Hogwarts is on fire, p.1 [2023, October]
» Sona Scofield — 15/12/2020

We learn from failure © [1981, November]
» Ginevra Weasley — 15/12/2020

The day when Mungo fell, p.3 [1981, November]
» Amycus Carrow — 15/12/2020

Whatever it takes © [1981, November]
» Bellatrix Lestrange — 15/12/2020

Caution is the parent of safety © [2023, October]
» Silas Nicholls — 15/12/2020

My thoughts be bloody, or be nothing worth [1981, November]
» Ginevra Weasley — 15/12/2020

It is just a bad day in London, p.1 [1981, November]
» Margaret Fawley — 15/12/2020

You can't predict the end © [1981, November]
» Henry Chase — 15/12/2020

Potius mori quam foedari [1981, November]
» Antonin Dolohov — 15/12/2020

Sisters are different flowers from the same garden © [1981, November]
» Charlotte-Anne Rowle — 15/12/2020

Rainbow after the storm [1981, November]
» Teddy Lupin — 15/12/2020

Every great story seems to begin with a snake © [1981, November]
» Neville Longbottom — 15/12/2020

To be awake is to be alive © [2023, October]
» Neville Longbottom — 15/12/2020
пост недели от Lord Voldemort Дамблдор мог сколько угодно рассуждать о силе любви, о ее важности, но это ничего не значило. Другие могли сколько угодно рассуждать о великой дружбе, о жизни, о семье, о великих целях человечества и магического мира в целом, но для Лорда было важно другое - его собственная цель, его бессмертие, к которому он так долго стремился, которое искал и которое почти обрел.




0000
0000
0000
0000
ссылки
ссылки
В игре:
17.10-31.10.2023
08.05-22.05.1998
02.11-16.11.1981

| Three Generations: I would rather die |

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » | Three Generations: I would rather die | » Маховик времени » You'll never know until you try it [1981, November]


You'll never know until you try it [1981, November]

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

http://sd.uploads.ru/MYF4c.gifhttp://sh.uploads.ru/iTJf4.gif

Время и дата:
1-2 ноября, 2.00 - 3.00

Место:
Лондон, Больница св. Мунго;

Участники:
Alberta Dolohova, Antonin Dolohov;
Описание:
Легко служить делу Темного Лорда, когда знаешь, что твои близкие в недосягаемости. Но что будет делать один из самых верных пожирателей смерти, если в войну впутают члена его семьи?

+1

2

Дополнительно: 72 года, зельевар, работает на полставки на Больницу св. Мунго, является тетей Антонина Долохова
Внешний вид: черная теплая мантия с капюшом, под ней черное платье, удобные сапоги, волосы распущены
Состояние: спокойна
С собой: несколько зелий, деньги, посох


Ей не верили, когда она говорила, что ей семьдесят два. Оно было понятно: множество зелий и отваров творили чудеса. Особенно, когда волшебник использует их с умом. Альберта гордилась своими познаниями: нет, не говорила о них и не хвасталась вслух, а доказывала на практике. Многие знают об этом по слухам и рассказам, лишь некоторым удается добраться до ее дома и попасть на прием.
«Прием» звучал слишком официально, и Долоховой это нравилось. Ей, в принципе, нравилось все, что так или иначе отражало ее истинное отношение. Ненависть к магглам сказывалась на ассортименте ее отваров, любовь к красивому – на внешнем виде, благополучие семьи – на занятии. Альберта не рисковала спокойствием мужа, но была единственной, кто поддерживал племянника, Антонина.
Может, именно поэтому в эту ночь оказалась в Лондоне, решив доставить товар самостоятельно.

Больница святого Мунго всегда ассоциировалась у нее с чем-то старым и ветхим. Целители, работающие там, может, и отвечали всем запросам нынешней ситуации, но никак не стремились к познаниям вне своих областей. Английская колдомедицина была и оставалась однобокой, что, конечно, было на руку многим приезжим зельеварам. Альберта в свое время открыла не одно и не два отвара, способных не только залечить ожоги, но и существенно омолодить кожу. Ко всему прочему она специализировать на заживляющих снадобьях, что определенно заинтересовало лимонные мантии Мунго.
Сотрудничать с больницей ей нравилось: минимум хлопот, достаточно денег и освещенности. Ведь благодаря последней ее дело развивается так, как, собственно, сама Альберта того пожелает. Она никогда не работала ради прибыли, нет, конечно нет. Она всегда выбирала, кому помогать, а кому сделать хуже. Из этого принципа строилась ее жизни, украшенная шрамами и лишениями. Они напоминали ей о многом, в большей степени – о справедливости.

О справедливости Альберта могла говорить часами. Закатывать глаза или поджимать губы, прятать руки в карманы теплой мантии или, наоборот, показывать присутствующими ожоги. Она знала, что справедливости не существует. Это лишь миф, придуманный элитой, для контроля за большинством.
Политика – глупость, которая кому-то казалась серьезным занятием. Достаточно было обладать интуицией, развивать критическое мышление, и ты будешь умнее любого, кто с гордостью носит значок Министерства магии любой страны.
Долохова, конечно, не раз спорила об этом со своей семьей, достаточно большой семьей. Она не боялась высказываться, делиться впечатлениями и не избегала конфликтов, потому что считала, что в них рождается истина. Хотя, конечно, когда дело касалось увлечений или даже долга Антонина, приходилось помалкивать, иначе лишнее внимание обязательно бы сказалось на очередной семейной ссоре. Они происходили редко, но если не удавалось избежать конфликтов, то страдали все.

