Hogwarts is on fire, p.1 [2023, October]
» Sona Scofield — 15/12/2020

We learn from failure © [1981, November]
» Ginevra Weasley — 15/12/2020

The day when Mungo fell, p.3 [1981, November]
» Amycus Carrow — 15/12/2020

Whatever it takes © [1981, November]
» Bellatrix Lestrange — 15/12/2020

Caution is the parent of safety © [2023, October]
» Silas Nicholls — 15/12/2020

My thoughts be bloody, or be nothing worth [1981, November]
» Ginevra Weasley — 15/12/2020

It is just a bad day in London, p.1 [1981, November]
» Margaret Fawley — 15/12/2020

You can't predict the end © [1981, November]
» Henry Chase — 15/12/2020

Potius mori quam foedari [1981, November]
» Antonin Dolohov — 15/12/2020

Sisters are different flowers from the same garden © [1981, November]
» Charlotte-Anne Rowle — 15/12/2020

Rainbow after the storm [1981, November]
» Teddy Lupin — 15/12/2020

Every great story seems to begin with a snake © [1981, November]
» Neville Longbottom — 15/12/2020

To be awake is to be alive © [2023, October]
» Neville Longbottom — 15/12/2020
пост недели от Lord Voldemort Дамблдор мог сколько угодно рассуждать о силе любви, о ее важности, но это ничего не значило. Другие могли сколько угодно рассуждать о великой дружбе, о жизни, о семье, о великих целях человечества и магического мира в целом, но для Лорда было важно другое - его собственная цель, его бессмертие, к которому он так долго стремился, которое искал и которое почти обрел.




0000
0000
0000
0000
ссылки
ссылки
В игре:
17.10-31.10.2023
08.05-22.05.1998
02.11-16.11.1981

| Three Generations: I would rather die |

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » | Three Generations: I would rather die | » Хроники Хогвартса » Sisters are different flowers from the same garden © [1981, November]


Sisters are different flowers from the same garden © [1981, November]

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

https://66.media.tumblr.com/1931955e8ff425be879754760b056c40/tumblr_oq44wuujkb1uli9k0o2_250.gifhttps://66.media.tumblr.com/0e90f1bf86138b5edb2f1a3f528ca83d/tumblr_oq44wuujkb1uli9k0o1_250.gif

Время и дата:
2 ноября, глубокая ночь: 03.00 - 05.00

Место:
Лондон, Дырявый Котел

Участники:
Charlotte-Anne Rowle, Petunia Dursley, Lily Potter;
Описание:
Чарли получает Патронус от Лили с просьбой привести Петунию в Котел, чтобы сестры могли встретиться и поговорить. Они не виделись больше года, за это время многое изменилось. Более того - на улицах небезопасно и надо придумать, как защитить семью сестры. Если только им никто не помешает.

0

2

Дополнительно: 21 год, журналист уже не под прикрытием
Внешний вид: Джинсы, сорочка с длинными концами, туго завязанными узлом на животе, куртка, волосы распущены до середины спины
Состояние: Еще более взбудораженное, взволнованное и частично даже серьезное
С собой: Волшебная палочка, сумка с барахлом


- Я сама в состоянии дойти, Шарлотта.
Роул просто закатила глаза. Она так привыкла это делать, что делала виртуозно и машинально. Гордая и храбрая Пэтти, которая никого не боялась, но почему-то иногда визжала громче всяких сирен. Чарли вздохнула и поправила волосы, сумку, вообще потрогала себя, чтобы успокоиться. Такая спонтанная встреча не могла кончиться добром, тем более, когда среди них был, как минимум, один воскресший аристократ. Ничего против Блэков Шарлотта не имела, тем более, что мистер Блэк вообще был роскошным мужчиной. Как только его угораздило жениться на миссис Блэк - вот уж вопрос. Хотя там все родители решали. Как и везде. Правда вот сама Шарлотта что-то не сильно торопилась слушать своих. И отец, и мать в два голоса говорили, что пора замуж, а она лишь отмахивалась, выпрыгивала из постели Патрика и бежала на другой конец страны в поисках приключений. Очень часто таких как она, дерзких и шустрых, находили потом с пустыми глазами. Мало кому нравилось, когда кто-то очень деятельный мешался под ногами.
- Это не обсуждается, - строго ответила Роул. Не хватало только, чтобы Пожиратели, оборотни и дементоры подрались за такой лакомый кусочек по имени Петуния Дурсль.

Они уже отошла достаточно далеко, ни Ориона, ни его маленькой спутницы видно не было. Более того - уверенным шагом они приближались к нужному месту.
- Чуть - это значит, что они живы?
- Да, кажется да, - ответила Шарлотта немного рассеянно. Она пристально смотрела по сторонам, все-таки незаметно держа палочку наготове. - Новости быстро разлетаются по миру, а Поттеры тут не последние люди.
Они не были аврорами, но зато отважно сражались против Темного Лорда, об этом не знал только ленивый. А еще слепой, глухой и немой. Хотя не факт, что не узнали бы они. Поттеры, Блэки, Лонгботтомы. Некоторые фамилии были на слуху постоянно, как будто кто-то впустил в помещение рой плеч и они бесконечно жужжали про них. Поттер побежал туда, Блэк - сюда, а Лонгботтом пробежалась по крышам. Как-то там выглядели эти героические будни.

- Где сейчас Лили? Она хотя бы не поехала к родителям?
Шарлотта остановилась наконец и прямо посмотрела на Петунию. Та либо слишком уже возвела свою сестру в ранг идиоток, раз считала, что та станет прятаться у беззащитных родителей, когда вокруг полно врагов, либо же Пэтти просто совсем не знала Лили.
- Очень в этом сомневаюсь, - ответила она. Никогда они с Эванс не были близкими подружками, никогда не сидели по вечерам и не сплетничали, но того общения, что было у них, вполне хватало, чтобы Чарли понимала и знала, как бы Лили точно не поступила в такой ситуации. Хотя чужая душа потемки и кто знает, чем руководствовалась Лили.

