0090




0165




0090




0045


Time is all we have © [2023, October]
» Teddy Lupin — 17/09/2018

Compromise - is not an act of weakness [1981, November]
» Harry Potter — 20/09/2018

Seems the monster always wins © [1981, November]
» Lord Voldemort — 20/09/2018

Where there’s a will, there’s a way [1998, May]
» Teddy Lupin — 20/09/2018

Audiatur et altera pars [1981, November]
» Harry Potter — 20/09/2018

The days are long but the years are short © [1981, November]
» Frank Longbottom — 21/09/2018

Give up! [1981, November]
» Alice Longbottom — 22/09/2018

Different people - same issues © [1981, November]
» Astoria Greengrass — 22/09/2018

Order of the Phoenix; p.1 [1981, November]
» Minerva McGonagall — 22/09/2018

Danger hides in beauty and beauty in danger © [1981, November]
» Leonard Ross — 23/09/2018

When it rains, it pours, right? [1981, November]
» Grace Swan — 25/09/2018

Do not miss your chance © [1960, December]
» Henry Chase — 25/09/2018

Be my hero, mother © [1981, November]
» Walburga Black — 26/09/2018

Catch me if you can © [1981, November]
» Bjorn M. Karhy — 26/09/2018

What brings you all here? [1981, November]
» Bjorn M. Karhy — 26/09/2018
лучший игрок
Sirius Black
лучшая пара
Gregory Goyle & Daphne Greengrass
лучший тандем
Mary Macdonald & Hestia Jones
лучший сюжет
Do not miss your chance © [1960, December]
лучший эпизод
Tomorrow's getting harder make no mistake © [1996, March]
Пить - было идеальным выходом. Пить и ни о чем не думать. Он мог позволить себе пить, когда сидел в полном одиночестве в доме Картер, не зная, придут за ним сегодня или завтра. Он мог пить на Гриммо все лето, скитаясь по комнатам. Мог пить даже зимой, заглушая голоса, чтобы провести несколько часов с крестником. Но он больше не мог пить, запивая проблемы.
I'd rather die without you and I © [1996, June]

2023/17/10: вт
1998/8/05: пт
1981/2/11: пн

| Three Generations: I would rather die |

Объявление



Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » | Three Generations: I would rather die | » Хроники Хогвартса » Where there’s a will, there’s a way [1998, May]


Where there’s a will, there’s a way [1998, May]

Сообщений 21 страница 28 из 28

1

http://s03.radikal.ru/i176/1607/f1/d8511c070fc2.gif
http://s017.radikal.ru/i401/1607/b0/16dd80ff71ba.gif

Время и дата:
2 мая 1998 года;

Место:
Хогвартс;

Участники:
Teddy Lupin, Nymphadora Lupin, Remus J. Lupin, [Lutobor Dolohov], [Damian Dolohov], Antonin Dolohov, Norah Drake;
Описание:
Попав в прошлое и подтолкнув Гарри к спасению Джеймса и Лили, Тедди уже не мог спокойно стоять в стороне. Он понимал, что это неправильно, но ничего не мог поделать. Ничего никому не сказав, он сумел настроить портал и отправился во 2-ое мая. На Битву за Хогвартс. Чтобы спасти своих родителей.

+2

21

Пожиратели Смерти отступили от лестниц и направились в ближайший из трех коридоров. Защитники стали встречаться всё реже, и в какой-то момент мужчины поняли, что выбрали неправильное направление. Коротко посовещавшись, пожиратели решили вернуться немного назад, и попробовать пройти через заваленный коридор, расчистив его предварительно бамбардой. Мужчины шли несколько минут, пока, наконец-то, звуки боя вновь стали до них доносится, а впереди полыхать вспышки заклинаний. Кивнув друг к другу, Корбен и Антонин ринулись в гущу сражения.

     Долохов почувствовал, как надломился его рассудок, когда из ниоткуда его взгляд царапнули серебрянные крылья патронуса. Всё внутри смёрзлось, когда призрачная ласточка начала наворачивать круги вокруг его головы. Антонин рассеянно вытянул руку вперед, и птица опустилась, больно мазнув по глазам серебром крыльев. И так же быстро взлетела вверх.

     - Да я просто брежу!

     Сорвав маску с лица, Антонин зашипел от боли - острые, надломленные куски всё таки застряли в щеке, оторвавшись от основной части. Отрезвляющая боль убедила мужчину в реальности происходящего. Боясь потерять патронус из виду, русский маг сломя голову кинулся за серебристой ласточкой, сметая всех на своём пути без разбору.

     Сердце колотилось в груди как безумное. Взгляд был сосредоточен на серебристой ласточке. Встречавшихся ему на пути магов он просто расшвыривал, ударяя посохом о землю и заклинанием вызывая звуковую волну. Спокойствие и холоднокровность, которыми Антонин всегда славился на заданиях, оставили его. Мужчина мог думать только о своей музыкантке, слепой, и такой беззащитной. Это не её война, она не должна была находится в этой битве! Она никогда никому не причиняла зла. Перед глазами само собой всплыло ведение из детства - окровавленное лицо матери. Вместо одного из глаз, внутри глазницы, было месиво с торчавшим из него осколком. Волосы застыли кровавой коркой, лицо было бледным как бумага. В какой то момент мужчина понимает, что лицо матери превращается в лицо его жены. Антонин стал бежать ещё быстрее.

     Вырулив из очередного поворота, Долохов увидел свою слепую музыкантку. С которой они вместе разделили бутылку его трофейного шампанского. Которая несколько дней назад согласилась стать его женой. Поклявшуюся быть с ним всегда, как бы не закончилась эта война. Она жалась к стене, напуганная и растерянная. Что она вообще тут делает? Кровавая пелена застилала Пожирателю Смерти глаза.

     Не замечая никого, кроме неё, Долохов кидается к девушке сломя голову. Защитить. Забрать. Спрятать. Пожиратель уже видит, как хватает Нору за руку и трансгрессирует с ней подальше от хаоса битвы. А потом хорошенько так отчитывает и отдаст под присмотр тёти Альберты, прежде чем вернуться в бой. Он почти чувствует прохладную кожу её ладоней.

     Его рука натыкается на преграду. Пару секунд замешательства, пока приходит осознание. Защитные чары. Но Нора бы не стала прятаться от него за барьером. - Мерлин! Она, наверное, не знала как выбраться, и попыталась отсидеться за магическим щитом, пока я не отыщу. Моя бедная девочка.

     Закрыв глаза, Антонин сосредоточился, произнёс заклинание, и мягко коснулся сознания девушки.
     - Нора, я здесь. Я прямо перед тобой, можешь снять защиту! Я заберу тебя домой.
     Неизвестное заклинание отшвыривает Антонина в стену. Потеряв сознание от удара, мужчина грузным мешком упал на каменный пол.

