Hogwarts is on fire, p.1 [2023, October]
» Sona Scofield — 15/12/2020

We learn from failure © [1981, November]
» Ginevra Weasley — 15/12/2020

The day when Mungo fell, p.3 [1981, November]
» Amycus Carrow — 15/12/2020

Whatever it takes © [1981, November]
» Bellatrix Lestrange — 15/12/2020

Caution is the parent of safety © [2023, October]
» Silas Nicholls — 15/12/2020

My thoughts be bloody, or be nothing worth [1981, November]
» Ginevra Weasley — 15/12/2020

It is just a bad day in London, p.1 [1981, November]
» Margaret Fawley — 15/12/2020

You can't predict the end © [1981, November]
» Henry Chase — 15/12/2020

Potius mori quam foedari [1981, November]
» Antonin Dolohov — 15/12/2020

Sisters are different flowers from the same garden © [1981, November]
» Charlotte-Anne Rowle — 15/12/2020

Rainbow after the storm [1981, November]
» Teddy Lupin — 15/12/2020

Every great story seems to begin with a snake © [1981, November]
» Neville Longbottom — 15/12/2020

To be awake is to be alive © [2023, October]
» Neville Longbottom — 15/12/2020
пост недели от Lord Voldemort Дамблдор мог сколько угодно рассуждать о силе любви, о ее важности, но это ничего не значило. Другие могли сколько угодно рассуждать о великой дружбе, о жизни, о семье, о великих целях человечества и магического мира в целом, но для Лорда было важно другое - его собственная цель, его бессмертие, к которому он так долго стремился, которое искал и которое почти обрел.




0000
0000
0000
0000
ссылки
ссылки
В игре:
17.10-31.10.2023
08.05-22.05.1998
02.11-16.11.1981

| Three Generations: I would rather die |

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » | Three Generations: I would rather die | » Хроники Хогвартса » Every great story seems to begin with a snake © [1981, November]


Every great story seems to begin with a snake © [1981, November]

Сообщений 1 страница 19 из 19

1

https://data.whicdn.com/images/65111432/original.gif

Время и дата:
4 часа утра

Место:
Хогвартс, Тайная комната

Участники:
Neville Longbottom, Hannah Abbott, James S. Potter, Madeline Smith, Astoria Greengrass, Scorpius H. Malfoy;
Описание:
Невзирая на ужесточенные правила безопасности, группа добровольцев решает спуститься в глубокие подземелья, чтобы встретиться с опасным Василиском и достать все необходимое для уничтожение крестражей.

0

2

Дополнительно: Почти 18 лет, истинный гриффиндорец
Внешний вид: отертые джинсы, помятая майка с короткими рукавами, волосы растрепаны
Состояние: Устал, взбудоражен, но счастлив, хотя и в смятении
С собой: Волшебная палочка, меч, Шляпа


Детям свойственно фантазировать, чтобы мир вокруг был ярче. Создавая образ родителей, которые были живы, но так далеки, Невилл представлял себе бесстрашных бойцов, смелых и отважных. Бабушка рассказывала не так много, постоянно хвалила отца, на которого мальчик с детства мечтал равняться, говорила и о маме, но емко. Августа словно была не в восторге от выбора сына, но благодарна за внука. Может быть Невилл все это придумал. Августа им теперь гордилась и готова была рассказывать всем, кто слушал, как он храбро рассек мечом змею. Не самое дерзкое его решение, но важное. Вспоминая каждый удар, каждые пытки, которые он пережил за год, Невилл удивлялся, как не развалился на части. Кэрроу хорошо постарались и не они одни. Не всегда и не всем удавалось отомстить, хотя ученики не жалели сил и фантазии, чтобы попортить жизнь Пожирателям.
Встреча с родителями была быстрой, внезапной, неожиданной. Сложно сосчитать те ночи, когда ему они не снились, когда он не думал как им помочь, найти способ вернуть их в реальность. Осознавать, что твои живые родители навсегда заточены в больницу - больно. Всем не отомстишь, всех не убьешь. Миссис Уизли убила Беллатрикс, дементор поцеловал Крауча, а братья Лестрейндж отправились в тюрьму. Справедливо ли? Невилл не знал. Его бы воля - он бы всех отправил в объятия дементоров, но сегодня испытал облегчение отрубив руку Рабастану. Это не убийство, но бальзам на душу. Немного жестоко, немного кровожадно может быть даже, только он считал это правильным. Ни один Лестрейндж не должен был никого пытать или убивать.
Невилл прислонился спиной к стене, разглядывая меч в своей руке. Он сжимал его так сильно, будто бы боялся, что тот исчезнет. Но древний артефакт, часть самого Годрика Гриффиндора все еще была с ним. Он имел свойство исчезать и появляться в руках тех, кому был нужен, а значит истинные гриффиндорцы могли быть уверены, что в минуты отчаяния могли рассчитывать на помощь хотя бы так. Лонгботтом блекло улыбнулся собственным воспоминаниям о непростом годе. Они с ребятами сделали многое, постарались на славу. Репутация бывшего, но вновь актуального Отряда Дамблдора раздражала всех Пожирателей, которые были слишком тупыми, чтобы справиться с горсткой ребят. Невилл не боялся врагов, друзья и жизнь научили его быть смелым и отважным. Не зря Шляпа отправила его в Гриффиндор семь лет назад.
Повернув голову в сторону подошедшей Ханны, Лонгботтом чуть улыбнулся. Немного робко, немного устало. Несмотря на все то, что случилось, он испытывал радость. Поступок матери не мог омрачить этого настолько, чтобы он начал жалеть о своем визите в прошлое. Мама сумела его впечатлить своим поведением, манерами, собранностью. Отец был точно таким, каким его описывала бабушка. Но приятно было увидеть обоих в действии, посмотреть, как они работали вместе.
- Ты в порядке? - заботливо спросил он у Аббот. Они оба выглядели так, будто бы снова пережили Битву за Хогвартс, только в более емком масштабе. Рядом не было никого, с кем можно было это обсудить, спросить о новостях их времени. Ни Гарри, ни Рона. Гермиона находилась в Больничном крыле, но к ней не пускали. Это сильно тревожило, никто ничего не объяснял, не говорил. - Так странно, Хани, - Невилл взвесил меч на ладони, разглядывая его. - Он ничем не отличается от нашего, только наверное им еще не убивали Василиска, - Гарри вряд ли примчался в прошлое, чтобы повторить свои подвиги, у него была задача более важная и серьезная - спасти родителей. Невилл понимал его, сам бы согласился на такое. Ведь он мог оказаться на его месте, выбери Волдеморт его, а не Поттера. Только выжил бы он в таком случае?
Несмотря на весь шум и гам за пределами Хогвартса и в его стенах в том числе, в самом замке было как-то слишком тихо. В их времени сейчас все бы на ушах стояли, в коридорах дежурили и с любопытством вслушивались бы во все звуки, но возможно опасность была настолько велика, что преподаватели нашли в себе силы быть еще более строгими. Юноша провел ладонью по волосам Ханны, коснулся губами ее виска. Его поступок можно было расценивать как неимоверную глупость, но у них получилось.
- Я весь пыльный до сих пор, - неожиданно вспомнил Невилл и посмотрел по сторонам, от Большого зала наверх вела лестница и именно там находился туалет Плаксы Миртл. Ничего плохого не могло случиться, вряд ли привидение навредит им еще больше, поэтому Лонгботтом потянул девушку за собой. Этот туалет все равно не работал, девочки сюда не ходили, им приходилось страдать и бегать на другие этажи, поэтому ребятам повезло оказаться так близко от него. Миртл нигде не было видно, может она просто решила устроить себе экскурсию по трубам? - Подержи Шляпу, пожалуйста, - Невилл протянул девушке реликвию, а меч положил на край раковины, не зная, как поведет себя артефакт, если его возьмет не гриффиндорец. Не хотелось бы, чтобы меч исчез. Он мог еще пригодиться. - Что нам теперь делать? - Вопрос был задан не от скуки, Невилл и правда не понимал, в каком направлении им двигаться. Хотелось как-то помочь Гарри, внести свою лепту и не сидеть без дела, пока все остальные сражаются. Они могли бы поискать путь домой, как прилежные дети осесть всвоем времени и ждать развязки всего, но Лонгботтом возмужал за последний год и уже не мог дрожать от страха. Каждая новая стычка с врагом закаляла его еще больше, поэтому он не позволял сомнениям и робости пробиваться наверх.
Ополоснув лицо, он немного взъерошил волосы, убирая пыль и с них. Хороший горячий душ не помешал бы, но его взгляд упал на кран с изображением змеи. Интересно, как Гарри собирался уничтожать крестражи? По идее, он должен был поискать их в первую очередь, в этом времени их всего пять. Но чем их атаковать? Адское пламя - не игрушка. С ним не совладать и в камине не развести. А меч пока еще не пропитан ядом. Джинни рассказывала про клык Василиска, но змей еще жив, чтобы раздавать свои зубы направо и налево. Впервые в жизни Лонгботтом задумался, насколько сложно убить смертоносное чудовище. Перехватив взгляд Ханны, он уже хотел озвучить эти мысли, но вопль Пивза заставил его вздрогнуть, а дверь туалета с грохотом захлопнулась.

+3

3

Дополнительно: 19 лет, анимаг, из будущего
Внешний вид: белая (нет) рваная грязная рубашка, такие же не блестящие чистотой джинсы, конверсы
С собой: волшебная палочка, сумка с пятым измерением Гермионы
Состояние: устал, подавлен, расстроен


Быть первым сыном Избранного - не та судьба, которую бы хотел Джеймс. Если бы там, на небесах, когда шло распределение, и какое-нибудь подобие Шляпы Годрика Гриффиндора спросило его: "Куда ты хочешь, мальчик?" - Джеймс бы, сто процентов, ответил - "Только не к Поттерам!"
С самого младенчества на тебя обрушивается водопад чужого внимания, и приходится развивать нефиговую такую интуицию, чтобы его избежать. Пойти по тому переулку, а не этому, выпить с этим человеком, а не с тем - ну, чтобы на следующий день твое "грязное бельишко" не красовалось на первой полосе с фотографией, где ты сам пьяный в зюзю пытаешься соблазнять фонарный столб.
К Поттерам, вообще-то, быстро привыкаешь. Постепенно становишься Поттером сам. Примерно к двум годам ты уже полноценный Поттер и имеешь право на все: облизывать дверные ручки, опрокидывать на себя гладильные доски, спать в стиральной машине. Затем рождается второй пока-еще-не-Поттер и начинается твой период взросления. Хватаешь жесты отца. Говоришь фразами матери. Учишься держать ложку так же изящно, как тетя Гермиона, при этом не страдая отсутствием аппетита и такта, как дядя Рон. Умение заводить друзей в любом месте - это особая черта, и ею не обделен никто, даже бука Альбус. Ему просто комфортно со своим домашним хорьком и Рози, а остальное - не важно.
Еще одна причина, по которой Джеймс бы не рекомендовал никому становиться Поттером - огромное количество родственников.
Тети, дяди, кузены, кузины, твои крестные, крестные твоего брата, сестры, твоего кузена номер один, номер два, номер десять, кузены кузины и кузины кузенов, их крестные, их родственники... Даже в Хогвартсе чувствуешь себя более свободно ежели в том месте, где собирается вся эта шайка-лейка.
Однако, как говорилось выше, у Поттеров жуткая интуиция. На всё. Как на влипание в приключения, так и на не влипание в них. На людей, ориентацию в пространстве и настроение во-он того бегущего навстречу пса.

Воздух выходит из легких и душит парня, покидая тело толчками. Новый кислород почти не поступает - ему нет места в горящих огнем участках легочной ткани.
Он оставил маму на открытом поле боя.
Он оставил маму.
Он оставил.
Одно обстоятельство, что он все еще жив, говорило о том, что с ней все в порядке. Скорее всего, с отцом тоже все в порядке.
Так должно быть. Иначе - никак.
Трансгрессируя из леса, Джим представил задворки "Дырявого котла". Ударившись о кирпичную кладку правым плечом, парень почувствовал, как его руку заливает липкая влага, окрашенная, традиционно, красным. Куча тряпья, сваленная у мусорок, зашевелилась и поползла в сторону гриффиндорца. Поттер с ужасом вспомнил, как не более года назад боролся с гулем в одном из поселений Египта. Существо не давало прохода местным жителям, перейдя с мертвечины на свежачок. К слову, где сами местные жители откопали гуля, или кто его призвал - никто не обмолвился и словом, а так же, куда его изгонять и что делать с несчастным голодающим существом - идеей никто не поделился.
Отправляя в "кучу мусора" столп света, усиленный заклинанием дурмана, Джимбо глубоко вдохнул и трансгрессировал во второй раз.
Если это был гуль, значит, в косом переулке еще ведутся бои. Существо голодным не останется. Хоронить, правда, нечего будет, родственники погибших расстроятся - но зато можно сэкономить на кремации. Еще можно было подцепить существо и отправить его прямиком к Беллатрикс - но, наверняка ведьма не была столь глупой, чтобы не очертить себя кругом неприкасаемости после исчезновения Поттера.
Джеймс не имел понятия, к кому обратиться - министерство пустует и захвачено прихвостнями Лорда; в Нору - нельзя.
Куда?
На Гриммо?
Хогвартс?
Джеймса протащило через резиновый шланг, выбивая остатки воздуха из груди. Две трансгрессии подряд - нормальные люди таким не балуются. Парень упал на колени, цепляясь пальцами рук за землю, покрытую мелкой галькой. Поттера тошнило, и причин для этого было много. И первая из них - его мать в руках самой сумасшедшей пожирательницы за весь период Темных Времен.
Гриффиндорец поднялся с колен и достал из-под ремня штанов волшебную палочку, которую, видимо, засунул туда впопыхах. Приводить себя в порядок смысла не было; даже легкий мороз уже не так кусал кожу. Даже если он сляжет после переохлаждения - мамин отвар быстро поставит его на ноги.
Если он спасет ее.
Джеймс огляделся: он оказался перед воротами замками, которые, по какой-то неведомой ему причине, были приоткрыты. Так ведь тоже не должно быть?
Держа палочку наготове и закинув сумку Гермионы за плечо, парень ступил на территорию замка.
Ничего. Ни охранных чар, ни чар сигнализации.
Хогвартс 1981 года был свободным для посещения местом?
Перейдя на бег, парень преодолел расстояние до замка минут за десять. Кажется, его вел исключительно адреналин, потому что каждая секунда была на вес золота.
Горгулья, охранявшая кабинет директора, даже не шевельнулась, пока Джимбо умолял ее, бил ногой подставку и пытался каким-нибудь образом обойти мудрую защитницу. Учительская пустовала. Четыре утра! Поттер упал в ближайшее кресло, предварительно схватив с вешалки чью-то профессорскую мантию и замотавшись в нее. Кровь с плеча почте сочилась, но белую рубашку уже не отстираешь никакой "Лаской магией белого". Только на помойку. Кое-якаю переборов дремоту, Джимбо двинулся по коридорам, надеясь встретить хоть завхоза, хоть услышать из-за закрытых дверей вздохи какой-нибудь парочки, нашедшей уединение среди пыльных столов и стульев.
Дикий смех местного полтергейста заставил юного анимага сначала вздрогнуть от неожиданности, а затем воскликнуть от радости. Пивз обладал уникальной способностью находить людей везде, где можно и где нельзя. Джеймс посильнее перехватил сумку, бросившись на улюлюканье.
Полтергейст кружил у старого туалета Плаксы Миртл, забрасывая дверь бомбочками из вонючей тины и глины.
- Джеймс Поттер Лили потерял и сразу грустным придурком стал, - пропел Пивз, явно путая Джима с его прямым предком. Кривляясь и нарочно долго прицеливаясь, Пивз бросил в Джимбо очередную вонючую бомбочку.
Даже близко не похожи на бомбы-вонючки дяди Фреда, - легкомысленно подумал парень, уворачиваясь от снаряда, чем только позабавил полтергейста, отвлекая его от двери и принимая град бомб на себя.
- Ваддивази! - вскинул палочку бывший гриффиндорец, когда Пивз, не помня себя от счастья, бросил сразу два "снаряда". Поменяв направление, комки тины с двух сторон залепили полтергейсту уши, сплющивая лицо, из-за чего бедняге пришлось срочным образом покинуть коридор.
Парень толкнул дверь в туалет, но та поддаваться отказывалась.
- Алохомора, - и - снова ничего.
- Эй! Эй-ей, - Джимбо постучал, вплотную подойдя к двери. - Там есть кто-нибудь? Вы меня слышите? Прием! Вызывает Лютик.
Если Поттер ошибся и Пивз просто развлекал себя, и на самом деле здесь нет ни одной живой души - придется очень долго грустить и даже разорить чей-нибудь шкафчик с алкоголем. Например, профессора МакГонагал. Вот у кого-кого, а у этой женщины всегда был отменный вкус на шотландский виски.