- Надеюсь, не приходила сюда… Отведи меня к ней. Кажется, пришло время поговорить с ней и объяснить, чего стоят ее затянувшиеся игры в героиню.
- Ты думаешь, она станет слушать тебя, когда ей в спину дышат озлобленные маньяки, желая убить ее сына? - поинтересовалась Шарлотта. Вот она смотрела на Петунию, видела взрослую и разумную девушку, жену, мать, подругу. Только вот какой смысл в цифрах возраста, если это ничего не меняет. - Я знаю, что она давно не геройствует. Если мне не изменяет память, то они с Джеймсом целый год просидели взаперти, чтобы защитить сына. Я бы с ума сошла... Только представь - целый год наедине с Поттером и младенцем. Не знаю даже кто хуже, - Шарлотта снова закатила глаза, но добавить ничего не успела. Она просто уже параллельно прикидывала, где ей искать Лили и как убедить Пэтти остаться дома, но внезапно посреди улицы, прямо перед ними приземлилась лань. Яркая, сверкающая, изящная. Патронус. Чарли с любопытством и восторгом оглядела это творение, а потом внимательно выслушала послание. - Это от Лили. Ее Патронус, - Чарли махнула рукой, испаряя посланника, чтобы не выдавал их. - Зовет нас в Дырявый котел.

Роул принимала решения просто. Хочешь - делаешь. Надо - идешь. Решил - сделал.
Поэтому, помня что Петуния минуту назад хотела встретиться с сестрой, а та быстренько их позвала в гости, Чарли просто привлекла к себе Пэтти поближе, улыбаясь ее возмущению.
- Если нас увидят твои соседи, придумаешь им пошлую сказку, - пожала плечами Роул и аппарировала вместе с девушкой в тупик рядом с заведением. Было некрасиво трансгрессировать прямо в помещение, волшебники все-таки уважали чужое личное пространство и всегда соблюдали этикет.
Ладно, не всегда.
Но соблюдали.
Чарли тряхнула волосами и крепко сжала руку Пэтти, ведя ее в место, где всегда собирались волшебники - хорошие и не очень, веселые и сомнительные. Старина Том поддерживал порядок, но разве мог он отказать нуждающимся в комнате наверху? Даже если комната всего лишь на пару часов, а нуждающиеся очень страдают. Чарли кивнула хозяину и оглядела место. Не заметить рыжую голову Лили было сложно, хотя она сидела в углу.

Шарлотта потянула подругу за собой, протискиваясь между мужчинами, которые шумно обсуждали что-то. Кажется - все события этих ночей и дней. Она остановилась перед столиком Лили и выдохнула.
- А мы только говорили о тебе, - заявила она вместо приветствия и обняла Поттер, когда та встала навстречу. - Твоя сестра - герой этой ночи. Все нормальные магглы спят в это время, а она за продуктами ходит вместе с дементорами и мистером Блэком, - пошутила Чарли, но заметила волнение на лице Лили. - Все хорошо. Я сумела своим Патронусом разогнать всех, - гордо заявила она и упала на стул, зарываясь пальцами себе в волосы. - Где Джеймс? Какие новости? Что вообще происходит? - В ней мигом включилась любопытная журналистка, но она понимала, что Петуния сейчас была важнее любых ответов. - Пэтти, - Чарли обратилась к миссис Дурсль, - я тебе настоятельно рекомендую не высказывать свое мнение насчет магии здесь, - она взглядом указала на толпу волшебников, которые пока что не обращали на них внимание. Конечно они бы не стали трогать девушек, но кто знает, какие психи затесались в компанию к обычных людям. - Только если шепотом.

+2

3

В такое время суток Петуния привыкла спать в теплой постели, укрытой тяжелым одеялом и прижавшейся к Вернону. Она любила личное пространство, ценила возможность отдалиться, если это требовалось, поэтому не упускала шанса отдохнуть. Небо было слишком темным даже для ночи, хотя это может быть лишь ее фантазией. Стоило вспомнить ужасных существ, которых ей посчастливилось встретить недавно, и любая темнота покажется кладовкой с демонами.

Чарли мельтешила вокруг, а Петуния, сбитая столку, стояла посреди улицы. Она была определенно готова идти обратно домой, правда после увиденного казалось, что в этом просто нет смысла.
Магия разрушала жизни.
Она постоянно мешала двигаться вперед.
Сначала новость о том, что Лили – волшебница. Потом ее отъезд, возвращение, множество удивительных историй, муж-волшебник, ребенок. Эти напоминания оказывали плохое влияние на жизнь Петунии, которая была бы счастлива забыть абсолютно все, что связано с фантастическим миром. Если бы не ее знание о невозможном, она бы не стремилась туда, где ее не ждали. Она бы сейчас лежала рядом с Верноном, наслаждаясь теплой постелью и думая о том, что приготовить на завтрак.
Но вместо этого Пэтти продолжала стоять посреди улицы, совершенно не зная, как ей теперь жить с новым откровением.