О справедливости Альберта вспомнила, когда оказалась заблокирована внутри кабинета целителя на третьем этаже. Она не сразу услышала шум, а когда поняла, что гам в коридоре – не последствие ссоры пациентов, было уже поздно. Одного запаха гари было достаточно, чтобы женщина, всегда собранная и надменно озирающаяся по сторонам, замерла на месте и конфужено обдумывала пути побега.

Долохова боялась огня и будет бояться его до конца своей жизни. Ведунья несколькими десятками лет назад сказала, что умрет Альберта в языках пламени, что, наверное, было достаточно правдоподобно. Ведь ничто другое ее не возьмет: яды – ее конек, а холодное оружие или заклинания – детский лепет. Она была уважаемой волшебницей, выпускницей Дурмстранга, тетей Антонина Долохова, но в народе известной как Альберта, травница.

Колдомедик, ведомый героизмом, выбежал из кабинета, оставив дверь открытой и являя взору Долоховой пламя. Странное ощущение, сковавшее ее, разлилось по телу. Женщина буквально замерла у стола, не зная, как оторвать взгляд от огня, слепящего глаза. Дым проникал в легкие, и Альберта уже кашляла, все еще не отваживаясь сдвинуться с места.
Наверное, если бы не грохот наверху, она бы так и стояла посреди кабинета, пожираемого смертоносным Адским пламенем.
Очнувшись от паники, женщина тряхнула головой, с которой слетел капюшон, и вышла из кабинета. Тяжелая и теплая мантия, отлично скрывавшая ее фигуру, оказалась неуместна, поэтому Долохова скинула ее с себя.
Вокруг царил настоящий хаос: крики, доносившиеся со всех сторон, напоминали суматоху, случившуюся на их полуострове годами ранее. Альберта отогнала от себя воспоминания, нащупывая зелья в сумке и сжимая их руками. Они были лечебные, а не взрывные, поэтому толку от них никакого не было. Хотя, конечно, не обязательно было ими пользоваться, можно было припугнуть.
- Убери свои руки, - прошипела она, когда какой-то мужчина, одетый в длинный черный плащ, схватил ее за локоть. Его артефакт выдавал в нем англичанина, и Альберта дернула рукой.
- Я сейчас воспользуюсь этими зельями, обещаю, умрешь ты в мучениях, наблюдая за тем, как грязнокровки выбираются прямо через то окно, которое выбили на втором этаже, - продолжила Долохова, прекрасно помня звук разбивающегося стекла. Вряд ли это было результатом какого-то заклинания, а если и было – проблема пожирателей смерти. Ведь именно так они себя звали, и таковым был Антонин.

Интересно, он здесь?
Женщина не успела оглядеться, как вновь оказалась откинута чьим-то заклинанием в сторону. Ударившись о стену, Альберта тут же поднялась на ноги, жалея, что вовсе решила приехать в Лондон на Хэллоуин, чтобы провести лишние выходные с племянником.
Только как теперь его найти?
[nick]Alberta Dolohova[/nick][status]astarta[/status][icon]http://s2.uploads.ru/bVn7a.png[/icon][zvanie]<lz><a href="ссылка»>Альберта Долохова</a></lz>[/zvanie]

+1

3

Дополнительно: 49 лет, статный мужчина непонятного возраста, но точно старше тридцати на вид.  Работает на себя;
Внешний вид: пострадавший в битве черный военный мундир без каких-либо знаков отличия, военные сапоги и плащ с капюшоном. На лице индивидуальная маска пожирателя.
Состояние: обеспокоен
С собой:  посох, портсигар с зажигалкой


     Нападение двух анимагов было совершенно не по плану. Много чего было в жизни бывалого пожирателя смерти. Но лебедь его ещё не таранил. Кто бы знал, что пернатая тушка вообще была на такое способна. Когда Долохов поднялся на ноги, нападавшие уже скрылись в той же дыре от заклинания, через которую и появились, оставив за собой след из остолбеневших пациентов. Они приняли весь удар неизвестного магического тумана на себя, и до них с Алтеей даже не добрался. Но не время было сейчас сокрушаться о досадных недоразумениях вроде двух сбежавших анимагов. Они вообще не были похожи на известных ему членов Ордена Феникса. Конечно, Антонин не знал их всех в лицо, но ему мало верилось, что при всех их ресурсах они послали всего лишь двоих. Окинув быстрым взглядом Алтею, и убедившись, что с ней всё в порядке, русский пожиратель нарисовал в воздухе руну определения степени защиты.

     Дымчатый знак был едва пурпурным, даже ближе к розовому. А это значило только одно - его защита была практически полностью сломана. Антонин досадливо выругался. Он должен был предусмотреть это. Сейчас он уже не повторит подобную ошибку. Вычерчивая руны навершием посоха, Долохов накладывал защиту слой за слоем. После каждой руны Антонин неизменно ударял посохом о землю. Искры от ударов тянулись к рунам, наполняя тех силой древней скандинавской магии домовых и делаю защиту невосприимчивой к обычной магии. К тому моменту, как русского мага окликнули, пол в месте, куда приходился удар посоха, обуглился от магического жара.