     Когда Долохов пришел в себя, у него перед глазами был настоящий фейерверк из мелькающих точек. Голова раскалывалась. Заведя руку назад, мужчина коснулся затылка. Он был липкий от крови и пота. Вспомнив, где находится, Пожиратель Смерти в панике вскочил на ноги. И успокоился лишь тогда, тогда увидел Нору. Напуганную ещё больше, но живую и невредимую. Десятилетия опыта, накопленного в сражениях, позволили Антонину собраться и превозмогать. Да, его шатало, у него пробита голова, но он всё ещё оставался грозным противником.

     Оценив ситуацию, Антонин действовал быстро. У него было трое противников, двоих из которых он узнавал. Третьего смутно припоминал из сегодняшнего сражение. Возможно, они уже сходились сегодня, а возможно это просто новенький орденовец. Долохов понимал, что в сражении один на один победил бы каждого. Но в нынешнем состоянии и три противника - честным поединком тут и не пахло. Да и не мог он бездумно кидаться в сражение, забыв про Нору. Он не просто должен был победить. Он ОБЯЗАН был.
     Клянёшься ли ты оберегать её и заботиться о ней, пока смерть не разлучит вас?
     Клянусь.

     Магией притянув посох себе в руку, Долохов исчез в вспышке трансгрессии. Все заклинания пожиратель смерти произносил молча, чтобы не травмировать лишний раз порванную щеку. Когда же Антонин вновь появился, то был не один. Орденцев окружало тринадцать одинаковых пожирателей смерте. На их лбах блестели капельки пота, желваки играли на порванных скулах. На губах играла кривая усмешка. Они не были настоящими, всего лишь иллюзии для отвлечения внимания. Дождавшись, пока орденцы отвлекутся на его копии, Антонин трансгрессировал ровно за спиной цветноволосой женщины. Перекинув посох и схватив им Нимфадору за горло, пожиратель наложил на женщину опутыпающие чары. Веревки хлынули из посоха, опутывая тело девушки, пока они оба не исчезли в трансгрессии. В тот же миг растаяли грустными дымками дубликаты пожирателя.

     Появившись в отдалении, у Рэмуса за спиной, Долохов наложил на них с Дорой такой же щит, которым "защитили" от него его жену.

     - Любишь пугать до чертиков слепых девушек? - спросил Антонин бесцветным голосом, дожидаясь, пока Рэмус обернётся. Русский акцент стал более явным. - А я вот люблю убивать зрячих предательниц крови. Если хоть пальцем тронешь мою жену, то умрешь в крови своей.
[AVA]http://s7.uploads.ru/zEYwF.gif[/AVA]

Отредактировано Antonin Dolohov (2018-07-17 23:09:45)

+2

22

Пускай Антонин просто заберёт её отсюда.
Нора ощущает смутную тревогу, она становится лишь сильнее от осознания, что вокруг витает смерть. Зачем она сюда пришла? Спасти человека. От кого?
Не от собственного ли мужа?..
Подозрения не нравится девушке. Она лишь ругает себя за то, что сначала делает, а потом думает и анализирует. Хочется оказаться дома. И непременно с Антонином. Она никуда без него не уйдёт.
Нора не видит, что её муж уже здесь, уже примчался к ней и совсем рядом с барьером. Барьер не передаёт информацию, он просто тупо не даёт пройти заклинанию, людям. Нора обнимает себя за плечи, поднимает голову и в растерянности смотрит перед собой. Прямо сквозь Долохова. Звать его она не видит смысла. Он не услышит её. По крайней мере, она так думает.
- Нора, я здесь. Я прямо перед тобой, можешь снять защиту! Я заберу тебя домой.
Бывшая Дрейк шире распахивает глаза.
- Антонин! - она почти вскидывает палочку, почти убирает защиту, неосознанно, забывает, что не её, когда слышит, что происходит. Её сознание покидают. Вряд ли без особой причины. Сознание будто схлопывается, отголосок... Удара заклинанием?
Нора снова кричит его имя, но безуспешно. Вокруг слишком шумно и вряд ли бы кто смог бы его услышать. Прижимаясь ближе к стене, Нора, прикусив губу, размышляет пару секунд и садится на пол. Шепча заклинание, оценивает зал и тихо выругивается. Слишком много тел и людей. Она не знает, где Долохов.
Сделав глубокий вдох, Нора бессмысленно зажмуривается, встает, пока не двигаясь с места. Испуганная, ошарашенная. Вдруг в него прилетело что серьёзное? А она даже не видит этого.
Она сама позвала его.
Она сама виновата.
Вокруг идёт битва, но знакомого голоса Нора не слышит. Паникует. Ждёт.
Неизвестно, сколько проходит времени. Долохова про себя лишь ругалась, что не может вызывать видения самостоятельно. Ей нужно было увидеть то, что происходило вокруг. Нужно было.
Ей бы продвинуться ближе. Но защита не только оберегает её от действий извне, но ещё и не позволяет самой лезть на рожон. Проклятье.
Если Антонин погибнет из-за неё, она себе не простит.
В какой-то момент всё немного затихает. Что позволяет ей услышать... Голос Антонина. Злой. Живой. Свирепый.
- А я вот люблю убивать зрячих предательниц крови. Если хоть пальцем тронешь мою жену, то умрешь в крови своей.
Нора прикусывает губу, замирая. Он подумал, что ей здесь угрожает опасность... От них.
- Антонин, послушай! Да все послушайте! - в голосе отчаяние и страх, что её никто не услышит. Эта штуковина должна пропускать её голос. Или же она совсем паранойит.
Она торопится, шарит своей палочкой, едва не падает и не знает, куда смотреть. И до кого можно кричаться. Она не может сделать больше двух шагов, упираясь в невидимую стену. Чтоб её оборотни съели, а.
- Пожалуйста, давайте без убийств!
Нора не знает, что уже несколько дней как считается будущей мамой. Не знает и Антонин. Не знает о будущих двух мальчиков.
И понятия не имеет, почему на неё сейчас напала такая эмоциональность, что хочется и плакать, и кричать. У неё просто паника.
- Просто закончим это и всё! - она судорожно сжимает волшебную палочку, замерев на месте. Она не может позволить, чтобы Антонина убили.
И чтобы Антонин убивал людей вокруг.
Просто... Нет.
Мерлин, хоть бы кто снял защитный купол. Она бы тут же нашла Антонина. Наверное.