Отредактировано James S. Potter (2019-03-26 17:04:00)

+3

4

Дополнительно: 15 лет, всё ещё староста из будущего
Внешний вид: тёплая мантия, джинсовая куртка, блузка, джинсы и кеды; всё кристально чистое
Состояние: спокойное, умиротворённое, слегка "не здесь"
С собой: палочка, значок старосты, небольшой мешочек с летучим порохом, флакон умиротворяющего бальзама, флакон животворящего эликсира


Когда-нибудь о них напишут в учебниках. В туманном будущем, когда неразбериха с порталами сойдёт на нет, о них обязательно напишут в учебниках. Может, даже в газетах. И с сероватых, хрупких, пахнущих типографской краской страниц громкие слова будут вещать об очередном триумфе. Чьем - решит случай. Но победители несомненно получат причитающуюся им долю славы. О них узнает весь Лондон, вся Англия... весь мир в конце концов. Их будут чествовать как тех, кто в хаотичной веренице событий смог повернуть ход истории. Как тех, кто победил время. И ведь кто-то действительно вытащил счастливый билет. Тот самый шанс, когда возможно исправить недочёты прошлого со знаниями настоящего, сам шёл прямо в руки. Нет, его нельзя упустить. И те, у кого хватит смелости, будут идти до самого конца. Они будут бороться. И они несомненно одержат верх. И если удача будет благосклонна, повезёт оказаться в их числе. О чём ещё можно мечтать? Возможно, кто-нибудь сочинит хвалебную оду в пяти томах, а после станет направо и налево прославлять великие подвиги великого потомка великой Хельги Хаффлпафф. И будет Мэдди увековечена в балладах и легендах о том, как она храбро билась за друзей и близких, а после - помогала добивать остатки нечистой силы с нечистыми помыслами.

Настоящая же Мэдди - уставшая морально и физически - отрешенно буравила потолок невидящим взглядом лёжа на кровати в больничном крыле и неспешно жевала сочное яблоко. Вообще, делать так было нельзя. Но, пока никто не видит, можно и пренебречь такой мелочью, верно? К тому же, мысли находились где-то далеко-далеко за пределами Хогвартса, так что на некоторые запреты было попросту наплевать. Студентка невидящим взглядом буравила стену, прокручивая в голове события последних трёх часов. Вот она вываливается в переулке, вот она беседует с доблестным аврором, вот она вместе с ним трансгрессирует к воротам замка. После она из надёжных рук стража правопорядка перекочевала под опеку школьного колдомедика. Дальше всё пронеслось как в сонной дымке: пустые коридоры, больничное крыло, глоток зелья, горячий душ, глоток другого зелья и строгий наказ отдыхать. Она тогда сразу же прикрыла глаза, по ощущениям даже провалилась в дрёму. Все тревоги рассосались, от сердца по телу разошлась приятная волна умиротворения, дышать стало ощутимо легче. Но долго в полусонном состоянии побыть не получилось. Хаффлпаффка почувствовала неожиданное возвращение сил. Сонливость постепенно уходила, мысли прекратили устраивать кавардак в голове. Она полежала ещё минут десять с закрытыми глазами вслушиваясь в каждый звук, а после лениво села и огляделась. Никого. Ну, кроме одинокой души на другом конце палаты, которая крепко спала и которой не повезло оказаться на больничной койке в гордом одиночестве. Староста вздохнула и посмотрела на тумбочку у своей кровати. Помимо двух флакончиков с зельями, кто-то заботливо оставил путешественнице во времени большое ароматное яблоко, которым так кстати можно было заесть не самое приятное послевкусие из мяты и водорослей. Что, в общем-то, она и сделала.

Безмятежная тишина располагала к отдыху до самого обеда, но снова уснуть не получалось. Кому вообще придётся по вкусу ночёвка в лазарете? Мисс Смит бы с куда большим удовольствием обустроилась у камина на диване в гостиной родного факультета, но выбора ей не оставили. А жаль. Больничная атмосфера всегда нагоняла дикую тоску и уныние, а визиты друзей всё равно не спасали. Но то - во время болезни. А находиться на больничной койке после путешествия во времени ради кровати, да ещё и без знакомых в пределах досягаемости – вообще занятие неблагодарное. Тем более что спать-то совсем и не хочется. Когда от яблока осталась ровно половина, Мэйделин отложила его на тумбочку и тихо шмыгнула носом. Полуночные бдения с отчётливым запахом аптеки настроения не добавляли, зато подкидывали пищу для неспешных размышлений. И всё было бы хорошо, если бы не гробовая тишина. Она с холодным садизмом давила на уши, разрушая хрупкую идиллию. Нет, это абсолютно невыносимо. Ещё немного – и захочется лезть на стенку. И никакое зелье не спасёт. Зато какой стимул неслышно выскользнуть из больничного крыла и убежать куда подальше.

* * *

В коридорах было ожидаемо пусто. Переходящая в раннее утро ночь редко кого оставляет равнодушным к крепкому сну, так что шанс встретить случайных полуночников со скоростью снитча стремился к нулю. И это было только на руку. Незачем было с кем-то пересекаться. Хотелось попросту проветриться, а внезапные встречи в планы на ближайший час не входили. Разве что профессор МакГонагалл, с которой очень хотелось увидеться, в четыре утра решит лично проверить обстановку на втором этаже в тот самый момент, когда из лазарета сбегают непослушные ученики. Но в такое совпадение верилось с трудом. И хотя в Хогвартсе порой случалось и не такое, вероятность спокойной прогулки всё равно была повыше.

Свернув за второй поворот, Мэдди решила, что дальше идти лень. Этого хватит, чтобы при надобности быстро ретироваться, но при этом не заметили. Идеально. Буквально закутавшись в тёплую мантию, от которой едва уловимо пахло не то лавандой, не то чем-то похожим, она устроилась поудобнее на ближайшем подоконнике. По пути до школы она успела подмести подолом всю дорогу, а после умудрилась испачкать об него и так не самые чистые джинсы, так что домовикам пришлось стирать и сушить всю её одежду. Иначе бы на кровати поваляться не удалось. Зато теперь был шанс сойти за приличную студентку, а не за ошивающуюся в Лютном грязную брошенку-потеряшку. Раздался тихий вздох. Знал бы об этих приключениях отец – без лишних слов забрал бы до конца года под домашний арест без права посещения. И это в лучшем случае. В худшем он действительно узнает всё в мельчайших подробностях. Тогда одним арестом не ограничится.

- Джеймс Поттер Лили потерял и сразу грустным придурком стал, - раздалось где-то вдалеке. Противный голос Пивза первокурсники начинали отличать от любого другого за считаные дни, а обучение традиционно подкреплялось какой-нибудь особо неприятной пакостью от любимого всеми полтергейста. Хаффлпаффка никак не могла забыть, как этот летающий гад одним прекрасным утром перевернул на неё ведёрко непонятной липкой вонючей гадости. Пришлось пропустить завтрак и опоздать на занятия, но урок был успешно усвоен. И при первых же намёках на присутствие вездесущего бедокура либо менялся маршрут, либо из широких рукавов возникала волшебная палочка. Вот и Мэдди по старой привычке резво соскочила на пол, готовясь в любой момент отступать обратно в лазарет: туда Пивз великодушно не совался. Может, считал, что заболевшие студенты – не самая смешная мишень. Уточнять никто не спешил – кому какое дело? Куда важнее было унести ноги до того, как в спину влетит испорченный помидор или что-нибудь потяжелее. Но в этот раз полтергейст, кажется, не спешил лететь в сторону больничного крыла. Искаженный расстоянием другой голос выкрикнул заклинание, после которого Пивз резко затих. И, судя по всему, улетел куда-то ещё. Любопытство было сильнее здравого смысла, потому староста решила посмотреть на местного героя, грозу всех здешних полтергейстов. И поспешила к источнику шума, стараясь не слишком громко топать и не звенеть в спешке засунутыми в карман флакончиками.

- Алохомора! Эй! Эй-ей! Там есть кто-нибудь? Вы меня слышите? Прием! Вызывает Лютик, – голос казался смутно знакомым. Студентка могла ручаться, что она знала этого человека, но в свете последних событий не спешила с выводами. Она сперва выглянула из-за угла, чтобы не получить заклятием в лоб. И взгляду открылась наипрекраснейшая картина.

- Джеймс? – уточнила она непонятно зачем, выходя из укрытия и смотря на молодого человека слегка склонив голову к плечу. Разумеется, кто же ещё?  Губы сами собой расплылись в счастливой улыбке. Встреча со старым-почти-что-другом не могла не радовать. В кутерьме последних дней, когда всех разбросало непонятно как и непонятно куда, большой удачей было наткнуться не просто на своих, а на своих из того же времени, что и ты сам. Кажется, удача снова повернулась лицом. И Мэйделин, не скрывая радости, подошла поближе. Возможно, улыбка от уха до уха не совсем вписывалась в обстановку, но до этого дела не было. Главное – хоть одна знакомая душа нашлась. – Джеймс! Как ты сюда попал? Ты в порядке? Что ты здесь делаешь? И… С тобой никого не было?

Вопросы в мыслях не разделялись на откровенно глупые и не очень. Некоторые из них и вовсе не имели смысла: ей просто хотелось что-нибудь спросить.  Она наконец-то наткнулась на знакомое лицо.

+2

5

Дополнительно: 14 летняя школьница из будущего, кое-как спасшаяся от дементоров, повстречавшаяся с семьей Поттеров.
Внешний вид:  все то же летнее, бежевое платье викторианской эпохи с длинным рукавом, которое заметно испачкалось после исследований заброшенных тоннелей Хогвартса.
Состояние: напряженная, растерянная и уставшая.
С собой: волшебная палочка.


....- Удачи. - С холодом в голосе и полным безразличием во взгляде произнесла Астория, разворачиваясь на каблуках и удаляясь прочь.

Расставшись с семейством Поттеров, Астория стремительным, не свойственным для нее шагом направилась в сторону Хогвартса. Обратив внимание на внушительную трещину на стене замка, она отметила про себя, что за четырнадцать лет школа ничуть не изменилась.

Оказавшись на лужайке, где проходят занятия с мадам Трюк, девочка огляделась по сторонам в поисках заветного подвала. В свете луны вход в подземелье был едва различим, поэтому Астории пришлось подойти к стенам замка почти вплотную, чтобы его найти. Она не стала призывать заклинание lumos, чтобы не привлекать к своей персоне лишнего внимания. Ведь, никогда не знаешь, с какой стороны можно натолкнуться на Филча и его кошку. Подобрав платье, чтобы можно было без угрозы жизни спуститься по каменной лестнице к входу в подвал, Астория заметила, что подол намок от росы и неприятно хлопал ее по щиколоткам.

Заржавевшие петли дубовой двери поддались Астории только после применения магии. Но даже в этом случае она приложила немало усилий, чтобы приоткрыть дубовую дверь.

В подземелье было темно и жутко. В воздухе стоял все тот же знакомый спертый запах сырости и гнили.

Lumos.

Длинный, каменный коридор озарил холодный свет, представляя вниманию Астории всё своё безобразие и грязь.

- Мерзость. - прошипела про себя девочка, перешагивая через обломки колонны. Ей приходилось накладывать на себя очищающее заклятье через каждые десять шагов, так как паутина тут встречалась на каждом шагу, а многовековая пыль поднималась при каждом взмахе подола платья.

Обладая очень хорошей памятью, Астория воспроизвела в своей голове точный маршрут, благодаря которому она наткнулась на портал попала в прошлое. Вот сейчас она свернёт налево и увидит запылившиеся доспехи времен короля Артура, дальше она пройдёт немного прямо и на перекрёстке свернёт направо, спустится по небольшой лестнице, завернет за угол и на месте тупика должен быть портал. А если вернуться в самое начало плана, то после того, как она повернула налево, должен стоять покрывшийся пылью доспех. И каково было ее удивление, когда на его месте была полуразрушенная статуя рычащего льва.

-Вот это номер.

Астория сложила руки на груди и ещё раз хорошенько прорисовала в своей голове маршрут. Казалось, школа играла с ней, стараясь ее запутать, так как она могла поспорить на что угодно, что на месте льва должны стоять доспехи. Нет, просто обязаны.

Спустя некоторое время, Гринграсс пришла к выводу, что ждать появления доспехов нет смысла, а начинать путь сначала не приносит никаких плодов (это был её третья попытка), поэтому, оставалось только двигаться дальше не отклоняясь от продуманного маршрута. Ведь, есть вероятность того, что четырнадцать лет назад «интерьер» в этих коридорах был другим. Но ее также ждало разочарование в конце пути, так как никакого тупика там не оказалось. Астория устало приземлилась на край камня и закрыла лицо руками.

- Я весь пыльный до сих пор, - Девочка резко подняла голову и замерла. - Подержи Шляпу, пожалуйста, - Доносился приглушенный голос из самой тьмы коридора. Астория резко встала, подобрала платье и освещая себе путь решительно двинулась вперед.
Только не замолкай, только не замолкай... - Она почти бежала и в гулком подземелье были слышны только ее шаги и никаких голосов. Девочка остановилась на небольшой развилке и огляделась по сторонам. Голос стих и вместе с этим пришло разочарование.

- Что нам теперь делать? - Теперь уже до боли знакомый голос, казалось, был совсем рядом. Она подошла к стене, часть которой была заколочена досками, сквозь щели которых свет пробивался неровными полосами. Она попыталась заглянуть в щель, но ничего кроме неясных теней и противоположной стены она не увидела.

-Да простит меня maman... - с этими словами Астория что есть силы ударила ногой по сухим доскам, которые с жутким грохотом упали на кафельный пол туалета. - Это закрытая вечеринка, или я могу присоединиться? - сказала девочка, с трудом протискиваясь из образовавшегося узкого прохода. - О, Лонгботтом, Эббот. Право, какая встреча! - Не дожидаясь ответа, Астория направилась в сторону двери, в которую кто-то яростно ломился.
Без всяких проблем откинув ржавую защелку в сторону, девочка отворила дверь. Лицо ее было сурово и как будто высечено из камня, а в голосе явственно слышались металлические нотки.

- Имейте совесть, молодой человек! Это женский туалет, а не раздевалка игроков в квиддич.

Отредактировано Astoria Greengrass (2019-05-03 08:30:30)

+3

6

Хани явно выглядела плохо: не всем по душе такие приключения. Пережив целый год издевательств и саму Битву, они все закалились, только это не помогало. Несколько дней свободы и покоя не могли расслабить так сразу, хотя Лонгботтом уже не походил на того маленького робкого мальчика. Встреча с живыми и разумными родителями хорошенько встряхнула его, но в то же время окунула глубоко в детство. Хотелось стать годовалым ребенком, чьи родители радостно смеялись и радовались каждому его шагу, его звуку, а не смотрели отрешенно в стену, не понимая где они находятся. Смотреть сейчас на здоровых Алису и Фрэнка было приятно и больно одновременно. Привык, что ему рассказывали другое, что родители были героями, что они были такими благородными и верными себе. На его глазах мать убила человека, Пожирателя, но человека. Отец не выглядел героем, на которого Невилл так хотел равняться после слов бабушки. Иллюзии разбивались о реальность, но ведь все это дело времени. Надо было просто подольше побыть с ними, чтобы понять. Они и сами, дети из 1998 года, превратились черт знает в кого. Война меняла всех, разрывала на части невинность и наивность, выжигала смущение, убивала хорошее, оставляя осадок.
Невилл хмурился, но делал это не потому, что разочарован или расстроен, а потому, что многое понимал. Окажись он в этом времени раньше, окажись он тут одиннадцатилетним пухлым мальчуганом, но точно бы ничего не понял, но теперь жизнь его многому научила. Только что он самостоятельно отрубил руку Пожирателю, который пытался причинить вред его родителям. Меч испарился, вернулся туда, где и должен был быть, а Шляпа осталась с ним. Оружие Годрика имело силу, мощную и опасную, но в будущем меч полезен только после стычки с Василиском, как рассказывал Гарри, только после яда, а пока это просто холодное оружие, которым можно убить. Никакая магия тут не поможет, если отрубить голову. Почти Безголовый Ник тому яркое подтверждение.

