Danger hides in beauty and beauty in danger © [1981, November]
» Leonard Ross — 16/11/2018

When it rains, it pours, right? [1981, November]
» Bjorn M. Karhy — 18/11/2018

What brings you all here? [1981, November]
» Elaine Aria — 18/11/2018

Ashes to ashes dust to dust [1981, November]
» Rabastan Lestrange — 20/11/2018

Give up! [1981, November]
» Elizabeth Aria — 20/11/2018

Audiatur et altera pars [1981, November]
» Albus Dumbledore — 20/11/2018

Order of the Phoenix; p.1 [1981, November]
» Albus Dumbledore — 20/11/2018

What goes around comes around [1981, November]
» Albus Dumbledore — 20/11/2018

Where there’s a will, there’s a way [1998, May]
» Lutobor Dolohov — 20/11/2018

The day when Mungo fell, p.2 [1981, November]
» Susan Bones — 20/11/2018

Different people - same issues © [1981, November]
» Astoria Greengrass — 24/11/2018

Seems the monster always wins © [1981, November]
» Frederic Aria — 24/11/2018

Death pays all debts © [1981, November]
» Troian Carter — 24/11/2018

Make or mar © [1981, November]
» Regulus S. Black — 25/11/2018

Time is all we have © [2023, October]
» Teddy Lupin — 25/11/2018

The day when Mungo fell, p.1 [1981, November]
» Grace Swan — 26/11/2018

Сourage in danger is half the battle © [1998, May]
» Susan Bones — 26/11/2018

Time heals all wounds © [1998, May]
» Tristan Carrow — 26/11/2018

Be my hero, mother © [1981, November]
» Regulus Black — 22/11/2018

Caution is the parent of safety © [2023, October]
»Aurora Sinistra — 27/11/2018

Ministry of Magic has no rights, p.1 [1981, November]
» Frederic Aria — 28/11/2018
Айрис Джейн. Новое имя, которое подарило ей новую жизнь. Она не любила это имя, как не любила и свое. Ей хотелось быть никем, безликим существом, которое бы просто было, а не жило. Ей не нравилось, что на нее смотрели, узнавая, но намеренно произносили неправильное имя. Она видела отблеск грусти в глазах учителей, но они упорно, с нажимом произносили "мисс Джейн".
1093 0824
1392 0915
ссылки
ссылки
игровое время:
2023/17/10: вторник
1998/8/05: пятница
1981/2/11: понедельник

| Three Generations: I would rather die |

Объявление


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » | Three Generations: I would rather die | » Хроники Хогвартса » Where there’s a will, there’s a way [1998, May]


Where there’s a will, there’s a way [1998, May]

Сообщений 1 страница 20 из 30

1

http://s03.radikal.ru/i176/1607/f1/d8511c070fc2.gif
http://s017.radikal.ru/i401/1607/b0/16dd80ff71ba.gif

Время и дата:
2 мая 1998 года;

Место:
Хогвартс;

Участники:
Teddy Lupin, Nymphadora Lupin, Remus J. Lupin, [Lutobor Dolohov], [Damian Dolohov], Antonin Dolohov, Norah Drake;
Описание:
Попав в прошлое и подтолкнув Гарри к спасению Джеймса и Лили, Тедди уже не мог спокойно стоять в стороне. Он понимал, что это неправильно, но ничего не мог поделать. Ничего никому не сказав, он сумел настроить портал и отправился во 2-ое мая. На Битву за Хогвартс. Чтобы спасти своих родителей.

+2

2

Дополнительно: 25 лет, анимаг, просто неадекватный человек, а еще преподаватель Трансфигурации
Внешний вид: Потертые джинсы, рубашка в клеточку, кеды
Состояние: Встревожен, взволнован, в некотором смятении
С собой: Волшебная палочка

С самого начала это все казалось хорошей идеей - открыть порталы, спасти мир, людей. Потом что-то пошло не так.
Тедди вместе с Регом шагнули в портал и в итоге Люпин упал на Блэка. Потом они рассказали все Гарри и остальным. Мальчик-который-выжил-много-раз-и-никак-не-умер лихо поскакал спасать родителей, за ним ускакала Гермиона - то ли Гарри спасать, то ли все-таки убивать. Блэк не спешил, поэтому Тедди выбрал иной путь. Он точно знал, что младшие Поттеры разбежались по временам, как бешеные кенгуру, а за ними поцокала Доминик, поэтому переживать за них уже было поздно. Тедди понимал, что скорее всего они сглупили, открыв временные переходы, но не позволять же этому лысому и безносому безумцу менять мир под себя. Люпин утешал себя мыслью о том, что новое будущее станет лучше.
Тедди решил воспользоваться ситуацией. Он отправился в министерство магии. Регулус говорил, что только там можно было настроить порталы. У Люпина никогда не было проблем с тем, как проникнуть куда-то. Он всегда делал это с легкостью. Приняв более подходящий для этого случая облик, Тедди без труда пробрался в отдел тайн. Как и говорил Блэк, портал там появился. Провозившись с ним несколько минут и успев проклять бабушку Регулуса по отцовской линии (надо же было выставить кого-то виноватым?), Люпин наконец настроил портал на второе мая. Памятуя о прекрасных событиях минувших дней, о чудесных выходных с любимой женой, Тедди тяжко вздохнул, он искренне надеялся, что Вики в порядке. Если нет, то кто-то обязательно должен был ей помочь. Блэк обязан был! Неважно, что его там нет, но все равно он был обязан.
Пользуясь моментом, Люпин постарался не думать о жене и сосредоточился на портале. Надо было настроиться. Он не хотел звать на помощь или сообщать кому-то куда идет. Спонтанное решение превратилось в хорошо спланированное путешествие. План был прост: попасть во второе мая, найти родителей и спасти их. Почему он, Тедди, должен был расти сиротой? Пускай у него был потрясающий крестный, любимая бабушка, куча друзей и почти родственников, но он хотел иметь родителей. Ему нужна была мама, а не бабушка. Ему необходим был отец, а не крестный. Это же круто, когда твоя мама задорная аврор, а отец - Мародер-оборотень! Кто не мечтает о таких родителях? Его всю жизнь за глаза сравнивали с Гарри Поттером: у обоих матери сильные волшебницы и наградили сыновей чем-то своим - от Лили Гарри получил ярко-зеленые глаза, а от Доры - Тедди досталась способность менять внешность; отцы обоих были Мародерами. Обе пары погибли рано, оставив своих сыновей сиротами. Разве это справедливо?
Тедди насупился. Ему всегда удавалось весело и беззаботно отшутиться от сравнений и всех этих разговоров, но они так раздражали иногда... Верно говорила бабуля Дро - "Знающие люди знают и понимают, а глупцы - улыбаются". В детстве Тедди не очень понимал о чем она, но потом... Потом он тоже не понимал, пока не спросил напрямую. Андромеда не поскупилась на ответ и они часа три обсуждали каких-то идиотов. Бабуля говорила туманно, но он понял, что в основном она имела в виду большинство своих родственников.
С грехом пополам Тедди настроился. Он понимал, что времени у него мало. Он попадет в нужное ему время, а уже оттуда не факт, что вернется. Но ведь главное - спасти родителей!
За спиной послышались шаги. Наверное кто-то решил проверить Отдел Тайн. Не отвлекаясь на это, Люпин покрепче сжал палочку и шагнул в арку. Прохождение больше походило на ныряние в вязкое нечто. Тедди открыл глаза и его немного передернуло. Так как в этот день порталов не было, он снова оказался в Министерстве. Это какой-то заговор Министерств всех времен!
Люпин со всех ног бросился к выходу. Отсюда телепортировать нельзя, значит надо забраться повыше. Чтобы не отвлекаться на разговоры и не отвечать на глупые вопросы, Тедди перекинулся. Грейхаунд понесся вверх по лестницам гораздо быстрее, чем это сделал бы двуногий. Люди возмущались, посылали вслед какие-то заклинания, кричали ловить пса, но Тедди было не остановить. Он вырвался наружу, перекинулся и прежде чем толпа с виллами выскочила следом, трансгрессировал на станцию. Снова пришлось прибегнуть к помощи второй ипостаси. Он миновал Хогсмид, слыша и видя страшное на своем пути. Значит Пожиратели и Лорд были уже здесь. Главное - не опоздать. Тедди помчался в сторону самого Хогвартса, уже на поляне зачем-то изменив внешность. Но перед ним выскочили какие-то странные люди. С палочками. Тедди достал свою.
- Ребятки, у меня очень мало времени, честное слово. Но если вы подождите меня в кустах часик, я вернусь и может быть даже подарю вам парочку фатальных улыбок, - Люпин взмахнул артефактом. Посыпались заклинания. Не было же на это времени! Как они не понимали! Где-то там бегает Поттер, в поисках крестражей, где-то кто-то умирает... Тедди осмотрелся по сторонам. Рядом были только деревья. - Черт, я же бог трансфигурации! - внезапно воскликнул он, наводя палочку на стволы сосен. Те помедлили, но ожили и Пожиратели были великодушно пойманы. - Простите за грубость, они не умеют быть нежными. Но у вас есть время их научить! - убегая крикнул Тедди и направился прямиком в школу.

Отредактировано Teddy Lupin (2017-02-17 18:57:34)

+8

3

Дополнительно: 25 лет, молодая мама.
Внешний вид: розово-фиолетовые волосы, прическа - растрепанный боб; темно-красный плащ, черные джинсы, местами рваные, запачкавшиеся тёмные кроссовки.
Состояние: встревожена, напряжена, беспокойна.
С собой: палочка.

Слушать в свой адрес слова об отсутствии в голове думательного аппарата, наличия слишком большого шила и постоянных ссыланий к будущему маленького Тедди было так же невыносимо, как сидеть в четырёх стенах и знать, что Рэмусу, как и всем остальным, угрожает смертельная опасность. Ходить и думать об этом было так же не выносимо, как Андромеде думать о том, что её дочь может сбежать туда и погибнуть вместе с супругом. Но желание Доры попасть в Хогвартс было сильнее, чем желание Дромеды оставить дома мать своего внука. Иначе, почему Люпин удалось прорваться за порог дома? Ожидать, что эта особа будет сидеть дома и мирно ждать известий от судьбы, можно было с тем же успехом, что ожидать закат утром. С нулевым.
И Рэмус тоже знал это.
Маме пообещала вернуться, Тедди поцеловала в лоб и ушла. Дора поспешила уйти, потому что не смогла больше смотреть на беспокойство в глазах матери. У самой сердце разрывалось...
А сможет ли вернуться? Сама была не уверена. Но, если что… Дора мотнула головой, прогоняя мрачные и ненужные мысли. Нельзя о таком думать. Сердце сжалось ещё сильнее.
Она уже представляла то, что будет ворчать Рэмус, когда увидит её, но разве это что-то изменит? Домой он её уже не отправит, а вот лишний человек в защите замка точно не помешает. Сколько человек будет с их стороны? А сколько стоят по ту стену замка? Напряжение росло с каждой секундой, Нимфадора надеялась, что не опоздает. Ко всем. К нему. Помочь ему, помочь всем.
Девушка трансгрессировала в Хогсмид. Ближе, увы, никак. Дальше – забег до стен Хогвартса. Удивительно, но раньше она очень любила эту дорогу. Накатили воспоминания: как они бегали здесь, кидаясь снежками друг в друга, как устраивали забеги, проверяя скорость, как играли в… Не важно, сейчас эта дорога не вызывала столько радости. Бег приятен, когда резвишься. А не когда у тебя на счёту каждая секунда.
«Интересно, ловцы на чемпионатах мира чувствуют себя так же?»
Ноги подкашивало, в боку кололо, дыхание сбилось и не собиралось восстанавливаться в ближайшее время. Перед глазами замелькали знакомые и не очень лица. Давящая атмосфера, мрачные и страшные стены, беспокойства на лицах детей, крики…
Дора побежала в случайном направлении, иногда спрашивая у встречающихся людей о нахождении Люпина. Кто-то смог ответил, но аврор его даже не знала. Оно и неважно было. Тонкс направилась наврерх. Преодолеть оставалось немного.
Возможно, отсюда открылся бы сейчас красивый вид, если бы не вспышки, которые появлялись тут и там, и чёрная масса людей, стоящих за барьером. Как же, всё-таки, вовремя она пришла.
Рэмус стоял в компании Кингсли. И оба обернулись на её топот. Последний метры. Чуть притормозив, Дора кидается в объятия мужа.
Успела. Нашла.

