Hogwarts is on fire, p.1 [2023, October]
» Sona Scofield — 15/12/2020

We learn from failure © [1981, November]
» Ginevra Weasley — 15/12/2020

The day when Mungo fell, p.3 [1981, November]
» Amycus Carrow — 15/12/2020

Whatever it takes © [1981, November]
» Bellatrix Lestrange — 15/12/2020

Caution is the parent of safety © [2023, October]
» Silas Nicholls — 15/12/2020

My thoughts be bloody, or be nothing worth [1981, November]
» Ginevra Weasley — 15/12/2020

It is just a bad day in London, p.1 [1981, November]
» Margaret Fawley — 15/12/2020

You can't predict the end © [1981, November]
» Henry Chase — 15/12/2020

Potius mori quam foedari [1981, November]
» Antonin Dolohov — 15/12/2020

Sisters are different flowers from the same garden © [1981, November]
» Charlotte-Anne Rowle — 15/12/2020

Rainbow after the storm [1981, November]
» Teddy Lupin — 15/12/2020

Every great story seems to begin with a snake © [1981, November]
» Neville Longbottom — 15/12/2020

To be awake is to be alive © [2023, October]
» Neville Longbottom — 15/12/2020
пост недели от Lord Voldemort Дамблдор мог сколько угодно рассуждать о силе любви, о ее важности, но это ничего не значило. Другие могли сколько угодно рассуждать о великой дружбе, о жизни, о семье, о великих целях человечества и магического мира в целом, но для Лорда было важно другое - его собственная цель, его бессмертие, к которому он так долго стремился, которое искал и которое почти обрел.




0000
0000
0000
0000
ссылки
ссылки
В игре:
17.10-31.10.2023
08.05-22.05.1998
02.11-16.11.1981

| Three Generations: I would rather die |

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » | Three Generations: I would rather die | » Хроники Хогвартса » The day when Mungo fell, p.3 [1981, November]


The day when Mungo fell, p.3 [1981, November]

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

https://i.pinimg.com/originals/1b/0b/0c/1b0b0c0ddd9c9b2cbba59ef45e0b3529.gifhttps://78.media.tumblr.com/389f274b4e832d1b2899b096812d255f/tumblr_oyjjkhjw7q1w4sq2so6_250.gif

Время и дата:
2 ноября, 6.30 утра

Место:
Больница св. Мунго

Участники:
Rose Weasley, Molly Weasley, Lord Voldemort, Amycus Carrow, [income];
Описание:
Мунго пал, большая часть пациентов бежала, какая-то часть погибла. Почти все целители остались в больнице. У Лорда есть план, для этого он решил использовать Амикуса, который как раз восстановился в больнице. В это же время Роуз приходит в себя и понимает, где она находится. Выбраться самой невозможно, но есть человек, который не мог сидеть сложа руки - Молли уже спешит в сторону Мунго, чтобы помочь жертвам найти выход.

0

2

Дополнительно: 18 лет, староста школы/
Внешний вид: рубашка в чёрно-красную клетку, чёрные джинсы, серые кроссовки, всё грязное и частично порванное; рыжие волосы в абсолютнейшем беспорядке и в крови; на запястьях, шее и плече следы от кое-как залеченных заклинанием ран от зубов и когтей, к ним добавились порезы от стекла и куча ссадин. Сильно рассечена правая нога.
Состояние: растерянно-злое, позже решительное; с трудом терпит боль.
С собой: Волшебная палочка, рюкзак с заклинанием незримого расширения, в котором можно найти много полезного.


Стоит ли сознание того, чтобы в него приходить? (с)

Когда-то давно, в 1996 году, один автор написал в своей книге подобный вопрос, который сейчас был чертовски актуален для одной Роуз Уизли, лежащей под завалом в полуразрушенном Мунго.
Между прочим, утверждение "когда-то давно" вполне подходит для обеих временных линий: как для той, в которой я родилась, так и для той, в которой я нахожусь сейчас.
И если она начинает рассуждать логически о подобных вещах – занудствовать, как сказал бы... кто-нибудь, – значит, она действительно постепенно приходит в себя. По крайней мере, как казалось самой Роуз, это вполне можно было считать характеристикой положительной динамики.
Вот только характеристик динамики отрицательной наблюдалось куда больше. Собственно, Уизли обнаружила это в тот момент, когда открыла глаза и попыталась пошевелиться. Разлепить левое веко было дико сложно, и она почти сразу поняла, почему: во время удара – стоп, обо что я ударилась? – ей рассекло лоб, и ресницы слиплись от крови. Кожу на щеке тянуло – видимо, по той же причине.
А ещё болело всё. Даже то, что, как казалось Роуз, болеть не могло по определению.
Сколько я была без сознания?