Со всех сторон резко раздался шум. С одной стороны кто-то активно пытался пробраться через дверь, с другой - знакомый голос раздался из-за перекрытия. Рядом шел какой-то ремонт или что эти волшебники делали со старым туалетом - было непонятно, но Невилл узнал голос сразу.
- Это закрытая вечеринка, или я могу присоединиться?
- Привет, Астория, - он кивнул, жестом приглашая ее проходить.
- О, Лонгботтом, Эббот. Право, какая встреча!
Нев бросил взгляд на Хани, видя что и она не ожидала встретить тут сестру Дафны. Ребята все были знакомы между собой так или иначе, Хогвартс все-таки был не таким большим замком, чтобы потеряться там и не столкнуться. Тем более, что Невилл частенько попадал в самые глупые ситуации, над которыми смеялись все слизеринцы. Драко всегда старался сделать из мухи слона, чтобы удовольствие получили все, кроме его друзей.
Невилл ответил девушке повторным кивком, не стал вступать в заведомо неприятный диалог, подозревая, что маленькая слизеринка за словом в карман не полезет.
- Эй! Эй-ей. Там есть кто-нибудь? Вы меня слышите? Прием! Вызывает Лютик.
Привыкший к различным прозвищам после волшебного радио, Невилл уже ничему не удивлялся. Только вот никаких Лютиков он лично не знал и на всякий случай вопросительно посмотрел на Ханну - вдруг она слышала? Но девушка отрицательно покачала головой и Лонгботтом помог ей присесть на край подоконника, смотря как Астория уверенно направляется в сторону двери. Он бы на ее месте так не рисковал. Безопасность Хогвартса была под вопросом, а в 1997 году Пожиратели и вовсе проникли в замок совершенно незаметно, даже не устроив при этом показательного взрыва. Невилл сжал палочку, готовый сразу же отбить любой удар и встал так, чтобы Хани оказалась позади него.
- Имейте совесть, молодой человек! Это женский туалет, а не раздевалка игроков в квиддич.
На пороге стояли парень и девушка. Первый их ровесник или на год-два старше, судя по внешнему виду. Вторая была, наверное, ровесницей Гринграсс.
- Кто вы такие? - сразу спросил Лонгботтом, не давая незнакомцам возможности ответить шутками или как-то среагировать иначе. Он высоко поднял свой артефакт, нацеливая его на новоприбывших. Вся вежливость осталась в прошлом, в том самом, где они лишились детства после пыток. - Держите руки так, чтобы мы их видели, - Невилл собрался с силами, поборол робость снова и вспомнил, как лихо он командовал остальными во времена Пожирателей, которые могли без причины бросить заклинание в детей.
Он не знал, как измениться будущее. Вернется ли он к родителям, которые наругают его за глупость или они все вместе сражаются на новое будущее, а сами погибнут здесь? Невилл даже толком не понимал, как работали эти порталы. Они оказались в прошлом - значит им просто повезло, значит есть шанс, что они сумеют исправить хоть что-то. Парень любил бабушку, любил своих родственников, любил и родителей, которые призрачно были с ним. Но живые и здоровые они были ему нужнее. Мать, которая могла бы обнять и не дала бы никому выбросить его в окно. Отец, который научил бы сражаться и держать палочку. Смотреть в пустые глаза обоих родителей было тяжелее с каждым годом. По логике наоборот должно было быть проще, легче. Столько лет ведь прошло, пора было смириться, но Невилл все так же приходил к ним в Мунго, все так же рассказывал, как проходили его дни, месяцы, делился новостями. Надеялся, что вот сейчас в глазах мамы мелькнет что-то похожее на узнавание. Единственное, что она сказала ему, обрывисто, тихо - Горжусь.
Это было той самой надеждой. Надеждой, что вот-вот мать вернется. Особенно сейчас, когда был героем, когда сразился со злом лицом к лицу, одолел главного противника. Невилл опустил глаза, но почти сразу вернулся к новоприбывшим. Палочка медленно опустилась, но прикрывать собой Хани он не перестал.
- Как вы все тут оказались? - спросил он строго, почти как профессор МакГонагалл. - Что вообще происходит? - Он не знал ничего, не знала и Хани. Им просто повезло и они были тут, но едва не пострадали, едва не погибли. Это уже должно было послужить им всем уроком, что нельзя необдуманно бросаться в неизвестность, это неправильно. Они вернуться в свое время и будут отвечать перед профессором, и не только ней, но и перед остальными тоже. Искушение оказалось слишком сильным, а Невилл просто не справился с собой, очень он хотел увидеть родителей, увидеть их в действии, здоровыми, живыми. - Мы собирались найти директора или профессора МакГонагалл, но решили сперва привести себя в порядок. Вы видели кого-то из учителей? - Важно было связаться с ними, изложить ситуацию и не пытаться действовать самостоятельно. Невилл уже понял, насколько велика опасность этого времени. Им просто повезло выжить и добраться до замка, но он не мог рисковать жизнью Хани. Сам был готов броситься на помощь родителям, но сперва надо было убедиться, что девушка в безопасности, и что преподаватели в курсе всего.

+2

7

Мэдди была несказанно рада, что встретила Джеймса в таком времени. Шанс был один на сотню, но она справилась. В любом случае, теперь не придётся в гордом одиночестве разгуливать по Хогвартсу в незнакомом времени среди незнакомых людей. Кто знает, что ещё может приключиться? К тому же, в компании ходить куда безопаснее, чем в одиночку. Но долго радоваться ей не довелось. Дверь в туалет внезапно распахнулась, а на пороге возникла незнакомая девушка, кажется, одного с хаффлпаффкой возраста. И в ней читалось что-то… Аристократическое. Даже несмотря на обстановку их «беседы».

- Имейте совесть, молодой человек! Это женский туалет, а не раздевалка игроков в квиддич. – выглядела она серьёзно и даже несколько грозно, но внимание перетягивало её платье. Оно не вписывалось ни в будущее, ни в настоящее время, отсылая смотрящего лет на сто или даже сто пятьдесят тому назад. Сразу вспоминались учебники по истории, где можно было найти элегантных дам в не менее элегантных платьях. Староста была готова поставить на то, что эта девушка вполне могла явиться в школу века эдак из позапрошлого. Но это возможно? Порталы, кажется, охватывали только три точки во времени, и последней был именно год поражения Тёмного Лорда, где они в данный момент и находились. Так что куда вероятнее будет теория про ещё одного перебежчика.

- До…

- Кто вы такие? - её перебил достаточно знакомый голос, чей хозяин показался в дверном проёме следом за незнакомой студенткой. А вот его Мэдди уже где-то видела. И слышала. Воображение пыталось вытянуть из подсознания чей-то образ и сопоставить его с голосом и внешностью. Возрастом по виду тянет на старшекурсника. Но его на старших курсах не было, такого бы удалось запомнить. Но думать, когда на тебя направлена волшебная палочка, получалось не слишком продуктивно. Не бьют без выяснения обстоятельств – и на том спасибо. - Держите руки так, чтобы мы их видели.

- И вам добрый вечер, - отрешённо сказала девушка, одновременно показать руки и не уронить обернутую коконом массивную мантию на пол. Задача была не из простых, но получить ступефаем в лоб за неподчинение и безобразнейшую провокацию хотелось меньше всего. Школа априори должна считаться безопасным местом, но если вспомнить все рассказы взрослых, то реальность была куда суровее. Да тот же отец иногда вспоминал свои школьные годы. Но вспоминать всё в подробностях не было особого смысла. Зато хотелось вспомнить личность великого и храброго. Благо, тот хоть палочкой тыкать перестал.

- Как вы все тут оказались? Что вообще происходит? – строгий голос до невозможности напоминал о преподавателях. И снова звучало что-то знакомое. Что-то близко знакомое. Хаффлпаффка попристальнее посмотрела на парня, пытаясь выловить в воспоминаниях кого-то похожего. Эта интонация… Этот голос… Профессор Лонгботтом? Только внезапно помолодевший лет на двадцать точно. Или, что ещё логичнее, молодой Невилл Лонгботтом. Вот уж точно повезло. Мэдди не слишком рвалась пересекаться с юными родителями своих же одногруппников, но мужественно отступать было поздно. - Мы собирались найти директора или профессора МакГонагалл, но решили сперва привести себя в порядок. Вы видели кого-то из учителей?

- Мы студенты из будущего. Учителей мы не видели. По крайней мере, я, - выдохнула она, опуская руки и снова заворачиваясь в мантию чуть ли не до самого носа. Стремление найти преподавателей было весьма логичным: происходящее вокруг требовало осведомлённости взрослых людей, которых, как назло, вечно невозможно было найти. А сейчас найти взрослого волшебника было если не жизненно необходимо, то весьма желательно. Староста вздохнула: вот всегда так. Когда нужно – все куда-то резко пропадают. Но даже если учителя были нужны позарез, вопрос по поводу личности незнакомых студентов был открыт. Уточнение лишним не будет, а на себя она предпочла полагаться не полностью. Тем более – в такой момент и такое время суток. Память вполне могла сыграть злую шутку, так что лучше перестраховаться. – А вы, кажется, про… Кхм, мистер Лонгботтом?

Не дожидаясь внятного ответа, девушка сделала небольшой шаг вперёд и в сторону, привставая на цыпочки и с нескрываемым любопытством заглядывая в туалет. Неспроста же именно в нём все и собрались? Правда, завсегдатая женской уборной не было слышно. Вместо плаксы Миртл помещение оккупировали вездесущие студенты. Но в пределах видимости из интересного виднелись только сиротливо лежащие на полу доски, остальное скрывали стенки кабинок и каменная кладка.

- Точно, извините нас, пожалуйста. Мы забыли представиться и объясниться. Меня зовут Мэйделин. Мэйделин Смит, - староста виновато улыбнулась, поспешно шурша мантией, чтобы освободить руку и протянуть её раскрытой ладонью к новому старому знакомому, намекая на рукопожатие. Она до сих пор не знала, как лучше обращаться к внезапно помолодевшему для неё профессору. Но, раз они сейчас примерно одного возраста, то, наверное, можно позволить себе совсем немного вольностей. Главное - по привычке не обозвать его процессором, что она чуть не сделала минутой ранее. - Мы из две тысячи двадцать третьего года, если быть точнее насчёт будущего. Так что... Мы тоже рвемся в бой спасать друзей и близких. Но пока получается не очень...

Она старалась разрядить обстановку насколько это вообще было возможно. В военное время в принципе не до шуток. Но напряженная атмосфера до добра обычно не доводит. Так почему бы не попробовать? Даже если и выходит так неловко.

+1

8

- Держите руки так, чтобы мы их видели, - Астория тихо усмехнулась и посмотрела на гриффиндорца с одобрением. Своей твердостью и серьезностью он покорил ледяное сердце маленькой Гринграсс. Неужели это тот самый Невилл Лонгботтом, которого она знала в школе? Тот неуверенный мальчишка, вечно остающийся в стороне от Золотого трио? Необычное зрелище, а главное - захватывающее. Таким серьезным и грозным она его никогда не видела, но в его движениях она все равно почувствовала некую скованность. Как же ей не хватало слизеринцев... от такой картины ее сокурсники остались бы едва живые от смеха, а фраза "Держите руки так, чтобы мы их видели" попала бы в десятку самых нелепых высказываний. - Бесподобно, - одними губами сказала девочка с той же ухмылкой на губах и покорно отошла в сторону, пропуская вновь прибывших.

Поймав взгляд незнакомки на своем платье, Гринграсс холодно улыбнулась.
Астория всегда гордилась волшебной модой и тщательно следила за всеми новыми коллекциями,вместе с матерью они объездили полмира в погоне за новыми эксклюзивными платьями и аксессуарами. Поэтому, девочка принимала недоумевающие взгляды по поводу ее внешнего вида от грязнокровок с почтением. Ведь волшебники, яро отрицающие магглов всячески пытались это продемонстрировать с помощью своих экстравагантных и устарелых (по мнению магглов) нарядов. Также Астория категорически не принимала маггловскую одежду: она впала в оцепенение, когда увидела в школе девушек свободно разгуливающих в джинсах и брюках, которые должны носить исключительно мужчины. Ведь обязанность всякой женщины - быть образцами скромности и кроткости.

Астория внимательно следила за опускающейся палочкой и данный жест она не оценила, посчитав его неразумным. Ведь, неизвестно, кто перед ними стоял. - - Как вы все тут оказались? - Все, Невилл сдался. Прошлая серьезность и твердость улетучилась со скоростью бладжера. Жаль. Очень жаль. Ей уже начал нравится вселяющий страх Невилл. Поттер бы им гордился. - Что вообще происходит? - Этот вопрос волновал Асторию больше всего. Волновал с того самого момента, как к ней полез обниматься белокурый мальчишка, которого утащил какой-то мужчина на своем плече и волнует до сих пор.
- Невилл, позволь поинтересоваться, - она отвела взгляд от прибывших людей и посмотрела на парня, который продолжал прикрывать собой Эббот. - А вы тут как оказались? И для чего? - А для чего здесь она сама? Из-за любопытства, которое ее едва не погубило? На свои вопросы она вряд ли сможет получить ответы. Ее путешествие в прошлое казалось абсолютно бесполезным, а сам поступок безрассудным.

- Мы студенты из будущего. - Здесь все из будущего, как бы странно это не звучало. - А звучало это крайне странно. Особенно необычно было то, что стоявшие перед ней люди были из две тысячи двадцать третьего года. Услышав эти цифры, Астория даже не постаралась скрыть своего удивления. Такое скопление путешественников во времени не могло не пугать. Для чего здесь все собрались? Случайность это или воля судьбы, а может очередной урок? Если быть откровенным, узнавать, что ожидает ее и эту необычную  компанию впереди, ей крайне не хотелось. Астории по прежнему хотелось вернуться домой, в свое время. К своим людям. По крайней мере, там она чувствовала себя в безопасности и знала, что может обратиться к друзьям семьи за помощью, в случае беды. А здесь, в этом времени, у нее не было никого.

- Мы тоже рвемся в бой спасать друзей и близких. Но пока получается не очень... - Кажется, этой Мэйделин что-то известно и их прибытие в 1981 год казалось вполне обосновано, чего, опять же, нельзя сказать об Астории.

- Кто-нибудь знает, как вернуться обратно? Тот портал, через который я сюда попала, бесследно исчез.

Отредактировано Astoria Greengrass (2019-06-23 00:12:52)

+3

9

Дополнительно: 18 лет, когда-то семикурсник и староста школы, анимаг.
Внешний вид: выглядит как тот, кого недавно пытали круциатусом, а потом отправили поспать. Если постараться, в одежде можно узнать школьную форму.
Состояние: морально уставшее.
С собой: nothing.


