Be my hero, mother © [1981, November]
» Regulus Black — 12/12/2018

When it rains, it pours, right? [1981, November]
» James Potter — 13/12/2018

Ministry of Magic has no rights, p.1 [1981, November]
» Alice Longbottom — 13/12/2018

The day when Mungo fell, p.2 [1981, November]
» Susan Bones — 14/12/2018

Death pays all debts © [1981, November]
» Amy Carter — 14/12/2018

Danger hides in beauty and beauty in danger © [1981, November]
» Leonard Ross — 16/12/2018

Caution is the parent of safety © [2023, October]
» Aurora Sinistra — 16/12/2018

Ashes to ashes dust to dust [1981, November]
» Mackenzie McKinnon — 16/12/2018

The day when Mungo fell, p.1 [1981, November]
» Antonin Dolohov — 17/12/2018

Order of the Phoenix; p.1 [1981, November]
» Frank Longbottom — 17/12/2018

Humble your fate © [1981, November]
» James S. Potter — 17/12/2018

Time is all we have © [2023, October]
» James S. Potter — 17/12/2018

Seems the monster always wins © [1981, November]
» Lord Voldemort — 17/12/2018

Different people - same issues © [1981, November]
» Charlotte-Anne Rowle — 17/12/2018

Make or mar © [1981, November]
» Deborah Hayes — 18/12/2018

Where there’s a will, there’s a way [1998, May]
» Damian Dolohov — 21/12/2018

What brings you all here? [1981, November]
» Hestia Jones — 25/12/2018

Time heals all wounds © [1998, May]
» Hestia Jones — 25/12/2018
Сердце, казалось, сходило с ума, как и сама Кларисса, наблюдающая за живой грязнокровкой. За живой Тройэн Картер, касающейся ее внучки. Взгляд непроизвольно скользнул по коридору, надеясь заметить что-то, что намекнуло на абсурдность ситуации. Возможно, троллей или великанов в гостиной. Ведь не может мертвая вновь стать живой. Да еще и спустя двадцать лет. Грегори. Глупая надежда увидеть и его. Если Хеллоуин решил припоздниться, явить мертвых живым, то, может, судьба сжалилась и над ней.
0180 0090
0080 0140
ссылки
ссылки
игровое время:
2023/17/10: вторник
1998/8/05: пятница
1981/2/11: понедельник

| Three Generations: I would rather die |

Объявление


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » | Three Generations: I would rather die | » Хроники Хогвартса » Humble your fate © [1981, November]


Humble your fate © [1981, November]

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

https://i.imgur.com/ym8SXMV.gifhttps://i.imgur.com/LKj7aiP.gif

Время и дата:
Поздний вечер 1 ноября, за полночь 2 ноября

Место:
Лес вблизи Норы

Участники:
Ginevra Weasley, James S. Potter, Bellatrix Lestrange, [income]
Описание:
Немного отсидевшись в Котле, Джинни решила отправиться в единственное место, где ей могли помочь - Нора. Но не желая вести за собой хвост, девушка трансгрессировала в лес поблизости, где совершенно неожиданно повстречала молодого человека. Она не ожидала, что он окажется ее старшим сыном. Но их ожидала еще одна встреча - менее приятная.

0

2

Дополнительно: 16 лет.
Внешний вид: уставший вид, одежда в стиле кэдуал - джинсы и теплая кофта с длинным рукавом
Состояние: напряжена и взвинчена, посттравматическое стрессовое с вероятностью сотни процентов.
С собой: вп, резинка для волос.


