The day when Mungo fell, p.1 [1981, November]
» Antonin Dolohov — 17/12/2018

Order of the Phoenix; p.1 [1981, November]
» Frank Longbottom — 17/12/2018

Make or mar © [1981, November]
» Deborah Hayes — 18/12/2018

Danger hides in beauty and beauty in danger © [1981, November]
» Leonard Ross — 20/12/2018

Where there’s a will, there’s a way [1998, May]
» Damian Dolohov — 21/12/2018

Be my hero, mother © [1981, November]
» Walburga Black — 22/12/2018

Humble your fate © [1981, November]
» Bellatrix Lestrange — 22/12/2018

Death pays all debts © [1981, November]
» Henry Chase — 23/12/2018

When it rains, it pours, right? [1981, November]
» Remus J. Lupin — 23/12/2018

It takes madness to find out madness © [1981, November]
» Ariana Dumbledore — 25/12/2018

What brings you all here? [1981, November]
» Hestia Jones — 25/12/2018

Time heals all wounds © [1998, May]
» Hestia Jones — 25/12/2018

The day when Mungo fell, p.2 [1981, November]
» Teddy Lupin — 25/12/2018

Ministry of Magic has no rights, p.1 [1981, November]
» Frank Longbottom — 26/12/2018

Time is all we have © [2023, October]
» Lily Luna Potter — 26/12/2018

Different people - same issues © [1981, November]
» Astoria Greengrass — 27/12/2018

Caution is the parent of safety © [2023, October]
» Margaret Kalt — 28/12/2018

Ashes to ashes dust to dust [1981, November]
» Marlene McKinnon — 28/12/2018

Seems the monster always wins © [1981, November]
» Frederic Aria — 28/12/2018
Сердце, казалось, сходило с ума, как и сама Кларисса, наблюдающая за живой грязнокровкой. За живой Тройэн Картер, касающейся ее внучки. Взгляд непроизвольно скользнул по коридору, надеясь заметить что-то, что намекнуло на абсурдность ситуации. Возможно, троллей или великанов в гостиной. Ведь не может мертвая вновь стать живой. Да еще и спустя двадцать лет. Грегори. Глупая надежда увидеть и его. Если Хеллоуин решил припоздниться, явить мертвых живым, то, может, судьба сжалилась и над ней.
0240 0120
0220 0220
ссылки
ссылки
игровое время:
2023/17/10: вторник
1998/8/05: пятница
1981/2/11: понедельник

| Three Generations: I would rather die |

Объявление


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » | Three Generations: I would rather die | » Маховик времени » They are not as black as they are painted [1981, November]


They are not as black as they are painted [1981, November]

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

http://funkyimg.com/i/2v7mr.gif

http://funkyimg.com/i/2v7mq.gif

http://funkyimg.com/i/2v7mt.gif

Время и дата:
1 ноября 1981 года, полдень;

Место:
Площадь Гриммо, 12;

Участники:
Walburga Black, Sirius Black, Regulus Black;
Описание:
Взрослый Сириус, вместе со своим крестником, вполне успешно спас младшего от верной смерти. Но не оставлять же его посреди улицы... Поэтому Блэк принял решение отнести Регулуса на Гриммо и сдать с рук на руки матери. Но какой будет встреча этой семьи? Как отреагирует Вальбурга на взрослого старшего сына и живого младшего?..

+5

2

Дополнительно: 46 лет, мать и вдова, глубоко несчастная женщина
Внешний вид: Темно-зеленое платье, черные туфли, волосы до плеч распущены и уложены
Состояние: Внешне спокойна и сдержана, на самом деле в смешанных чувствах
С собой: Волшебная палочка