[indent]Скорпиус думал, что волшебного сна, в который его насильно отправил сам Темный Лорд, хватит на несколько суток. Однако стоило волшебнику вернуть свой человеческий облик и аккуратно (нет) удариться о твердый пол коленками предательски подкосившихся ног, как весь пережитый стресс напомнил о себе ноющей болью в мышцах. А может, так на нем перелет отразился – Малфой не знал. Он еще никогда не летал на такие большие расстояния. Что ж, стоит смириться с тем фактом, что в этом путешествии для него многое будет в новинку.
[indent]Парень понимал, что нужно торопиться. Время пошло на секунды, и все же… нет, это был не коридор, ведущий к кабинету директора. Хотя Скорпиус не был уверен в том, что в такое время там кто-то будет. Ему просто необходимо найти помощь или хотя бы предупредить кого-нибудь из этого времени о себе, о своих друзьях, о… да обо всем – такой был план. Очень простой. Очень быстровыполнимый. Прибудь в Хогвартс, не наткнись по пути на Пожирателей, отыщи кого-нибудь из преподавателей, расскажи о себе. Но если с двумя первыми пунктами Скорпиус справился отлично, то потом у него всё снова пошло по пизде – с непривычки заплутав в коридорах, он наткнулся на Поттера.
[indent]Не того Поттера. И, к счастью (или нет?) не на Поттера из 1981-го. Какого гребаного хрена старший брат Альбуса полез в портал, Скорпиус разбираться не стал. Одного взгляда на волшебника было достаточно, чтобы понять – Джеймс прошел через огонь и дерьмо. И ругаться уже просто не было сил, как и отшучиваться над скверностью всей ситуации. Поттер нес незнакомую девушку в лазарет, и Скорпиус не стал бы его задерживать, однако…
[indent]- Где Альбус?
[indent]В горле образовался ком. Он не мог сказать, что с лучшим другом все в порядке, потому что, черт возьми, он потерял своего лучшего друга.
[indent]- Я не знаю. – Прозвучало слишком тихо.
[indent]Скорпиус ожидал от старшего Поттера хотя бы ругани, раз руки его были заняты, но вместо предсказуемой вспышки гнева он увидел в глазах волшебника какую-то обреченную усталость. Да. Однозначно дерьмовый день. Для них обоих. Скорпиусу было стыдно перед Джеймсом за то, что умудрился потерять его младшего брата. Своего друга. Лучшего друга, на минуточку. И ему было страшно думать, что он может больше не увидеть Альбуса. Как и Роуз с Меган.
[indent]Ох, Мерлин…
[indent]И снова – коридоры. Темные, недружелюбные, совершенно чужие и незнакомые. Кровь стучит в висках в такт сердцебиению, и Скорпиус уже даже не смотрит на измененную школу. Не смотрит, что доспехи стоят не так, что портреты пусты, что гобелены какие-то другие. Скорпиус бежит слепо, опираясь только на свои инстинкты… и нет, не к директору.
[indent]Доберись до Хогвартса. Найди помощь.
[indent]Однако помощи не будет на первом этаже – это Малфой понимает. И уж точно помощи не будет в женском туалете плаксивой Миртл. Скорпиус понимает все, но ноги несут его сами, а скачущее сердце буквально вопит проигнорировать здравый смысл. В конце концов, Джеймс что-нибудь придумает. Он же Поттер. Они всегда исправляют всё там, где напортачили Малфои. А у Скорпиуса есть дела поважнее, и будь он трижды проклят, если упустит свою возможность снова.
[indent]- Там… в общем, наш молодой профессор Лонгботтом и какая-то девчонка. Я не уверен, но кажется, это твоя мать и…
[indent]Мать. Астория. Джеймс знает, как её звали – наверняка Асторию Малфой не раз упоминали после её смерти в 2019-м году. Далекий, но достаточно тяжелый год как для Скорпиуса, так и для его отца, и юноша бесконечно благодарен Поттерам за их попытки поддержать его. Но тогда они уже ничего не могли сделать, тогда был 2019-й, а сейчас 1981-й, и Астория Гринграсс даже не должна была родиться. Так какого Салазара? Джеймс мог совершить ошибку. Всем волшебникам свойственно ошибаться, когда их насильно утягивают в путешествие во времени, так? Но Астория… нет, мама. Её не должно быть здесь. Она не могла пойти следом, просто… черт возьми.
[indent]Скорпиус понимает, что у него голова идет кругом. Он очень нетерпеливо барабанит пальцами по каменным перилам, ожидая, когда лестница лениво спустится на ярус ниже. Не выдерживает, срывается и в прыжке обращается в птицу – адреналин хлещет, хоть куда, - и остальные этажи пролетает на своих двух черных.
[indent]Мама.
[indent]Пожалуйста, прошу… будь умнее меня.
[indent]Он повторяет это почти как молитву, рассекая воздух крыльями. Вороном его тело было легче, а лететь оказалось быстрее, чем бежать. Перекинулся обратно Скорпиус на повороте, буквально проехав несколько сантиметров на подошвах своих потрепанных оксфордов. Он остановился, чтобы перевести дыхание, и медленно поднял взгляд. Там, за открытыми дверями за ним с любопытством наблюдали три пары глаз.
[indent]Бл#ть.
[indent]Ну, конечно же. Все так же опираясь о коленки руками, Скорпиус с шумом втянул воздух и медленно прикрыл глаза. Разумеется, она будет здесь. За каким-то чертом заинтересуется неизвестностью и шагнет в неё. Окажется в прошлом. Один вопрос – нахрена? Скорп прокрутил в голове их встречу. Несмотря на его скверное состояние, ничто не предвещало беды. Она не должна была пойти следом. У нее просто не было причин этого делать, но все же, она сделала. И теперь она здесь. Астория Гринграсс, живая и молодая, здесь. Его мама.
[indent]- Бл#ть. – Скорпиус шепотом озвучил свои мысли.
[indent]Отец убьет его. Но до этого он убьет себя сам. Но сначала – вернуть её в своё время, убедиться, что она в безопасности, стереть память. Сделать хоть что-нибудь. А потом убиться.
[indent]Скорпиус выпрямился, мысленно призывая себя к спокойствию, и медленно двинулся навстречу волшебникам. Он молчал, проводя рукой по помятым карманам, и рассеянно отметил, что вот если из-за угла на него прыгнет какой-нибудь Пожиратель Смерти, у него даже не будет возможности отбиться. Палочку он потерял, любимые часы тоже. Ах, часы. Какие это были часы…
[indent]Молчал Малфой до тех пор, пока не переступил порог. Теперь тянуть уже не было смысла, и Скорпиус обвел присутствующих уставшим взглядом и нервно лизнул пересохшую нижнюю губу.
[indent]- Привет.
[indent]Отличное начало, как он считал. Лучше, чем накинуться с требованиями, какого черта здесь происходит. Скорпиус остановил взгляд на Астории, и в груди что-то болезненно сжалось. Он устал. Как странно это звучит после долгого, крепкого сна. Астория была такой хрупкой, такой маленькой и беззащитной здесь, в этом холодном, неприятном месте. Понимает ли она, что натворила? На что подписалась?
[indent]- Что ты наделала? – тихо и беспомощно произнес Малфой. - Ты не должна быть здесь. Ты же это понимаешь?

Отредактировано Scorpius H. Malfoy (2019-06-28 22:12:12)

+4

10

- Невилл, позволь поинтересоваться. А вы тут как оказались? И для чего?
Лонгботтом вскинул ладонь слишком быстро, прося Асторию повременить с вопросами. Они знали друг друга, может не общались и не были знакомы как следует, но по крайней мере она была из его времени, из его потока почти что, а вот остальных он видел впервые.
- Мы студенты из будущего. Учителей мы не видели. По крайней мере, я.
- Здесь все из будущего, как бы странно это не звучало.
А вы, кажется, про… Кхм, мистер Лонгботтом?
Невилл кивнул. Раз они из будущего, то вполне могли его знать в той или иной степени, ведь он мог стать кем угодно, как минимум отцом ее однокурсника. Девочка, которая назвалась Мэйделин Смит, чем-то смутно напоминала ему кого-то, только вот кого именно он понять не мог. Потому и смотрел на нее вопросительно, но с подозрением. Было не то время, чтобы спокойно вздохнуть и сесть поговорить по душам. Палочку он опустил, но держал ее крепко, так чувствовал себя куда увереннее и сильнее, чем без артефакта. Ему даже казалось, что он стал выше и больше - отважно прикрывал собой Хани, не позволял незнакомым ребятам приближаться и к Астории. Парень представился Джеймсом Сириусом Поттером и несложно было догадаться, что ни один Пожиратель не додумался бы до такого. Зато додумался бы Гарри так назвать своего сына. Невилл переглянулся с Хани. Парень и был похож на Поттера, но отдаленно, скорее наверное он походил на своего деда, хотя последнего Невилл видел только на колдографиях и не мог с уверенностью утверждать это.
- Кто-нибудь знает, как вернуться обратно? Тот портал, через который я сюда попала, бесследно исчез.
- На самом деле я не знаю, как вернуться обратно. Просто предположил, что это портал, к тому же пропали Гарри и остальные, а я просто пошел следом, надеясь увидеть родителей, - Лонгботтом больше не стеснялся своей боли и если кто-то в Хогвартсе пытался смеяться, то получал отпор. Немало синяков и ссадин залечивала мадам Помфри, когда Невилл срывался и рвался в бой с кулаками. Разного рода приключения пошли ему на пользу только отчасти. Костяшки болели потом, глаза иногда заплывали, а если к этому добавить пытки от Кэрроу, то букет получался не очень симпатичным. Мадам Помфри все головой качала, зато своих морально поддерживал.

Они могли бы еще целый час стоять и выяснять отношения, решать что делать и как быть, только замок распорядился иначе. Сильная волна прошла по полу, массивное здание дрогнуло. Кажется это было какое-то очень мощное заклинание или может быть даже взрыв? Невилл не был уверен, но постарался защитить Хани и себя. Всех покачнуло, Невилл упал на спину, успев вовремя вздернуть ноги вверх, потянулся к Ханне, но ей повезло меньше. Держась за голову, он торопливо протянул к ней руки, но с запозданием заметил торчащую из ноги кость. Сначала Невилл не понял, откуда она упала и почему так аккуратно лежала на Ханне, но потом осознание едва не оглушило парня. Перелом был серьезным. Надо было срочно отнести девушку в Больничное крыло, чтобы мадам Помфри позаботилась об этом, но с первого раза встать не получилось.
- Черт, вот ведь зараза... - пробормотал рядом Поттер, кое-как вставая на ноги. У самого наследника героя вид был ничуть не лучше, но он по крайней мере стоял на ногах и помог подняться светловолосой девушке. Астория, к счастью, устояла. Невилл все же сумел встать, но сильно покачнулся, когда попытался протянуть руки своей девушке. Ханна мягко сжала его руку, после сдавливая уже от боли. - Давай-ка я отнесу ее. Кого еще прихватить? - бодро спросил Джеймс. Лонгботтом с сомнением и недоверием посмотрел на незнакомца, но здраво рассудил, что вряд ли Пожиратель бы стал разыгрывать такой спектакль. Тем более раненую Аббот далеко не унести, а трансгрессировать отсюда невозможно. Нести же девушку через весь замок и за пределы Хогсмида - слишком странно и бессмысленно. Пришлось доверить незнакомому парню самое ценное.
- Давай лучше я, - в последний раз предложил себя Невилл, но Ханна запротестовала. Они оба понимали, что он не должен оставлять меч, ведь им еще предстоит им воспользоваться. А чтобы использовать его по назначению, надо как минимум добыть яд Василиска. - Никуда не сворачивай, - предупредил гриффиндорец Джеймса, строго смотря на него. Тот кивнул, посмотрел на Смит, потом на Асторию, и вышел с Ханной на руках, бережно неся на второй этаж. Невилл выпрямился и положил ладонь на меч, который лежал на раковине. Он не знал, как бы артефакт среагировал на прикосновение со стороны представителей других факультетов, но экспериментировать не собирался. Провожая взглядом спину Поттера, Невилл думал лишь о том, как бы ему и на месте остаться, и пойти незаметно следом, чтобы убедиться, что парень донесет Ханну. Они ведь пока сюда шли почти единогласно решили, что надо с мечом что-то делать.
Лонгботтом оперся на край раковины, сжимая его пальцами.
- Зачем вы сюда явились, противные дети? - внезапно раздался противный голос, который ни с чем нельзя было спутать. Миртл явно была не в восторге от внезапных гостей, как и сами гости от нее, но сейчас они были не на своей территории. Невилл обвел взглядом девочек и вскинул голову для ответа, но в этот момент еще кто-то появился на пороге туалета. Светловолосый парень. Чем-то он напомнил Малфоя. Может быть выражением лица? Или это естественная реакция каждого, кто знаком с Драко, реагировать странно на блондинов? Парень очень странно посмотрел на Асторию. В этом взгляде Невилл неожиданно узнал себя - наверное с таким же лицом он смотрел на Алису.
- Что ты наделала? Ты не должна быть здесь. Ты же это понимаешь?
Казалось бы странная фраза, учитывая что Астория явно не была знакома с ним, но вот парень знал ее. Лонгботтом хмыкнул. С таким же трепетом и дрожью он впервые поднимал глаза на Алису, правда чтобы заговорить ему потребовалось вспомнить, что он герой войны, а не маленький мальчик. Все мужество было собрано в кулак ради первой фразы, может и этот парень готовился не меньше.
- Кто ты? - обратился Невилл к новоприбывшему, который так сходу обратился к Астории. - Полагаю, из будущего, - резюмировал парень. Во-первых, парень знал Асторию, а она его нет. Во-вторых, Мэйделин с узнаванием посмотрела на него - значит тоже знала. Догадаться было несложно. Лонгботтом посмотрел в сторону, обратил внимание на трещину на раковинах. Он слышал от Гарри, что именно в этом туалете был вход в Тайную комнату, слышал и про тот самый кран - на него еще многие приходили посмотреть. Только что толку, если его не открыть. Но кран он нашел - увидел изображение змеи на нем.
- Вы пришли творить зло, да? - Привидение взвизгнуло, взлетев вверх. - Хотите натравить чудовище на меня? Хотите снова открыть ее?
Невилл был спонтанен. Вернее, его мысли резко перескочили с семейной драмы на героизм. В нем снова проснулось желание выиграть сражение, одолеть врага. Надоело, что Пожиратели во главе с Волдемортом устанавливали свои порядки, что они вечно лезли вперед и мешали жить нормальным людям. Если уничтожить крестражи сейчас, то может быть Гарри будет проще справиться с врагом? После Битвы Поттер рассказал о многом. У них было время сесть и обсудить его приключения, Золотое трио, хоть и выглядело помятым, но не сутками же разгребать завалы. Они все вместе привели в порядок гостиную, а ночью домовики принесли им чай. Так и получилось поговорить. Узнать про крестражи. Кажется, Гарри и убивая Невиллом Нагайна были последними, значит высока вероятность, что в этом времени этих темных артефактов меньше? Если не дать Лорду разрывать душу на части и дальше, то может и победить его будет проще? Но для этого надо пропитать меч ядом Василиска. Невилл вздрогнул, представив себе огромную змею, о которой рассказывал Гарри, но что если змея спит и они просто вырвут ей клык? Или безболезненно удалят при помощи магии? Необязательно же будить василиска и просить его.
- Мы не собираемся натравливать чудовище, мы хотим достать его яд.
Пока вслух это не прозвучало, то казалось глупостью. Теперь выглядело как неплохой план. План по самоубийству. Алиса бы точно не одобрила, но разве она сама не рисковала собой каждый день? К чему это привело - знали все. Лонгботтом быстро посмотрел на Асторию, которая была ему ближе, несмотря на разные взгляды и факультеты. Потом посмотрел на других ребят. Их было всего четверо - достаточно ли чтобы найти способ попасть вниз и добыть яд? Это ведь шаг вперед, маленькая победа и возможность уничтожить крестражи, помощь для Гарри. Нужен был только тот, кто мог сказать что-то на змеином. Невилл честно попытался вспомнить, шипел ли Гарри в его присутствии, но тщетно. Обычно Поттер молчал или геройствовал далеко, не брал с собой Невилла, кроме того раза в Министерстве. Там правда было не до обсуждения языков.
Миртл взвизгнула снова и вихрем налетела на последнего незнакомца, который стоял рядом с Асторией, а потом нырнула в рабочую раковину и окатила водой Невилла и Мэйделин. Кажется, ей не понравился его план.

+3

11

Жест дружелюбия остался незамеченным. Мэйделин, стоя с протянутой к рукопожатию рукой, почувствовала себя на редкость глупо. А ещё - слегка покинуто. Но нет - так нет. Она сжала ладонь в некрепкий кулак и опустила руку, чтобы снова спрятать её под мантией. Собственно, не очень-то и хотелось. Девочка лишь едва заметно пожала плечами и отошла к ближайшей стене, чтобы прислониться к ней спиной и на какой-то срок побыть простым наблюдателем. Желание участвовать в разговоре заметно притупилось. Она, конечно, понимала, что в такое тревожное время людям не до любезностей, но всё равно было слегка обидно. Ну, молодой ещё-не-профессор Лонгботтом хоть кивнул, подтверждая свою личность. Значит, с памятью всё хорошо. Чего несколько мгновений спустя нельзя было сказать про бренное тело. Внезапно замок содрогнулся, уводя пол из-под ног и заставляя многих повстречаться с полом. Хаффлпаффке повезло тем, что она приземлилась бедром на сложившуюся складками мантию, что смягчило падение на каменную поверхность. Приятного было мало, да и нога сразу начала противно ныть, но всяко лучше, чем поздороваться копчиком с каменной кладкой.

