Give up! [1981, November]
» Elizabeth Aria — 20/11/2018

Audiatur et altera pars [1981, November]
» Albus Dumbledore — 20/11/2018

Order of the Phoenix; p.1 [1981, November]
» Albus Dumbledore — 20/11/2018

What goes around comes around [1981, November]
» Albus Dumbledore — 20/11/2018

Where there’s a will, there’s a way [1998, May]
» Lutobor Dolohov — 20/11/2018

Different people - same issues © [1981, November]
» Astoria Greengrass — 24/11/2018

Seems the monster always wins © [1981, November]
» Frederic Aria — 24/11/2018

Death pays all debts © [1981, November]
» Troian Carter — 24/11/2018

Humble your fate © [1981, November]
» Ginevra Weasley — 25/11/2018

Time is all we have © [2023, October]
» Teddy Lupin — 25/11/2018

The day when Mungo fell, p.1 [1981, November]
» Grace Swan — 26/11/2018

Time heals all wounds © [1998, May]
» Tristan Carrow — 26/11/2018

Be my hero, mother © [1981, November]
» Regulus Black — 26/11/2018

Caution is the parent of safety © [2023, October]
» Aurora Sinistra — 27/11/2018

Ministry of Magic has no rights, p.1 [1981, November]
» Frederic Aria — 28/11/2018

Danger hides in beauty and beauty in danger © [1981, November]
» Madeline Smith — 29/11/2018

Make or mar © [1981, November]
» Olivia Hayes — 30/11/2018

When it rains, it pours, right? [1981, November]
» Minerva McGonagall — 30/11/2018

What brings you all here? [1981, November]
» Hestia Jones — 30/11/2018

Ashes to ashes dust to dust [1981, November]
» Mackenzie McKinnon — 30/11/2018

The day when Mungo fell, p.2 [1981, November]
» Althea Avery — 30/11/2018

Сourage in danger is half the battle © [1998, May]
» Claire Rutherford — 30/11/2018
Айрис Джейн. Новое имя, которое подарило ей новую жизнь. Она не любила это имя, как не любила и свое. Ей хотелось быть никем, безликим существом, которое бы просто было, а не жило. Ей не нравилось, что на нее смотрели, узнавая, но намеренно произносили неправильное имя. Она видела отблеск грусти в глазах учителей, но они упорно, с нажимом произносили "мисс Джейн".
1133 0854
1402 0970
ссылки
ссылки
игровое время:
2023/17/10: вторник
1998/8/05: пятница
1981/2/11: понедельник

| Three Generations: I would rather die |

Объявление


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » | Three Generations: I would rather die | » Хроники Хогвартса » What goes around comes around [1981, November]


What goes around comes around [1981, November]

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

http://funkyimg.com/i/2MBtn.gif

Время и дата:
2 ноября; 2.30 a. m.

Место:
Подземелья Хогвартса --> кабинет Дамблдора

Участники:
Ariana Dumbledore, Albus Dumbledore;
Описание:
После собрания Ордена Феникса Альбус Дамблдор вернулся в Хогвартс, чтобы перекрыть порталы на территории школы. Вот только к новому гостю, провалившемуся в один из них, он был совершенно не готов.

0

2

Дополнительно: 14 лет; младшая сестра и до кучи еще Обскур
Внешний вид: длинное голубое платье, волосы частично распущены, частично собраны на затылке в узел
Состояние: испуганное, на грани истерики
С собой: Обскури


Ариане было страшно.
Страх затапливал все ее сознание, заставляя двигаться резко, отрывисто, будто марионетка в руках неумелого кукловода. Еще страшнее было от того, что она не знала, что делать. Этот.. этот... Этот был другом Альбуса, он делал вид, что хороший, он нравился брату, они так много общались, так много проводили времени вместе, но Ариана боялась его. Он словно прятался за этим своим видом, а под ним изменяясь, извиваясь, как змея под рогатиной. Она старалась держаться от него подальше, запираясь в комнате и забиваясь в угол, ожидая, когда же, наконец, вернется Форд.

