Danger hides in beauty and beauty in danger © [1981, November]
» Leonard Ross — 16/01/2019

You smile like you've been told a secret [1981, November]
» Pansy Parkinson — 18/01/2019

Where there’s a will, there’s a way [1998, May]
» Damian Dolohov — 18/01/2019

When it rains, it pours, right? [1981, November]
» Grace Swan — 18/01/2019

The day when Mungo fell, p.2 [1981, November]
» Teddy Lupin — 18/01/2019

Searching for a place that I have left behind © [1998, May]
» Lily Luna Potter — 20/01/2019

Make or mar © [1981, November]
» Regulus S. Black — 20/01/2019

It takes madness to find out madness © [1981, November]
» Ariana Dumbledore — 21/01/2019

Seems the monster always wins © [1981, November]
» Frederic Aria — 22/01/2019

Death pays all debts © [1981, November]
» Amy Carter — 22/01/2019

Family means no one gets forgotten © [1981, November]
» Rhea Chase — 24/01/2019

Caution is the parent of safety © [2023, October]
» Aurora Sinistra — 24/01/2019

Be my hero, mother © [1981, November]
» Orion Black — 25/01/2019

Don't believe everything you think © [1981, November]
» Lily Potter — 25/01/2019

Humble your fate © [1981, November]
» Bellatrix Lestrange — 25/01/2019

The day when Mungo fell, p.1 [1981, November]
» Alexander Karhy — 26/01/2019

A little magic can take you a long way [1981, November]
» Dorcas Meadowes — 27/01/2019

Ministry of Magic has no rights, p.1 [1981, November]
»Alice Longbottom — 28/01/2019

What brings you all here? [1981, November]
» Hestia Jones — 30/01/2019

Time heals all wounds © [1998, May]
» Hestia Jones — 30/01/2019
Первым делом после переезда она перекрасила волосы в темный цвет. Как бы то ни было, Джейн не представляла, что с ней сделают здесь, если вдруг узнают, что она мало того пришла из другого мира, так еще и скрывалась все это время, наблюдая за тем, как товарищи и коллеги гибнут. Тяжелее всего было с Лонгботтомами, к которым Освин и могла бы зайти, но боялась. Грэхам уверял, что документы абсолютно легальны, и она - единственная в своем роде Джейн Освин.
0735 0280
0660 0750
ссылки
ссылки
игровое время:
2023/17/10: вторник
1998/8/05: пятница
1981/2/11: понедельник

| Three Generations: I would rather die |

Объявление


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » | Three Generations: I would rather die | » Хроники Хогвартса » The day when Mungo fell, p.1 [1981, November]


The day when Mungo fell, p.1 [1981, November]

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

https://i.pinimg.com/originals/87/6f/8e/876f8e0336959d62337605578fdd4690.gif

Время и дата:
1-2 ноября, 21.00 - 3.00

Место:
Лондон, Больница св. Мунго

Участники:
Evan Rosier, Althea Avery, Antonin Dolohov, Benjamin Fenwick, Alexander M. Karhy, Grace Swan;
Описание:
По заданию Темного Лорда группа Пожирателей смерти отправляется в центр Лондона, чтобы захватить больницу, лишая противника медицинской помощи. Никто не знает, сумеют ли целители выстоять и отбить больницу, или же окажутся в плену кровожадных убийц.

0

2

Дополнительно: По факту 22 года, Пожиратель Смерти;
Внешний вид: Черная водолазка, серый костюм;
Состояние: Сдержанное, сосредоточенное;
С собой: Волшебная палочка;


Задание, порученное Лордом, могло показаться кому-то слишком сложным или даже невозможным, но Эван прекрасно знал, что у них все получится. Дело было не в самомнении или самоуверенности, хотя их он не исключал, дело было в том, что и Розье, и Эйвери не первый год работали вместе. Большинство Пожирателей работали в одиночку, эти двое исключением не были, но периодически их поручения совпадали. К тому же иногда Темный Лорд отправлял на дело по двое или по трое во избежании провала. Свою работу Эван всегда старался делать безупречно. Было абсолютно неважно, насколько сложное или неинтересное дело, даже если ему поручали просто проследить за определенным человеком и собрать какую-то конкретную информацию. Но даже в таком случае он старался все просчитать, продумать и подготовиться максимально. Благодаря опыту, благодаря общению с Алтеей и благодаря своим непутевым друзьям, он многому научился за эти годы. Однако Эван никогда не стремился поставить себя выше других. Если Лорд и ценил его, то Розье принимал это с уважением и благодарностью, но никак не хвастался своим, возможно, особым положением.
Материализовавшись в двух кварталах на севере от Мунго, Эван поправил пиджак, проверяя свой артефакт и крепление. Он привык, что волшебная палочка извлекается легко и без видимых проблем, так как во время сражения у них не было времени на разговоры и лишние движения. Если раньше он мог себе позволить более медленный темп, то Эйвери научила его действовать быстро, но эффективно. Никакого копошения и пустой траты времени. Конечно, иногда приходилось задержаться где-то, чуть больше внимания уделить определенному моменту, но все чаще и чаще в последний год Розье выполнял задания быстрее. И качество не страдало от этого. Даже сегодня ему не потребовалось много времени, чтобы убить свою супругу, которая лишь очерняла его имя. Незачем было держать ее в живых и позорить свою фамилию, тем более, когда об этом знал не только он, но и сам Лорд. Совершенно не хотелось, чтобы слухи коснулись чужих ушей. Алтея, естественно, имела права знать это, но даже ее не касались его собственные ошибки, допущенные по незнанию. Если бы Розье догадывался о происхождении своей невесты, то вырезал бы всю семью за ложь, которую им скармливают, или же просто отказался бы от брака. Но это уже случилось и что-либо изменить было не в его силах. Разве что воспользоваться порталом и избежать недоразумения, но его действия могли привести к не самым приятным последствиям для самого Лорда. Не разбираясь во всех нюансах путешествия во времени, он все же понимал, что если он самолично что-то изменит в более далеком прошлом без ведома Хозяина и порталы закроются, то скорее всего изменения будут зафиксированы с более ранней даты, не сохраняя при этом последующие события, а Лорд сейчас из кожи вон лезет, чтобы опередить Дамблдора. Поэтому категорически не стоило ему мешать.
- Какой план? - коротко спросил он у Алтеи, которая стояла, словно статуя: неподвижная, спокойная, холодная. Розье окинул ее быстрым, цепким взглядом, откровенно жалея, что их немного прервали в самом начале, не дав довести все до конца. Палочка сама по себе тянулась к ней, поднимаясь выше. Эван едва ощутимо провел самым кончиком артефакта по бедру Эйвери, словно напоминая про недавние игры с огнем, словно намекая на продолжение после. У них была причина выжить, не стать жертвами авроров и сделать все так, как и желал Хозяин. Однако он, определенно увидев все, ничего не сказал им. Может быть он был не против их небольших игр, которые они себе позволяли? Оба чистокровные, взрослые люди, способные самостоятельно принять решение, не ошибиться и не наломать дров. В конце концов, Кэрроу работали вместе, хотя уж про их отношения можно было слагать легенды и шутки. Даже Лорд иногда смотрел на них долго и задумчиво, и это невозможно было не заметить. Лестрейнджи работали всей семьей. Почему бы и им двоим не делать все вместе? Они оба были профессионалами. Первым шагом было обсудить дело - коротко, емко, с пользой. Решить, какой тактикой пользоваться, как именно начать, что делать и главное - как. Они запросто могли ворваться и поубивать с десяток волшебников, но целью было захватить Мунго, а не уничтожить. Значит Лорды были нужны и целители, и запасы, и возможности больницы, иначе он бы приказал просто сжечь ее адским пламенем. Это бы избавило их от необходимости тратить время на успокоение других.
Мимо них прошли магглы - трое, парни. Они переговаривались между собой, смеялись и, естественно, бросили полный любопытства взгляд на Алтею. Там было на что посмотреть, только вот не для них. Нельзя сказать, что Эван ревновал. Он не понимал это чувство, ведь в его понимании ревность шла от любви, а любовь была ему недоступна и неинтересна. Вернее та любовь, о которой говорили все вокруг, которую воспринимали в купе с нежностью, заботой, лаской. Все это было чуждо молодому человеку, который рос в строгости и холоде, без какого-либо намека на нечто похожее.
- В Министерстве сейчас не так суетливо, - заметил Розье, который прекрасно знал место своей уже бывшей работы. Глупо было рассчитывать, что его могли принять обратно, учитывая, что Муди раскрыл его и даже убил. - Когда там переполох, везде бродят авроры и помощники, - добавил Эван, кивая на пустые улицы. В одном, двух или даже десяти кварталах нет-нет, а прогуливался кто-то подозрительный, кто старательно выдавал себя за маггла, но в это же время тщательно следил за другими, прислушивался и следил за порядком. В более же опасные моменты, такие как сегодня, Министерство обычно выпускало на охоту самых заядлых и беспощадных боевых магов, которые разили любого, кто смел делать что-то не так. Про Министерство Эван говорил не просто так, ведь Мунго располагалось не так далеко от него, а значит было важно учесть, с какой скоростью среагируют авроры на захват больницы. Также надо было помнить, что и внутри Мунго могли находиться приспешники Дамблдора, которые запросто послали бы письмо своему старику в тот же миг. Поэтому нужно было изначально лишить всех любой возможности связаться с внешним миром - ни сов, ни патронусом, ни какие-либо другие способы. Таким образом они отрезали бы больницы от волшебников, получая возможность действовать на свое усмотрение уже внутри. И в первую очередь надо было добраться до главного целителя Мунго. Однако Эван не спешил с выводами. Он лишь кратко изложил свои мысли, предлагая варианты и в ожидании посмотрел на Алтею. Зачастую их мысли совпадали, что помогало им действовать мгновенно и сообща, не беспокоясь о нюансах. Однако иногда оказывалось, что хоть они и думали одинаково, но действовали по-разному.
Розье отвел взгляд в сторону, пряча руки в карманы брюк. Стоя прямо и глядя на здание напротив, он задавался вопросом, насколько им повезет провернуть все тихо и спокойно, без лишнего шума, чтобы не привлекать внимание, пока не подоспеет подмога. Самое главное было успеть начать до прихода Мальсибера и Ксандера, которые не умели вести себя тихо. Иногда казалось, что их сопровождает невидимый оркестр, который и создавал весь шум за их спинами, поливая пол кровью. Сам Розье не планировал отказывать себе в удовольствии. Раз им поручили нечто столь важное, значит и жертвы должны были быть серьезными и достойными.
- Мунго состоит из шести этажей, подвала, черного хода, потайного окна на шестом этаже, - Эван прикрыл глаза, вспоминая свое недолгое, но полезное пребывание в Мунго, когда пролежал в отделе Ранений от живых существ три дня. Он уже даже не помнил, какая именно тварь его укусила на том странном задании, но пришлось немного перевести дух. В первый день он был в бреду, лишь под вечер сумел вдохнуть, уже постепенно начиная узнавать людей. На второй день ему разрешили самостоятельно подняться в буфет, чтобы пройтись, потренировать мышцы и заодно выпить кофе. Вечером там посторонних не было, поэтому Розье неторопливо поднялся наверх, попутно оглядывая помещение. На третий день он уже был здоров и отправился прямиком к Лорду, чтобы поделиться собранной информацией. - Но помимо целителей, там на первом этаже есть охрана в виде боевого волшебника, - добавил он, вспоминая и думая. Устранить противника было несложно, главное выбрать правильную тактику. Ни крови, ни количества возможных жертв он не боялся, наоборот предвкушая отличный вечер. Возможно Эван никогда и не показывал свои истинные эмоции, возможно не испытывал и нежности, но хороший настрой отражался отблеском льда в холодных глазах. Не стоило забегать вперед, нужно было действовать постепенно, чтобы результат принес больше удовольствия. Поэтому кончик артефакта Розье снова коснулся бедра Алтеи, словно они вовсе не обсуждали общее дело. Работу и удовольствие они никогда не мешали между собой, что позволяло им эффектно выполнять первое и наслаждаться вторым сполна. Но их прервали и Эван теперь в задумчиво прокручивал артефакт в пальцах, то и дело касаясь им девушки. Но невзирая на всю напряженность ситуации, лицо молодого человека оставалось серьезным и не выражало ничего.
[icon]https://i.imgur.com/IFq4l6t.png[/icon]