Тяжелая ночь.
Выдох. Медленно вздох.
Она потеряла обоих сыновей. Сперва ушел один, затем пропал второй. Надежда теплилась в холодном сердце леди Блэк. Она верила, что они вернутся. Верила, что старший сын одумается и поймет, что семья дороже бесполезных и нечистых друзей, а младший - объявится. Один брат умер, второй очень редко напоминал о себе, муж скончался. Вальбурга осталась одна. В огромном пустом доме, наполненном только ворчливыми портретами.
Тишина. Ночью она оглушала. Душила и сжимала до боли. Днем ее разбавляли звуки предков. Еще Кикимер.
Вальбурга Блэк посмотрела на себя в зеркале. Отражение обманывало мир. Внешне она сохраняла привычное спокойствие. Она же Блэк. Она не имеет право быть слабой. Ни плакать, ни страдать. Внутри ее разрывало от боли и ужаса. Регулус был мертв. Он предал Лорда и погиб. Семья Блэк всегда была преданна Лорду. Они верили в его идеи. Его мысли. Его действия. Она верила. Не все были Пожирателями, но все соглашались с ним. Регулус стал частью верных поданных. Принял метку, гордо и уверенно. Они с Орионом гордились сыном. Правильным сыном, истинным Блэком. Сокрушались по поводу старшего. Тихо и по одиночке. Вдвоем не обсуждали его.
Ночью он появился на пороге. Не один, с друзьями. Ему понадобилась помощь и он пришел сюда, домой.
Надо ли было отказать ему? Выставить за дверь и не впускать в дом? Первенца, старшего сына, некогда ее гордость и надежду.
Миссис Блэк аккуратно поправила волосы. Эмоциональный срыв ночью. Единственный за все это время. Всегда держала себя в руках, всегда была уверенной в себе и гордой женщиной. Выдох. Вздох.
Прикрыла глаза, глубоко вздохнула. Черное заменила на зеленое. Должно было быть наоборот. Ее младший сын мертв - это горе, траур, боль. Старший жив, дома, под ее крышей. Рано утром она слышала его шаги, его голос. Он спал в своей комнате. Один или нет - неважно. Вальбурга сейчас не думала о нежеланных гостях в своем доме. Эта проблема решаема. Не вечно же им скрываться здесь. Предки будут негодовать, но недолго. Им полезно поворчать.
Выдох. Вальбурга поправила платье, взмахнула палочкой и задвинула шторы. Лестница. Четвертый этаж принадлежал ей. Спальня в конце коридора, две комнаты - комната для чтения и комната-гардероб. Полностью ее этаж. Ее мир.
Ступени вниз. Третий этаж. Две комнаты - спальни сыновей. Слева комната Регулуса. Закрытая, запечатанная, нетронутая. Взгляд на дверь. Была нетронутой. Взгляд на вторую дверь. Что искал Сириус в комнате брата? Вальбурга хотела заглянуть в спальню сына, но передумала. Она остановилась на втором этаже. Библиотека, спальня мужа, кабинет, гостевая. Там спали Поттеры. Миссис Блэк сдержала вздох. Коснулась ладонью двери спальни мужа. Их отношения нельзя было назвать страстными или глубокими. Она уважала его, любила, но это была сдержанная блэковская любовь. Но ей не хватало супруга с его рассуждениями и колкими фразами, с его анализом ситуации и мыслями. Два года миссис Блэк провела одна. Тяжело. Одна со своими мыслями и надеждами. С Кикимером и портретами. За одну ночь все изменилось. Сириус, его друзья, подруги, странные люди из будущего.
Миссис Блэк долго размышляла об этом. Рано утром она отправила послание Дамблдору. Не Лорду, а Альбусу. Приняла решение. Выбрала сторону. Лорд виноват в смерти ее сына. Лорд разлучил ее с обоими сыновьями. Выдох. Больно думать об этом. Признавать собственные ошибки. Была ли она неправа? Вальбурга зашла в комнату мужа и машинально поправила край покрывала. Все комнаты содержались в чистоте. Эта не исключение. Хлопнула входная дверь. Шаги в коридоре. Вальбурга выглянула. Джеймс Поттер сбегал вниз по лестнице. Миссис Блэк спустилась вниз. На кухне никого не было. Пепельница полная окурков и две пустые кружки из под кофе. Она точно знала, что здесь был ее сын. Его сигареты.
Начало одиннадцатого. Тишина в доме. Все спали.
Вальбурга налила себе кофе и вышла в гостиную. Взмах палочкой - огонь в камине. Кикимер наводил порядок наверху. Она провела артефактом по воздуху, возвращая все на свои места после вчерашнего разговора. Не заметила как за уборкой, чашкой кофе и размышлениями прошло больше часа. Входная дверь распахнулась, едва не слетев с петель. Топот на лестнице. Кикимер спешил встретить незваных гостей.
[AVA]http://funkyimg.com/i/2wacZ.png[/AVA]