Пожиратели прорвались в замок, а концу темных мантий, казалось, не было. И что самое ужасное, против этих преступников, убийц, сумасшедших, великанов, здесь, в стенах Школы стояли дети. И дети сражались за неё. Пожиратели кидались заклинаниями во все, что движется, где-то слышался чей-то гогот. Злой, противный, вызывающий желание вырвать горло смеющемуся голыми руками.
Очередное заклинание было выпущено в незнакомую фигуру. И этих фигур становилось все больше. Рэмуса Дора давно потеряла из виду, хотя знала, что он должен был быть где-то неподалёку. Разделились случайно, а теперь… О большем думать не было времени – слева летели две вспышки. Защитные чары, заклинание в ответ. Ещё минус один. На секунду мысли метнулись к Тедди, надеясь, что он сейчас хорошо спит, и снова возвратились в Хогвартс, выстреливая рядом заклинаний.
Нельзя отвлекаться.
Необходимо снова найти Люпина.
Ещё ряд заклинаний.
Желание благополучно пережить эту ночь и оказаться всей семьёй дома. Когда они там окажутся, Нимфадора устроит что-то незабываемое. Если они ещё там окажутся.
Ещё минус один.
Они там точно окажутся. А Дора точно устроит дома что-нибудь.
«Где же ты…»

Отредактировано Nymphadora Lupin (2017-02-08 17:32:40)

+6

4

Дополнительно: 38 лет, старый, больной оборотень, потрепанный жизнью и временем
Внешний вид: Потрепанный светлый костюм, шрамы на лице, усталый вид
Состояние: Взволнованное, хмурое и такое же потрепанное
С собой: Волшебная палочка


День не задался с самого утра. Тревога нарастала и оборотень не мог сидеть на одном месте. Он нервно мерил шагами комнату, дергался и переживал. Но ведь он не должен был, верно? Ничего страшного не могло случиться, все должно было быть хорошо. С этими мыслями Рэмус подошел к кроватке сына, тревожно разглядывая мирно посапывающего младенца. Он, как ребенок, радовался этому созданию, не смотря на все свои сомнения. Люпин очень переживал раньше, боялся осуждения в будущем. Ведь его поняли случайно, правда? Друзья тогда не отвернулись потому, что они все были безумными непоседами. Они были Мародерами.
Рэмус с горькой усмешкой отвернулся к окну и прикрыл глаза. Это было так больно и обидно. Выжил только он, оборотень, малодушный трус, который верил в виновность друга. Где все его друзья? В могиле. Смерть Поттеров была ужасным ударом, арест Сириуса - вишенкой на торте, как и смерть Питера. Смерть ли? Люпин все лето тогда корил себя за глупость и доверчивость. Как он мог поверить, что Блэк способен предать Поттеров? Оборотень отошел от сына и вернулся на кухню, обнимая чашку с остывшим чаем. Он уныло смотрел в одну точку, тоскуя по друзьям, которым не довелось порадоваться вместе с ним этому моменту. Люпин вспоминал молодость, все свои нелегкие и странные этапы в жизни и дивился, как он вообще сумел дожить до этого дня.


Он помчался в Хогвартс по первому зову. Неладное заподозрив, Люпин строго приказал жене оставаться дома с сыном. Она не должна была пострадать и идти следом за ним. Но ведь она не послушает, да? Это же Нимфадора... Рэмус тряхнул головой и поспешил через тайный ход, спрыгивая уже в знакомом месте и кивая тем, кого знал.
- Там внизу Пожиратели, - бросил кто-то сбоку. Люпин снова кивнул и поудобнее взял палочку.
- Профессор Люпин... - тихие голоса, перепуганные дети. Рэмус ласково улыбнулся им, касаясь ладонью их голов и успокаивая добрыми словами. Очень жаль, что он не сумел задержаться на этой должности дольше, чем на год. Ему так нравилось снова быть в Хогвартсе, прикасаться к этим стенам, поздними ночами, когда все спали, он не мог усидеть на месте и выходил в коридоры. Люпин касался картин, открывал ходы, проходил по ним, притрагиваясь к стенам. С болью он вспоминал, как они вчетвером носились по этим коридорам, запрыгивали в тайные проходы, бежали от Филча, дразнили слизеринцев. Люпин не мог не вспомнить и свое недовольство многими ситуациями, но ведь они были юны и глупы, верно? Они не могли знать, что жизнь так жестоко разделается с ними. Погубит одного за другим...
Рэмус как мог подбодрил детей, кивнул коллегам по ордену и поспешил вниз. Он проносился по лестницам, не видя ничего перед глазами. Он снова несся вперед, как двадцать пять лет назад, подобно маленькому мальчику. Лунатик. Он был Лунатиком. Он стал им раньше, чем они стали Сохатым, Мягколапом, Хвостом. Мародеры прозвали его так потому, что он был другим - волком. Они его не боялись, верили ему и не сомневались в нем. Он же предал их. Люпин чувствовал себя настоящим предателем, в котором усомнились, которого сторонились. У Сириуса была причина не доверять всем, у него была паранойя потому, что он безумно любил Поттеров. Его можно было понять.
Лунатик снова бежал по коридорам и лестницам, посылая заклинания то в одного пожирателя, то в другого. Он не вмешивался в чужие схватки, только помогал. Люпин спешил вниз, туда, где был нужнее всего. Он искал семью Уизли, искал друзей и знакомых. Искал он и друзей Гарри, которые отважно сражались за своего друга. Друзья. Вот что нужно было Рэмусу сейчас. Но его друзья мертвы. От этого легче не становилось. Должен ли он выжить? Может и ему суждено умереть, чтобы Мародеры воссоединились по ту сторону? Лунатик остановился и прижался лбом к холодной стене. Глаза защипало от накативших эмоций. Не время сейчас вести себя глупо, верно? Нужно бежать и сражаться, пока люди, которые стали ему друзьями, не погибли. Столько отличных волшебников уже сложили головы... Так не хватало крепкого слова от Грозного Глаза, дружеской улыбки Тонкса, язвительно-пошлого замечания Сириуса...
Лунатик не должен был раскисать, верно? Его ждали хорошие люди, а дома - маленький сын. Ради него, ради Доры он должен был сейчас взять себя в руки и сразиться с врагами.

+7

5

Дополнительно: 66 лет, статный мужчина непонятного возраста, но точно старше тридцати на вид. Работает на себя.
Внешний вид:

облачен по всё черное.Даже не пахнет.

http://s1.uploads.ru/NW7sM.jpg

Состояние: расслаблен умом, но собран телом. Готов в любую минуту атаковать, но при этом отдыхает каждую предоставленную минуту.
С собой: посох, волшебная палочка, личная маска Пожирателя Смерти кошелек с приличной суммой денег, советский портсигар с встроенной зажигалкой В рукавах на специальном механизме скрыты кинжалы. Так же один нож припрятан в крепящихся к ноге ножнах. В кармане пальто небольшой блокнот для набросков и некончающийся карандаш.
_________________________________

     - Говорю тебе, Корбан, не отвлекай меня. Хочу сделать пару набросков, раз уж флейту с собой не захватил. - раздраженно буркнул Долохов, отгораживая свой блокнот спиной от взгляда Яксли. Отблески костра стали лучше попадать на бумагу, упрощая процесс рисования.

     Воландеморт поручил Долохову и Яксли охранять и возглавлять один из лагерей Пожирателей в Запретном лесу. Корбан места себе не находил, как встревоженный пес бродил туда-обратно, периодически замирая и прислушиваясь к звукам таинственного леса. Однако великаны, которыми был усилен их отряд, производили столько шума, что услышать крадущегося противника было бы потенциально проблематично. Долохов чувствовал, что товарища такое соседство явно выбивает из зоны комфорта. Но только не Долохова. Он влюбился в Запретный лес с того самого момента, как их отряд оказался в нем. Ценитель дикой природы, Антонин просто не смог остаться равнодушным при виде такого красочного зрелища. Вот и сейчас, прислонившись к дереву и, ловя бумагой отблески костра (зажигать магический огонь или пользоваться люмусом было как минимум глупо), делал карандашные наброски леса. Для себя Долохов уже решил, что обязательно побывает в Запретном лесу в свободное от выполнения долга время. Что до великанов - за время обучения в Дурмстранге и за время своих путешествий Антонин видел вещи куда более жуткие, и существ в десятки раз страшнее.

     И вот он, долгожданный сигнал к началу боя. Быстро спрятав блокнот и карандаш в карман, Антонин коротко кивнул Корбану и достал из складок мантии тускло блеснувшую маску. Тот в ответ кивнул и накинул на голову капюшон, пряча бесстрастное, полное решимости лицо за своей маской. Было видно, как его пальцы сжали палочку сильнее обычного. Сейчас он должен был возглавить половину отряда, и вместе с отрядом под командованием Долохова, двумя колоннами, они должны были пойти на штурм школы чародейства и волшебства.
 
     Антонин усмехнулся. Предчувствие славного боя возбуждало его нутро. Маска была как вторая кожа.Коротко и отчетливо произнеся Слово призыва, Долохов сжал правой рукой пространство перед собой, пока не почувствовал упругую поверхность древка. Его прекрасный посох, покрытый магическими рунами усиления магии, укрепления, защитными и многими другими, переходящий вместо набалдашника в змеиную голову. Казалось, что мастер превратил дерево в жидкость, и заставил принять форму посоха из его воображения. Единственными "чужеродными" предметами деревянного совершенства были два достаточно крупных камня: черный бриллиант и красный рубин, своеобразная дань цветам своего любимого факультета.

     Конечно же, его верный посох материализовался по первому же требованию хозяина. Антону даже не обязательно было произносить в слух призывающее Слово, достаточно было просто мысленно отдать приказ. Но ему нравилось, как смотрели на него начинающие сходится пожиратели. Суровый рослый русский, доверенное лицо самого темного Лорда, выполняющий одни из самых скользких и важных его поручений. Выпускник Дурмстранга, предпочитающий посох волшебной палочке, хотя и её он прекрасно владел. Уже одного факта о Дурме хватало, чтобы относится к Долохову с подозрением и недоверием.

     - Выступаем! Во имя Темного Лорда! - громогласно объявил Долохов, и первым бросился в сторону Хогвартса.
     Толпа пожирателей, улюлюкая и беснуясь, ломанулась вслед за своим командиром.

[AVA]http://s7.uploads.ru/zEYwF.gif[/AVA]

Отредактировано Antonin Dolohov (2018-06-24 01:27:06)

+4

6

Дополнительно: 29 лет, слепая пророчица, которая слишком упрямая, чтобы плюнуть на все и вернуться в Штаты.

Внешний вид: считает это неважным, но Сибилла критикует.

http://s7.uploads.ru/t/HS1GX.jpg

Состояние: взволнована, напряжена, немного напугана грядущим.
С собой: ВП, где-то рядом лежит зачарованная трость для слепых; изо всех сил старается избавиться от чашки хереса.