[NIC]Nora Dolohova[/NIC]

Отредактировано Norah Drake (2018-07-20 10:11:59)

+1

23

Вот почему эти треклятые Пожиратели не могли остаться дома? Вот не сиделось им напротив каминов. Туда и дрова кинуть можно, и ноги. Не факт, что свои. Можно и чужие. Можно и мерлиновые старые трусы. Горит-то все. Люпин потрепал свои волосы, отражая удары и создавая защиту другим. Его взгляд мечется от родителей к тем, кому тоже нужна помощь. Не мог же Тедди спасти маму с папой и погубить половину школы просто потому, что ему стало лень вертеть головой. Не для того его рожали и бросали сиротой, чтобы он так себя вел потом.. У Доры-то там наверняка план гениальный был. Воспитать его добрым и хорошим, немного с приветом, немного с ответом. Люпин вздохнул, оглядываясь. Непривычно было что-то делать без Регса. В его компании он чувствовал себя на своем месте, а тут просто боль-тоска сплошная с этими потерями и криками. Еще слепая девушка мечется.
Тедди неожиданно осознал, что его отец вступил в схватку с Беллатрикс и внутри что-то загорелось огнем негодования. Не по плану все шло, уже что-то менялось. Вот Люпин не любил такое, хотя манией контроля не страдал. Но внезапным поворотом было вообще то, что добряк Лунатикне только стену школьную пробил, но и выкинул бабулю Беллатрикс в дыру.
- Воу... - пробормотал Тедди. Злить папу явно не стоило. Хорошо хоть не полнолуние, а то осталась бы Лестрейндж с хвостом и без носа.
Но события не думали заканчиваться изменениями на этом. Долохов вспомнил, что он русский и решил сыграть в клоуна, демонстрируя свои магические фокусы множественного пожирателя. Тедди бы назвал этот прием "пьяный русский". Они же водку пьют, что потом вместо одной жены мерещилось двадцать? Правда чуткая душа анимага не была уверена насчет конкретного количества, но зато он знал, что Антонин был тем самым русским, который когда-то пытался споить Волдеморта. Жаль только не вышло, было бы здорово вернуть время совсем назад и отравить Лорда паленой водкой. Вот это был бы поворот на уровне бога. Но мысли Тедди прервались на середине, когда противный русский решил схватить Нимфадору. Одного взгляда на Рэмуса было достаточно, чтобы понять, как ужас он испытал только что. Циничный обыватель решил бы, что Тедди все равно же родился, поэтому нет смысла что-либо менять, раз все равно опасность смертельная. Но Люпин-то и пришел за тем, что спасти родителей, а не поменять им убийц. Вот интересно, у Регса возникли хоть какие-то проблемы по дороге? Или он героически минует все невзгоды, разбрасывая врагов по ямам как котят?
Тедди отошел назад и повернул голову к слепой. Та пыталась что-то кричать, но стена мешала, а читать мысли Люпин не научился. Слишком сложно и скучно. Вот где-то за спиной вдалеке показались еще два Пожирателя, но вот они вообще были не нужны и метаморф просто повел палочкой, позволяя двери отрастить себе руки и обнять их. Обниматься всегда приятно.
- Ты в порядке? Чего кричишь? - Тедди, не спуская глаз с матери, снизил уровень защиты купола и посмотрел на Нору. Та звала Долохова так отчаянно, что глаза сами по себе закатывались. Их было просто не удержать. Но Люпин понял в чем дело, и чего так добивается девушка. - Эй ты, русский, - крикнул Тедди, привлекая внимание Долохова. Толком еще не зная, что сказать, Люпин быстро посмотрел на отца, а потом на Нору опять. Метаморф был не просто преподавателем и богом трансфигурации. Он, несмотря на свою неадекватность по жизни, прекрасно читал людей. Не нужны были мысли и прочая лабуда. Но вот выражение лица, какие-то неуловимые изменения - все читалось. Он же изменял свою внешность! Ему хватило двадцати секунд, чтобы отметить припухлость на верхней губе Норы, заметить ее грудь, посмотреть на пальцы и на ноги. Может он ошибался, а может нет. К черту, он все равно мог выиграть время и поэтому просто достал палочку и направил ее на Нору. - Не бойся, - шепнул он девушке, ободряюще кивнув. - Эй, Долохов, - повторно позвал Тедди. Вот наконец-то на него обратили внимание. Алкоголик. - Отпусти мою... маму, - уверенно крикнул Люпин, не побоявшись. - Иначе ты не станешь папой. - Тедди перевел палочку с груди Норы на ее живот и выжидательно посмотрел на Долохова. - Если не веришь, пускай она покопается в вашем будущем. Ведь оно может еще случиться. - Люпин даже бросил предостерегающий взгляд на отца, чтобы тот не кидался волком на русского дурака. Все могло решиться полюбовно. Но у Долохова еще был шанс ласточкой полететь за Беллатрикс. Тут вообще как повезет по жизни.

+2

24

Рэмус тяжело дышит, понимает, что убил человека, но этим он отомстил за друга. За единственного живого друга спустя годы, которого эта чистокровная стерва отняла у него. Неважно, что Блэк много пил и постоянно рычал, обижался на него, они ведь дружили, верно? Пускай их разделяли года и сомнения, но дружба была. Люпин сильно переживал смерть друга и не хотел, чтобы пострадал еще кто-то. До сих пор Лунатик корит себя за грубое обращение с Гарри. Знает же, что Сириусу это бы не понравилось. Тем более в его же доме.
Люпин поднимает глаза, смотрит в сторону и видит, как Долохов исчезает, появляется снова в другом месте и хватает Нимфадору. Сердце оборотня камнем падает вниз, страх поднимается к горлу, сдавливая и ему впервые в жизни хочется превратиться в волка и наброситься на Пожирателя, разорвать его на куски. Это ведь правильно, верно? Так и должно быть. Рэмус мысленно молит о преждевременном полнолунии, но чуда не случается. Или да? Он смотрит в сторону взрослого сына, который не кажется опасным, но говорит вещи, от которых мурашки бегут вниз по телу. Рэмус понимает, что Тедди не тронет девушку, но ведь он спасает маму. Люпин ощущает дискомфорт. Почему так голова кружится? Слишком рано для полнолуния, слишком поздно для превращения. Рэмус сопротивляется головокружению, хмурясь и пытаясь совладать с собой, но у него получается только зло зарычать. Возможно ли что открытые порталы так давят на сознание? Он плохо разбирается в этом, его стезя - нечисть и темные искусства, борьба с ними, противостояние, верно? Ему не нужны все эти фокусы с иллюзиями, чтобы нанести удар. Он прекрасно понимает, что Дора не сможет справиться самостоятельно с Пожирателем.
- Любишь пугать до чертиков слепых девушек? А я вот люблю убивать зрячих предательниц крови. Если хоть пальцем тронешь мою жену, то умрешь в крови своей.
Рэмус смотрит на девушку, которая в плену у сына и смотрит на свою жену. Они на равных сейчас, только Тедди стоит между ними. Два мужа и две жены, Люпин понимает, что он должен что-то предпринять, побыть взрослым в этой песочнице, но у него просто не хватает сил сосредоточиться. Ему бы помощь друзей, которые так легко ориентируются в странных ситуациях, да? С ними было проще выкручиваться, поэтому Люпин сжимает пальцами артефакт и опускает его.
- Никто не собирается убивать твою жену, Долохов, - сухим голосом отвечает Люпин, - мы - не убийцы. Не путай нас со своими дружками, - уже огрызается, злобно, сухость пропадает и Рэмус чувствует прилив сил, как перед полной луной, но сомневается что это возможно. - Или ты думаешь, что раз ты способен убить молодую мать, то все должны поступать так же? Голос начинает дрожать и Рэмус понимает, что ему даже не нужно превращаться, чтобы наброситься на Долохова, но его сдерживает тот факт, что Пожиратель выпускник Дурмстранга, а там их с пеленок обучают темным фокусам. Люпин боится за свою жену, которая неожиданно спокойно смотрит на него и даже подмигивает. Что она задумала? Рэмус боится что-либо сказать, чтобы это не привело к печальному исходу.
- Эй, Долохов. Отпусти мою... маму. Иначе ты не станешь папой.
Люпин удивленно смотрит на сына, не понимает, как тот узнал, что девушка беременна. Почувствовал? Рэмус смущенно опускает голову, тянет носом, жадно втягивает воздух в легкие. Этот запах ему хорошо знаком. Так он раньше Нимфадоры узнал про ее беременность, так он раньше опустил плечи и пришел в ужас.  У беременных специфический запах. Не такой, как обычно раз в месяц, не такой как всегда. Другой. Свой. Люпин понимает, что сын-анимаг прав, что он не блефует и что это игра.
- Если не веришь, пускай она покопается в вашем будущем. Ведь оно может еще случиться.
Люпин выдыхает, понимает, что ситуация еще может стать критической, но со вздохом хочет поднять палочку, направить на Долохова. Он знает приемы, которые верны ему много лет, которые он пробовал на других Пожирателях, но тут его любимая жена, его красивая и изящная, но неуклюжая Дора внезапно начала меняться, превращаясь в Хагрида.