+6

3

Дополнительно: 36 лет, по-прежнему Мародер и анимаг, все еще беглый преступник, удачно спасенный;
Внешний вид: Черные брюки, черная майка и куртка, мокрый и немного взъерошенный;
Состояние: Психически неуравновешен, раздражен, зол, не в духе;
С собой: Волшебная палочка и Регулус;


День не задался, как и вся жизнь. Сириус уже устал закатывать глаза и рычать от раздражения, когда одно недоразумение следовало за другим. Ему настолько надоело постоянно дергаться и нервничать, что нервы постепенно начали сдавать и молодой мужчина был на грани того, чтобы просто все бросить и выдохнуть. Но увы, он Сириус Блэк, верный пес, который не предает. Никогда. Предательская мысль была вызвана желанием отдохнуть от всего, просто выпить пару литров огневиски и забыться долгим сном. А после открыть глаза и узнать, что все происходящее было лишь затянувшимся кошмаром, что его прошло опоили каким-то коматозным зельем лет двадцать назад и он только-только очнулся. Но увы, это были лишь глупые мысли, варианты развития событий. Не более. Это то, что могло бы быть.
Этот день мог войти в историю, как самый странный и насыщенный, богатый на события и сомнительные ситуации. Еще только утром, Блэк не планировал ни погибать, ни тем более скакать из одного времени в другое. День начался с привычных недовольных рыков в адрес вездесущего Кикимера, который все делал назло, в том числе и гремел невесть чем. Ведь именно рано утром надо таскать тяжелые предметы по ступеням, демонстративно ходить по коридору, в котором нет комнат, кроме спален Регулуса и Сириуса. Делать там, по сути, нечего. Но эльф в обязательном порядке должен был пошуметь, погреметь. Странно что он не приводил других домовых эльфов в виде оркестра под двери спальни Мягколапа. И уже не первый раз Сириус задумывался о том, чтобы скормить это маленькое чудовище Клювокрылу. Перепалки и скандалы случались на ровном месте. Блэк порой доходил до того, что просто вымещал злость на этом странном существе. Люпин укоризненно качал головой, портреты цокали языками, а портрет матери и вовсе периодически оглушал руганью и ненавистью. Не раз появлялось желание просто снести стену и выкинуть куда-то вместе с изображением дражайшей миссис Блэк. Однако, все оставалось на своих местах. Все лишнее и опасное, а главное ненужное, было выброшено, но Сириус прекрасно знал, что нет-нет, а Кикимер все же успел что-то перетянуть в свое маленькое логово. Потрошить этот грязный угол, Блэк не собирался. Ему хватало забот. Во-первых, он не переставал волноваться за крестника, который продолжал творить что-то невообразимое. То в Турнире примет участие, то нарвется на наказание от Амбридж, то со Снейпом поссорится. Конечно, перепалка с Нюниусом не так страшна, но все-таки этот омерзительный субъект являлся преподавателем, а значит Гарри определенно пришлось бы несладко от ссоры с ним. В любом случае, Сириус мечтал просто выпотрошить Северуса за все хорошее. Упаси Мерлин им встретиться в этом времени...
Мягколап поудобнее перехватил бездыханное тело брата и, аппарировав из Министерства, материализовался впритык к двери Гриммо. Буквально несколько часов назад он покинул этот дом, спеша на помощь крестнику и, судя по всему, ему уже не суждено было вернуться обратно. Если бы не порталы и не Джеймс... Сириус до сих пор с трудом осознавал реальность происходящего. Привыкший мыслить иначе, привыкший к обычным законам магического мира и полное отсутствие подобных вещей, Блэк теперь задавался другими вопросами: а были ли порталы раньше? Ведь наверняка это не первая попытка Министерства. Вряд ли они сумели бы добиться успеха с первого раза. А значит... Впрочем, к чему сейчас эти мысли? Разве был в этом смысл? Сириус неопределенно повел шеей.