Война. Война никогда не кончается. Остекленевшие глаза мертвецов, перекошенные от ужаса лица и изломанные фигуры, кажется, будут преследовать Нору во снах вечно. Чужая агония будит её по ночам и заставляет тихо рыдать в подушку, оплакивая гибель тех, кто так неосмотрительно встал на пути у Того-Кого-Нельзя-Называть. Пойти и предупредить обреченного она тоже не может, и это, пожалуй, мучает её еще больше. Она знает, что могла бы спасти десятки душ, если бы...
Если бы не отсутствие зрения.
Как отыскать незнакомого человека среди многомиллионного населения всех Британских островов, если ты даже палочку свою без "Акцио" найти в комнате не можешь? А долбиться среди ночи к шефу или Дамблдору бесполезно: её заверят, в том, что будет отлично и большие дяди решат все вопросы, и оставят в неведении. Все, точка. И обидно просто до слёз.
Трелони этого не понять.
Когда Дрейк забрали из Отдела, именно Сибилла оказалась той, кто согласилась её приютить, даже не смотря на то, что она сама жила в одной из хогвартсовских башен. Домой же американке возвращаться категорически запретили, не назвав конкретных причин и едва позволив забрать кошку.
Вот так и получилось. Нора, Фейт, Сибилла и бутылка хереса на двоих, в комнате, насквозь пропахшей благовониями. Шеф почему-то решил, что последнее играет значительную роль для прорицателей, мол, помогает настраиваться на нужный лад. Трелони, весело поигрывая бусами, с этим восторженно согласилась, а вот Дрейк только поморщилась: ага, как же. Скорее приход словить поможет, чем видение о будущем - курительные смеси коренных племен Северной Америки славились таким воздействием на сознание. Кому тут только что доказывать? "Коллегу" девушка вполне понимала, каждый справляется с грузом знания по-своему и по-своему же за него расплачивается. Кто-то, как она - зрением, кто-то, как Сиби - памятью. Забавная вещь магия, которая платой за возможность подсмотреть грядущее берет твои воспоминания о самом процессе.
Жалко было Сибиллу: вот уж кому дар точно не пошел впрок. Настойчиво пихаемая в руки пузатая тяжелая чашка только была тому подтверждением.
Нора осторожно поднесла сосуд к лицу и потянула носом воздух, тут же скривившись. Херес, конечно же.
- Я это пить не буду.
До слуха доносится тяжкий вздох, словно она - непонятливый ребенок, которому нужно доказывать очевидное, а на плечи ложится теплая шаль. Внучка Кассандры хороший человек, с огромнейшими тараканами, но заботливый и даже понимающий. И, разумеется, её невозможно остановить в стремлении причинять добро, которое достаточно часто разительно отличается от общепринятых стандартов.
Впрочем, нет. Американка и как знает человека, чье понимание нормы не похоже ни на чье другое. Как всегда, одной мысли о нём хватает, чтобы сердце болезненно сжалось, а плечи беспомощно поникли.
- Тебе это нужно, милая, - Сибилла воспринимает перемену в настроении девушки иначе, накрывая ладонью её ладонь. И, кажется, хочет добавить что-то еще, но Дрейк резко вскидывается, поворачивая в сторону хогвартсовской пророчицы голову и невидящим взглядом смотря перед собой.
- Мне нужно, чтобы эта бойня закончилась, - тихо, но твёрдо говорит она. - Чтобы люди перестали умирать от чужих проклятий, не было всей этой боли, и было, кому возвращаться домой. Мне не нужен алкоголь, Сиби, чтобы желать всего этого.
На ноги Нора поднимается несколько неуклюже, шаль сползает с плеча, и она её попросту скидывает на пуф позади себя. На комнате нет заглушающих чар, и слышно все, что происходит снаружи - от этого только мурашки по коже. Девушка невольно ёжится и протягивает руку в сторону Трелони, незамедлительно ощущая отклик и прикосновение тонких пальцев к своим.
- Там дети гибнут, Сиби, - шепчет она, до боли кусая губы. - Понимаешь? Дети! А мы сидим здесь, в ожидании, когда на голову снизойдет очередное видение. Уже не говоря о том, какой лёгкой целью мы станем, если кто-то проникнет в башню!
- Хочешь спуститься к остальным? - в вопросе нет и доли страха, только неимоверное напряжение и искреннее беспокойство. Дрейк никогда не видела свою собеседницу, но была достаточно много наслышана о её внешности, и как-то не вязался воссозданный чужими словами образ стрекозы с той женщиной, что сейчас держала её за руку.
Но мир же построен на контрастах, верно?
- Да, - краткий ответ. - Может, хоть в медицинском крыле от нас будет больше толку. Пусть я и не вижу, но вполне способна наложить несколько исцеляющих заклинаний или принести что-то... К тому же, мы обе совершенно трезвые, - с ложным воодушевлением добавляет она, слыша в ответ тихий смешок.
Хороший человек Трелони. Правда, хороший.
И поддерживает тоже хорошо, когда, направляясь к выходу из апартаментов, девушка тихо всхлипывает и начинает заваливаться набок, беззвучно шевеля губами: дар речи нередко покидал её во время видений.
- Нора? О, милая... Тише, ты не одна, ты...
Голоса исчезают за гранью понимания.

Вспышки чужих проклятий вокруг обескураживают, и в первые секунды Дрейк не понимает, что происходит и где она находится. Осознание приходит чуть позже: виадук Хогвартса сложно с чем-то перепутать, даже, если ты видишь его в первый раз. Вокруг проносятся смазанные пятна-мантии Пожирателей, и американку невольно коробит, когда мысли уносятся прочь, к одному конкретному человеку. Одернуть себя ей удается не без труда, в конце концов, не для того ей было дано узреть все это.
Шаг. Еще шаг. Нора пробирается сквозь столпотворение, ведомая лишь одной ей известным чутьём. И - вот оно - двое мужчин, чем-то значительно выделяющихся среди остальных, сражаются насмерть.
Девушка шумно сглатывает, подходя ближе. Присматривается. На одном из дуэлянтов - светлый костюм, а второй, будто в противовес, одет в непроглядно-черную мантию. У одного шрамы покрывают все лицо, а второго и не рассмотреть даже, спиной к ней стоит. Слишком мало, чтобы дать конкретное описание, слишком...
Кто-то пропускает удар и зеленый свет на мгновение затмевает все вокруг. Когда же он рассеивается, мужчина в светлом лежит на грязной земле, невидящими глазами уставившись в пасмурное майское небо.

- ...хорошо. Нора?
Девушка отчаянно цепляется за кого-то теплого, впервые за долгое время с наслаждением вдыхая аромат благовоний - по сравнению с запахом гари, от которого снаружи никуда не деться, этот воспринимается едва ли как не благословение свыше. Память услужливо припоминает, где и с кем Дрейк находится, и американка только кивает, отвечая на все, что могла спросить Трелони.
- Сиби, - хрипит, голос все еще до конца не вернулся, - мужчина, за тридцать, у него еще лицо шрамировано сильно... кто он? - она молится про себя, чтобы только товарка узнала человека по описанию. Секундная тишина, и задумчивый ответ:
- М, да много таких. А я только Рэмуса Люпина знаю, он преподавал тут несколько лет назад. Ты его видела, да? - женщина говорит печально, без слов понимая, в каком именно виде предстал перед "третьим оком" бывший учитель. Но у Норы времени на ответы нет, как и, возможно, нет его у этого Рэмуса. Девушка решительно выбирается из объятий Трелони, призывает трость, пусть даже пользы от той немного, и ступает в сторону двери: чары для помощи в передвижении работают отменно.
- Нужно найти его, - бросает она, всем своим видом давая понять, что останавливать её - гиблое дело.
Еще один вздох.
- Ладно уж, идём. Надеюсь, его не убьют раньше времени... И нас тоже не тронут.

[AVA]http://s9.uploads.ru/x0QKv.gif[/AVA]
[SGN]http://s9.uploads.ru/A62wc.gif[/SGN]

Отредактировано Norah Drake (2017-02-16 21:42:46)

+3

7

Тедди догадывался, что будет непросто - война была в самом разгаре, тела разлетались в разные стороны. Парень едва успевал отражать левые удары, прикрывая себя и спасая, кого было можно. Он очень смутно помнил предупреждение Блэка о том, что нельзя спасать всех подряд, иначе придется убивать. Баланс должен был сохраняться и все такое. Люпин пытался не думать об этом, чтобы не переживать. У него был только час, чтобы спасти родителей, значит нужно было бежать. Тедди бежал так быстро, словно от этого зависела его собственная жизнь. Она-то зависела, но не совсем. Ему просто хотелось спасти маму и папу. Хотя бы маму, ладно. Если вдруг выбирать, то отцу и на том свете хорошо, с друзьями. Он понимал, что Гарри, отправившись в прошлое, чтобы спасти родителей своих, наверняка уже поменял там. Новое будущее для Рэмуса не будет таким тяжелым и потрепанным. Не факт, что он вообще женится на Нимфадоре. Надо бы предупредить его, чтобы хотя бы в июле 1997 года просто переспал с ней пару раз, если передумает присоединяться к семье Блэк.
- Avada Kedavra! - раздался сбоку отвратительный вопль. Люпин едва не подпрыгнул, но среагировал так быстро, что едва не выронил сердце. Он чуть не упустил из рук палочку, таким резким был ее взмах и стена обрушилась. В нее угодило и заклинание, а бедная студентка осталась стоять, как вкопанная. Люпин подскочил к ней и прикрыл собой.
- Давай, приходи в себя быстрее, а я пока покажу ему, как девочек обижать, - забубнил Тедди и обрушил на Пожирателя шквал заклинаний. Тот едва успевал отбить их, а потом свалился, отступая назад. Летел он вниз по ступеням долго и счастливо, пока не стукнулся головой. Люпин подбежал к краю, посмотрел вниз, кивнул сам себе, потом девушке и помчался дальше. Руки тряслись до сих пор. Реакция не подвела, но он был на волоске! Девочка могла погибнуть Просто дело одной секунды! Это ж надо было вспомнить заклинание так сразу! Люпин остановился и начал обмахиваться низом своей сорочки, тяжело дыша. Нельзя было так сильно переживать, ой нельзя...
Тедди поспешил дальше, петляя и пытаясь выхватить в толпе что-то знакомое. Он уже не знал, где бегал. Везде были люди, заклинания пролетали над головой, врезались в стены, портя казенное имущество. Люпин не знал, куда бежать и что делать. Он хотел помочь всем сразу, но больше всего он хотел поскорее найти родителей. Проскакивая через очередной коридор, он налетел на двух женщин, едва не сбив их с ног.
- Простите, - крикнул он убегая. Странные личности. Особенно та, с бусами. Тедди вылетел в соседний коридор. И улетел обратно от мощного заклинания, проехав на заднице несколько метров. Заскулив, он поднялся на ноги и стал искать палочку, которая тоже улетела не туда. Ворча и возмущаясь на тему невоспитанности местных пожирателей, он вскинул глаза и уставился вперед. Где-то там мелькнула Нимфадора. Сердце забилось как бешеное и Тедди, схватив артефакт, сорвался с места. Ему уже было наплевать, что его могут запросто убить шальным заклинанием или придавить камнем. Важнее было перехватить маму, пока она не попалась на глаза Беллатрикс. Люпин добежал до конца коридора, но Доры нигде не было. Хмурясь, он резко перекинулся и побежал уже на четырех лапах, ориентируясь по запаху. Пес несся по коридорам, пока в конце концов не увидел ее. Нимфадора уже с кем-то сражалась, еще даже не дойдя до Рэмуса. Нельзя было допустить, чтобы она еще раньше погибла по глупости. Она вообще не должна была погибать. Тедди кинулся псом на пожирателя, сбивая его с ног. Он был не таким грозным и злобным, как полагалось, но тоже неплохо потрепал неприятеля за руку, вынуждая его отбросить артефакт и заорать от боли. Враг в шоке пялился на животное, которое превратилось в парня. Тедди связал его и повернулся к матери. Он замер, глядя на нее во все глаза, а потом сообразил, что не должен так делать. Это же неприлично! - Рэмус в опасности! - внезапно выдал Люпин и побежал вперед, зная, что Дора последует за ним. Тедди замер на повороте, отбивая внезапную атаку новых пожирателей. Их было столько, что впору было сесть на пол и плакать от усталости, но Люпин не собирался сдаваться. Он бешено скакал на одном месте, увиливая от ударов и нанося свои. Пока ему везло. Это не могло не радовать. Тедди выставил Протего и оглянулся на мать. Она была прекрасна. Нет, правда. Она была нереально красива и крута! Люпин едва не подпрыгнул от радости и гордости, видя, как сильно ему повезло родиться у такой женщины! О пресвятые трусы Мерлина, хорошо что Рэмус прожил жизнь одиноким волком и только под конец встретил такую прелесть. Если бы он женился на ком-то раньше, то Тедди бы не родился таким красивым, как мама. У него не было бы ее способностей...
Свернув лавочку с защитным полем, Люпин очень активно продолжил отбиваться. Где-то этажами ниже его отец наверное уже сражался с этим мерзким иностранцем, а может они пока только мило болтали, договариваясь, кто кого похоронит. Надо было спешить, так как Рэмус имел привычку быть слишком вежливым и воспитанным. Тедди отшвырнул заклинанием самого противного пожирателя и помог Доре избавиться от лишнего сбоку.