Воспоминания всплывали смутно и несколько... неуверенно. Спрятанная Мэг – ага, точно, Роуз собиралась найти помощь, квалифицированных врачей, которые могли бы привести подругу в себя, – путь до больницы Святого Мунго, оклик Тедди, незнакомая рыжая женщина... бой... неверными вспышками боли и света перед глазами. По-моему, она никогда в жизни так отвратительно не сражалась. Позор.
А потом... потом, кажется, она пробила головой окно больницы и от души проехалась по полу, каким-то чудом – или брошенным кем-то ей вслед защитным заклинанием? – не переломала себе все кости. Зато ободрала, судя по всему, все открытые участки кожи. И те, которые оказались открытыми вследствие того, что одежда тоже не особо одобрила подобный... метод перемещения. Разве что лицо почти не пострадало – спасибо выработавшемуся за время игры в квиддич рефлексу группироваться при падении.
Да уж, сходила одна такая, привела помощь... Надеюсь, Мэгс в порядке.

Вот только, по-хорошему, чтобы Мэгс была в порядке, ей, Роуз, нужно каким-то образом отсюда выбраться. Привести себя в хоть какое-то подобие порядка. И всё-таки найти какого-нибудь медика, который действительно сможет помочь. Уже им обеим, видимо.
Ещё одна попытка двинуться была ошибкой: Уизли еле сдержалась от того, чтобы заорать, до хруста стискивая зубы и жмурясь так, что под закрытыми веками начали расползаться разноцветные круги.
Но обнаружилась хорошая – и, если говорить честно, абсолютно удивительная – вещь: она всё ещё умудрялась сжимать в пальцах свою волшебную палочку. Значит, она всё ещё может сделать... что-то.
Не факт, правда, что меня хватит больше, чем на одно заклинание. По крайней мере, прямо сейчас.
Соответственно, нужно что-то, что поможет ей выбраться. И, кажется, судя по количеству повреждений, проще тупо обезболить себе всё, а не лечить: потому что для лечения одного единственного заклинания тут точно не хватит.
Снова зажмурившись и шипя сквозь зубы, Роуз чуть передвинула руку с палочкой – так, чтобы касаться самым кончиком артефакта своего бедра. Так проще, так потребуется чуть меньше энергии.
Вдох-выдох.
— Anestesio.
Магия волной прокатилась по телу, постепенно уменьшая болевые ощущения. Уизли наконец перестало казаться, что её методично режут на сотню маленьких кусочков очень тупым скальпелем. И жечь изнутри лёгкие при каждом вдохе. Дай Мерлин, чтобы у неё не было внутренних повреждений... Сложиться под обезболиванием где-то посреди дороги – не самый лучший план.
Точнее, абсолютно отвратительный план.
Отлично, следующий пункт – выбраться из-под этого треклятого завала.
Жаль, она не умеет проходить сквозь стены.

Спасибо большое матери за то, что давала ей уроки маггловских наук. Спасибо большое собственному любопытству и стремлению всё знать и понимать.
Спасибо большое, Роуз Уизли, тебе от себе же, потому что в своё время тебе была чертовски интересна физика.
В том числе и в практической части.
Другого объяснения тому, что она умудрилась расшатать один из обломков стены так, чтобы выбраться из закуточка, в котором её завалило (и хвала всем, кому можно её возносить, что её саму кусками потолка не придавило), и при этом ничего не обрушить. Остаётся надеться на то, что на этом её лимит удачи на сегодня не исчерпался.
Хотя, на самом-то деле, тут не то что на день, тут на год вперёд удача потрачена просто на то, чтобы выжить... Проклятые порталы. Проклятое всё.
Где-то в самой глубине души, в самом дальнем уголке под рёбрами Уизли тихо зарождается ненависть.

Обнаружив, что выбралась куда-то в коридор, Роуз попыталась хотя бы примерно вспомнить расположение отделений в Мунго. Хотя, всё равно же ни черта не распознаешь в такой разрухе... А вот получить понимание того, что происходит снаружи, наверное, имело бы смысл. Вот только из той комнаты не получится... Значит, идём искать наблюдательную точку.
Она всё равно старалась идти максимально осторожно, прекрасно понимая, что, например, не останавливающееся кровотечение в рассечённой ноге вскоре лишит её сил. Значит, надо добраться до хоть какой-то помощи раньше.
До какой?
Но не одна же я здесь...