Она практически была готова произнести очередную колкость, но остановилась на полуслове, заметив впереди свечение. На мгновение Дурсль испугалась, что теряет сознание или сходит с ума, но Роул тоже замерла, присматриваясь. Странное животное, которое походило на таковое лишь очертаниями, остановилось напротив, светя на девушек. Петуния удержалась и не протянула руку вперед – вдруг обожглась бы, а Чарли сосредоточенно молчала.
- Это от Лили. Ее Патронус.
Девушка непонимающе посмотрела на лань, а потом снова подняла взгляд на Шарлотту.
- Ее… пат? Что? – переспросила Петуния, еще больше путаясь в том, что происходит. Было бы очень хорошо, если бы министерство магии и парламент Великобритании объединиились и издали хрестоматию по знакомству с магическим миром, ибо иногда Дурсль чувствовала себя откровенно глупо. Роул забывала, с кем имеет дело, и Петуния бы лучше не напоминала, избегая очередной мысли о своей неполноценности.
Может, волшебники – это не что-то дивное и прекрасное, а, наоборот, страшное и устаревшее?
- Зовет нас в Дырявый котел.
- Куда? – единственное, что оставалось Пэтти – это задавать вопросы. С этой работой она справлялась на «отлично».
- Слушай, ты можешь хотя бы по-человечески разгов…
- Если нас увидят твои соседи, придумаешь им пошлую сказку.
Дурсль недовольно попыталась вырваться из рук Роул, чувствуя себя теперь не просто глупо, но и откровенно унижено. Она совсем запуталась и единственной реакцией было расплакаться прямо-таки на месте, а потом нелепо вернуться в дом, где не происходит того, что она не понимает. Но Шарлотта продолжала улыбаться и забавляться ситуации, а потом и вовсе закрыла глаза.
Петуния не успела.
Она не знала, что надо.

Земля резко ушла из-под ног, а перед глазами все закружилось. Дурсль не могла их закрыть: веки словно засохли, а из горла раздался возглас ужаса, прерванный неожиданным вихрем. Ощущения были отвратительные, просто тошнотворные.
Девушка согнулась пополам, избавляясь от содержимого желудка. Ее сумка была откинута в сторону, а несчастный берет и вовсе пропал. Петуния продолжала справляться с рвотным позывом, чуть ли не падая на колени от того, как сильно кружилась голова.

- Дьяволы… - проговорила она еле слышно, пытаясь достать трясущимися руками платок из пальто. – Дьяволы! – выкрикнула девушка, наконец утирая губы и испытывая очередной всплеск отвращения. Она огляделась вокруг, не понимая, что только что произошло. Шарлотта стояла рядом, изумленно смотря на то, как Петунию буквально выворачивает наизнанку.
- Ты какого… - Дурсль замолчала, отворачиваясь и сгорая со стыда, согнулась вновь пополам. Откашлявшись, девушка отодрала свои губы до покраснения и с омерзением выкинула платок в образовавшуюся лужу.

- Ты совсем спятила? – уже спокойнее, но куда злее спросила Петуния, смотря на Шарлотту. Только сейчас она стала замечать, что они больше не находятся на знакомой ей улице.
- Мы где?! – вскрикнула Дурсль, уже откровенно не понимая, что происходит. Осознание ударяло по ней все сильнее, и девушка еле держалась на ногах. Горло горело от сухости, а голова продолжала гудеть от боли в висках. Но Роул не собиралась ей что-то объяснять, уже схватив за руку и заводя внутрь какого-то заведения.

В помещении очень плохо пахло.
Это Петуния заметила сразу и буквально застонала, пытаясь дышать только ртом. Ее продолжало мутить, а Чарли слишком быстро двигалась. Руки отекли, ноги словно отказывались слушаться. Девушка огляделась по сторонам: слишком много фриков, значит, какое-то волшебное место. А это разве не запрещено?
Она с сомнением во взгляде посмотрела на Шарлотту, но та была занята поисками. Кого она искала? Петуния продолжала разговаривать сама с собой, отвечая на вопросы, которые не понимала. Нужно было не возвращаться от родителей: провела бы ночь там, была бы целее.
Когда Роул остановилась, Дурсль посмотрела на столик. В глазах все еще, бывало, темнело, но даже сквозь непонятную пелену Петуния смогла разглядеть сестру.

- Твоя сестра - герой этой ночи. Все нормальные магглы спят в это время, а она за продуктами ходит вместе с дементорами и мистером Блэком.
Она не вслушивалась в то, что говорила Шарлотта – не было сил. Просто села, тут же хватаясь руками за голову. Жутко хотелось пить, и девушка посмотрела на стол. Она побледнела и чувствовала, как покрывается липким холодным потом. Кажется, еще немного, и Пэтти все-таки потеряет сознание.
- Дайте мне воды, - попросила она, не поднимая головы. Ждать пришлось чуть дольше, ведь, как оказалось, маги не умеют наколдовать стакан воды. Зачем тогда это волшебство вообще сдалось? Чтобы убивать людей резкими перемещениями?
Петуния схватила стакан, жадно осушая его и прося еще.

- Если ты еще раз посмеешь так поступить со мной, я сделаю все, чтобы тебя лишили твоей палки, и ты никогда больше не имела права колдовать, - проговорила Дурсль в своей манере, смотря на Роул вполне серьезно. – Я чуть не умерла. Ты могла мне хотя бы сказать, чтобы я закрыла глаза!? Или подготовить как-то к тому, что ты будешь, Господи… что это было вообще? – вопросительно посмотрев на сестру, она ждала объяснений, правда это было последнее, чего Петунии на данный момент хотелось.
Она просто закрыла глаза, откинувшись на стуле и пытаясь хоть как-то собрать всю картину воедино. Оказалось, что в шуме бара сделать это было абсолютно невозможно.

Чертовы маги.

- Чарли обмолвилась, что ты якобы год просидела взаперти, чтобы спасти своего сына. Так почему ты сейчас здесь, а не с ним? – спросила Петуния. Она не видела племянника, не знала, как он выглядит и не испытывала от этого угрызений совести. Лили понятия не имеет, как выглядит Дадли и все ли с ним хорошо, поэтому они были в расчете. Учитывая, что его мать только что чуть не убило во время перемещения в пространстве, то о семье Дурсль не заботился тут абсолютно никто.
- Ты вырываешь меня из дома, она тараторит о какой-то опасности… Разве это нормально встречаться здесь? – Петуния показала на заведение вокруг себя, откровенно не испытывая к нему доверия.