     - Антонин! Слава нашему Лорду, вы тут. Опустив посох, русский маг повернулся на звук голоса. К нему бежал запыхавшийся маг в маске пожирателя без отличий - такие были у недавно получивших метку, и ещё не успевших себя проявить. Наступая на полы собственной мантии, он с ужасом смотрел на застывших статуями постояльцев Мунго. - Верх зачищен? - не тратя времени на приветствие, сразу поинтересовался мужчина. Сам он в это время пытался найти глазами Алтею, но волшебницы уже не было в помещении. Долохов не заметил, как она ушла. - Мунго полностью взят! - поспешно доложил пожиратель? - Большинство колдомедиков были взяты в плен, сейчас они под присмотром ребят под руководством Яксли. Но... Видите ли, у нас есть проблема. Вопросительно кашлянув, Антонин ждал продолжения, но запыхавшийся мялся и не решался продолжать. - И какая у нас есть проблема? И желательно быстрее, если это действительно важно. - Понимаете, мы её недооценили. Приняли за обычного колдомедика, но она... - пожиратель сглотнул подступивший к горлу комок, и продолжил, - Никто не заметил, в какой момент склянки в её руках сменились на посох. Она лишила Стенли костей, а Дерека просто вывернула наизнанку! Я еле унёс ноги, пытаясь найти подмогу. А когда нашел, она забаррикадировалась в одном из кабинетов и наложила какие-то мудрёные чары. Мы понятия не имеем, как их снять, но это явно по вашей части.

      Русский маг прикрыл глаза. То, чего он боялся больше всего на свете произошло. Член его семьи был впутан в войну. Учитывая повреждения пытавшихся атаковать ведьму пожирателей, у Антонина просто не оставалось сомнений, что эта волшебница - его тётушка Альберта. - Она пострадала? Даже за маской было не скрыть расширенных от удивления глаз. - Ч-что? Подойдя к запыхавшемуся вплотную, Долохов свободной рукой притянул пожирателя за перевязь мантии и произнёс более отчетливо и громко: - Я спросил, она - в порядке? От страха мальчишка, скрывавшийся за маской, почти начал заикаться. - Если только п-поверхностные п-повреждения. Парочка заклинаний в неё точно успело п-прилететь. Ноздри Долохова раздулись. - Где она? -П-пятый этаж, я могу показать. Там сейчас другие, не атакуют, ждут пока вы п-подниметесь.

     Отшвырнув от себя пожирателя, и сдерживаясь, чтобы прям сейчас не уронить на него кусок потолка, Долохов подошел к дыре в стене в посохом призвал в небо Черную метку. Лорд должен был знать, что его план идёт как задумано. Хотя для самого Антонина до сих пор оставалось загадкой, почему захватом такой важной цели, как Мунго, занимаются по большей части новички. В голову начали закрадываться подозрения, что основной костяк пожирателей во главе с Тёмным Лордом заняты чем-то более важным. Потерев ноющую после удара грудь, Антонин стремительно направился на пятый этаж, надеясь, что она не пострадала.

        Даже не запыхавшись, защищаясь посохом от огня, Долохов тяжёлым шагом пошёл к кучке пожирателей смерти, окруживших дверь. - Займитесь остальными. Тут я сам. - коротко бросил русский маг, и уверенно подступил к двери. Остальные только рады были заняться чем угодно, кроме как укрощать психованную колдунью, которая до этого буквально выпотрошила двоих из них. Антонину же это было только на руку. Постучав навершием посоха в стену, рядом с дверным косяком, русский маг довольно отчетливо попросил: - Альберта, открой. Это я. Клянусь, тебя больше никто не тронет. Ты не ранена?

[icon]http://s8.uploads.ru/cAB83.png[/icon][nick]Antonin Dolohov[/nick][status]тот кошмарный русский[/status][sign]http://s7.uploads.ru/IOASx.gif[/sign]

+1

4

Альберта не была бы Альбертой, если бы продолжала стоять посреди коридора, заваленного то ли чьими-то останками, то ли обломками стульев и столов. Она никогда не оправдывала насилие, хотя бы потому что подверглась ему и не желала никому подобного зла. Однако, порой, без агрессивного поведения обойтись было невозможно, и с этими мыслями она продолжала оправдывать жизнь Антонина. Многие, конечно, могли закрывать или даже закатывать глаза, но Альберта искренне считала, что магглы – слишком злы и морально не устойчивы для их мира. Они открывали свои рты, извергая проклятия и даже не зная, как много значат слова. Они жили рядом с магическим миром и были настолько недалеки, что не обращали внимание на все знаки. Каково это быть такими глупыми и одновременно пропитанными ненавистью? Наверное, прекрасно, учитывая, что шрамы с Долоховой останутся с ней до конца ее жизни из принципа. Как напоминание о том, что невежество страшнее злобы. 

Сама Альберта разделяла взгляды Темного Лорда лишь частично. Если честно, само прозвище или титул, - как хотите, - она считала чересчур театральным, что не придавало страха, скорее заставляло задуматься, сколько волшебнику лет. Слепо идти за юнцом – глупость, доверить себя и свою семью мудрецу – хорошее решение. Она бы, может, и стала открыто помогать Антонину, но не сделала это по нескольким причинам. Одна из которых – принцип. Долохова не доверяла тому, во что не могла поверить, а закрывать глаза на какие-то несогласованности было уже не в ее привычках.
Поэтому, когда женщина оказалась откинута к стене, в руке материализовался посох. Альберта редко им пользовалась – не было нужны, и работать руками ей было приятнее и удобнее. Была какая-то эстетика в шрамах на ладонях. Но несмотря на редкие практики, Долохова когда-то была Ярвен, что проскальзывало не только в ее характере, но и – уровне магии. Конечно, надеяться на наследство – амбициозно, нужно работать и практиковаться, чтобы добиться настоящих успехов. Альберта редко прибегала к боевой магии, но это не помешало ей откинуть от себя нескольких мужчин в плащах.