Пока остальные поднимались с пола и с чем-то разбирались, студентка медленно села, выпутываясь из мантии и потирая ушибленные конечности: после непродолжительного полёта она умудрилась приложиться ещё и плечом. Но сразу возник вопрос поинтереснее. А с зельями что? Девочка осторожно пошарила ладонями по местам, где предположительно находились карманы, но осколков и мокрых пятен нигде не оказалось. Значит, склянки были достаточно крепкими, чтобы выдержать даже смягчённый утеплённой тканью удар. А раз мантия не превратилась в тряпочку с дырочками, то можно было продолжить в неё кутаться. Но для начала стоило встать.

- Ух... - первая же попытка встать была успешной, но заставила ногу отозваться не слишком сильной, но всё же болью. Студентка пошевелила ногой, согнула колено, дотронулась до него ладонью. Нет, всё точно целое. А синяки - дело несерьёзное. Заживут. Чего нельзя было сказать об открытом переломе, который Мэддди мельком заметила на ноге девушки, которую Джеймс к тому моменту уже бережно выносил на руках из туалета. Не самое приятное зрелище. Торчащая обломанная кость, кровь, повреждённая кожа и мышцы... И старосте аж поплохело. Она снова прислонилась к стене, прикрыла глаза и глубоко вдохнула, стараясь унять внезапно накативший приступ головокружения и слабости. Вид даже таких внутренностей человеческого тела внушал ужас. И оказаться в подобном положении не очень хотелось. Если бы она увидела у себя такой перелом, то точно упала бы от боли и шока в обморок. Или кому. Как повезёт.

Когда студентка почувствовала, что её перестало мутить, и открыла наконец глаза, число участников сравнялось с изначальным. Из неведомых закоулков к живым выплыл призрак до боли всем знакомой и весьма милой девочки, который обитал в этом туалете, а сейчас вещал что-то пискляво-истеричным голосом. Но Миртл всё равно не могла затмить следующего персонажа, который объявился на пороге. Мэйделин потребовалось несколько секунд, чтобы узнать в пришедшем своего старого знакомого и, по совместительству, коллегу по школьной деятельности. Но вид у него был весьма печальный. И это мягко говоря. Скорпиус выглядел так, будто сначала дементоры устроили вокруг него дикие пляски на часа два, а затем кентавры протащили по всему Запретному Лесу. Потому она в тихом шоке и культурном ужасе уставилась на парня, пытаясь понять, через что ему пришлось таки пройти. Но слух снова резанул голос Плаксы Миртл, которая, судя по интонации, обвиняла их во всех смертных грехах вместе взятых. А следом послышался краткий ответ Невилла.

- Мы не собираемся натравливать чудовище, мы хотим достать его яд.

Хаффлпаффка сначала и не поняла, о чём именно идёт речь. Но призрак, издав скрипучий визг, нырнул в одну из раковин, заставляя воду плотной стеной брызг выплеснуться на рядом стоящих людей. И уже вытирая мокрые волосы и лицо внутренней стороной мантии, староста поняла, зачем всё же они тут все собрались.

- Подождите. Мы... Собираемся идти... Вниз? Василиска искать? - мозги начали медленно работать. Действительно, о чём же ещё могла идти речь в заброшенном туалете, где, по школьным легендам и рассказам родителей, водится всякая нечисть? Была только одна проблема. Большая, ползучая и страшно опасная. Не надо было быть мудрецом, чтобы понимать весь масштаб предполагаемой авантюры. Василиск - это вам не безобидный ужик, который за любое посягательство может разве что укусить, и то - не смертельно. Укус именно этой твари рисовал в перспективе разделённое как минимум напополам тело. И это если повезёт. Смерть можно встретить и от глаз, и от яда, так что выбирать было из чего. Но жить всё же хотелось чуть больше. И Мэдди задала, наверное, самый глупый в своей жизни вопрос. - Это разве не опасно? Мы справимся?

Студенческий квартет, который наполовину состоял из прекрасного пола, особого доверия не внушал. Опытный преподаватель был бы весьма кстати, но... Говорят, Гарри Поттер на втором курсе смог в одиночку победить Василиска. Возможно, им четверым тоже улыбнётся удача? Сомнительное утверждение, но четверо - это всё равно больше, чем один. И шансы должны быть выше. Тем более, что тут все четверо явно старше двенадцати.

+2

12

-Какая неслыханная дерзость, - возмущённо проговорила девочка в ответ на выставленную руку гриффиндорца. Подобным действием он лишь раскочегарил в ней кипящие котлы любопытства и недовольства, так как она не терпела недомолвок.
Невилл никак не реагировал на ее провокационные действия, чем сильно раздосадовал Асторию,но сдаваться она не собиралась. За сегодняшний день она столкнулась с большим количеством чрезмерно самоотверженных и добрых людей, а ей было жизненно необходимо самоутвердиться в своей слизеринской натуре за счёт других. Она ждала чьей-нибудь реакции, чтобы хорошенько позабавиться и прокормить свою внутреннюю змею, которая настойчиво требовала негативных эмоций. Но ни чета Поттеров (хоть и ее противная, язвительная натура проявила себя в слабой мере), ни Лонгботтом, ни Мейделин, не давали ей нужной реакции. «На этом Гриффиндоре все, как на подбор... Скукотища.» почему-то Астория предположила, что новоприбывшая девочка тоже учится на львином факультете, иначе как объяснить невообразимую милость, вежливость и доброту с ее стороны?

После встречи с дементорами сердце Астории грела надежда на возвращение, но после ответа Невилла про портал в душе что-то рухнуло, оставив после себя чувство отчаяния . - Потрясающие новости и такая же потрясающая душещипательная история. - Волна гнева подступила к горлу: сейчас она была готова захлебнуться собственным ядом. Она надеялась усмирить своё любопытство и все-таки узнать, для какой конкретной цели Невилл находится в таком прекрасном помещении, как заброшенный женский туалет, а в ответ услышала историю, от которой ей захотелось саркастично захлопать в ладоши. Сантименты, сантименты, сантименты...
Злость - и откуда бы ей взяться в таких количествах? Вдобавок, Астория была зла на себя и на весь мир, пряча свои сильные эмоции за маской спокойствия.

Она злилась на свои неоднозначные чувства, благодаря которым последовала за незнакомым ей парнем и угодила в 1981 год. Злилась на то, что не смогла одолеть дементоров, потому что не освоила заклинание, чтобы вызвать патронус. Злилась на чету Поттеров, за их радушие, доброту и открытость. Злилась на присутствующих в столь милом помещении, что они не позволяли ей затеять конфликт. Мейделин вовсе молча отошла в сторону, не участвуя в разговоре. Гринграсс посмотрела в сторону девочки и глаза ее сверкнули. «Помнится, она представилась как Мейделин Смит... очень похоже на маггловскую фамилию», от этой мысли на губах слизеринки появилась злая ухмылка. Она надеялась, что хотя-бы эту ранимую девочку ей удастся вывести на эмоции, которые ей были так необходимы.

Прибывший с Мейделин брюнет представился Джеймсом Сириусом Поттером, на что Астория демонстративно закатила глаза. - Наплодилось Поттеров... - шипит себе под нос и с презрением смотрит на Джеймса. Но, кажется, ее многозначительный взгляд не был вовремя обнаружен: внезапно, пол задрожал, а из щелей в стенах полетела густая пыль, оседая на плечах белыми хлопьями. Громкий треск и грохот разрезал воцарившуюся тишину пополам и пол затрясся с новой силой. - Это ещё ч... - не успела договорить девочка, как раздался очередной оглушительный грохот, а замок будто бы кто-то хорошенько встряхнул. Перед глазами мелькнули ноги Невилла, а за ним с глухим звуком упали и все остальные. Кажется, Астория была единственной, кто удержался на ногах. С перепугу она просто застыла на месте и это, кажется, помогло ей не упасть. Когда «землетрясение» утихло, в ушах все ещё звенело, но оцепенение постепенно начало отпускать хрупкое тело Астории. Слева послышались тихие стоны и обеспокоенный голос Невилла. Гринграсс повернула голову в сторону издаваемых звуков и тихо ухмыльнулась - Ханна сломала ногу. Но Астория помогать не торопилась, напротив, она спокойно наблюдала за обеспокоенным Невиллом, который тянул руки к Ханне, стараясь помочь; на тяжело поднимающегося Поттера, который что-то бормотал себе под нос; на Мейделин, которая хлопала себя по карманам, будто та что-то искала и обратно куталась в мантию.
-По истине чарующая картина... - саркастично сказала девочка, смотря на воцарившийся хаос вокруг Эббот.
- Кого ещё прихватить? - Гринграсс с гримасой отвращения посмотрела на Джеймса. - Упаси Мерлин, - в данном случае она бы предпочла либо остаться лежать на кафельном полу, либо ползти до больничного крыла самостоятельно, чем бы приняла помощь от отпрыска Поттера. Это полностью противоречит ее кодексу слизеринской чести. - Хотя, может мисс Смит к вам присоединится. Думаю, она вот-вот упадёт в обморок. - Гринграсс наклонила голову в бок, с интересом наблюдая за медленно сползающей по стенке, побледневшей девочкой. Но вдруг, ее спина выпрямилась, а глаза открылись. - Ох, нет. Она очнулась. Какое счастье. - с наигранной радостью в голосе произнесла Астория, выпрямляясь.

- Зачем вы сюда явились, противные дети? -  Кажется, Астория и Невилл одновременно открыли рты для ответа приведению, как громкий топот доносящийся из коридора, отвлёк их внимание. Все повернули головы, смотря на появившегося в дверях блондина, при виде которого у Гринграсс непроизвольно сперло дыхание. «Это он.» тот самый юноша, за которым она последовала в портал. Внешне он выглядел иначе, чем в их первую встречу: изорванная, испачканная одежда, измученный, потухший взгляд, синяки под глазами, которыми, кажется, можно было бы осветить большую половину магической Британии. Кажется, не только у неё была сумасшедшая ночка, полная ненужных приключений.

Бл#ть - сказано слово было недостаточно тихо, чтобы слова ускользнули от чутких ушей Гринграсс, которая тут же с осуждением посмотрела на юношу. Отдышавшись, он шёл в ее сторону, не отрывая от Астории пристальный, и несколько пугающий взгляд. Она стояла, словно каменное изваяние, боясь пошевелиться. -Ты не должна быть здесь, ты это понимаешь? - она с интересом посмотрела на блондина, - Простите? -

- Вы пришли творить зло, да? - не унималось приведение. - Мисс Миртл, вернитесь в свою скромную обитель, а то и без вас проблем хватает. - мгновенно отреагировала Гринграсс, не отрывая изучающего взгляда от блондина. Приведение начало пищать пуще прежнего, но только ее возгласы девочка решила пропустить мимо ушей, у неё было занятие поважнее: Астория всматривалась в лицо стоящего перед ней юноши, в чьих глазах читалась какая-то странная печаль и обеспокоенность. Девочка отметила про себя, что он ей сильно напоминает Драко. Неохотно приняв этот факт, все ее мечты разрушились в один миг. Настроив себе воздушные замки, она забыла, что смотреть как они рушатся очень и очень больно. Осколки ревности и боли как будто разрезают на части сердце. Ненависть к будущей жене Малфоя начала прожигать ее изнутри, и на бледном лице девочки появился легкий румянец. Будет ли она плакать? Нет. Никогда. Просто задохнётся от ревности. Драко был для неё целью, которая была недостижима для других, но не для неё. Она была уверена, что любыми правдами и неправдами сможет влюбить его в себя. И этот проигрыш теперь заставит её вернуться с небес на землю, твёрдую, холодную землю, где нет ничего, только тишина и белый флаг, который будет каждый миг напоминать о внутренней войне чувств, который будет отражать невидимый вопрос: она проиграла или сдалась?

Чудовище? - переспросила Астория, отвлекшись от изучения блондина, вопросительно посмотрев на Невилла, а потом на Мейделин. - Василиск?! - От услышанного у Астории свело желудок и закружилась голова. Ей захотелось сбежать ото всех, бежать без оглядки, главное, подальше от этого места и людей с такими гениальными идеями. Вероятно, после этого продуктивного путешествия в прошлое она непременно отыщет у себя пару-тройку седых волос. Теперь, когда Невилл озвучил причину своего пребывания здесь, Астория поставила перед собой новую цель: остаться в живых. Ей крайне не хотелось вернуться в своё время горсткой пепла или бездыханным телом. - Скажи честно, у вас на Гриффиндоре есть какой-то скрытый от других факультетов урок, где обучают находить проблемы там, где их нет? Или ты просто от Поттера заразился? - спокойно, с нотками металла в голосе произнесла Гринграсс во все глаза смотря на Невилла, пытаясь понять, серьёзен ли он, или шутит. Но если это шутка, то почему никто не смеётся?

Кольцо со змеей начало неприятно жечь палец, а над головой раздался пронзительный визг призрака и Астория, по непонятным ей причинам, несвойственным для неё, резким движением подаётся вперёд, хватает за грудки блондина и тянет его в свою сторону, будто спасая его от надвигающейся опасности. Но ее реакции не хватило, и Миртл со свистом проносится над их головами и проходит сквозь тело незнакомца. После нападения призрака, раздался глухой всплеск воды и на какое-то время повисла тишина, в которой были слышны только разбивающиеся капли об кафельный пол.
Зачем я это сделала? - Астория резко одергивает руки и делает шаг назад, не вовремя поняв, что все ещё держит блондина за одежду. -
Вам не мешало бы привести себя в порядок, - без капли смущения делает замечание девочка, смотря на случайно оторванный лоскут от мантии, вернее, от того, что от неё осталось, незнакомца и вкладывает ткань в его руку.
Это разве не опасно? Мы справимся? - Астория посмотрела на Мейделин, - Ну что вы, дорогая. Какая глупость. Василиск же безобидный уж. Мы его просто «подоим», погладим и уйдём. - Если бы Гринграсс можно было выжать, то вся школа определённо захлебнулась бы в ее яде.