+3

25

Дополнительно: 24 года, старший сын русского Пожирателя и слепой американки, холост и горяч, но тащит за собой Нюньку. Говорит на русском и живёт вообще-то в 2023-м году.
Внешний вид: бежевая расшитая у ворота узорами праздничная рубаха, перепоясанная кожаным ремнём, свободные чёрные штаны, заправленные в чёрные же кожаные сапоги на шнуровке. Лицом неотличим от спутника, но на голове полгода не стриженные светлые вьющиеся волосы.
Состояние: обеспокоен, даже раздражён.
С собой: магический посох в одной руке, бутерброд с ветчиной - в другой; волшебная палочка в глубоком кармане штанов, там же имеются карманные часы, в другом кармане ювелирный вредноскоп.


- Прибыли! С тебя бощец с помпушками, - раздражённо бросил Лютобор, аппарировав со своим младшим братом с родного полуострова в далёкую Великобританию. Они стояли посреди пустынного Косого переулка. Все магазины закрыты, никаких посторонних звуков или явлений. Ничего, за что цеплялся бы взгляд. Название улицы на домах было на английском - непривычно, он отвык от других языков, потому что после школы редко общался с носителями других языков, тем более - английкого. Разве что мама - но и стой он редко перекидывался парой-тройкой фраз. С Дурмстранга осталось у него три товарища, но двое из них были финами, а третий вовсе немцем. Были знакомые из Швеции и Дании, но с ними он даже письмами давно не перекидывался и знать не знал, как у них обстоят дела. Тут была ещё ночь, а Долохов забыл учесть разницу в часовых поясах и даже несколько удивился полумраку.
А дома уже наступало утро. И он вообще-то собирался пойти на торжество. Вышеупомянутый друг-немец собирался сегодня жениться, Лютобор, разумеется, был приглашен. Собственно, потому он и был одет слишком хорошо для своего обыкновения последних месяцев. Никаких вам маек, перепачканных любыми подручными материалами, ни волшебных перчаток, в которых велась работа. Всё очень цивильно, с иголочки, сапоги вон вычищены - но это уже дело привычки и дисциплины. Словом, стоял себе дома Лют, прихорашивался перед зеркалом, как появляется вдруг это чудо-юдо и начинает верещать, мол, видение ему пришло, мол мать с отцом спасать надо, да не где-нибудь, а в прошлом, да ещё и на территории Чмогвартса! Конечно, первым делом Лютобор поинтересовался, точно ли это было видение, а не сон, какой-нибудь. Даже проверил, не принимал ли случайно Демьян каких-либо веществ, способных вызывать отравление и не находится ли под чарами. Да нет, он говорил совершенно серьёзно и то и дело повторял примерно одно и тоже: "Их надо спасти, их надо спасти! - И как мы отправимся в прошлое? На мётлах? На пегасах?! - Портал в Лондоне!"
И никакой тебе понятной инструкции, никаких объяснений, только сбивчивый пересказ видения, в котором брат скакал с одного предложения на другое, не договаривая в итоге ни одно из них. Младший брат был действительно страшно взволнован. Лютобор ничерта, конечно, не понимал и вообще считал всю эту затею абсурдной. Он искренне верил, что вся эта затея не обернётся ровно никаким успехом. Но уступил брату, чтобы аппарировать с ним в Косой переулок и сказать ему:
- Нет здесь никакого портала! Видишь?! - он так и не избавился от этой привычки, постоянно оперируя подобными словами, хотя он знал, конечно, что его брат уже давно ничего не видит, кроме, разве что, снов и видений, - я вижу. Тут нет никаких порталов. Да и как такое может быть? Почему мы должны спасать их в прошлом, если они и так в полном порядке в настоящем? Они и сами справились в прошлом со всеми своими проблемами, разве не логично? - хотя он даже не представлял, какие у них могут быть проблемы. Особенно с учётом столь неконфликтного нрава матушки - уж она всегда старается держаться подальше от всех неприятностей! Спорить с Дёмой было без толку, он мог придумывать существование временных петель и придумывать принцип работы временных порталов типа как с маховиками времени. Мол, если они не спасут родителей в прошлом, то и сами не появятся в будущем. Спорить Нюнька готов был долго, убеждённый значимостью своего видения, но что он мог поделать, если порталов не было? Не было!..
- Ладно. В последний раз пройду улицу. Не найду - валим, чокнутый... Жди, - он что-то ворчал себе под нос, измеряя шагами улицу. Никого не встречалось по пути. Иначе наверняка подумали бы, что псих какой шляется. Шаг. Ещё шаг. Строевой, отточенный. По дороге он доел свой бутерброд. "Вот и всё!" - когда уже казалось, что сейчас они уйдут по домам, внезапно занервничал вредноскоп, который должен был быть скромным презентом товарищам. Довольно странно и неожиданно. Лютобор в какой-то момент вспомнил, как в детстве играл в жмурки: по тому же принципу он сейчас искал источник волнения вредноскопа. И нашёл за углом на пересечении с Лютным переулком. В самом деле. Портал. Сам настоящий.
- Чтоб я валенками подавился... - он хотел позвать Демьяна, но благоразумно решил не орать через всю улицу и быстро трансгрессировал к брату, а с ним и обратно. Выходило у него это так легко, что побочных эффектов он практически не чувствовал, - здесь, - за шиворот он развернул брата в нужную сторону и с некоторой опаской посмотрел в неизвестность. Но медлить не было в его привычке. Раз уж так и раз Демьян сказал, что надо... Лютобор шагнул в неизвестность, потянув за собой брата: чтобы и тот не врезался в стену вместо портала, и чтоб близнецы не разминулись "по пути", если это вообще возможно.