В ее жизни никогда не бывает покоя. Уизли - не спокойны, шебутные, безусловно активные и деятельные. Их всегда много. Они всегда придут на выручку, станут друг за друга горой. Рядом с ними всегда будут герои, и они будут героями. Джинни тоже в некотором роде герой. Хотя, конечно, ее вклад в общую победу не такой большой на первый взгляд. На второй, может, тоже. Лавры получают все, кроме нее. Плохо быть младшенькой. И не то, чтобы Джинни стремилась быть первой, быть на виду... ну да, как и любой девушке, ей хотелось быть замеченной, оцененной. Она настрадалась всяко больше, чем другие. И ей было искренне, от всей души жаль погибших. Мерлин дери, Джинни чувствовала себя разбитой, как будто не они победили в войне, хорошие ребята и настоящие герои, а кто-то другой. Очень-очень похожий, но все же чужой. Какая-то  другая версия Джинни. Девичьи представления о героизме и героинях столкнулись с отвратительной реальностью, где никакого почета и благодарности, только горечь, боль и мрак. Пока что. Но всем нам в шестнадцать лет хочется мечтать о моментальном результате. Но, может, ей не столько хотелось прославиться, получить слова благодарности - ей это, в принципе, никогда особо нужно не было, - но под этими примитивными подростковыми шаблонами лежит истина, что одинокому ребенку просто нужно сказать, что он молодец. Что Джинни Уизли - молодец.
Молодец, что держится после смерти брата. Молодец, что весь год противостояла режиму Кэрроу и принимала огонь их гнева на себя. Она, Невилл, Луна, Лаванда. Ребята, которые не обязаны были геройствовать, но не могли иначе. Какие-то магллорожденные студенты в следующие послевоенные дни говорили о психологах. Кто такие? Джинни поинтересовалась, что это за профессия. Возможно, работа с психологами действительно не помешала бы. По крайней мере для того, чтобы выговориться. Ведь после такой смелости, отваги и самоотверженности, свернуться калачиком в объятьях друзей или близких и реветь, реветь, реветь - слишком не по-геройски. Никто не мог себе этого позволить. Джинни тоже. К тому же, они были во времени, где никто не пережил еще тяжести войны и не знает ничего о подвигах. Следовательно, время геройства еще не закончилось, хотя Джинни и чувствовала себя ужасно уставшей.
Гарри молодец, Невилл молодец, молодцы все эти дети и взрослые, особенно взрослые, которые выбрали путь защитников мира - они действительно настрадались. Джинни не представляла, какие новости придут родителям погибших. Она не смогла попасть в Выручай-комнату, сгоревшую дотла. Выручай-комната тоже молодец. Только ей об этом никто не говорит, а она молчит и никого внутрь не пускает, пытаясь собрать себя из пепелища. Со всем свойственным максимализмом пропорционально врожденной аналитичностью, Джинни не может утопить себя в жалости и позволить себе слабость, но позволяет себе признать, что она не железная. И что последнее, что ей хочется сейчас - это оставаться одной, возвращаться к мирной жизни и пойти пить чай с мамой, которая потеряла одного из сыновей, а в этом времени, куда закинул ее портал, она наверняка играет с близнецами. И счастлива.