Отредактировано Astoria Greengrass (2019-07-19 03:06:47)

+2

13

[indent]Малфою потребовалось не так много времени на то, чтобы прийти в себя. Странно. Должно быть, отстраненно подумал он, все дело в постоянном стрессе. Иммунитет, ага. Прокатись по аттракциону лабиринта прошлого, постарайся не умереть от рук Пожирателей Смерти, переживи встречу с предками и Темным Лордом – и получишь приятный бонус в виде пошатнувшейся психики. Если он сможет вернуться в свое время целым и невредимым, то обязательно запишется на прием к какому-нибудь мозгоправу.
[indent]- Простите? – ответила девочка, что в будущем станет для Скорпиуса самым близким человеком. Последние несколько секунд он старался не думать об этом, но тщетно. Беглый и взволнованный взгляд все равно возвращался к ней, словно слизеринец надеялся запомнить каждую деталь её образа.
[indent]Он открыл было рот, чтобы снова повторить - твердо и четко - ибо его несовершеннолетняя мать, как показалось Скорпиусу, не совсем поняла, в насколько смертельной опасности оказалась, но еще один вопрос, прозвучавший откуда-то со стороны, заставил его оторвать от слизеринки пытливый взгляд. Профессор Лонгботтом. Отчего-то в эту секунду Скорпиус со стыдом пожалел, что в свое время относился к его предмету без должного уважения.
[indent]- Ох, я... - пробормотал Малфой, зачем-то снова проведя рукой по штанине, и посмотрел на вторую девушку. – Да. Типо того. Из будущего.
[indent]Он вскинул бровь, выразительно взглянув на Смит. А она тут каким боком оказалась? Впрочем, нет. Скорпиус не хотел этого знать. Похоже, не одного его привлек портал в подземельях, вот только как старосты, они должны были привлечь кого-нибудь из профессоров. Что ж, приятно знать, что он, Альбус и Роуз оказались не единственными, кто облажался. Интересно, в 2023-м их уже начали искать? Он не знал, как именно работают эти порталы, но хотел надеяться, что их пропажу хотя бы заметили.
[indent]- Меня зовут, - слизеринец бросил быстрый взгляд в сторону Астории, - Скорпиус.
[indent]Он не знал, почему вдруг захотел скрыть от неё свою фамилию. Страх, стыд? Чушь. Снова ударив по своему пустому карману, где обычно лежала волшебная палочка, Скорпиус повернулся чуть боком, надеясь тем самым избежать её взгляда.
[indent]- Мэйделин, из нашего времени кто еще тут оказался? Помимо братьев Поттеров, Роуз и Мег.
[indent]Несмотря на то, что видеть Миртл было на удивление приятно, ее высокий голос все равно раздражал. Хотелось абстрагироваться и от него тоже, а так же получить хоть немного полезной информации, прежде чем… прежде чем что? Обрывок разговора Малфой все же уловил и круто развернулся, глядя теперь уже на мистера Лонгботтома с широко распахнутыми глазами.
[indent]- Стоп, что? – не удержался от вопроса и он. – Профессор, вы серьезно?
[indent]То, что профессор едва ли был старше самого Скорпиуса, парня не волновало. Зато взгляд его – изучающий, прикидывающий их перспективы – очень даже. Либо сложившая ситуация так сыграла на руку, либо свет удачно упал, но еще несколько секунд назад мистер Лонгботтом внушал доверие и уважение. Сейчас же Скорпиус очень сомневался в адекватности стоявшего напротив молодого парня. Может… может он головой ударился? Или это и не профессор Лонгботтом вовсе, а замаскированный Пожиратель Смерти? Потому что профессор, которого знал Скорпиус, никогда бы не додумался до такого.
[indent]Девушки тоже не разделяли энтузиазм юного Невилла. Что ж, хоть в чем-то они оказались солидарны. Скорпиус подождал, пока каждая из них выразит свое недовольство, после чего сделал шаг вперед.
[indent]- Нет. Что бы вы ни задумали, она… они в этом участвовать не станут. – Твердо проговорил он, сначала указав на Асторию, а после рассеянно махнув рукой и на Мэйделин. – Подвергать девушек опасности…
[indent]Глупо было забывать об истеричном призраке-подростке. Скорпиус отшатнулся назад, когда Миртл громко завизжала, но слизеринец совершенно не был готов к тому, что в качестве мишени она выберет его. Ладно, проходить через призраков на самом деле не так страшно и противно, но вид стремительно налетающей орущей полупрозрачной девчонки все равно заставил внутренности Малфоя сжаться. Но чего он точно не ожидал, так это пары тонких рук, которым почти удалось спасти его от неприятного столкновения. Натасканный на квиддичном поле Скорпиус удивленно охнул и сам подался следом. В поисках равновесия он инстинктивно оперся на выставленную ногу, и чтобы не дать упасть им двоим, завел вторую руку за спину Астории и подхватил ее за талию.
[indent]А она оказалась… еще ниже, чем он думал.
[indent]Несколько раз моргнув, прогоняя оцепенение, Скорпиус удивленно уставился сначала на лицо Астории, а потом на ее руки, крепко сжимающие его рубашку. Тут же стало стыдно – не хотелось, чтобы она пачкалась о его грязную одежду. Но девушка быстро пришла в себя, отстранился и Скорпиус, скользнув взглядом по её тонким, но длинным пальцам. Надо же, кольцо тоже на месте.
[indent]- Да. – Тихо пробормотал Малфой, отводя взгляд. – Надо бы.
[indent]Он кашлянул в кулак и расправил плечи, очень сильно надеясь, что для остальных этот небольшой инцидент остался незамеченным. Но она… вроде как спасла его. Попыталась, по крайней мере. Скорпиус не мог не думать об этом.
[indent]- Так, о чем я. Да. Они туда не идут. – Произнес слизеринец с достаточно красноречивым взглядом, давая понять, что любую форму возражений он не примет. – И зачем ва… тебе нужен этот яд? Как это поможет в сражении с… ох. Крестражи, да?
[indent]Удивительно, что он вообще умудрился вспомнить такую важную деталь из истории. Осознание тенью легло на лицо Малфоя, и он, лизнув пересохшие губы, опустил мрачный взгляд на лезвие меча. Как же там было? Что меч вбирает, то его и закаляет?
[indent]- Вы смогли найти их?
[indent]Невилл Лонгботтом достал меч Годрика Гриффиндора и предположительно обнаружил местоположение крестражей, пока они с Альбусом страдали херней. Это действительно заслуживало уважения.

+2

14

Невилл был не в восторге от того, что вместо Хани, с которой они могли легко управиться вдвоем, ему предстояло иметь дело с совершенно незнакомыми и ненадежными людьми. Двоих он совсем не знал, а Астория не вызывала доверия. Во-первых, она выглядела младше своего возраста, а во-вторых, была со Слизерина. Идти вниз с теми, чей предок посадил змею в подвалы, было куда более опасно, чем просто идти туда. Лучше одному.
- Подождите. Мы... Собираемся идти... Вниз? Василиска искать?
- Он спит, если я правильно помню. Гарри говорил, что пятьдесят лет назад его разбудил Волдеморт, а в этот раз - Джинни, которой управлял этот негодяй, - Лонгботтом чувствовал прилиа уверенности, поэтому взял слова первым, чтобы объяснить ситуацию. - Согласен, это опасно. Это может быть опасно, но у меня есть меч и шляпа, которые я пока еще не вернул на место, - он показал на предметы, лежащие на раковине.
- Скажи честно, у вас на Гриффиндоре есть какой-то скрытый от других факультетов урок, где обучают находить проблемы там, где их нет? Или ты просто от Поттера заразился?
Лонгботтом глубоко вздохнул, посмотрел на Асторию.
- А у вас - кружок по поклонению Волдеморту? - парировал парень, вспоминая с каким восторгом слизеринцы восприняли новые правила и учителей, которые не гнушались применять пыточные заклинания. Он не понимал, как его однокурсники, пускай и слизеринцы, но радовались всему этому. Неужели среди них не было никого, кто был против такого отношения? Но ведь они все как один стояли горой за своих любимых Пожирателей, доносили на остальных и гордились содеянным. Хотелось еще что-то добавить, но Невилл не стао этого делать. Не с Асторией же ругаться из-за других.
- Стоп, что? Профессор, вы серьезно?
Еще один вздох. Уже второй человек называл его профессором. Точнее, девушка вовремя осеклась, а парень нет. По крайней мере Невилл дожил до того момента, когда стал делиться какими-то знаниями. Наверное, он заменил профессора Спраут в будущем, вряд ли выбрал бы зелья.
- Я не профессор, но я серьезно, - ответил он, кивая.
- Нет. Что бы вы ни задумали, она… они в этом участвовать не станут. Подвергать девушек опасности…
- Я и не говорил, что мы пойдем туда все вместе, - вздохнул Невилл. Он правда не собирался тащить девочек вниз, чтобы подвергать их опасности. Максимум - попросил бы просто покараулить или подождать его здесь, или где-то около входа в тайную комнату. Парень понятия не имел, как надо было сражаться со зверем, но утешал себя мыслью, что тот спит, а значит можно будет просто попытаться при помощи магии удалить клыки или поцарапать его незаметно, чтобы кровь попала на меч. Сейчас рассуждать о вариантах не имело смысла, когда они не знали всего. Может быть василиск сам бы отдал им что-то без применения силы. В это верилось с трудом, но думать можно было о чем угодно. - Я никого не заставляю, - имея опыт общения с Гарри и другими, он понимал, что некоторые люди все равно рискуют собой, даже если это опасно и глупо.
- Так, о чем я. Да. Они туда не идут. И зачем ва… тебе нужен этот яд? Как это поможет в сражении с… ох. Крестражи, да? Вы смогли найти их?
Невилл покачал головой.
- Я не уверен, что все крестражи найдены, но какие-то точно есть у Ордена. Кровь василиска на мече или даже его клык помогут их уничтожить, - пояснил он, прислоняясь к раковине. - В прошлый раз получилось.
Лонгботтом был не из болтливых, хвастаться не любил. Кровь Пожирателя на мече не показатель храбрости, но и не трусость. Это был порыв, желание защитить отца и мать, оотому он так и поступил. Ему хотелось их спасти, пускай сейчас это может и не играло никакой роли. Минус один враг - еще не победа. Если бы он отрубил руку Волдеморту, может и можно было считать это частью победы, но Рабастан был пешкой, никчемный ублюдком, который любил причинять боль. Без руки он стал злее, но менее опасным. Хотелось бы, конечно, оказаться более полезным, но добыча яда или клыка тоже было делом важным.
- Я не уверен, что у меня получится. Но вам всем лучше оставаться здесь, а я спущусь вниз.
Без Хани было неуютно, непривычно. Последние дни они почти не расставались, а Невилл с нежностью отмечал, что девушка успешно перебарывала свою робость и становилась смелее. Он не привык геройствовать в одиночку за исключением одного раза, когда разрубил змею. Но у него была моральная поддержка, а весь этот год он держался благодаря друзьям, у него была цель. Защищать младших, бороться за справедливость и не давать Пожирателям свободно творить свое зло. Сейчас он остался один, Астория была не в счет, но даже ее присутствие немного подбадривало парня. Он повернулся лицом к раковине, вспоминая рассказ Гарри. Рон пошутил после Битвы, что даже невнятные слова Поттера во сне помошли ему открыть проход. Только Невилл с трудом мог вспомнить что-то из этого. Просто он обычно спал по ночам и не вслушивался в бормотание соседей по комнате. В голове крутились какие-то звуки из прошлого, со временем второго курса, которые Невилл сейчас попытался повторить. Но ничего не произошло.
Глупо было надеяться, что он с первого раза откроет тайную комнату, иначе ведь любой дурак смог бы.
- Если никто из вас не знает парселтанги, то лучше ничего не говорить, - попросил он, пытаясь сосредоточиться. Хани бы смогла ему помочь, она бы напомнила что-то, что он вечно забывал. Живая напоминалка, только любящая его. Лонгботтом решил не сдаваться. Эббот сейчас находилась в больничном крыле с травмой, а он не мог допустить, чтобы она погибла или застряла тут вместе с ним. По его вине она уже пострадала. Ведь если бы он не шагнул в этот портал, то они бы сейчас уже сидели где-нибудь на башне Хогвартса и смаковали чай, или болтали бы о чем-то, а может просто молчали. Но Невилл понимал, что встреча с родителями перевешивала. Он помнил эти спешные объятия матери, о которых так долго мечтал. Ему снова захотелось оказаться рядом с Алисой, взять ее за руку и увидеть осмысленный взгляд. Почувствовать, что она живая и реальная, такая подвижная и бойкая. Невилл миллион раз слышал истории о родителях, но увидел их в действии впервые. Это завораживало и пугало, особенно убийство. Но такое на войне неизбежно, ведь в Битве многие погибли. Может быть они не произносили заклинаний смерти, то кого-то столкнули, кого-то отбросили в стену. Это ведь тоже считалось убийством, если противник потом переставал дышать?
Невилл выдохнул и с какой-то там по счету попытки смог произнести что-то, повторить то, что говорил Гарри. Или похожее на это. И у него получилось!
Раковина разъехалась в сторону, открывая спуск вниз. Салазар Слизерин явно был тем еще извращенцем, но продумано все было на славу. Невилл подобрал меч и сжал в руках шляпу.
- Я никого не заставляю идти следом, это опасно, - предупредил он, поворачиваясь к остальным. - Если вы уверены, что справитесь и сможете помочь, то от помощи я не откажусь, - Невилл сделал вдох и прыгнул. Он никогда не был героем, но стал им волей случая. Однако опыт подсказывал ему, что в одиночку делать что-то очень глупо. Потому он и оставил остальным выбор. Они могли пойти за ним, могли и остаться. Неважно, кем были эти ребята, важно было поторопиться. Потому приземлившись на кости и пыль, Лонгботтом поспешно поднялся, нащупав выпавший из руки меч. Шляпу он перекинул через плечо, а второй рукой взял палочку, освещая себе дорогу. В самых глубоких подземельях Хогвартса было сыро, холодно и жутко, только обратного пути уже не было и только сейчас Невилл понял, что не знает, как ему выбраться обратно. - А потом ты удивляешься, Хани, почему я долго решаюсь на что-то, - пробормотал он, обращаясь к своей девушке, которая наверняка уже лежала в постели и приходила в себя. Сейчас главное было случайно не разбудить василиска.

+3

15

- Не знаю... Прости, - она лишь показала головой. Увы, но Хогвартс в этом отрезке прошлого стал первым местом, где она встретила кого-то знакомого. Хотелось верить, что больше никого тут не будет ради их же безопасности. Только вот студенты есть студенты. А тяга к приключениям - дело благородное. Хоть и безрассудное. - Я встретила профессора Блэка после первого портала. С нами было ещё двое. Моро и Рейган. Мы случайно разделились во втором портале. Я даже не знаю, где они и живы ли сейчас.

Ситуация не радовала, да и обстановка накалялась. Хаффлпаффка никогда не считала себя вспыльчивым или излишне нервным человеком, но эта малознакомая девчонка начинала её потихоньку раздражать. Немного, совсем чуть-чуть. До едва заметного зуда где-то под языком. Это даже несмотря на принятые зелья. И тут либо сам эфект начинал ослабевать, либо эта юная леди искусно, со сноровкой играла на нервах окружающих. Но по ней было видно. На её лице, поведении был чёткими мазками вычерчен образ обычной стервы. Такая красивая и милая девочка, но в глазах не лёд. Шипастый, ядовитый айсберг. И сама она высокомерная, напыщенная, заносчивая, считающая себя гораздо выше других. Того и гляди - лопнет от самомнения. Но Мэдди от этого было даже... Смешно? Да, пожалуй. Она никогда не могла понять подобного поведения. Её так воспитали. Она так привыкла. Как и эта девочка привыкла подавать себя миру именно так. Только вот стервозных дам мало кто любил. Да и законы жизни диктовали одну простую истину. На любого сильного человека найдётся тот, кто будет в тысячу раз сильнее. И тогда уж будь любезен, ответь за все свои поступки.

Ответа на все нападки не последовало. Блондинка тихо хмыкнула, едва заметно улыбнувшись самой себе, и отвернулась. Таким не отвечают. Что с них взять? Им только и нужно найти себе жертву для скандала, так зачем давать столь желанный шанс? Может, ей повезёт и кто-нибудь другой купится на такое поведение. Но старосте было не до этого. Её куда сильнее волновала проблема змеев и подземелий со всеми причитающимися подробностями. Сама бы она никогда и ни за что не решилась спускаться вниз, к тому ужасу, который давным давно был запечатан под их школой ещё одним из основателей. Но сейчас, когда времена и нравы требовали решительных поступков, склониться к определённому ответу было довольно сложно. С одной стороны, это - абсолютно безумная затея, которая грозит каждому из них ужасной смертью и ещё парой "приятных" мелочей. С другой, как бы страшно не было, но кто-то же должен это сделать. Да, в голове сразу же прозвучали слова отца на этот счёт. Что геройствовать - дело не такое уж и благодарное, а сами храбрецы слишком часто не получают того признания, на которое рассчитывали. И он действительно был прав. Цена за победу действительно могла быть непомерно велика. Можно было бы сослаться на то, что она ещё школьница, что она ещё многого не умеет и не знает, что это вообще не её дело, что она внизу обязательно погибнет... Только вот язык никак не поворачивался.

- Нет. Что бы вы ни задумали, она… они в этом участвовать не станут. Подвергать девушек опасности…

Студентка до этого момента снова не особо вникала в смысл разговора, погрузившись куда-то в себя. Но слова про девушек в опасности заставили снова прислушаться. В принципе, Скорпиус был прав. Да и она никогда не замечала за собой истинно "женской" черты бездумно делать всё назло и вопреки просто потому, что кто-то это делать запрещает. Но парень всё же не имел достаточных прав, чтобы что-либо им запрещать. Да, он старше. Да, он староста школы. Да, он отвечал за порядок и в какой-то степени за безопасность подопечных. Но сейчас вся эта власть, дарованная вместе с заветным значком, работала немного не так.