Стучаться? Блэк хмыкнул. Не в этой жизни. Дом по-прежнему признавал его, ибо он был Блэком и неважно из какого времени он пришел. Странно, но было в этом что-то.. свое. Сириус резко толкнул створку, не очень дружелюбно распахивая ее перед собой. Грохот встал такой, словно мужчина пришел брать крепость штурмом, а не переступал порог некогда родного дома. Навстречу мгновенно примчался... Кикимер. Сириус осознал, что поступил правильно, оставив того домового эльфа в том времени. Два Кикимера на один квадратный метр - слишком даже для психически неустойчивого Мягколапа. Настроение и так оставляло желать лучшего, а тут еще домовой эльф с нестабильным умом под ногами путался. А если их было бы два... Сириус выдохнул и очень недобро взглянул на Кикимера. Тот ошалело замер, узнавая и одновременно не узнавая старшего сына хозяйки. Не мог ведь Сириус так сильно измениться за пять лет. Знал бы он, какими были эти пять лет, а особенно последний год... Блэк бесцеремонно захлопнул дверь. Сейчас, в этом самом времени, он...
В конце коридоре, на самом пороге гостиной, появилась Вальбурга. Сириус сглотнул, замирая. Он не видел мать, по сути, с тех самых пор как покинул этот дом. После они виделись мельком лишь один раз - когда умер отец. Но, в целом, он не видел ее двадцать лет. Стоя перед ней, взрослый, замученный жизнью, уставший от всего на свете, Сириус даже не знал, что сказать. Усталость тяжестью навалилась ему на плечи, а еще ведь и младший брат там же. Он то же отнюдь не перышко для тренировки заклинания... Блэк пристально смотрел на фигуру в полумраке. Вальбурга всегда была верна себе - даже будучи одинокой и погруженной в горе, она выглядела гораздо лучше многих, кого Сириус встречал до и после. Выдохнув, он снова сглотнул. Что-то мешало ему начать неприятный разговор. Он и вовсе не рассчитывал встречаться с матерью. Здесь и сейчас, она была старше него всего лишь лет на десять, не больше. О каком разговоре могла быть речь? Но дорогая сердцу ярость вновь начала охватывать Мародера. Он почувствовал, как все обиды прошлого всколыхнулись в нем, как все злость, вся ярость, вся ненависть - все это пробуждалось. Некому было жаловаться, не с кем было обсуждать - зачем было обременять друзей домашними проблемами? Да, в свое время Поттер охотно выслушал и сумел успокоить друга, но с тех пор прошло двадцать лет. Больше половины жизни. Нередко Сириус задумывался о том, почему ему так не повезло с семьей? То есть, он должен был гордиться, что родился в этом семье, чистокровной, древней и благородной. Однако... Однако ему было наплевать. У него всегда были свои взгляды, свое мнение, свои желания. И они никогда не совпадали с желаниями и мыслями матери или отца. По их мнению, он был не прав, поступив на Гриффиндор, обзаведясь неправильными друзьями, встречаясь не с теми девушками... Как же так, Блэк - и на не Слизерине!