И вот он приехал.
Но возвращение любимого брата не принесло ей успокоения. Казалось, Аберфорт тоже видел, что тот, другой, не тот, кем кажется. Он постоянно ссорился с Альбусом, едва не доходя до драки. Ариана хвостиком ходила за Фордом, цепляясь за его рукав, как когда-то в отцовский. Она была равнодушна к тому, что Альбус мало уделял ей внимание, ведь если брата не было рядом, значит и второго тоже не было. А одиночество можно было и потерпеть. Иногда было страшно, страшно до дрожи, что она так и останется одна, запертая в своей комнате. Но потом появлялись они, и, глядя на того, другого, Ариана понимала, что лучше встретиться со всеми тенями, запрятанными по углам ее комнаты и тянущими свои щупальца к ней, чем видеть его глаза, обжигающие холодом, презрением и смертью. И Ариана забивалась глубже в свой угол, иногда желая, чтобы тени, наконец, поглотили ее, спасая от него.

В этот раз было по-другому.
В этот раз было страшнее.
Отчаяннее.
Безнадежнее.
Тот, плохой, что-то сделал с Фордом. Брат просто что-то громко ему говорил, а тот наслал на него огонь. И Ариана горела с ним, ощущая как языки невидимого огня лижут пальцы Аберфорта, оплетают его тело, поглощают его. Форд кричал, Ариана вместе с ним. Вместе с ним умоляла остановиться, царапая свои руки и шею, стараясь избавиться от сжигающего ее огня.
Неожиданно огонь отступил. Сфокусировав зрение, она рассмотрела фигуру Альбуса, стоящего над Фордом, защищая его. Но это не вселяло успокоения. Ариана понимала, что тот, злой, просто нашлет огонь и на второго брата, сжигая их всех, уничтожая, превращая в прах и развеивая его над их домом или же вовсе втаптывая в грязь, стирая их из этого мира. И она, Ариана, ничего не могла с этим сделать.
Она не могла к нему подойти, страх отталкивал от него, будто невидимый барьер, защищая его.  Она даже к Форду подойти не могла, чтобы удостовериться, что он еще жив, доказать ему и себе, что и сама еще дышит, что может держать его руку, будто ощущение его кожи могло спасти, успокоить. Но она не могла. Второй был слишком близко, и Ариане только и оставалось, что ломанными движениями метаться по кругу, задыхаясь от страха, наблюдать, как плохой раз за разом посылает проклятья в фигуру брата. Содрогаясь, ожидать, что в любую секунду тело снова объят невидимый огонь, теперь сжигая еще и старшего брата. Но Альбус каждый раз парировал. Теперь ему помогал еще и Форд, пришедший в себя. Может быть, они вдвоем смогут прогнать того? Ариана, наверно, даже смогла бы подойти к ним поближе. Может быть, она тоже сможет им помочь? Втроем они точно справятся. Страх медленно начинал отступать, уступая место желанию прогнать злого. Прогнать и жить без этого постоянного ужаса, что он заметит, что он заговорит, что он подойдет. Но сначала надо было подойти к Форду, дотронуться, дотянуться хотя бы пальцем.

И тут Ариана увидела лицо второго.
Маска чистой ярости.
Страх моментально вернулся, дернув ее назад, как хозяин дергает за поводок отошедшего слишком далеко пса.
Ариана заглянула к нему в глаза.
И потерялась в черноте его злобы.
Ужас привычными ледяными объятиями сковал ее, вновь не позволяя дышать нормально, заставляя задыхаться.
- Форд! - в отчаянии выдохнула Ариана, ища поддержки в одном звучании имени брата. Надеясь, что знание, что он рядом, что он не в огне, поможет ей, прогонит его.
Зря.

Вспышка.
Огонь.
Тень.
Тень все-таки забрала ее. Спасла от того, страшного. Щупальца, которые тянулись к ней из углов комнаты, оказались крыльями. Ими тень укутывала ее, успокаивая, даруя долгожданное избавление от страха.
Тень больше не была тенью. Из черной, обволакивающей темноты она стала ярко-голубой, почти слепящей. Она захватывала ее, растворяя в себе. Распыляя на миллионы частичек. Превращая в свет. Чистый. Холодный. Такой же ярко-голубой.