- Прибыли. Кажется, - в этот раз интонация приобрела настороженный оттенок. Холодные стены, полумрак... И очень шумно где-то над ними. Лютобор неуверенно достал часы, раскрыл их, - ... Невероятно... - он помолчал недолго, затаив дыхание и оглядываясь по сторонам, а затем решил, что надо сообщить что-то и своему слепому спутнику, - кажется, мы под Хогвартсом. Второго мая 1998 года, - он взял свободной рукой брата под локоть, второй рукой он крепче сжал в руках посох. Кажется, скоро он побывает на поле битвы второй магической войны, а это вам не семечки чистить и даже не клинки ковать. Конечно, в дуэлях Лютобор чувствовал себя всегда прекрасно, но не тогда, когда ему ещё при этом надо прикрывать стороннее лицо.
Вместе с братом он аппарировал прямо на крышу английской школы, чтобы оттуда попытаться искать взглядом своих родителей. Он был мало знаком с местностью и больше по картинкам, но проблем с перемещениями не возникало у него никогда. Затея, однако, эта была неудачной, потому что тут же он чуть не стал мишенью десятка заклинаний, но последовательными жестами посоха он отразил заклинания и трансгрессировал с братом назад. За то мгновение он не успел не то что родителей отыскать, но даже сориентироваться на местности и оценить столкнувшиеся силы. Придётся проходить по стелсу.
- Говори уж тогда, где нам их искать, жду инструкций, если тебе знакомо это слово, - он выглянул в мрачный коридор. Тут было сыро. И намного тише, чем снаружи. Но надо было идти.

Отредактировано Lutobor Dolohov (2018-08-13 04:51:17)

+2

26

● Дополнительно: 24 года, младший сын русского Пожирателя и слепой американки, аскет по собственной инициативе. Говорит на русском, английском и французком в совершенстве, плавает в немецком и старославянском. Живёт в 2023-м году.
● Внешний вид: обычная славянская рубаха из белого хлопка и расшитая черной нитью у ворота, суконные темные штаны. Ноги босы. Волосы темные, сильно отросшие, челка почти полностью скрывает слепые глаза.
● Состояние: испуган, взволнован
● С собой: магический посох, одновременно заменяющий трость для слепых, собака-поводырь Лютик.


     Незнакомые стены. Совершенно незнакомые. То и дело мелькают вспышки заклинаний. Он видит мужчину, сломя голову бегущего по коридору. И совершенно точно понимает - это был его отец. Он видел этот костюм сотни раз на манекене, в доме родителей. Разве что сейчас он ещё не был таким потрёпанным. Он слышал историю об этом дне, знал её наизусть. Как папа должен был выбрать между долгом и мамой, и выбрал маму. Но почему он видит это в видении? Не раздумывая, Демьян кидается за отцом. В своих ведениях он может быть настолько быстрым и ловким, на сколько захочет - словно бы это достаточная компенсация за пожизненное увечье. Всё так, как и должно быть, сейчас он встретится с Рэмусом Люпином, победит его в схватке, и спасет маму! Но...
     - Почему их трое? Так же не должно быть! - молодой человек чувствует, как пересох его рот. - Всё должно быть не так, папа никогда не упоминал о других соперниках в том поединке! Демьян видел маму, такую беспомощную и напуганную. Её держал под защитным куполом долговязый синеволосый молодой человек, которого Дёма никогда раньше не видел. - Синие волосы?! В девяносто восьмом? Что? - только и успел подумать юноша, когда его отца впечатало в стену заклинанием. Долохов младший занервничал сильнее прежнего, сердце колотилось в груди как безумное. - Ну же, папа! Вставай, пожалуйста! Почему, почему я это вижу?! Это неправда, всё было не так!
     Его отец поднимается, и даже хитрым приемом умудряется взять единственную среди противников девушку в заложники. Между сторонами происходит диалог, который слепой провидец ловит, затаив дыхание. Он уже начинает думать, что это не видение, а просто дурной сон. Попытался проснуться, но тщетно - а ведь из кошмаров он всегда мог вырваться. Демьян понял, что действительно видит будущее, которое происходит в прошлом. Ведь только так можно было объяснить то, что Долохов сейчас видел.
     - Маму, значит? Предлагаешь совершить равноценный обмен? Вот только вранье - не твой конёк, видимо. У тебя очень плохо получается. - отец заливается хохотом, но внезапно женщина, которую он удерживал, начала изменяться в размерах. Как только пожиратель заметил это, он с силой приложил её лицом о защитный купол, после чего атаковал непростительным заклятием страха. Женщина корчилась у него в ногах, но отцу было словно всё равно.
     - Знаешь, в чем разница между нами? Я убью любого, кто посмеет угрожать члену моей семьи. И убивал. А скольких убил ты?
     Отец прекращает действие круцио, и, цокая языком, пнул лицо женщины мыском ботинка, чтобы его видели двое оставшихся противников. У Демьяна от этого действия всё внутри похолодело. Он, конечно, знал, что его отец убивал и пытал маглов и магов в огромной количестве, но одно дело слышать об этом и выискивать старые заметки в газетах, и совсем другое - увидеть своими глазами. Это совсем не выглядело героично в глазах Демьяна.
     - Я думаю, вам не помешает действительно мощная мотивация, что думаете? - Антонин наклоняется, и почти нежно берет свою пленницу рукой за лицо. - Ты же у нас хорошая мама, правда? Настолько же хорошая, как была у Поттера? Как на счет того, чтобы придать сыну и мужу решимости в своих поступках, а? Я уверен, ты просто умираешь от счастья подобной перспективы. АВАДА КЕДАВРА!
     Демьян забывает, как дышать, когда ослепительная изумрудная вспышка заливает комнату. Последнее, что увидел Дёма, перед тем, как очнуться, это упавшие защитные куполы. Не теряя времени, Антонин выкрикивает какое-то заклинание, и его маму окутывает молочная дымка... в которой она растворяется. Это было последнее, что он успел сделать, прежде чем двойная вспышка заклинания превратила его в пепел.

    Демьян с криком вырывается из ведение. Мир снова погрузился в уже привычную ему темноту. Рука сразу потянулась искать подлокотник кресла, в котором юноша находился до видения. Рядом беспокойно возился Лютик - Демьян слышал, как он топтался рядом и беспокойно скулил. Дёма выставил руку перед собой, и почти сразу в неё уткнулся влажный кожаный нос. Молодого человека било мелкой дрожью, и пёс это чувствовал, от чего нервничал еще больше. Даже поставил лапы ему на колени и, продолжая поскуливать, боднул своей каменной макушкой аккурат в подбородок. Пальцы Долохова сами собой зарылись в короткую шерсть, словно ища в этом простом действии успокоение.

     - Почему я это видел, Лютик? Почему? Я ничего не понимаю... - бормотал Демьян, раз за разом прокручивая в голове увиденное. В отличие от мамы, которая не сильно старалась развивать свои способности, Демьян очень много времени провел в изучениях подобного феномена. Узнал, что чаще всего маги с подобными способностями к предвидению рождаются совсем не в России, и даже не в Америке, откуда родом была его матушка. А в Африке. Демьян даже подумывал над тем, чтобы перевестись из Дурмстранга в Уагаду, но система обучения в этих двух школах была слишком различной, и молодой человек быстро отказался от подобной идеи. Зато записался с восьмого курса на продвинутого прорицания: этот предмет практически не имел успеха. Со своего потока Демьян вообще был единственным, кто посещал данный предмет, и его занятия с учителем вообще получались индивидуальными. На этих уроках Долохов младший учился не сопротивляться накатывающей волне предвидения, и принимать её безболезненно. А так же учился вызывать видения по собственному желанию, хоть первые пару лет это вообще казалось недостижимой высотой.