Отредактировано Evan Rosier (2018-11-18 18:25:10)

+5

3

Дополнительно: 25 лет, пожирательница смерти
Внешний вид: черная водолазка, джинсы и удобная обувь
Состояние: сосредоточена, серьезна
С собой: вп


Алтея мало, кого уважала. Отец, хозяин, может, еще кто-то, кто так или иначе, но вызывал у девушки желание выслушать. Обычно разговор с окружающими у нее был короткий: несколько слов, предложений. Чаще всего говорил собеседник. Эйвери кивала или же молча стояла, думая о своем. Она не любила вступать диалог, считая, что это не всегда нужно. Если требовался ответ, она обязательно его произносила или же доносила мыслью в сознание более слабого волшебника. Пускаться в длинные и пустые разговоры с кем бы то ни было девушка не любила.
Исключениями были семья, Эван, несколько коллег. С последними общение ограничивалось масками. Тея не рисковала, оставаясь той, кто скрывает свое лицо. Мало, кто мог с уверенностью сказать, что она - пожирательница смерти. Те, кто мог, никогда бы не стал этого делать. Будь то угроза или же работа с сознанием; ни сыворотка правды, ни омут памяти не дискредитировали Алтею Эйвери.
Возможно, кто-то может поймать отца или брата, но девушка позаботилась и об этом. Первого она уважала, второго берегла. Джексон, погибший от ее руки, никогда не заслуживал подобных чувств. Слабый, мерзкий и примитивный. Именно о нем, как бы парадоксально это ни было, Тея вспоминала перед важными заданиями.
Оказавшись в двух кварталах от Мунго, девушка оглянулась. Спокойно, медленно, не чувствуя какой-либо опасности. Воздух был прохладный, поэтому ветер неприятно касался кожи. Это ей нравилось. Эйвери потерла ладонь о ладонь, ожидая Розье. В голове зрел план захвата больницы, но сегодня нельзя было работать в одиночестве. Задание не выслужиться перед хозяином, а добиться конкретной цели. Упущенная грязнокровка не была проигрышем или же неудачей, скорее - умело выполненным планом. Алтея сможет узнать о ее нахождении. Пусть и сейчас не чувствует ничего, но пара часов, и пожирательница окажется рядом с нужным кристаллом. Аметист отлично подпитывал ее энергию, поэтому Эйвери лишь кивнула появившемуся Розье.
- Какой план?
Прикосновение к бедру заставило напрячься. От непривычки. Его не было больше года, и она успела с этим смириться. Видеть его рядом казалось не так странно, как чувствовать. За последнее ненавидела Эвана, но желала сильнее. С его смертью думала, что избавилась от наваждения, оказалось, просто потеряла что-то важное. Сейчас, казалось бы, получила возможность компенсировать утрату, вновь почувствовать то, что так заводило несколько лет назад. Поведя плечом, Алтея поджала губы.
- Взять Мунго, - короткой ответила, не видя смысла в каких-либо подробностях. Им необходимо было завершить начатое, чтобы хозяин был доволен. Ему хватило неприятностей в течение дня. Из-за некоторых Эйвери лишь недовольно откидывала волосы за спину, но ничего не говорила. Кэрроу были способными и слишком эмоциональными. Жаль, не удалось пересечься ни с одной, ни с другим.
- В Министерстве сейчас не так суетливо. Когда там переполох, везде бродят авроры и помощники.
Она кивнула, поворачивая голову в сторону Министерства Магии. Ксандер наверняка скоро к ним присоединится, если не успел найти неприятности на рабочем месте. Алтея не видела его несколько месяцев, хотя определенно знала, что с ним все в порядке. Брат умел выпутываться.
Тея обратила внимание на громкие разговоры недалеко от них. Трое магглов, судя по всему, в хорошем настроении. Девушка безучастно отвела взгляд. Нельзя было отвлекаться на игры, которыми можно заняться и позже.
- Мунго состоит из шести этажей, подвала, черного хода, потайного окна на шестом этаже. Но помимо целителей, там на первом этаже есть охрана в виде боевого волшебника.
Эван был хорошо осведомлен. Возможно, это и подкупало в нем пожирательницу смерти. Она воспитала его таким, каким ей было нужно. Стойким, холодным и беспристрастным. Наверняка, он скрутит ей шею, если в этом будет необходимость. Империус, предательство, внезапная порча от орденовцев. Все могло случиться.
Алтея не отрицала подготовленности авроров и их шавок, называющих себя блюстителями добра. Скакали вокруг старика-директора, чувствуя себя важными. На самом деле не представляли из себя ничего, кроме предателей крови и мешка костей. Те хрустели громче после круцио, когда жертва срывала связки. Когда-нибудь Эйвери доберется до кого-нибудь из них. Лонгботтомы, Поттеры, Россы. Она знала каждого, догадывалась, но не смела действовать без приказа. Безопасность была важнее. Хозяин был важнее.
- Нам не нужны тайные ходы или планы, - сказала Алтея, посмотрев на Эвана. Все же скучала. Хорошо, что порталы открылись. Стоит поблагодарить выродков из будущего. Сначала лишить их больницы, а потом - поблагодарить. Желательно в подвале Темного Лорда, с ошейниками на шеях.
- Мы воспользуемся главным ходом. Сначала холл, потом хозяин пришлет помощь. Заставим их бежать на шестой этаж, а запрет трансгрессии лишит возможности сбежать, - можно было бы проникнуть в Мунго незаметно. Примерить образ пострадавших или же посетителей, втереться в доверие, но это требовало время и терпение. Последнего явно не оставалось у Темного Лорда, а Алтея привыкла делать так, чтобы хозяин был доволен. Ей и ее работой. Возможно, еще и Эваном, который пусть и самостоятелен, но все равно работает с ней в паре. Задание совместное, не индивидуальное; в случае ошибки одного из них, наказаны будут оба. Эйвери собиралась провести завтрашний день дома, а не в логове хозяина.
Порыв ветра донес до них разговоры парней впереди. Те остановились, раздумывая о чем-то. Ее не волновало, что именно стало причиной их глупости. Решила воспользоваться шансом, не теряя больше времени.
Артефакт скользнул по животу Эвана, когда девушка развернулась и посмотрела на магглов. Отвратительных и грязных созданий, не имеющих право появляться на ее пути. Незачем было так поздно гулять. Незачем было открывать паршивый рот, когда на кону стояло задание хозяина.
Алтее не нужно произносить заклинание вслух. Магглы не знали, что оно значило, а пустая трата слов - глупое занятие. Взмах волшебной палочки, и один из них накренился назад. Выронил бутылку дешевого пойла, закричав во все горло. Остальные не ожидали подобного, пытаясь сообразить, что происходит. Их друг оседал на колени, хватаясь руками за голову. Никто не понимал, что его кровь кипит. В венах, сосудах, она нагревается под кожей, доходя до ста градусов.
- Хорошей охоты.
Тея кивнула Эвану, вскидывая маггла в воздухе и резко охлаждая его внутренности. Другой уже задохнулся своим языком, а третий выпрямился по приказу. Пожирательница Смерти прошла вперед, обходя разбитые бутылки и левитируя сгоревшего изнутри парня в сторону больницы. Два квартала - не так уж и можно, увидят ли магглы?
- Статут секретности? - решила не тратиться на слова, пропуская Эвана вперед. Выродок уже не дышал, явно не собираясь возвращаться к жизни. Алтея не рассчитала силу кипения, что слегка меняло ее план. Хорошо, что третий парень все еще подчинялся Розье.
Мунго было скрыто от глаз неволшебников. Так решило Министерство Магии, якобы, чтобы уберечь магический мир. Эйвери презирала этот закон, считая, что он не обеспечивает безопасность, а унижает. Не им нужно было скрываться, не им нужно было бежать от реальности.
Двери открылись перед двумя пожирателями смерти, пропуская их внутрь. На дворе уже давно было темно, но работники Больницы Святого Мунго трудились в поте лица. Порталы принесли немало жертв. Кажется, им даже не хватало коек.
Печальное зрелище.
Министр не додумалась обеспечить безопасность единственно важного ресурса магического мира - колдомедиков. Алтея усмехнулась, замечая взгляд медсестры.
- Империо, - проговорила она лишь одними губами для пущего эффекта. Не всегда любила шоу, но иногда позволяла себе. Почувствовать власть и превосходство. Девушка обомлела, а потом выпрямилась. Вновь села на свое место, не замечая ничье присутствие. Эйвери достала маску, накрывая ею свое лицо и закрепляя на волосах. Встряхнув плечами, выдохнула, чувствуя себя в своей тарелке.
Маггл, которым управлял Эван, уже отправился к боевому волшебнику, когда Алтея подняла свою жертву в воздухе. Никто не обратил внимание, никто не успел даже удивиться этому. Кровь вновь начинала закипать, оставляя покраснения на коже.
- Конфринго, - произнесла девушка, заставляя горячее тело взорваться прямо над холлом. Вовремя выставленный щит защитил Эйвери и Розье от ошметков грязного тела, но не избавил от удовольствия насладиться визгом не ожидавшей представления толпы.
- Силенцио, - добавила тут же Тея, заставляя медсестру помочь ей и погружая холл уже в немой, но не менее прекрасный крик.