+3

8

Дора yсиленно сражалась с очередным противником, не замечая ничего вокрyг себя. Усталости еще не было и быть не могло или же ей так казалось. Но размышлять было некогда, перед ней находился противник, и расслабляться было нельзя, а сколько их еще бyдет - неизвестно, ибо, по сyти, битва только началась и неизвестно когда она завершится и каким бyдет ее конец. Находившийся перед ней Пожиратель был весьма щyплым невыразительным товарищем с редким забором гнилых зyбов и безyмными глазами - частое явление для слепых последователей Темного Лорда, но позитива его образy это не прибавляло и отвращения не yмаляло. Он омерзительно скалился, воображая из себя могyчего волшебника, и пока что отбиваться от него Доре не составляло особого трyда. Когда Люпин открыла рот, чтобы произнести очередное заклинание, противника снес с ног...пес. Дора даже на мгновение замерла от неожиданности и некоторой смеси досады и обиды. Еще больше ее глаза распахнyлись от yдивления, когда пес стал превращаться в человека. Анимаг, конечно, не был столь yдивительным явлением для юной Люпин (еще бы, Сириyс анимаг, Рэмyс так вообще оборотень, cама она yмела принимать различные формы и образы в видy своих способностей метаморфа), но именно сейчас она совершенно не ожидала подобного поворота событий. Однако на эмоции времени особо не было, ей пришлось отвлечься на летящее в нее заклинание. Ловко yклонившись, она послала заклятие оцепенение в "хозяина" оного. Она не рассматривала парня, да и не факт, что она бы yзнала в нем собственного сына, ведь она видела его лишь младенцем, а в бyдyщем, естественно, она не была, и не могла знать каким он станет через годы. Конечно же она и не заметила как он ее рассматривал, хотя чyвствовала его взгляд на себе. Как только она расправилась с дрyгим Пожирателем, и их с юношей глаза встретились, он отвел взгляд, а слова его словно yдарили девyшкy электрическим разрядом.
Рэмус в опасности!
Не задyмываясь, она рванyла за парнем. Кто он, откyда y него информация о Рэмyсе - ее это даже сейчас не интересовало. Одной фразы ей было достаточно, чтобы сорваться с места и бежать, искать его, помочь, пока не поздно, даже если придется пожертвовать самой собой. Встретив новyю атакy противников, Дора с yтроенной силой рванyла в бой. Разозленная и раззадоренная, она кидалась на них, словно бешеная. Ей хотелось порвать их в клочья, разложить их на молекyлы всех, лишь бы поскорее оказаться рядом с любимым мyжем и знать, что он в порядке. Мгновения, казалось, длились вечность, но очередной этап боя был завершен, и она снова обратила внимание на парня и задала емy вопрос:
Где Рэмyс?!

+3

9

Лицо Долохова, скрытое под маской, оставалось бесстрастным, как будто бы не он сейчас отбрасывал заклинаниями защитников Хогвартса, как котят. Такое лицо бывает обычно у людей, прогуливающихся в парке. Но никак не на поле битвы, где десятками гибли сейчас волшебники с обоих сторон.

     Разбитую губу противно саднило, а рваная рана на щеке ныла не переставая. Края поврежденной маски неприятно впивались в неё. Мужчина даже подумал, что возможно осколки маски засели непосредственно в ране. Однако Антонин не обращал на это внимание. Это было несущественно. Сейчас же нужно было внушать страх противнику и убивать самых рьяных и особо неугодных. Но не Гарри Поттера, он принадлежал только Темному Лорду. Запах крови, крики и вспышки заклинаний начинали кружить голову Антонину, но он не позволял себе такой роскоши, как потерять власть над собой. Да, он никогда не скрывал, что любит и , что более важно, умеет убивать, не считая это чем-то постыдным. Всего лишь частью своей натуры. Да и не просто так Долохов был лучшим дуэлянтом с своём выпуске.

     Хогвартс Антонину не нравился. Не мог этот вычурный замок с его вопящими портретами быть даже равным стенам его родного Дурмстранга. Вот где была уверенная мощь и сила. Там студенты сами заботились о себе - готовили, убирались в замке, поддерживали в порядке территорию. Им не нужны были рабы-эльфы, чтобы подтирать сопли и завязывать шнурки. Его alma mater растила настоящих воинов, а не кабинетных магов, которые только с маглами и могут совладать.

     Прокручивая в руках посох, Долохов создавал превосходный магический щит, отбивая летящие в него заклинания. Напевая в своей голове русские народные песни, Антонин довольно успешно продвигался внутрь замка, практически не встречая сопротивления.
 

     Взгляд русского мага привлекла мелькнувший силуэт. Резко изменив направление движения, Долохов приподнял бровь и тенью последовал за неизвестным. И едва успел спрятаться за колонну, когда неизвестный полетел назад, прочертив пятой точкой неплохую такую борозду в пыли и крошках камня. Возмущаясь и поскуливая, мальчишка пытался найти волшебную палочку.

     - Сказочный экземпляр! - искренне восхитился Антонин.

     Он уже собирался было оглушить мальца, но тот вскочил, как в мягкое место ужаленный, и понесся вперед.

     - Оу. - расстроенно выдохнул Долохов, и продолжил преследование.

     Какого же было его удивление, когда мальчонка на его глазах превратился в пса и скрылся в неизвестном направлении.

    - А может всё не так уж и плохо. Ловкий мальчик. - одобрительно подумал Антонин, и решил не тратить время на дальнейшее преследование парня, а пойти на звуки боя. Углубляясь всё больше на нижние уровни Хогвартса, где сейчас проходили небольшие стычки, Антонин заметил троих пожирателей из своего отряда. Подав им знак и призывая подойти, Антонин коротко раздал инструкции и, указав посохом на правый коридор, направился туда со своим маленький отрядом.

[AVA]http://s7.uploads.ru/zEYwF.gif[/AVA]

Отредактировано Antonin Dolohov (2018-06-24 01:27:22)

+2

10

Все не так плохо, говорит себе Нора, до побеления костяшек пальцев сжимая в одной руке палочку, а второй вцепившись в трость. Чуткий слух улавливает взрывы заклинаний где-то вдалеке - женщины едва-едва покинули спустились из башни прорицаний, - приглушенные крики и проклятия; рядом кто-то всхлипывает и бормочет что-то успокаивающее Трелони, трость что-то равномерное выстукивает о каменную кладку пола, пока не натыкается на что-то более мягкое, лежащее совершенно не в подобающем месте. Дрейк спотыкается о собственную ногу, изо всех сил не желая думать, что же на самом деле могло стать ей препятствием - и проигрывая бой с собственным разумом в ту же секунду. Не впервой, да. Но на душе мерзко: от того, что допустили эту бойню, от того, что оставили в школе детей, и плевать, что эти же дети сами не захотели уходить, от...

- Ненавижу, - в противоречие своим ранним убеждениям шепчет американка, со свистом втягивая воздух сквозь стиснутые челюсти. - Ненавижу все это, - повторяет, осторожно обходя - не тело, не тело! - препятствие и негромко окликая Сибиллу. Идея покинуть их маленькое уютное безопасное место уже кажется куда менее хорошей, и в нормальной ситуации Нора бы уже пять раз повернула бы обратно: идти на принцип ради принципа, как и лезть на баррикады никогда не было её стилем. Но, от нормального ситуация была слишком далека.

Хогвартс штурмовали. Древняя средневековая крепость трещала по швам, стонала магическими потоками и угрожала похоронить под завалами своих обитателей. Мысли пророчицы то и дело возвращались к студентам, ввязавшимся не в свой бой, и отметали доводы на тему того, что мессией на здешних землях назвали семнадцатилетнего мальчишку. Героем, да. От самих этих слов, таких громких и ярких, становилось не по себе, ведь сказанное когда-то Трелони пророчество резко сокращало его шансы выжить. И ведь мальчику всего семнадцать...

Чертовы британцы, думает девушка, позволяя безысходной злобе охватить себя и всего лишь на секунду допускает мысль о том, как она устала банально жить в этой стране: самые сакральные желания, вроде собрать вещи, кошку, и отчалить к родителям в Штаты поднимались из глубин сознания редко, настолько, чтобы не оказаться воплощенными в жизнь. Меньше всего на свете Норе хочется быть кому-то обузой и если ради этого ей придется лавировать между отзвуками чужих слов и свистом заклинаний, в разрывающемся от битв Королевстве, то так тому и быть. Даже, если страшно до дрожи в коленках.

Американка прислоняется к стенке, переводя дух, и слепо оглядывается вокруг, понимая, что все равно от этого толку никакого. Тревога усиливается еще сильнее, когда, позвав в очередной раз Сибиллу, она не слышит ответа, и проблема распускает перед ней лепестки во всей своей красе. Одна она попросту не выберется из школы, и дорогу обратно тоже не сможет найти; магия магией, а любые навигационные чары требуют хоть какой-то визуализации. Говорят, конечно, что в сложной ситуации решение приходит с потолка, прочитанное левой пяткой, но, видимо, для таких мер ситуация была недостаточно сложная. И даже не сказать, плохо это было или нет.

Вдох-выдох, перехватить палочку поудобнее, и начать двигаться хоть каком-то направлении, на всякий случай прикрыв себя щитом от любого физического воздействия: пока не пришлось выйти на открытую местность, девушку куда больше беспокоила возможность получить по макушке чем-то увесистым. Потом можно будет и от магии закрываться, главное, не все сразу - как там Бабс говорила? Не сочетающиеся друг с другом чары? - и найти укрытие получше. Если повезет, сильно так, то удастся дойти до больничного крыла, или, по крайней мере, найти более-менее дружелюбное лицо, которое любезно согласится указать ей, в какую сторону идти.

Дружелюбное лицо. Найти. Мне. На поле боя. Размечталась.
Недовольно шикнув на так некстати проснувшийся внутренний голос, девушка аккуратно стала продвигаться вперед, все так же ведя рукой по стене. Сердце сжималось каждый раз, когда кто-то вскрикивал вдалеке, и больно становилось от мысли, что вряд ли она сможет найти свою цель, того самого неизвестного ей Люпина. Допускать чью-то гибель здесь, где и так количество смертей зашкаливает, ей не хотелось совершенно, но... В отсутствии Трелони выхода у неё особого не было. Если только мужчина сам не свалится ей под ноги, желательно, в живом виде, а то весь смысл теряется.

Шаги становятся увереннее, пусть Дрейк понятия не имеет, куда идет, а внутренний цыпленок требует развернуться на сто восемьдесят и бежать обратно.
А потом рядом что-то взрывается, настолько близко, что грохот оглушает, и девушка теряет концентрацию, опуская щит и позволяя панике овладеть собой. Ноги несут её вперед, пока разум тщетно борется со страхом, и все это совсем не помогает, когда она вылетает в очередной коридор, и внезапно до слуха доносится чье-то напряженно-обеспокоенное:
- Где Рэмyс?!

Имя оказывается спусковым крючком, и Нора, не особо соображая, что делает, и что вообще сначала неплохо бы остановиться и обдумать свое положение, бросается вперед. Нельзя терять время, а ей самой и терять нечего, если подумать - но не вдумываться слишком сильно, ведь тогда страх и волнение снова возьмут свое; не за себя, но за тех, кто дорог, кто стоит по другую сторону баррикады.
Не сейчас!
- Авада. В виадуке. Скоро, - скороговоркой произносит она, шаря рукой перед собой и цепляясь за чей-то рукав, кажется, говорившей женщины. - От пожирателя, - и добавляет очевидную истину, про себя надеясь, что не будет лишних вопросов: - Надо спешить.

