Hogwarts is on fire, p.1 [2023, October]
» Sona Scofield — 15/12/2020

We learn from failure © [1981, November]
» Ginevra Weasley — 15/12/2020

The day when Mungo fell, p.3 [1981, November]
» Amycus Carrow — 15/12/2020

Whatever it takes © [1981, November]
» Bellatrix Lestrange — 15/12/2020

Caution is the parent of safety © [2023, October]
» Silas Nicholls — 15/12/2020

My thoughts be bloody, or be nothing worth [1981, November]
» Ginevra Weasley — 15/12/2020

It is just a bad day in London, p.1 [1981, November]
» Margaret Fawley — 15/12/2020

You can't predict the end © [1981, November]
» Henry Chase — 15/12/2020

Potius mori quam foedari [1981, November]
» Antonin Dolohov — 15/12/2020

Sisters are different flowers from the same garden © [1981, November]
» Charlotte-Anne Rowle — 15/12/2020

Rainbow after the storm [1981, November]
» Teddy Lupin — 15/12/2020

Every great story seems to begin with a snake © [1981, November]
» Neville Longbottom — 15/12/2020

To be awake is to be alive © [2023, October]
» Neville Longbottom — 15/12/2020
пост недели от Lord Voldemort Дамблдор мог сколько угодно рассуждать о силе любви, о ее важности, но это ничего не значило. Другие могли сколько угодно рассуждать о великой дружбе, о жизни, о семье, о великих целях человечества и магического мира в целом, но для Лорда было важно другое - его собственная цель, его бессмертие, к которому он так долго стремился, которое искал и которое почти обрел.




0000
0000
0000
0000
ссылки
ссылки
В игре:
17.10-31.10.2023
08.05-22.05.1998
02.11-16.11.1981

| Three Generations: I would rather die |

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » | Three Generations: I would rather die | » Хроники Хогвартса » Caution is the parent of safety © [2023, October]


Caution is the parent of safety © [2023, October]

Сообщений 1 страница 20 из 35

1

http://funkyimg.com/i/2MsjZ.gif
https://imgur.com/k3V13FG.gifhttp://funkyimg.com/i/2M98b.gif
http://funkyimg.com/i/2MsjX.gif
http://funkyimg.com/i/2M98a.gif

Время и дата:
19.00, 17 октября

Место:
Хогвартс, окрестности

Участники:
Margaret Kalt, Aurora Sinistra, Silas Nicholls, Delphini Lestrange;
Описание:
Несмотря на то, что порталы в Хогвартсе и в Лесу относительно неплохо защищены от постороннего проникновения, тем не менее необходимо принять меры. Именно поэтому три девушки собираются вместе, чтобы решить проблему, пока остальные заняты своими делами.

+3

2

Дополнительно: 16 лет, 5 курс
Внешний вид: черная футболка, ярко-желтый свитер крупной вязки, черные джинсы и кеды
Состояние: заинтригована
С собой: палочка и мешочек с камнем


Здоровый вечерний сон прервал настырный стук в окно. Маргарет со стонами и чертыханиями выползла из-под одеяла, кубарем скатилась с кровати, хорошенько потянулась на полу и только после этого соизволила подойти к окну. За стеклом сидела недовольная всем миром и Маргарет в частности сова.
- Прости, золотце, мне тоже все это не очень нравится, - девушка распахнула створки, впустив промозглый воздух, - Что у тебя ко мне?
Она спешно отвязала небольшой мешочек, привязанный к птичьей лапке, сунула в клюв нахохлившейся сипухе печенье и закрыла окно, поеживаясь от холода. В мешочке оказался небольшой камень – твердый и плотный на ощупь, без запаха и абсолютно ничем не выделяющийся. Кальт покрутила упаковку, но ни адресанта, ни подписей-обозначений не обнаружила.
В ней взыграло любопытство. Просто так камни совой не отправляют. Это может быть просто чья-то глупая шутка, или сова залетела к ней по ошибке, но, может быть, за этим куском породы скрывается что-то более интересное. У Шерлока Холмса были апельсиновые косточки и танцующие человечки – у Маргарет Кальт будет совиный камень. Тоже неплохо.
- Ну и что мне с тобой делать, - она поднесла камень поближе к глазам, но ничего нового разглядеть не смогла, - Показать эксперту?
Понятливые однокурсники на просьбу «не шуметь и отвалить» среагировали, как и полагалось – расположились на диванчиках подальше от камина и приглушили голоса на пару тонов. Маргарет благодарно им кивнула, пообещала купить вкусняшек («Только не у Уизли, а то знаем мы тебя!» - на этом моменте Кальт немного огорчилась) и уселась около камина, произнеся заклинание.
- Приветствую, брат мой, - громко сказала она, надеясь на чудо. В такое время суток Генри должен быть в комнате, но кто его знает… Вопреки опасениям, хорошо знакомое лицо возникло в огне через десяток секунд.
- Ты меня напугала, кнопка, - испуганным он, вопреки словам, не выглядел, лишь слегка уставшим, - Совы тебе уже не хватает?
- Это срочно, - Маргарет достала камешек из кармана и поднесла к пламени, - Не знаешь, что это?
- Санта так рано принес тебе уголек? Видимо, кое-кто был очень плохой девочкой, - бровь ехидно изогнулась; сквозь пламя и угли выглядело это жутковато. Потом Генри заметил обиженное выражение лица сестры, - Если серьезно, то я обычный первокурсник-артефактолог, а не переродившийся Мерлин, так что на глазок ничего тебе не определю.
- Я думаю, это как раз твой профиль. Какой-то артефакт или типа того. Или просто чья-то шутка, но первый вариант нравится мне больше, если честно, - Маргарет улыбнулась и пожала плечами.
- Могу сказать пару заклинаний, но, -  уже было вскинувшаяся девушка поникла, - Это небезопасно, так что лучше поспрашивай у профессоров или посмотри в книгах, - тут из камина раздались чьи-то посторонние голоса, Генри обернулся и кивнул, - Прости, мне нужно идти. Предупреди в следующий раз и поболтаем нормально, ну или встретимся в Хогсмиде. Пока!
- Как всегда, - недовольно пробурчала Мэг, имеющая к брату еще несколько вопросов, - С книгами я буду три года возиться, профессора…
«Профессоров можно и поспрашивать».
Она поднялась с пола, отряхнулась и отнесла камень в комнату – как раз вовремя, чтобы успеть присоединиться к небольшой группке студентов, направляющихся на ужин.
«Ну и куда все делись, - подумала Маргарет, сидя за столом и агрессивно разрезая пирог, - Ни Лили, ни Мэдди, и вообще никого из Поттеров-Уизли. Где-то развлекаются, и меня не позвали», - с друзьями расследовать тайну камня было бы куда интереснее. Но и без них тоже можно обойтись.
«Так, к кому бы из профессоров подойти?» - Маргарет принялась сканировать преподавательский стол.
Самым логичным выбором был бы профессор Блэк – он и декан, и во всяких странностях разбираться должен, но на ужине его не оказалось, а искать по замку или ждать до завтра… Профессора Люпина тоже не было. Профессор Лонгботтом вряд ли разбирается во всяких камешках; к профессору Николсу подойти, конечно, можно, но сложно; директор МакГонагалл для всего этого слишком занятой человек… Тут взгляд наткнулся на профессора Синистру. У Маргарет в голове будто шестеренки закрутились: человек, разбирающийся в астрономии, разбирается во всем, а еще Аврора точно не назначит ей отработки, если это окажется просто розыгрыш. И она вроде бы добрая.
Мэг удовлетворенно улыбнулась своим планам, успокоилась и принялась ужинать. После трапезы она спешно дошла до своей комнаты, взяла мешочек с камнем и помчалась к астрономической башне – где же еще искать профессора астрономии? К этому моменту девушка уже порядком вымоталась и начала проклинать Хогвартс – она любила замок, свой факультет и гостиную, но бегать туда-обратно было весьма утомительным занятием, особенно перед подъемом на самую высокую башню замка.
От закрученной лестницы, как всегда, начала кружиться голова, так что поднималась Кальт плотно вцепившись в перила и придерживаясь за стены. Долгожданная дверь показалась ей светом в конце тоннеля. Девушка с облегчением толкнула ее и вышла на свежий воздух, практически сразу заметив преподавательницу.
- Здравствуйте, - осторожно произнесла Мэг, приближаясь к женщине, - Извините, профессор Синистра, вы не знаете, что это такое? – она достала мешочек и передала его Авроре.

+5

3

Дополнительно: 54 года, преподаватель Астрономии
Внешний вид: Светлые брюки, белая водолазка и серый кардиган, волосы распущены
Состояние: Спокойное, но одновременно и встревоженное, задумчивое
С собой: Волшебная палочка


Аврора всегда была сдержанной и спокойной. Ее настроение фактически никогда не менялось. Она и к жизни относилась ровно, спокойно, по-философски, не принимая близко к сердцу совершенно ненужные вещи. Женщина постоянно напоминала себе, что самое страшное она уже пережила, поэтому хуже ничего быть не может. Ее жизнь складывалась вполне удачно, ей нравилось работать и учить, это приносило ей радость, хотя иногда она все же уставала от шума и суеты. Синистра была благодарна возможности спрятаться от всех на высокой башни, куда никто не ходил - по крайней мере, она надеялась на это. Ее покою тоже никто не мешал - ученикам было неинтересно обсуждать звезды и небесные тела вне уроков. Она обитала на самом верху одна, вдали от коллег, которые были заняты своими делами. Женщина наблюдала за ними издалека, прислушивалась к происходящему и могла поддержать разговор, если это было необходимо, но она никогда не встревала в чужой первой, оставаясь в тени как можно дольше. Ей не нравилось внимание, хотя нередко она получала комплименты относительно своей внешности. Они все не понимали, что она ей не рада, ведь внешность привлекает то самое внимание, а внимание - это всегда вопросы и интерес, это разговоры. Аврора не любила отвечать на личные вопросы, особенно касательно своей семьи, о которой она постоянно думала. Ей тяжело было забыть тот день и то время, но все плохое перекрывалось более хорошими воспоминаниями о школе, о новых друзьях и о новой жизни.
Синистра закуталась в кардиган, выходя на площадку для занятий. Она любила бывать здесь, опираясь на перила и любуюсь ночным небом. Женщина прекрасно понимала, что для многих работа была только работой, если не брать во внимание одержимых зельеваров, но для нее звезды были чем-то личным, чем-то успокаивающем. Она смотрела на них часами, изучая траекторию падению погасшей звезды или любуясь перемещениями луны. Ей нравилось осознавать, что весь мир в движении, что он не стоит на месте. Она жалела, что не может прикоснуться к звездам.
Аврора коснулась взглядом верхушек деревьев, размышляя о происходящем в замке. Она еще за ужином заметила, что нет ни Блэка, ни Люпина, ни Поттера. Женщина заглянула в учительскую проверить расписание и обнаружила, что некоторые лекции сместились из-за отсутствия учителей. Некоторые ученики тоже отсутствовали. Она обратилась к Кайлу с вопросом и он объяснил, что произошло нечто непонятное, что ему и Адоре удалось обезопасить доступ к порталам. Аврора с сомнением слушала друга, не совсем понимая, о чем речь. Она мало что знала о порталах, вернее слышала и читала что-то, но не полагала, что что-то подобное будет создано в ближайшее время. Она прекрасно знала, что еще свежи раны после Битвы за Хогвартс, не смотря на то, что прошло двадцать пять лет. Грэхам рассказал, что весь вчерашний вечер они с Адорой провели в библиотеке - она подавала ему книги, искала нужные названия и предлагала идеи, как решить проблему, а он безошибочно находил в фолиантах нужные моменты, но толком ничего узнать не удалось. Он еще сказал, что знакомые из Министерства неохотно подтвердили наличие у них порталов, но никаких комментариев больше не стали давать. Аврора тревожно тогда посмотрела на него, а все утро провела в поисках ответов среди звезд и их расположения последние дни. Ей было в самом деле интересно и важно понять, могла ли она упустить что-то, не обратив на это должного внимания. Синистра вполне допускала это, ведь если звезды говорили об опасности со временем, то истолковать это можно было как угодно, но никак не думать о порталах.
- Здравствуйте. Извините, профессор Синистра, вы не знаете, что это такое?
Аврора обернулась на вошедшую Кальт и улыбнулась ей усталой улыбкой. Ученица с Рейвенкло была хорошей девочкой, сообразительной и никогда не доставляла ей проблем в отличие от шумных гриффиндорцев, которые могли всю башню вверх ногами перевернуть.
- Добрый вечер, мисс Кальт, позвольте, - Аврора приняла камень с ее рук, осторожно придерживая его пальцами и рассматривая. Ей не хотелось сжимать неизвестный предмет или тесно контактировать с ним, но и применять к нему магию она не спешила, боясь последствий. Женщина неспешно надела очки, которые висели у нее на шее - Аврора с недавних пор берегла свое зрение, читая по ночам и делая записи, а также проверяя домашнее задание. Синистра подняла камень чуть повыше, рассматривая и изучая его на свету. - Лунный, - заметила она помедлив и проводя подушечками другой руки по нему. - Откуда он у Вас, мисс Кальт? - поинтересовалась преподаватель, которая прекрасно знала, что не всякий предмет можно достать. Если девочка купила его, то зачем? Если просто взяла или нашла, то где? Аврора знала достаточно о свойствах камня, но не понимала, почему он возник сейчас. Она никогда не искала совпадений в жизни и не стремилась связывать одно с другим, но в ходе последних событий червячки сомнения закрались ей в душу, заставляя вспомнить все свойства камня, который возможно не случайно попал в руки Маргарет. Она допускала, что это просто интерес ученицы к предмету, надеясь, что это так, но сомнения, закравшиеся один раз, сложно извлечь совсем и отбросить в сторону. Аврора вернула предмет Кальт и взмахом палочки притянула к себе целый стол с книгами, слушая девочку и начиная искать ответы на свои и не только вопросы. - Почему Вы пришли ко мне с этим? - уточнила Аврора. Она не была против, но ей было интересно, почему ученица выбрала именно ее, а не обратилась к кому-то другому, но с учетом того, что ее декан отсутствовал, было логично искать ответ у других. Она допускала еще, что и Адора могла знать ответ. Как дитя природы, курупира лучше разбиралась в растениях, животных и камнях, которые встречала на своем пути. Аврора также полагала, что в отсутствие образованного Блэка и всезнающего Люпина, можно было задать вопрос и Николсу, который в виду своей профессии, мог рассказать для чего использовался лунный камень. Но Синистра слишком забегала вперед, взволнованная последними событиями. Она всегда оставалась спокойной и никогда не накручивала себя на пустом месте, но разговор с Кайлом заставил ее на многое посмотреть иначе, ища странности во всем весь день. Она потому и поднялась сюда, чтобы дождаться первых звезд на небе и поискать ответы там.
[icon]https://i.imgur.com/aflmo4w.png[/icon]

Отредактировано Aurora Sinistra (2018-11-25 19:32:16)