Сириус слишком долго копил в себе все эти обиды и готов был прямо сейчас высказать их матери, но нужно ли было это делать? Он понятия не имел, кто еще присутствовал в доме. Была ли мать одна или приютила кого-то этой ночью? Джеймс что-то говорил про Лили, ребенка и... Марлин. Блэк мимолетно бросил взгляд в сторону кухни, затем перевел взгляд на лестницы выше, но не пошевелился, не стал подниматься к себе в комнату и проверять, есть ли там кто-то или нет. Судя по тому, что никто не вышел на грохот - мужчин в доме точно не было. Сириус помедлил, а затем, почувствовав, как зашевелился Регулус, резко принял решение и направился в сторону матери. Он довольно бесцеремонно прошел мимо нее, не произнеся ни слова. Диван стоял на своем привычном месте. За те пять лет, что прошли в этом времени, ничего не изменилось. Сириус немного небрежно сбросил тело брата на подушки и направил артефакт ему в лицо, применяя отрезвляющие чары. У него было времени сидеть и ждать, пока Регулус из обморок перекатится в сон, проспится, а потом откроет глаза и потребует крепкий черный чай.
Спрятав палочку, Сириус хотел было отступить, но внезапно покачнулся. В голове снова появился туман, застилая сознание полностью. Определенно - последствия неприятного зелья. Очевидно, нервы и напряжение не дали снадобью подействовать вовремя, сбив его с верного пути. Но сейчас, без движения и сильного стресса, Сириус оказался беззащитен перед зельем. Впрочем, безумие на безумие же... Блэк потер пальцами виски, прикрывая глаза. Не хватало только лишиться рассудка в стенах родного и ненавистного дома. Он выдержал год взаперти, неужели какое снадобье сможет одолеть его?
Выдохнув, Блэк отступил в полумрак, не освещенный угол комнаты и замер около окна, приоткрывая его и вдыхая свежий воздух. Рука машинально потянулась к карману, нащупывая пачку сигарет. Еще со школьных лет Сириус привык рефлекторно применять к сигаретам и бумажным вещам чары, мешающие им намокнуть. Поэтому сейчас он извлек совершенно сухую сигарету и прикурил от кончика артефакта, стараясь хотя бы немного расслабиться и выдохнуть. Но сознание отказывалось проясняться, а фигура матери, по-прежнему стоящая в дверях, сильнее давила морально на него. То ли Вальбурга не сразу сообразила что произошло, то ли она просто была в шоке - Сириус не брался судить ее поведение и ее чувства, - она не сразу подбежала к Регулусу. Но, видимо осознав, она все же поспешно приблизилась к дивану. Блэк скривил губы в презрительной усмешке, с горечью наблюдая за тем, как мать, родная мать, почти что ласково касается своего младшего сына. Интересно, какие мысли посетили ее черную голову при виде старшего? Удивилась ли она? Испугалась? Была ли шокирована или переполнилась ненавистью, как и он? Сириус понятия не имел, как им вообще удастся сохранить хрупкое подобие мира в эти минуты, пока он курит. Так или иначе, Блэк не собирался задерживаться на Гриммо. Он лишь хотел узнать побольше о порталах, узнать, на самом ли деле жива Марлин, увидеть Лили... А потом...А потом он просто пойдет дальше. Снова найдет Гарри, снова будет его защищать и если надо умрет. Впрочем, если он не найдет способа сообщить Картер, что жив, а потом снова умрет, то она использует порталы, воскресит его и сама убьет. Подумав об этом, Блэк слабо, едва заметно улыбнулся своим мыслям, решив, что если получится, то он все же постарается выжить. Ему ужасно надоело сидеть взаперти и необходимо было немного развеяться. Или просто сбежать от всех. И у него было место, куда именно он мог сбежать и где бы ему были искренне рады.
[AVA]http://funkyimg.com/i/2wacY.png[/AVA]