Или на это хотя бы можно надеяться.

Открылась третья дверь из тех, что проверяла Уизли. И за ней обнаружилась даже почти целая комната. Явно чей-то кабинет. С огромным окном в полстены, отлично, то, что нужно, и даже стекло сохранилось... Роуз вдоль стены подошла к проёму, осторожно выглядывая на улицу – потому что хрен его знает, что там происходит и кто может её увидеть.
И что и кого может увидеть она...

+3

3

Дополнительно: 19 лет, уже год как путешествует по миру, работая моделью дома мадам Малкин;
Внешний вид: шерстяное серое платье, черные байкерские ботинки, волосы распущены;
Состояние: помятое и в то же время храброе;
С собой: вп и маховик времени.


Хотелось надеяться, что все разрешится. Доминик правда надеялась, что Тедди и Виктуар разберутся с пожирательницей смерти. Та вроде бы еще дышала, хотя явно не могла двигаться.
Бедная.
Уизли почему-то остро чувствовала себя виноватой за подобные мысли, но от одного взгляда на скрученное от боли тела ей становилось дурно. Она не была знакома с пожирателями и никогда в своей никого не ненавидела. Разве что Регулуса, но и это было недолго. Может, Эжени, но это, опять же, было скорее из вредности, чем из искреннего желания причинить вред. Ди только казалась стервозной сукой, способной мановением пальцев, украшенных красивым маникюром, нанести порчу. По крайней мере она надеялась, что временами предстает в таком свете в глазах у обидчиков, но на деле вряд ли смогла бы вспомнить слова той самой порчи.
Так уж получилось, что ей куда было ближе сострадание, чем поиски выгоды, и иногда это играло с ней плохую шутку.

Как, например, сейчас. Вместо того, чтобы сосредоточиться на одном задании, ей приходилось успокаивать свою совесть. Не стоило так откидывать эту женщину, не стоило вообще рыпаться, нужно было переждать и просто потом мирно уйти. Причинять боль кому-то – неблагодарное дело, которое потом обязательно сказывается не только на совести, но и на магии. Доминик никак не могла сосредоточиться, не зная, как правильно поступить: аппарировать сразу в Мунго или все-таки неподалеку. А вдруг, то здание, которое оно представит, еще не существует или окружено врагами?
Уизли меряла шагами тупик, в который проникали лучи всходящего солнца. Она не любила грызть ногти, поэтому шерканула каблуком об асфальт и, цокнув, крутанулась вокруг себя.

Приходилось рисковать.
Она обязательно выскажет это Блэку, который виноват во всем этом. С чего ему захотелось показаться таким героем и любителем приключений? Мог бы просто отправиться в Грецию или на крайний случай – Мексику, но прошлое?
Уизли осмотрелась вокруг себя, справляясь с неприятными ощущениями после трансгрессии. Она, в принципе, была не так сильно ранена, поэтому могла не переживать за расщепление. Из-за работы пришлось натренироваться в аппарации, и хотя бы чему-то Доминик была благодарна.

Больница стояла неподалеку слева. Девушка выглянула из-за угла, чтобы заметить отвратительную метку в небе.
Плохой знак.
Если Тедди говорил правду, то внутри должен быть Регулус и Роуз. Зачем и почему она отправилась в прошлое оставалось непонятным, и Доминик надеялась, что у нее было хорошая мотивация на такой отчаянный поступок. Не то чтобы сама Уизли обладала достаточно важной причиной, мол, пошла за компанию, но она была старше и отвечала за свои поступки сама. А Роуз, пусть и была уже взрослой девочкой, в ее глазах оставалась таким же ребенком, как и Лили.

Мунго охранялось сверху, сбоку и даже на тротуарах. Фигуры не были укутаны в длинные черные плащи, но скрывали свои лица масками. Даже без этого атрибута гардероба Доминик смогла бы сложить дважды два. Она перехватила палочку, задерживая дыхание и на цыпочках перебегая дорогу. Вряд ли это помогло бы ей быть незамеченной, но Домниик не тренировалась на аврора и понятия не имела, как себя вести в таких ситуациях.
Спрятавшись за мусорным баком, она присела и перевела дыхание.

Ее план был прост: пробраться в Мунго, найти Регулуса, а потом Роуз и трансгрессировать в Хогвартс.
Вроде бы, легче легкого.
Девушка потерла ладонь о ладонь и постаралась успокоить бешеное сердцебиение.
Ни черта это не легко.