Когда злость чуть попустила, девушка наконец выдохнула и сделала глоток того, что пила Лили. Сестра выглядела встревоженной: удивительно, наверное. Пэтти не страдала от сестринского сострадания, унимая сомнения в мыслях. Лили взрослая девочка и сама разберется, что с ней происходит и как из этого выбраться.
Поздно уже играть им в семью.
- Зачем ты хотела меня видеть? Не могла позвонить?

+3

4

Дополнительно: 21 год, мать очаровательного Гарри и верная жена оленя
Внешний вид: Черные брюки, зеленый свитер, после пальто, волосы распущены
Состояние: Уставшая, в ожидании, взволнована
С собой: Волшебная палочка


Лили не знала, сколько времени прошло с того момента, как Джеймс отправился в Хогвартс, но была уверена, что он добрался до замка без проблем. Она верила в него, несмотря на все это безумие и бесконечные шалости, несмотря на несерьезность и вечные шутки. Девушка точно знала, что Поттер в состоянии постоять за себя, ведь не просто так же они сумели противостоять Волдеморту трижды. Рождение Гарри было для них радостью, омраченной лишь глупым пророчеством, которое и толкнуло главного злодея объявить на них охоту. Лили бы слукавила, сказав, что ей нравилась тихая и размеренная жизнь. Она, конечно, была счастлива, что и муж рядом, и сын в порядке, но, как и Джеймс, она не могла сидеть на одном месте сложа руки. Редкие гости, скупые письма, сплошное однообразие. Лили не об этом мечтала, оканчивая Хогвартс и выходя замуж. У нее были свои планы, свои идеи и мечты, но из-за одного глупого паранойика, чья жизнь оказалась важнее всех, у них все пошло не так. Лили была даже рада в какой-то степени, что произошла эта ситуация с порталами. Она, правда, боялась, что последуют и невинные жертвы, ведь баланс не должен был нарушаться. Они выжили, но погибнуть мог кто угодно и когда угодно.

Поттер собрала кончик своих волос, сплетая тонкую косичку из них. Ей было волнительно и нервно сидеть на одном месте даже сейчас, не зная, получила ли Шарлотта ее Патронус или нет, собиралась ли она идти сюда и вести ее сестру. Лили ничего этого не знала и переживала, что могло опоздать с посланием, но когда дверь открылась и на пороге появились две девушки, гриффиндорка немного выдохнула. Она пила второй кофе, старина Том по старой дружбе записал все на ее счет, зная, что Лили обязательно расплатится позже. Поттер, к сожалению, слишком спешила покинуть родной дом, чтобы брать с собой еще и деньги, которые можно было снять в банке в любой момент. Она держала пальцами горячую чашку, когда Шарлотта и Петуния подошли к столу. Роул обняла ее, но Лили смотрела на Туни, которая выглядела ужасно.
- Что случилось? - прошептала Поттер, расширив глаза.

- Чарли обмолвилась, что ты якобы год просидела взаперти, чтобы спасти своего сына. Так почему ты сейчас здесь, а не с ним?
Лили с укором посмотрела на подругу, которая лишь развела руками. Она не хотела в таком ключе сообщаться сестре обо всем, хотела иначе подать информацию, но Роул ее опередила и теперь надо было как-то все это устаканить.
- Ты вырываешь меня из дома, она тараторит о какой-то опасности… Разве это нормально встречаться здесь?
Сестра оставалась собой в любой ситуации, чего было явно не отнять. Девушка тихо вздохнула, заправляя отдельные пряди за уши и уже готовя ответ на все вопросы Туни. Лили понимала, что очень непросто принять и понять все нюансы магического мира, особенно когда на каждом шагу опасность.
- Зачем ты хотела меня видеть? Не могла позвонить?

- Гарри сейчас с Джеймсом, - ответила Поттер, решив соблюдать последовательность. - А я осталась, чтобы встретиться с тобой.
Петуния могла думать что угодно, могла считать Лили ненормальной, но девушка искренне переживала за сестру, поэтому она не могла оставить без внимания и защиты.
- Здесь безопасно. Пожиратели здесь не появятся, - уверенно произнесла Поттер, хотя толика сомнения закралась в ее голове. Она почему-то считала, что Дырявый котел - это место, где собираются только добрые волшебники, хотя и понимала, что вряд ли враги постесняются переступить порог этого заведения. Они не стали бы ждать за дверью, но и не стали бы открыто атаковать. Лили бегло осмотрела присутствующих, но никого подозрительного не заметила. Шарлотта, казалось, не разделяла ее уверенности полностью, но, к счастью, ничего не говорила. Лили не хотела пугать сестру еще больше.

- Туни, - Поттер посмотрела на светловолосую девушку, - тебе и Вернону с малышом небезопасно оставаться дома сейчас, а мы можем вас спрятать. Это ненадолго. Я боюсь, что В... наш главный враг может навредить тебе, ведь ты моя сестра, - Лили вздохнула. Она долгие три года боялась, что Волдеморт догадается с какой стороны нужно надавить на Поттер, но почему-то этого не случилось. Он, возможно, не посчитал магглов достойными своего внимания, но вполне мог вспомнить о них сейчас. - Не спеши отказываться и убегать, подумай. Если к вам домой придут Пожиратели, то вы ничего не сможете сделать. Никакая полиция их не остановит, - Поттер не хотела пугать сестру, но она должна была объяснить ей, что именно могло случиться. - Он с легкостью убивает сильнейших из нас, - Лили понизила голос, накрывая руку сестры своей. - Одним взмахом палочки. А я не хочу, чтобы ты или твоя семья пострадали.