+7

4

Дополнительно: 18 лет, бывший Пожиратель Смерти, разочарованный в идеях Темного Лорда, спасенный от гибели мальчишка.
Внешний вид: Черная приталеная рyбашка, заправленная в черные джинсы, кожаный ремень без пряжки, камелоты на шнyрках.
Состояние: в отключке
С собой: Волшебная палочка

Регyлyс не оцифровал момент, когда потерял сознание. Он даже не был в кyрсе того, что это произошло. Или был? Так... он искал палочкy, но не нашел, ибо она находилась y брата. Далее скинyл плащ, стена огня отрезала лодкy с ним и очкастым парнем от волны инферналов. Какие-то заклятия, вспышки, крик, всплеск и ослепляющий глаза свет..

А сейчас он почемy-то находился в непонятном пространстве, заполненном со всех сторон мягким белым светом, бyдто он оказался либо в облаках, либо чем-то подобном, обволакивающем. Он пытался идти, чтобы это наконец закончилось, чтобы понять, где он и что с ним, но, казалось, что пространствy не было конца и края. Иногда парень видел какие-то силyэты, некоторые из них даже казались емy знакомыми, но как только они "замечали", как дyмалось младшемy Блэкy, что он их видит, они практически сразy исчезали. А может и впрямь они его замечали и не хотели с ним связываться? Мороз по коже парня пробежался весьма отчетливо. В какой-то момент он испытал неприятное ощyщение, словно он обо что-то yдарился, хотя был yверен, что такого не было (напрасно, ибо его в тот момент Сириyс шлепнyл на диван, но парень был не в кyрсе, как и о том, что он без сознания, но это временно). Вдрyг одна фигyра приблизилась к немy. Она была отдаленно знакомой, но Рег не понял, где он ее видел ранее. Рег ощyтил прикосновение - фигyра коснyлась рyками его плеч и начала его трясти, что-то говорила, но он видел только шевеление гyб, а голоса не слышал, он словно звyчал из воды. Потом его словно толкнyли, фигyра исчезла, как и белое пространство, и мальчик очyтился в темноте на несколько мгновений, после чего медленно открыл глаза (на сейчас раз yже в реальности).

Проморгавшись, парень попытался сфокyсироваться хотя бы на чем-то, но сперва это было сложно. Приглyшенный свет в комнате способствовал скорейшемy приходy в чyвство, и вскоре младший Блэк различил очертания матери, сидевшей прямо напротив него на краю дивана. Слегка приподняв головy, Регyлyс осмотрелся и понял - он дома. Это знание позволило парню немного расслабиться, а затем он yвидел фигyрy, кyрящyю y окна, и его словно yдарило током! Юный, yже бывший Пожиратель смерти, он был на острове, пытался выкрасть крестраж, он должен был погибнyть, как откyда ни возьмись появился Сириyс, только порядочно взрослее, чем должен был. Мальчишка моментально пришел в сознание полностью и закашлялся.

Мама, я хотел... он чyдовище... Сириyс...

Мысли опережали речь парня, в резyльтате чего полyчилась бессвязная галиматья.
[AVA]http://funkyimg.com/i/2wacX.png[/AVA]

Отредактировано Regulus Black (2017-07-22 22:59:30)