Женщина не смотрела по сторонам, просто забежала на лестницу. Семьдесят лет – не приговор, к тому же, хорошее питание и уход за собой помогали омолодить не только внешний, но и внутренний мир. Долохова не жаловалась на суставы, перескакивая между ступеньками и неся перед собой посох, которые здорово отличал ее от присутствующих волшебников. Если бы кто-то в суматохе обратил внимание на эту особенность, наверное, все-таки сначала задумался, прежде чем вступать в неравный или по крайней мере в не обговоренный бой.
Альберта откинула от себя еще пару человек, особо не разбирая, были ли те пожирателями смерти или еще кем-то. Ее шкура была важнее психического здоровья остальных.
Тогда же она увидела открытую дверь в какой-то из кабинетов. Судя по всему, Долохова добралась до пятого этажа, на котором было значительно тише, что должно было одновременно и насторожить, и помочь выдохнуть. Женщина закрылась изнутри, баррикадируя дверь и подходя к окну. Выход был только один – трансгрессия, но наверняка та была уже ограничена, иначе последователи провозглашенного Лорда настоящие глупцы. Она не стала тратить время на проверку, лишь начертила руну, подсказывающую ей, что догадки правдивы.

Выглянув из окна, Альберта попыталась представить, справится ли она с прыжком. В принципе, она прекрасно понимала свои шансы: легче было дождаться Антонина и отчитать его. Хотя, строго говоря, отчитывать-то было не за что. Она сама приехала в Мунго не по расписанию, а по личной просьбе.
Знакомый голос за дверью заставил женщину остановиться и метнуть взгляд в сторону выхода.
Только сейчас Долохова осознала в каком состоянии находилась. Руки дрожали, даже тряслись, волосы все взъерошены, порванная юбка платья и невероятно бледная кожа. Она даже не заметила, как впала в панику. Единственной мыслью было сбежать, и Альберта с трудом могла вспомнить, как оказалась наверху и как забаррикадировалась. Что произошло с теми, кто оказался на ее пути, сказать было еще сложнее.

Антонину пришлось еще несколько раз повторить сказанное, пока женщина пыталась прийти в себя. Она впала в панику, боясь, что повторяется кошмар прошлого. Сама того не осознавая, женщина бежала к выходу, действительно готовая броситься из окна лишь бы обезопасить себя от очередной атаки со стороны незнакомцев. Все это жутко напоминало события на острове, а Альберта не смогла успокоить дрожь даже, когда открыла дверь.
В дверном проеме стоял Антонин.
Его лицо было скрыто маской, но она была уверена, что голос принадлежал племяннику. Одежда оказалась помятой, кое-где откровенно грязной и испорченной – значит, происходившее и правда угрожало ее опасности?

Долохова выставила перед собой посох, не собираясь сдаваться первому встречному. Ее могли узнать, что обязательно бы связало с племянником. Подделать его голос – не сложное волшебство, даже маггл мог научиться имитировать. Вряд ли Альберта рассуждала логически, но паника, пожираемая изнутри, не отступала.
- Кто ты такой? – бросила она. Ее взгляд походил на умалишенный: зрачки расширенные, скачущие из одного угла в угол из-за страха упустить что-то важное. Она делала шаг назад, каждый раз, когда мужчина делал шаг навстречу.

Оказалась в ловушке.

- Если это действительно ты, то нас ждет серьезный разговор, - добавила Альберта, и Антонин бы понял по тону ее голоса, что она больше напугана, чем зла. Она даже не успела сообразить, что рана на боку и правда настоящая, ведь адреналин еще не отступил и боли не чувствовалось.
[nick]Alberta Dolohova[/nick][status]astarta[/status][icon]http://s2.uploads.ru/bVn7a.png[/icon][zvanie]<lz><a href="http://allgenerations.rusff.ru/viewtopic.php?id=1331#p160367">Альберта Долохова</a></lz>[/zvanie]

+1

5


     Жизнь нужно проживать с осознанием того, что любое сделанное действие имеет точку невозврата. Сказанное слово уже не вернуть назад. Разбитое сердце не склеить словами сожаления, даже если они максимально искренни. Нельзя просто так убить сторонников Темного Лорда, и после этого уйти. Её не должно было быть сегодня в Мунго, он знал расписание Альберты наизусть. Впрочем, как и расписание всех членов своей семьи. Это становилось важной необходимостью. Когда общество считает тебя сбежавшим из тюрьмы убийцей, твоей семье приходится делать вид, что они давно потеряли с тобой контакт. Но это сложно воплотить в жизнь, если ты то и дело будешь крутиться рядом. И хоть Долоховы и проживали в уединённом магическом поселении на полуострове, добрая половина его родственников имели знакомых и деловые интересы на территории Туманного Альбиона.

     С тётушкой у Долохова всегда были особенно теплые отношения. Испытывая к ней благодарность ещё с самого детства, когда они с дядей Родионом спрятали его и остальных детей в винный погреб бабушки и дедушки, с возрастом оно дополнилось нескончаемым уважением. А ещё было понимание. Понимание, почему он так рвался на военную службу, буквально с первых годов обучения в Дурмстранге. Он бы никогда не привел её на сторону Лорда по собственной воле. И далеко не потому, что считал Долохову слабой колдуньей или что она не оправдает ожиданий повелителя. Альберта была бы более чем ценным сторонником и пожирателем смерти, но Антонин не желал втягивать тётушку в очередную войну. Она сослужила своей родине более чем достойную службу во время первой магической войны с Гриндевальдом. И теперь заслуживала покой в окружении семьи, любимого мужа и экспериментам с медицинскими эликсирами, к которым бывшая Ярвен питала большую слабость. Но что ему делать сейчас? Если он отпустит её - после расправы над двумя молодыми пожирателями - это не останется незамеченным. И будет иметь большие последствия для самого Долохова. 