Все это пришло ей в голову на поляне цветов, за которыми виднелся ее родной дом. Нора. Почему сюда? Стоя на площади Гриммо, мялась у порога в нерешительности, как последняя трусиха. Внутри Вальбурга, которая еще жива, и она не особо хочет контактировать с этой женщиной... Да кто знает, что будет. Джинни просто не знает, что ей делать. Беречь себя? Гарри всегда так говорит. Он так бережет ее, Джиневру, словно она цветок, который следует держать на подоконнике всем на радость, и не допускать холода. Джинни сама - лед и пламя в разных проявлениях. Две крайности. Да, конечно, Гарри, можешь не сомневаться, что Джинни выдержит и сдержит слово. Здорово снова оставить ее одну, в сомнениях и переживаниях, что происходит на фронте. Она не мама, что сидит дома и охраняет очаг. Молли тоже не такая, она готова в бой и порвать всех врагов за близких. Только у нее нет выбора, поэтому сражается кто-то другой. Она создает комфорт, уют и защищенность психологическую, будучи теплым человеком, который не бросит в беде и приютит. Вот почему она решила трансгрессировать в единственное место, где ей могли помочь - Нора. Туда, куда возвращаются все уставшие дети за советом. Домой. Даже если сама она только пару месяцев, как родилась. Ну, хронологически... Голова кругом.
Сделать шаг навстречу к дому оказалось непомерно трудно. Что она скажет и как объяснит все происходящее? А если приведет за собой хвост? Видимо, возвращение придется отложить. Если она придет домой, то обратно не выйдет. Молли не отпустит, особенно если увидит свою взрослую дочь перед собой. Да и это было бы шоком для только недавно родившей женщины. Рисковать семьей она не может, даже если они примут ее и все, что она расскажет. Джинни еще имеет совесть и, может, еще не время переставать геройствовать. Джинни вспомнила Луну с ее странным холистическим мировоззрением. Если Вселенная что-то делает, то это к чему-то приведет, к чему должно привести. Значит, Уизли на верном пути.
Поэтому гриффиндорка делает шаг назад, в сторону леса, и уходит с опушки, переваривая в тишине все то, что творилось вокруг и что она услышала от компании ребят из будущего. Ее улыбала мысль, что, судя по всему, у них с Гарри было будущее. Выходит, он действительно бережет ее не потому, что она балласт, а потому что влюблен в нее. С другой стороны, она все еще испытывала недоверие ко всей этой истории. Об отношениях младшей Уизли и Поттера было известно многим, так что не стоило выбрасывать из внимания возможность того, что гости из будущего приврали, чтобы втереться в доверие. У Джинни не очень с доверием, в принципе, по жизни. И эта ситуация хоть и приятна, до бабочек в животе, но и под сомнением. Ладно, мозгошмыг с ними, с теориями - будь, что будет. Ноги приведут ее куда нужно. Хотя уже и очень темно. Джиневра и не заметила...
Шорох листвы под ногами отвлекал от других звуков. Но чуткий слух и шестое чувство рыжей ведьмы всегда работало остро. В лесу был кто-то еще. И страх, предательски забравшийся в пятки, вдруг привел ее к мысли, что она все же привела за собой нежелательных гостей, что подвергла свою семью из прошлого опасности. Джинни крепче сжала волшебную палочку, насторожившись, и медленно и осторожно пошла дальше, зажгла при этом кончик волшебной палочки.
- Эй! Кто здесь? Выходи! - Негромко, но слышно произнесла Уизли своим командным грубоватым голосом, озираясь по сторонам. Любая вспышка заклинания, любое движение фигуры в ночи - и она обязательно отразит агрессию каким-нибудь сильным заклинанием. Рука не дрогнет. И с этой решительностью и настороженностью в выражении лица, в интересах партизана выйти к ней сейчас. Не стоит играть на расшатанных нервах настрадавшейся юной ведьмы. Женщины рода Пруэттов будут пострашнее обскуриев. [icon]http://funkyimg.com/i/2NvRw.png[/icon]