Лили отлично знала свою сестру и предполагала, что Петуния вполне могла отказаться от всего этого, поэтому параллельно обдумывала, как ей поступить, чтобы защитить Дурслей. Она могла попросить Шарлотту присмотреть за сестрой, ведь та все равно не стала бы сидеть в Хогвартсе. Поттер так же размышлялла над тем, где лучше спрятать семью сестры в случае положительного ответа. Хогвартс был бесполезен в этом плане, магглы все равно его не видели. Поттер подумала, что можно было бы попросить Сириуса пристроить Туни на Гриммо на день или два, правда с ужасом представляла себе реакцию четы Блэк, которая вряд ли была бы в восторге от подобного исхода. Но это было самым надежным местом, которое только можно было вообразить.

- Когда родился Гарри, нам пришлось в срочном порядке прятаться. Волдеморт узнал о каком-то пророчестве, в котором говорится, что ребенок, рожденный в конце июля убьет его. Он испугался и хотел его убить сразу, поэтому нам и пришлось прятаться целый год. Ни выйти, ни написать. У нас был ограниченный круг общения, а любые сторонние контакты могли закончиться плохо, - Лили не писала сестре, боялась. что на нее выйдут и станут ее мучить, или того хуже - убьют. Поттер хотела как-то сообщить ей о своей ситуации, но не рисковала. Она даже сейчас то и дело смотрела по сторонам, готовая атаковать, если кто-то рискнет напасть на Туни. Поттер могла ничего не объяснять и просто появиться на пороге дома сестры, огорошить ее ужасным новостями и забрать в какое-нибудь более безопасное место, или просто увезти из страны, но она хотела, чтобы Петуния поняла все это, сама осознала всю опасность и согласилась добровольно, без упреков после. Лили не хотела давить, но верила, что сестра сумеет принять и понять хотя бы это. Она ведь тоже была матерью и должна была переживать за жизнь сына.

Лили не вовремя подумала о своей семье, жалея, что не имела никакой связи с мужем. Она хоть и не сомневалась в нем, но чувствовала бы себя спокойнее, зная, что он уже в Хогвартсе, а Гарри спит где-нибудь в потайном месте, а его охраняет какое-нибудь преданный эльф, по старой памяти оказывая услугу одному из Мародеров. Поттер одним глотком допила кофе, чувствуя горечь на языке и выжидательно смотря на Туни, в тайне надеясь, что Шарлотта либо промолчит, либо умело поддержит ее, убеждая подругу поступить правильно. Волшебники в Котле не обращали на них внимания, хотя знатно шумели, мешая нормально общаться, но Лили не хотела сейчас ничего предлагать другого, чтобы не давить на сестру и не спугнуть ее, если та уже что-то решила.

+1

5

Нельзя сказать, что Шарлотта смутилась. Она, конечно, вину почувствовала, пока Петуния активно ругалась и проклинала всех тех, кто знал что такое палочка и с какого конца ее держать. Но вот чтобы совсем стушеваться - нет. В свое оправдание Роул могла сказать, что не привыкла к магглам. Она-то с ними общалась и довольно тесно, но аппарировать с ними не доводилось. Трансгрессия такое дело, что невольно уверен, что любой попутчик в курсе всех нюансов. Даже если это маггл, который всем недоволен по жизни.
- Если ты еще раз посмеешь так поступить со мной, я сделаю все, чтобы тебя лишили твоей палки, и ты никогда больше не имела права колдовать. Я чуть не умерла. Ты могла мне хотя бы сказать, чтобы я закрыла глаза!? Или подготовить как-то к тому, что ты будешь, Господи… что это было вообще?

Чарли вздохнула, виновато пожимая плечами. Угрозы Петунии, конечно, смысл под собой имели, как и почву, как и прочее, только вот Роул была чистокровной и благодаря связям своих родителей получила бы строгий выговор свыше, хотела она того или нет. Тем более, что Дурсль была сестрой волшебницы, а на этом легко можно было сыграть. В Министерстве часто подтасовывали результаты, если от этого была своя выгода. Честный ты или не очень - неважно, иногда значение имеет совершенно другое.

- Чарли обмолвилась, что ты якобы год просидела взаперти, чтобы спасти своего сына. Так почему ты сейчас здесь, а не с ним?
Опять Чарли, всегда Чарли. Как будто больше дураков нет.
Шарлотта бы демонстративно надулась, но вспомнила, что является взрослой девочкой и ей не положено валять дурака, тем более, когда за окном там кровь, кишки и оторванные части тела.
- Что значит якобы, - пробурчала она и устроилась на стуле поудобнее. Вообще с радостью бы прогулялась, но не хотела оставлять девочек одних и наедине. Мало ли что взбредет в голову Пэтти с ее нервами.

- Здесь безопасно. Пожиратели здесь не появятся.
- Да? - не удержалась Роул от скепсиса, но перехватила взгляд Лили. Такой мимолетный, что выглядело так будто показалось. Потому она снова пожала плечами и замолчала. Тем более, что Лили перешла на серьезный тон, рассказывая обо всех ужасах.

- Он с легкостью убивает сильнейших из нас. Одним взмахом палочки.
- И повезет если он убьет сразу, а не начнет пытать и ломать тело, - добавила Шарлотта. - Я просто видела пару волшебников, которые стали жертвами такого обращения. Там даже наша магия была бессильна, - пояснила она, видя глаза Петунии. Вообще-то и правда страшно было. Волдеморт не играл в игры, по крайней мере в добрые. Если атаковал, то с размахом. Роул не хотела пугать подругу, но иначе было ее не переубедить. Петуния сама по себе была упрямой и наверняка из-за сестры не стала бы соглашаться, но опознавать потом тела ее и ее семьи не хотелось. Это хорошо если они уже не опоздали.