+5

4

Дополнительно: 24 года, колдомедик - целитель.
Внешний вид: Ботинки без шнуровки, медицинская униформа, халат.
Состояние: Сонный, затем сосредоточен, слегка на панике.
С собой: Волшебная палочка


- Этого господина можно отправлять в палату, - вытирая руки после проточной воды, Бенджамин сел за стол с огромным количеством пергаментов, которые необходимо было заполнить. По странным и необъяснимым для себя причинам, Фенвик не доверял письменную работу медсестрам и прочему приближенному персоналу. Наверное, сработала генетика – ведь родители тоже вели всю документацию по больным сами. Также он не доверял Прытко Пишущим Перьям. И тут уже вполне по объяснимым причинам. Ведение медицинской документации – рутина и скука. Но правильность её заполнения спасает от возможных судебных исков в случае, если, например, отрубленная и пришитая рука вдруг не хочет работать и болтается бесполезной сосиской. А волшебное перо вместо терминологии, использующейся врачами, начинает писать стихи на страницах истории болезни, иногда описывает все, как в заправской мелодраме. Словом, эти перья для серьезной работы не предусмотрены. А Бенджамин слишком любил её, чтобы отказывать себе в удовольствии лучше узнавать пациентов, дабы их история была заполнена как нужно.
Вечерний обход закончился несколько часов назад, экстренных не поступало. Хотелось спать. Уткнуться в подушку в кабинете и просто не вставать несколько часов. Но в такой неспокойной для больницы обстановке это было бы глупейшей оплошностью. Министр, даже не заботясь о безопасности больницы, оставил её без каких-либо средств обороны. Мол, авроры и так слишком заняты, чтобы еще и больницу охранять. Да только видимо, у Министра не было представлений о том, куда в итоге доставляют раненных и где в итоге могут сосредоточить свой удар Пожиратели. Конечно, глупо было вот так на ровном месте беспокоиться. Ведь за столько лет под удар эта больница еще не вставала. Во всяком, случае, такого, чтобы она досталась врагу, не было никогда. Потому Больница св. Мунго продолжала работать в штатном режиме, лишь обговорив с Главным врачом возможность постановки дополнительных коек и переоборудования в операционные лишних комнат, никак не задействованных в лечении. В остальном – врачи и медсестры жили в обычном биоритме, иногда подбегая к радио и слушая о новых вспышках или атаках. Бенджамин не терпел паники и требовал от подчиненных соблюдения правил поведения в больнице. Потому что сам бывал в подобном дерьме и неизвестно, как ему удалось спастись. Ценой пальцев левой руки, на которой теперь красовалось три пальца вместо пяти. Неизвестно, что послужило этому причиной. Рикошет заклятия, неправильная аппарация и расщепление. Но в один миг перед лицом Фенвика прокатилась его жизнь, угроза смерти от руки Пожирателей и болевой шок от потери пальцев. После такого никакая магия уже не вернет ему кисть в первозданном виде. А их отсутствие напоминает ему о том, что нужно продолжать бороться. 
- Здесь полно пациентов, пострадавших от действий Пожирателей. Если не хотите их потом успокаивать сами, старайтесь помалкивать на эти темы. Они поступили сюда лечиться. Не столько от физических, сколько от моральных травм. Будьте благоразумнее, - говорил он чуть ли не каждую пятиминутку по утрам. Многие прислушивались. Некоторые все равно сплетничали по углам коридоров и в кладовках. Хорошо хоть, что пациенты не слышат. И такая позиция в некоторой степени устраивала Бенджи.
Сегодняшний вечер неожиданно был тихим. Любой работник здравоохранения знает – если так началась ночь, на спокойное её продолжение можно не надеяться. Могут привезти столько пациентов, что ты провозишься с ними до утра. А могут привезти одного, который постоянно будет ставить перед медиками все новые и новые задачи, успешным результатом которых станет спасение жизни. Таких пациентов поступало мало, но отделение реанимации редко пустовало в этой больнице. Сейчас, когда война была в самом разгаре, её отголоски доходили до стен этого здания вот такими вот пострадавшими. В их эмоциях читался ужас. По всей видимости, Пожиратели не сбавляли оборотов. Что еще больше ужасало окружавших Бенджи людей. Сам он не боялся. Он знал, за что борется, цепляясь за каждую жизнь, с которой в этой бойне расстаются так часто. И общаясь с аврорами и другими представителями Ордена Феникса – проникаешься их желанием. Духом борьбы за правое дело. Сражаться во что бы то ни стало. Просто у Фенвика был свой фронт. Он бы не смог сражаться на равных с опытными Пожирателями и прекрасно это знал. Но в критический момент спасти человека, который был на волосок от смерти – это тоже дорогого стоит. За всем этим «мыслештурмом» Бенджамин не заметил, как отрубился на столе, припечатав чернилами всю щеку и теперь история болезни мистера Джеймса с рваными ранами после нападения волка отпечаталась симптомами на лице. Разбудила его сестра, которая зашла в кабинет.
- Там доставили пациента. Сказали, что он на первом этаже в смотровой, - не дожидаясь ответа, она удалилась по своим делам. Это тоже отличительная особенность работы с Фенвиком. Он просил не ждать от него ответа. Если есть вопросы, он их задаст. Если их не поступает – ступайте и работайте дальше. Информация была принята к сведению. Хотелось, правда спросить, почему его не доставили в смотровую на их этаже, но раз так захотели экстренники – их право. Аппарировать между этажами Бенджи тоже до ужаса не любил. По той причине, что его появление можно назвать если не фееричным, то точно очень громким. Он не до конца освоился с этой способностью, иногда разметая по комнате медицинский инвентарь, газеты, листы и прочее. Лучше уж как в детстве. По лестнице и осторожно. Путь на первый этаж был быстро преодолен. Теперь его и приемное отделение разделяла лишь дверь лестничного пролета. Но насторожило колдомедика лишь то, что обычно здесь в любое время суток достаточно громко. Сейчас же он не слышал ни единого звука. Будто на радио понизили громкость до самого конца. Стекла на двери были матовые, потому увидеть, что там происходило, тоже не представлялось возможным. Открыв дверь и войдя в помещения этажа приемного отделения, его повергло в ужас кровавое месиво в конце коридора и отсутствие криков очевидцев, что стояли к нему спиной ближе ко входу и смотрели на двух незваных гостей, очевидно, пришедших не таблетки от головы попросить.
- Заклинание немоты, - пронеслось в голове у врача, - вот почему было так тихо. И вот почему не слышно было криков от ужасного зрелища, которое пришлось увидеть посетителям. Взглядов в его сторону не было, потому Бенджи быстро спрятался за ближайшей колонной, доставая палочку. Да только поможет ли она ему. Явно было видно только то, что его разберут на составные части, как только он покинет укрытие и выйдет с Пожирателями на диалог. Да и какой диалог может быть под немотой? Необходимо было связаться с авроратом. Попытка аппарации была лишней. Эти двое знали, что нужно предпринимать. Если сейчас сюда вдруг не зайдет пара авроров, то дни больницы Св. Мунго сочтены. Нужно было действовать и действовать быстро.
- Фините Инкантатем, - первое что пришло в голову, шепнул Фенвик, взмахнув палочкой. Но на него это заклинание не действовало, а до Пожирателей, как источника, было очень далеко. Так он понял, что заклинание немоты на него не действует. Тогда он вспомнил, как еще в конце 70-х с другими колдомедиками уровня целитель и выше они придумали шифр, способный мобилизровать их силы, независимо от ситуации, например, если кто-то попал в беду и не может выдать свое местоположение голосом. А заклинание можно произвести невербально и источник не сможет быть определен.
- Люмос Дуо, - произнес про себя Бенджи и понял, что переборщил, когда полуметровый пучок света вырвался из его палочки и с несвязанной по отношению к размерам быстротой, направился к лестничным пролетам, устремляясь по ним вверх. И это же сразу выдало его позицию и теперь прятаться не было смысла. Выйдя из своего «укрытия» он встал напротив двух Пожирателей, которые скорее всего, понимали, что теперь на эффект неожиданности надеяться не стоит.