Отредактировано Ginevra Weasley (2018-11-25 20:06:03)

+1

3

● Дополнительно: 19 лет, практикант ЗоТИ, только недавно из гостей от Темного Лорда
● Внешний вид: белая (но уже не очень) рубашка, джинсы, кеды, сумочка Гермионы, мантию где-то потерял
● Состояние: уставший и с головной болью, уже не уверен, что сможет порвать Темного Лорда на сотню Темных Лордиков
● С собой: волшебная палочка, кольцо Блэков


Сон - непозволительная роскошь для любого человека, достигшего возраста совершеннолетия. Если еще в школе можно проспать первый урок, притворившись больным или придурком, то проспать на работу - значит, не сносить на плечах головы, потому что теперь от тебя зависит многое, как, например, жизни жителей маленькой деревушки на юге Франции, которых медленно, но верно выкашивал Полночник, или студенты пятого курса, которые ржут с одного слова "полночник" и которые даже не читали о том, как больно это существо кусает за жопу. Пардон, за другое место, но эту информацию можно почерпнуть в учебнике для пятых курсов "Теория защитной магии" под издательством Слинкхарда. Логики в этом учебнике мало, но некоторые главы заставляют задуматься - а, значит, учат мыслить, опираясь на полученные ранее знания. Сон же от Лорда Волан-де-Морта носил вообще непонятно какое назначение, потому что пытать пленников лучше, когда те хотя бы себя менее дерьмово чувствуют. Ломота во всем теле и головная боль внезапно стали спутниками, от которых сильно  хотелось избавиться. Гермионы рядом не было, зато была тумбочка - обычная деревянная тумбочка, начинённая темной магией под завязку. Она не заменяла бывшую Грейнджер, но заставила извилины шевелиться - совсем как это сделала бы тетя. Поттеру пришлось приложить немало усилий, чтобы устроить небольшой "бум" внутри тумбочки, схватить все, что там лежало, включая палочки и сумку Гермионы, и рвануть по пустым коридорам навстречу открытому окну. Для операции "побег" пока что происходило все слишком гладко, поэтому, оказавшись снаружи, парень пробежал еще метров двести и трансгрессировал, как только услышал позади себя характерный треск заклинаний.
Улицы Лондона встретили старше-младшего Поттера шумом и гамом, и это несмотря на то, что была глубокая ночь. Это гриффиндорец определил по светящей в небе луне и призывно светящимся вывескам магазинов и баров, потому что каждый дурак знает, что луна светит ночью, а солнце - днем. Джимбо только было двинулся в сторону Гриммо, но заметил в толпе завернутую в черный плащ фигуру. Белая рубашка не самый лучший способ конспирации, поэтому, резко выдохнув, парень трансгрессировал. Хорошенькая блондинка подавилась своим кофе и повалилась в обморок, увидев, как молодой человек исчез с места.
Было холодно. Джимбо не следил за своими мыслями, когда трансгрессировал, но все-таки думал о безопасном месте.  Луна больше не светила в глаза, потому что высокие кроны деревьев частично закрывали ее, делая лунный свет более рассеянным. Поттер повалился на землю, сжимая в ладонях сухие еловые иголки. Вокруг все было будто бы ненастоящее. Ненастоящий Темный Лорд, ненастоящий портал, ненастоящая девчонка тетя Гермиона. Только иголки, колющие пальцы, были настоящие, и этот ночной воздух, который как густой мед оседал в легких.
Джимбо завалился на спину, прикрыв глаза. Белая рубашка все равно не доживет до конца этих суток. Еще неизвестно, доживет ли он сам. Сможет ли он когда-нибудь еще хоть раз поцеловать Викторию? Затискать сопротивляющегося Альбуса? Заплести косы Лилу?
Оторваться от Регулуса и Тэда было самым худшим поворотом за все прошедшее время. Да даже за всю его короткую жизнь. Не запускание корабликов по реке в маминых туфлях, и не решение расписаться в бумагах отца вместо него, потому что папочка устал и хочет спать. Нет, от этих вещей не зависела жизнь Джима, а только целостность его задницы. Сейчас же даже никто вокруг не мог ответить на вопрос, какой сейчас год, куда идти и что делать. Если бы это все только было сном, и можно было сейчас проснуться дома от голоса мамы, которая зовет на кухню кушать блинчики - да Поттер многое бы отдал сейчас, чтобы услышать голос мамы!
- Эй! Кто здесь? Выходи! - командный, до боли знакомый голос заставил Джеймса резко открыть глаза. Подскакивать сейчас было не лучшей идеей - да, он думал о матери, и голос действительно был похож, но... Не тот. Другой. Более... Молодой. Но Джинни еще не родилась. Возможно, она была уже в проекте, но не в том, чтобы разгуливать по лесу и приказывать куда-то выходить. Поттер бесшумно сел, запуская руку в сумку, и наощупь достал свою палочку. Ее древко было резное и залихвастническое, у тети же Гермионы палочка была строга в характер своей хозяйки, с аккуратным изящным узором.
Джим начал тихо подниматься на ноги - все-таки чем Мерлин не шутит, и не стоит встречать кого бы то ни было, сидя под деревом - но предательский сучок хрустнул под ногой, и Джимбо нутром услышал треск оторвавшегося от палочки в руках неизвестной девушки заклинания. Структура чар "протего" на милисекунду возникает в голове, и палочка даже не успевает сработать - Невербальная магия закрывает гриффиндорца, и заклинание разбивается о щит. Парень, моргнув, наконец видит фигуру вконец осмелевшей девушки, вышедшей из-за деревьев.
- Шкаф, блинчики, одеяло! - выпаливает Поттер, ориентируясь на неожиданность и схожесть с бывшим директором Хогвартса. Конечно, Алсев подошел бы на эту роль больше, но не стоит пугать людей такими сочетаниями имен. По крайней мере, в этой временной зоне.