Чтобы выплюнуть ее обратно во тьму, больно припечатав затылком о камень, сдирая его шершавой поверхностью кожу с ладоней. Ариана боялась пошевелиться, лишь кончиками пальцев слепо ощупывая окружение. Камень. Везде камень.
Это склеп?
Ее похоронили?
Она видела вспышку.
Она видела тень.
Но ведь она не умерла.
Не умерла же?
Ариана ничего не видела. На сетчатке все еще отпечаталась яркая голубизна ее тени, спасшей от того, злого. Может быть, это было хорошо? Но тут не было Форда.
Неужели она больше никогда не увидит Форда?
Тоска обрушилась на нее каменной плитой. Цепляясь за камень пальцами и ломая о него ногти, Ариана медленно встала. Все так же придерживаясь за стену, она таращилась в чернь окружения, силясь разглядеть хоть что-то.

Говорят, если долго всматриваться во тьму, тьма начнет всматриваться в тебя. Ариане начало казаться, что в этом месте есть кто-то еще. Она испуганно оглянулась, но уткнулась в такую же стену тьмы. Ариана отвернулась обратно, отчаянно вслушиваясь в давящую тишину.
Неожиданно где-то близко раздались шаги.
Ариана снова оглянулась, но ничего не увидела.
Страшно.
Очень страшно.
Страшно так, что она вновь забыла, как дышать.
Ариана вжалась в стену, холодный камень которой показался сейчас единственной настоящей опорой.
Это он. Снова он. Он нашел ее, и даже тень спасла ее так ненадолго. Он сжег Фреда. Сжег Альбуса. И сейчас пришла ее очередь. Он всех их уничтожит, не оставив никого.

На фоне черноты ее каменного мешка появилась еще более черная фигура. Она приближалась. Так быстро, что Ариана не успевала спрятаться. Только вжаться сильнее в стену, желая слиться с ней, раствориться, лишь бы ее не заметили.
Вспышка.
Ариана испуганно вскрикнула, чем и выдала себя. Хотя вряд ли она смогла бы долго скрываться. Голубое платье, в черноте окружения выглядевшее как белый саван, предательски выделялось, выдавая нахождение человека.
Фигура остановилась и повернулась.

Ариана неверяще уставилась в лицо. Она не видела его давно. Так давно!
Тело начала бить дрожь. Организм сдавал, пережитый за сегодня страх и ужас забрали все силы, и контроль начинал падать.
- Papá? - кое-как смогла выговорить Ариана. - Papá!
Фигура все надвигалась, сверля ее взглядом.
- Папочка! - взмолилась Ариана. - Папочка, я не хотела! Прости меня. Прости меня! Я не хотела!

[nick]Ariana Dumbledore[/nick][icon]http://funkyimg.com/i/2MyVu.gif[/icon][zvanie]<lz><a href="http://allgenerations.rusff.ru/viewtopic.php?id=1331#p121938">АРИАНА ДАМБЛДОР</a></lz>[/zvanie]

+2

3

Дополнительно: 100 лет, директор Хогвартса и основатель Ордена Феникса. В этой сказке он не положительное лицо, но раскаивающийся старший брат, виноватый в гибели собственной сестры.
Внешний вид: гладко выбрит, свободная мантия карамельного цвета, повязанная на шее, чёрный вельветовый жакет, тёмная рубашка и чёрные брюки, кожаные ботинки с носами, смотрящими в разную сторону. На носу очки с линзами-полумесяцами. Под глазами мешки, в которые можно складывать клубни картошки.
● Состояние: лучше не злить.
Состояние: в стрессе.
С собой: бузинная палочка, в карманах брюк - часы Дамблдора, делюминатор, ириски и курительная трубка, "резиновое ухо".