- У нас был ограниченный круг общения, а любые сторонние контакты могли закончиться плохо.
- Я вот не знала, где они были. Мне никто ничего не писал. Весточки получала краткие и совсем от других людей, - пожала плечами Шарлотта, подтверждая слова Лили. Ей не было обидно, понимала же. Просто надо было это озвучить, могло ведь помочь в принятии решения. Роул была легка на подъем, проста и открыта, ей не надо было забивать голову надуманными проблемами, поэтому она жила проще. Если ей не говорили, значит так было надо. Если ее не посвятили, значит боялись, что через нее это могло уйти в чужие уши. Ничего обидного, война же. Не игра.

- Не хочу мешать, девочки, но все же советую долго не рассиживаться, - прошептала Чарли, кивая на людей, которые постепенно начинали расходиться. Пока это выглядело не очень заметно, но еще немного и Котел опустеет, тогда вот и придется прятаться в тени. - Возьму пока нам выпить, - заявила она и отошла к Тому. Может сестрам надо было пошептаться вдвоем без нее, может просто отдохнуть. Она пока попросила три больших стакана огневиски, чтобы хоть как-то разрядить обстановку и расслабиться, а то слишком напряженная ночь, а впереди еще столько всего, что даже страшно было представить.

+1

6

Жизнь Петунии походила на череду несвязных событий. Если бы она не была знакома с Лили, то, наверное, можно было бы сказать, что она счастлива. Во всяком случае у Дурсль была семья, среднестатически хорошая и обеспеченная, у нее было любимое дело – встречи на собраниях городского совета, и она знала, что приготовить на ужин, а что – на завтрак. Возможно, через пару лет они с Верноном решатся на еще одного ребенка, дочь, но об этом пока говорить было рано. Дурсль ни на что не жаловалась и продолжала радоваться новому дню, пошире открывая окна и давая возможность заинтересованным соседям насладиться завистью и, желательно, подавиться ею.

Только вот все было бы ничего, если бы не Лили, которая постоянно рушила эту идиллию. Точнее, не рушила, а напоминала о реальности. О реальности, в которой существовала магия, а все чудеса, якобы приписанные религии, творились мановением палочки. Интересно, как Лили теперь относится к церкви? Все так же ходит туда и верит, что все, что ни делается, все к лучшему? Ведь, по сути, ей уготовано место в аду за подобные выкрутасы с темной материей.

- Гарри сейчас с Джеймсом. А я осталась, чтобы встретиться с тобой.
Этот тон не понравился Петунии, словно ей делают одолжение, чтобы встретиться. Она отлично жила без напоминаний об этом чудаковатом мире, спрятанном за волшебной кирпичной стеной. Оглядевшись в баре еще раз, Дурсль не нашла ни единого опровержения. Вокруг сидели люди, неопрятно одетые, тихо переговаривающиеся о чем-то и пьющие отвратительный на запах алкоголь. Она могла бы, конечно, почувствовать себя неуютно, но в такой обстановке казалось, что Пэтти – единственная, кто в своем уме.
- Для встречи со мной тебе понадобился целый год. К твоему сведению, из-за твоих друзей я сегодня чуть не умерла. Родители тоже переживали о тебе, но я просила не говорить при мне об этом, потому что видеть слезы матери только потому, что любимая доченька решила писать раз в пару месяцев, - несправедливо по отношению ко мне, - продолжила Петуния, не особо понимая, зачем было с ней встречаться. – Мне приходится туда ездить каждые две недели, чтобы старикам не было скучно, но единственная, о ком они говорят, это бедная Лили, - ничего нового в этой жизни не происходило, и Пэтти решила удостовериться, что сестра это понимает.

- Туни, тебе и Вернону с малышом небезопасно оставаться дома сейчас, а мы можем вас спрятать. Это ненадолго. Я боюсь, что В... наш главный враг может навредить тебе, ведь ты моя сестра.
Она усмехнулась: громко и достаточно недовольно.
- Ты теперь меня и дома лишить хочешь? – конечно, можно было бы вспомнить, что попала в эту ситуацию Петуния из-за несправедливости волшебного мира, но если бы Лили не родилась такой «особенной», то им вообще не нужно было бы волноваться.
- То есть, ты виновата, но страдаю снова я и моя семья? – серьезно спросила Дурсль, при этом отбросив сарказм и постоянное желание задеть теперь-уже-Поттер посильнее.
- Погодите, мои хорошие, - повторила она, - ты приняла магию, ходишь с палочкой направо и налево, мне этого не досталось, я вынуждена жить с осознанием, что никогда не стану частью этого мира… И ко всему прочему, я снова должна менять все из-за тебя!? – это уже ни в какие ворота не лезло, и Петуния с радостью бы выплеснула всю воду в лицо этой наглой выскочки, которая под соусом заботы удовлетворяла свое эго.
- И повезет если он убьет сразу, а не начнет пытать и ломать тело. Я просто видела пару волшебников, которые стали жертвами такого обращения. Там даже наша магия была бессильна.
Дурсль недовольно посмотрела на Роул, знакомую из молодости, человека, с которым случайно переспала в баре, а потом впустила в свою жизнь. Еще одно отродье магическое, считающее, что нет ничего важнее, чем то самое волшебство, которое их всех и отравляет.
Петуния, может, и была категорична, может, и обладала отвратительным характером, но она никогда и ни при каких обстоятельствах не стала бы лицемерить.
- Собственно, какая мне разница до того, что ваш самопровозглашенный злодей делает? Вы знаете, сколько маньяков и дураков ходит по улице? Что, теперь, бежать в другую страну? Так я вам больше скажу, там идиотов еще больше, только они не говорят по-английски, - может, смена обстановки им с Верноном бы и не помешала, они бы съездили отдохнуть и проветриться, но делать это потому, что младшая сестра вновь связалась не с теми людьми, - не отдых, а какое-то наказание. Петуния просто хотела, чтобы ее жизнь зависела исключительно от нее, а не от того, в какое дело вновь вляпается Лили. Словно весь мир был построен на том, что же захочет сделать младшая сестренка завтра.