+4

4

Кальт с интересом наблюдала за действиями профессора. Ее не прогнали – уже хорошо, камень начали внимательно исследовать – еще лучше. Несмотря на то, что внутри была странная уверенность, что этот камень не обычная безделушка и не проделка сверстников, все еще оставалась такая возможность. Но профессор Синистра к делу подошла тщательно, чем немало успокоила девушку.
- Откуда он у Вас, мисс Кальт?
Маргарет замялась, не зная, что ответить. Вся эта ситуация внезапно показалась ей немного глупой, а поступок – детским. Ну, принесла сова посылку, и что с того? «Профессор, я просто подумала, что в мире самосоздался второй философский камень и прилетел ко мне. Ну или на крайний случай это безоар прямиком из козлиного желудка…»  Да она бы сама прогнала того, кто пришел бы к ней с такими заявлениями, или с играми в детективов – неизвестно еще, что хуже. С другой стороны, причин профессор не спрашивала, и деликатную тему можно было аккуратно обойти.
- Где-то час назад мне принесла его сова, прямо в комнату. Я решила, что это как минимум необычно, и камень нужно исследовать, но у меня нет таких навыков… Брат посоветовал спросить у профессоров, поэтому я обратилась к вам, - Мэг пожала плечами, пытаясь скрыть неловкость, и приняла обратно камень, тут же спрятав его в мешочек, а тот – в карман. Осторожность в таком деле не помешает.
Тут мимо нее проехал стол, от которого девушка машинально отпрянула, и Маргарет с восхищенным вздохом воззрилась на профессора. Невербальное, да еще и способное притянуть такой огромный предмет! Ей самой до такого еще работать и работать – учитывая, что они еще даже не добрались до невербальных, а самостоятельные попытки научиться обернулись одним большим провалом и крайне неудачной влюбленностью.
«Не то, что мне хотелось бы вспоминать, - Маргарет недовольно поморщилась, - Хорошо, что сейчас на любовном фронте сейчас все обстоит получше. Хотя, это как посмотреть…» - она с обидой вспомнила отсутствующих Поттеров-Уизли. Вдруг ни с того ни с сего заучиться настолько, чтобы аж пропустить прием пищи – дело неслыханное! Особенно для них. Значит точно развлекаются где-то без нее, зато вместе с Мэдди… 
От зарождающейся ревности и горечи ее отвлекла профессор, снова задавшая вопрос. Естественно, тот, который Мэг хотела слышать меньше всего. Врать не было нужды, правду говорить тоже не хотелось – а вдруг профессор обидится на этот метод тыка и «разбирается в астрологии – разбирается во всем»? И делай потом с этим камнем, что хочешь.
- Почему я пришла к вам с этим? – повторила Кальт, пытаясь дать себе небольшую отсрочку и придумать, как красиво объяснить свой выбор, при этом не отделываясь совсем уж общими фразами, - Я подумала, что из всех присутствующих на ужине преподавателей вы должны лучше всех разбираться во всяких… непонятных вещах. А еще я знала где вас найти, - тут она искренне улыбнулась. Действительно, ведь она побежала в башню (вход в которую не особо одобрялся, на самом деле) с полной уверенностью, что профессор Синистра вечером будет именно там, даже перед этим не подумав! Забавно.
К этому времени Маргарет начала потихоньку мерзнуть. Сверху было заметно прохладнее, чем на нижних этажах (если не считать подземелья, конечно – как вообще можно жить под озером?), и предусмотрительно надетый свитер не спасал. Так что девушка задвигалась, пытаясь согреться – переступила с ноги на ногу, подвигала плечами, а затем все-таки решилась и подошла чуть ближе к столу. Краем глаза она заглянула в книги, но парочка выхваченных слов ей ничего не дала, а смотреть дальше было бы просто невежливо.
Она вспомнила, как несколько минут назад женщина назвала камень «лунным». Что это значит? Его свойства, вид? Это как-то связано с магией? Или это ровно то же, что и у магглов? Мэг было бы немного стыдно признаваться в этом вслух, но с этой областью магического искусства она не была знакома даже поверхностно – как-то она не привлекала, не вызывала интереса. Зато сейчас девушка об этом пожалела. Полученное пару лет назад на каком-то случайно попавшемся сайте знание о том, что лунный камень идеально подходит скорпионам не спасало ситуацию, особенно учитывая, что она дева.
- Вы нашли что-нибудь интересное, профессор? – Маргарет приобняла себя за плечи, - Вы знаете, что это за камень и… почему он попал ко мне?

+2

5

Аврора не первый год работала в Хогвартсе. Она даже не первый год уже была заместителем директора и разбиралась во многих нюансах. Ей не составляло труда общаться с учениками, помогать им и быть полезной, даже более того она всегда была доступна. Она не любила быть в толпе и общаться с коллегами, как делал это Кайл, к примеру. Аврора воздерживалась от шумных компаний, вела более одиночный образ жизни. Коллеги были более общительными и активными, некоторые даже чересчур, но вот к примеру Северус был одиночкой и не участвовал во всех мероприятиях. Ей даже казалось это нормальным, ведь она была такой же, но Снейп был более мрачным и держался особняком всегда. Ей довелось поработать с самыми странными личностями, такими как Локхарт и Амбридж, которые по-своему удивляли. Синистра помнила и странного Квирелла, который то и дело дергался после своего путешествия, а потом оказалось, что у него... не все в порядке с головой, скажем так.
- Где-то час назад мне принесла его сова, прямо в комнату. Я решила, что это как минимум необычно, и камень нужно исследовать, но у меня нет таких навыков… Брат посоветовал спросить у профессоров, поэтому я обратилась к вам.
Женщина кивнула, принимая ответ. Она не первый раз сталкивалась с непонятными и таинственными предметами, которые попадали к ученикам. Аврора обычно старалась самостоятельно все выяснить, сложить паззл воедино, а потом уже идти к директору, чтобы та вынесла вердикт, если дело было более или менее серьезным. Синистра была благодарна Минерве за доверие, оказанное ей после Битвы и приняла должность заместителя, помогая детям справляться с бедой. Она помогала освоиться и новым коллегам в разное время, но любила все же за всем наблюдать со стороны.
- Почему я пришла к вам с этим? – Аврора кивнула. Она хоть и занимала высокую должность, но дети любили обращаться с проблемами к своим деканам. - Я подумала, что из всех присутствующих на ужине преподавателей вы должны лучше всех разбираться во всяких… непонятных вещах. А еще я знала где вас найти. - Синистра чуть улыбнулась. Она понимала, что скорее всего Маргарет просто не нашла своего декана, поэтому решила обратиться к тому, кто был не менее адекватным. Аврора никогда не осуждала коллег за глаза, но про себя отмечала, что преподаватели стали более активными, веселыми и их настроение зачастую не знало границ и рамок. Кайл и Тедди могли свести с ума кого угодно и женщина понятия не имела, как Регулус выдерживает обоих. Ей хватало десяти минут, чтобы почувствовать себя в каком-то диком омуте хаоса и сумасхождения.
- Вы нашли что-нибудь интересное, профессор? Вы знаете, что это за камень и… почему он попал ко мне?
Аврора повернула голову в сторону мисс Кальт и тревожно вздохнула, мягко сжимая камень в ладони.
- Давайте сперва зайдем внутрь, - заметила она, касаясь второй ладонью плеча девушки и подталкивая ее в сторону выхода с площадки. Они спустились на один полет ниже и портрет раскрылся перед ними, пропуская в кабинет-комнату, где Аврора жила и работала. Она помнила, что заняв место профессора Астрономии выбрала это место для своей спальни, так как класс находился под площадкой, а бегать через весь замок она не хотела. Портреты что висели в помещении тактично намекнули ей, что эта комната хранила много тайн, но девушка лишь закатала рукава и навела порядок. Она разграничила помещение, разделив его на две равные части. Небольшая дверь вела в крохотное помещение, которое идеально подходило для спальни, где Ро и хранила свои вещи, книги для чтение, записи, которые вела, глядя в небольшое окно с постели. Кабинет был обставлен скромно, но уютно. Она взмахом палочки подогрела чай и налила его в большую чашку, ставя перед девочкой и предлагая ей сесть. - Это Лунный камень, - повторила Аврора, замирая около камина. Она повертела предмет в пальцах и опустила глаза на Кальт. - Обычно его используют в Зельях, - заметила она. - На пятом курсе пишут эссе, - добавила с легкой улыбкой. Она сама не была сильна в этом предмете, так как все ее мысли занимали звезды и другие небесные тела. - Я полагаю, профессор Николс сумеет объяснить нам для чего именно нужен этот камень и почему он мог попасть к Вам, - Аврора не была уверена, что Сайлас будет в восторге от подобного, но все же решила его позвать. Она направила артефакт на камин, подбросила немного пороха и отчетливо произнесла: - Профессор Николс, будьте любезны поднимитесь ко мне, - попросила она. Внутренние камины хорошо работали и облегчали способ перемещения в замке, особенно когда надо было срочно решить какой-то вопрос, но Аврора знала, что Сайлас был еще более нелюдим, нежели его предшественник, поэтому с уважением относилась к его одиночеству, стараясь не беспокоить лишний раз, если того не требовало дело. - У Вас есть предположения, кто мог Вам прислать этот ингредиент? Может быть Вы решили заняться Зельеварением и знакомые взялись Вам помочь? - поинтересовалась Синистра. Она казалась со стороны молчаливой и неразговорчивой, но всегда умела подобрать слова и правильно сформулировать мысль. - Очень странно, что Вам прислали это именно сейчас, - женщина произнесла это тише и отложила камень на стол, подходя к широкому стеллажу и проводя пальцами по корешкам книг. Она остановилась на одной из самых новых, которую открывала лишь один раз. Аврора не то что бы следила за новинками, но интересовалась некоторыми вещами, касательно ее работы. Она узнала, что в министерстве много новых проектов, магия которых завязана и на звездах, поэтому и приобрела книгу по совету тети. Она начала листать ее, просматривая, когда из камина вышел молодой человек. - Добрый вечер, профессор. Мисс Кальт? - Аврора предложила девушке самой все объяснить, пока она изучала страницы.

[icon]https://i.imgur.com/aflmo4w.png[/icon]

+3

6

Дополнительно: 29 лет, профессор зельеварения.
Внешний вид: Черные круги под глазами, уставший вид, встрепанные волосы. Одет в белую рубашку и черные брюки.
Состояние: Усталое
С собой: ВП, очки


Мужчина, сидя за большим столом, заваленным бумагами, снял очки и устало потер глаза. Невыносимо хотелось спать, глаза болели, словно в них кто-то насыпал песка, и слипались против воли. Строчки, с коряво написанным сочинением, расплывались. Николс был готов прям сейчас упасть, как говорится, «мордой в стол» и забыться сном.
Еще эта ситуация с… порталами.
В голове совершенно не укладывалось то, что в его подземельях внезапно образовалась временная воронка, которая перемещала куда-то в прошлое. Вне всяких законов. И что будущее, их будущее, которое есть сейчас, вполне возможно навсегда необратимо изменено. Сейчас воздух вокруг портала аж искрился от защитных заклинаний, наложенных профессорами, но это все равно не уберегло детей. И даже профессоров. Хотя, на самом деле, Николса грыз определенный червячок сомнения, по поводу того, что все попали в портал случайно. Все обитатели Хогвартса, кроме слизеринцев, едва ли любят прогуливаться по мрачным подземельям. И закрадывалась мысль, что все не так просто, как кажется. В любом случае, вмешиваться профессор определенно не собирался. В конце-концов, что сделано, то сделано. И пусть министерские чинуши из Отдела Тайн разбираются с тем, как вернуть детишек на места и закрыть порталы, оставив всю историю без изменений.
О том, что может случиться, если у них этого не получиться, не хотелось даже и думать.
Очередной зевающий первокурсник уже отправился восвояси, отбыв наказание, и зельевар остался один на один с домашними работами и смертельной усталостью. Ему просто надо выспаться. Просто выспаться.
Пружинисто поднявшись, Николс прошелся по комнате, чтобы хоть как-то взбодриться. Кофе пить не хотелось от слова совсем – напиток вставал поперек горла, а от горького вкуса начинало подташнивать. Поскорей бы справиться с домашками. И бесконечными письмами от родителей.
«Миссис, Контруори, к сожалению, ваш сын не может держать змею, как фамилиара, даже несмотря на то, что он принадлежит дому Слизерин…» и так далее и тому подобное. Иногда деканство и переписка с безумными родителями утомляла его еще больше, чем преподавание.
Еще несколько бодрых шагов вдоль книжных шкафов и можно возвращаться к домашним работам. Интересно, может есть какая-то возможность придумать заклинание-шаблон, чтобы можно было избавиться от чтения бездарных опусов школьников?
Николс снова потер глаза. Что-то зрение в последнее время стало подводить его все чаще. И даже зелье не помогало. Ерундистика какая-то. Пообещав себе заняться этим на ближайших каникулах, мужчина вернулся за стол и снова нацепил очки на нос.
Но от работы отвлекли.
Камин вспыхнул зеленым и голосом профессора Синистры попросил зайти к ней в кабинет. С чего бы это? Неужели что-то снова случилось? Какие-нибудь детишки расшалились и поубивали друг друга? Или снова порталы?
Заместитель директора не дергала по пустякам, а от того стало еще тревожнее.
Кое-как пригладив встрепанные волосы, в которые в процессе работы мужчина то и дело запускал пятерню, Николс, бросив в камин дымолетного порошка, шагнул в пламя.
Будучи несколько раз в кабинете Авроры, профессор не стал рассматривать обстановку, а сразу же цепким взглядом впился в лицо женщины. Тревоги было не видать, значит, не все так плохо, как могло бы быть. Впрочем, лицо профессора странно расплывалось, и несколько секунд Николс не мог понять, почему. А потом поспешным движением стянул с носа очки и сунул их поглубже в карман брюк. То, что он так старательно прятал свое плохое зрение и то, что теперь профессор Синистра о нем знала, вызвала какое-то странное ощущение незащищенности. Словно теперь Аврора могла думать о нем, не как о нелюдимом зельеваре, а как о простом смертном, который, как и все, носит очки от плохого зрения.
Опять же, затолкав поглубже свои душевные возмущения по поводу своей невнимательности, Николс вежливо кивнул.
- Добрый вечер, - ожидая объяснения, зачем его оторвали от «увлекательного» занятия, зельевар не сразу заметил Кальт. Только когда Аврора обратилась к ней. Неужели эта… кхм, непоседа, снова что-то натворила? Бровь мужчины дернулась в немом вопросе.
Девчонка принялась сбивчиво что-то объяснять. Про сову, про странный камень. Про профессора Синистру. Николс молча давил взглядом, выжимая из рейвенкловки все до последней капли. Она прекрасно знала, что врать ему не стоит. Благо, что год, проведенный фактически бок о бок, научил Кальт общаться с ним.
После сумбурного и короткого рассказал, Николс мельком мазнул взглядом по посылке. Ну камень. Ну лунный. И что? Зачем его вызвали?
- Профессор? - Ожидая вразумительных объяснений, зельевар обратился к коллеге.