Отредактировано Benjamin Fenwick (2018-11-06 16:32:57)

+4

5

Дополнительно: 34 года, член Ордена Феникса и Ордена Нериды, анимаг
Внешний вид: черная кожаная куртка, брюки, берцы. Свободная белая рубаха. Волосы затянуты в конский хвост. На бедре чехол с волшебной палочкой, за спиной рунический посох.
Состояние: усталое, а после - шокированное.
С собой: Волшебная палочка и посох



Ремус Люпин всё же нашел своих друзей. И Карху, который всё это время шел следом за оборотнем, боясь что может случиться ужасное, тоже успел с ними познакомиться. Нельзя сказать, что знакомство обрадовало старого медведя, но он очень надеялся, что дети не наделают глупостей, а оперативно передадут информацию дальше. Сам же в "детском саду" Карху решил не задерживаться, откланявшись по срочным делам. Нужно было встретиться с Ансгаром, дабы выяснить нюансы происходящего. Правда перед этим мужчина решил зайти к себе домой.

Войдя внутрь и сразу же закрывая за собой дверь, Карху тяжело вздохнул. Происходящее вокруг казалось страшным кошмаром, очередным бредом сумасшедшего. Порталы... Кто их открыл и с какой целью? Александр глянул на стол. Недоеденный ещё утром суп. Холодный. Его вырвал из приятной нирваны Анс, велев встретиться с ним как можно скорее. Краткое "срочно", без лишних слов и подробностей. Впрочем, Алекс никогда не спрашивал больше, чем нужно. Если появиться необходимость, его просветят и расскажут мельчайшие детали. В пустых же разговорах он не видел смысла.

В углу одиноко стоял рунический посох, который он получил как очередной подарок от деда. Вообще в его доме их было три штуки: первый он получил ещё перед школой, довольно простой, но выполненный искусно; второй он купил самостоятельно, когда умудрился сломать в какой-то нелепой дуэли - Александр уже даже плохо помнил те дни; третий же он опять получил перед окончанием Дурмстранга, старый Матиас отчего то решил порадовать внука, выделив ему посох из  чёрного дерева, украшенных различными рунами, как защитными, так и атакующими. Поддержка для своего владельца,  дарующая силы даже в самом затяжном бою. Не так практично, как палочка, конечно, но ведь в случае чего посохом можно было заехать и по голове, и по яйцам. А палочкой что? Только в глаз тыкнуть и всё? Да и выбить посох из рук кадета Болгарской школы не так уж и просто.

Мужчина сделал посохом оборот вокруг руки. Старое, но не забытое чувство. Как сила будто разливается от руки и стремиться к самому сердцу. Магия чуть ли не искрит, когда посохом отбивают ритм сотни и сотни кадетов. Перед глазами Карху мелькнул образ далеких дней, когда они стояли перед плацем, празднуя очередной праздник. Как сотни голосов в унисон поют гимн, и единственная музыка это стук посоха. Александр невольно улыбнулся, чувствуя тоску по тем временам.

- Раньше было проще - Карху закрепил посох за спиной на специальной кобуре.  Легко достать, отведя руку за спину или потянув  лямку чуть
вверх.  Ощущение, будто собираюсь биться не на жизнь, а на смерть. Только вот с кем биться? С Ансом? Или же стоит вернуться в Хогвартс, перехватить этого мелкого и его бойкую мамочку? Да запереть в доме, дабы не было причин для волнений  Где сейчас Грейс с сыном было не совсем понятно. Добрались ли они благополучно до Хогвартса или же всё ещё в пути? Выполнил ли его просьбу Бьёрн или проигнорировал? Карху не знал, лишь чувствовал легкий трепет в душе. Всё будет хорошо... Анс. Он должен знать ответы

Самым быстрым путем до лучшего друга был камин. Ещё до начала открытого противостояния, когда Александр только приехал сюда, ему выделили этот дом, а каминную сеть привязали к Министерской, защитив рядом заклятий. Только лишь сам Карху мог воспользоваться данным путем, причем лишь туда и обратно. В другие места, при всём огромном желании, Александру приходилось либо трансгрессировать, либо идти пешком.

Но не успел Карху набрать в ладонь порох, как в окно влетела огромная светящаяся акула. Нет, это не было галлюцинацией или внезапным появлением какой-то страшной твари. Всего лишь патронус Ансгара. Карху нахмурился. Обычно Анс пользовался иными способами связи, а патронус - как экстренной. Самой защищенной и быстрой, передающий информацию лично в руки. Точнее - в голову.

- Мунго. Нападение. Смерть. Чиби. - образы вспышками всплывали в его голове. Хоть друг и был кратен в словах, но образно он передавал очень много информации. Больница Св. Мунго была одной из важных стратегических точек, если думать обо всем происходящем как о полномасштабной войне. Лишившись не столько здания, сколько персонала, Орден Феникса и весь магический мир лишиться надежды. Нападение Пожирателей Смерти было лишь вопросом времени, Александр далеко не был дураком и знал, что такой лакомый кусочек понадобиться его "темнейшеству". Только вот отдавать в лапы проходимца любимых, Карху не собирался. Чибин, жена Ансгара, работала в Мунго и была лучшим другом как ему, так и Грейс. А сам ты будешь, старый друг?