     Схватившись ладонями за лицо, Долохов упёрся локтями в колени, потеснив Лютика, и начал дышать. Вдох. Он должен быть одновременно расслабленным. Выдох. Но при этом не терять бдительности. Вдох. Должен четко понимать свой вопрос. Выдох. Ведь невозможно получить ответа, не озвучив вопроса. Вдох. Тот синеволосый юноша совсем не вписывался в картину ведения. Выдох. Кто он такой и как оказался в этом сражении? Вдох. Кто он такой? Выдох. И почему он был там. Судорожный вдох.

     Сначала Демьян мог различить только стены незнакомого ранее кабинета. Очертания плавали, словно он пытался смотреть сквозь слёзы. Но как только картинка становится чётче, Демьян замечает синеволосого молодого человека в окружении еще нескольких волшебников и волшебниц примерно его возраста. Они разговаривали про письмо, которое, судя по всему, было адресовано самому Темному Лорду. Да еще и в прошлое. Молодые люди обсуждали письмо, заговорили о порталах, а потом и начали говорить о том, чтобы убить его отца!

     Долохов младший судорожно вздохнул, и вынырнул из видения. Голова немного ныла, но юноша даже не обратил на это внимание. В его сознании билась ужасающая мысль: они хотят убить папу! Пазл начинал складываться. Действовать нужно было немедленно, но как узнать о порталах? Вряд ли можно обратиться в единую магическую справочную и вежливо спросить адреса. А жаль, это очень сильно упростило бы задачу. Но зато Дёма мог попытаться увидеть эти самые порталы. Вдруг местонахождение хоть одного из них он сможет узнать? Проще было сказать, чем сделать. Демьян честно попытался призвать видение минут пятнадцать. Правильно дышал, четко формулировал свой вопрос, но тщетно.

     - Дерьмо! - в сердцах крикнул Демьян, и вскочил с кресла. Голова всё ещё немного кружилась, и юноша плохо ощущал себя в пространстве. - Лютик, мальчик, иди сюда. Молодой человек опустился на колени, и обнял подошедшего пса. - Отведи меня к брату. К Лютобору. Юноша на ощупь находит ручку шлейки, и выпрямляется. Пес уверенно пристроился слева, и пошел вперед, ведя хозяина к выходу. Демьян даже ботинки не подумал надеть - побежал как был - босиком. Только трость призвал в свободную руку. Лютик уверенно тянул юношу вперед, но в какой-то момент ускорился слишком сильно, и Демьян растянулся на земле и больно ударился головой. Ручка шлейки выскользнула из пальцев. Вдох.

     Звук тысяч часов превращался в жуткую какофонию. Они были по всюду: стояли на полках, висели на стенах. Песочные, механические, встречались даже часы с жидкостями. И посреди этой армии часов, среди столов и книжных полок, был портал.
     Выдох.
     Извилистая улица, мощеная булыжником. Сотни витрин, но все они смазаны, как что-то не важное. Единственное, за что цепляется взгляд: кривоватая табличка с надписью "Косой переулок". Он плывёт вперед, пока не оказывается в тупике, перед ещё одним порталом.
     Вдох.
     Темная гладь озера и безумно красивый лес. Довольно зловещий, но Демьян очень любил такие места. Недалеко от озера был открыт портал, который своим светом делал воду в озере похожей на жидкую ртуть.
     Выдох.
     Демьян в неизвестном ему коридоре. Тут почти нет освещение, да и вообще юноша чувствует себя крайне неуютно. Он продвигается вперед, и уже по свечению понял, что за поворотом должен прятаться ещё один портал.

     Влажный пахучий язык елозит Демьяну по шее. Отстранив пса руками, молодой человек пытается отдышаться. Каждый раз, вываливаясь из видения, он словно слеп заново. Да, с годами он стал относится к этому почти спокойно, но и по сей день ему нужно было немного времени, чтобы полностью придти в себя. Не поднимаясь с земли, дурмстрангец пытался осмыслеть увиденное. Он видел четыре портала в четырех разных местах - оставалось только надеятся, что они существует именно в их времени! Но при этом конкретное месторасположение Демьян мог только у второго, находящегося в Косом переулке. Они бывали там с Лютобором и тётушкой Альбертой, когда им с братом было лет по семь. Но вот загадочную комнату с часами, лесной пруд и таинственный коридор молодой человек узнать не знал. - Значит, в Лондон!


     ... Невероятно... кажется, мы под Хогвартсом. Второго мая 1998 года.

     Демьян хотел было сказать что-нибудь язвительное по этому поводу, но воздержался. Им сейчас не ссорится нужно, а родителей найти. Лютик сидел у его ног, опустив уши. Пальцы юноши перебирали короткую шесть. Вдруг Лют схватил его за локоть, и слепой провидец почувствовал, как его тело расщепило на тысячи кусочков. А когда собрало воедино, Дёма почувствовал, как его толкнуло порывом ветра. Лютик рядом беспокойно заскулил. А ещё Демьян был готов поклясться, что слышит, как когти пса корябуют черепицу. - Мы что, на крыше?!

     Не успел парень перестать удивляться, как услышал звуки отражённых заклинаний. Боясь словить шальное по неосторожности, Демьян присел, крепко прижав к себе пса. Босые ступни мёрзли. Слепой провидец буквально ненавидел себя в такие моменты беспомощности - когда ему нужно было полностью положится на брата. Да, в детстве он готов был пойти за ним и в огонь, и в воду, по первому же требованию. Но те времена давно прошли. И, хоть сейчас они всеми силами пытаются восстановить свою дружбу и связь, в глубине души Дёма понимал, что тот уровень близости они уже никогда не вернут. Томительные секунды ожидания, и вот Лютобор снова хватает его и братья исчезают в вспышке трансгрессии.

     Когда тело вновь собралось, Демьян уже чувствовал тошноту. Ему совсем не нравилось перемещаться непонятно куда через каждые пять минут, так и в стене можно было залипуть! А ведь с ними ещё и Лютик, существование которого брат большую часть времени тупо игнорировал, обижаясь за кличку.

     - Говори уж тогда, где нам их искать, жду инструкций, если тебе знакомо это слово.

     - Ой, а что, рандомные перемещения закончились! Хвала Нериде. - недовольно пробурчал Демьян и стал думать вслух. - Мы можем использовать поисковое заклинание, если у нас есть вещь отца или матери. У тебя есть?... Скверно, у меня тоже. Не было времени думать об этом. Но зато у нас есть Лютик! Он найдет маму с папой. - обрадованный тем, что ему это в голову пришло первым, Демьян нащупал ощейник пса. Пару секунд, и вот уже пальцы сжимают деревянный амулет, болтавшийся на узловатой бечёвки. Руна на деревянном овале вспыхнула синеватым цветом, и собака начала увеличиваться в размерах. И если ошейник увеличивался вместе с Лютиком, то шлейка лопнула под бугрящимися мышцами с оглушительным хлопком. Разбухнув до размера молодой лошади, лабрадор перестал увеличиваться.