Неверно. День шёл наперекосяк. Суматошно, напряжённо, а чем дальше, тем кошмарнее этот день становился. Новости от Северуса, из которых стало очевидно, что Риддл ему теперь не доверяет... Это потеря основного шпиона, болезненная утрата. Появление сына Поттеров из будущего было бы скорее плюсом, но его обвинения, напоминания... Он всего лишь обиженный жизнью ребёнок, который шокирован, не знает как реагировать, не знает, что делать, но страшно спешит, не понимая, что время не обманешь, как ни пытайся. Он говорит на эмоциях, но даже не понимает, как сильно он тронул уже давно немолодое, ороговевшее сердце профессора. Новости о крестражах Тома, недобрые вести от Аластора... И смерть, смерть, всюду гуляет смерть, на улицах магического Лондона, в Мунго... Смерть, которая преследует Альбуса если не с пеленок, то очень, очень давно.
"Забери меня, костлявая, дай покоя молодым", - появившись у себя в кабинете, он не сразу отправился на выполнение задания, которое сам же себе поручил. Прежде он отправил патронуса, чтобы убедиться, что у местного самостоятельно образовавшегося отряда из гостей из будущего во главе с мистером Поттером всё в порядке. Затем же он он обговорил все детали с Минервой насчёт портала в Запретном лесу и настоятельно порекомендовал той взять с собой хоть того же Хагрида, что должен сидеть у озера, а лучше заодно и Помону захватить. Всё-таки, портал в глубине Запретного леса и на дне озера.
- Если ничего не придумаете, просто осмотрите всё вокруг, поищите следы, может, оттуда появлялся кто-то ещё... И вы успеете уберечь от стресса неизвестного. С порталом в подземелье, думаю, я быстро управлюсь, - волшебник потёр свой подбородок и совсем скоро отыскал профессора по древним рунам, который имел честь проконсультировать директора Школы. Древняя магия должна была создать достаточно серьёзный барьер. И, уличив мгновение, чтобы поблагодарить, Дамблдор незамедлительно отправился в подземелья. Раньше, пожалуй, никто и не видел от него такой скорости, такой прыти, но время с недавних пор стало утекать как вода, все стали его заложниками... И, подверженный всеобщей "панике", он старался решить проблему как можно скорее. Старался. Но его стараний было недостаточно. Неверно. Всегда было неверно, сколько ошибок! Неверно работал, неверно дал, неверно объяснил, неверно учил... Школа, Орден, Министерство, Томми, маленький мальчик вырос таким, каким он не должен был быть. Неверно. Таким, каким Альбус не мог его воспитать. А факты на лицо.
Все боятся злодея, монстра, даже не зная его в лицо.
Иногда Альбусу казалось, что он сам создатель этой ситуации. Что он монстр. Он воссоздал из Тома то, что жило все эти годы в его подсознании. Его. Или того, кем мог бы стать он сам, если бы всё сложилось иначе. Что всё это началось давным-давно, когда он сам был ещё студентом. Что всё это было предрешено ещё тогда, а каждый свершённый выбор - попытка самообмана!
"Нет, не время для психологического анализа, маразматичный ты старик окаянный, от тебя ждут... Снова чего-то ждут. А ты не там и не тут... Неверно." - он почти летел по лестницам, пока не оказался в полумраке среди каменных плит. "Неверно. Теперь все мои запланированные шаги неверны. Всё сворачивается, не успев развернуться. Вся эта игра давно перестала быть игрой... Она никогда ею и не была."
- Флитвик?
- Альбус!.. - он пропершил горло и поспешил исправиться, - Профессор, сэр!
Дамблдор ладонью остановил его и мотнул головой, ясно давая понять, что вопрос о портале в подземелье он берёт на себя. Флитвик оставил директора наедине с этим крылом мрачных коридоров, удалившись, должно быть, в направлении Люпина и его товарища. "Что же... Нечего медлить. Начнём издалека, сужая границы", - он достал артефакт.