+2

4

Хруст сломанной ветки справа от ведьмы заставляет вздрогнуть. Так резко, почти рефлекторно и по привычке агрессивно взмахнуть палочкой, отправляя в неизвестного атакующим заклятием. Выспышка конфундуса в темном лесу также стремительна, как молния перед раскатом грома. Ее чары отражают. Вернее, блокируют Протего, очень умело и оперативно, с ловкостью аврора или очень сильного мага. Джинни была очень ловкой. Ловцов в команде, потом охотником. В дуэлях она всегда шла на опережение. Но сейчас что-то пошло не так. И она была готова выстрелить вновь, если бы не тарабарщина, которую начал плести неизвестны, выходя следом с поднятыми руками.
Шкаф, блинчики, одеяло. Джинни по инерции улыбнулась, раньше ,чем поняла, что ее эта фраза развеселила. До чего же это милая фраза, с которой только можно было выйти сдаваться. Из-за деревьев показалось лицо молодого человека. Девушка и парень вышли друг другу навстречу, все еще внимательно всматриваясь в темноту. Встретить кого-то здесь казалось неожиданным событием, но они оба, к удивлению, оказались к этому готовы. Ну, еще бы. В такие времена нужно быть наготове в любую секунду и в любом положении. Даже если ты мирно принимаешь душ, за шторкой на тебя может направлять палочку какой-нибудь недоброжелатель. Джинни щурится недоверчиво, когда равняется рядом. Потом чуть ухмыляется, в очередной раз прогоняя в голове его фразу.
Джинни говорит:
- Простыня, медовуха, акация. - Кривит лицо шутливо, не понимая, почему вдруг именно эти слова. Также шутливо задает риторический вопрос: -А, мы не в ассоциации играем? - Выдерживает улыбку из вежливости где-то две секунды, а затем снова принимает стервозный вид, натренированный последним годом пребывания в школе, и с нескрываемым сарказмом в голосе будто бы наезжает [еще сама не решила точно, поэтому просто действует]: - Кто ты, блин, такой? На егеря не похож, на лешего вроде тоже.
Возможно, все дело в банальной усталости. Возможно, в недоверии к миру. Травмам, которые делали Джинни Уизли нелюдимой с самого детства. К ней не так-то просто подступиться было даже родной матери. Чего уж говорить о незнакомце, который, однако, выглядит очень знакомым на вид, хотя она и уверена, что не встречала его никогда в жизни. У Джинни была хорошая память на лица. Да и не только на них. И абсолютно точно она знала, что не встречала этого парня раньше. Но, будучи в курсе последних событий, не исключала из возможных ситуацию, что они знакомы в будущем. Хотя, тогда, откуда у нее ощущение знакомства сейчас? Бред, безумие. Кто напортачил с этими порталами?! Дурачок какой-то. А теперь кашу не расхлебаешь, которую заварили все вокруг по незнанию.
Словно весь мир сговорился свести ее и друзей с ума. Будто мало проблем и так на их бедные головы. Джиневра путается в происходящем, забывая вообще, в каком она году сейчас. Лес всегда одинаковый, лес обесценивает время и людей, здесь все на законах выживания. Здесь все равны, и территория играет против каждого. У природы свои правила и свои секреты. Вопрос только, как по местности определить, что делать дальше и куда отступать. Парень видно не в курсе.
Но Джинни хорошо знает этот лес, на самом-то деле. Она часто ходила с отцом в эти места, когда старшие дети были в школе. Собирали здесь магические травы, грибы и ягоды, потом с мамой она закручивала варенье, делала джемы и все прочее. И папина, и мамина дочка одновременно.
Так что, если подумать, рыжая знала эту территорию. И да,  с годами здесь мало что изменилось. Разве что, нет зарубок с ее ростом на дереве, но это не проблема. Она его видит перед собой. Совершенно пустым. По инерции касается волос, снимая с них резинку. Да, точно, она помнит, почему с отцом они выбрали это место: на сучке висела резинка, выцветшая, но странная.
- Подожди секунду, - бросает она парню, обходя его, чтобы пройти к дереву. Встает на мысочки, завязывая резинку вокруг ветки. Какая-то добрая, ностальгическая улыбка трогает ее губы, когда очередной паззл в голове сходится. Два фрагмента идеально подходят друг к другу. Вот и предыстория. Удивительно. Кажется, на этих законах и строятся путешествия во времени. Чтобы все было логично, чтобы все будушее было следствием прошлого. Только вот, расслабляться было нельзя.
Поэтому Джин поворачивается к шатену, внимательно разглядывает его, слушает объяснения. Этот внезапный диалог родился из какой-то интуитивной ментальной связи. Парень начал говорить, объясняя то, о чем она еще даже не спросила...
- А ты уверен, что за тобой нет хвоста? Могу вывести нас отсюда куда угодно. Только скажи куда, если знаешь. Потому что я теперь точно не знаю, что делать, но тебе нельзя оставаться здесь. И... еще один вопрос... - Уизли прикусывает нижнюю губу, пытаясь сказать следующую фразу как-то деликатнее, но выходит так, как выходит: - Почему ты с женской сумкой?