Она посмотрела на открывшийся с нескольких попыток ещё-не-профессора Лонгботтома проход в их "персональный Ад" и задумчиво выдохнула. И вот что делать? Решать стоило поскорее. Пойти следом за Невиллом и, рискуя своей жизнью, предпринять попытку помочь? Или не лезть на рожон, предпочтя отсидеться в стороне? Сложный выбор. Крайне сложный. Мэдди рискнула подойти чуть ближе к ведущей вниз трубе, чтобы удовлетворить любопытство. Она обошла проход и остановилась с другой стороны, чтобы не стоять спиной к той не слишком приятной девчонке. Доверия по понятны причинам та не вызывала. И лучше перестраховаться, чем потом судорожно искать выход. А подставить такие люди, как показывал опыт, могут и глазом не моргнув. Её бы туда, чтобы сбить накопившуюся спесь и поубавить самомнения, но староста не собиралась опускаться так низко. Наоборот, захотелось от всей её солнечной и светлой души посоветовать не быть такой нехорошей, сделать лицо попроще и не выёживаться. Но благими намерениями вымощена дорога в не самое хорошее место, так что совет остался не озвученным.

- Подо... - когда парень приготовился прыгать, она уже порывалась его притормозить. Но было поздно. Он слишком быстро улетел вниз по трубе, оставив остальных стоять вверху. - ...жди. И что теперь делать будем?

Хаффлпаффка с недоумением посмотрела на оставшихся. Как говорится, первый пошёл. Но... Плана, как такового, у них не было. И алгоритм в стиле "прийти, не разбудить, забрать и уйти" за чёткую инструкцию можно было принять с огромной натяжкой. И то - не факт. Василиск - слишком опасная магическая тварь, чтобы так просто взять и заявиться к нему в логово. Один неверный шаг - и придётся им бежать очень далеко и очень быстро. И зигзагами. Она увлекалась книгами на тему разных магических зверушек и тех, кого так ласково назвать не получалось. И про огромную смертоносную змею там было написано достаточно, чтобы не бросаться стремглав к нему навстречу. Впрочем, не одними только волшебными тварями вызывалась куча вопросов. Девушка сделала шаг вперёд, глянула вниз и сразу же отошла обратно. Слишком глубоко уходят подземелья их любимой школы. Только вот... В них кто-то вообще бывал? Верилось с трудом.

- Погодите. А он знает, куда ведут подземелья? Ну, там... Вход, выход, сток какой-нибудь. - она снова посмотрела сначала на Скорпиуса, потом на эту девочку. Может, у них найдётся ответ? Хотя это вряд ли. И Мэдди поняла, что дело пахнет не просто жареным. Оно грозится сгореть до крошащихся угольков толком и не начавшись. Но чего ещё можно ожидать от идеи прийти в гости к порождению тёмной магии и развращённой запретными делами фантазии? И даже если не прогорит, то в финале их ждёт весьма нормальный и логичный вопрос. - О, Мерлин... И как потом вернуться?

Отредактировано Madeline Smith (2019-08-21 23:14:23)

+1

16

Для Астории близость с людьми была подобна самоубийству. Она спасалась бегством от любого прикосновения или попытки других получить ответ на самые банальные из вопросов. Это казалось ей нарушением личных границ и вторжением на запретную территорию, ворота которой она так тщательно оберегала от чужих глаз. Боязнь, что ей кто-то сможет причинить боль или предать, не отпускала ее своей ледяной рукой, а одиночество казалось ей спасением и внушало чувство защищенности. Но несмотря на все это, где-то в глубине души ее покалывала зависть к гриффиндорцам, которые с такой легкостью и благоговением рассказывали друг-другу различные секреты и настолько непринужденно общались между собой. Астория приравнивала это к нечто похожему на подвиг, который сама совершить не могла, хотя в тайне мечтала говорить открыто и иметь, как минимум, одного близкого друга помимо Дафны и книг.

И вот, стараясь держать любого из людей на расстоянии большем, чем вытянутая рука, она так небрежно и безрассудно поступила здесь, в заброшенном женском туалете. По непонятным ей воле чувств и ощущению, что незнакомцу (незнакомцу!) грозит какая-то мнимая опасность, она, позабыв о своих жестких внутренних правилах так некультурно хватает юношу за грудки и тянет в сторону. Хотя его изорванная и местами испачканная одежда должна была зародить в ее брезгливой натуре желание прочитать нудную и не совсем приятную лекцию о том, как должен выглядеть приличный волшебник, несмотря на обстоятельства, которые превратили твой внешний вид на облик домового эльфа, но, все же, высказываться на этот счет она не стала. Гринграсс и так посеяла между ними большое зерно неловкости.

Глупая, глупая Астория… - мысленно ругала себя девочка, уводя взгляд в сторону, чтобы не видеть смущение блондина, которое разогревало в ней чувство стыда за свой поступок и потребность в побеге. Тепло от его руки на ее талии, на удивление, не отдавало желанием содрать с себя кусок кожи. Напротив, ей впервые в жизни на душе было как-то спокойно. Вероятно, это сказывается их схожесть с Драко, а Малфой был единственным человеком в мире, помимо ее родных, которому она позволила бы взять свою руку.

Гость из будущего представился как Скорпиус и ее предположения, что он сын Драко, только подтвердились.

Созвездие скорпиона... Чувствуется стиль семьи Блэк.

Это уже вторая по счету приятная встреча за все время пребывания в прошлом. Но вместе с радостью пришла и грусть: подтверждение его родства с Блэками ее подкосило и жутко расстроило. Поэтому продолжать открывать людям все прелести своего характера ей резко расхотелось, да и публика была скучная.

А у вас - кружок по поклонению Волдеморту? – Ответ, достойный львиного факультета, но недостаточно колкий и пугающий для змей. Произносить имя Темного Лорда всуе казалось для нее яркой демонстрацией своей наигранной отваги. Гринграсс верила, что все это не больше, чем пустой звук. Желание показаться важным и выбиться из тени знаменитого Гарри Поттера. На слизерине таких отважных людей не было, а ярким примером самоотверженности в школе был Поттер, которого на змеином факультете считали заносчивым, вечно сующим не в свои дела нос и желающего закрепить за своей фамилией ярлык героя. – Как оригинально. – Скучающим тоном произнесла девочка и отошла в сторону, чтобы не мешать другим людям геройствовать.

Ее детская эмоциональная нестабильность, хоть и редко, но сказывалась на ее здравом смысле. Астория, старающаяся не подвергать свою жизнь какой-либо опасности, уже хотела сделать прощальный реверанс и скрыться в коридорах Хогвартса, чтобы ни под каким предлогом не спускаться в логово Василиска; но услышав, что ее начали защищать и разъяснять Невиллу, что она туда спускаться не будет, в ее голове что-то щелкнуло и теперь ей было жизненно необходимо отправиться в Тайную комнату и надрать чешуйчатый хвост Королю Змей. Ну или просто показать, насколько она независима. – Я в состоянии постоять за себя. – Возмутилась из своего угла Астория. Вот так просто она, четырнадцатилетняя волшебница, говорит о самозащите. Слишком самонадеянно и глупо, как может показаться. Да, когда Поттер убил Василиска, судя по слухам, ему было двенадцать лет, а это на два года меньше, чем ей сейчас. Так что, у нее определенно есть шанс проявить все свои знания на практике, выползти из Тайной комнаты и прослыть героем. Но между ними были существенные отличия: она не сумасшедшая, не самоотверженная и далеко не храбрая девочка, чью пятую точку постоянно прикрывает старичок Дамблдор. Демонстрировать окружающим свое превосходство, бесстрашие и неприязнь было куда проще, чем доказывать все вышеперечисленное на практике. При любом удобном случае, Астория подставила бы кого угодно, но только не себя. Принимая образ язвительной недотроги, она так больно могла ударить из подтяжка, когда человек этого совсем не ожидает. Так что, в этой экспедиции она определенно была слабым и абсолютно ненадежным звеном. Но что можно сказать об окружающих людях? Их чрезмерная доверчивость, самоотверженность, доброта и желание подарить всем мир во всем мире только побуждало желание всех облапошить и вернуть с небес на землю. Напомнить, что на любой плюс найдется огромный минус, несущий за собой очень и очень тяжелые последствия.

Услышав про крестражи, Гринграсс не сразу поверила своим ушам. Ей захотелось открыть рот и высказаться на тот счет, что их не существует (ну и блеснуть своими знаниями, конечно) и что лишь одному волшебнику когда-то удалось расщепить свою душу на две части и то, что Астория считает это полнейшим абсурдом, но видя серьезные лица Скорпиуса и  Невилла, прикусила язык. Кажется, кому-то это все-таки удалось сделать. Человеку, обладающему непревзойденным могуществом и знаниями темных сил.

Темному Лорду.

Конечно, кому же еще.

Если это не внушающее никакого доверия дело и вправду как-то связано с Темным Лордом, то Астория точно не будет принимать в этом участия. Ее путешествие с каждой минутой приближало ее к огромной опасности несшую за собой неминуемую гибель и самоотверженно отдаваться в руки смерти она не желала.
- Да, девочкам там определенно нечего делать. – Голос ее был каким-то далеким, доносящимся откуда-то издалека и отдавался эхом в ее сознании. Собственная речь в данную минуту была для нее чужой. От самонадеянного желания спасать не нужный ей мир, которое зародилось только благодаря свойству ее характера «делай все диаметрально противоположное тому, что от тебя хотят», не осталось и следа.

- Если никто из вас не знает парселтанги, то лучше ничего не говорить, - если бы Астория не была так расстроена, то она непременно начала всячески мешаться, сбивать с толку и вишенкой на торте была бы очередная колкость или язвительная фраза. Но, небрежно махнув рукой, вопреки всем правилам этикета, слизеринка уберегла Невилла от своей противной натуры и присела на лавочку у стены, предварительно очистив ее поверхность от скопившейся на ней пыли. Со скучающим видом Астория заколдовала упавший с потолка кусок штукатурки и тот закружился в танце.

Кольцо продолжало предупреждать свою хозяйку о грозящей ей опасности, и с каждой минутой палец жгло все сильнее. Слизеринцы в стрессовой ситуации спасали жизни. Свои, конечно же и только свои. Сейчас был верный знак, что настало время сворачиваться и переходить к первоначальному плану – откланяться, хотя, было бы перед кем и удалиться, предоставляя остальным возможность стать десертом для заскучавшего от одиночества Василиска. Но за нее все решил Невилл. С важным выражением лица, гриффиндорец, сжимая меч стоял на краю «пропасти», произнес благородную речь и.. прыгнул. Гринграсс громко прищелкнула языком и отрешенно смотрела на место, где только что стоял Невилл.  Побелка, недавно кружившаяся в танце, упала и разлетелась на множество маленьких кусочков.

В женском туалете повисла пауза. Астория готова поклясться, что тишина была настолько мертвой, что она отдаленно слышала какой-то странный хруст, доносящийся из  темного прохода в тайную комнату.

Мейделин была явно обеспокоена, и ее страх перестал быть для Астории интересным, в общем, как и все вокруг. Так много вопросов и так мало ответов.
Твоя война ничего не значит…
- На метлах, конечно же. – Отвечает Астория на последний вопрос Мейделин, вновь заставляя осколки побелки кружиться в веселом танце. Слизеринцы были жутко изобретательными, если дело касалось подстав. Этот чулан был не исключением. Ее сокурсники как-то выуживали оттуда горшки, чтобы заколдовать их на головах студентов ненавистного им факультета, а Астория, по счастливой случайности, просто проходила мимо, успев разглядеть содержимое чулана, ужаснуться от скопившейся там грязи и уйти. Она, по сути, никогда не участвовала в подобных издевательствах и «безобидных» шутках. Ей было больше по душе травить людей словами, а не действиями. Ведь, рану от сказанных слов залечить будет намного тяжелее, чем снять с головы заколдованный горшок. Для нее это было своеобразным развлечением, на которое, по большей части, была ответная реакция. Но, увы, не в этот раз. Правда, Невилл все-таки не выдержал и дал ей крупицу негативной эмоции, от которой можно было бы нехило оттолкнуться и раздуть конфликт небывалых масштабов. Но, увы, Лонгботтом ее покинул.
– В моем времени, если выйти отсюда и повернуть направо, за углом будет чулан со старыми метлами и прочим ненужным школьным хламом. – Настало время и ей внести хоть малую лепту в это сомнительное, но такое, как они думали, благородное дело. – Вдруг, это как-то поможет. - Девочка пожимает плечами и не отрывает своего взгляда от кружащейся перед ее глазами белесыми осколками. Сейчас она чувствовала себя святой. Все лоты распроданы, аукцион добрых дел можно считать оконченным.

Отредактировано Astoria Greengrass (2019-08-27 20:35:45)

0

17

[indent]Какие-то точно есть у Ордена.
[indent]Какие-то. Как бы есть, но это не точно. Да, совсем обнадеживающе.
[indent]Скорпиус посмотрел на молодого Лонгботтома исподлобья и подумал, что на свою мать он почти не похож. Ну, по крайней мере, вдохновить и успокоить у него получилось как-то не очень… что ж. По крайней мере, Скорпиус теперь знает, что крохотные шансы победить Темного Лорда есть. Не то, чтобы он хотел принимать в этой войне непосредственное участие…
[indent]- Чудно, - сказал он на выдохе. – Стало намного спокойней.
[indent]Слизеринец пожал плечами, невнятно проговорив что-то еще. Бросить юного профессора он не мог хотя бы потому, что остался бы после этого полным мудаком. Еще большим мудаком, чем тот, что потерял своих друзей. Думать об Альбусе и Розе он не хотел, поэтому мрачно кивнул, шагнув в сторону. Мешать Лонгботтому он не стал.
[indent]Малфой старался не хихикать с чужих попыток заставить дверь открыться. Тут вообще не до смеха было – чем больше Скорпиус думал, что скрывалось за раковинами, тем сильнее у него сжимался желудок. На самом деле он не хотел туда спускаться, вот честно. Но и другого выбора у него особо-то и не было. Нет, право, не к Ордену же ползти и просить их открыть портал в свое время, а тут он хоть чем-то поможет… Скорпиус правда пока не знал, чем именно, не имея при себе ничего, кроме волшебного кольца матери. Вот только металлическая змейка на его пальце и раньше предупреждала об опасности с большим отставанием, а в этом времени вообще решила взять отпуск. Скорпиус снова вздохнул, покосившись на Асторию. Если подумать, сейчас у них один и тот же артефакт, только из разных времен.
[indent]Странно. Еще совсем недавно Малфой отдал бы все, чтобы с ней заговорить, а сейчас у него попусту не нашлось слов. Впечатление от первой встречи медленно стало сходить на нет, уступая место суровой, жестокой реальности. Факт: они все в дерьме. Факт второй: дерьмо слишком глубокое, чтобы они так просто могли из него выбраться. Факт третий: Скорпиус все еще не знает, что случилось с его друзьями. Может, они все уже мертвы? Тогда все это не имеет смысла.
[indent]Наконец, раковины начали медленно отодвигаться. Спорить слизеринец не стал: зрелище достаточно завораживающее, если знать, в чью комнату ведет ход, и не знать, кто их там поджидает. Когда все это закончится, и он вернется в свое время (если закончится и если вернется), то обязательно потащит Альбуса в этот самый женский туалет и попытается точно так же открыть тайный проход. Вдвоем они точно придумают, как можно использовать комнату Салазара Слизерина.
[indent]Проследив за скрывшейся в тоннеле макушкой своего будущего профессора, Скорпиус снова почувствовал укол сомнения. Ой, да Господи Боже, его шляпа не на тот факультет отправила, чтобы он мог так смело прыгать на встречу потенциальной опасности, но… но. «У тебя. Нет. Выбора», - мысленно упрекнул себя Малфой. Точнее, небольшой выбор есть, только он всю жизнь будет жалеть, если пойдет сейчас на попятную. Сглотнув комок, Скорпиус посмотрел сначала на Мэйделин, потом на свою молодую мать. Ах, все же, нужно было поговорить, когда выпал шанс.
[indent]- Так, хорошо, - выдохнул Малфой, стараясь выглядеть убедительным и храбрым. – Вы идите за метлами, а я пойду вниз и… подстрахую, да. Если услышите крики, закройте глаза и уносите ноги.
[indent]Ну, много времени это занять не должно. Если все пойдет по плану, то юный Лонгботтом просто убьет спящего змея, и все. Никаких игр в кошки-с-мышками с королем змей. Никаких плясок со смертью. Все будет хорошо.
[indent]Ага, обманывай себя дальше.
[indent]- Ну, что ж, souhaitez-moi bonne chance...
[indent]Взглянув на девушек в последний раз, Скорпиус сделал один шаг вперед и провалился вниз. Холодный камень больно ударил по спине, и слизеринец пожалел, что просто не обратился в ворона. С другой стороны, попробуй в такой ситуации рассуждать здраво. Когда тоннель закончился, Скорпиус рухнул на что-то мелкое и хрупкое. Еще здесь немного воняло, но это перестало волновать его с той самой секунды, когда он осознал, что именно смягчило ему посадку – кости. Стараясь не думать, кому они принадлежат, парень быстро поднялся, зачем-то отряхнулся и поспешил за убывающим огоньком от Люмоса.
[indent]- Черт, нужно было у кого-нибудь палочку одолжить… - чертыхнулся он под нос, хотя не представлял, кто бы ему ее отдал. – Про… мистер Лонгботтом, сэр, подождите!
[indent]От гнетущей атмосферы сердце взволнованно забилось: Скорпиус не знал, что в Хогвартсе есть место мрачнее и сырее, чем подземелья его родного факультета. От этого он невольно стал говорить шепотом, словно боясь… нет, именно что боясь. Разбудить змея по своей же глупости будет пиком идиотизма.
[indent]- Так, эм, какой план? – на всякий случай поинтересовался Малфой. – Зайдем, убьем и выйдем?