Неверно. Руна пошла ко всем чертям: не успел Альбус даже дочертить её, как раздались шуршащие звуки и тихие шаги, неожиданность которых стала причиной в судороге руки Дамблдора. "Не успел. Снова я всё делаю... Неверно!" - ругая себя, он быстро исправил руну, а после этого стёр её, чтобы та не принесла никаких неприятностей. И тут же, конечно, поспешил проверить, кто скребётся в одном из узеньких закоулков, до последнего надеясь, что это просто мышь... Или что ему показалось!.. Нет, звук был абсолютно чёткий, мышей тут никогда не бывало на его памяти.
И пусть память Альбуса - вещь обманчивая, а то действительно была не мышь. И не кошка. А гость из другого времени. Чем ближе был директор к источнику звука, тем более он в этом убеждался, хотя гость и метался меж стен, словно загнанный в угол зверь. Шёл громко, чтобы не испугать. Но держал палочку наготове - на случай,если неприятель. Он шагнул за камень холодных стен, остановился, развернулся на пятках и в полумраке едва сумел различить худой, невыразительный девичий силуэт. "Студентка", - думал он.
Неверно.
Он выставил палочку вперёд, и на её кончике зажёгся огонёк, тёплым светом озаривший гостя. Гостью. Он даже не понял. Картина Арианы в кабинете изображала её совсем иначе. Когда-то он помнил её такой, но теперь он так привык к улыбчивой застенчивой мазне, что... Даже не понял. Пока не услышал её голоса.
- Papá? - на французский манер, популярный когда-то давно, колокольчиком звякнул девичий голос, - Papá!
До боли. Знакомый. Голос.
Наверное, он должен был подумать, что он спит. Что он в бреду. Но он не думал теперь абсолютно ничего, словно бы его череп разломили пополам, высунули всю способную хоть сколько-нибудь мыслить начинку, череп склеили назад и поставили на место. Его одновременно бросило в жар и в холод. Палочка выпала из его рук, огонёк на её конце тут же погас. Интересно, а выбить палочку из рук психологической атакой - считается за победу? Может, теперь мощный артефакт таким незатейливым образом оказался в подчинении юной Дамблдор, но сейчас никто, совершенно никто не задался бы этим вопросом.
Без мысли он механически схватился за резиновое ухо и немедленно его снял, убрал в карман.
- Папочка! - её нежный голос резал без ножа, срезал с сердца ороговевшую плоть. Грубо, неосторожно - отчего то начинало кровоточить и болезненно, усиленно отдавать бурлящей кровью в голову, - Папочка, я не хотела! Прости меня. Прости меня! Я не хотела!
Почему папа? Он не спрашивал. Он даже не задумывался. Помешкал на ровном месте, поднял палочку, не сводя своих глаз с Арианы. Очки соскользнули на пол и разбились, но какая разница? Это она. Не призрак: живая. Она. Та самая. Его ночной кошмар. Его трагедия. Его страх. Его боль. Его печаль. Это она? Альбус взял девушку за руку и незамедлительно повёл её из лабиринтов подземелий.
- Флитвик! Побудь тут ещё! - объясняться в такой момент у него не было никаких сил. Эгоистично? Неправильно? Он не мог иначе, он... Он хотел разрыдаться, но его сухие глаза не были способны, не были же...
Неверно. Горячая влага уже скопилась в уголках голубых глаз.
Не произнося больше ни единого звука, он повёл по большей части короткими путями-портретами Её в свой кабинет, словно бы желая спрятать. Укрыть от ненужных взглядов. Словно бы боясь чего-то, боясь вопросов, ответов. Неверно. Боясь самого себя. Боясь, что кто-то назовёт его по-имени - и она мгновенно исчезнет, рассыплется, словно фантом, словно его безумная иллюзия, или придёт в ужас, возненавидит его, обернётся против него, закричит, заплачет... ОТРЕАГИРУЕТ.