Отредактировано Silas Nicholls (2018-11-26 21:02:52)

+3

7

Маргарет послушно последовала за профессором Синистрой и спустилась в комнату. Там она почувствовала себя неловко – судя по обстановке, в этой комнате преподавательница жила и работала, и атмосфера в ней была именно что домашняя. Сразу возникло ощущение, будто она вторглась без спроса в чужое личное пространство и теперь подглядывает за частной жизнью. Но здесь хотя бы было тепло.
Профессор Синистра взмахом волшебной палочки разделила комнату на две части («Вау!»), и Мэг тут же почувствовала себя комфортнее, хоть и не совсем в своей тарелке. Она удобно уместилась в небольшом, но уютном креслице перед камином, зажала чашку с чаем в руках (настроения пить его не было, но она из вежливости все же сделала пару глотков) и вновь передала камень, внимательно слушая Аврору и временами ей отвечая. Замечание про эссе на пятом курсе ее немного смутило - учебник вперед она не листала, и стоило найти пару часиков и все-таки это сделать.
- Видимо, мы еще не проходили, - она улыбнулась и пожала плечами, - С годами учебная программа меняется. Хотя вам однозначно лучше знать.
Маргарет за год, проведенный бок о бок с профессором Николсом, успела неплохо его изучить. И хоть он оказался далеко не таким ужасным, как казалось в самом начале, она была уверена – внезапному вызову, отрывающему от работы, тот определенно не обрадуется. Поэтому Мэг и не рискнула к нему идти, желания нарваться еще на парочку отработок, если бы это все оказалось розыгрышем, не было. Но профессор Синистра сделала то, на что сама Маргарет не решилась.
- У вас есть предположения, кто мог вам прислать этот ингредиент? Может быть вы решили заняться зельеварением, и знакомые взялись Вам помочь? – вырвал Маргарет из воспоминаний голос профессора Синистры.
- Никаких, профессор, - Маргарет поставила уже подостывший чай на столик, - Я занимаюсь зельеварением уже около года, - «И каким-то образом умудрилась проморгать этот камень, хотя собственноручно сортировала все ингредиенты, молодчина», - Так что нет никаких причин кому-то присылать этот камень именно сейчас. Ну, я так думаю.
Она не выпустила из внимания оброненную женщиной фразу, но решила не уточнять, хоть и было жутко интересно. Рано или поздно она все равно узнает. «Именно сейчас… Разве сейчас что-то происходит?» Хогвартс был изолирован от остального мира, и все новости Маргарет узнавала из писем брата, сплетен прохожих в Хогсмиде и «Ежедневного пророка», но в последнее время не происходило ничего, выходящего за рамки стандартного уровня ненормальности. «Или просто власти предпочитают что-то не афишировать».
Из камина вышагнул профессор Николс. От неожиданности Маргарет вздрогнула, но мужчина не обратил на нее никакого внимания, и она облегченно вздохнула, краем взгляда немного завистливо отметив абсолютно чистую, без всяких следов пепла, одежду. Но профессор Синистра, видимо, чтоб жизнь медом не казалось, решила дать слово ей.
- Здравствуйте, - Маргарет машинально кивнула, серьезно подумывая встать – сидеть в комнате с двумя стоящими взрослыми было как минимум невежливо, - Профессор Синистра позвала вас сюда из-за этого камня, - она воспользовалась возможностью, встала, передавая профессору Николсу камень и продолжила подробно рассказывать, опершись на стол. Взгляд зельевара после целого года постоянных взаимодействий ее практически не задевал, особенно по сравнению с однокурсниками, но все равно немного сбивал с мысли, заставляя чувствовать себя виноватой в том, что она оторвала его от дел. Поэтому рассказ получился немного сумбурный и быстрый, но зато пестрящий деталями вроде «Генри кто-то позвал» и «это была сипуха, очень пестрая».
- В общем, все, - Маргарет развела руками, жалея о том, что вообще начала эту заварушку. Вот было бы классно отмотать время назад, забрать у совы этот камень еще на подлете и избавить себя от этих странных неловких разговоров и наконец просто нормально отоспаться.
«Как жаль, что все маховики уничтожили двадцать лет назад. Отобрали у людей всякую возможность играться со временем!» - эти мысли хотя бы помогали отвлечься от обстановки в комнате.

+3

8

Аврора улыбнулась улыбкой доброго покровителя, оберегающего своих детей, тем самым подбадривая девочку. Она прекрасна знала, что многие в Хогвартсе не питают теплых чувств к профессору Николсу из-за его любви к одиночеству и своеобразному методу преподавания. Коллеги тоже воздерживались от теплых слов в его адрес, но женщина не обращала на это внимание. Они все были взрослыми людьми, способными самостоятельно разобраться в ситуации. Она понимала, что такая жизнь устраивала Сайласа, поэтому он и вел уединенный образ жизни. Пожелай он чего-то иного, то запросто нашел бы соратников и друзей.
Синистра сделала вид, что не заметила очков на профессоре, обратив внимание на быстрое, молниеносное движение. Она поняла, что он, видимо, стеснялся показывать свои физические слабости, хотя это было глупо. Она сама нередко прибегала к помощи очков, чтобы прочитать тот или иной текст, а еще очень удобно было использовать их вечером за работой и зарисовками, чтобы глаза на напрягались очень сильно.
Женщина провела ладонью по своим волосам и выдержала небольшую паузу, позволяя обоим договорить.
- В общем, все. - Аврора кивнула и перевела взгляд на профессора Николса, мягким жестом руки предлагая ему присесть.
- Маргарет не знает, кто прислал этот камень, профессор, но мне кажется странным, что это произошло именно сейчас, - Синистра повторила свою же фразу, подразумевая ситуацию с порталами. Она не стеснялась говорить при девочке, которая уже была в этом замешана. Мисс Кальт была неглупой, поэтому ее всегда можно было попросить не разглашать лишнюю информацию. - Полагаю, что помимо стандартного набора свойств, Лунный камень обладает и какими-то еще качествами, - добавила женщина, сцепляя пальцы за спиной. Она всегда держалась ровно, но расслабленно. Ей не надо было ни голоса повышать, ни напрягаться, чтобы ее слушали и слышали, поэтому такое поведение было для нее вполне нормальным. Аврора не переживала насчет порталов. Она искренне считала, что все всегда поправимо, но главное суметь все исправить. Ее взгляд коснулся Николса и она несколько секунд внимательно изучала его, после чего неторопливо продолжила: - Если мои догадки верны, то это должно что-то значить. Но хорошее или плохое - нам предстоит выяснить. - Женщина прекрасно знала, что помимо зелий, Лунный камень использовал и при изучении Астрономии. Его надо было положить в определенное место в определенный день и в определенное время, чтобы несколько факторов сошлись в одной точке. Она не считала, что сейчас именно тот момент, но могла ошибаться. Аврора понимала, что открытые порталы могут что-то изменить, внести свои собственные коррективы. - Мисс Кальт, - Синистра снова обратилась к девушке, - вспомните, пожалуйста, не замечали ли Вы чего-нибудь странного со вчерашнего дня? - Прошли сутки с момента исчезновения преподавателей и учеников, профессора старательно скрывали этот неприятный и странный факт, Министерство пыталось разобраться с проблемой внутри. Аврора ничего не предпринимала без ведома директора МакГонагалл, а та пока обдумывала варианты и возможности. Синистра понимала, что пытаться закрыть портал они не имеют права, ведь в прошлое ушли их друзья, коллеги и дети, а значит непременно надо было искать другой способ. Кайл сумел отгородить от всеобщего внимания порталы в подземелье и в Лесу, но вдруг кто-то решит пробраться на территорию школы? Женщина не знала этого наверняка, но стоило подумать обо всем сразу, чтобы не возникало нелепых и неловких ситуаций.
Синистра наполнила три чашки горячим чаем и взяла свою, делая глоток. Ей нравилось успокаивать сознание ароматным напитком, который заметно бодрил, а чтобы решить ситуацию им как раз и нужна была бодрость. Но женщина неожиданно вздрогнула, проливая немного чая на пол - в окно врезалась маленькая птичка, поспешно падая вниз. Аврора не скрывала удивления и поспешно подошла к раме, распахивая ее. Взмахом палочки она успела подхватить создание в нескольких миллиметрах от земли и осторожно притянула обратно, опуская на стол перед камином.
- Еще одна странность, - подвела итог Синистра, которая не верила в совпадения. Ее взгляд коснулся неба за окном, которое уже сейчас показывало бледную луну, хотя с другой стороны солнце не успело до конца спрятаться за горизонт. Это было нехорошим знаком, но Аврора решила не упоминать об этом, поэтому просто перевела взгляд на Николса, ожидая его слов и водя артефактом над бессознательной птичкой.
[icon]https://i.imgur.com/aflmo4w.png[/icon]

+2

9

- Маргарет не знает, кто прислал этот камень, профессор, но мне кажется странным, что это произошло именно сейчас, - Николс, отвлеченный мыслями о том, что его действительно вызвали понапрасну, не сразу обратил внимание на это «именно сейчас». А когда обратил, то чуть нахмурил брови, глядя на Аврору. Конечно же он все понял. Но не ошибалась ли его коллега, связывая эти два события? Может камень и то, что его прислали сейчас, было просто случайным стечением обстоятельств. И если они сейчас начнут искать смысл и связь камня и порталов, не рискуют ли они потратить свое время на ерунду?
Он с сомнением посмотрел на женщину, садясь в предложенное кресло.
- Может это просто совпадение, профессор? И не стоит собирать заунывники летним днем? – вставил свои пять копеек Николс, а потом посмотрел на Маргарет, которая, конечно же, накрахмалила уши и ловила каждое сказанное слово. – Мисс Кальт, почему их не стоит собирать летним днем? – Небольшой образовательный момент не повредит. Пусть мозги подумают о чем-нибудь другом, а не о разговоре взрослых.
Мужчина подумал о том, что девочку, в принципе, можно и отпустить, и поговорить серьезно. Поскольку им не нужны были лишние свидетели, да и кто знает, способна ли Кальт держать язык за зубами? Но Аврора не торопилась отправлять студентку в спальню, ну а он сам не имел никакого права командовать. Пришлось смириться и впредь следить за своими словами, чтобы не сболтнуть чего лишнего.
- Полагаю, что помимо стандартного набора свойств, Лунный камень обладает и какими-то еще качествами, - зельевару даже не нужно было задумываться, чтобы ответить на этот вопрос, не вопрос. Реплику, в общем. О лунных камнях он знал все. Это был не такой редкий и малоиспользуемый ингредиент. – Увы, профессор. Это просто минерал, ничего такого особенного в нем нет. Магглы его вообще как украшение используют. Да и волшебники тоже. Я видел диадемы и кулоны, - кресло, в котором устроился профессор, было невероятно удобным. Мягким и каким-то умиротворяющим. Усталость навалилась с новой силой, а держать глаза открытыми снова стало невыносимо трудно.
Весело потрескивающий камин дополнял атмосферу умиротворения. Николс так и заснул бы, если бы из аккуратно подкрадывающейся дремоты его не выдернул голос профессора Синистры, которая продолжила свою мысль. Да и Кальт уже, кажется, тянулась, чтобы подергать его за рукав мантии, не давая заснуть.
Такое уже бывало с ними на отработках. Николс так уставал, что несколько раз засыпал за проверкой домашних работ, пока Кальт трудилась на своей отработке. Ну, как трудилась. Училась. И поскольку уйти из класса, не сдав с рук на руки выполненную работу она не могла, несчастной девочке приходилось будить лихо в лице профессора Николса. Первый раз он так резко подорвался, что испугал и без того напуганную Маргарет.
Усмехнувшись своим воспоминаниям, Николс чуть кивнул студентке, выражая краткую благодарность. Почему-то было приятно.
- А звезды что-то говорили? Или вы не успели взглянуть? – хотел ляпнуть «пообщаться», вместо «взглянуть», но вовремя прикусил язык. В конце-концов, Аврора не сделала ему абсолютно ничего плохого и, кажется, единственная, кто не смотрел на него слишком косо за тот образ жизни, который он вел. Не то чтобы она его одобряла, но и не осуждала. Почему-то была уверенность, что, в случае чего, она может и встать на его сторону. Если он будет прав, конечно. – Хотя, наверное, звезды – это же не хрустальный шар, у которого можно что-то спросить и тут же получить ответ, - словно ответив на свой вопрос, ухмыльнулся мужчина. В Астрономии он разбился на уровне, чуть выше школьного базового. Настолько выше, насколько это требовала его профессия. Все-таки, некоторые ингредиенты стоило собирать в строго определенное время. Да и зелья варить тоже. – Мисс Кальт, напомните, была какая-нибудь записка? Подпись? В чем сова принесла камень? В свертке или в мешочке? Где вы были, когда она нашла вас? С вами рядом кто-то был? – Все-таки, узнать поподробней не помешает. Хотя бы для успокоения собственной совести. И да, у Николса она была, независимо от того, что болтали студенты и некоторые профессора.
Ситуация и правда была несколько странной. Какой-то аноним отправляет студентке лунный камень. Ни записки, ни обратного адреса. Почему именно Кальт? Чем она была примечательной? Или она просто – случайный студент, в которого ткнули пальцем во время выбора? Какого выбора? А если бы девчонка решила, что это просто какая-то шутка и выкинула бы камень? Может это и правда было шуткой? Но что-то шутка какая-то не слишком уж смешная.
Мужчина устало потер глаза.
- вспомните, пожалуйста, не замечали ли Вы чего-нибудь странного со вчерашнего дня?  - Синистра дополнила его список вопросов. Да уж, Кальт наверное, уже раз десять пожалела, что пришла.
Девочка и правда выглядела не слишком радостной. На лице совершенно ясно читались слова «отпустите меня восвояси». Но нет уж, раз взялся за гуж…
От предложенного чая мужчина отказался, глядя на лунный камень, который лежал на столе и слегка переливался в свете камина. Ему только чая успокаивающего сейчас не хватало. Спать и без того хотелось, а мысли были какими-то вялыми. И медленными. И так и норовили утечь в какое-нибудь другое русло. Например, что домашек осталось не так уж и много, и совсем скоро он сможет выспаться. Хорошо еще, что сегодня не день его дежурства по замку. Иначе он бы попросту завернулся бы в какой-нибудь гобелен на третьем этаже и спал бы.
От резкого удара в стекло с Николса слетела вся сонливость. Он дернулся, вскакивая на ноги. Хотел, было, быстрым шагом подойти к окну, чтобы посмотреть в чем было дело, но зацепился носком ботинка за ножку стола, еле удержался на ногах и создал жуткий грохот. Чашки звякнули на своих блюдцах, расплескивая содержимое, несколько чернильниц перевернулись и покатились по столу, хорошо хоть, что закрытые, а лунный камень, вокруг которого и был, собственно, весь сыр бор, упал на пол. Но на него сейчас мало кто обратил внимания.
- Мерлиновы пан!.. кхе, - наткнувшись взглядом на Кальт и вспомнив, что в помещении ребенок, при котором нельзя так ругаться, Николс замолчал на полуслове. От удара было не то что больно, скорее, обидно. Он почувствовал себя слоном в посудной лавке, а ведь он никогда не был таким неуклюжим. – Аврора, что там? – Мужчина подошел ближе к профессору, сделав вид, что удар ногой о стол – стратегически важное действие. Птица была небольшой, с маленьким клювом, и полностью рябой. Коростель? Какого Мерлина он тут делает? Все уже зимовать улетели. И правда знак? – Мисс Кальт, - вновь обратился к студентке Николс. – Блесните своими знаниями в Уходе за Магическими существами и назовите мне породу данной птицы, - викторина вопрос-ответ продолжилась, а Николс тем временем поймал взгляд Авроры.
Он увидел в этом взгляде все – мелькнувший страх, сомнение, тревогу, даже немного заинтересованности. Он понял все без слов, словно прочел мысли женщины. Кажется, они думали об одном и том же.
Птица дышала с трудом, крыло было сломано. Стоило отнести ее к лесничему, чтобы тот выходил. И приютил до весны.
- Я слышал, что, когда умершие хотят напомнить о себе или что-то сказать, они отправляют птичку, - задумчиво сказал Николс, глядя вроде бы и на Аврору, а вроде бы и куда-то в подпространство. Мерлин, неужели им сейчас придется включать Шерлока Холмса и Доктора Ватсона и разбираться со всей этой ерундой? Видимо да. Кстати, а кто будет Холмсом, а кто Ватсоном?
Николс вернулся к столу, на котором стояли чашки с чаем, вынул палочку и взмахом вернул столу первоначальный вид – чернильницы не разбросаны, на столе нет мокрых луж чая, залитые бумаги уже не залитые. Призвав к себе лунный камень, с помощью акцио, Николс уже хотел, было, положить его обратно на стол, но что-то его удержало.
Поднеся камень к горящей свече, он внимательно всмотрелся внутрь минерала. На первый взгляд все было как обычно. Повертев его в руках, рассматривая под разными углами, Николс уловил какую-то тень, которой в идеальном и настоящем камне быть не должно.
- Мисс Кальт, - Николс жестом поманил девушку к себе. Зрение у нее, насколько он знал, было не испорчено, в отличие от него или от профессора Синистры. Поэтому прежде чем предпринимать какие-то действия, нужно быть уверенным. Если там и правда была тень, значит камень был ненастоящим. И в таком случае возникает вопрос, зачем кому-то присылать Маргарет подделку? И значит ли это то, что его первоначальная догадка о шутке может оказаться правильной? – Поднесите камень к огню и посмотрите на него. Даже в него. И говорите мне о том, что вы видите. Только смотрите внимательно. Мисс Кальт, - в голосе мужчины появились те самые снисходительные и насмешливые нотки, когда девушка слишком близко поднесла камень к огню и тот лизнул ей пальцы. – Я, конечно, благодарю вас за такое рвение, но не стоит палить себе руки ради какого-то камня.
Мужчина сложил руки на груди, слушая, что говорила ему девушка, благо, что он научил ее выполнять свои указания неукоснительно и слегка качнул головой, словно говоря «позже», когда Аврора бросила ему вопросительный взгляд.