[AVA]http://s9.uploads.ru/x0QKv.gif[/AVA]
[SGN]http://s9.uploads.ru/A62wc.gif[/SGN]

+3

11

Тедди хотел было потеряться во всем этом шуме, но решил, что успеет это сделать позже. Нужно было спешить. Мать он уже нашел, теперь дело за малым - найти отца. Только вот где носило этого оборотня - никто не знал. Если верить историческим фактам, то Рэмус пал от руки Долохова. Самым оптимальным вариантом было найти этого Долохова и убить его, пока он не добрался до отца. Только Тедди очень слабо представлял себе убийство. Он скорее покусал бы врага, отгрыз бы ему ногу или глаз.
Они с Дорой миновали еще один коридор и налетели на Пожирателей. Этих ребят было очень много сегодня, но к счастью им удалось отбиться.
- Где Рэмyс?!
- Должен быть где-то... - начал было Тедди, но внезапно рядом с ними оказалась девушка. Слепая девушка. Люпин удивленно уставился на нее, отмечая, что она была красивой, хоть и ничего не видела. Неизвестная схватила Дору за руку, заставляя Тедди напрячься, и внезапно выдала:
- Авада. В виадуке. Скоро. От пожирателя. Надо спешить.
- Это не ответ на вопрос - где он, - буркнул Люпин, надеясь, что отец сам объявится совершенно неожиданно. - Стой, нет. Он не внизу. Верхние этажи. Башня. Точно, - Тедди, не раздумывая, схватил обеих девушек, уворачиваясь от мощного заклинания Пожирателей, и поспешил в сторону лестниц. За ними уже снова бежали враги. - Мне неловко, но бросать Вас тут как-то неправильно, - заметил он, обращаясь к неизвестной девушке. Подхватив ее на руки, он ласточкой взлетел вверх по лестнице, периодически оглядываясь назад и проверяя, чтобы мать не отставала. Наконец они все втроем оказались наверху и Люпин, тяжело дыша, попытался нащупать собственные легкие. - Где-то... там... - он махнул рукой в сторону, где активно сражались другие, защищая замок от врагов. Защитная стена давно уже треснула, рассыпавшись на магическую пыль. Старший Люпин должен был быть где-то там, где-то на стене, вместе с другими сражаясь плечом к плечу и защищая Хогвартс. Тедди опустился на колени, тяжело дыша и посмотрел на незнакомку, которая выглядела потерянной. - Ты вообще кто такая? - внезапно спросил он, понимая, что не знает ее совсем. Ни здесь, ни в будущем, ни по книгам, ни по воспоминаниям. - Почему ты в прошлый раз не спасла их, если заранее знала... - неожиданно пробормотал Люпин, садясь на собственные ноги и непонимающе глядя на девушку. Она была ненамного его старше, а может и младше. Хотя она по-любому была старше, но не сейчас. Он разглядывал ее, не понимая ничего. Если она в прошлый раз так же кинулась искать Рэмуса и Дору, то почему не предупредила их? Или предупредила, но зря? Или не нашла их? Люпин попытался сложить паззл, но у него что-то не получалось. Деталей не хватало.
На стене послышался шум и Тедди бросился туда, схватив артефакт. Вряд ли девушка ушла бы далеко, а вот его помощь там могла пригодиться. Он едва не налетел на мать, а вдалеке наконец увидел и отца, который вместе с Кингсли отбивался от Пожирателей.
- Отлично, - мрачно буркнул Тедди и бросил заклинание в самого веселого противника, который так же радостно отлетел в сторону и едва не свалился со стены. Люпин подтолкнул Дору к мужу, а сам остановился рядом с темнокожим волшебником. - Какая ситуация, сэр? - наигранно серьезно поинтересовался он у Кингсли. Тот удивленно уставился на парня, обернулся на чету Люпиных, но пожал плечами и ответил:
- Пока все терпимо. А ты кто такой?
- Зови меня... Чейз, - брякнул Тедди, вспомнив о своей анимагической форме. Его это позабавило и он обернулся на Дору и Рэмуса. - Если не хотите погибнуть в обнимку, то над идти вниз. Хотя бы один Мародер должен выжить, - заметил Люпин жизнерадостно, лучезарно улыбаясь. Он видел удивление на лице отца, но не собирался раскрывать перед ним все карты, ему нравилось быть окутанным дымкой таинственности. - Вообще, как тебе не стыдно? - внезапно налетел он на Дору. - Бросила новорожденного сына на мать, сама прибежала сюда! - негодующе заявил Тедди, пытаясь хоть как-то понять поступок матери. Будь он на ее месте, то тоже бы прибежал, но у него-то пока детей не было, поэтому он не знал... Но она могла бы и дома остаться с ним. Тедди хотел еще что-то добавить, но осекся и обернулся. К ним как раз спешили еще Пожиратели.

Отредактировано Teddy Lupin (2017-12-25 14:58:15)

+2

12

«Где Рэмус?» - уж слишком много раз задала она этот вопрос. И так странно было понимать, что сейчас кто-то сможет точно ответить.
Если так подумать, странно все это было. И парень появившийся, и его осведомленность. И, надо сказать, заклинаниями он тоже раскидывался довольно не плохо. Странно, что они и не пересекались раньше, хотя мир их слишком велик, чтобы знать всех.
Слишком много «странно» за пару секунд. Главное было одно – на злодея он был не очень похож, поэтому и стоять с ним рядом было не боязно.
Но не эта была последняя странность. Неожиданно возникшая девушка неожиданно  - но, если подумать, разве что-нибудь тут было вообще ожидаемо? - заговорила непонятные вещи, даже за руку придержала. Нет, придержалась сама.
Незнакомка высказалась не очень красочно и понятно, но достаточно, чтобы ей можно было поверить и достаточно, чтобы по телу пробежала волна мурашек, а сердце упало в район пяток. Это же не будет касаться Рэмуса?.. Нет, это не должно касаться Рэмуса.
А парень её поддержал, сказав что-то ещё более невнятное.
«Да кто они, Мерлин их покусай, вообще такие?»
Придумать не успела. Вспышка рядом, лестница впереди. Прекрасный пейзаж пыли, разломанных стен, крупных камней и тела людей кругом. Если дать заразе, которая так легко творит здесь такие вещи расползтись дальше – что же случиться со всем миром? Узнавать и проверять не хотелось.
Очередная высокая лестница немного подкосила боевой дух и вконец сбила дыхание. Вот так  получаешься – не учиться пару лет, и восьмой этаж проблемой кажется… Или это был не восьмой. Не важно. Слишком много лестниц. Даже для Хогвартса.
- Где-то…там..
- Ты это, присядь, отдохни, – не в обиду, наоборот, чтобы поддержать. Вот тот большой валун, который очень походил на кусок выпавший из стены, выглядел очень удобно. Но не для Доры и не сейчас. Пара тройка шумных вздохов. Будет носиться- всякую силу потеяет, будет стоять… это сейчас непозволительная роскошь.
- Ребята, не киснем, - парню отвесила легкий щелбан, девушку похлопала по плечу, а сама медленно направилась наверх. Сверху явно происходила что-то интересное. И хорошо, если веселятся свои, но палочка наготове лишней не будет.

Кингсли и Рэмус в компании пары Пожирателей. Встречу их (себя и Рэму, разумеется) она представляла более романтично. Хотя, что может быть романтичнее, чем отправить во врага шквал заклинаний и красиво помочь оборотню в тяжелой битве? Закроем глаза на то, что часть Доры в общем шквале была не такая и большая, а битва не походила на очень важную.
Важно было другое. Рэмус стоял совсем рядом, живой и почти невредимый. И она нашла его. Кажется, кто-то легко подтолкнул в спину? Это всяко было лишним, потому что Дора полетела к мужу, чуть снося его с ног и обнимая так крепко, как только могла.
- И ты ещё позволил себя так подбить? - Ругаться будет. Пусть ругается. Пусть говорит что хочет. Но она и его из поля зрения тепер не выпустит.
Парни за спиной решили перекинуться парочкой фраз, которые почти даже не интересовали Нимфадору. Кроме одной.
- Хотя бы один мародер… - эта таинственная личность перешла все границы дозволенной приличности. Он знает подозрительно много и подозрительно странные вещи. Ну не похож на волшебника, предсказывающего будущее. Знакомы они не были. Даже если это был просто намёк-шутка на то, что нужно обниматься поменьше?  Шутка не зашла и была совсем некрасивой. Но продолжение было ещё хлеще. Оно заставило отпустить Рэмуса и развернуться к парню лицом, удивлённо и ошарашено уставившись на него.
Кто мог знать, что она оставила Тедди на Андромеду? Даже Рэмус не знал. Нет, если - он точно как-то сейчас представился, но Дора не могла вспомнить - проявил такие чудеса логики, то он явно молодец. Но на этом все его хорошие стороны начали заканчиваться.
Ворчания Рэмуса она могла стерпеть. Но больше ничьих выпадов. Пара шагов навстречу.
- Да кто ты вообще такой?.. – возмутилась на выпад наглеца, посмотрела  на появившуюся новую порцию Пожирателей и им возмутилась.  Неприлично уже нападать таким большим числом. Нимфадора, например, была уже не так бодра и боялась, что чудес ловкости больше проявлять не сможет. – Я стыжусь только того, что моих сил не хватило это предотвратить. И я здесь, для того, чтобы мой сын не узнал того, через что прошли мы, – и тут же нырнула за более-менее укрытие, чтобы не стать прямой мишенью для заклинаний, увлекая парня за собой.
Она не бросала сына. Чуть позже она вернётся домой. Они вернуться домой.
Ему ещё учиться в этой школе, и тут не мешало бы, для начала, прибраться.

+1

13

Все происходящее наводило ужас на мужчину, так как он ровным счетом не понимал, за что браться в первую очередь. Люпин, как бывший преподаватель и активный член Ордена, защищал учеников, который то и дело попадались на его пути. Он ловко взбежал на самый верх, бок о бок сражаясь с Кингсли, но этого было недостаточно. Защита рушилась, преподаватели не могли уже держать оборону, так как Пожирателей было больше, с ними было больше неблагородных сил, а Темный Лорд только подначивал всех. Рэмус боялся, что им не справиться. Дети могли погибнуть просто так, ни за что, поэтому он всех отправлял в более безопасные места, в гостиные, в классы, приказывал баррикадироваться и прятаться. Нельзя было сейчас рисковать, верно?
Его утешала мысль, что Дора дома с ребенком. По крайней мере, они в безопасности, а Дромеда поможет им, убережет, защитит. Люпин сражался отважно, хотя душа его рвалась домой к семье. Совсем недавно обретенное счастье, незаслуженное, но такое теплое, тянуло его назад в дом, но он должен был быть здесь, защищать любимый Хогвартс, оберегать детей и продолжать дело своих друзей. Перед глазами так ярко стояли Поттеры, которые бесстрашно сражались и не задумываясь отдали свои жизни за сына, Доркас и Марлин, которые не боялись опасности и смерти, но пали первыми, Сириус и его безрассудство, которое можно было осуждать. Все друзья, знакомые, близкие - они все погибли. Даже Петтигрю погиб, проявив секундное сострадание к Гарри. Люпин не жалел Питера. Он не мог простить ему той боли, того горя, что Хвост принес. Это было ужасно, верно? Как мог он предать их? Как мог посеять сомнение в нем самом...
Заклинания летали в разные стороны, попадали в людей и стены. Волшебники падали, камни осыпались. На стене было много народу, а внизу и того больше. Люпин искренне надеялся, что... Зря.
Он услышал знакомые шаги, резко обернулся и сразу принял в объятия жену, удивленно и укоризненно одновременно глядя на нее.
- Ты не должна была приходить, - прошептал он, тем не менее прижимая ее к себе. Но его взгляд поднялся выше и он увидел молодого человека, который непринужденно болтал с Кингсли. Совершенно незнакомый парень, который очень сильно напоминал ему кого-то. Очень-очень, но как это возможно? Ведь нет же, да?
- Зови меня... Чейз. - Люпин пристально всмотрелся в парня, пытаясь понять, кого именно он ему напоминает этим живым взглядом и лицом. - Если не хотите погибнуть в обнимку, то над идти вниз. Хотя бы один Мародер должен выжить.
Рэмус вздрогнул, выпуская Дору из объятий и нахмурился. Не все знали, что они Мародеры и не все знали, что погибли все, кроме него. Люпин невольно сглотнул, тревожно глядя на жену и Кингсли, который тоже нахмурился, определенно не обрадованный такими сведениями от незнакомого паренька. - Вообще, как тебе не стыдно? Бросила новорожденного сына на мать, сама прибежала сюда! - Люпин резко посмотрел на жену, надеясь, что парень шутит и Тедди находится в безопасности. Он не сомневался в Андромеде, но она чистокровная и это единственное, чем она может противостоять Пожирателям. Вряд ли ее знания в заклинаниях сумеют уберечь ее и младенца. Рэмусу резко захотелось увидеть сына и прижать его к своей груди, такого маленького и беззащитного. Одна лишь мысль, что он смел сомневаться в себе или в чем-то, уже делала больно. Но все поправимо, правда? Еще не поздно все исправить и Дора его понимает, это же главное, верно?
Люпин нахмурился, наблюдая за выпадами жены в адрес парня.
- Подожди... - произнес он, сжимая плечо жены. Они все вместе спрятались, так как Пожиратели забрались и на башню, а Кингсли пока что успешно их прикрывал. - Кто ты такой и откуда так много знаешь? - спросил он строго, помогая другу держать оборону. Он должен быть взрослым и серьезным, верно? Последняя его связь с детством, Сириус, погиб два года назад и это разрушило его мир окончательно. Если бы не Нимфадора, то Люпин бы точно стал отшельником и жил бы оборотнем в лесах, или примкнул бы к стае, или пробовал бы создать свою, чтобы что-то сделать благое ради Ордена. Только Дора и спасала его, а он чуть не проворонил свое счастье.
Над головами прогремел взрыв и камни посыпались совсем рядом. Люпин прикрыл собой жену и посмотрел на парня, пытаясь углядеть ответ в его глазах. Он готов был поклясться, что только что глаза парня были серыми, а теперь они зеленые.