Он не был готов. Надеялся. Мечтал. Ждал. Боялся. Не был готов. Этот день сегодня убил многих - и, кажется, Альбус не станет исключением. Двери, лестницы, свечи... По дороге им встретился Кровавый Барон, но Дамблдор даже не обратил на него внимание, потеряв всю свою обыкновенную обходительность. Наконец, горгулья без лишних слов раскрыла проход к кабинету директора школы. Заведя девушку внутрь за руку, он мгновенно захлопнул за собой дверь. И  даже если по дороге девушка задавала вопросы, то здесь... Сейчас... Тихо. Пауза затянулась.
Вот она стоит перед ним. Он мечтал вернуть её к жизни многие годы. Фантазировал. Надеялся. Он охотился за эликсирами, знался с лучшими алхимиками, искал редчайшие артефакты - всё напрасно, всё неверно. Она пришла сама. Вот же. "И... Что?" - наконец, подумал он.
Хлопающие крылья Фоукса разрушили тишину.
- Ариана, - Альбус не произносил этого имени. Давно. Долго. Каждый раз это имя казалось ему каким-то чужим, но сейчас... Сейчас чужим было что угодно, только не Ариана, - Ари... - судьба смеялась над ним! Потешалась! Делала из него дурака, безумца! Обидно, что он это понимал, но не мог противиться самому себе. Он улыбнулся глупо, почти безумно, - Ари, я не папа... Ну. Посмотри-ка внимательно, - он даже наклонился к ней, а потом осознал, насколько нелегко пятнадцатилетней сестрёнке будет опознать братишку в старике, которому без преувеличений сто лет в обед. Ладонью он провёл по лицу, нужно было умыться. Он похлопал себя по щекам и закинул руки за голову, заходив кругами на ровном месте.
- Это же нечестно. Или честно? - "Я так давно ждал наказания! Расплаты!.. Это она? Нет? Что это? Издёвка? Смех в лицо? Я должен тебя вернуть? Туда, где я довёл всё до того, что... Том... Нет, Геллерт", - мысли, которых сначала не было, резко накинулись а него всем скопом и начали путаться, сводить с ума, - "Чёрт возьми, это же Ариана!" - он похватал себя за волосы, а затем понял, что всё это время слёзы чуть не фонтаном били из его глаз. "Аберфорт. Его нужно позвать. Надо ему сказать. Потом. Я столько должен сделать!.. Я столько должен! Я сам не заметил, как погряз в долгах этому миру!" - он уставился вверх, утирая лицо рукавом, - "я не знаю, что ты. Но спасибо. Я ненавижу тебя, злодейка-Судьба, ненавижу тебя, но спасибо!"
- Ариана? - он опустился перед девушкой на колени, чтобы смотреть на неё снизу вверх. Его голос задрожал - ну?.. Узнаёшь, малая?[icon]http://funkyimg.com/i/2D7NV.gif[/icon][sign]http://funkyimg.com/i/2D7NX.gif[/sign]

Отредактировано Albus Dumbledore (2018-11-04 20:24:08)

+2

4

Ариане шесть.
Она идет по темно-серым коридорам, крепко держа маму за руку. Кендра выглядит прямой, как железный прут, гордой, стойкой и ослепительно красивой, но Ариана видит белесые липкие щупальца горя, оплетающие ее, липнущие к ней, как нити медуз, впрыскивая свой яд отчаяния ей под кожу. Она почти видит его, растекающегося по ее артериям, венам и сосудам. Она не понимает, что это. Но она знает, что это плохо. Они пришли, чтобы помочь папе, но не могут помочь даже сами себе.

Это место.
Черное. Постоянно меняющееся, будто не имеющее постоянный вид. Арианна догадывалась, что так должна выглядеть магия. Магия, которую она так боялась, которую не хотела больше использовать. Из-за магии увели папу, из-за того, что она колдовала. А значит, магия - это зло. Она не может ей пользоваться, не может допустить, чтобы увели еще кого-то. Но это место... Оно было сама магия. Зеленый огонь, появляющиеся из неоткуда люди, самостоятельно опускающаяся кабина, везущая людей. Но главное - стены. Стены, ежесекундно изменяющие свой рисунок. Это место было самой магией. И она, окружая Ариану, находила отклик в темной, зияющей дыре, образовавшейся где-то в животе девочки, там, где раньше была яркая вспышка былой магии.