С этими мыслями Карху выпрыгнул из окна своей квартиры, благо был лишь второй этаж. Приземлившись в темном переулке, где никто из посторонних не увидит, Александр сделал десять шагов вдоль стены, уходя из зоны действия барьера, да трансгрессировал как можно ближе. Его движения были резкими, рваными, но уверенными. С каждым мгновеньем он лишь сильнее злился, надеясь выместить эту злобу на врага. В ночном небе Карху заметил белое пятно, быстро спускающиеся всё ниже и ниже. Твою ж империю.... Зачем ты здесь? Александр чуть свернул, огибая несколько фонарных столбов. Дверь больницы были левее, всего лишь несколько метров. Парадный вход. Ещё был вход со стороны проулка, но только для сотрудников. К ним Карху не относился. Можно было конечно пробить окно, но...

- Надеялся, что она тебе не сообщила. Раз уж ты здесь.... Информация? Идеи? План?- Александр хотел узнать, обладает ли подробностями Грейс Свон, которая внезапно появилась в самом эпицентре событий. Быть может ей известно сколько их? Что происходит? Это же Ансгар мало общителен, прямолинеен и краток. Его супруга отличалась несколько иным характером. И именно Чиби могла предупредить свою лучшую подругу. Кто же ещё? Анс бы в здравом уме не отправил маленькую хрупкую девочку бороться с мерзавцами и убийцами. Скорее уж несколько отрядов мракоборцев явятся, чем колдун позволит мисс Свон подвергать себя опасности. Такова была договоренность с Карху.

Отредактировано Alexander Karhy (2018-11-16 22:03:22)

+4

6

Внешний вид*: Одета в начищенные до блеска берцы, кожаные штаны с пряжкой в форме лебедя, черную майку и потертую кожанку. Темно-русые волосы распущены.
Состояние: испугана, но настроена решительно
С собой: волшебная палочка, портфель-дипломат с пятым измерением, в котором много чего интересного.
Дополнительно: 19 лет, сотрудник Министерства Магии, отдела магических происшествий и катастроф в бегах

     - Оповестите всех, кого сможете. А я должна помочь Чиби. И позаботьтесь о Бьёрне, он не должен покидать стен школы, это слишком опасно.**

     Не дожидаясь, пока её остановят, Свон выскочила из помещения. Её беспокойный разум метался в поисках наилучшей стратегии. Одна мысль перебивалась другой, более "гениальной" на первый взгляд. И Птица не могла остановится на одной, конкретной, - её просто сметал шквал других. - Чиби, как же мне к тебе попасть?! Вход для сотрудников? Нет, не смогу им воспользоваться. Транспортный камин? Наверняка под наблюдением, самоубийство. Трансгрессия? Нет, только не из школы. Метла? Очень смешно, Свон. Время время время... Прекратив бежать, Птица остановилась и укусила себя за фолангу указательного пальца.

     Она может перекинутся. - До Мунго отсюда лететь... Стоп. Но зачем мне лететь до него самого. Если на крыльях я просто быстрее доберусь до места, откуда смогу трансгрессировать. И дальше пробраться в окно её кабинета. Если, конечно, она... - зубы болезненно впились во внутреннюю сторону щеки, не позволяя себе даже подумать о том, что Чиби больше нет.

     Подбежав к ближайшему окну, Грейс с силой навалилась на раму, но никак не могла заставить его открыться. Разозлившись на себя и на саму ситуацию в целом, уже ощущая липкую удавку страха на своей шее, Грейс выхватила палочку и направила её на окно. - Бомбарда Максима! Нечто прозрачное вырвалось из кончика волшебной палочки, и обрушилось не только на окно, но и на стену коридора. Древнюю каменную кладку раскрошило, словно печенье. Что уж говорить про оконное стекло.

     Заворожённо наблюдая за падающими вниз сверкающими осколками, Свон так и замерла, даже не опустив палочку. Словно вместе с куском стены отправилась  к земле и вся её решимость. Уши заложило от грохота, но вместо привычного гула рейвенкловка слышала лишь повторяющиеся слова профессора МакГонагал.  Я надеюсь, он осознавал всю опасность, ибо теперь его определенно определят в Азкабан. И за предательство, и за ужасающее нарушение закона Неужели она действительно сейчас собирается просто взять, и перекинуться лебедем? После всего того, что рассказал ей её сын? Да любой здравомыслящий человек после такого минимум покинул бы страну. А она притащила его чуть ли не в эпицентр событий.

     Имела ли она право сейчас подвергать себя опасности? И, тем самым, возможно, полностью обнуляя рискованный поступок Бьёрна. Наверное, нет. Но Грейс прекрасно отдавала себе отчет, что никогда бы не смогла поступить по другому. Как она будет смотреть в глаза Ансу, если просто сейчас останется сидеть под защитой стен Хогвартса? Если Эллисон погибнет, кровь будет на её руках. В системе Грейс хуже всего было молчаливое бездействие. Уж точно не таким примером она хотела бы быть для собственного ребенка.

     До отошедшие от взрыва уши донёсся возбуждённый гул голосов. Ещё немного, и здесь будет толпа учеников. - Сейчас, или никогда. Спрятав волшебную палочку, Свон ласточкой выпорхнула из дыры в стене. Пара секунд, и вот уже рейвенкловка с восторгом набирает высоту. - Успела! Грейс ликовала - никто не успел увидеть её трансформации. Страх за себя и за всех остальных полностью вытеснил восторг от полёта. Как же она по этому скучала!

     Первые минуты. Они самые сладкие. Так не пьянит ни одно огневиски. Максимальное чувство свободы, которое молодой волшебнице удалось испытать за свою жизнь. В такие моменты даже предложения Карху отправится в Финляндию, чтобы там, через связи покойного деда, вписать её в риестр анимагов задним числом, не казались безумными или идиотскими. Но чем больше Грейс над этим размышляла, тем более явно понимала - она не сделает этого. Во - первых, потому что она не собирается принимать подачки от какого-то медведя. Грейс всего в этой жизни добивалась самостоятельно и упорным трудом. Не прибегая к взяткам и связям. Во-вторых, если это всё вскроется, они оба могли сесть в Азкабан за подделку документов. И даже при всей своей неприязни к Александру, Свон не желала ему такого будущего.

     Выбравшись за пределы территории Хогвартса, лебедь не без сожаление опустился на покрытую инеем землю плавными движениями. Лапки даже не успели почувствовать холод - Свон приняла человеческую форму. Дело оставалось за малым - трансгрессировать недалеко от территории Мунго, снова перекинуться лебедем, и надеяться, что Чиббис находится у себя в кабинете и удерживать с ней оборону, пока не прибудут Анс и подкрепление.

*   *   *

      - Нет... нет нет нет нет... Из недр длинной лебединой шеи вырвался душераздирающий клёкот. Маховые перья задевали стену, но Грейс этого не замечала. Сквозь подкопчённое от заклинаний стекло Свон в ужасе смотрела на кабинет Чиби. Точнее на то, что от него осталось. В голове в очередной раз пронеслись мысли о бесполезности её анимагической формы. Была бы у неё ласточка, как у Чиби, она спокойно протиснулась бы через разбитое стекло. А так она даже шею просунуть не может, чтоб посмотреть и не удушиться. Бесполезные перепончатые лапы совсем не подходят для этой цели. А уж про максимально незаметные белые перья можно было даже не заикаться. Хоть зрение хорошее, и на том спасибо...

      Убедившись, наконец, что в кабинете Чиби нет, Грейс отлетела от стены и набрала высоту. Нужно было срочно что-то придумать. Чиббинс была умной волшебницей, и Свон не верила, что её могли просто так схватить. Наверняка, она сбежала! А значит, нужно как можно скорее её найти. Стараясь держаться повыше, чтобы не привлекать снимание своими огромными белыми крыльями, Птица сделала несколько обзорных кругов над Мунго, пытаясь увидеть хоть кого-то знакомого. Заходя на четвертый круг, Грейс уже думала бросить затею и попытаться всё-таки пробиться через окно, лебедь заметила огромную тень, мелькнувшую под фонарём. Первая мысль - подняться вверх, на спасительную высоту, где её перья не будет отсвечивать. Вторая - а что, если это кто-то из своих? Вдруг это Анс?

     Изогнув крылья, Птица кругами начала снижаться, в любой момент готовая начать набирать высоту. Но когда огромная косматая фигура вернулась под свет фонаря, Грейс успокоилась, и, наверное, в первые за всю историю действительно была рада видеть Карху. Распахнув крылья в паре метров над землей, Птица медленно опустилась напротив цыгана, приняв свой человеческий вид. И сразу же пришлось задрать голову, чтобы не смотреть Александру в ремень.