Она выглянула из-за бака, замечая в десятке шагов от себя высокую мужчину. Осторожно вытянув перед собой артефакт, Доминик задумчиво взглянула по сторонам. Не стоило светить магией.
Она справится.
У нее получится.
- Извините, - голос дрогнул, и мужчина выпустил заклинание быстрее, чем она успела встать. Кажется, Уизли немного просчиталась. Не ожидала, что тут всех собака злая покусала. Хотя следовало бы предусмотреть, что эти люди в плащах убивали людей парой часов назад. Может, ранили и Регулуса. Но почему-то Доминик старалась верить в лучшее или просто не была подготовлена к такому исходу.
Атаку она не отразила, и бак повалился на нее. Ди выругалась, откидывая от себя мусорку и выпаливая пару заклинаний без разбора. Кажется, полетели бабочки.

С чего она решила, что справится? Да ее убьют прежде, чем она проникнет внутрь.
- Слушай, ты, - крикнула Уизли вновь, - а ну стоять!
Мужчина не остановился, конечно, выбросив еще одно заклинание, правда девушка его уже успела отразить.
Регулус учил ее многому, но папа справился с этим лучше, потому что не отвлекался. Билл предпочитал смекалку натренированности, поэтому Доминик сейчас уже заставила парня превратиться в глыбу льда.
Не теряя ни мгновения, она оббежала статую и толкнула дверь черного входа.

Внутри Мунго было слишком темно, хотя, может, это Уизли просто показалось.
- Кхм, - кашлянула она, замечая вперед горящие обломки и перевернутые стулья.
- Ро… - Ди вновь кашлянула, стараясь взять себя в руки и не поддаться страху. – Роуз, - все-таки прошептала она, резко понизив голос. – Роуз! – шипела Доминик, проходя все дальше по коридору и подсвечивая Люмосом свой путь.
Тедди что-то говорил о втором этаже.

+2

4

Дополнительно: 54 года, мужчина в самом расцвете сил;
Внешний вид: Волосы еще черные, нос на месте, но глаза уже начали постепенно алеть;
Состояние: Частично уставший, частично немного отдохнувший; чуть спокоен, но на грани злости;
С собой: Волшебная палочка, сосуд с зельем;