     Антонин испытал легкое чувство недоумения, когда Альберта направила на него посох. Да, это было более чем оправданно в данной ситуации, но легкое чувство обиды уже успела холодком скользнуть по сердцу. - Кто ты такой? Долохов снял маску с лица, и устало спрятал её во внутреннем кармане мантии. - Твой племянник, которого ты сорок один год назад спасла от маглов. Голос пожирателя был пронизан беспокойством, но ещё в нем прослеживались и нотки усталости. Лицо Антонина было угрюмым, впалые щеки и темные мешки под глазами делали его лицо старее обычного. На свои почти пятьдесят, конечно, пожиратель ещё не походил, но и обычные "чуть старше тридцати" язык бы не повернулся приписать.

     - Нам действительно придется о многом поговорить... И как можно быстрее. - кинув обеспокоенный взгляд на дверь, Антонин заблокировал её защитным заклинанием, и на всякий случай добавил руну против подслушивания. Удостоверившись, что их никто не потревожит, Долохов подошел к тетушке и слегка наклонился, чтобы ёё обнять. Это было так странно, когда-то он смотрел на неё снизу вверх, а теперь Альберта едва доставала макушкой до его груди. Одной из ладоней стало подозрительно влажно. Встревоженно оторвав руку от бока Долоховой, Антонин обнаружил на ней кровь. - Ты ранена! Нужно осмотреть, немедленно! Святая Нерида, тётушка, почему ты вообще сегодня тут? Ты должна была быть дома, в безопасности. - сокрушенно выдохнул русский маг, после чего помог Альберте добраться до более менее уцелевшего медицинского стола. Заклинанием очистив поверхность, Антонин велел Долоховой не шевелится, после чего, не разрезая платья, пожиратель наложил обезболивающие и обеззараживающие чары, после чего заставил края раны медленно срастаться. - Повезло, что не такое серьезное. Мне таких по несколько штук в неделю приходится штопать, рука набита.

[icon]http://s8.uploads.ru/cAB83.png[/icon][nick]Antonin Dolohov[/nick][status]тот кошмарный русский[/status][sign]http://s7.uploads.ru/IOASx.gif[/sign]

+1

6

Альберта была бы не Альбертой если бы доверилась первому, кто показался ей мало-мальски знакомым. Она прекрасно знала и помнила о доверии, которым нужно одаривать только тех, к кому сквозило уважение. Это походило иногда на своего рода игру: кто-то пытался разгадать планы или хотя бы намерения Долоховой, когда она, забавляясь процессом, только сильнее запутывала невоспитанных или недостаточно ответственных собеседников. Альберта считала себя достаточно взрослой и мудрой, чтобы определять человеческий характер и типаж по нескольким фразам диалога. Может, всему виной была эмпатия, которая, хочешь или нет, развивается с годами. Тем более после того, что некогда Ярвен пришлось пережить.

Поэтому когда пожиратель смерти снял маску, она не показала сожаления или удивления: племянник выглядел таким же, каким она его помнила. Уставшим, измотанным, немного постаревшим, но тем не менее до ужаса похожим на своих родителей. Вряд ли это было недостатком, скорее – хорошей чертой рода Долоховых. Спутать их с другими русскими или румынскими магами было сложно, и в Дурмстранге всегда знали, стоит ли отправлять письма родителям совами. Ведь от школы до полуострова лететь было приличное состояние.
- Твой племянник, которого ты сорок один год назад спасла от маглов.
Антонин часто вспоминал этот случай, Альберта, в принципе, была не против, ведь носила же шрамы, как напоминание. Правда говорить о тех временах не любила, лишь усмехнулась в ответ, мол, поняла, о чем идет речь.
Сколько бы времени ни прошло, она все так же чувствует себя униженной и обиженной то ли на весь мир, то ли на конкретных отпрысков, семьи которых уже давно сгнили в канавах или опавших мокрых листьях.
- Считаешь каждый день? И то верно, - заметила Альберта, пытаясь не изменять себе. Правда дыхание было тяжелое, да и страх, до этого двигавший ее вперед, сейчас оказался слишком тяжелым грузом на плечах. Женщина покачнулась, но выстояла на своих двоих, лишь сильнее оперевшись о посох.

У Альберты было достаточно опыта. Она знала, когда остановиться, а когда продолжить что бы она ни делала. Родион постоянно об этом говорил, то ли восхищаясь, то ли насмехаясь. Долохова, конечно, знала, что муж в ее способностях ничего плохого или смешного не видел, поэтому продолжала прислушиваться к своей интуиции и если это требуется, то брала выходной от варки зелий без каких-либо объяснений.
Сейчас же женщина понимала: ей нужно передохнуть, восстановить силы и только потом думать о том, как вернуться домой. Им определенно нужно придумать правдоподобное объяснение для Родиона и Борислава, иначе Антонину придется срочно возвращаться на полуостров.