      - Надеялся, что она тебе не сообщила. Раз уж ты здесь.... Информация? Идеи? План?

     - Какой к поросячьей бабушке план? Я полетела на опережение, как только получила патронуса Чиби. Я подлетала к окну её кабинета - там всё разрушено! Но её самой нет. Дамблдор знает о нападении. Но где Ансгар? И где ваши северные друзья?
     
_______
** - данные моменты будут подстроены под окончание прошлого отыгрыша в случае необходимости, когда он будет доигран.
[AVA]http://s9.uploads.ru/l6RAt.png[/AVA]
[SGN]http://s7.uploads.ru/9UgkJ.gif[/SGN]

+2

7

- Мы воспользуемся главным ходом. Сначала холл, потом хозяин пришлет помощь. Заставим их бежать на шестой этаж, а запрет трансгрессии лишит возможности сбежать.
Эван не спорил. Фактически никогда не спорил. Привык доверять собственному чутью и опыту Алтеи, которая вполне успешно справлялась с любым заданием. Бывали неприятные казусы, но они скорее являлись последствиями неудачных обстоятельств, нежели виной Пожирателей, поэтому на такие нюансы Розье даже не обращал внимание. Однако этим вечером он согласился с Эйвери, чтобы не спорить посреди улицы. Собранные им сведения подходили для продуманного и осторожного проникновения в больницу. Как бы сильно им не хотелось верить в собственные силы, они все равно не знали больницу так, как знали целители и простые сотрудники. Наверняка там есть специальная выемка, куда можно положить ладонь и откроется сокрытый от всех тоннель, в котором ждут сигнала свирепые авроры. Или возможно в больнице существует этаж-портал, который отправляет пациентов по домам. Невзирая на приличное количество сведений, их все равно было ничтожно мало и это немного раздражало Розье, который любил быть в курсе всего. Идя на задание он не ленился досконально узнать все, что можно о цели или объекте. Ему было не лень потратить лишний час на книгу или слежку, вежливо задавать нужный вопрос нужному человеку. Благодаря такой осторожности он все делал на отлично, вызывал одобрение Хозяина. Идти в Мунго без подготовки - своего рода наказание за вольности, позволенные в Хогсмиде, но там им пришлось действовать наобум и спонтанно, не имея ни приказа Лорда, ни его запрета. Сейчас же у них было четкое распоряжение о захвате больницы. Лишние жертвы были ни к чему, но Хозяину требовались живые и здоровые целители, способные оказывать помощь. Возможно он решил не отвлекаться сам, вверяя лечение своих приспешников более опытным в этом деле людям. Так или иначе, но в Мунго они должны были попасть. Пускай их план не был идеальным - если он вообще был, - пускай они не до конца готовы, но они захватят больницу. Их было всего двое, но этого было более, чем достаточно. Работать в паре было удобнее, проще, привычнее. Они прекрасно знали все плюсы и минусы друг друга, поэтому каждый занимался своим делам во время задания.
Взгляд ледяных глаз коснулся маггловской троицы, с толикой презрения оценивая их. Но Розье быстро потерял интерес и к ним, и к их жизням в целом. Однако он уже знал, что произойдет дальше и едва различимая улыбка коснулась его губ, предвкушая маленькое представление. Прикосновение палочкой к животу заставило его чуть повести шеей и сделать шаг в сторону, давая Эйвери возможность действовать. Маггл схватился за голову, коленями падая на землю, прямиком на осколки бутылки и пролитый алкоголь. Если бы он был в состоянии думать и чувствовать, то понял бы как это больно, когда стекла врезаются в колени. Наверное больно. Эван этого не знал, он себя старался беречь. Для более приятной боли.
- Хорошей охоты.
Эван молча кивнул, не тратя слова попусту. В этом они были очень похожи, чему удивлялись некоторые. Но Розье не видел смысла в пустых разговорах без надобности. Умение поддержать светскую беседу в невероятно вежливом тоне - спасибо за это отцу, который привил ему все эти манеры и порядки, такие навыки были полезны и часто были нужны даже по работе. Но в остальное время Эван предпочитал отмалчиваться, больше наблюдая, нежели комментируя в отличие от того же Мальсибера, чей язык словно старался развить скорость света, опережая все небесные тела в космосе. Говорил он чаще не по делу, но при этом умудрялся вызывать отвращение у простых смертных, которые не понимали ни юмора, ни намеков, ни чего бы то ни было.
Коротким взмахом артефакт Розье подчинил себе третьего маггла, краем глаза наблюдая за тем, как второй тщательно давиться собственным языком. Наверное, стоило продлить эту сладкую пытку, стоило немного поиграть этим никчемным отростком во рту жертвы и заставить его почувствовать весь ад на себе, но времени было мало и Розье не собирался задерживаться. Хозяин явно был не в настроении хвалить, зато щедро выдавал Круциатус каждому гостю в логове. Попадать под него снова не очень хотелось, хотя ничего нового он бы явно не почувствовал.
- Статут секретности?
Розье мимолетно взглянул на девушку, чуть пошевелив артефактом. Магглы, когда ничего не ищут и не подозревают, крайне глупы и бессмысленны. Эван не отрицал, что они и так крайне далеки от разумной расы, но тем не менее некоторые представители все же могли удивить немного. Например маггл, который чувствовал неладное и постоянно всматривался во всем вокруг себя, в какой-то момент мог что-то увидеть, но если человек просто идет мимо или смотрит в окно, проверяя что за шум, то он не станет искать кого-то конкретного. Поэтому отвлечения внимания хватило вполне, чтобы ночные зеваки в окнах быстро возвращались в свои постели. Краем глаза Эван все же заметил одного особо любопытного, но мгновенный Конфундус заставил выродка отступить вглубь своей квартиры. Убивать кого попало направо и налево сейчас было рискованно. Они не должны были оставлять следы за собой, не должны были облегчать работу аврорам. Их целью было Мунго и они уверенно шли в этом направлении.
Больница показалась достаточно быстро, а маггл, зачарованный Империусом, невидящим взглядом смотрел перед собой, пребывая в прострации. Если бы он мог выжить сегодня, то все равно бы ничего не вспомнил. Но магглы не выживают. Жизнь - это роскошь. Эти выродки не были достойны находиться рядом с волшебниками, дышать одним воздухом с ними. Но они были нужны как минимум для того, чтобы Эван мог ими воспользоваться. Не в первый и не в последний раз. Розье чуть качнул головой, вкладывая простенькую мысль в голову прохожему и тот ловко свернул в другую сторону, потеряв всякий интерес в их направлении. Куда важнее проверить, погасил ли он свечи в спальне или теперь там пожар? Магглы были простыми и предсказуемыми, а от того и не заслуживали жизни вовсе.
Попасть в Мунго оказалось легче легкого. Словно за окном не наступал конец света. То ли министр решила, что больница это святыня, которую не тронут, то ли приказ доверила не тому человеку, но в любом случае Алтея уже с порога продемонстрировала всем, кто теперь всем заправляет. Эван пошевелил артефактом, направляя маггла прямиком в сторону боевого волшебника, который выглядел озадаченным. Скверная реакция для человека, который защищает столь важный объект. Но не Розье было судить. Он всего лишь выполнял приказ и пока Алтея развлекалась, запугивая досмерти весь персонал и пациентов на первом этаже, он скользнул взглядом вдоль длинного коридора, цепляя молодого целителя и подчиняя его себе. Не целитель даже, стажер. Парнишка онемел, расширив глаза, а затем обмяк, расслабляясь и развернулся, отправляясь в противоположную сторону. Получив приказ надежно перекрыть черные ходы, он незамедлительно принялся выполнять его. Неважно сколько этих ходов было, главное что сейчас попасть в здание будет непросто. Когда на первом этаже воцарилась мертвая тишина, Эван извлек из кармана мантию, увеличивая ее в размерах и надевая. Несмотря на щит, который они успели выставить, был большой риск испортить себе костюм кровью какой-нибудь грязнокровки. Маггл, что отважно и бездумно бросился на волшебника, уже лежал связанный заклинанием, а его противник невербально пытался справиться с напастью в виде двух Пожирателей. Только вот Эван был немного не в настроении, поэтому выставив щит, отразил немую атаку и в следующий миг швырнул в противника обыкновенным стулом со стороны. В полете мебель успела разобраться на части, ножки даже слегка заострились, прежде чем глубоко вошли в тело не ожидавшего подобного мага. Возможно Министерству стоило выделить сюда кого-то более компетентного, все равно этого уволить уже не получится. Розье сбросил щит и обвел взглядом тех, кто присутствовал внизу, выискивая более или менее способных противников. Они ожидали вполне логичной атаки или шума с верхних этажей, но вместо этого кто-то выпустил яркий свет вверх, чем мгновенно оповестил всех об опасности внизу. Зря.
Эван негромко цокнул языком, выражая свое мнение относительно действия неизвестного и коротким взмахом палочки отбросил трех человек, которые стояли у него на пути. Неизвестный оказался кем-то смутно знакомым, а бросив взгляд на надпись на мантии, Розье чуть дернул уголком рта. Фенвик. Розье не был знаком с ним лично, но видел его в Школе. Этот грязнокровка вился рядом с Гамп и ее дружками, вполне удачно затесался в компании более или менее чистых волшебников, но разве это спасло его? Эван дернул артефактом, но незнакомец отразил удар, чем даже немного порадовал Эвана, которому уже успело надоесть полное подчинение со всех сторон. Слева в коридоре послышался шум и со стороны лестницы появились еще волшебники, обращая внимание уже на Алтею, которая была чем-то занята за спиной Розье. Пожирателя, откровенно говоря, мало волновала личность Фенвика, но цветная мантия говорила о его принадлежности к Мунго, а значит у них уже в теории был один заложник, который мог пригодиться. Если он по-прежнему дружил с шайкой из Ордена, то они наверняка попытаются его вызволить. На это стоило бы посмотреть. Стажер как раз вернулся, успев перекрыть все ходы и замер позади Розье, а Эван легко отступил назад, опуская ладонь на плечо юнцу. Тот более осмысленно и преданно взирал на Фенвика, словно знал его. Но добрые все одинаковые. Поэтому Розье даже не бровью не повел, глядя в глаза Фенвику и, прикрывая парнем, медленно провел палочкой по его горлу, добавляя немного эффекта заклинанием, чтобы кровь точно попала в целителя. Розье знал, что вот-вот подоспеет подмога, поэтому швырнув тело стажера в объятия целителя, Пожиратель кивнул Алтее и скользнул в сторону лестниц, предоставляя ей возможность самой разбираться с новыми игрушками. Эйвери была в состоянии о себе позаботиться, а Эван уже точно знал, что ему делать дальше.
[icon]https://i.imgur.com/IFq4l6t.png[/icon]