+4

10

Маргарет озадаченно посмотрела на профессора Николса. Свою фамилию она уловила краем уха, расслышав сквозь поток саморазвлекательных мыслей, состоящих в основном из повторения материала прошедших уроков, раздумий о смысле бытия и желания поспать.
- Почему не стоит собирать их летним днем? – повторила она, растягивая слова и пытаясь выиграть время, - Ну, в ночное время их свойства сильнее…
Что такое эти загадочные «их» она не расслышала, но, судя по реакции профессора, Мэг или подошла близко к правде, или он просто не расслышал. А может ее просто решили пощадить на этот раз. Вопрос профессора хоть и оказался неожиданным и непонятным, все равно смог ее немного взбодрить. Так что на этот раз она вслушалась в обсуждение уже более внимательно.
Кальт все больше утверждалась в мысли, что вокруг творится что-то из ряда вон выходящее. Что-то, о чем ей не было известно до этого момента, но вот-вот – и правда всплывет. Хоть она и устала от вопросов и непоняток, но за всем этим чудилось что-то, стоящее таких жертв. Почему всех так заинтересовал этот камень? Даже профессор Николс, хоть и сомневается в его особенности, все же пришел сюда и участвует в обсуждении… Все это не просто так.
«Значит, их заинтересовал не столько сам камень, сколько обстоятельства, с ним связанные», - девушка прикусила губу, пытаясь вспомнить хоть что-то из ряда вон выходящее. Но ничего особенного выявить анализ недавних событий не помог, самым подозрительным по-прежнему оставался камень – ну, если только сова не была каким-нибудь анимагом в розыске. Маргарет подобные бредовые мысли решительно отмела. Из странностей же последнего времени вспоминалось только отсутствие Поттеров-Уизли на ужине, но такое, на самом деле, случалось уже далеко не в первый раз, хотя прогул впервые был настолько массовым и затяжным.
Краем глаза она заметила, как лицо профессора Николса начинает расслабляться, а веки – смежаться. Такое явление она видела уж не в первый раз, да и сама Мэг бы тоже не отказалась прилечь, но время и место не особо подходили. Она потянулась к мужчине, чтобы немного его взбодрить. Профессор открыл глаза еще до того, как она его коснулась и кивнул. Маргарет смущенно улыбнулась в ответ, а краем сознания еще успела немного позавидовать полностью трезвому взгляду – будто бы не он тут только что дремал. У нее так никогда не получалось, и каждое пробуждение было подобно пытке.
Обсуждение снова подошло к ее персоне и ее связи с камнем. Маргарет глубоко вздохнула, подавила острое желание закатить глаза и принялась отвечать, на этот раз гораздо обстоятельнее, чем раньше.
- Нет, профессор, никаких записок и подписей не было ни внутри, ни снаружи. Камешек лежал в этом мешочке, - она протянула его профессору, - Я думаю, он изо льна или чего-то подобного. В таких обычно хранят травы или дарят подарки, - «вот и мне подарили», - он был привязан к лапке совы этими тесемками. Я была у себя в комнате, одна, спала, в гостиной сидело несколько ребят. О камне я говорила с братом по камину, он посоветовал спросить у профессоров. Разговор могли услышать однокурсники, но сомневаюсь, они беседовали довольно далеко от меня, - она перевела дух и ответила на вопрос профессора Синистры, - Нет, все было, как обычно. Кроме… - она осеклась, понимая, что сказала то, что упоминать не собиралась, но прерываться было уже поздно, - На ужине и обеде не было нескольких человек.
На некоторое время ее оставили в покое. Девушка воспользовалась перерывом, чтобы выпить душистого чая из вновь наполненной кружки. Ей хотелось поскорее уже покинуть этот кабинет-спальню-место для совещаний и вернуться в свою уютную комнату, досмотреть сон, прерванный совой и всеми этими детективными штучками, вылившимися пока во что-то непонятное, но вроде как серьезное…
От громкого звука она дернулась, глотнула слишком много горячего чая и не сильно, но довольно неприятно обожгла рот. «Сначала проговорилась, как пятилетка, и меня будут считать параноиком… Так теперь еще два дня не буду чувствовать вкуса», - мрачно подумала Мэг, отставляя чашку обратно на стол и поворачиваясь к окну. Источником шума стала всего лишь маленькая птичка, а потом еще и профессор Николс добавил. Видимо, отошедшим ото сна он только искусно притворялся. Маргарет отвела взгляд, тактично притворяясь, что ничего не заметила.
Она подошла к птичке. Небольшая, рябая, с неловко вывернутым крылом и приоткрытым клювом… Профессор снова задал ей вопрос, но в этот раз Маргарет была совершенно спокойна насчет своих знаний.
- Это коростель или перепелка. Судя по размерам, скорее первое, - «и это не магическое существо, профессор».
Птицы особенно интеллектом не отличались. Когда Маргарет только переехала в деревню, она не уставала удивляться глупости этих маленьких созданий – они постоянно врезались в окна, будто и вовсе их не замечая, и особенно часто это происходило на стыке весны и зимы. Иногда Мэг подбирала птенчиков, перематывала, как умела, крылышки, прятала от соседских котов и подкармливала ягодами и хлебом. Некоторые птички умирали прямо у нее на руках, и девочка потом еще долго плакала в плечо маме или брату. Возможно, подсознательное желание быть врачом и спасать жизни зародилось в ней еще тогда. Сейчас она не стала медлить, пернатую было жалко.
У той, судя по неловко вывернутому крылу, был перелом или вывих. Сейчас травма причиняет птице боль, потом помешает ей нормально летать, добывать пропитание, скрываться от хищников – все это приведет к смерти. Учитывая силу удара, ко всему прочему еще с высокой вероятностью добавлялось сотрясение мозга… Обычный человек, возможно, о таком бы даже и не подумал, но Кальт достаточно долго "подрабатывала" птичьим доктором, чтобы за считанные секунды прийти к таким выводам. Так что она дождалась, когда профессор Синистра отведет руку достаточно, чтобы случайно в нее не попасть, вытянула палочку и негромко произнесла:
- Episkey!
До этого момента Мэг практиковала это заклинание только на небольших ссадинах, но что человеку ссадина – то птице перелом, так что должно подействовать, правда? Никаких мыслей о знамениях и чем-то подобном ей и в голову не приходило, но стоило только заклинанию вылететь изо рта, она подумала о возможной неуместности своих действий. Она импульсивно шагнула назад и нервно сжала палочку, опасаясь смотреть в сторону кого-то из профессоров.
- Эмм, извините… Просто мне показалось, что я должна это сделать, - вторая часть прозвучала намного тише и пугливей. Маргарет зажмурилась, моля всех известных богов о пощаде. Спустя пару секунд она несмело покосилась в сторону профессора Николса. Тот смотрел неодобрительно и с легким осуждением, но разгневанным не выглядел. Мэг незаметно выдохнула. Если уж не разозлился он, то и с профессором Синистрой особых проблем не будет… А если и будут, то она все равно о своем поступке не пожалеет.
Тем временем профессор Николс отвлекся на камень. Видимо, он разглядел в нем что-то интересное или, может быть, неправильное, потому что через несколько секунд Маргарет получила задание. Она, обрадованная тем, что все отвлеклись от ее предыдущего проступка, поспешно поднесла камень к огню, и тут же отдернула ладонь, почувствовав опаляющий жар. Еще ей ожога не хватало! И так шрам на полруки уже есть. Дальше Кальт действовала уже осторожнее. Полупрозрачный камень красиво переливался разными оттенками, по краям подсвечивался оранжевым пламенем, а в середине будто был более плотный и непроницаемый. Она чуть развернула камень боком, потом с другой стороны – и увидела внутри что-то темное, будто этот перламутровый камень кто-то посыпал пылью. Все увиденное она описывала вслух как можно подробнее, ведь важной могла оказаться абсолютно любая деталь. Через пару минут она встала с колен – с такого ракурса огонь лучше освещал - и пожала плечами.
- Все, больше ничего нового я там не вижу, - она вспомнила эту тень внутри, как внимательно профессор рассматривал камень, и осторожно спросила, - Вы думаете, это подделка?

+4

11

- Может это просто совпадение, профессор? И не стоит собирать заунывники летним днем?
Аврора серьезно посмотрела на коллегу, не видя во всем этом ничего смешного. Она прекрасно понимала, что шанс, что эти два события связаны, не так велик, как должен был быть, но он все же был и проще было проверить это в первую очередь, чтобы отбросить в сторону, а потом уже браться за другие варианты. Ей не хотелось спорить и доказывать свою точку зрения, чтобы не ставить Николса в неудобное положение, тем более при ученице. Она помнила, какое впечатление мужчина производил на детей, а значит его авторитет был важен для него. Он, наверное, и мог быть мягче, но вряд ли хотел показывать истинного себя, а Синистра была не тем человеком, который бы стал копаться в чужой голове, чтобы что-то прояснить. Она перевела взгляд на Кальт, когда Николс задал ей свой вопрос и тихо вздохнула. Женщина не считала, что сейчас был подходящий момент для проверки знаний. Ее очень беспокоили эти порталы, вся эта ситуация, связанная с ними и исчезновение других коллег, которые решили действовать самостоятельно. Она, несомненно, проведет со всеми воспитательные беседы, если они вернуться живыми.

Увы, профессор. Это просто минерал, ничего такого особенного в нем нет. Магглы его вообще как украшение используют. Да и волшебники тоже. Я видел диадемы и кулоны.
Аврора покачала головой, не соглашаясь с ним. Она изучала не только звезды, но и все, что касалось небесных тел. Это были не просто лунные камни, она чувствовала в нем скопление какой-то более мощной силы. Женщина неопределенно повела плечом и достала с полки толстый фолиант, опуская его на стол и приступая к изучению. Она точно помнила, что буквально пару лет назад пополняла записи новыми данными. Кайл говорил, что его старые знакомые из Министерства поддерживали с ним связь и "по секрету" сообщили, что скоро представят нечто новое и невероятное, возможно речь шла как раз о порталах, которые они настраивала и создавали на протяжении всех этих лет. Женщина помнила тот день хорошо потому, что как раз изучала влияние луны на лунные камни, поэтому и обнаружила тогда что-то новое.

- А звезды что-то говорили? Или вы не успели взглянуть? - Синистра перевела взгляд на Николса. Она прекрасно понимала юмор, понимала и когда люди задавали вопросы без злого умысла, некоторые пытались сформулировать вопрос вежливо, но получалось не очень и звучало в итоге странно. Аврора не обижалась, так как понимала, что не всем дано понять звезды и что они означают. Люди рождались под разными созвездиями и каждое направляло своего подопечного именно туда, куда было нужно. Женщина могла сесть и высчитать судьбу каждого, но тогда она нарушила бы баланс, правило времени и много других законов природы, которая не любила жульничества. – Хотя, наверное, звезды – это же не хрустальный шар, у которого можно что-то спросить и тут же получить ответ. - Женщина мягко, слегка улыбнулась в ответ. Ответ можно получить всегда, главное знать и уметь спрашивать, а не требовать и пытаться высчитать. Шар тоже бывает капризным и не всегда дает те ответы, которые рассчитываешь получить.

- Нет, профессор, никаких записок и подписей не было ни внутри, ни снаружи. Камешек лежал в этом мешочке.
Аврора кивнула, рассматривая мешочек и возвращаясь к записям. Маргарет продолжала говорить, пока не дошла до отсутствия некоторых людей на ужине и женщина тяжело вздохнула, понимая, что исчезновение коллег невозможно хранить в тайне в месте, где полно любопытных учеников. Преподаватели просто так не пропадали все вместе и даже первокурсники могли догадаться, что дело нечисто. Она бросила взгляд на Сайласа, который выглядел слишком уверенным в себе.

Появление птицы и все манипуляции после заставили Аврору задуматься над происходящим. Она внимательно смотрела на маленькое создание и думала о том, что возможно это - начало конца. Женщина трепетно относилась ко всем знакам, хотя предпочитала более четкие данные, которые получала в ходе исследования. Ей не нравилось, что слишком много странных событий начали происходить в одно время.
Аврора, что там?
Синистра повела плечами, давая понять, что сама не знает еще. Ее взгляд скользил по тельцу, то и дело касаясь то Николса и Кальт.
- Я слышал, что, когда умершие хотят напомнить о себе или что-то сказать, они отправляют птичку.
- Episkey!
Аврора от неожиданности едва успела поймать птичку, которую чуть не снесло заклинанием и с укором посмотрела на ученицу.
- Будьте добры, оба, ничего не делайте, - попросила она терпеливо и вежливо, боясь, что и Николс, и Кальт в состояние сломать ей башню. Она провела ладонью над созданием, прислушиваясь, но дыхание того фактически не различалось.

Женщина краем глаза проследила за тем, что делали ее горе-гости и заметила отблеск в камне, который Маргарет поднесла слишком близко к огню. Ей все еще казалось, что это не простой лунный камень. Она даже забыла, что листала книгу, но почти сразу выпрямилась.
- Стойте, мисс Кальт, - обратилась она к девочке. - Не подносите его слишком близко к огню, - попросила Синистра и раскрыла ладонью книгой, сосредотачиваясь. Та начала листаться, пока не открылась на нужном месте. - Если я правильно понимаю, то при правильном взаимодействии, этот камень обретает чуть больше сил и становится полезнее. - Аврора посмотрела на Сайласа и вернула внимание девочке. - Я уверена, что камень попал к нам неспроста, но не понимаю, почему его прислали именно Маргарет, - женщина провела пальцем по переносице, думая. Ей казалось, что связь должна была быть непременно, поэтому она сосредоточилась на собственных мыслях. Аврора понимала, что это все могло быть простым, огромным совпадением, но времени на подобные подозрения у них не было. Она считала, что если камень попал к ним, значит что-то должно произойти. - Сайлас, у Вас есть еще такие камни? - уточнила она, зная, что у зельевара они точно могли оказаться. енщина сожалела, что с ними нет мисс Чейз, которая отлично во всем разбиралась и могла бы помочь.