+2

14

Маленький отряд из четверых Пожирателей Смерти слаженно продвигался по коридорам Хогвартса, практически не встречая сопротивления. Всё таки большая часть обороняющихся даже не отпраздновали двадцать один год. Их просто оглушали и опутывали связывающими чарами. Когда всё будет кончено, им придётся предстать перед самим Лордом. И уже он будет решать их дальнейшую судьбу. Решать, достойны ли они жить в его новом мире.

     Другое дело все остальные. Домашних эльфов Долохов сразу поражал смертельным заклятием. Недооценив их при первом столкновении и потеряв двоих из троих своих спутников, Антонин больше не рисковал. Кто бы мог подумать, что эти ничтожества, которые позволяли волшебникам пользоваться собой словно рабами, оказались в состоянии дать неожиданный мощный отпор. Они с Корбеном только благодаря хорошей реакции и большому боевому опыту смогли выйти из сражения победителями.

     Корбена Даллеса Антонин в своё время завербовал сам. Это был крупный лысый мужчина, полностью облысевший после неудачно приготовленного зелья для роста усов. От усов он, к слову говоря, до сих пор не может избавиться. Даже если он сбривает их под ноль, уже минут через десять они полностью отрастают.

     Познакомившись они со своеобразным американским магом во время путешествия Долохова после окончания Дурмстранга. Пути их пересеклись в оружейном магазине в Испании. Взгляды их пали на один и тот же стилет из толедской стали. Дело почти закончилось дуэлью, но расторопный хозяин лавки тут же заверил разгорячившихся мужчин, что на складе у него лежит еще пять ровно таких же стилетов. Эта ситуация почему-то так развеселила Даллеса, что он тут же утратил весь свой гнев и предложил отметить столь забавный поворот событий в ближайшем баре.

     Уже в процессе общения выяснилось, что Корбена и Антонина объединяет не только любовь к хорошему холодному оружию, но и общие взгляды на маглорожденных волшебников. А точнее, на их место в международной магической системе. Как и Антонин, Корбен был воспитан в чистокровной волшебной семье, со своей историей и традициями старых устоев. Они понимали, как важно сохранение волшебного дара в семьях абсолютно магических. Ведь если каждый раз волшебную кровь мешать с магловской, через несколько поколений волшебникам даже для самых простых заклинаний придется прикладывать титанические усилия.

     - Тони, куда дальше? - пробасил Корбен, кивая на дверной проём. Через маску голос американца забавно искажался, делался более гулким. Таким голос бывает, когда говоришь в колодец или в большую бочку.

     Долохова передернуло.

    - Меня. Зовут. Антонин.

    Как и каждый член семьи Долоховых, Антонин искренне гордился своим именем. Из поколение в поколение, в его семье к выбору имени для ребенка относились со всей серьезностью. Считалось, что имя в жизни мага имеет огромное значение. Мальчиков в семье называли исключительно мужественными именами, обычно означавшими оружие или воинские, лидерские качества. Они должны были наградить будущих воинов соответственными качествами. Девочкам же давали имена, связанные с цветами и деревьями. Например, имя Антонин переводилось с греческого как "состязаться", а имя его любимой кузины Алмы с восточного наречия переводилось как "яблоня".

    Готовясь в любой момент отразить атаку посохом, Антонин приблизился к дверному проёму, и так и застыл. Казалось бесконечно вверх, и при этом бесконечно вниз, были расположены лестницы. Десятки лестниц, которые то и дело меняли направление. А откуда-то сверху доносились душераздирающие крики мандрагор. Антонин нахмурился. Пытаться прорываться напрямик через лестницы было глупо. Их всего двое. А понять сколько противников было наверху не представлялось возможным.

    - Разворачиваемся. Попробуем подобраться к ним как нибудь по другому. А пока зачистим дорогу, чтобы некому было идти на подмогу.

[AVA]http://s7.uploads.ru/zEYwF.gif[/AVA]

Отредактировано Antonin Dolohov (2018-06-24 01:27:38)

+1

15

Когда ты ничего не видишь, события проскальзывают возле тебя так быстро, что ты даже не успеваешь понять происходящее. Впрочем, Нора не уверена, что всё было бы иначе, окажись она тут зрячей.
Но она была бы просто... Чуть полезнее, чем сейчас?
Не время для философских размышлений в стиле "а что было бы если...". Она по крайней мере нашла хоть кого-то, кто мог бы спасти того человека в светлом. Жаль, она не увидела лицо. Жаль, она не увидела, кто был человек в чёрном. Пожиратель. Наверняка пожиратель. Этих пожирателей так много, но почему её сердце сжимается каждый раз, когда она думает об одном единственном. Думает, что именно он направил палочку на того человека с шрамами на лице. И что именно к нему, выходит, она послала всех этих людей...
Нет.
Она не будет думать об этом сейчас. Ей нужно только радоваться, что она смогла найти хоть кого-то, кого можно было направить спасать того Рэмуса. А дальше будь что будет.
Дрейк поздно понимает одну единственную вещь: она шла сюда не за тем, чтобы провести спасательную операцию. Это было чем-то вторичным, вызванным видением, которое было как всегда некстати и внезапно. Изначально она хотела попасть в медицинское крыло. И вообще шла с Сибилой, которая неизвестно куда делась. Опять же некстати.
Вместо всего этого она оказывается подхваченной на руки неким молодым человеком, который чуть ранее смог определить местоположение Рэмуса и пригнул её от летящего заклинания. Удивлённо заглатывает воздух и расширяет невидящие глаза, слепо хватается за одежду. В голове проскальзывает мысль истинного оптимиста: её хотя бы не бросили здесь. Судя по движениям и тому, как её потрясывает, юноша мчится через лестницу, что является совершенно очевидным фактом. Им нужно в башню. Не в ту башню, откуда они спустились с Сибиллой. Норе хочется в это верить, ведь иначе тогда всё её путешествие теряет смысл. Вышла из башни и вернулась обратно, так и не попав в медицинское крыло и упустив знакомую.
Лестницы кончаются и её опускают на землю. Спокойствия ради американка тут же утыкается тростью в пол и переводит дух. Палочка в другой руке. Осознать это в своей голове и успокоиться. Она ничего не потеряла. Пока что.
Вопрос доносится всё от того же незнакомого юноши. Дрейк переводит пытается смотреть на источник звука, прекрасно понимая, что искать сейчас лицо не к месту. Нет времени на то, чтобы ощупывать собеседника.
Не имеет значения.
- Нора Дрейк, - очевидное и бессмысленное. Она не так знаменита, чтобы о ней везде упоминалось. Вряд ли о ней знали, но Норе это было лишь под руку. А вот второй вопрос заставляет её замолчать и растерянно непонимающе покачать головой. В прошлый раз? Она видит будущее, но не умеет переноситься в прошлое.
Она даже не знает, что могла бы изменить в таком случае.
Шум где-то сверху и не так далеко заставил её резко обернуться уже на новый звук. Не имело смысла, просто рефлексы, просто так удобнее играть в нормального человека. Нора совершенно не понимает, где она. Заблудилась окончательно, пусть и сложно было впасть в ситуацию похуже. Знает лишь то, что она не так далеко от места, где тёмный человек смертельно напал на светлого.
Значило ли это, что тёмный человек скоро придёт сюда?
Дрейк слышит о камне, натыкается на него тростью и поджимает губы. Всё правильно, ведь там, в гуще событий, она будет лишь обузой. Той, кем она совершенно не хочет быть. Нашла людей, сообщила о проблеме, направила спасать. А теперь нужно просто ждать, когда за ней вернутся.
Если вернутся.
Дрейк не знает, что вокруг. Хорошее ли это место для того, чтобы схорониться. Или она тут будет просто лёгкой мишенью, если кто-то поднимется.
Кто-то касается её плеча. Наверное, девушка. Ведь именно она произносит приободряющую фразу.
Шаги. Они уходят, а Нора послушно опускается на камень. Было бы совершенно не к месту спрашивать, как пройти в медицинское крыло. А теперь она снова одна, а идти куда-то в одиночестве - опасно для жизни, ведь вокруг лестницы.
Где-то на стене бой, куда ей нельзя. Первое заклинание - её. И последнее.
Сжимает палочку в руке и шепчет заклинание, чтобы снова опутать себя щитом. Чувствует себя крайне одиноко и беззащитно. Снова.
С другой стороны, она сама сюда пошла. Технически не прямо сюда, но...
"Медицинское крыло," - повторить про себя и бессмысленно зажмуриться, - "Надо было с самого начала спросить, где оно."
Где-то голоса. Не различить. Трость упирается в пол, рядом камень, где-то слева лестницы, голоса сверху - всё понятно, но при этом не совсем.
Нора не знает, как будет отбиваться, но пока прислушивается к каждому шороху.
Видения не идут, хотя ей до чёртиков хочется узнать того человека в тёмном.
Хочется и страшно.

[NIC]Nora Dolohova[/NIC]

Отредактировано Norah Drake (2018-07-20 00:10:28)