Вопреки всему, Волдеморту удалось вздремнуть. Оставив Джинни и Альбуса наедине, мужчина поднялся к себе, где удобно устроился в широком кресле, сцепив пальцы между собой. Прикрыв глаза, он погрузился в чуткий сон, ощущая только как Нагини свернулась у его ног. Сложно было этот сон назвать обычным, ведь в таком состоянии он привык размышлять, думать и отдыхать одновременно. За долгие годы Лорд научился существовать настороже, не давая противникам возможности победить себя или застать врасплох. Было бы откровенно глупо погибнуть, уснув и подпустив к себе какого-нибудь впечатлительного и амбициозного аврора. Не так сильно хотелось спать, чтобы не проснуться вовсе. Оберегаемый змеей, Волдеморт все же расслабился, ощущая тишину в комнате, покой в особняке. Небольшом, но зато надежно защищенном. Не только мистер Блэк был способен на различные фокусы со своим домом, Лорд тоже кое-что умел, хотя больше придавал значение именно тем темным искусствам, которые касались вечной жизни, а не жизни в четырех стенах. Тем не менее краткий отдых позволил ему более бодро подняться на ноги, потягиваясь, и обдумать дальнейшие действия. Пожиратели давно сообщили ему о ситуации в Мунго, сообщили, что целители были задержаны, пациенты обезврежены, а авроры и все желающие помочь - отправлены в бездну к троице жалких Основателей. Лорд не торопился с визитом в больницу, так как ожидание всегда напрягало гораздо сильнее, чем спешные действия. Он хотел, чтобы каждый пленник прочувствовал этот момент. Важно было дать всем понять, что Темный Лорд гораздо лучше всех этих добряков, которые так воинственно размахивали палочками, но по сути ничего не делали.
- Бейтс, - коротко позвал Волдеморт, зная, что этот Пожиратель находится где-то в коридоре. Некоторые из них оставались при нем, следя за порядком и уже доложили ему о небольшом переполохе внизу, что вызвало неопределенный оскал мужчины. - Руку. - Риддл перехватил запястье темноволосого парня, который всем своим полукровным видом показывал, что не боится своего хозяина и готов на все. Но мысли каждого были словно открытая книга, поэтому Том отлично знал, что парень зря старался. - Амикус, пора просыпаться, - отчетливо произнес Волдеморт, вдавив кончик артефакта в метку. - Ты мне понадобишься. Без глупостей.
В самом начале Лорд хотел использовать самого Альбуса Поттера. Промывание мозгов прошло вполне успешно и мальчик искренне поверил во все то, что показал ему мужчина, но по стечению времени он мог сорваться или же вспомнить что-то хорошее о своем отце. Конечно после всего увиденного в голове Альбуса, это было сомнительно, но сейчас рядом с ним находилась Джинни, которая несмотря на всю свою тьму, каким-то образом оставалась светлой и доброй. Но Лорд не спешил вешать ярлыки и списывать ее со счетов. При правильном подходе подчинить можно было любого, даже самого упрямого, благородного и искренне доброго. Купить можно было каждого, просто надо было назвать верную цену.
Собравшись и сделав знак своим людям присматривать за подземельями, Волдеморт трансгрессировал недалеко от Мунго. Улицы Лондона были обидно пустыми и мрачными, нигде никто не паниковал и не кричал, не терзался от боли. Это выглядело не очень эффектно и казалось, что город просто спит в такую рань, но мужчина знал, что основные стычки уже были позади и многие просто зализывали свои раны. Возможно дрожали от страха, искали способы противостоять. Но Лорд был уверен в себе, в своих планах и не собирался отступать на этот раз. Знание будущего давало ему возможности обойти возможные ошибки и не попасться на очевидном. Поэтому он неторопливо приблизился к больнице, без труда переступая ее порог. Он не скрывал своего лица, задумчиво оглядывая последствия схватки. Касаясь сознания выживших, пленных и соратников, он примерно представил себе всю картину, одобрительно кивая на одни события и неопределенно качая головой на другие. Обойдя этажи самостоятельно и лично, он добавил немного защитных заклинаний, покрывая бреши. Амикуса он нашел на третьем этаже.
- Будет неприятно, - сразу предупредил мужчина, извлекая сосуд из кармана и скидывая крышку. Зелье выглядело не очень аппетитно, но Лорд решил, что этого недостаточно и добавил в него пару волос, которые аккуратно достал из небольшого мешочка. Естественно, снадобье среагировало на это, изменив цвет. - Слушай внимательно, Амикус, - Волдеморт коснулся ладонью головы Пожирателя, заглядывая тому в глаза. - Ты - Альбус Северус Поттер, сын героя войны, оборотень, которого только-только обратили, - мужчина надавил пальцами на кожу головы Кэрроу, заставляя того поморщиться. Частично словами, частично мыслями, но он передал Пожирателю все свои задумки. Вернее ту часть, которая была нужна сейчас и здесь. - А теперь пей, - приказал Лорд, вручая тому зелье. В больнице еще остались те, кто был без сознания или просто неважно выглядел, не в состоянии пошевелиться. Но Волдеморт не обращал на них внимания. Он надавил палочкой на руку Амикусу, пока тот брезгливо рассматривал снадобье. Достаточно было сосредоточиться на тех, кто был поблизости и приказать им согнать всех вниз. Слишком утомительно было бы бегать по этажам и каждому объяснять цель своего визита. Понадобилось несколько минут, чтобы Кэрроу наконец выпил и преобразился, закутываясь в потрепанную мантию. Для достоверности Лорд добавил ему помятости и бледности, делая максимально похожим на того самого Альбуса, который едва мог пошевелиться в его подземельях. - Господа, - обратился мужчина ко всем, кто был в состоянии его видеть и слышать. Сам он остановился на ступенях повыше, не выходя в центр, чтобы зрители проявили любопытство и подобрались поближе, а заодно чтобы никто не смог напасть на него внезапно. - Приношу свои извинения за весь этот беспорядок. Провокация со стороны Министерства и авроров в частности вынудила нас перейти на крайние меры, - Лорд умел врать убедительно и красиво, умел подбирать слова и никогда не жаловался на отсутствие харизмы. - Я пришел сообщить вам, что наше правительство представляет из себя сборище безответственных и безрассудных людей, которые допустили громадную ошибку - кто-то открыл порталы, - зрители невольно прислушались, стали переглядываться. Слово было отнюдь не незнакомым, все были в курсе этого феномена, просто обычно все это читалось в книгах. - Нарушение баланса, гости из будущего, хаос. Но может быть в этом есть и свои плюсы? - Волдеморт спустился на одну ступень ниже. - Я думаю, юный мистер Поттер с радостью поделиться с нами своими мыслями. Посмотрите на него, - Лорд шагнул в сторону, давая парню возможность выйти на свет. Кто-то ахнул, кто-то зажал рот ладонью. - Кто-то уже заметил что-то? - Мужчина умел завлекать и люди уже не с таким ужасом смотрели на него, теперь их внимание занимал юный парень, чей внешний вид вызывал сочувствие. - Его зовут Альбус Северус Поттер. Альбус - в честь главного манипулятора, который никогда нигде не появляется, - Риддл развел руками, подтверждая собственные слова. Ведь Мунго едва держалось, а Дамблдора нигде не было, хотя, по сути, при желании он мог бы и пробиться через защиту, уж он-то точно знал как. - Северус - предатель, который сдал лично мне информацию о своей любимой женщине, - мужчина точно знал, что люди любят такие истории. Эмоции мигом отражались на их лицах, в их глазах, оставалось только ждать, когда они проникнуться и начнут осознавать. Надо было просто дать понять, что добро - не такое уж и добро, которое так обожали и боготворили многие, большинство. Он мог бы привести десяти и сотни примеров, но сперва надо было позволить "Альбусу" высказаться самому. Чтобы пробить на жалость тех, кто не проникся его словами.