Странно, раньше она не ощущала эту давящую, тянущую тяжесть магии. Она казалась естественной, приятной, согревающей. Но не сейчас. Крепко сжимая ладонь матери, Ариана прижала другу к животу, стараясь заткнуть ту дыру, которая разъедала ее, как ржавчина, отдаваясь железным, кровяным привкусом во рту. Они стояли в зале, темном, затхлом. Она видела папу, сидящего в центре, вокруг него были люди. Много. Много людей, переполненных магией, сливающихся в один большой организм, одного монстра, не видящего, не слышащего. Ариана не понимала, почему они тут. Она только знала, что они должны помочь папе. Наверно, они должны были защитить его . Наверно, от этого монстра. Мама что-то говорила. Ариане не нравилось, как они на нее смотрели. Изучающе, почти осуждающе, выжидательно, подпитывая медузьи нити горя, удлинняя их, окутывая ими Кендру, как кокон. А потом они что-то сказали.
И сломали маму. Ариана почти видела, как гнется железный прут ее воли, державший ее все это время. А потом увели папу. Увели... Черные, страшные, огромные. Они будто заполнили весь зал. Они были ужаснее, чем все это место, чем стоглавое чудовище, ломающее мать, чем дыра в ней. Они заставляли ее расти, разъедать Ариану дальше, выжигая на своем пути все органы. И только бледное лицо отца светилось среди черноты, заполнившей все пространство вокруг.

Яркий свет погас. Раздался звук падения деревянного предмета. Ариана моргнула. Еще раз. Сфокусировала взгляд на лице, искаженном шоком. Оно светилось в темноте так же, как и тогда. Он старался двигаться медленно, будто боялся спугнуть ее. Ариана не понимала, почему. Она не понимала, что не так. Страх не исчез, но притаился где-то в глубине, готовый с новой силой обрушиться на нее в любой момент. Мужчина наклонился за волшебной палочкой, так же не сводя с нее глаз. И Ариана боялась пошевелиться под этим взглядом.
А потом он взял ее за руку. Своей теплой, живой ладонью. Как когда-то давно. Сжав ее пальцы, он потянул ее куда-то, проходя через стены и картины. Это место тоже было магией. Но не как то, не как тогда. Там все было черное, извивающееся, непостоянное. Здесь все светилось изнутри, не помогая дыре разъедать ее, но насыщая, наполняя ее. Магия. Тоже магия.

Ариана сжала ладонь крепче, двумя руками. Шагала вплотную, стараясь не отставать и на полшага, надеясь, что он сможет ее защитить от этого. Оградить от магии. Она не хотела ее, но чувствовала, как та, внутри нее, радостно отозвалась на место, в котором они были. И чем дальше они шли, тем ощутимее была пульсация дыры.
- Я не хочу туда, рapá! Пожалуйста, давай не пойдем туда! - шепотом просила она, боясь привлечь внимание стен.
Но они все шли и шли, проходя коридор за коридором, сворачивая в один тайный ход за картиной за другим. Все это время она пыталась уговорить его не идти туда, там только хуже. Но он все шел сам и вел ее.
Наверно, она заслужила. Она не смогла спасти его тогда. Они с мамой старались, но черные все равно его забрали. Да, она заслужила. Но все равно было страшно, дыра в груди радостно впитывала в себя все магическое, готовясь в любой момент расшириться и поглотить ее полностью.

Так уже бывало. Такое уже происходило. Ариана ненавидела, когда так происходило, и боялась этого больше, чем самой магии. Она не помнила, что тогда происходило. Память отказывалась воспроизводить это. Но всегда это было что-то ужасное...
Словно вспышка перед глазами встало бледное лицо матери, ее изломанное тело, лежащее на темном полу дома, выделяющееся на нем, словно вырезанное.
Ариана судорожно вздохнула.
- Пожалуйста, давай не пойдем туда, - в очередной раз взмолилась она, но он уже прошел мимо горгульи, взлетел по лестнице и завел ее в кабинет, запирая за собой дверь.
Ариана замерла посередине, обняв себя за плечи и боясь вдохнуть. Здесь было все из магии. Стопроцентная концентрация. Она боялась вдохнуть, чтобы магия через нос, рот не проникла в нее, не распространилась по телу через легкие, заполняя, переполняя... Чтобы не случилось опять. Не сейчас. Не с ним. Она и так подвела его. Но магия все равно попадала, заползая через поры, оплетая ее, как когда-то отчаяние мать.