- Нет, Лили, я отказываюсь, - сказала она без тени злости, что лишь подтверждало, насколько серьезно недовольна была Дурсль.
- Я все понимаю. Понимаю твое желание выделиться, понимаю твою гордость за свои успехи и прочее, но я не могу больше позволять тебе управлять моей жизнью. Это моя жизнь. Я не связана с этим миром никак, кроме родства с тобой, и я отказываюсь даже знать о том, что существуют твари в балахонах, которые могут меня убить, - Петуния закончила говорить.
Кажется, это было впервые, когда она оставалась совершенно серьезной и при этом сбитой с толку. До этого Пэтти злилась, язвительно отвечала и надеялась, что это лишь расстроит Лили: ведь грусть – тоже эмоция. Но сейчас, когда дело приняло очередной поворот, затрагивающий не только Петунию, но и ее семью, в ней включилось четкое понимание происходящего.

- У нас был ограниченный круг общения, а любые сторонние контакты могли закончиться плохо.
- Лили, давай я тебе напомню, - сказала она, смотря на младшую сестру и откровенно надеясь, что когда-нибудь за ее эгоистическим взглядом на жизнь проявится тот человек, которым Лили некогда была. – Ты сама выбрала этот путь, пожалуйста, не жалуйся мне на последствия. Я как не одобряла твое общение с Северусом, так и не одобряю замужество с Джеймсом. Вместо нашей семьи, вместо меня, ты выбрала магию и волшебство, которые теперь требуют от тебя платы, - Петуния долго об этом думала. Может, это просто попытка успокоить себя, но именно одно разумное объяснение ее удовлетворило. За все в жизни приходится платить, и если Лили постоянно живет в страхе и по чужим правилам, значит, когда-то она оступилась и это нужно исправлять. Повторять ошибки сестры Петуния не собиралась, втягивать семью в чужой конфликт – тем более.
- Все, что происходит с тобой, - происходит с тобой и это твоя ответственность. Моя ответственность – моя семья, и я не позволю тебе разрушить будущее Дадли только потому, что ты любишь это делать, - сейчас Дурсль походила на действительно взрослого человека, который умел говорить по делу, а из вредности. Она на самом деле повзрослела, Вернон научил ее смотреть на мир прагматично, они много говорили обо всем подряд и пришли к мысли, что единственное, что важно, - семья.
- Сейчас ты оказалась в тяжелой ситуации и пытаешься затащить и меня туда, чтобы тебе не было одиноко. Но ты уже давно не моя младшая сестра, и если бы ты любила нас с Верноном и Дадли, этого бы разговора сейчас не было. Ты могла стереть мою память и тем самым избавить нас от опасности. Так почему же ты этим не воспользовалась? – спросила Петуния, улыбаясь так, словно знала ответ. Для себя она его знала – Лили просто не могла жить в одиночестве, всегда кто-то должен был знать, что она сделала и как ей было тяжело. Но это все неправда, у теперь-уже-Поттер единственная проблема, которую можно было избежать банальным переездом и сохранением семьи. Но сестра идет на поводу у мужа, который еще не успел вырасти. Они лишь играют в семью и совсем не понимают, как много та значит.
Она год просидела дома, ничего не делая, а тут у нее появился шанс поиграть в героя. И вместо того, чтобы действительно воспользоваться магией наравных с каким-то волшебником, а она пришла к той, кто не обладает подобными способностями. Лили с детства любила общаться с теми, кто слабее, а сейчас забыла вырасти.

- Я не буду тут пить, Чарли. Не знаю, чем вы думаете, но если кто-то увидит меня здесь и если верить вашим рассказам, то это лишь еще сильнее ставит в опасность мою семью. Я не должна была их оставлять и быть тут, Чарли. Ты специально поставила меня в такое положение? Ведь теперь мне остается только согласиться на вашу помощь, иначе кто-то обязательно нападет на мой след. Тут столько человек, любой может сказать, что я не из их мира, - Петуния и правда не понимала, почему выбирает людей, которые думают исключительно о себе. Они делают это не ради спасения окружающих, а ради собственного удовлетворения, ибо им нравится чувствовать себя героями, а не быть ими.
Одно дело Лили, которая постоянно думала лишь о себе, потому что по-другому не могла. Ее жизнь вдохновляла родителей и ее, но никак не Пэтти. Но теперь еще Шарлотта, которая совсем не подумала о том, что путешествие сюда лишает Петунию выбора, ведь она теперь и правда обязана принять их помощь. Неужели все волшебники такие эгоисты?

+3

7

Лили сделала глубокий вздох. Она любила вою сестру, но не любила ругаться с ней и ссориться.
Жизнь сложилась так, что магия разделила их, став огромной пропастью. Лили родилась с даром магии, а Петуния осталась ни с чем и девушка знала, как сильно сестра хотела оказаться частью ее мира. Поттер не сомневалась, что окажись Туни волшебницей, она бы совершенно иначе реагировала на происходящее и понимала бы ее. Лили сложно было объяснить ей, что происходило и почему сейчас сложилась такая ситуация. Петуния воспринимала все не так, как надо, считая младшую сестру эгоисткой. Джеймсу часто приходилось успокаивать жену и уверять ее, что все эти переживания и волнения того не стоят. Но ведь он не понимал ее. У Поттера не было никого кроме родителей, он рос в одиночестве, окруженный повышенным вниманием, а потом у него появились отличные друзья. Лили ничего ему не говорила, понимая, что муж старается ее поддержать, но меньше от этого не переживала.