+6

5

Выдох.
Тишина на Гриммо перестала быть мертвой. Уныние и горе смахнули, словно слой пыли.
Миссис Блэк замерла на пороге гостиной. Гостей не ждала. Никто не ходил к ней. Слишком тяжко было в этом доме. Все мертвы - морально и физически.
Выдох. Кто мог пожаловать так рано? Взгляд в сторону лестницы. Девушки еще не спускались. Спали? Обсуждали свои проблемы? Не желали спускаться и смотреть в глаза женщине, что приютила их и не сдала врагам? Миссис Блэк сделала глубокий вздох и посмотрела в сторону двери. Та шумно распахнулась. Шаг назад, в тень. Фигура мужчины на пороге. С ношей на плече. Ноша? Нет, тело. Неизвестный принес кого-то.
Шаг вперед. Крохотный. В свет. Вальбурга замерла, разглядев лицо гостя.
Выдох. Сердце неожиданно сжалось. Узнала. Узнала и не узнала одновременно. Старший сын - совсем взрослый, совсем другой. Ночью перед ней стоял еще совсем юноша. Взрослый, но такой юный и полный жизни. Сейчас перед ней был человек, которого эта самая жизнь хорошенько потрепала. Она узнала Сириусу. Вне сомнений - это он. Но он молчал. Молчала и она.
Снова выдох. Взгляд на тело на его плече. Кого он принес? Что случилось?
Вальбурга уже примирилась с мыслью, что порталы не просто существуют, но и открыты. Она убедилась в этом, увидев младшего Поттера, который был очень сильно похож на своего отца. Но почему взрослый Сириус пришел именно сюда, в этом время и в этот дом? Было ли все завязано на спасении Поттеров?
Миссис Блэк вздохнула. Слишком много вопросов. Тема была новой и необычной, неизведанной. Известна была только теория. Правительство всегда держало в тайне все самое интересное. Вальбурга не задавала вопросов: ни мужу, ни брату, ни матери. Ее не интересовали политические дела, ее не касались дела министерства. Вздох. Семья была на первом месте.
Сириус внезапно пошел на нее. Прошел мимо, даже не сказав ни слова. Прошел в гостиную и уронил тело на диван. Миссис Блэк несколько минут смотрела на старшего сына. Мокрый, взъерошенный, он закурил. Взгляд на него. Долгий, задумчивый. Что сказать? Нужно ли было что-то говорить?
Выдох. Желание сделать шаг навстречу. Но ее останавливал его взгляд. Ненависть и злость. Обида. Он обижен на нее?
Детский сад. Это он предал семью, это он сбежал из дома. Не ему обижаться. Она делала все, чтобы он был идеальным сыном.
Снова выдох. Взгляд в сторону дивана.
Сердце остановилось.
Регулус...
Вальбурга быстро посмотрела на Сириуса, поспешно почти подбежала к дивану. Сорвалась со своего места. На выдохе метнулась к сыну, опустилась на колени перед диваном. Вальбурга никогда не разбрасывалась лаской и любовью, считая, что это удел простых магглов. На первом месте были: воспитание, традиции, правила. Только потом могли быть какие-то чувства. Но чистокровная леди всегда должна была держать себя в руках, быть на высоте и не позволять себе опускаться до уровня магглов. Эти низменные эмоция и убогие чувства. Кого они интересовали?
Выдох. Она всегда оставалась истинной Блэк. Питала чувства к мужу, но была сдержанной. Любила сыновей, но умеренно. Важно было воспитать. Поставить на ноги. Указать истинный путь.
- Регулус... - прошептала Вальбурга, касаясь ладонью его волос.
Сын. Ее младший сын. Единственный достойный сын. Правильный Блэк. Тот, которого она воспитывала. Он был жив. Лежал на диване, мокрый, постепенно приходящий в себя. Кашель, тяжелое, отрывистое дыхание.
- Мама, я хотел... он чyдовище... Сириyс...
Вальбурга вздрогнула. Она так давно не слышала голос сына. Чудовище. Кто был чудовищем? Этот человек, который был Сириусом сейчас или же тот, кто поработил умы тысячи людей? Миссис Блэк давно осознала, что поддержание идей лорда не привело ни к чему. Все в пустую. Лорд и вся эта война отобрали у нее детей. Один пропал, второй сражался со злом. Теперь она видела, что второй еще и настрадался. Всему ли виной Волдеморт? Миссис Блэк взяла Регулуса за левую руку, проводя большим пальцем по метке. Она не знала, как избавить сына от мук. Не понимала, как можно ему помочь. Им обоим. Их семье. Как изменить все.
- Тише... - прошептала. Тихо. Очень тихо. Посмотрела на Сириуса. Он курил медленно. Вдумчиво. Вальбурга забрала лицо Регулуса в ладони. Взгляд в глаза. Внутри все перевернулось. Желание обнять сына было слишком сильным. Но Вальбурга мгновенно переменилась, беря себя в руки. - Регулус Арктурус Блэк. Как ты посмел сбежать из дома, чтобы погибнуть? - крайне недовольно поинтересовалась женщина. Усмешка со стороны Сириуса. Взгляд в его сторону. - Я требую объяснений. Немедленно.
[AVA]http://funkyimg.com/i/2wacZ.png[/AVA]