Аврора неожиданно вспомнила о чем-то и резко подошла к дальнему шкафу. Она точно помнила, что Рея вела какие-то записи, делая пометки и она вроде как упоминала камни, но женщина не помнила в каком именно контексте. Американка была хорошим сотрудником, честным человеком, но немного потерянным и искала что-то. Аврора была уверена, что что-то важное и полезное можно было бы найти. Рея не оставила никаких контактов, покидая Англию в очередной раз и возвращаясь к себе. Синистра могла отправить послание в Ильверморни, но не была уверена, что в это время Рея могла ответить или вообще была на месте. Женщина бы и дальше копалась в вещах и мыслях, но неожиданный порыв сильного ветра резко распахнул окно, заставляя огонь нервно дернуться в сторону. [icon]https://i.imgur.com/aflmo4w.png[/icon]

+2

12

- Это коростель или перепелка. Судя по размерам, скорее первое, - Николс коротко кивнул, подтверждая слова девушки. Другого ответа от нее он и не ждал и сильно бы удивился, если бы Маргарет не смогла ответить, даже несмотря на то, что птица не относилась к классу магических существ. Тогда его бы ждало разочарование, что он поставил не на того студента. В конце-концов, он не берется лично обучать дураков, а Маргарет подавала определенные надежды, хоть периодически была жутко расхлябаной. - Episkey! – Пока Николс отвлекался на пространные рассуждения об учениках и Кальт в частности, рассматривая появившуюся птицу, девушка успела знатно отличиться. Заклинание чуть не снесло бедное животное, а рука Николса в момент сверкнувшей вспышки, тут же дернулась к палочке. Мужчина нахмурился и строго-недовольно посмотрел на Маргарет. Вообще, ее давно пора было бы отправить в спальню, чтобы не мешалась. И не лечила. Точнее, чтобы еще больше не калечила.
- Будьте добры, оба, ничего не делайте, - ровным голосом попросила Аврора, но Николс отчетливо различил в нем определенные нотки недовольства. А это «оба» корябнуло слух. Мужчина глянул на Кальт взглядом «ты у меня еще получишь за то, что выставила нас обоих дураками», и отошел от птицы, не собираясь испытывать терпение заместителя директора. - Эмм, извините… Просто мне показалось, что я должна это сделать.
- А больше вам ничего не показалось, мисс Кальт? – Николс подавил в себе желание отвесить девушке подзатыльник и только неодобрительно качнул головой, пресекая все попытки девушки ответить или оправдаться.
- Вы думаете, это подделка?
– Вы же собираетесь быть колдомедиком, - зашипел он уже чуть тише, когда девушка закончила свои сбивчивые описания того, что она видела в камне. Он специально проигнорировал ее вопрос, сделав вид, что не услышал его и продолжил прерванную выволочку. – И должны понимать, что заклятия, которые используют для лечения людей, не используют для лечения животных. Вы что, нарглов ловите на занятиях по уходу за магическими существами? Вы же могли убить птицу! – Хотелось сказать еще, и пообидней, но мужчина сдержался, только неодобрительно поджав губы, прекрасно понимая, что дальше будет откровенный перебор. Хватит с нее и этих слов, вкупе с тихим злобным шипением и устрашающим взглядом. Девочка должна осознавать, что от ее действий будет зависеть чья-то жизнь.
Забрав камень из рук Маргарет, Николс повертел его в руках, переваривая те описания, которые сделала ученица. Да, тень была. Даже не тень, а что-то темное. Мужчина закусил губу в задумчивости.
- Если я правильно понимаю, то при правильном взаимодействии, этот камень обретает чуть больше сил и становится полезнее. – Обратилась к нему профессор и зельевар только рассеянно кивнул. Да, если обработать его на открытом огне, а потом растереть в порошок, свойства, которыми обладал камень, как усиливались, так и терялись. Он уже не был бы таким кристально чистым и, к примеру, в Умиротворяющем бальзаме его нельзя было бы использовать, поскольку именно успокоительная переливчатость камня создавала нужный эффект. А вот в любовном зелье наоборот – продолжительность действия зелья бы увеличилась. Палка о двух концах, в принципе, как и с любым другим ингредиентом или зельем. - Я уверена, что камень попал к нам неспроста, но не понимаю, почему его прислали именно Маргарет, - мужчина поднял глаза на Аврору, потом посмотрел на Маргарет. Действительно, почему именно ей? Что такого могла знать или сделать именно эта ученица Хогвартса? Что в ней было такого особенного, что выделяло ее из всех? И опять же, не делают ли они из всего этого огромного и большого слона?
Николс не знал. Мог только лишь догадываться, но все эти догадки были на уровне ощущений, чувств и интуиции. Никакой определенной и сформировавшейся мысли. Что-то подсказывало, что во всем происходящем было что-то странное. Но рациональный мозг твердил совершенно обратное. Он привык полагаться на свою интуицию, но, как правило, только тогда, когда дело касалось зельеварения. Во всех остальных случаях он глушил ее, полагаясь только на разум.
- Сайлас, у Вас есть еще такие камни? – Безусловно, - ответил он таким тоном, словно его спросили, встанет ли завтра солнце. – Лунные камни используются в прозрей-зелье, которое проходят на четвертом курсе, и в умиротворяющем бальзаме, который варят на продвинутых зельях. Но… - начал он и осекся, наблюдая за тем, как женщина как-то слишком резко шагнула к дальнему стеллажу с книгами, начав что-то выискивать там. Сложилось впечатление, что Синистра слушала его вполуха или даже не слушала и вовсе. Мужчина нахмурился. Что такого важного вспомнила профессор? Или о чем таком она догадалась? - Что-то не так? – Да, глупый вопрос, конечно, учитывая то, что вся ситуация складывалась из «чего-то не так». Мужчина поджал губы, недовольный своей глупостью. – Вы что-то знаете? – Переформулировал он свой вопрос, снова обращаясь к Авроре. – Потому это не адуляр, - он показал камень, который так и не выпустил из рук.
Ему не давало покоя эта чернота, которой не должно быть в адуляре. Потому что адуляр должен быть идеально прозрачным, должен переливаться и в нем не должно быть никаких изъянов. Именно такие камни и хранились у него в подземельях. Самые обычные и достаточно дешевые.
Из разбитого окна внезапно задул ветер и пламя свечи затрепыхалось на сквозняке. Мужчина поморщился, а потом взмахом палочки починил стекло, пользуясь невербальным заклинанием. Не то чтобы он не был непривыкшим к сквознякам, но разбитое окно смотрелось как-то комично в комнате, полной волшебников, которые могли с легкостью починить его, но почему-то этого не сделали. Камень перекочевал из рук зельевара на стол. Сам мужчина задумчиво поглаживал деревко волшебной палочки, словно обдумывая то, что он собирался сделать дальше. А потом вдруг ткнул палочкой в камень. – Diffindo.
Камень, как и было ожидаемо, раскололся на две части, повинуясь заклинанию. А сам Николс, игнорируя удивленные возгласы, с удовлетворением осмотрел результат своих трудов. Подцепил пальцами черный камешек, который выпал из оболочки. – Лабрадор, - кивнул он своим мыслям, показывая дамам то, что обнаружилось в камне. И только заметив недоумение в глазах, терпеливо объяснил. – Лабрадор - это лунный камень, только абсолютно черный, как видите. Встречается очень редко, имеет очень сильные магические свойства, но он так же бывает крайне нестабильным. В зависимости от настроения волшебника, который его использует, - мужчина передал камень Авроре, позволяя ей рассмотреть его поближе.
Итак. Вопрос о том, что они придумали себе проблему, отпал. Проблема была и достаточно серьезная. И на месте одного решенного вопроса появились десятки нерешенных. Мужчина посмотрел на Аврору в замешательстве.

+1

13

Маргарет обиженно отвела взгляд в сторону от профессора Николса и досадливо нахмурилась. Получить выговор вместо ответа на вопрос было неприятно, но самое неприятное заключалось в том, что реакция профессора оказалась закономерной, а выволочка – заслуженной. Но к этому моменту Мэг уже успела расслабиться и забыть о своем косяке - она наивно полагала, что если профессор не высказался сразу, то промолчит и потом. Ага, как же! За год можно было уже и привыкнуть к нравоучениям, но гордость все равно каждый раз бунтовала с прежней силой.
«Я просто выбрала из двух зол то, которое могло обернуться добром, - подумала девушка, злясь сразу на себя, профессора и весь белый свет, - И это не магическое существо, чтобы проходить его на УЗМС!»
Естественно, вслух она ничего не сказала. И оправдания не помогли, вина все равно грызла – становиться причиной смерти кого-то, пусть даже «всего лишь» птицы не хотелось. Но не могла же она даже не попытаться помочь бедному искалеченному созданию? Если бы она ничего не сделала, птицу бы все равно ждала смерть. А так… Брошенный украдкой взгляд признаков жизни у коростеля не выявил, но признаков смерти – тоже, и даже крыло вроде бы выглядело получше, если, конечно, она сейчас не занималась самообманом.
«Может, все и обойдется», - с надеждой подумала Кальт.
- Я уверена, что камень попал к нам неспроста, но не понимаю, почему его прислали именно Маргарет.
- Вот я тоже не понимаю, - практически беззвучно произнесла девушка и удрученно вздохнула, продолжая увлеченно заниматься самокопанием.
Она единственная осталась в комнате без дела: профессор Синистра пересматривала какие-то книги, профессор Николс снова пытался что-то разглядеть в злополучном камне, они что-то обсуждали; в комнате витала аура сосредоточенности. Маргарет остро ощутила свою бесполезность – ну серьезно, зачем она тут нужна? Она все уже рассказала и даже не один раз, чем могла – помогла, и даже умудрилась напортачить. Зачем ее тут все еще держат? Просто не подумали, что можно отпустить? Есть на нее какие-то планы? И спрашивать как-то неудобно, отвлекать профессоров от дела не хотелось, да и привлекать внимание после выговора… И вообще, проситься домой поспать, как маленькому ребенку, было стыдно. Она и не такое может вытерпеть – после отработок-то с профессором Николсом!
Тот все еще крутил камень в руках и, кажется, что-то обдумывал. Маргарет потопталась на месте, разминая уставшие ноги, и приземлилась в ранее облюбованное место, не рискуя передвигаться по комнате. «Сейчас бы книгу и чашку чая», - но все книги остались в комнате (книги Авроры она бы ни за что трогать не стала, да и вряд ли бы там нашлось что-то, способное ее заинтересовать), а чай уже успел остыть и покрыться радужной пленочкой. Было попросту скучно находиться в комнате, где единственное доступное развлечение – разглядывание огня в камине.
- Diffindo, - Маргарет подняла голову, с удивлением воззрившись на профессора Николса. Зачем это заклинание, что он им разрезал? Секундой позже она заметила на столе осколки камня и черный камешек поменьше в руках у мужчины. Ответ на невысказанный вопрос Мэг получила практически сразу же. Лабрадор? Как ни странно, все, что рассказал об этом камне профессор Николс, она и так знала. Как-то раз случайно наткнулась на статью про него, заинтересовалась и запомнила. Но тогда Кальт даже и помыслить не могла, что столкнется с таким редким материалом вживую.
Маргарет встала и тоже принялась разглядывать камень, хоть и на расстоянии. Выглядел он царственно, если к камню вообще применимо такое слово, притягательно и очень загадочно. В девушке снова взыграло любопытство, настолько, что она забыла о своем подавленном настроении и задала вопрос:
- И что это значит? Почему один лунный камень находился внутри другого?

+4

14

Аврора точно помнила, что в какой-то из книг недавно выхватила взглядом несколько строк о Лунном камне, но совершенно в ином применении. Она не обратила тогда на это внимание, так как искала нечто другое, поэтому просто где-то в недрах сознания отложила себе каплю информации, сделала мысленную пометку, но вся эта череда неприятностей заставила женщину потеряться в собственной голове. Она водила пальцем по корешкам, словно это могло помочь, но все мысли сбились от шума. Николс очень быстро управился с окном, но это не помогло сосредоточиться заново. Аврора жалела, что времени у них недостаточно - в этом она была уверена, - поэтому сомневалась, дойдет ли ее послание до Реи или нет. Синистра не хотела отправлять его в пустоту, чтобы кто-то любопытный сунул нос в письмо и почерпнул для себя что-то новое и интересное. Она несколько секунд размышляла, а потом услышала легкий треск. Сайлас, вопреки ее просьбам ничего не делать, расколол камень.

Женщина сжала губы, чувствуя, как внутри появилось недовольство. Она обычно всегда была спокойной, сдержанной и терпеливой, но не любила, когда люди намеренно делали все наперекосяк, хотя заранее была озвучена просьба. Ей, наверное, стоило отнять палочки у обоих, чтобы они не двигались и вообще ничего не делали, но это видимо в следующий раз. Аврора внимательно посмотрела на Николса, словно ожидая от него объяснений, но вместо этого он начал объяснять ей, какого рода камень обнаружился внутри. Синистра прекрасно разбиралась в камнях в виду своей профессии, но тем не менее приняла на ладонь предмет, изучая его через тонкие очки. Ей казалось все это очень странным и требовалась дополнительная помочь, только она понятия не имела, откуда эту помощь звать. Рея, скорее всего, в Штатах, хотя писала, что собирается наведаться в Хогвартс. Ро не знала, какие именно цели преследовала ее молодая коллега, но девочкой она была замечательной.

- И что это значит? Почему один лунный камень находился внутри другого?
Аврора и сама бы хотела знать ответ на этот вопрос, но почему-то о таком нигде не писали и не говорили. Она-то понимала, что скорее всего те, кто прислал камень, позаботились о том, чтобы именно второй в итоге оказался у них в руках. Синистра поднесла его к свету, рассматривая. Ей было очень интересно, кто и с какой целью впутал во все это Кальт, так как она была всего лишь ученицей, но никак не профессионалом в определенной сфере. До этого было пока далеко и Ро в который раз спросила себя - все ли так просто, как выглядит или у всего этого есть скрытый смысл? Она боялась, что возможно камень имел отношение к порталу, но не совсем то, на которое они могли рассчитывать.

Она наконец положила камень на белую поверхность, чтобы видеть его и притянула к себе толстый фолиант, на котором остановилась. Женщина пролистала несколько плотных страниц, аккуратно переворачивая одну за другой и задумчиво просматривая текст. Ей казалось, что ответ должен быть где-то совсем рядом, но она в упор его не видела, не понимала. С ней такое случалось, как, наверное, и со всеми. Аврора остановилась наконец, разглядывая несколько строк, в которых говорилось, что лунный камень, как самый простой, так и его разновидности, могут послужить вспомогательным артефактом для чего-то другого, для ритуала или заклинания. Ро не совсем понимала, что из этого собиралась сделать Маргарет и зачем ей прислали камень, но все же она зачитала эти строки, чтобы и девочка, и Николс услышали ее. Она умолкла и посмотрела на обоих.