     - Лютик! Лютик, ты слышишь меня? - Долохов младший выпрямился и вытянул вперед руки. Между ладонями втиснулась огромная морда и обдала его несвежим дыханием. - Ты привел меня к брату. Ты самый лучший пес на свете. Но сейчас нам нужно будет найти папу! Помнишь, как мы тренировались? Он прятался, а ты находил его по запаху. - пес согласно гавкнул. То ли действительно понимал, что от него хотят, то ли просто для поддержания разговора. Стоит только отметить, что гавкал Лютище в увеличенном состоянии словно в рупор. Моргнув, Демьян обошел пса, не отрывая от него ладони. И когда почувствовал выпирающую лопатку, попытался вспомнить все те бесчисленные часы, которые он в детстве проводил на пегах, после чего запрыгнул верхом на Лютика. Пес не сильно этому удивился. Лишь вывалил огромный, цвета докторской колбасы язык. - Он справится, я в него верю. Как и верю в то, что ты сможешь нас прикрыть. - последнее слепой провидец выдавил тихо, почти выплюнул. И, не дожидаясь, пока брат будет отвечать ехидством на его слова, продолжил: - Главное - опасайся не столько Рэмуса Люпина, сколько странного парня с синими волосами. Ты сразу поймешь, о ком я. Люпина отец уже побеждал, а вот он спутал все карты!

    - Давай, мальчик, вперед! Найти папу! - подбодрил пса Демьян, и он действительно уверенно направился куда-то вперед. На четвертом или пятом повороте Дёма окончательно потерял ориентацию в пространстве, и мог лишь только, обхватив руками шерстяную шею, всеми силами стараться не упасть. То и дело он слышал, как Лютобор прибегал к магии: то отражал атакующие их заклинания, то накладывал защитные щиты, не скупился на атакующие и коварные чары. Они бежали минут десять, не меньше. Демьяну даже начало казаться, что пёс просто катает его по коридорам, но вот огромные мышцы перестали ходить ходуном. Собака остановилась, её бока тяжело вздымались: легкие снабжали кислородом могучее сердце.

     - Знаешь, в чем разница между нами?

     Демьян в ужасе хватает ртом воздух. Он помнит, чем закончится этот диалог.

     - Лют, останови их! Пожалуйста, останови, это скоро случится! Отвлеки их! Любым способом отвлеки! - в ужасе шепчет Демьян, надеясь, что брат найдет выход из ситуации.

[NIC]Damian Dolohov[/NIC]
[STA]изувеченный, но целостный[/STA]
[AVA]http://s9.uploads.ru/0iLvk.png[/AVA]
[SGN]http://s5.uploads.ru/F2sf1.gif[/SGN]

Отредактировано Grace Swan (2018-09-08 14:12:44)

+1

27


     - Пожалуйста, давайте без убийств! Просто закончим это и всё!

     Антонин, словно оглушённый, медленно поворачивает голову в сторону Нору. Девушка толком не понимала, куда направлен её взгляд, но палочку сжимает так яро, будто готова осыпать всех обидчиков градом смертельных чар. Если бы магический барьер можно было вручную или с помощью заклинания, Долохова бы точно его разбила. Но, увы, без вреда для самой слепой музыкантки это мог сделать только тот, кто наложил. Видимо, нужно было поблагодарить синеволосого юнца за то, что Антонин теперь мог её слышать. Но Долохов предпочёл бы пробить его головой ближайшую стену. Так сказать. спасибо за спасибо.

     Не собираясь разговаривать с женой при врагах, Антонин аккуратно коснулся сознания Норы. Голова страдальчески заныла, тонко намекая, что долго она такие магические умения поддерживать не сможет. - Ты же понимаешь, что они просто так меня не отпустят? - мужчина ловит её ищущий взгляд, словно Долохова пыталась понять, откуда идёт звук, - Да, возможно меня не убьют сейчас они, но поверь, я убил за свою жизнь достаточно, чтобы мне светило десять Поцелуев Дементоров. Но говорят, достаточно одного. В третий раз мне его уже не избежать. Я сбегал дважды. И я один из самых опасных преступников Британии.

     - Никто не собирается убивать твою жену, Долохов, мы - не убийцы. Не путай нас со своими дружками.  Или ты думаешь, что раз ты способен убить молодую мать, то все должны поступать так же?

      - Эй, Долохов. Отпусти мою... маму. Иначе ты не станешь папой. Если не веришь, пускай она покопается в вашем будущем. Ведь оно может еще случиться.

     Долохов не выдержал и расхохотался. Даже боль от порванной щеки не могла заставить пожирателя перестать хохотать. Уж кому, как не ему было известно, что Нора просто не могла быть беременна. Ну, то есть, конечно, чисто в теории могла, ведь у них была их незабываемая первая брачная ночь. Но она была всего за пару дней до битвы, как и сама свадьба. Прошло слишком мало времени, чтобы можно было такое утверждать. А значит, противники просто пытаются играть на чувствах Долохова к жене и их возможному ребенку. И Антонину было очень смешно от факта, что один из излюбленных трюков пожирателя смерти пытались провернуть с ним самим. И прекратил смеяться только тогда, когда понял, что его пленница начинает увеличиваться в размерах. - Вы сами дали мне повод...

     Бескомпромиссная моральная и физическая доминация, вот что пугало всех без исключений. Полное лишение силы и контроля. Осознание собственной беспомощности перед врагом. Именно эти понятия были краеугольным камнем пыток Антонина. Перехватив посох, Антонин с силой приложил ещё-вроде-женщину лицом о защитный барьер, за которым они с пленницей до сих пор находились. Послышался хруст переносицы, и связанная мешком рухнула под ноги Антонина. Но пожирателю было этого мало. Он хотел, чтобы его противников обуяла всепоглощающая ненависть к нему. Они должны были забыть обо всём вокруг, и жаждать только его крови. В том числе, забыть поддерживать защитный барьер, скрывающие Дрейк от его чар. Ему нужно всего пару секунд их забытья, и этого будет достаточно, чтобы отправить Нору домой. А дальше уже будь, что будет. Повезет - не повезет.

      - Выстави руку и держи пальцы на щите. Как только барьер падёт, я отправлю тебя домой. И не спорь. Я не могу одновременно защищать тебя, и сражаться. Ты же не хочешь, чтобы я случайно умер, правда? - мысленно предупредил Антонин слепую музыкантку, и направил посох на начавшую приходить в себя пленницу. - Маму, значит? Предлагаешь совершить равноценный обмен? Вот только вранье - не твой конёк, видимо. У тебя очень плохо получается. Из рубинов, заменявших глаза змее на возглавии, вырвался пурпурный язык пламени. Он придумал это заклинание давным давно, и только он знал тонкость, от которой зависело - умрет ли жертва, или отделается лишь сильной травмой внутренних органов. Пока у Долохова не стояло цели убить, лишь причинить максимальную боль. Чтобы от одного вида её мучений кровь стыла в жилах. - Круцио! - язык пламени сменился красным лучом. Предательница крови начала кричать. И Антонин был бы последним лжецом, если бы заявил, что это не доставляет ему какое-то особое, извращённое удовольствие.