Отредактировано Evan Rosier (2018-12-07 00:00:55)

+1

8

Наслаждаться процессом порабощения может не каждый, и Алтея, к слову, этого не умела. Иногда она задавалась вопросом, что происходит в головах коллег, уповающих на подобные представления. Они разминали пальцы, сосредотачивались и только больше запылялись, когда жертва пыталась отбиться. Это воодушевляло и вдохновляло на новые заклинания, возможно, до этого неиспользованные и только что придуманные. Эйвери же не испытывала таких чувств, находясь посреди столкновения с орденовцами. Она больше наслаждалась пытками один на один, когда можно было положиться только на себя и не переживать, что первый или второй идиот все испортит. Может, всему виной было и отсутствие желание к диалогу. Ведь сражение, каким бы убогим то ни было, походило своего рода на разговор. Обменивались заклинаниями, показывая уровень подготовленности и интеллигентности, поэтому многого ожидать от выродков магглов не приходилось. Что может сделать грязнокровка, воспитанная на улице и не знающая ни прелестей, ни правил жизни в мире магов? Алтея была уверена, что подобные твари могли только пресмыкаться и испуганно размахивать артефактом из одной стороны в другую, имитируя какие-то действия.
Убого.
Яркий луч должен был стать сигналом для орденовцев или же для работников больницы. Эйвери не подала виду - обрадовал он ее или же огорчил. Присутствие среди болванов одного из смельчаков - факт, с которыми приходилось смириться. При воспитании неподчиняющихся Лорду пресмыкающихся бывало сталкиваться с теми, кто не поддавался дрессировке. В каждом стаде была черная или же белая овца, заслуживающая убиения первой. Своеобразный ритуал, показывающий оставшимся, что не нужно делать. Только в данном случае Тея не видела необходимости в демонстративных уроках. Внимание вокруг было сосредоточено на Эване, на пациентах, которые как вкопанные остановились посреди холла, не в силах ничего произнести. Невербальная магия - способность не каждого второго, что еще раз показывало, как жалки и убоги те, кто стал лишь последствием смешения кровей. Алтея считала, что чистокровный волшебник при любых обстоятельствах может освоить и окклюменцию, и легилименцию, и подчинить себе дракона. В этом не было ничего противоестественного, потому что настоящие маги были созданы для того, чтобы порабощать и управлять бессознательными массами.
Пока Эван остановился лицом к лицу с тем, кто решил воспользоваться Люмосом, Алтея подтянула привет-ведьму к себе. Та испуганно выпучила глаза, глотая невысказанные слова. Конфундус сделал свое, и девушка лишь обмякла, не в силах сообразить, где находится. Ее взгляд затуманился, а мысли, наверное, превратились в прокисшую кашу. Копаться в них было себе дороже, да Эйвери и не собиралась. Как только в ее сторону двинулись первые три смельчака, привет-ведьма уже преградила им собой путь. Что те собирались с ней делать Тею не интересовало, потому что Розье решил пойти вперед.
Неподчинение и неповиновение приводят к поражению, но на данном задании не было главных. Каждый отвечал за себя, что и отличало пожирателей смерти от орденовцев или авроров. Последние кинутся под заклинание лишь бы спасти убогого или умирающего, когда как последователи Лорда наделены сообразительностью и чувством самосохранения. Они нужнее живыми, чем обугленными собственной глупостью. Потерять троих лучше, чем остаться без четырех. Алтея перехватила взгляд целителя, которого Эван оставил позади. Она не знала его имени, не знала, кто он, не представляла, фамилию какого рода носит. Стажер, истекающий кровью на халат смельчака, лишь все тяжелел, а Тея наконец сдвинулась с места.
Каблуки она предпочитала носить всегда, поэтому их стук, пусть и не такой громкий, как крик подвешенного за язык пациента, все же доносился до окружающихся. Она остановилась перед мистером Фенвиком, как гласила табличка на его лимонной мантии. Эйвери усмехнулась. В считанные секунды она проникла в его сознание, выставляя палочку перед собой, но брезгливо не прикасаясь окончанием. Сразу же стало ясно, что перед ней грязнокровка. Эйвери улыбнулась.
Она не разговаривала и не тратила время на обмен любезностями, поэтому уже атаковала молодого человека конфундусом. Привет-ведьма оказалась тут, как так, когда Алтея, скрывшаяся за колонной, приказала той напасть на Бенджамина.
- Маггловский выродок, - выругалась девушка, что совсем ее не красило. Миловидное личико никак не сочеталось с этими словами и решимостью наказать грязнокровку у всех на глазах. Тея же наблюдала за происходящим, предлагая и остальным насладиться сценой, когда свой идет на своего.
Орденовцы.
Глупые и убогие. Стоит их застать врасплох, посягнуть на их друзей, как те сразу теряют контроль над ситуацией и собой. Жаль, что Алтея не была знакома с Бенджамином, да и полученных из его головы знаний было маловато. Вероятно, ему удалось блокировать ее вторжение, что не есть хорошо. Обычно грязнокровки не могли этим порадовать, а Эйвери в очередной раз убеждалась в убогости гнили.
Крики вокруг заполонили холл, когда Тея получила ранение от атаки целителя. Это было внезапно, досадно и как минимум невоспитанно. В то же время - поучительно. Нужно было добраться до Фенвика и не дать ему помешать им захватить Мунго с размахом и показательным выступлением. Возможно, этот Бенджамин станет ключевой звездой сегодняшнего вечера.
Дабы избавиться от недовольства, Алтея оглядела холл. Многие уже были поражены сражениями друг с другом, кто-то убегал наверх, очевидно думая, что сможет предупредить остальных. Жаль, что каждый из них был настолько глуп, что не понимал единственного. Они уже обречены. Она выдрала чей-то позвоночник прямо из спины, не слыша при этом ни единого крика, который так был бы приятен раздраженному сознанию. Обмякшее тело распласталось на полу, и Эйвери обошла его, вовремя скрываясь от заклинания за стойкой привет-ведьмы. Куда та подевалась, пожирательница не интересовалась.
- Мистер Фенвик разозлился? - проговорила мысленно, нарушая границы личного пространства. Когда дело касалось грязнокровок, Алтея не церемонилась. Не любила копаться в их сознании и обмениваться с ними приободряющими фразами. Но бывали случае, когда выродок оказывался чуть умнее падали, поэтому приходилось импровизировать. Хотя и Тея ненавидела это в первую очередь. В дверях уже показался Долохов, которого девушка узнала лишь по одному отличительному знаку - походке. Не каждый мог определить, кто скрывается за маской, чаще всего на это и вовсе не обращали внимания. Но Эйвери потратила достаточно времени на общение с другом отца, чтобы растянуть губы в улыбке.
Кажется, веселье только начинается.
К тому же, Тея вновь не сумела вовремя отразить атаку Бена, отлетая к стене, но все же удерживаясь на ногах.
Мерзость.