Рядом захлопали крылья, и Ариана невольно отшатнулась.
- Ариана, - сказал, наконец, он.
Голос не был похож на отцовский. Но она мало его помнила, может, это память ее подводит, искажая, стирая.
- Ари, я не папа... Ну. Посмотри-ка внимательно.
Ариана судорожно вздохнула, наполняя пропитанным магией воздухом легкие. Дыра жадно впитала ее, расширяясь, разъедая ее. Она с нарастающим страхом смотрела на мечущегося по кабинету человека, перестав понимать, что ему от нее надо, если он не отец. Зачем она здесь? Может, это тот, злой, так пошутил над ней? Дал поверить, что отец снова с ней, держал за руку теплой ладонью, а затем так жестоко все разрушил, помогая дыре захватить ее, сломать ее, убить.

Но человек не был похож на того поведением. Тот был злой, самоуверенный, плохой. Этот казался таким же сломанным, как и она. Они были похожи. Она не чувствовала опасности, исходящей от него. Только боль, тяжелыми камнями лежащую на нем, придавливая к земле.
- Ариана? - он перестал метаться по комнате и встал на колени прямо перед ней, сверля взглядом. Ну? Узнаёшь, малая?
Ариана широко распахнула глаза.

Вспышка.
- Что? Не догнать, малая?
Ариане шесть.
Дыра еще не разъедает ее изнутри, обжигая края черной, сгустившейся магией. Они бегают по двору, играют в догонялки. Ариана безуспешно пытается догнать братьев, которые то и дело замирают, ожидая ее, но в последний момент снова срываются на бег, ускользая от ее пальцев. Но Ариане смешно, она хохочет, глядя на них, и дает себе слово, что обязательно поймает, если не Альбуса, то хотя бы Форда.
Взвизгнув, девочка бросается на старшего брата, в этот раз, или не успевшего, или специально не пустившегося наутек. Она запрыгивает ему на спину, обхватывая плечи руками. Ей нравится думать, что это она его поймала. Альбус же, переключившись на новую игру, скачет галопом по двору, теперь уже уворачиваясь от ручонок Форда.

- Алька? - Ариана медленно дотронулась пальцем до щеки брата. - Но ведь...
Она видела его несколько минут назад. Он был молодой. Он их защищал. А сейчас...
Ариана в ужасе смотрела на морщины, избороздившие его лицо. Будто сто лет прошли за эти минуты. Но ведь она такая же. Ариана бросила взгляд на свою руку, все такую же, с гладкой кожей, не сравнимой с его старыми ладонями.
- Это я, - выдохнула Ариана. Ее начала бить дрожь, а чернь из дыры все быстрее начала заполнять ее, сжигая чувством вины, страхом, затапливала ее, не давая дышать. -Это я сделала. Это я. Я не знаю как. Как все вернуть? - Слезы покатились по щекам. Они казались ей черными, как то... другое... Что выходит, когда дыра берет верх. - Я не хотела! Это я ее вызвала. Я думала тень спасет меня. Она не была черной, а голубой. Но она сделала все хуже. Я не хотела, Альбус!
Неожиданная мысль прошила ее насквозь, раскаленной проволокой выжигая сознание.
"Где Форд?"
- Форд? - голос сел и больше походил на хрип. - Где Форд? Он ведь не?...
Фигура матери, куклой сваленная на полу, снова встала перед глазами. Дрожь била все сильнее. Ариана попыталась вдохнуть, но ничего не получалось. Она вцепилась в рукав мантии Альбуса, до побелевших костяшек сжимая пальцы.
Она не хотела.
Ей было страшно.
Она не знала, как это остановить. Обычно, ей помогал Форд.
Но его не было.
- Нет... Нет... Только не это. Пожалуйста, только не это...
[nick]Ariana Dumbledore[/nick][icon]http://funkyimg.com/i/2MyVu.gif[/icon][zvanie]<lz><a href="http://allgenerations.rusff.ru/viewtopic.php?id=1331#p121938">АРИАНА ДАМБЛДОР</a></lz>[/zvanie]

+3


Вы здесь » | Three Generations: I would rather die | » Хроники Хогвартса » What goes around comes around [1981, November]