- Оставим выяснение отношений на потом, - мягко произнесла она своим ровным голосом, давая понять, что наказывать ученицу за глупости она не собиралась и считала это неприемлемым. Девочка хотела помочь, а не взрывать башню, поэтому злиться на нее не имело смысла. - У нас есть камень в камне, который, возможно, необходим для какого-то ритуала или заклинания. Вместе с этим у нас есть и основная проблема. Я по-прежнему считаю, что это все связано, а значит, скорее всего, камень и правда прислали не по ошибке и не просто так. Но мне непонятна сама связь между ними, - Аврора снова взяла камень в руки, рассматривая его. Она помнила те времена, когда в Хогвартсе было спокойно, как раз после Битвы. Они восстановили замок, привели его в порядок, а последние дни лета уже отдыхали и приходили в себя. Потом началась учеба и жизнь вернулась в прежнюю колею. Сейчас будущее было под угрозой, а вместе с ним и прошлое, и многое другое. Синистра не любила драматизировать, считая, что у каждой проблемы есть простое решение, поэтому излишнее проявление эмоций только мешало делу. Она поэтому и не шутила сейчас, стараясь понять, что можно сделать, чтобы соединить две линии. - Где же искать связь? - Аврора все никак не могла успокоиться, поэтому даже обратила взор на небо за окном, словно то могло звездами выложить ей прямой ответ. Она ожидала, что хотя бы Сайлас отложит свои колкости и предложит что-то, но очень сомневалась, что они сами своими силами смогут придумать ответ. - Мисс Кальт, Вы уверены, что ничего странного не происходило до этого? Вам никто не писал? Вы ни с кем не встречались летом? Может быть это хорошо продуманный план и наша проблема и правда не при чем, но тогда надо думать, почему именно Маргарет.
[icon]https://i.imgur.com/aflmo4w.png[/icon]

+2

15

Николс только и успел заметить, как губы Авроры поджались, выражая ее недовольство. Что? Ему стоило стоять, сложа ручки и ждать, что она скажет делать? Это было не совсем в его духе, учитывая то, что камень выглядел подделкой. И, возможно, обнаруженный лабрадор поможет им приблизиться к разгадке быстрее. Мужчина по возможности постарался проигнорировать недовольство Синистры, явно не собираясь разжигать какие-то споры вокруг этого инцидента. Да и зачем? Что сделано, то сделано, в конце-концов.
- И что это значит? Почему один лунный камень находился внутри другого? – Маргарет задала вполне ожидаемый вопрос, на который Николс уже знал ответ. По крайней мере, он предполагал и был почти уверен, что его предположения верны.
- Лунный камень сам по себе не такой ценный. А лабрадор – другое дело, так что я думаю, что отправитель остерегался за сохранность камня. А может это была своеобразная проверка того, к кому камень попадет, - терпеливо объяснил он.
Аврора, которая что-то с маниакальным упорством искала в книге, наконец, зачитала краткий абзац. Мужчина, прослушав новую информацию, нахмурился. Очередная загадка, которые росли словно снежный ком. А он всего лишь хотел проверить домашние работы и отдохнуть. Но тихий спокойный вечер превратился в сплошную головоломку. И Николс, почувствовав какой-то азарт, уже не мог сказать точно, действительно ли ему не нравится такое времяпрепровождение.
Задумавшись над словами, которые прочитала профессор Синистра, Николс, наверное, как и она сама, подумали об одном и том же – возможно ли то, что кто-то прислал лабрадор для того, чтобы они могли закрыть временной портал, который обнаружился на территории замка? Было ли это спасением их будущего? И что это должен быть за ритуал? Нужно ли там использовать зелья? И какова в принципе роль их всех в сложившейся ситуации?
- У нас есть камень в камне, который, возможно, необходим для какого-то ритуала или заклинания, - заместитель директора, кажется, только что озвучила его мысли, но перебивать он не рискнул, только лишь выразительно посмотрел на женщину, словно намекая на портал. Исключения и быть не должно, зачем же в противном случае разводить такие сложности? - … Но мне непонятна сама связь между ними, - мужчина тихо хмыкнул. Кажется, это было непонятно всем, кто находился в комнате.
- Где же искать связь? – наверное, это был риторический вопрос, но Николс не удержался. – Рея? – Имя выскочило как-то само собой. Девушка, приехавшая из Америки, чтобы пройти практику у профессора Синистры. Николс познакомился с Реей Чейз еще когда сам был практикантом. Мерлин, сколько же зелий утекло с тех пор. Чейз училась в Салеме, магической школе, где всякие ритуалы не были чем-то необычным. – Может быть, она знает обо всем больше, чем мы сами?
- Может быть это хорошо продуманный план и наша проблема и правда не при чем, но тогда надо думать, почему именно Маргарет.
Действительно. В его предположении с Чейз был один огромный изъян – откуда американка могла знать Кальт? Почему тогда она не прислала камень ему или Авроре? Это было бы самым логичным поступком из всех, но Маргарет?..
- Возможно, мисс Кальт просто выступала посредником между камнем и кем-то еще, - предположил он. Мысли разбегались, словно лукотрусы, и Николс все никак не мог поймать ускользающую догадку. Это жутко раздражало. – К кому первому вы решили обратиться, мисс Кальт? – обратился он к девушке. – Может быть, профессор Синистра права – мы зря ломаем головы и камень действительно был для кого-то, о ком вы подумали в первую очередь.
Догадка была не бог весть какой гениальной, но пока это единственное, что он мог предположить. Почему тогда просто не прислать камень настоящему адресату? Как понять, что камень прислали для портала? Или как понять, что он не относится к порталам от слова совсем? Мерлин, почему эти вопросами казались такими сложными?
Отрывистый стук в дверь заставил его вздрогнуть и резко обернуться, чтобы посмотреть, кто еще пожаловал к профессору Синистре в такой час.

+3

16

Дополнительно: 25 лет, сотрудница Отдела Тайн
Внешний вид: Черный кожаные штаны, плотно облегающие, черная блузка, черное нижнее белье, волосы собраны, легкий макияж, на левом запястье тонкий кожаный браслет, усыпанный мелкими изумрудами; на среднем пальце тонкое серебряное кольцо; на правой руке несколько тонких серебряных браслетов; на шее небольшой кулон - дельфин с глазами-изумрудами; поверх всего тоненькая кожаная куртка
Состояние: Немного взбудоражена, сосредоточена, настроена решительно и немного скептически
С собой: Волшебная палочка, лунный камень


День начался не совсем так, как планировала Дельфини. Вернее, начался он не так еще вчера, когда в Министерстве случился какой-то переполох. Долгие годы волшебники разрабатывали сложнейший портал, который должен был исправно работать, перенося человека в указанное время. Пока что все успехи ограничивались на кратковременное перемещение. Сама девушка ни разу не участвовала во всем этом, но тщательно следила за процессом. Вместе со своей дальней родственницей Молли, она вела записи, фиксируя изменения, предлагала новые варианты и спорила до хрипоты, доказывая, что надо постоянно менять настройки, пробовать. Иногда ее случали, иногда нет, иногда она ошибалась, иногда была права. Девушка откровенно не понимала, в чем проблема сдвинуть отметку, чтобы понять - работает оно или нет. С недавних пор великие умы наконец сказали, что возможно портал наконец заработает. Не имея эффекта бабочки, очень сложно было проследить за его работой в действии и понять, изменилось что-то в самом деле или нет.

Но сама Лестрейндж с недавних пор отвлекалась на другие темы. Причин было несколько. Узнав правду о своем происхождении, она, конечно же, захотела выяснить все. Для этого ей пришлось обойти все дома рода Блэк, включая поросшее паутиной Гриммо. Мистер Поттер явно не спешил обжить это место, оставив его стоять в том виде, в котором получил. Девушка сумела попасть туда не сразу, но все-таки оказавшись на пороге, а потом и внутри, поняла, что возможно Гарри был не так уж и не прав, отказавшись от этого места. Она долго и кропотливо перебирала вещи, узнав достаточно о кузенах своей матери. Оба наследника погибли так, что не оставили после себя никого. Но Дельфини почему-то сомневалась в этом. Она не поленилась, потратила достаточно времени, чтобы изучить жизнь и Регулуса, и Сириуса. Какие-то вопросы были заданы Андромеде, с которой девушка все-таки встретилась, на какие-то пришлось отвечать Нарциссе. В конце концов, Дельфини ухватилась за тоненькую ниточку, которая обрывалась много лет назад. Но девушка уже знала, что в этом мире явно кого-то не хватает. Пройдя сложный путь от простого интереса к подозрениям, а потом от домыслов к фактам, она все-таки оказалась в Фолкстоне, который внешне ничем не привлекал. Используя магические способности, она все-таки выяснила то, что ее интересовало и все это упиралось в порталы. Она не могла представить себе, что они могли сработать так давно, но коллеги подтвердили ее сомнения - сбои были, не раз, не два, но были.

Дельфини долгое время не знала, надо ли ей копать глубже или нет. По факту, ее не касалось, как жили родственники ее матери, но с другой стороны было интересно. Отсюда пошло и раздражение, и злость. Она чувствовала прилив силы, боролась с правдой жизни - узнать о себе такое было непросто. Конечно же было неважно, кто ее зачал, когда и при каких обстоятельствах. Важнее было, кто вырастил и воспитал, а этим занимался целый штат чистокровных волшебников. Другое дело, что она считала себя их частью, а на деле оказалась полукровкой, что немного ударило по ее самолюбию. Привыкшая смотреть на многих свысока, Дельфини постарался упасть помягче. Правды о ней никто не знал, поэтому можно было не бояться насмешек. Единственный, кто пострадал от резкой перемены поведения - Сайлас. Но Дельфини расстраивалась только потому, что не сумела сдержать себя в руках. В ушах снова зазвенел тот самый хруст, зазвенел таким бодрым колокольчиком. А ведь она только-только избавилась от него.

Переполох в Министерстве заставил ее бросить все бумажные дела и прибежать в сам Отдел, где что-то неладное творилось с порталом. Уже несколько часов подряд никто ничего не мог поделать с ним, а тот лишь переливался сине-голубыми волнами, то открываясь, то закрываясь. Гул стоял страшный и невозможно было разобрать криков вокруг. Коллеги кричали что-то про сбои, а они мгновенно вызывали в памяти воспоминания, разговоры двух-трехлетней давности, когда Дельфини только-только подобралась к сути и истине. Теперь новый сбой. В каком-то смысле это было ожидаемо, ведь если не получилось в тот раз справиться, то почему получится в этом?
- Давайте я, - предложила она, имея допуск. Не первый месяц они изучали этот проклятый портал, который артачился, как невинная дева в мужской сауне. - Где камень?! - крикнула Дельфини. Лунный, любой при этом, был слаб магически настолько, что мог впитать в себя силу портала и ненадолго заморозить его, чтобы они выиграли время и могли подумать. Только вот она не рассчитала силы, с которой портал распахнул свои объятия. В одно мгновение она видела, как заискрилась его панель, колесики затрещали, где-то что-то вспыхнуло и уже через миг ее резко втянуло в арку.

Приземлившись на левую руку, Дельфини поморщилась, не двигаясь. Если перелом - то это плохо. Не хватало еще бегать по целителям. Но боль была слабой, скорее там будет синяк, который просто будет напоминать ей про глупость. Зажатый в руке камень немного оцарапал кожу, но остался цел. Подняв глаза, девушка обвела взглядом местность. Мало того, что ее бесцеремонно втянуло в портал, так еще и выкинуло непонятно где. Девушка приподнялась на локтях, хмуро осматриваясь по сторонам. Портала нигде видно не было, значит это был разовый выброс. В своем ли она мире или нет? Возможно именно так произошло и в прошлый раз. Только вот обратно женщина с ребенком не вернулась.

Дельфини с трудом поднялась на ноги, отряхивая свои черные одеяния. Убедившись, что палочка при ней и цела, она ощупала свой локоть и плечо. Голова немного кружилась, а внутри все стянуло неприятной паутиной. Словно органам не очень сильно понравилось то, как она переместилась. Покалывание в висках напомнило ей, что в двадцать пять лет надо вести себя чуть разумнее, но Дельфини только очень осторожно мотнула головой и сморгнула. Еще раз осмотревшись, она поняла, что точно не находится в Министерстве. Косой переулок, даже такое Мерлином забытое место, как дальний тупик, невозможно ни с чем спутать. Но девушка все равно еще раз осмотрелась, выйдя из этого пустого и пыльного тупика. Поймав свое отражение в витрине магазина, она бегло оценила внешний вид. Все было в порядке - и прическа, и кулон, и конечности. Кулон приятно холодил кожу, а камень немного оттягивал руку. Казалось, что все вокруг сконцентрировалось на этом конкретном моменте.

Важно было сориентироваться на местности, поэтому в первую очередь она должна была проверить - в каком мире она находится. Но сделав шаг вперед, девушка поняла, что трансгрессировать точно не сможет. Ее мутило и покачивало в разные стороны, что уже было недобрым знаком, только вот Дельфини не могла понять причины. По крайней мере - пока не понимала. Немного помассировав бедра и голени, она выпрямилась, пошевелила ногами и более твердой походкой отправилась в сторону Дырявого котла. Некогда знакомые люди смотрели на нее пустым взглядом. Не узнавали. Она даже поприветствовала их, но мгновенно встретила удивление и ступор. Сомнения в ней крепли, но подтверждения получила, когда ее пропуск в Министерство не сработал.
Таких сотрудников нет.

Дельфини спрятала руки в карманы куртки, недовольно хмурясь. Она могла бы попытаться пойти домой, могла бы заглянуть в Малфой-Мэнор, но уже не сомневалась, что оказалась в другом мире. Будучи достаточно умной, ей не надо было долго копаться в очевидном, чтобы сложить два и два, поэтому глупо было тратить время и проверять каждое место. Тетушки ее вряд ли узнают, живы ли отец и дядя - тоже вопрос. С другой стороны, ее могли узнать, если ее копия была частью этого мира. Но, по идее, все, что было известно им говорило о том, что миры максимально похожи, только расходятся в мелочах. Какова вероятность, что Дельфини из этого мира тоже пошла работать в Министерство? Высокая, но видимо нет. Раз таких сотрудников нет. В Котле ее тоже не признали. Существовала ли она вообще в этом мире? Идея пойти домой была заманчивой, но увидеть непонимание, удивление и пустоту во взглядах домашних было бы тяжело. Она очень любила и тетушек, и отца, и дядю, чтобы прийти и обнаружить, что ее нет в их жизни.

Камень в руке все еще напоминал про порталы. Министерство явно не в духе, раз гостевой вход закрыт, а реакция на посторонних такая странная. Значит что-то с порталами творится определенно. Но наименее болезненный способ все выяснить, понять и сориентироваться - это отправиться в Хогвартс. Конечно ей было любопытно заскочить на Гриммо, проверить свои недавние идеи и предположения, но тратить время на это было глупо. Тем более в такое время вряд ли кто-то будет дома, а если есть домовик, то очень сомнительно, что ответит на вопросы. Поэтому Лестрейндж решила, что лучше всего пойти в Хогвартс. Там она сразу поймет - знают ее или нет, возможно она найдет Тедди или Сайласа, которые смогут ей помочь. Насчет последнего были сомнения, но девушка все же твердо решила, что именно школа сможет ей помочь.

Попытка аппарировать привела лишь к новому головокружению и Дельфини прислонилась спиной к стене, глубоко дыша. Возможно тот факт, что она не из этого мира, мешает ей перемещаться нормально. Никакие записи и опросы не говорили о последствиях, ведь никто не возвращался. А чтобы узнать подробно, надо было найти того человека, который когда-то пропал из ее мира и по идее должен был быть тут, раз и она сюда попала. Была вероятность множественных миров, параллельных, запутанных, сложных. Но тогда все это теряло всякий смысл.