- Я все понимаю. Понимаю твое желание выделиться, понимаю твою гордость за свои успехи и прочее, но я не могу больше позволять тебе управлять моей жизнью. Это моя жизнь. Я не связана с этим миром никак, кроме родства с тобой, и я отказываюсь даже знать о том, что существуют твари в балахонах, которые могут меня убить.
Лили с толикой раздражения убрала прядь волос за ухо. Она хоть и привыкла к манере сестры вести себя грубо и глупо, но некоторые ее высказывания порой не просто злили, а Поттер была не тем человеком, который любил испытывать отрицательные эмоции. Лили всегда искала и находила в людях только хорошее, ей нравилось жить в мире без конфликтов, хотя глядя на ее отношения с сестрой и школьные отношения с Джеймсом, сложно представить, что это так. Но при этом Лили всегда старалась решать проблемы более мягко и аккуратно, избегая повышенных тонов и грубых слов, которые и вовсе не употребляла никогда.

Петуния все продолжала говорить, выставляя сестру эгоисткой и чудовищем, которое думает только о себе. Лили ничего ей не отвечала, тщательно подбирая слова в голове. Ей не хотелось именно сегодня вспыхнуть и сорваться, ведь на кону столько жизней, столько всего происходит, столько человек может пострадать, а Туни уверена, что Лили просто развлекалась. Это было немного несправедливо, но спорить сейчас было бессмысленно и неправильно. Поттер провела большим пальцем по краю чашки, разглядывая свои ногти. Раньше, когда сестра говорила подобные вещи, Лили всегда чувствовала себя маленькой девочкой, во всем виноватой, но сейчас она была ведома благими намерениями, а не желанием выделиться.

- Сейчас ты оказалась в тяжелой ситуации и пытаешься затащить и меня туда, чтобы тебе не было одиноко. Но ты уже давно не моя младшая сестра, и если бы ты любила нас с Верноном и Дадли, этого бы разговора сейчас не было. Ты могла стереть мою память и тем самым избавить нас от опасности. Так почему же ты этим не воспользовалась?
- Стереть тебе память, что бы ты умерла не зная, что это за монстры пришли в твой дом? - уточнила Лили, вскидывая глаза на сестру. - Этому существу, которое объявило на нас охоту, и не только на нас, наплевать, помнишь ты меня или нет. Он убьет тебя, чтобы сделать больно мне, - пояснила она, чуть повысив голос так, чтобы он звучал отчетливо и ровно. Лили всегда говорила спокойно, но иногда была вынуждена быть строгой. Она отточила это еще в Хогвартсе, когда отчитывала Мародеров.

Петуния не останавливалась, но, кажется, слова Лили возымели какой-то эффект, а может сестра сама начала понимать, что происходит.
- Туни, - мягко позвала ее Поттер, сцепив пальцы на столе. - Неважно, где ты находишься и кто тебя видел. Лорд и так знает, кто ты такая. Пойми, я хочу помочь. Хочу защитить тебя и твою семью. А когда все закончится, ты меня больше не увидишь, - пообещала Поттер. Идея стереть сестре память теперь казалась не такой уж и дурной. Лили понимала, что даже если они победят и все закончится хорошо, Петуния не сможет жить спокойно. Она все время старательно скрывает свой "позор", не говоря никому о сестре и где она, кто она. - От Дамблдора нет никаких вестей, мы фактически беззащитны и своими силами стараемся помогать друг другу, - рыжая произнесла это шепотом, чтобы никто не услышал. Лили не знала, почему директор молчит. Он мог быть очень занят, продумывая очередной план или думая о том, как бы еще похитрее поиграть на чужих нервах. Поттер уважала взрослого волшебника, но считала, что иногда он перегибал палку.

- Если ты захочешь, я сотру тебе память после того, как все закончится и ты будешь жить спокойно, ничего не помня обо мне, - Лили произнесла это вслух. Она была уверена, что сказала это спокойно, но почувствовала боль в сердце. Она мечтала наладить отношения с сестрой, общаться с ней, познакомить их сыновей, чтобы они, возможно, росли вместе. - Но сейчас тебе и твоей семье безопаснее будет с нами. Потому, что мы можем вам помочь, - Поттер серьезно посмотрела на сестру. Она встала, давая понять, что ни отказы, ни споры не принимались. - Не будем трансгрессировать, уйдем через черный ход, - Лили посмотрела на Шарлотту, надеясь, что та поняла. Косой переулок был сейчас менее опасным, чем улицы Лондона. Поттер, конечно же, опасалась, что их в любом случае могли заметить и узнать, но на магических улицах ей было проще защищать сестру, чем в городе.

Лили в принципе была недовольна этим диалогом. Она хотела проявить заботу и показать сестре, что та важна для нее, а в ответ получила снова сомнения и недоверие. Ей не нравилась роль изгоя в голове сестры, слово быть волшебником означало что-то скверное, хотя Лили так не считала. Магия давала им силы и возможности, и сейчас Поттер могла защитить близких, могла позаботиться о сестре, помочь ей, спасти ее семью и не дать Пожирателям добраться до них. Поттер небрежно собрала волосы, чтобы не мешали и устало посмотрела на Петунию. Больше всего сейчас хотелось спать, но Лили понимала, что ей еще предстояла вернуться в Хогвартс, где ее ждала уже ее семья.
- Это в последний раз, - пообещала Лили, имея в виду магию, происходящее, фокусы и прочее, что так не любила сестра.

+1


Вы здесь » | Three Generations: I would rather die | » Хроники Хогвартса » Sisters are different flowers from the same garden © [1981, November]