+1

5

Дополнительно: 29 лет, Пожиратель смерти
Внешний вид: Весь в черном, сверху черное пальто и мантия, одежда немного потрепана, выглядит как Альбус Поттер
Состояние: Уставший, не в духе, морально помят, но готов действовать
С собой: Волшебная палочка


Амикус приходит в себя со стоном, пытается пошевелиться, но ничего не выходит. Он помнит ту нелепую, неожиданную стычку с неизвестным парнем, который так наго встрял в его дела. Ведь Кэрроу почти заполучил ту девчонку, верно? Обидно осознавать, что какой-то незнакомец без труда одолел его. Но всему виной эффект неожиданности. Если бы Амикус видел этого парня, но не позволил бы этому случиться. Он с ненавистью шипит и садится на койке, слышит копошение и шум вокруг. Ему кажется, что что-то происходит совсем не то, что должно и он осторожно опускает ноги на пол. Все тело болит, ниже пояса все горит, но он осматривает себя - никаких ран нет, целители постарались. Это хорошо, но вот работает ли все как надо? Амикус недовольно морщится, вспоминает тот закуток и боль. Помнит, как палочка незнакомца уперлась ему в пах и хочется кричать, рвать и метать, но надо взять себя в руки и найти потом обидчика, чтобы показать ему, кто здесь главный.

Кэрроу ведет шеей, ему не нравится этот дискомфорт в теле, но приходится одеваться и собираться. Нельзя долго оставаться в таком месте, где его могут узнать. Его метка наверняка не осталась незамеченной, поэтому питать надежды на удачу не стоило. Надо выбираться. Он натягивает одежду осторожно, но торопится, чтобы никто не зашел в палату ненароком. Палочка лежит в стороне, что тоже странно. Возможно здесь кто-то свой, кто знает его. Пожирателям не положено узнавать друг друга, маски для того и созданы, чтобы на общих собраниях все скрывали свои лица, но все равно они все делятся на группы. Тот же Розье знает в лицо своих дружков, которые с ним учились и которые не могли не стать Пожирателями, было бы глупо с его стороны прикидываться дураком. Лестрейнджи тоже так себе конспираторы по этой части. Но если Амикус знал большую часть, всех все равно вычленить их толпы было невозможно. Лорд окружал себя большим количеством слуг, чтобы быть спокойным.

- Амикус, пора просыпаться. Ты мне понадобишься. Без глупостей.
Кэрроу морщится, слыша голос в своей голове. Левая рука горит, метка жжет. Хочется оторвать ее и выбросить, но нельзя. Хозяину это не понравится. Поэтому Амикус одергивает рукав и выглядывает в в коридор. Видит своих и удивленно поднимает бровь. Кажется, он многое пропустил. Кто-то мертв, кто-то без сознания, кто-то смиренно забивается в угол. Он не совсем понимает, что происходит, но спрашивает коротко, у первого встречного коллеги, который даже не скрывает лица, но по нему сразу видно кто он. Захват Мунго. Смелый шаг. Амикус жалеет, что не участвовал, но надеется, что Лорд простит его и поручит что-то интересное и полезное, не зря же связался с ним.