+2

16

Тедди просто закатил глаза. Вот просто взял и просто закатил. Этот вопрос "кто ты такой", уже начал вызывать у него нервный тик. Сказать - нет? Скажет - не поверят, сочтут психом, скинут вниз. Он пес, а не ласточка, чтобы виражи в воздухе выписывать. Не скажет - продолжат спрашивать, пока не достанут совсем. Показать что ли кто он? Не родинки же под нос пихать, внешность сменить там, трусы с инициалами. Люпин тяжко вздохнул и прижал ладонь к своей щеке, разглядывая родителей. За спинами там все рушилось и крушилось, а они болтали о жизни.
Я стыжусь только того, что моих сил не хватило это предотвратить. И я здесь, для того, чтобы мой сын не узнал того, через что прошли мы...
Тедди вздрогнул, наверное впервые в жизни пожелав сесть на пол и заплакать горькими слезами. В их понимании они делали доброе дело, спасали мир и все такое, чтобы дети росли в безопасности. Только не учли, что детям нужны родители, а не отсутствие врагов за окном. Люпин потряс головой. Нервы когда сдавали, то и дар шалил. Нельзя было сейчас мигать светофором перед ними, чтобы не смущать и не выявлять новые вопросы.
Кингсли и отец продолжали держать оборону, но врагов было больше, орденовцев и прочих меньше. Тедди огляделся по сторонам. Не называл ли он сам себя богом трансфигурации за заслуги перед самим собой и школой? Минерва не раз отмечала его талант и врожденную предрасположенность.
- О, дырявые носки Мерлина, - простонал Люпин и оттолкнул Кингсли в сторону, выхватывая артефакт. Яркий луч ударил в поваленные камни, которые сыпались от каждого нового удара и заклинания. Теперь эти валуны радостно собрались воедино, создав какое-то подобие каменные конструкций. С большой натяжкой их можно было назвать не то людьми, не то какой-то хренью, но последующие заклинание врагов теперь били в грудь этим созданиям и Люпин выдохнул, оборачиваясь на родителей. - А теперь - рекламная пауза, - процитировал он маггловское телевидение, которым пользовался крестный, вовлекая и глубоко затягивая своих детей в обычную жизнь простых смертных дураков. - Давайте с самого начала, окей? Привет, меня зовут Тедди Люпин, я пришел из будущего, чтобы спасти своих родителей. Но они такие упрямые, что у меня сомнения - мои ли они родители. Мой лучший друг уже выдвинул два часа назад предположение, что на самом деле мои родители - Дамблдор и Кикимер, но мне хочется верить, что меня родила ты, мама, - Тедди широко улыбнулся Нимфадоре, потом перевел взгляд на отца. - Ты зря переживал. Оборотень у нас только ты, а я анимаг. Так вышло, прости. Еще я метаморфомаг, но это мелочи жизни, правда? - Теперь Люпин замигал светофором на голове, распугивая людей. Он обернулся, направляя артефакт на свои же творения и разнес их на мелкие кусочки, которые радостно попали во врагов. Теперь Тедди был счастлив. - Теперь быстро к делу. Мама, остерегайся Беллатрикс. Ты погибнешь от ее руки, а ты, папа, берегись Долохова. Увидишь русского алкоголика - бей. Один из них точно будет Антонином, - предупредил Люпин. - Я, конечно, сомневаюсь, что таких тут много, но на всякий случай.
Тедди отразил удар какого-то Пожирателя и ярким мощным лучом выкинул его подальше, раздумывая. Было бы логично схватить родителей и потащить их вниз, и спрятать. Запереть там где-нибудь, привалить камень к двери, заблокировать перемещения. Чтобы быть точно уверенным, что они будут в порядке, и потом не окажется, что Тедди снова сирота. Но у этого плана был минус - родители на такое не согласятся. Люпин почесал макушку, поигрывая цветом и количеством волос. Это его успокаивало и настраивало на нужную волну потока мыслей. Он немного еще постоял столбом, а потом повернулся к чете Люпиных.
- Есть у вас план или мы все за импровизацию на удачу? Должен сказать сразу, мы прибыли из 2023 года. Да, мама, мне двадцать пять лет. Не похоже? - уточнил он, быстро тараторя. - Мы настроили портал на седьмое мая и оттуда уже перестрадавший Гарри Поттер, уговоренный нами всеми, отправился назад в 1981 год. Я думаю ты, папа, понимаешь на какое число настроен портал и кого именно он будет спасать. Подозреваю, правда, что одними Поттерами дело не обойдется. Там же еще многие погибли и, наверное, многие захотят их спасти... - Тедди раскидывал заклинания направо и налево, продолжая бубнить себе под нос. - Мы все прекрасно понимаем, что нельзя было так легкомысленно вклиниваться в исторические события, но разве тебе не хочется увидеть живого Джеймса? - поинтересовался Люпин и улыбнулся отцу, в последний момент откидывая назойливого пожирателя подальше. Где-то совсем вдалеке мелькнули знакомые фигуры и Тедди подался вперед, готовый насмерть стоять за родителей. - Эй, пустоголовые идиоты, вы что-то мимо смотрите сегодня, - крикнул он им, весело подпрыгивая на одном месте и покручивая палочку в пальцах. Глаза Люпина горели в предвкушении. Враги ж не знали, что в арсенале у него еще бешеный пес и способность превращаться даже в Хагрида.

+3

17

Люпин хмурится, не понимая происходящего. Вокруг страдают люди, невинные дети, а они стоят и выясняют отношения, как будто враг подождет.
- О, дырявые носки Мерлина!
Это чудовищное ощущение дежа вю. Этот юноша так сильно напоминает ему кого-то, манерами и слогом, поведением, так сразу становится странно. Рэмус смотрит на него, пытаясь понять, но незнакомец, который назвался Чейзом, резко меняется и смотрит на них. Успешно отразив атаку, он так легко орудует палочкой, применяет сложную магию.
- А теперь - рекламная пауза, - Люпин смотрит на этого мальчика, узнавая в нем отдаленные знакомые черты, но еще не понимает, чьи они. Он удерживает рядом Нимфадору, которая рвется в бой, но отпустить ее не может. Там слишком опасно и страшно. Но тут юноша заговорил и Рэмус опешил от неожиданности: - Давайте с самого начала, окей? Привет, меня зовут Тедди Люпин, я пришел из будущего, чтобы спасти своих родителей. Но они такие упрямые, что у меня сомнения - мои ли они родители. Мой лучший друг уже выдвинул два часа назад предположение, что на самом деле мои родители - Дамблдор и Кикимер, но мне хочется верить, что меня родила ты, мама, - Лунатик во все глаза смотрел на парня, осознавая, что тот не врет. Теперь многое становилось ясным и понятным, знакомые черты лица теперь не казались далекими. - Ты зря переживал. Оборотень у нас только ты, а я анимаг. Так вышло, прости. Еще я метаморфомаг, но это мелочи жизни, правда? - Рэмус не верил своим глазам, наблюдая, с какой скоростью менялся цвет волос юноши. Этого не может быть, верно? Взрослый сын из будущего - как это возможно? Люпин понимает, что сейчас он не сумеет постичь  всех тонкостей сложных механизмов магии будущего, поэтому просто направляет артефакт в сторону, отбивая удар. Ему не хочется рисковать семьей ни в одном из времен, но он понимает, что сын вполне самостоятелен и отважен. - Теперь быстро к делу. Мама, остерегайся Беллатрикс. Ты погибнешь от ее руки, а ты, папа, берегись Долохова. Увидишь русского алкоголика - бей. Один из них точно будет Антонином. Я, конечно, сомневаюсь, что таких тут много, но на всякий случай. - Люпин кивает, принимая информацию к сведению. Умереть от руки Долохова, одного из Пожирателей, не хотелось. Рэмус вообще не планировал сегодня погибать. Осознание пришло мгновенно. Спасти родителей... Значит ли это, что они с Дорой погибают сегодня? Люпин закрывает глаза ладонью, понимая, что повторяет судьбу лучшего друга - погибает, оставляя сына сиротой. Трагедия первого мародера и последнего мародера. Горло сжимается, Рэмус хмурится и смотрит на Дору. Почему она не осталась дома, как он и просил? Тедди снова заговорил. Лунатик удивленно слушает, понимая, что сыну сейчас двадцать пять лет и он ровесник Тонкс, что он... - 1981 год? - переспрашивает он тихо, понимая, к чему ведет сын. Сын. Люпин чувствует неловкость, называя парня мысленно сыном. Он легко принимает эту новость, видя в нем правду. - Живой Джеймс... - шепчет Рэмус, бледнеет. Это все кажется нереальным, правда? Не верится, что такое возможно. Рэмус понимает, что раз магия времени работает в виде маховиков, значит возможно и существование порталов. В будущем точно. Рэмус вовремя отражает заклинание и хмуро смотрит на Кингсли, который кивает ему и отходит в сторону. - Что нам надо делать? Про Беллатрикс и Долохова мы поняли, что дальше? - серьезно спрашивает Люпин, оглядывается в поисках своих, но видит только вспышки заклинаний, встревоженные лица. Ученики уже не дети, прекрасная пора закончилась еще в прошлом году. Смерть Дамблдора подкосила многих, порадовался бы только один человек, но он мертв. Рэмус смотрит на жену, переводит взгляд на сына и понимает, что им нельзя стоять и ничего не делать. Где-то совсем уже близко слышны голоса, слух оборотня улавливает чужие интонации, акценты, плохие решения. Пожиратели. Лунатик смотрит на Дору, не зная, как еще ее можно защитить. Самое верное решение - это усыпить ее, запереть в Выручай-комнате, чтобы никто не нашел. Или может даже унести домой, Андромеда сумеет защитить дочь и внука. Рэмус теряется в решениях, не знает что делать. Нужно действовать и он вскидывает палочку, выставляет щит и отражает простые заклинания. Впервые ему жаль, что полнолуние не скоро. Оборотнем он был бы полезнее. Чистокровные Пожиратели боятся укуса вервольфов как огня. Осквернение крови же. Рэмус содрогается непрошеным мыслям и хмурится. Он никогда не причинял никому вреда, а все стычки с другими волками были вынужденными, когда он собирал информацию изнутри стаи. Рэмус слышит всполох, понимает, что это магия и резко вскидывает руку, артефакт нагревается и отражает заклинание. Он видит знакомые-незнакомые лица, понимает, что где-то их видел. Ответное заклинание летит в них. - Тедди? - вопрос в голосе, Рэмус не то зовет, не то спрашивает, сам удивляясь, как это просто произносить им взрослого сына. Снова совпадение. Молодой Джеймс наверное сейчас  в такой же ситуации? - А что... - Люпин хочет спросить про Сириуса, но заклинание проносится над головой и тревога о мертвом друге откладывается. Гарри наверняка найдет способ спасти и крестного, но сперва он увидит молодых Мародеров, которых еще не потрепала жизнь. Рэмус рукой отводит в сторону Тонкс, не давая ей попасть под заклинание. - Рэмус! - справедливое негодование в ее голосе, но он не обращает на это внимание, смотрит на нее и мимолетно касается губами ее губ, отталкивая назад. Бросает взгляд на сына, но тот ищет глазами что-то, выхватывает из кармана какой-то предмет и смотрит на него. Люпин видит, что Тедди меняется в лице, но не спрашивает. Пожиратели уже близко. Лунатик понимает, что им нужно пробиться к выходу, прогнать противников отсюда, но как это сделать? Рэмус вскидывает артефакт и глубоко вздыхает. Двадцать лет он не произносил эти слова. - Marauders aninales, - шепчет тихо, беззвучно. Их палочки вырывается огненное свечение, обретает форму волка и резко мчится в сторону врага. Простое заклинание, придуманное четырьмя друзьями, отражающее их сущности. Неожиданно, правда?

+3

18

Зачем она вообще сюда пришла...
Эта мысль приходит поздно. Ей уже не выбраться самостоятельно из замка. Она предупредила кого-то, кто мог бы знать. И, максимум, чем они могли помочь ей... Это перенести в более-менее безопасное место. И оставить, убежав разбираться со своими делами. А дел была целая куча, так что винить их Нора не могла. Она и шла сюда предупредить. И всё.
Нора прикрывает глаза, в который раз вспоминая то видение. Человек в чёрном. Наверняка пожиратель. Но какой? Где Антонин? Он тоже здесь?
Сознание услужливо подкидывает ей ответы на все вопросы. Так резко, что она едва не падает с камня, упёршись рукой в стену. Тёмный мир преобразился, заиграв цветами и светом.

Антонин. Это любимое лицо она не спутает ни с чьим другим. Он встревожен, сосредоточен, будто бы в предвкушении. В руке посох, а чёрные одеяния... Чёрные, чёрные, чёрные. Их развивает ветер. Нора никак не может понять, тот ли это человек... И того ли она тогда побежала спасать.
Если он узнает, что она здесь - он её прикончит. Нет. Не прикончит. Но сильно отругает.
Но Нора понимает, что и она сама хочет сильно на него ругаться. Здесь опасно. А он побежал в самую гущу. Конечно, из-за приказа. Конечно... Но Нора не была готова потерять здесь новоявленного супруга. Здесь так и пахло смертью. Со всех сторон она окружала, стискивала. Любое заклинание может стать последним.
Антонин в её видении хмур и посохом указывает направление кому-то ещё. И они бегут. Кто-то пытается им помешать, но они будто не замечают этого...