- Ты ранена! Нужно осмотреть, немедленно! Святая Нерида, тётушка, почему ты вообще сегодня тут? Ты должна была быть дома, в безопасности.
Альберта укоризненно посмотрела на племянника, который тут же принялся обрабатывать ее рану. Его винить, конечно, можно было во многих вещах, но явно не в пропущенной атаке. Скорее ей просто было досадно, что не заметила сразу. Наверное, слишком спешила сбежать из коридоров, не обращая внимания на остальное.
- Нужно было доставить заказ, да и с тобой хотела увидеться. Когда еще, если не на Хэллоуин? – Долохова, конечно, слукавила. Можно было увидеться в любой другой день, но кто же знал, что именно сегодня произойдет это нападение, которое, строго говоря, непонятно зачем было совершенно. Альберта уточнила бы, в чем смысл этого захвата, но вмешиваться в дела племянника не любила. Меньше знаешь – крепче спишь. В случае с немного сумасшедшим и тем не менее опасным Темном Лордом: меньше знаешь – дольше живешь.
- Спасибо, - поблагодарила она Антонина, приобняв наконец его. – А еще кто-то говорит, что ты занимаешься ерундой. Смотри, как поднаторел в лечебной магии, - Альберта привыкла поощрять родственников, если было за что. Да и чувство юмора у нее было хорошее, слегка приправленное сарказмом, но мало, кто жаловался вслух.

- Единственное, за что теперь переживаю: вряд ли мне оплатят эту партию зелий, - сокрушилась женщина, разминая спину и наконец переводя дыхание. Находиться одной в западне оказалось сложнее, чем она могла бы представить. Антонин рядом, пусть и выглядел уставшим, но всяко смог бы ее защитить. Не то чтобы это было необходимо, ведь Долохова в состоянии постоять за себя. Но Альберта по веской причине отошла от всякой конфронтации и лишила себя практики боевой магии. И причина крылась в дрожи пальцев и быстром сердцебиении.

- Понимаю, что нет смысла спрашивать, зачем все это, - заметила она, посмотрев на племянника. – Теперь нам нужно решить, как вывести меня из здания, чтобы не пришлось встречаться с твоим… коллегой, - называть Темного Лорда «хозяином» Альберта, как и остальные Долоховы, отказывалась.
- Я не предупредила Родиона, что задержусь. Как понимаешь, если не поторопимся, то проблем не избежать не только мне, но и тебе, - она любила мужа, уважала и ценила. И если бы он оказался в подобной ситуации, сама бы примчалась в Лондон в весьма недружелюбном расположении духа. Что уж ждать от него – Альберта понятия не имела. Единственное, в чем можно было быть уверенной, подобная встреча обернется неприятным разговором не только для нее, но и для Антонина.

- Как ты себя чувствуешь? – вдруг спросила она, все-таки не в силах игнорировать откровенно измотанный внешний вид племянника.
[nick]Alberta Dolohova[/nick][status]astarta[/status][icon]http://s2.uploads.ru/bVn7a.png[/icon][zvanie]<lz><a href="http://allgenerations.rusff.ru/viewtopic.php?id=1331#p160367">Альберта Долохова</a></lz>[/zvanie]

+1

7


     Лопатки пожирателя окаменели, когда тётушка упомянула цели прибытия. Руки его замерли на пару секунд, но мужчина быстро взял себя в руки и продолжил обрабатывать рану. Чем более активными становились наступательные действия Тёмного Лорда, тем реже Антонину удавалось проводить время на родной земле. Он знал, что они все скучали. Даже отец, который никогда бы не произнёс этого вслух. Такими уж были все Долоховы. Primum familiae. Муки совести порой были просто невыносимы, но Антонин знал, ради чего встает каждый день. Ради светлого будущего для его семьи и продолжателей их древнего рода, уходившими корнями ко временем правления Ивана Грозного. Чтобы не было необходимости жить в под защитным магическим куполом, который доставлял столько неудобств при возвращении домой. Чтобы не нужно было прятать дар, полученный по крови.

     - А еще кто-то говорит, что ты занимаешься ерундой. Смотри, как поднаторел в лечебной магии. Пожиратель печально улыбнулся, опуская посох и помогая тётушке спустится со стола. Однако следующая же фраза тётушки не оставила от улыбки и следа. Он не понимал, храбрилась ли сейчас Альберта, или правда думала, что племянник сможет просто так взять и вывести её из захваченного Мунго и проводить до дома. И подобное отношение к ситуации заставляло бывалого пожирателя слегка занервничать. -Ох, тётушка, если бы всё было так просто... - Поверь, это сейчас последнее, что должно тебя волновать. Что верно, то верно. Их потомки бережно обходились с семейным наследством, стараясь по возможности его приумножить. Финансовых трудностей их семья не испытывала, по крайней мере, последние лет четыреста точно.

     - Понимаю, что нет смысла спрашивать, зачем все это. Теперь нам нужно решить, как вывести меня из здания, чтобы не пришлось встречаться с твоим… коллегой. - Боюсь, ты уже встретилась с парочкой моих коллег, двое из которых теперь не подлежат восстановлению. Упоминание дяди Родиона только ещё больше накручивало Долохова на пессимистичный лад. Родя, как его иногда называли старшие братья, был магом максимально спокойного нрава. Его было не втянуть куда-либо против собственной воли, а уж вывести из себя и подавно. Его, флегматичного и спокойного, можно было вывести из тебя только подвергнув опасности его любимую жену.

      - Как ты себя чувствуешь? Антонин раздраженно тряхнул головой и начал мерять шагами небольшое пространство кабинета, в котором сейчас были вынуждено забаррикадированны. Оставаться на месте было выше его сил. Антонину нужно было совершать хоть какое-то действие, чтобы сохранять спокойным собственный разум. - Это тоже сейчас далеко не то, что должно тебя волновать, тётушка. Ты действительно не понимаешь, что происходит? - пару шагов в молчании - достает сигарету и прикуривает. - Он перешел в наступление. Мунго взят, тётушка. Мы больше не скрываемся. В данный момент Яксли вербует колдомедиков, убеждая их принять единственно верную сторону.