Собравшись с силами, Лестрейндж все же трансгрессировала на станцию Хогсмид и устало села на лавочку, закрывая лицо ладонями. Если ей и дальше придется перемещаться, то вряд ли она продержится долго с таким самочувствием. Надо было позаимствовать в классе заклинаний парочку бодрящих зелий, чтобы не упасть в обморок. Она еще не знала, насколько серьезными были последствия в целом, как именно и почему перемещение так резко сказывается на ней, но это вряд ли могло помочь. Каково же жилось тем, кто оказался в этом мире невольно? Сумели ли они приспособиться. Размышляя об этом, девушка отдышалась и потихоньку отправилась вверх по деревне, спеша попасть в замок. С виду он ничем не отличался от обычного - те же башни, те же стены. Хогсмид тоже казался родным и привычным, разве что люди смотрели на нее с любопытством. Но и то, они бросали на нее взгляды и уходили. Возможно, не узнавали. Либо местная Дельфини была максимально замкнутым человеком, либо же ее вовсе не было. Был третий вариант - домашнее обучение. Если вдруг правда о ней в этом мире просочилась, то родственники могли приложить все усилия, чтобы скрыть ребенка. Тогда понятно.

Добраться до Хогвартса пешком оказалось легче, чем трансгрессией. Так она по крайней мере могла дышать и даже прийти в себя, только времени ушло на это много. Дойдя до замка, Дельфини перевела дух немного и направилась к главному входу. Самсон ничуть не изменился, все так же с подозрением смотря на всех и каждого, только встречать гостью он не выбежал, был чем-то занят.
- Директор у себя? - спросила девушка, на что завхоз кивнул с важным видом. - А Николс? - Вопрос вырвался сам собой. Почему именно он - девушка не знала. Наверное хотелось посмотреть на него в этом мире, а еще попросить парочку зелий.
- Его видели в стороне Астрономической башни, - ответил мужчина. Видимо привычка все слышать и видеть присутствовала и в этом мире.
- А меня Вы не узнаете? - Дельфини затаила дыхание, но мгновенно ее плечи опустились, когда завхоз отрицательно покачал головой. - Спасибо.

Лестрейндж всегда было любопытно, как именно фильтруется список визитеров. То есть попасть в Хогвартс мог любой, но смотря с какими намерениями? Наверное, какая-то защита все же была, иначе каков смысл? Девушка направилась в сторону Башни, по дороге обдумывая новые мысли. Зачем Николсу понадобилось идти сюда? Поднялся в гости к Авроре? Но только зачем? Или может быть у него свидание с ученицей? Дельфини представила себе это и хмыкнула, сворачивая к лестницам. Конечно, такие предположения были неэтичными, но кто знает, что творилось в этом мире.

Неторопливо поднимаясь наверх, она с некоторым опасением ждала встречи с Авророй, которая в ее мире относилась к ней хорошо. Женщина вообще была на удивление приятной и доброй, всегда готова была поддержать. Но какова она здесь? Замерев перед дверью, Делфи некоторое время стояла молча, вслушиваясь в разговор. Слышен он был плохо, но отдельные слова и фразы она все-таки улавливала. Сути разговора она не улавливала, фразы про камень ей ничего не говорили, поэтому девушка коротко постучалась, сжимая в кармане камень. Аврора наверняка поможет разобраться во всем, Николс - подлечит, а потом можно будет пойти к директору, который должен быть в курсе всего уже. Войдя в помещение, Лестрейндж остановилась, медленно оглядывая всех. Это была ученица - не свидание, конечно, но она стояла рядом с серьезным, живым и здоровым Николсом, - сам Сайлас и Аврора. Они все втроем изучали какой-то камень, частички которого лежали в стороне на столе, а вся ситуация в целом выглядела очень странно.

- Я извиняюсь, что без приглашения, - Дельфини пристально посмотрела на Николса, словно он должен был ответить за нее. Но тот смотрел на нее и не узнавал, а значит в Хогвартсе ее точно не было. Она замешкалась, подбирая слова. - Вообще-то я искала Сайласа, чтобы попросить помочь мне, но услышала ваш разговор, - она посмотрела на молодого мужчину, а потом перевела взгляд на Аврору, которая смотрела прямо на нее. - Кажется, я смогу помочь. Нет, правильнее будет сказать, что я знаю для чего этот камень, - девушка протянула руку и коснулась пальцем артефакта, а потом достала свой. - Вопрос только в том, что происходит у вас здесь? - Она снова посмотрела на Синистру, потом на Николса и в конце перевела взгляд на девочку, которую он нарек Кальт. Дельфини замолчала и снова посмотрела на черный камень, который смущал ее своим цветом и силой, которую источал. - Дай-ка мне очки, пожалуйста, - попросила она Николса не глядя, но не дождавшись ответа, повернулась к нему и извлекла их из его кармана, словно делала это постоянно и поднесла стекла поближе к камню. - Так, а как вы получили его? - спросила она, изучая артефакт со всех сторон. Ее взгляд упал на частички лунного камня, как будто этот был внутри другого. Вот о чем они говорили! - То есть, - Дельфини посмотрела на Кальт, а потом на остальных, - то есть кто-то прислал вам этот камень внутри Лунного, чтобы вы поместили его в портал и... сломали портал. Обычный лунный камень, как у меня, - она не глядя отдала его  Николсу, - может приостановить его. То есть частично заморозить, чтобы никого не впускал и не выпускал. Именно это я и собиралась сделать дома - отключить эту бешеную арку. Но вот если бы вы поместили бракованный камень, то боюсь испортили бы проход... - Дельфини выпрямилась, покручивая камень в пальцах. - Но если вы не знали, как использовать камень, значит кто-то другой должен был не глядя поместить его в арку. Либо в Хогвартсе кто-то очень хочет все испортить, либо кто-то извне планировал одурачить всех, - девушка вернула очки Николсу и пожала плечами. - Кстати, меня зовут Дельфини.
[icon]https://image.ibb.co/m0OKcH/daisy_ridley_2.png[/icon][sign]от cryptomnesia[/sign]

+5

17

Маргарет задумчиво покивала на ответ профессора Николса – в принципе, тот озвучил именно то, что она сама подсознательно понимала. И все равно ей не нравился этот ответ – он делал «избранной» либо ее, либо кого-то из ближайшего окружения. А избранность, как известно, ни к чему хорошему не приводит.

Мягкому тон профессора Синистры приятно удивил и успокоил девушку – в этот раз Маргарет практически избежала наказания, если не считать небольшой выволочки от наставника. Но она уже как-то забылась, и первоначальная острая обида прошла. Кальт порадовалась своей отходчивости, все же так было жить куда проще, чем если бы она подолгу держала всю злость и горечь в себе.

Но вот то, что в очередной раз спросила профессор, Мэг нисколько не вдохновило. У нее было стойкое ощущение, что они все ходят по кругу и не видят самого главного – иначе зачем все эти вновь и вновь повторяющиеся вопросы? Она уже натерла мозоль и на языке, и на мозге, пытаясь вспомнить и правильно донести все подробности… С другой стороны, у профессоров, скорей всего, оставалась надежда на легкую и очевидную разгадку, к которой подведет пара неупомянутых ранее деталей. К своему глубокому сожалению, Маргарет действительно рассказала уже все, что могла, но решила повториться еще раз:

- Профессор, не происходило ничего странного. Лето я провела дома, с братом и мамой, пару раз встречалась с друзьями в Лондоне, потом вернулась в замок. Тут тоже ничего необычного не происходило. Я общалась с теми же людьми, не уходила дальше Хогсмида и, ну честно, - она беспомощно развела руками, - Я не могу вспомнить ничего интересного. Сомневаюсь, что все завязано на мне. Первым делом я вспомнила брата… - тут она чуть притормозила, пытаясь собрать мысли в кучу и облачить воспоминания в слова как можно точнее, но ее прервал стук в дверь.

Маргарет повернула голову в сторону внезапного раздражителя и застыла с удивленным выражением на лице. В дверях стояла красивая (по скромному мнению Мэг - просто идеальная) девушка лет на десять старше самой Маргарет, производившая впечатление властной и владеющей ситуацией особы. Кальт машинально выпрямилась – перед такой дамой не хотелось ударить в грязь лицом. А еще в ней мгновенно проснулось любопытство – незнакомые лица появлялись в Хогвартсе не так уж и часто, особенно кличущие профессора Николса по имени. Маргарет с легким ужасом наблюдала, как легко и непринужденно девушка вытащила из профессорского кармана очки – будто была знакома с ним очень давно и успела изучить малейшие привычки. При этом, судя по недопонимающему взгляду самого Сайласа, он с ней знаком не был.

«Интересно…»

Маргарет не считала себя любительницей лезть в чужую личную жизнь, и старательно пропускала все слушки мимо ушей – это был не тот тип информации, что ее интересовал. Но сейчас что-то резко изменилось, и камень теперь стал гораздо менее интересным, чем загадочная девушка – ровно до тех пор, пока та не упомянула порталы. Мэг еле сдержала дьявольскую торжествующую ухмылку. Конечно, из обрывков информации она почти ничего не поняла, но теперь у нее появилась возможность задавать вопросы и при этом не казаться человеком, лезущим не в свое дело. К тому же, из-за проснувшегося интереса у нее отключились чувство самосохранения и стыдливость, и в себя она пришла самой первой.
Кальт приветливо улыбнулась:

- Привет, я Маргарет. Приятно познакомиться, - она хотела протянуть руку для рукопожатия, но подумала, что это уже будет чересчур, - А ты не могла бы поподробнее рассказать про порталы и ту «бешеную арку»?

Параллельно Мэг пыталась дальше анализировать уже известную информацию, реакцию профессоров, внешний вид Дельфини, которая при дальнейшем рассмотрении стала выглядеть усталой и немного потрепанной - вот только в единую картину все это никак не укладывалось.

Отредактировано Margaret Kalt (2019-04-16 23:31:34)

+3

18

Рея? Может быть, она знает обо всем больше, чем мы сами?
Аврора отрицательно покачала головой. Она и сама успела подумать о девушке и была бы рада, если бы Чейз оказалась сейчас в Хогвартсе. Женщина понятия не имела, где сейчас находилась ее практикантка и помощница, возможно у себя на работе, возможно дома. Она не хотела отправлять письмо в никуда, чтобы впустую ждать ответа, который мог и не прийти вовсе. Синистра даже подумала, что возможно Рея сама оказалась в порталах, если ее эти события тоже затронули, а это уже делало девушку максимально недоступной для диалога.

- Возможно, мисс Кальт просто выступала посредником между камнем и кем-то еще. К кому первому вы решили обратиться, мисс Кальт?
Аврора посмотрела на Сайласа, потом перевела взгляд на девочку. Она неожиданно поняла, что в этом был какой-то смысл, но вместе с тем его и не было. Маргарет была рейвенкловкой, значит первым, к кому бы она обратилась - Регулус, но его сейчас не было. Тот, кто послал ей камень либо считал, что порталы открылись сами по себе и Блэк непременно отправиться к ним, чтобы помочь или поучаствовать, либо же знали, что его нет и все равно отправили камень.

Может быть, профессор Синистра права – мы зря ломаем головы и камень действительно был для кого-то, о ком вы подумали в первую очередь.
- Я не могу вспомнить ничего интересного. Сомневаюсь, что все завязано на мне. Первым делом я вспомнила брата…
Синистра тихо вздохнула. Ничего из этого не помогало им продвинуться дальше. Они должны были как-то соединить все имеющиеся у них данные, чтобы увидеть картинку целиком, но не хватало каких-то кусочков паззла. Аврора даже думала, что может и правда они зря теряют время и это просто какой-то розыгрыш?

Женщина оглянулась на стук, наблюдая за тем, как открывается дверь. Она надеялась, что это Рея, но на пороге стояла совсем другая девушка, незнакомая. Она была хороша собой, выглядела отлично, строго и уверенно в себе. Она словно целенаправленно шла сюда, зная, что делать.
- Я извиняюсь, что без приглашения.
- Ничего страшного, проходите, - Аврора отложила очки, разглядывая гостью. Она привыкла к внезапным визитам, так как сама не так часто спускалась вниз без надобности. Ее обязанности заместителя директора предполагали всяческие проверки, но у нее был свой график, которому она следовала. Ученики в первое время думали, что она ходит по замку и классам только в одно время, но ошиблись. Аврора меняла свое расписание, делая обход, работая с бумагами, делая пометки и проверки.

- Вообще-то я искала Сайласа, чтобы попросить помочь мне, но услышала ваш разговор.
Аврора бросила взгляд на Николса, но тот явно не выглядел тем, кто узнал девушку, которая нагло назвала его по имени. Старшие коллеги еще могли себе это позволить, но в основном все обращались к нему вежливо и уважительно. Девушка же вела себя очень свободно, как дома.
- Кажется, я смогу помочь. Нет, правильнее будет сказать, что я знаю для чего этот камень.
Синистра с небольшим подозрением посмотрела на незнакомку. Та появилась очень вовремя. Женщина не могла с уверенностью сказать, что этой гостье можно было довериться, но если она знала больше? Она могла помочь им разобраться и успокоиться, а то слишком много времени было потрачено на разговоры и варианты.

- Так, а как вы получили его?
Аврора внимательно наблюдала и слушала гостью. Та вела себя уверенно, а с Сайласом обращалась как с хорошим знакомым. Синистра не отводила взгляда от одного и второго камней, пыталась понять.
- Но вот если бы вы поместили бракованный камень, то боюсь испортили бы проход...
Женщина бросила взгляд на Николса, который отказывался верить, что это все было связано. Она же точно знала, что это все неспроста.

- Но если вы не знали, как использовать камень, значит кто-то другой должен был не глядя поместить его в арку. Либо в Хогвартсе кто-то очень хочет все испортить, либо кто-то извне планировал одурачить всех.  Кстати, меня зовут Дельфини.
- Очень приятно. Я - Аврора Синистра, - представила женщина. - Полагаю, мистера Николса Вы знаете, но откуда? - Аврора прекрасно видела, что Сайлас не узнает девушку, а он не был тем, кто забывал людей. Преподаватель даже смела предположить, что вряд ли бы он забыл красивую девушку.
- А ты не могла бы поподробнее рассказать про порталы и ту «бешеную арку»?
- Мисс Кальт, - Аврора мягко посмотрела на девочку, давая ей понять, что не стоит торопить события. То, что Маргарет оказалась в это втянуто, не радовала Синистру, но она понимала, что прогонять ученицу сейчас глупо. Она все равно бы осталась и стала бы подслушивать. Аврора не хотела, чтобы потом пошли сплетни, лучше держать девочку при себе пока. - И откуда Вы так много знаете про порталы и камни? - поинтересовалась женщина, задавая самые правильные вопросы.