Хозяин появляется неожиданно и несет с собой спокойствие и уверенность. Кажется, что Лорда ничем не смутить и не сбить с мысли, настолько все ровно и четко в его словах и действиях, верно? Это вызывает трепет, уважение и страх. Амикус только мечтать может о таком состоянии, но сам же понимает, что ему далеко до Лорда. Потому, что тот знает свое место, у него есть цель и он идет к ней, а Кэрроу живет одним днем и наслаждается этим, лишь изредка строя планы на будущее, но очень абстрактные и туманные.
- Будет неприятно, - Амикус с сомнением смотрит на сосуд в руках Хозяина, не совсем понимает, что происходит. Он слишком много спал, чтобы теперь сразу осознать все. - Слушай внимательно, Амикус. Ты - Альбус Северус Поттер, сын героя войны, оборотень, которого только-только обратили. - Кэрроу послушно не отводит взгляда, ему кажется, что внутри все прожигается, что его сознание трещит по швам от новых деталей. Он отчетливо видит мальчишку, который сжался в подземельях, видит те отрывки его жизни, которые этот Альбус сам показал. Ему совсем не хочется превращаться в этого паренька, но выбора нет, верно? - А теперь пей.

Ему не впервой пить это гадкое зелье, ведь работа Пожирателя включает в себя не только пытки, но и разведку, общение, попытки добиться доверия, выяснить что-то. Бывает всякое, но зачастую они прикидываются кем-то, иногда меняют внешность, иногда оставляют свою, но играют разные роли. Ведь не все и не всегда знают в лицо того или иного волшебника. Даже самые дальние родственники среди чистокровных не всегда могут признать в тебе любимого троюродного внука. Все всегда относительно.

Амикус морщится, ему не нравится это зелье, не нравится ощущать боль, чувствовать как разрывается тело и как оно меняется. Но через несколько минут он уже не чувствует себя собой и понимает, что превратился в своего нового героя. Принял образ мальчика, который должен страдать. Он выжидает, дает Лорду пройти, спуститься вниз и начать монолог. Но что говорить? Он спускается следом, старается подражать своему герою, устремляя взгляд в сторону. Лорд одним движением в палате изменил и его одежду, слегка придал ей вид потрепанности, добавил следы заточения. Амикус чувствует себя грязным, побитым, использованным. Таким, каким и должен быть этот парень.
- Все добро - это ложь, - с небольшой хрипотцой произносит Кэрроу, делает шаг вниз. Его голос изменился, стал другим. Он смотрит на людей уверенно, но с болью. Ему должно быть больно, верно? Ведь у него болит сердце. - Мой отец, как и его друзья, они во всем ищут выгоду для себя. Меня силой втянули в этот портал, заставили принять участие... - Амикус мимолетно оглядывает всех, надеется, что среди этих зрителей нет никого, кто его узнает и распознает ложь. Но как ее распознать? - Мой отец отправился в прошлое, чтобы спасти своих родителей - Джеймса и Лили Поттеров, - эти имена вызывает реакцию, их знают, но насколько хорошо? - Ему наплевать на баланс, на других людей. Он делает то, что хочет. Я рад, что мои бабушка и дедушка живы, но неизвестно чем это чревато, - он старается выглядеть серьезным молодым человеком, каким вроде как и является.

Кэрроу немного некомфортно, он сжимает перила. Ему надо играть страдания, но даже играть не приходится. Целители хоть и постарались, но какие-то вспышки боли все равно есть. Поэтому он морщится, смотрит в сторону, держит ладонь на своей груди.
- Я всегда был неправильным Поттером в семье. Попал на Слизерин, теперь вот стал оборотнем. Отец меня не понимает. Теперь вовсе не поймет. Я оборотень, значит я теперь изгой, никто. - Амикус поднимает глаза на Лорда, смотрит на него с трепетом. - Волдеморт же меня понимает и не осуждает. Для него я личность, а не неудача среди детей.
Вызывает ли он жалость? Определенно. Люди перестают шушукаться и смотрят уже на него, по их лицам видно что кто-то негодует из-за такого отношения к ребенку, кто-то не верит, кто-то сомневается. Семя сомнения уже посеяно, теперь фамилия Поттер будет вызывать не восторг или уважение, а сомнения. Это хуже всего.

0

6

Картина, представшая взору, была категорически неутешительной. Полуразваленный двор, усыпанный обломками и мусором. Кажется, Роуз увидела несколько тел?.. Или показалось.
Суть-то не в этом.
Да прям уж таки не в этом? Что, чужие жизни уже не важны?
Важны-то важны, только в таком состоянии они мало на что способна, если говорить объективно. Вот это Уизли делать как раз умела, потому и оценивала здраво свои силы.
Которых не так-то много осталось. Если продолжать говорить объективно.