Отредактировано Ginevra Weasley (2018-12-07 23:37:51)

+1

5

Рубашка абсолютно не грела, и Джим проклинал сам себя тысячей ругательств за то, что нырнул в омут с головой, даже не догадавшись захватить мантию со стула. Тогда она была не нужна - да кто вообще думает о какой-то мантии, когда есть возможность войти в портал и оказаться невесть где? Точно так же Поттер не думал о новом ухажере Доминик, который очень мило улыбался с экрана смартфона, запечатленный опытной рукой сестры. Он думал, куда девались его сестры. Мало переживал за Альбуса - этот угрюмый слизеринец сам доведет до самоубийства кого угодно. Джеймс никогда не страдал в семье от недостатка любви - наоборот, казалось, ее было слишком много, но она была какая-то... Ненастоящая. Неполная. От каждого члена семейства - по чуть-чуть. Он так привык, что его кто-нибудь хотя бы немножко любит, что сам научился любить также. Немного от уставшей мамы. Немного от почти мертвого после работы папы. Лилу постоянно висела на шее, требуя внимания - и Джеймс обожал дарить ей это внимание, таская по различным местам и показывая различные штуки и карточные фокусы. С Алом они постоянно боролись за внимание, хотя младший Поттер этого не признавал, и не признает до сих пор. Джим ощутил себя по-настоящему нужным только лишь когда очутился в Хогвартсе, в компании Дом и Джо, которые были рядом изо дня в день, и неважно, чем они занимались - носились по школе, грабили кухню, ныряли в Озере или просто дулись друг на друга по всяким мелочам. Эта забота и дружба окутывали со всех сторон, и когда гриффиндорец приезжал домой на каникулах, получая любовь от всех родственников в том же объеме, в каком получал от двоих друзей - ему было странно. Конечно, Джимбо взрослел, влезал во взрослые споры и перепалки, пытался обыграть отца в квиддич и напился на свое семнадцатилетие. Желание быть любимым - той любовью, которую завещал всем волшебник в женском фиолетовом платье Альбус Дамблдор - уходило. Больше Джим в нем не нуждался. У него была опора - его семья и его два самых лучших друга.
И в данный момент ему не на кого было опереться.
И его сестрам не на кого было опереться.
И его брату.
Где. Они?
Коридор, который преодолевал гриффиндорец по направлению к открытому окну, пестрил дверями, но они все были закрыты. АлСев не должен был попасть ни за одну дверь. А за Лилу ему поручилась Доминик. Этой блондинке Джим доверил самое дорогое, и теперь его сердце не находило места. Как можно было так лопухнуться и отстать от остальных? Флиртовать с девушкой из прошлого? Позволить околдовать себя Маргарет Фоули?
Фамилия «Фоули» четко прорезала молнией голову и, наверное, оставила там такой же шрам, как у отца. Он теперь тоже мальчик, который выжил. Который выжил после мисс Фоули. После матери Эжени. Он флиртовал с матерью Эжени, которая миллионы раз говорила, как любит мамочку, но никогда в жизни никого с ней не познакомит! Теперь стоит выжить хотя бы ради того, чтобы рассказать об этом Бергстрем!