+1

9

Дополнительно: 49 лет, статный мужчина непонятного возраста, но точно старше тридцати на вид.  Работает на себя;
Внешний вид: черный военный мундир без каких-либо знаком отличия, военные сапоги и плащ с капюшоном. На лице индивидуальная маска пожирателя.
Состояние: сомневается в собственной адекватности и в собственной способности обучать.
С собой:  посох, портсигар с зажигалкой


     Негромкий хлопок оповестил о появлении пожирателя смерти. Первым делом, как только плоть кошмарного русского собралась воедино, Антонин ударил посохом о землю, и негромко произнёс: - Homenum Revelio Maxima! Во все стороны от змееобразного посоха разлилась полупрозрачная волна. Если бы рядом с русским магом был хоть один живой маг или магл, он бы сразу это почувствовал. Не спасла бы даже мантия-невидимка. Территория перед Мунго была на удивление безлюдна. Даже привычных собачников и вечерних выпивох заклинание не выявляло. Долохов хотел было уже похвалить Эвана с Алтеей за сообразительность и предусмотрительно установленные маглоотводные чары. Вот только произнесенное следом заклинание обнаружения чар не выявило никакой магической активности, кроме самого госпиталя и отпечатков остаточной магии, уводящих в соседний квартал. Долохов разочарованно покачал головой. - Как будто на первом задании...

     Подойдя к ближайшему дереву, Антонин навершием посоха начертил руну. На древесине не оставалось видимых следов от прикосновения змеиной морды, однако, как только руна была закончена и обрела силу, она вспыхнула тяжёлым бардовым цветом, и растворилась в коре. Нужно было бы сразу приступить к поиску недальновидных бывших воспитанников, но Долохов уже не мог рассчитывать на авось. Лорд поручил ему контроль над этим заданием, а значит, что за все проступки Эйвери с Розье ему придётся платить по двойному тарифу. Следуя за остаточным магическим следом, Антонин уже через минуту наткнулся на труп. Судя по внешнему виду - среднестатистический ночной гуляка. - Не удивительно, что в округе не души. Долохов поморщился как от зубной боли. - Ещё бы кровью на снегу расписались, с наихудшими пожеланиями от Тёмного Лорда.

     Возится с трупом было некогда - одна Нерида ведала, что эта сладкая парочка ещё могла устроить на двоих. Разочарование навалилось на русского мага отсыревшим плащом. Он ведь ни раз самолично обращал внимание Волдеморта на Алтею, как на очень хладнокровную и рассудительную волшебницу. Отмечал её контроль над эмоциями и продуманность решений. Но сейчас его будто отправили прибирать за близнецами Кэрроу.

     Воспользовавшись своими познаниями в трансфигурации, Антонин сложил в голове формулу и произнёс заклинание, дважды ударив посохом о землю. Тело задохнувшегося мага окуталось зыбкой дымкой. Заклинание перестраивало саму структуру тела, превращая его в эфир. Не прошло и десяти секунд, как труп испарился, оставив лишь тонкий, приятный запах. Хрустнув шеей, Антонин осмотрелся. - Слишком много могло остаться свидетелей... Но разбираться сейчас с этим совершенно не было времени. По-этому Антонин решил позже отправить сюда на зачистку Джагсона. Главное сейчас - увести из Мунго самые ценные кадры. Поправив капюшон, Долохов быстро начертил на земле сбивающую руну, не позволяющую идентифицировать индивидуальный магический след, и бегом направился к главному входу. - Пожалуйста, тётушка, будь сегодня дома.

     Оказавшись вновь у входа в госпиталь, пожиратель смерти внимательно оглядел здание целиком - сначала на предмет очагов сражение, а потом уже заклинанием на защитные или охранные чары. Но не обнаружил ни того, ни другого. - Очень очень скверно. Антонин провел в стенах этой больницы даже слишком много времени. Тут пытались спасти зрение его матери. Тут работали друзья его семьи. Тётя Альберта бывала здесь частым гостем - раз в пару месяцев проверяла ожоги на предмет воспаление и получала рецепты на выращивание нужных ей опасных магических растений из списка. В его силах было предупредить их всех, и дать сбежать. Но это значило бы предать своего Лорда. А на такое Долохов пойти не мог. Что он мог - так это постараться свести потери к минимуму. 

     Первый, и самый главный шаг - это наложить блокировку на телепортации и вывести из строя камины. И не стандартными заклинаниями, которые любой старательный выпускник школы сможет обойти. Руны в этом плане были гораздо надежнее. Если Антонин кого и воспринимал, как серьезного противника, так это треклятого Муди, у которого своих фирменных штучек было не меньше, чем у самого Долохова. Но каков шанс, что выпускник Дурмстранга прибудет на место? А даже если и прибудет - то в первых рядах ли? Да и на расшифровку рунической формулы не мало времени понадобится.

     Второй шаг - наложить запирающие чары на все окна, двери, и даже стены этого госпиталя. Чтобы никто из посторонних не смог проникнуть, и застать пожирателей врасплох. Отойдя от входной двери на пару шагов, Долохов начертил на стене очертания двери, после чего заклинанием поставил особое клеймо пожирателей смерти. Всем, кто был предан Лорду, достаточно было лишь произнести заклинание и пройти сквозь стену спиной - и они беспрепятственно попали бы в здание. Рубины, заменяющие глаза змеиному навершию, зажглись и выпустили два пурпурных луча. Как только лучи коснулись стен, здание начало опутываться непроницаемым барьером. На окнах, одно за другим, зажглись искрящиеся электричеством руны.

     И только когда здание было полностью защищено от проникновения людей, и искрящиеся руны потухли, Долохов позволил себе развернуться спиной и проникнуть в помещение. Первое ощущение - в нос ударил тошнотворный запах горелого мяса. И страха. Госпиталь буквально вонял страхом. Первое, во что вцепился взгляд - ошметки человеческой плоти. Они были повсюду: на потолке, на стенах, на полу, -  словно тут взорвали чан с мясом. Долохова колотило от одной мысли, что всё это устроили те, кого он считал лучшими. Развернувшись на каблуках, русский маг тяжёлой поступью направился на приглушённые звуки боя. Нужно было остановить это безумие. Если его ещё можно было остановить.

     Сначала ему попадались лишь скованные заклятьем подчинения пациенты. Их глаза были пусты, а лица расслаблены и совершенно не выражали эмоций. Они даже не оборачивались на него. Лишь смотрели лишенными осмысленности взглядами перед собой. На лицах и одеждах некоторых были кровь и ошметки плоти, но им это, казалось, совсем не доставляло дискомфорта. От их вида у Долохова пробежал холодок по спине. - Почему они убили кого-то из них таким способом? Ведь вполне успешно накладывали империо... - билась в голове тревожная мысль.

     Завернув за угол, Долохов наконец-то обнаружил Алтею. Хоть она и стояла к нему в пол оборота, её силуэт он бы вычислил из десятков других. Эйверли повернула голову на звук его шагов, и это стоило ей пропущенного заклинания. Девушку отбросило но она сумела устоять на ногах. Эти простые, рядовые в бою несколько секунд, вернули ему ощущение реальности. Да, Алтея и Эван выбрали самый идиотский способ, чтобы выполнить приказ Лорда, но отчитает по полной он их позже. И точно не во время боя. Используя то, что неизвестный ему молодой человек был полностью поглощен Эйверли, Антонин вскинул посох и четко произнёс: - Imperius!Желтый дым вырвался из змеиной пасти, и полностью окутал противника девушки. Взгляд потерял осмысленность, а рот слегка приоткрылся, словно от удивления.

     Удостоверившись, что активных противников больше нет, Долохов приблизился к пожирательнице и тяжёлым голосом произнёс: - Сказать, что я разочарован, значит ничего не сказать. Видит Нерида, меня словно прислали подчищать дерьмо за близнецами. Больше никаких трупов. Фарш не умеет латать раны. Но позже об этом. Где Розье? Вы всё ещё тут одни?

[icon]http://s8.uploads.ru/cAB83.png[/icon][nick]Antonin Dolohov[/nick][status]тот кошмарный русский[/status][sign]http://s7.uploads.ru/IOASx.gif[/sign]

+1


Вы здесь » | Three Generations: I would rather die | » Хроники Хогвартса » The day when Mungo fell, p.1 [1981, November]