Аврора была готова к любым странностям. Она многое повидала, многое слышала, поэтому чем-то необычным удивить ее было очень сложно. Звезды подсказывали ей некоторые ответы на вопросы, иногда приоткрывали завесу будущего, но вместе с этим она не злоупотребляла этим. Если Синистра знала, что ожидается что-то плохое, она говорила об этом. Если чувствовала странности, то старалась разобраться. Но за долгие годы она повидала многое, поэтому была готова к любому ответу Дельфини, которую ни разу в жизни не видела. Может быть она приезжала по обмену или на матчи? Аврора помнила всех учеников на лицо. Не детально, но если видела кого-то из бывших учеников, то могла вспомнить. Но Дельфини была для нее совершенной незнакомкой. Как и для остальных, судя по всему.
[icon]https://i.imgur.com/aflmo4w.png[/icon]

+3

19

- Я извиняюсь, что без приглашения, - незнакомка встретилась взглядом с Николсом и ему совершенно точно показалось, что она хотела ему что-то сказать или что-то намекнуть. В общем, не был это простой взгляд случайной и незнакомой девушки. - Вообще-то я искала Сайласа, чтобы попросить помочь мне, но услышала ваш разговор, - после этой фразы недоумение от появления девушки, сменилось искренним удивлением. Впрочем, мужчина тут же взял себя в руки и даже слегка нахмурился, напрягая память.
Он совершенно точно не знал вошедшую, когда она, в свою очередь, знала его настолько, что могла свободно обращаться к нему по имени, а таких людей Николс мог пересчитать по пальцам, да еще и спокойно могла обратиться к нему за помощью. Как правило, за помощью к нему обращались только в случае крайней необходимости или только исключительно по вопросам, касающихся зельеварения. Слизеринцы, понятное дело, не в счет, поскольку Николс был у них деканом и пока справлялся с этой должностью не бог весть как плохо.
Мужчина повнимательней осмотрел незнакомку. Она была одета в черное – штаны, блузка, курточка. Как будто только что пришла с похорон любимой бабушки. Даже волосы сейчас казались черными, и Николс совсем не удивился бы, если бы и глаза ее были такого же цвета. Кулон в виде маленького дельфина выделялся на этом черном холсте и сразу же бросался в глаза. Любит дельфинов? Или патронус такого вида? Догадок могло быть бесконечно много и мужчина не стал пока заострять на нем свое внимание, но определенную пометочку в уме сделал.
Профессор зельеварения поймал удивленный взгляд Авроры, которая, казалось, была так же поражена свободным поведением любительницы дельфинов и ее обращением лично к нему. Но Николс только отрицательно качнул головой, словно говоря, что он знать ее не знает.
- Кажется, я смогу помочь. Нет, правильнее будет сказать, что я знаю для чего этот камень. - Надо же, - тихо буркнул в ответ Николс. Ситуация выглядела крайне странно – появляется какая-то дамочка, разодетая во все черное и говорит, что она все знает и может помочь. Этакий супергерой. Плаща только не хватало. Профессор довольно скептично отнесся к ее словам, но выражать свои мысли вслух пока не собирался – пусть для начала объясниться нормально.
Девушка вызывала определенные сомнения, и доверять ей – последнее, что он стал бы делать. Короткий взгляд на Синистру подсказал ему, что заместитель директора тоже не торопилась раскрывать свои карты и так же считала все это уверенное появление довольно подозрительным. Отлично, хоть в чем-то их мнения совпали.
- Дай-ка мне очки, пожалуйста, - слова не были адресованы к кому-то одному, поскольку в этот самый момент незнакомка смотрела исключительно на камень. Зельевар бросил короткий взгляд на Аврору. Ее очки? Или все-таки его? Последний вариант был маловероятным, поскольку про его плохое зрение знали исключительные единицы обитателей замка. Однако пока все присутствующие дружно переглядывались, пытаясь понять, какие очки хочет девушка в черном, как она уже ловко запустила руку в карман его брюк, куда он и спрятал свои очки по приходу в кабинет Синистры.
Язык словно приклеили к нёбу заклятием вечного приклеивания, потому что удивление Николса было настолько сильным, что бедный профессор не смог выдавить из себя хоть какой-то звук, не то что связное слово. Мерлиновы панталоны, откуда эта дамочка знала про его очки? Его привычки? Ее жесты были такими… словно она постоянно брала его очки, вот так, не глядя, зная его, как саму себя. Мысли путались, связному мышлению мешало еще и удивление. Он поймал на себе недоуменный взгляд Маргарет, да и Аврора не отставала.
Мужчина зажмурился и быстрыми движениями помассировал виски, пытаясь понять, спит он или все это происходит на самом деле. Может быть, он просто заснул в своем кабинете над домашними работами и все это – просто какой-то дурацкий сон? Даже незаметно ущипнул себя за запястье. Боль была настоящей. Не сон. Тогда что, во имя Морганы, происходит в этом кабинете?
К нему в руки достаточно быстро попал обычный лунный камень, каких в его лаборатории было заготовлено чуть ли не на каждого ученика школы, а потом и его очки. Пока предметы оказывались в его руках, новоприбывшая то ли разговаривала сама с собой, то ли с ними, что-то объясняя, а что-то наоборот – запутывая. Казалось, что она разговаривала с теми, кто понимал, что происходит в мире. Но троица в виде двух профессоров и ученицы не понимали, а потому все объяснения девушки казались какой-то абракадаброй. Хотя, вычленить из всего этого потока слов определенное зерно истины было можно.
Значит, кто-то умышленно послал испорченный камень, и если бы профессора знали все с самого начала, портал, возникший на территории Хогвартса, вероятно, уже был бы разрушен. Собственно, именно такие мысли и озвучила незнакомка
- Кстати, меня зовут Дельфини. – Как бы между прочим наконец-то представилась она. Причем, ограничилась только именем. Ни фамилии, ни должности. Ничего, что хоть что-то могло сказать о ней. Теперь хоть про кулон на шее стало понятно.
Тишину, внезапно повисшую в кабинете, первой нарушила Маргарет, которая быстрее всех пришла в себя. Потом инициативу подхватила Аврора, задав вопрос, на который и сам Николс хотел бы знать ответ. Откуда она могла его знать так хорошо? По спине пробежало стадо мурашек. Представляться самому он не видел смысла – Дельфини итак его прекрасно знала, поэтому он хранил холодно-отстраненное молчание, поглядывая то на девушку, то на камни, один из которых так и остался у него в руках. - А ты не могла бы поподробнее рассказать про порталы и ту «бешеную арку»?
- Мисс Кальт,
- Мисс Кальт, - в один голос сказали профессора и глаза всех присутствующих метнулись в сторону ученицы, которая, казалось, тут же стушевалась от такого внимания. И если взгляд Синистры был мягким, Дельфини, кажется, недоуменным, то Николс смотрел строго и с оттенком легкого неодобрения. - Не стоит забывать о манерах, мисс Кальт, - слегка пристыдил профессор ученицу, говоря с ней максимально прохладным голосом, на который только был способен. Мало того, что обратилась ко взрослой незнакомке на «ты», так еще и влезла вперед совсем не с теми словами. И выгнать же ж нельзя – все равно будет подслушивать. Запугать потом, чтобы ничего не разболтала, или просто поговорить серьезно? Наверное, об этом стоит думать явно не сейчас.
- И откуда Вы так много знаете про порталы и камни? – Наверное, это был самый правильный вопрос из всех прозвучавших. Николс мог бы добавить еще парочку, но позволил Авроре самостоятельно беседовать с незнакомкой, понимая, что он мог сделать хуже. Та странная связь, которую Дельфини протянула между ними своими словами, жестами, действиями…
Мягко ступая, мужчина отошел к камину, задумчиво глядя в огонь. Неосознанно перекатывая в пальцах лунный камень, Николс думал о том, что все ее действия кричали о той же неосознанности. Она делала так постоянно, и сегодня не было исключением. Откуда она могла знать его настолько сильно, что чувствовала себя рядом с ним так свободно? Была ли Дельфини гостьей из будущего, которая в каком-нибудь две тысячи тридцатом году была его… женщиной? Другом? Она выглядела достаточно молодо, нельзя было точно определить ее возраст. Можно ли допускать такой вариант? Работали ли эти порталы для перемещения в их время из будущего? Вот откуда девушка могла так много знать обо всем этом. Вот почему она прибыла в Хогвартс, чтобы найти его. Но разве она не понимала, что попадает в прошлое, где они еще не могли встретиться?
Мысли разбегались, но мужчина чувствовал, что истина где-то совсем рядом.
А потом вдруг некстати вспомнилась заинтересованность Реи в истории Регулуса. И все как будто встало на свои места. Танцующее пламя успокаивало, а паззлы головоломки, связанные с Дельфини как будто начали складываться в единую картинку. Взбесившаяся арка, осведомленность о порталах, ее знания… Осталось только выяснить про камни и порталы.
Могут ли они закрыть их, точнее, временно заморозить, обеспечивая безопасность обитателей замка как от попадания в другое время, так и от незваных гостей, таких, как Дельфини, к примеру.
Мерлин, как же ему хотелось поговорить с ней наедине. Спросить… о чем? Он не знал, да и желание постарался затолкнуть поглубже. Не до того сейчас.
Посмотрел на притихшую Кальт, прикидывая, в какой именно момент стоит отправить ученицу в спальню. Но ведь они так и не выяснили, кто прислал испорченный камень. Теперь понятно, что для саботажа, но вот кто?
Николс так и не смог понять, можно ли доверять Дельфини, или нельзя, а поскольку никаких определенных действий, заслуживающих доверия, с ее стороны не было, он избрал тактику недоверия.
- И почему вы появились именно сейчас? – Наконец подал он голос, отходя от камина и кладя адуляр на стол рядом с лабрадором. Инь и янь. Мужчина внимательно посмотрел на девушку и даже слегка наклонил голову на бок, пытаясь отыскать подтверждение своим мыслей в ее глазах.
И мурашки снова атаковали его спину.

Отредактировано Silas Nicholls (2019-04-06 19:41:00)

+4

20

- Привет, я Маргарет. Приятно познакомиться. А ты не могла бы поподробнее рассказать про порталы и ту «бешеную арку»?
Дельфини обратила внимание на девушку, которая заговорила с ней и задумалась. На самом деле непросто было с нуля объяснить про порталы, про ее мир, про вообще все происходящее и там, и здесь. Но голова снова закружилась и она прижала ладонь к щеке, прикрывая глаза. Постаралась сильно не качаться, чтобы не выдавать своего плохого самочувствия. Определенно надо было найти способ не трансгрессировать направо и налево в этом мире. Как же ее потерянный родственник уживался тут и где он сейчас? Жив ли вообще? Лестрейндж постепенно осознавала, что помимо помощи с порталами, она может попытаться узнать что-то, продолжить свои поиски. Непонятно правда зачем ей это было нужно и нужно ли было вовсе, но почему бы и нет? Если некто из ее мира сумел выжить в этом, может быть есть шанс как-то это изучить?

- И откуда Вы так много знаете про порталы и камни?
- И почему вы появились именно сейчас?
Непросто было смотреть на эти знакомые лица и понимать, что они совсем не узнавали ее. Обидно было вообще не существовать в этом мире, но раз ее кузен сумел остаться здесь, то значит и его не существовало. Интересно, сколько таких отличий еще? Пока что и Сайлас был на месте, и Аврора, и сам Хогвартс стоял на своем месте. Она понятия не имела, о какой Рее они говорили, но ведь Дельфини была не обязана знать всех волшебников по именам. Поэтому и не стала заострять внимание на новом для нее имени.

- Давайте по-порядку, - девушка чуть мотнула головой, убирая со лба пряди волос и посмотрела на каждого, кто стоял перед ней. Надо было подобрать правильные слова, чтобы все это не выглядело дешевым цирком, но она понятия не имела, как лучше выразиться. Поэтому она и не работала с детьми, не контактировала особо с людьми, предпочитая что-то изучать и делать, а не болтать. - Я не знаю, как тут у вас, но... - Дельфини осеклась, обдумывая сказанное. Возможно не все знали про ее мир и если ее брат, кузен, остался здесь при Хогвартсе - такое ведь возможно, - то он мог и не раскрывать всех своих секретов. На его месте она бы не спешила делиться таким, даже спустя годы. - Но в Министерстве уже давно работали над созданием большого портала, - Лестрейндж легко выкрутилась, сделав вид, что подразумевала изначально Хогвартс, а не целый мир. - Но буквально вчера кто-то открыл его раньше времени, - девушка подбирала слова очень осторожно, параллельно анализируя то, что знала и видела, - поэтому основной портал пришел в бешенство. Мы хотели его временно заморозить, чтобы он не взорвался - иначе как потом все исправить? - но меня затянуло в него и... - Дельфини лихорадочно вспоминала принцип работы портала. Их попытки особо ни к чему не привели, но чего-то они все-таки добились, - и случайным образом выбросило в Хогсмиде. Я подумала, что это не просто так, поэтому решила подняться в замок и выяснить - что известно вам. Но теперь мне интересно - кто хочет испортить порталы?

Девушка сделала глубокий вдох, потом выдохнула и потерла ладони между собой, скрывая легкий тремор. Давненько она его не ощущала, но странное волнение, которое ее охватило, напомнило ей о более серьезном волнении в прошлом. За последние несколько лет Лестрейндж тщательно оберегала себя от любого сильного стресса, так как ей с большим трудом удалось восстановить мир и покой в голове и душе. Единственное, что все это нарушало - недавние события, к которым она была причастна напрямую, но держалась только потому, что выработала в себе спокойствие и выдержку. Наедине с собой она могла дать волю гневу и чувствам, но сейчас ей проще было смотреть на Сайласа, видя его перед собой, вполне живого и еще менее разговорчивого.

- Очень важно знать: кто открыл порталы, кто уже ими воспользовался. Какова вероятность, что получив этот камень, вы бы передали его в прошлое? Или попытались бы кинуть в портал? Любой контакт с ним означал бы поломку, а я не знаю, как можно исправить такое, - Дельфини закусила нижнюю губу, внимательно смотря на своих собеседников. Она не спешила задавать вопросы касательно своих родственников, которые бы выдали ее происхождение. Может быть они слышали о ней, но не видели, а может ее вовсе не существовало в этом мире и тогда рождается вопрос: откуда она взялась? И вряд ли родственники были бы в восторге от такой сестры-тети. Последнее заставило ее подумать о Люпине, но его не было слышно и видно, а значит он либо не в Хогвартсе, либо в портале. Значит все-таки времена смешались. Девушка присела на подлокотник кресла и сжала пальцами дельфина на шее, чуть дергая его вперед. - Возможно уже были какие-то попытки со стороны вмешаться в ход событий? Никто не проникал в замок? Не пытался тайком пробраться в портал? - Дельфини не спрашивала напрямую о Пожирателях, которые наверняка еще где-то остались и наверняка захотели бы вернуть своему хозяину былое могущество и спасти его от смерти.

Девушка отвела взгляд в сторону, размышляя о том, готова ли она была отправиться в прошлое и возможно встретиться с родителями лицом к лицу. Интересно, как бы отреагировал Лорд на наличие дочери в другом измерении? Обрадовался бы наследию или же огорчился? Девушка не сильно горела желанием узнать это потому, что не хотела расстраиваться. Ей прекрасно жилось той, кем она была и меняться, подстраиваться или возлагать на себя лишние обязанности она не очень хотела. Вдруг папочка решит ее короновать? Эти мысли бы позабавили, не будь риск реальным. Девушка мотнула головой.
- Надо понять, можем ли мы прикрыть ненадолго портал, чтобы больше никто в него не убегал или же надо повременить с этим, - Лестрейндж хотела сперва узнать больше подробностей, прежде чем бежать к порталам. Заморозить всегда можно, но надо точно знать, что никто в этот момент не идет обратно и не спешит попасть в прошлое, иначе будет неловко.

Дельфини снова посмотрела на Сайласа, будто бы он мог за это время ее узнать или вспомнить, но она понимала, что этого не случится, он ведь даже понятия не имеет, что с ним случилось в том мире. И ей вдруг стало любопытно, а была ли какая-то связь между двойниками? Возможно они чувствовали друг друга на расстоянии сквозь пространство? Было ли возможно, что здесь эта маленькая негодница Эжени жива, но у нее в определенный момент дико болела спина и самочувствие было не очень? Было бы любопытно изучить этот вопрос, но девушка понимала, что сейчас у нее совершенно нет времени. Ведь, в идеале, ей еще потом искать путь домой. С другой стороны, она могла остаться здесь, где некоторые мертвые были живы и ее никто не знал. Может это шанс начать все заново? Впрочем, слишком рано было думать об этом.
[icon]https://image.ibb.co/m0OKcH/daisy_ridley_2.png[/icon]

Отредактировано Delphini Lestrange (2019-04-06 19:34:17)

+5


Вы здесь » | Three Generations: I would rather die | » Хроники Хогвартса » Caution is the parent of safety © [2023, October]