Миг - и она вырывается из видения, погружается во тьму, жадно хватает ртом воздух. Однажды она научится спокойно это переживать. Однажды. Когда-нибудь. Не сейчас.
Отдышавшись, Нора выпрямляется, хватаясь за свою трость, словно за соломинку. Рядом никого нет. Это хорошо. Чьи-то маленькие ноги пробегают мимо, останавливаются. Их обладатель издаёт писк, а потом убегает. Нора не знает, кто это был. Мышь? Домовик?
Антонин в замке. И ей нужно дать ему знать, что она здесь. И просто... Уйти с ним. В безопасность, куда угодно.
Чуть дрожащими, похолодевшими руками Дрейк достаёт волшебную палочку, сглатывая и вспоминая, о чём они договаривались. Патронус. Патронус - её оружие, её глаза, её шанс сообщить Антонину. Когда-то её очень хорошо обучили заклинанию, помогли вызывать ласточку. Теперь это должно пригодиться. Нора бессмысленно прикрывает глаза, обращаясь к воспоминаниям.
Когда-то это был их тихий семейный день на пляже. Мама, отец и она, маленькая Нора. Которая ещё не знала, что будет. Которая ещё не вкусила утрату.
С приходом Долохова в её жизнь... Воспоминания немного изменились.
Флейта. Музыка. Музыка только для неё. Тишина и его руки, которые держат её. Голос. Его голос, родной, пронизывающий её. Он любит её. И она верит в это, как никогда, еле сдерживая слёзы.
Нора в настоящем позволила себе немного слёз, улыбнувшись. И прошептала:
- Экспекто патронум.
Она не видела, но чувствовала белесый дым, вырвавшийся из кончика палочки. Получилось. Всё получилось. Может, она и слепа, но телесный патронус у неё выходит... И он не для дементоров, а для её любимого.
Ласточка, вырвавшись на свободу, сделала круг и полетела, стремительно помчалась в сторону Антонина. Она-то знала, где он. Не нужно было даже никаких сообщений. Долохов и так знал её ласточку.

[NIC]Nora Dolohova[/NIC]

Отредактировано Norah Drake (2018-07-20 00:10:14)

+3

19

Тедди в восхищении посмотрел на своего отца. Вот только сердечек в глазах и не хватало для полного счастья.
- Что нам надо делать? Про Беллатрикс и Долохова мы поняли, что дальше?
Ему конечно же рассказывали, каким был его отец и он представлял себе немного более чопорного, неправильного Мародера, который больше одергивал друзей, нежели шалил. Ну да с кем не бывает. Но Рэмус в его голове бы нахмурился и возразил, а настоящий, живой лишь подхватил идею. Вот они какие, трусы Мерлина на вкус.
- Спасти себя и остальных? - предположил Тедди, оглядывая всех кто был рядом. Он же еще помнил, что времени мало и надо ускориться. Тут не отдых, понежиться под жаром заклинаний было очень опасно. Люпин был готов ко всему. Вот даже к тому, что папа отлюбит маму прямо на крыше, честное слово. Даже такому он бы не удивился сейчас. Но!
- Marauders aninales.
Тедди затаил дыхание, с детским восторгом любуясь огненным волком. Когда говорили про Мародеров, это все казалось смешным. Ну, анимаги, шалуны, бунтари, такие ребята - как запонки Мерлина: вроде есть, а вроде нет. Четкие слова шепотом сказанные отцом навели на мысль одну - Мародеры-то не шутки шутили. Карта, заклинания, умения, способности. Надо ли было говорить, что все что о них писали и говорили - правда? Преуменьшенная даже. Люпину стало немного даже обидно, что про отца так мало писали. Везде были Поттеры и Блэк, немного о Люпине, меньше о Петтигрю. Вот даже о тайных пристрастиях Мерлина было написано больше, чем об отце. А ему это было важно. Это Регс не интересовался Сириусом, а Тедди жадно вчитывался в каждую строчку о Лунатике. Может оба не так показывали это, но так и было. Регс привык жить с матерью и ему было хорошо, хватало информации об отце от женщины, которая его знала и которая с ним спала. Вот у Тедди было с этим скверно. С Рэмусом если кто и спал, то молчал, хотя он все же встретился с одной женщиной, которая много чего рассказала ему. Такого, о чем в книгах даже не упоминалось. Только вот почему? Может авторы всего не знали?
Заклинание сбило с ног противников, отвлекло внимание других и дало время своим перегруппироваться. Тедди все с восхищением смотрел на отца, понимая, как много он потерял, не зная его совсем. Это был вовсе не тот Рэмус Люпин, о котором все говорили. В этом взгляде  была такая боль и сила, что хотелось перенять ее, быть таким же, даже серьезным и мудрым. Парень понимал прекрасно, что для Мародера шок видеть взрослого сына, оставив его месячным дома с женой. Нимфадора. Мама была еще прекраснее чем на колдографиях и в рассказах. Бабушка любила поговорить об этом, но все что она говорила обычно уже было известно из книг и рассказов. Тедди не мог добиться ничего личного и необычного, это же была Андромеда.
В стороне мелькнуло что-то знакомое. Патронус? Быть не может. Хотя тут столько членов ордена, может кому-то послание? Тедди смотрелся в толпу и уже через несколько минут, отбиваясь от врагов, увидел вдалеке силуэт. Неприятно знакомый. Тедди сжал палочку, чувствуя себя очень серьезно и немного странно. Привык за все годы своей жизни относиться ко всему с юмором, но не тут-то было. Узнать ненавистный силуэт было несложно. Человек убивший отца. Люпин вспомнил наставления друга - убивать плохо, бла-бла-бла. Непростительные заклинания под запретом. Но что делать, когда надо? Позволить Долохову снова убить отца и быть сиротой даже в порталах? Гарри сейчас спасал своих родителей, Регс наверняка бы спас Сириуса, почему Тедди должен позволить своим родителям умереть снова?
- Bombardo Maxima!
По пути все что попалось, все было снесено. Тедди на самом деле не очень переживал, что это убьет Пожирателей. Мир не обеднеет от этого и душа Люпина останется целой. Эти заклинания еще носителя не убивали. Люпин оттолкнул маму в сторону, роняя ее в объятия отца и выставил щит. Какие-то приблудные чары хотели до них долететь, но мимо. Тут-то Люпин сообразил, что Патронус мог быть знаком Пожирателям. Кто тут предатель очередной? Подозрения пали на слепую девушку, но разве могло такое быть? Хотя она же ничего не видели, может и не знала, каким странным был ее друг или любовник, или брат, или муж, или вообще дедушка. Судя по тому как Долохов едва не пробил головой стену, то бежал он к ним не просто так. Вот так сюрприз. Тедди хоть и дураком прикидывался, но отсутствием мозгов не страдал еще. Прикинув варианты, он сориентировался и направил палочку на пространство, разделяющее Пожирателя и слепую. Главное вот не попасть в кого-то своего, но да ладно. Пресвятые трусы Мерлина всегда будут хорошим талисманом, если верить в их чистоту и наивность. Главное верить. Защитное поле вылезло как раз тогда, когда Долохов приблизился, но не успел шагнуть к девушке. Досада-то какая. Второе заклинание отшвырнуло его в сторону, назад. Тедди почувствовал что желание отомстить как-то слишком быстро вылезло наружу.

+3

20

Рэмус смотрит на последствия своего заклинания и выдыхает с неким удовлетворением, ощущая вибрацию на кончиках пальцев. Заклинание давно не использовалось, Сириус небрежно отмахивался еще на Гриммо. Его можно было понять, но Рэмус не хочет верить, что на этом конец. Ему нравится думать, что в каком-то смысле Мародеры еще живы, пускай в живых только он. Люпин смотрит в сторону, видит своего взрослого сына и понимает, что тот не может быть только на положительных эмоциях. Он видит странный отблеск в глазах Тедди и замечает в стороне Патронус. Мозг начинает поспешно обрабатывать информацию, но Рэмус не может сосредоточиться потому, что рядом Дора и он беспокоится о ее безопасности. Долохов мелькнул в конце коридора, но это была не единственная проблема. Пока Тедди обрушивал стены и мешал Пожирателю подойти ближе, Рэмус уловил знакомый смех в стороне. В сердце закипела злость. Беллатрикс.
Люпин вскидывает палочку, направляя в нужную сторону. Кусок стены обвалился прямо под ноги женщине и ее ненависть едва не отбросила его в сторону, но Рэмус устоял. Он перепрыгивает через какой-то обвал, спешит туда, но Беллатрикс уже там нет. Она как истинная слизеринская змея уворачивается от ударов, нанося свои неожиданно. Рэмус думает о своем друге, который выстрадал столько, сколько никто другой, и который не заслуживал этого, но еще больше он не заслуживал смерти от руки своей кузины. Рэмус смотрит по сторонам, но ему не видно, куда сбежала Лестейндж. Он отступает назад, возвращается к жене и сыну, направляет артефакт на врагов, мелких и незначительных, но откидывает их назад.
- Ты в порядке? - обращается он к Доре. Та кивает, касаясь ладонью его руки и указывая на взрослого сына. Рэмус не думал, что так скоро увидит своего сына в действии, взрослым и отважным. Люпин понимал, что возможно не доживет, учитывая его здоровье и образ жизни, а теперь выясняется что он и вовсе был убит, а сын жил сиротой вместе с бабушкой. Рэмус не этого хотел для своего сына, не повторения судьбы Гарри.
Оборотень смотрит на Тедди и вскидывает артефакт, помогая ему выставить защиту. Неважно было кем была слепая девушка, почему Долохов к ней спешил. Он был Пожирателем, опасным и убивающим других. Рэмус понимает, что может там и была любовь, но это не отменяет того факта, что перед ними человек, легко спускающий смертельные заклинания с палочки. Люпин ведет рукой, вычерчивая нужные чары и перекрывает Долохову путь к отступлению, если тот решит отступить. В стороне снова мелькает Беллатрикс, ее безумное дыхание легко узнать и Лунатик отражает ее атаку, рыкнув. Знающие свои отходят в сторону, он хоть и не опасен, но уже зол. Шутки закончились еще наверху, когда они с Кингсли стояли плечом к плечу, защищая детей. Рэмус понимает, что должен действовать решительно. Тедди тоже готов, это видно по его напряженным движениям. Как так вообще случилось, что он поверил незнакомому парню так легко? Бросает взгляд на жену, хмурится и смотрит на врагов. Протего еще держит защиту, но Пожиратели сильнее, в Белла даже близко не подходит, подло атакует издалека. Люпин прикрывает собой Дору, зная что она является целью безумной тетушки, которая не признает ее происхождения и брака с оборотнем. Осквернить род Блэк еще больше можно было только так. Рэмус не знает, как среагировал бы Сириус, но он должен был порадоваться порче крови до такой степени. Но тот факт, что Люпин женился на его племяннице, мог подпортить радость. Рэмус крутанул артефактом и отбросил Беллу в сторону, словив заклинание от какого-то Пожирателя. Рэмус морщится, тихо ругаясь про себя и отступает назад, видит что сын расчищает камни, чтобы дети не пострадали и смотрит снова на врага. Рукав пропитывается кровью и это не нравится оборотню. Этот запах дразнит его нюх, заставляет чаще сглатывать слюну и напряженно смотреть на своих противников. Люпин уворачивается от еще пары заклинаний и выставляет защиту получше. Ему бы патронус отправить, но кого звать? Вторая бомбарда от сына выносит кусок стены, откидывая вид на лес и образуя обрыв вниз. Упасть туда было неприятно, но Люпин смотрит на эту дыру и перед глазами стоит у него арка смерти и тело Сириуса, исчезающее в ней. Оборотень бросает взгляд в сторону Беллатрикс, та уже подбирается ближе, планирует подло атаковать его сына, но Рэмус мешает ей, атакуя сбоку. Их заклинания образуют целый фейерверк, искрясь и заставляя других отступить. Рэмус думает о том, что должен был вовремя помочь другу, а не приводить в чувство Дору и ловить Гарри, понимает он также и то, что церемониться глупо. Заклинание Беллы попадает в какого-то ученика, тот морщится, но жив и Рэмус хмурясь, атакует снова и снова, наступая на нее и вытесняя женщину к дыре.
- За Сириуса, - отчетливо произносит он и резким заклинанием атакует ее в грудь. Луч попадает прямо в цель, Беллатрикс не в состоянии ухватиться за края стены. Ее тело выгибается не так красиво, глаза полны неприкрытого ужаса и Люпин с болью думает, что это вряд ли вернет ему друга, но справедливость будет восстановлена отчасти. Беллатрикс падает и Рэмус даже не подходит к обрыву, чтобы посмотреть насколько успешно он убил своего врага, вместо этого он оборачивается к наступающим противникам, готовый сражаться дальше.

Отредактировано Remus J. Lupin (2018-07-06 09:41:42)

+3


Вы здесь » | Three Generations: I would rather die | » Хроники Хогвартса » Where there’s a will, there’s a way [1998, May]