     - Сейчас я их дожму. Будь готова. - коротко предупредил Долохов Нору, пожиратель прекращает действие Круциатуса и небрежно пинает мыском ботинка лицо несчастной. Оно не должно быть спрятано, они должны видеть, как бедняжка страдает. - Знаешь, в чем разница между нами? Я убью любого, кто посмеет угрожать члену моей семьи. И убивал. А скольких убил ты? На лице дурмстрангца непередаваемая гримаса, он кажется почти безумным. Но так и должно быть. Они должны поверить в то, что он псих и способен на что угодно. И если психом Долохов не был, то вот ради своих убеждений и своих родных был действительно способен на что угодно.

     Услышав неясного происхождения звук, Долохов резко обернулся. И вот ей Мерлин, лучше бы не оборачивался. Ибо то, что он видел - походило на белочку. Ту самую, пушистую и очень радушную, что навещала его темными, особенно синими одинокими вечерами. А увидел Долохов лабрадора, размером с пони. На которой верхом сидела словно бы его молодая копия. И рядом была ещё одна его копия, но только со светлыми волосами, почти до плеч. И вились они точно как вились у Антонина в далёкие годы.

     - Какого... Гриндевальда...

[AVA]http://s7.uploads.ru/zEYwF.gif[/AVA]

+1

28

Нора не понимает, что происходит. Она жалеет, что вообще оказалась здесь, что вообще начала всё это, что не осталась дома... Позвала Антонина... Ему нужно было быть намного дальше отсюда.
Это она во всём виновата.
Ещё и юноша о чём-то заговорил, сказал, чтобы она не боялась. Нора застыла и замолчала, пытаясь найти взглядом говорящего. Он и поставил на неё этот защитный купол. Благодарить его или нет? Трудно сказать.
Не бойся. Чего не бойся?
Нора не знает, когда она стала центральной фигурой всей этой истории.
Отпусти мою маму. Иначе не станешь папой. Нора кожей ощущает, как на неё направлена волшебная палочка. Заклинания пока не ожидалось, но сам факт... Не станешь папой?.. Непроизвольно девушка коснулась руками живота, но ничего такого не ощутила. Она правда беременна?.. В голове роятся воспоминания об их первой ночи, но и из них Долохова ничего не может выцепить. Она почти забывает, что ей вроде как угрожают (или нет? загадочное "не бойся") , но пытается вернуться к этой мысли.
Второй тоже что-то говорит. Они бросаются словами в Долохова, хотя и сама Нора пытается до него докричаться. Хоть как-то. Она не хочет этой битвы, не хочет ничего, хочет сама забрать Антонина и уйти с ним подальше. Пусть их не ищут. Пусть их отпустят. Она только начала эту семейную жизнь, и она не хочет терять её.
Антонин вторгается в её голову, о чём-то пытается уверять её, а ей дико хочется выгнать его. Выгнать из головы, а потом схватить за руку и умчаться домой. Подальше. Нет. Она не хочет слушать о поцелуях дементоров, о том, какой он там преступник, нет. Не сейчас. Пусть не несёт чушь. Им нужно домой. Беременна она или нет.
А потом Антонин просто хохочет. И Нора, почти поверившая в то, что ей говорят, ощущает некий укол обиды. Будто она уже точно знает, что беременна, а Антонин над этим смеётся.
Она отступила на пару шагов назад, но выйти за пределы щита не могла. Зябко обхватила себя за плечи.
До неё доносятся звуки боли, а сам Антонин мысленно предупреждает, что должен перенести её отсюда. Нора боится, что он специально делает что-то такое, чтобы отвлечь их внимание. Хотя ведь они сами сказали, что не станут...
-... Антонин, - почти шёпотом. Ей кажется, что голова кружится, но сказать наверняка не может. Но ноги явно ослабли.
Она хочет докричаться до мужа, велеть ему перестать, подумать вместе, но знает, что Долохов её сейчас не послушает. Не спорь, сказал он. Вот и всё. Минусы у Антонина были, например, то, что он не мог не действовать сгоряча. А у Норы не всегда была возможность его успокоить.
Он кого-то пытал.
Пытал.
Злил. Злил всех остальных.
Нора пошатнулась и сползла на землю, уже прекрасно понимая, к чему это.

Двое бегут по замку. Нет. Даже трое. Двое юношей и одна собака. Она ведёт их куда-то, потому что один из мальчиков попросил её.
Юноши похожи, но при этом настолько разные... Светлые волосы и горящий, свободолюбивый взгляд. Тёмные волосы и взгляд слепого человека. Как у Норы. Вникуда. Темноволосый просит о чём-то огромную собаку, а потом взбирается на неё. Светловолосый закатывает глаза, но тоже взбирается. Они несутся по коридорам, а Нора следует за ними. Быстрая и невидимая. Они говорят, что им нужно найти отца. И Нора касается их сознания, она умеет так в своих видениях, и видит, какого отца они ищут.
Антонина.
Они мчат спасти его от смерти. Потому что они знают, что иначе он погибнет. Перетащит Нору в безопасное место и... Погибнет.
Долохова вглядывается в мальчиков и понимает, сколько им лет. И откуда они. Со временем её видения стали лучше, она научилась читать людей, что там обитали. И сейчас это пригодилось. Мальчикам 24 года.
И она действительно беременна там, на поле битвы.
Двойней.
Двумя прекрасными мальчиками, что должны появиться с минуты на минуту.

Нора приходит в себя. Цвета и свет меркнут, уступая место привычной тьме. Нора уже не сидит, но лежит на полу, наверняка привлекая внимание неожиданной переменой. Неважно. Нора неуклюже приподнимается на локте, слышит топот, оборачивается туда чисто интуитивно. Слышит восклицание Антонина. И всё, кажется, понимает.
Как их звали?..
Нора жмурится и ищет ответы. Лютобор и Демьян. Их с Антонином мальчики. Она увидела их в видении. Они ещё не родились по факту, но... Пришли защитить отца.
Потому что отец сам не знает, что делает.
Нора слишком привыкла опираться на видения. Они её не обманывают. И сейчас она на 90% уверена, что права. И что это не кто-то ещё.
И что мальчиков зовут именно так.
Вновь коснуться рукой живота. Она потом свыкнется с мыслью, что беременна. Потом.
Вместе с Антонином.
- Лютобор! Демьян! Сделайте что-нибудь!
Она не знает, как Антонин погибнет. Но знает, что они в курсе. Поэтому они здесь.
Нора поспешно поднимается с пола, чуть пошатываясь и обхватывая себя руками. Нервы на пределе, но что уж тут поделать.

+1


Вы здесь » | Three Generations: I would rather die | » Хроники Хогвартса » Where there’s a will, there’s a way [1998, May]