     Шаг. Шаг. Шаг. Короткая затяжка. Шаг. Шаг. Выдыхает табачным дым единой едкой струей. Молчание повисает, позволяя Альберте обдумать сказанное, а Антонину решиться сказать то, что он и так прекрасно понимает. Что если даже каким-то чудом Долохов сможет её вывести из захваченного госпиталя, то Альберта может передавать семье, что традиционно сжигать на погребальном костре будет просто некого. Ибо его труп они вряд-ли когда-нибудь смогут отыскать. Можно было бы утаить. Просто вывести тётушку и сопроводить до места, где блокировка телепортации уже не будет работать. И пообещать вернуться, как только будет возможность. Вот только было одно но. Его родственники были далеко не глупы, и ждать стали бы не долго. - Темный Лорд в ближайшее время будет тут. Я лично выставлял защиту: её нельзя незаметно прорезать и выпустить кого-то, только сокрушить полностью. Этого не сделать незаметно. Я не хочу врать тебе, вариантов действия у нас не то, чтобы много.
     

[icon]http://s8.uploads.ru/cAB83.png[/icon][nick]Antonin Dolohov[/nick][status]тот кошмарный русский[/status][sign]http://s7.uploads.ru/IOASx.gif[/sign]

+1

8

[indent] Альберте семьдесят два, но чувствует она себя на хваленные двадцать. Она смотрит на Антонина, который из-за войны постарел, устал и, кажется, огрубел, но не может и слова сказать против. Наверное, потому что не имеет права, наверное, не для этого рискует собой, приезжая в Англию, чтобы доставить зелья для одного из целителей. Ведь, честно говоря, они могли бы сами забрать их: выслать сову, потребовать гонца, попросить кого-то из стажеров, но Долохова настаивает на визите, несколько раз повторяет, что должна это сделать сама. Себе она не признается, но причина кроется на поверхности - она устала скрываться, врать себе, смотреть в глаза тех, кому обещает. Ей хочется жить, а не доживать, знать, а не подслушивать, принимать решения, а не следовать за чужими. Неужели это так много?

[indent] — Мне не хватает еще тебя, чтобы ты говорил, что меня должно волновать, а что - нет, — ведет себя, как подросток, которому хочется самовыражения, а сама же улыбается, потому что по-другому общаться уже разучилась. Окруженная водой, людьми, едва ли по которым успевает соскучиться, Альберта уже выработала тот самый сарказм, который сочится из каждого слова, обволакивает собою похвалу и замечания, тем самым отгораживая истинные эмоции от остальных. Долохова наверняка бы стала хорошей пожирательницей смерти, если бы не боялась огня, не уважала мужа и не ценила то, что им удалось построить.
// ты моих демонов знаешь по именам
И НЕ ОСТАЛОСЬ НИЧЕГО, ЧТО ТЫ ВО МНЕ НЕ УЗНАЛ
https://i.imgur.com/Mtv3ets.gif

[indent] Она видит, что он курит, и ее это не радует. Откуда взял табак, зачем, это же так [по-маггловски] дешево. Подходит в два шага, сигарету из его пальцев выдирает, бросает на пол и не упускает его взгляда:
— Тебе, может, уже давно за двадцать, но я не потерплю такого поведения в моем присутствии, — вот выпить или с девушкой обняться — это пожалуйста, но не плебейское дымление и медленное отравление легких. Альберта и сама может быть не отказалась от трубки, но не в присутствии племянника и не посреди разворачивающегося нападения.
— Твой хозяин не учится на ошибках предыдущих великих реформаторов, — подмечает между делом, потому что знает, что агрессия всегда встретится агрессией, и если бы ей дали шанс доказать, что магглорожденные волшебники - это грязь и только, то она бы сделала это по-другому. Наверняка бы более аккуратно, без попыток доказать свою власть, потому что Долохова знает, как на это реагируют слабые и как этому противятся сильные противники. Чтобы собрать вокруг себя почитателей, нужно приложить немало смекалки и целеустремленности, чем руководствуется Волдеморт для Альберты остается загадкой и не то чтобы она хотела ее разгадать.

[indent] Антонин говорит, что нет возможности сбежать, и она даже задирается: а, что, если. Мысль, конечно, неприятным холодом пробегается по спине, и женщина старается взять себя в руки, но озорной огонь во взгляде все-таки становится заметным. Она смотрит на племянника, изучает его выражение лица - стыдно ли ему, горестно или страшно? Касается ладонью его щеки, словно успокаивая:
— Все будет хорошо, — потому что знает, что будет. — Даже если твой хозяин меня и увидит, то что? Убьет? Да я тебя умоляю, ты же тогда лишишь жизни половины его приспешников. Ему это невыгодно, — Долохова не глупа, она подмечает то, что важно, обходит острые углы и знает, когда нужно остановиться. Если Волдеморт все-таки появится в больнице, то что от него ждать и, главное, зачем? Альберта догадывается, что убивать ее - глупая затея, пытать, брать в плен? Зачем? Она не представляет из себя ни важного человека, ни искусного дуэлянта. Единственное, что может предложить - это родство с Антонином, но он ведь и так достаточно предан своему Лорду, так что в качестве рычага давления Альберта тоже не сможет выступить.
— Давай я просто здесь пережду, ты меня закроешь, я посижу, посплю может быть, а как все закончится аппарирую домой? — предлагает, потому что не видит другого выхода, а племянник, кажется, других и не предлагает.
— У меня есть порт-ключ, если что, им воспользуюсь, - бьет себя по карману платья, где лежит зачарованная заколка, при касании к которой Альберта тут же окажется закинута в вихрь трансгрессии. Наверное, столкновение с магглами в свое время убило в ней ту самую черту, которая должна отвечать за выживание, поэтому теперь смотрит на Антонина она совершенно спокойно. Самое страшное, что могло случиться, уже случилось, и вряд ли существует в этом гнусном мире еще что-то, способное ее вскричать то ли от ужаса, то ли от боли.
— Все будет хорошо, — повторяет, приободряя и предлагая племяннику вернуться к своей «работе».
[nick]Alberta Dolohova[/nick][status]astarta[/status][icon]http://s2.uploads.ru/bVn7a.png[/icon][zvanie]<lz><a href="ссылка">Альберта Долохова</a></lz>[/zvanie]