Джим почти готов был расхохотаться, если бы не было так холодно. Мысли хаотично скачут в голове словно стадо фестралов, пока метнувшая заклинание девушка выходит из-за деревьев.
Однажды Поттер был в театре. От непривычки он проспал половину спектакля, но это чувство ожидания, когда же наконец откроют занавес и начнется представление, а люди все ходят и просят убрать ноги, и стрелки часов давно уже миновали те деления, когда должен был начаться спектакль, а бордовые тяжелые шторы все закрыты. И вот, наконец, в зале тушат свет, и занавес начинает медленно расползаться в разные стороны. На сцене - актеры, замерзшие в неестественных позах, в ожидании начала. Движение занавеса останавливается. Раздается своеобразный «щелчок». Представление началось.
- Простыня, медовуха, акация, - рыжая девочка появляется из-за крон деревьев и Поттер начинает лыбиться, как ненормальный. - А, мы не в ассоциации играем? - это было бы сильно иронично, если бы его сейчас грохнула собственная мать? - Кто ты, блин, такой? На егеря не похож, на лешего вроде тоже.
Джим шумно выдыхает, опираясь ладонями в колени и опустив голову, тем самым давая понять, что не хочет причинить этой девочке никакого вреда. Этой девочке, которая сейчас явно младше его, но которая через каких-нибудь лет десять будет постоянно кричать: «Джеймс, не лезь в шкаф!» - и ловить его падающего из шкафа, «Джеймс, не трогай папину метлу!» - и давать по голове старшему Поттеру, «Джеймс, не ешь улиток!» - и ничего не делать, заходясь от смеха, глядя на сына, который нажрался цветных улиток и пошел пятнами.
- Меня зовут Джеймс. Я из будущего, - А еще я пересмотрел «Терминатора», мам, прости - выпаливает Поттер, понимая, насколько это звучит абсурдно и пафосно. Ему опять смешно и одновременно страшно обременять мать знаниями о своем истинном происхождении. А вдруг он ей не понравится и онa решит не рожать его? Или решит, что Гарри - неподходящая партия, и решит вообще никого не рожать?
- Где мы? Трансгрессировал наугад и не могу понять, куда меня выбросило, - лес не кажется угрожающим, и теперь, сложив 2+2 Джим почти уверен, что он трансгрессировал к «Норе», но не прошел антитрансгрессионный щит и его выбросило рядом. Хорошо, не расщепило. - Бежал от Темного Лорда, спер у нечего любимую сумочку, - девушка смотрит одновременно насмешливо и серьезно, и Поттер готов влюбиться в свою же мать, - да ладно, это сумка... Гермионы. Грейнджер, - добавляет он на всякий случай. Рано или поздно придется признаться ей в своем поттерстве, но не до того момента, пока он ей не понравится и она не захочет такого же прекрасного сына, - Мы познакомились в министерстве, но успели попасть в западню и разминуться. Лорд очень гостеприимный хозяин, но он не учел, что из-за открывшихся порталов некоторые его заклинания подействовали неправильно, - наконец, парень перестает говорить, гипнотизируя глазами мамину резинку. - Может, в «Нору»?

Отредактировано James S. Potter (Сегодня 20:34:43)

+1


Вы здесь » | Three Generations: I would rather die | » Хроники Хогвартса » Humble your fate © [1981, November]