по обстоятельствам. Но подниматься выше и выше было неразумно, так как таким образом они сами себя загоняли в ловушку, без шанса выбраться. Выход у больницы в любом случае был один, но возможно можно было найти брешь во всей этой защите?
Здание дрогнуло в очередной раз и они все оказались в полной темноте, даже свет больше не мигал. Призрачный вариант пробить стену и прыгнуть на соседнее здание не утешал - далеко не все на этаже могли такое себе позволить, тем более Дебора. Однако в следующий миг защита затрещала по швам, расползаясь и теперь заклинания противников летели непосредственно в цели, но Родерик вовремя выставил Протего, прикрывая себя и других от внезапных атак. Среди нападавших были люди и в больничной одежде, что говорило лишь о хитрости врага. Подчинять себе слабые умы и жертвовать ими было проще всего, а Одетт еще что-то говорила про защиту и способности целителей. Ему, конечно, нравилось, что она храбро смотрела в лицо опасности, но он пообещал себе обязательно и ее отшлепать, чтобы больше не читала ему лекции о том, как безопасно в Мунго и что целители способны постоять за себя. Один из подчиненных заклинанию подошел достаточно близко, но Родерик не мог придумать ничего лучше, как запустить в него бананом, который все еще держал в руке, словно указку.
- Прости, Оли, - бросил он сестре и ногой оттолкнул другого, более рослого и внушительного пациента, которого следовало держать исключительно в цепях и в подвале. Следующее заклинание оттеснило противников к ступеням и им пришлось спускаться ниже и ниже. - У нас еще есть шанс незаметно попасть вниз? - уточнил он, не особо веря в собственные слова, но в следующий миг сквозь заклинание прилетел кулак, который заехал ему прямиком в скулу, заставляя застонать и отбросить противника метким ударом ноги. Чего-чего, а драться Родерик не любил категорически, хотя бывали случаи, особенно в Хогвартсе. Вскинув руку, Родерик отобрал у сестры яблоко, раскрутил его заклинанием и метнул в лоб обидчику, который успел подняться на ноги. - Нам бы не помешала помощь снизу, - заметил он мрачно, продолжая оттеснять врагов.

+1


Вы здесь » | Three Generations: I would rather die | » Хроники Хогвартса » Make or mar © [1981, November]