+1

9


     — Мне не хватает еще тебя, чтобы ты говорил, что меня должно волновать, а что - нет. Антонин невесело усмехнулся. Да уж, ещё не появился на этом свете человек, заставивший бы тётушку себя слушаться. Альберта всегда сама знала, что для неё лучше, а советчики могли засунуть своё мнения в недра собственных ж ягодиц, и не булькать. И с чего он только решил, что в этот раз будет иначе? - Прости, я перешел черту... Я просто не хочу, чтобы с тобой что-нибудь случилось, ты же знаешь, тётушка. Он уже давно возвышался над Долоховой на полторы головы, и был раза в два шире в плечах, но какой в этом толк, если отчитывала она его не меньше, чем несколько десятилетий назад. Ведь для неё он всегда был и останется маленьким племянником, а не взрослым состоявшимся мужчиной. — Тебе, может, уже давно за двадцать, но я не потерплю такого поведения в моем присутствии. Взгляд пожирателя становится почти жалобным. - Тётушка... - начал было он, но, прожигаемый взглядом карих глаз, покорно умолк.

     — Твой хозяин не учится на ошибках предыдущих великих реформаторов. Антонин не согласен с ней, но спорить ему не хочется. Он так соскучился по ней, да и по дому вообще, и было бы так глупо сейчас пускаться в дебаты на тему Темного Лорда. Долохов лишь коротко заметил: - Ты бы так не говорила, если бы знала его лично. Он... Он великий маг, и он приведет нас к лучшей жизни. Я уверен в этом. Ты знаешь, я все это время старался не вовлекать членов семьи в очередную кровопролитную войну, их на роду и так уже было больше, чем нужно. Но он бы тебе даже понравился, я почти уверен в этом. Он не такой, как остальные. За другим я бы и не пошел.

     На замечание Альберты о том, что он смог бы перебить половину сторонников Темного Лорда, Антонин коротко засмеялся. Вполне возможно, что так бы оно и было. Некоторые из сторонников его господина вообще не вызывали в нём ни уважения, ни доверия. Но смог бы он так же легко и хладнокровно расправится с Алтеей? А с Яксли? В этом Антонин совсем не был уверен, и был бы более чем счастлив, если и не пришлось проверять. -Мне более чем лестно, что ты так считаешь. Но далеко не на всех из них мне плевать. Некоторые, за столь долгое время, стали для меня почти семьей. Рука сама собой потянулась к сигаретам, но мужчина вовремя осекся. Долохова и так уже достаточно его отчитала, и добавки ему не хотелось.

     — Давай я просто здесь пережду, ты меня закроешь, я посижу, посплю может быть, а как все закончится аппарирую домой? У меня есть порт-ключ, если что, им воспользуюсь. Антонин коротко покачал головой, и объяснил: - Не сработает. У многих здешних работников тоже имеются подобные артефакты, и я был бы очень глупым пожирателем смерти, если бы не предусмотрел подобный вариант бегства или проникновения. Как только ты попытаешься им воспользоваться, тебя просто расщепит. То же будет, если воспользоваться каминами. Единственный возможный проход находится на первом этаже. Нужно произнести заклинание и пройти спиной через определенный участок стены. Только покинув территорию Мунго можно без опасений воспользоваться твоим ключом.

     Собственная беспомощность вызывала у Антонина омерзение. Он честно пытался придумать возможный пусть отступления, но ничего приемлемого в голову не приходило. Единственный рабочий вариант, который ему пришел в голову - наложить на Альберту морок, изменив внешность на одного из пожирателей. Но эти заклинания были слишком ненадежны, по-этому Долохов отмел и этот вариант. - Попасться в собственную ловушку, как же глупо... Ему и в голову не могло придти, что ему придется тайно выводить кого-то из Мунго. Иначе бы он обязательно оставил лазейку.

     — Все будет хорошо. Мягкая улыбка появляется на лице пожирателя смерти. Поддавшись душевному порыву, он сгребает хрупкую тётушку в обьятья, положив подбородок на её макушку. - Я знаю, я позабочусь об этом. Решение было слишком очевидно. Он просто не сможет оставить её тут одну, и надеяться, что никто её тут не найдет. Он был не так глуп. - Я останусь тут, с тобой. И убью любого, кто попытается причинить тебе вред. От волос Альберты пахло травами и домом. - Если будет возможность, я выведу тебя после боя до прибытия Лорда. Скажу честно - я почти не верю, что такая возможность у нас будет. Если же Лорд уже тут, боюсь, тебе всё же придется с ним встретиться. Но клянусь тебе - я не позволю кому бы то ни было, даже Лорду, принуждать тебя к чему-то.
     

[icon]http://s8.uploads.ru/cAB83.png[/icon][nick]Antonin Dolohov[/nick][status]тот кошмарный русский[/status][sign]http://s7.uploads.ru/IOASx.gif[/sign]

+1


Вы здесь » | Three Generations: I would rather die | » Маховик времени » You'll never know until you try it [1981, November]