Но суть всё ещё была не в том. Самым главным, что увидела Роуз, были люди. В масках, стоящие по периметру больницы. Не в мантиях, но, будем честными, основным атрибутом Пожирателей Смерти никогда не являлись чёрные пафосные балахоны. Самым откровенным признаком, конечно, можно и нужно считать Метку, но её с такого расстояния точно не разглядишь, тем более, что все люди были при длинных рукавах. Ноябрь же, холодно...
И только тут до Роуз дошло, что её знобит. Причём от души так.
В целом, не удивительно.
Особенно учитывая, что правая штанина уже промокла от крови и по ощущениям почти приклеилась к ноге, а липкое тепло постепенно пропитывало кроссовок.
Обернувшись, Уизли обнаружила, что оставляет за собой кровавый след. Тоже вполне очевидно и ожидаемо.
И сколько ты так протянешь?
Столько, сколько сможет, а потом ещё немного. Она же упрямая. Она же Уизли.
А Уизли не сдаются.
Надо только найти кого-нибудь, кто сможет ей помочь. Чёрт побери, ведь это же всё-таки больница!

Вот только в данный момент Мунго являлся не просто больницей, а полуразрушенной больницей. И слава Мерлину, что нападение, судя по всему, произошло ночью: кабинеты были пусты, пусть и удручали разрушениями. Конечно, есть стационарные больные, но они в другом крыле вроде бы... По крайней мере, Роуз очень на это надеялась.
Как и на то, что там разрушений меньше и обошлось без жертв.
Наивно, но можно же верить в лучшее?
Ведь со стационарными больными должны быть дежурные врачи, и они способны постоять за своих пациентов.
Добраться бы только до них...

Возможно, ей повезло с этажом, а не с крылом, кто знает, но тут действительно было почти что пусто. Только за двенадцатой по счёту дверью, два поворота коридора спустя, Роуз обнаружила, наконец, человека. Мужчину в мантии колдомедика. Без сознания, с рассечённым плечом и придавленного куском потолка так, что не факт, что после такого можно ходить.
Нашла помощь, прекрасно просто.
Уизли почувствовала, как подкашиваются ноги. От кровопотери? От усталости? От осознания, что всё далеко не так просто, как казалось?
Ну, последнее было очевидно, милочка.
Но от того не становилось сильно легче это принять.

Спустя минут семь – а также парочку приступов головокружения – Роуз собралась с силами и кое-как поднялась, выходя из кабинета. Мужчина так в себя и не пришёл, а бить его по лицу в попытке привести в чувство Уизли не решилась. Да и смысл, если она его не вытащит, а он ещё меньше в состоянии колдовать, чем она? Никакого. А в обмороке хотя бы не больно.
И не можешь паниковать.
Роуз вот с трудом умудрялась этого не делать. Пока успешно, но на сколько её ещё хватит - уже вопрос.

В тот момент, когда из пролома в полу послышался знакомый голос, шипящий её имя, ноги подкосились снова. Одновременно от радости и паники. Воспоминания скомканным куском газеты пролетели перед глазами, выбрасывая на поверхность информацию о том, что Доминик действительно сунулась в порталы вместе с остальными. В том, что это именно Доминик, Роуз не сомневалась: слух был тем самым органом чувств, который у неё изрядно усилился после приобретения анимагической формы.
Либо это кто-то под оборотным зельем, изображающий из себя Доминик.
Отмахнуться от внутреннего голоса оказалось на удивление просто. Возможно, Роуз слишком сильно не хотела оставаться одна.
В любом случае, Уизли осторожно присела на колени около дыры и почти сразу сощурилась, чувствуя, как слепит глаза свет волшебной палочки: она-то за это время успела привыкнуть к темноте и чувствовать себя в ней вполне комфортно.
— Доминик? — тихий шёпот, хотя хотелось кричать. — Доминик, я тут, на этаж выше! По-моему, чуть дальше по коридору должна быть лестница. Сможешь подняться? А то я... не в кондиции немного, — секундная заминка, в целом, была вполне объяснима: голова снова закружилась, но Роуз усилием воли удержала себя в сознании. После чего осторожно отползла от края пролома, уже не поднимаясь на ноги, и привалилась спиной к стене, прикрыв глаза.
Опасно! Расслабишься и отключишься!
Но было уже откровенно всё равно.
Роуз Уизли временно покинула реальность.

Отредактировано Rose Weasley (2019-09-26 12:40:17)

+2


Вы здесь » | Three Generations: I would rather die | » Хроники Хогвартса » The day when Mungo fell, p.3 [1981, November]