0

18

[indent] Bonne chance.. - негромко произнесла Астория, с замиранием сердца смотря на блондина, который скрылся в темном тоннеле ведущем в неизвестность. Палочка дрогнула в ее руке, заклинание перестало действовать, побелка мелкими хлопьями упала на пол и звук, с которым она разлетелась, стал для Астории своеобразным щелчком в голове, который призывал ее к действию. Желания спускаться в логово к Василиску у нее не прибавилось, храбрости в жилах она также не ощущала, но этот молоточек, бьющий по вискам отчетливо отбивал "сделай хоть что-нибудь". Интуиция ее никогда не подводила и, если внутреннее чутье настаивает на совершении поступка, а змея на пальце уже начала покусывать его, заставляя хозяйку прислушаться к голосу разума, а не чувствам, то определенно стоило рискнуть. Наверное..

[indent] Гринграсс переводит взгляд на перепуганную девочку, еще больше укутавшуюся в свою мантию и кивнула в сторону двери. Главное, чтобы Мейделин не начала вновь задавать вопросы в привычной ей манере "и что нам теперь делать?". Астория встает со скамьи, расправляя пышные юбки и с деланной решительностью зашагала к назначенному месту. Надежда всегда умирает последней и сейчас, идя по пустому, холодному коридору школы она мысленно уговаривала высшие силы о том, чтобы за углом не оказалась та самая дверь, скрывающая за собой нужные для их сомнительной экспедиции вещи. За спиной раздавались робкие, тихие шаги ее спутницы и, что-то подсказывало Гринграсс, что Мейделин попытается сойти с назначенного пути, но на данную минуту это меньшее, что ее заботило, так как перед ними появилась нужная им дверь. Стоя перед ней, ее горло сковал ужас, а рука невольно коснулась предплечья. Там, под плотной тканью, скрывался позор, портящий ее безупречную кожу. Уродство, которое она тщательно скрывала под длинным рукавом или маскирующими мазями: шрам, полученный после первого неудачного полета на метле. Всякий раз воспоминания об испытанном ею ужасе сопровождались дрожью в коленках, а полученный шрам не удалось до конца залечить даже самыми сильнодействующими магическими зельями. Этот шрам остался ей в напоминанием о том дне, о той боли, о той слабости и о том, что ей вовек не достигнуть того самого совершенства, которого она так добивается.

[indent] Девочка судорожно сглатывает образовавшийся в горле ком и поднимает палочку. - Alohomora, - дверь с тихим скрипом отворилась. В комнате было слишком темно и невозможно было разглядеть ее содержимое. - Lumos, - свет исходящий из палочки осветил старые, запылившиеся метлы и.. (тут Гринграсс не удержалась и громко хмыкнула) горшки. Целые горы ночных горшков. Воспоминание о проказах слизеринцев помогло ей немного отвлечься от своих переживаний, которые с еще большим напором продолжали атаковать ее в виде мурашек и дрожи во всем теле. Посмотрев на Мейделин, Астория сделала заключение, что та выглядит не лучшее не нее. В глазах девочки читался страх и сильное беспокойство, которое она никак не могла скрыть.

[indent] - Что-то не так? - Ровным тоном произносит Гринграсс, смотря на Мейделин. Было видно, как та колебалась, как судорожно теребила ткань мантии, как уводила взгляд куда-то в даль коридора и невнятная, совершенно невнятная речь.

[indent] Кажется, на Гриффиндоре появилось слабое звено. Это.. забавляло.

[indent] - Небось, есть дело, не терпящее отлагательств? - Ухмыльнувшись, сказала девочка, заколдовывая метла, чтобы те летели рядом с ней.

[indent] - Нужно найти кого-нибудь из учителей.. профессора МакГонагал или профессора Дамблдора, например. - Что-ж, хороший способ избежать смерти. Пойти за учителями и сообщить тем, что есть несколько сошедших с ума студентов из будущего, которые хотят спуститься в потенциально опасное место чтобы найти.. как их там.. крестражи. Которые, как подозревает Астория, как-то связаны с Темным Лордом. Стоит признаться, что подобное вуалирование трусости стоит похвалы. Не слишком изобретательно, до Слизерина явно далеко, но для Гриффиндора в самый раз. - Право, какая прекрасная идея! - Хлопнула в ладоши Гринграсс и, не смотря на Мейделин, пошла в сторону заброшенного туалета. Сейчас она рисовала из себя храбрую львицу, способную на героический поступок. Она - будет героем. Не то что некоторые. - Правильно, пусть помрут другие. - Бросила через плечо Астория и скрылась за поворотом. Главное, чтобы за ней остался шлейф самодовольства и самоотверженности.

[indent] Астория тихо закрывает за собой дверь и прислоняется к ней спиной. Глаза закрыты, а грудная клетка вздымалась так, словно она бежала до злосчастной комнаты, а не шла пешком. Еще немного и она завоет от съедающего ее страха. Она не спала больше суток. Непрекращающаяся ходьба, стрессовые ситуации, грязнокровки, неопрятные люди, грязь.. все вокруг выбивало ее из колеи и ей казалось, что она уже на грани. Но на самом деле грань была там, под ногами, глубоко внизу; под холодным кафельным полом. Ползучая, с убийственным взглядом тварь, которая одним своим именем и методом рождения заставляет кровь стынуть в жилах.

[indent] - О, Мерлин.. - Закрыв лицо руками, Астория тихо всхлипнула.

[indent] Слишком много отменного крысиного помета свалилось ей на голову.

[indent] Она тяжело дышит и сквозь пелену слез смотрит на открывшийся проход. Как бы она хотела, чтобы он закрылся и она по счастливой случайности не смогла бы туда спуститься. Безусловно, мало бы кто удивился, если бы он не вернулась к ним с метлами. Она же истинная Слизеринка и она будет спасать только себя, наплевав на других. Мучила бы ее совесть? Вряд ли. Но это было до этой ситуации. До "путешествия" в прошлое. До столкновения с дементорами. До встречи с Поттерами. Пройдя все эти этапы, Астория нехотя признает в себе какие-то странные изменения - таинственные и абсолютно непонятные ей самой.

[indent] Да, мантикора тебя задери, она не бросит этих двоих там, внизу и все-таки найдет в себе последние силы справиться со своими страхами и спустится вниз. Может, о ней напишут в "Ежедневном Пророке", мол "поднесла бойцам метлы". Астория грустно хохотнула и смахнула слезы с щек.

[indent] Кажется, пора.

[indent] Гринграсс стоит у обрыва, крепко сжимая древко метлы и смотрит вниз. Сейчас она была искренне рада, что ей предстал момент наконец-таки побыть в одиночестве. Жизнь предоставила ей еще одно испытание, которое она должна была пройти. Сейчас никто не мог уличить ее в слабости, никто не мог видеть ее страх и ужас, хотя его можно было прочесть в глазах. В горле застрял ком, а дрожь в коленках невозможно было унять. Ты справишься, ты сможешь.. - твердила себе девочка, стараясь преодолеть собственный страх перед полетом на метле. Слова по прежнему не предавали ей храбрости: перед глазами то и дело появлялась картинка, как тонкие детские пальцы соскальзывают с рукоятки метлы и она камнем летит вниз. Упала она на дорожку, усыпанную волшебным гравием и приобрела глубокий порез на руке, помимо других ссадин и ушибов. Будь они прокляты, эти мелкие камешки.

[indent] Все-таки метла понесла ее вниз. Никакой эйфории, никакого наслаждения и удовлетворения от полета. Только холод, слезы от встречного ветра и резкой вони и напряженность во всем теле. Полет оказался быстрым, а приземление неприятным. Хрустящим.. Гринграсс поднимает палочку дрожащей рукой и произносит заклинание. После него последовал крик.

[indent] Вот она, последняя капля.

[indent] Кости! Повсюду кости! Вглядываться, чьи они были, у нее не было времени и желания. Астория понеслась в первый же попавшийся тоннель, главное подальше от этого хрустящего кошмара под ногами. На благо, проход она выбрала правильный, так как нагнала идущих на верную смерть парней.

[indent] - Салазар в-всемогущий.. - Дрожащим голосом произносит Гринграсс, проводя ладонями по лицу, маша руками вопреки всем правилам этикета куда-то назад. Хладнокровие в экстренных ситуациях, да, это было одно из ее главных и сильных качеств. Но даже такая как она может дать сбой.  - В-вот.. - Она указывает на левитирующие рядом с ней метла и раздает их коллегам по несчастью. Когда Скорпиус протягивает к ней руку, она замечает на его пальце знакомое кольцо в виде змеи, которое, к сожалению, не удалось рассмотреть во всех мельчайших подробностях. Это молниеносно вернуло в ней самообладание и любопытство, последнее Астория растеряла по дороге в подземелья.

[indent] - Милое кольцо. Прошу простить, но сперва мне почудилось, что вы у меня его украли. Больно они похожи. - Произнесла девочка, смотря на свой артефакт, который продолжал покусывать палец хозяйки. Если бы ее платиновая змейка могла разговаривать, то она буквально прокричала бы - "Красный код! Подбираем юбки и бежим до первого попавшегося камина". Что Астория теперь собирается сделать. Почувствовав смятение и приближающее бегство своей обладательницы, змея умиротворенно сложила голову и замерла. - Про ту девчонку можете не спрашивать, она сбежала. - Тут она приторно улыбнулась.

[indent] Казалось бы, спектакль подошел к концу: актеры откланялись, буфет закрыли, аплодисменты все еще шумят в ушах.. пора бы и ей двигаться к выходу за снующей толпой. Но почему-то она до сих пор стоит на месте и не шевелится, робко переминаясь с ноги на ногу.

[indent] - Ну, и куда дальше? - Тут змея со всей силы куснула ее за палец, отчего Астория стиснула зубы.

Отредактировано Astoria Greengrass (2019-11-19 00:28:02)

+1

19

Thomas Newman - The Night Window ♪

[indent]Зайдем. Сделаем дело. Выйдем.
[indent]Все просто, повторял про себя Скорпиус. Предельно просто. Проблема в том, что отчаянно бившийся здравый рассудок за толщиной пелены из убеждений и самообмана вопил, что ничего и никогда у него не было «просто». Не было, когда он вздумал шагнуть в портал, и уже, наверное, не будет. Бросив короткий взгляд на макушку своего будущего профессора, Малфой постарался сглотнуть сдавивший горло ком, как с удивлением отметил, что во рту у него напрочь все пересохло. Парадокс.
[indent]«Интересно, о чем он думает?» - подумал Скорпиус и тут же задался следующим вопросом: - «А о чем думаю я?»
[indent]В детстве, когда он сильно волновался или был возбужден, Скорпиус имел дурацкую привычку много болтать. Постепенно он старался контролировать свой речевой аппарат, но в моментах абсолютной стрессовой ситуации, как эта, слова сами лились изо рта хаотичным потоком. Однако сейчас нужно заткнуться. Нельзя производить лишний шум, иначе… иначе им всем крышка. Скорпиус закрыл глаза и шумно втянул заплесневелый воздух носом. Зайти, прирезать тварь и выйти. Если все пройдет хорошо, его участия здесь даже не потребуется – будущий профессор все сделает сам. «Ты накручиваешь себя, как перед экзаменом», - невесело подумал Малфой. – «Это как с историей магии. В итоге же попался легкий билет, ведь так?»
[indent]Так. Все именно так.
[indent]Он просто чуточку волнуется, и это нормально.
[indent]Тоннель кажется бесконечным, а единственный их спутник – тихое эхо шагов. Хотя, в такой зловещей тишине кажется, что можно расслышать сердцебиение мистера Лонгботтома. Он же так же боится? Скажите, что да, пожалуйста. Иначе Скорпиусу потом станет очень стыдно, ведь в этом времени они почти ровесники.Тихо, слишком тихо. И это хороший знак, вновь и вновь напоминает себе Малфой. Если тихо, значит Оно спит. Две тени от волшебного света искривляются в длинные, черные нечеловеческие фигуры, и совсем некстати волшебник вспоминает все рассказы в жанре ужасов, которые успел прочитать. «Словно путь в Геенну…» - снова напросилась ненужная мысль. – «Но ты главное молчи».
[indent]Они все идут и идут, и Скорпиусу кажется, что прошло больше часа. Но вот за их спинами раздаются шаги, и дыхание совсем сводит. Стараясь не показывать, как сильно сжался желудок, волшебник обернулся, и ему потребовалось около секунды на осознание того глупого и очевидного факта, что змеям незачем ходить, они ползают.
[indent]- Ты, - выдохнул Скорпиус, когда удалось зафиксировать зрение на знакомом лице.
[indent]Ему следовало разозлиться и накричать на свою глупую несовершеннолетнюю мать и вежливо поинтересоваться, нахрена она полезла за ними. Но у Малфоя не осталось на это сил, вместо ожидаемой ярости он ощутил удушающий приступ облегчения. Какого. Черта.
[indent]- Ох. Не стоило…
[indent]Скорпиус протянул руку за метлой и поднял на девочку глаза. Глаза, которые как все говорят (а его любимая тетка в особенности) передались ему по наследству, сейчас были похожи на два круглых блюдца. Она напугана. Напугана так же, как и он сам, однако набралась храбрости доставить им метла. Обеспечила им путь отхода.
[indent]- Спасибо, - проговорил волшебник и попытался воссоздать подобие улыбки. Получилось скверно.
[indent]Поразительно, каким успокаивающим эффектом обладает это лицо. Пусть аттракцион эмоций ему уже порядком поднадоел, но Скорпиус почувствовал странное успокоение от её присутствия рядом. И это забавно, потому что еще наверху он желал отправить Асторию в свое время как можно скорее.
[indent]- Ах, это… - и впервые за время их встречи он опускает взгляд на свое кольцо, чтобы сравнить. Конечно, они будут идентичны, но как объяснить ей сходство? а должен ли он вообще скрывать? – Мне оно досталось от дорогого человека.
[indent]Он говорит тихо, почти шепотом, все еще напоминая себе о томящейся где-то в глубине угрозе. Во рту таки скапливается слюна, и Скорпиус с благодатью её проглатывает, как спасительную жидкость. Наверное, перед прыжком стоило напиться водой из-под крана, да Астория такого благородного жеста наверняка бы не оценила. Он ухмыльнулся.
[indent]- И какой факультет теперь может похвастаться храбростью и честью? – сказал он еще тише, чтобы его могла услышать только мама, и весело подмигнул. – Пойдем.
[indent]Теперь должно стать еще тяжелее, потому что к их скромной мужской компании прибился еще один человек, но… отчего-то Скорпиусу казалось, что теперь уж точно все будет хорошо. Он взял руку Астории в свою и расслабленно, как-то слишком спокойно ей улыбнулся. В конце концов, он встретил её, поэтому, что может пойти не так?
[indent]- Держим путь на храп Василиска. Станем третьими в истории, кто посетит тайное убежище самого Салазара Слизерина… ни у кого случайно нет с собой фотоаппарата? Я внезапно понял, какой большой чести мы удостоились, обляпавшись в грязи и отходах.

+1


Вы здесь » | Three Generations: I would rather die | » Хроники Хогвартса » Every great story seems to begin with a snake © [1981, November]