+5

6

Сириус медленно курил, наблюдая за развивающимися событиями. Впрочем, это слишком громко сказано. События. Пожалуй, типичная семейная сцена, когда мамаша тревожно крутится вокруг младшего сына, изредка поглядывая на старшего. О чем она думала? Сейчас и тогда. Думала ли она о том, что он пережил и каково ему было все это время? Впрочем... Откуда ей знать. Ведь в этом мире он не попал в тюрьму пока что. Сейчас он где-то бегает и спасает мир, скорее всего вместе с Джеймсом, раз их обоих нет дома.
Блэк мимолетно оглядел помещение, с легким отвращением вспоминая целый год, что провел в родном доме, не имея возможности покинуть его. Редкие попытки не принесли успеха, а его анимагическая форма была известна Пожирателям. Снейп был не прав, когда утверждал, что его узнали на вокзале. Хвост рассказал обо всем своим дружкам гораздо раньше - наверное в самый первый день, когда сбежал. Наверняка он сперва все выдал своему хозяину, а потом поделился и с остальными. Иначе никто бы никогда не догадался, что огромный черный пес - это Сириус Блэк.
Вспомнив о своей второй ипостаси, Мягколап вспомнил и то, что пару раз успел искупаться в сомнительном озере, а просохнуть так и не успел. Оглядев себя, он даже не подумал применить заклинание. Стоять в гостиной и капать на пол грязной водой - прекрасное чувство. Капли спадали на лицо с волос, на плечи, на пол. Ковер впитывал все это в себя, постепенно образуя внушительного размера пятно. Казалось, Вальбурга не видит этого, но только пока. Сейчас она была занята младшим сыном, который пришел в себя и сразу выдал фразу, далекую от адекватной и вразумительной.
Сириус слегка покачал головой, присаживаясь на подлокотник. В голове все еще стоял туман, который отвлекал и не давал возможности мыслить адекватно. Молодой мужчина вообще сомневался, что он способен думать, учитывая все то, что произошло за последнее время. Идеальным вариантом было бы выпить сейчас и как можно больше. Выпить, откинуться на диване и долго-долго смотреть в потолок, пока образы из прошлого не появятся. Обычно Сириус уходил в себя, когда рядом никого не было. Живя в этом мрачном месте, он всячески старался не вспоминать свое детство, так как не видел в этом ничего светлого и приятного. Типичные годы жизни маленького аристократа, которого обучают всему, что ему необходимо знать в будущем. Но как показала практика, все это было ни к чему. Воспитание лишь оставило на нем своеобразный след, сделав его в меру высокомерным, в меру гордым и немного даже эгоистичным. Зачастую Блэк попросту не ставил себя на место другого человека, не замечая, что может обидеть. И сложно было винить его в этом, ведь маленького мальчика воспитывали как настоящего принца, исполняя любой его каприз, пока он не оказался на Гриффиндоре. Иногда Блэк думал, а что было бы, окажись он все-таки на Слизерине... Ведь его баловали дома, осыпали вниманием, старались угодить... И если бы он оправдал надежды родителей, то его наверное на руках бы носили всю жизнь. Только вот Марго в роли невесты ему совершенно не нравилась. Впрочем, учись он на Слизерине, то и сам был бы другим и скорее всего Фоули была бы для него идеальным вариантом.
Подумав об этом, Сириус передернулся от отвращения. Шрам на животе обжег его фантомной болью, скромно напоминая о визите Маргарет в дом Картер. Фоули никогда не отличался наличием адекватности, зато мозги у нее были весьма своеобразные. Они вроде и использовала их все время, но почему-то постоянно мимо. Сириус вспомнил все те разы, когда слизеринка пыталась овладеть им и его вниманием - то одно зелье, то другое, то еще что-то. Блондинка просто не унималась, отказывалась признавать поражение. И пока Сириус прямым текстом не сказал ей, что ему наплевать, она не отстала. Впрочем, останься он в живых, она наверняка продолжила бы свою охоту на него. Поэтому, наверное, хорошо что он умер. Главное, не говорить так при Эми, иначе она его сама убьет голыми руками.
Блэк краем уха слушал разговор матери и брата, не обращая особого внимания на них. Он, собственно, и сам не понимал, почему все еще находился на Гриммо, а не спешил искать крестника и помогать ему. Впрочем, Гарри взрослый мальчик по фамилии Поттер, а это априори означает, что врагам очень не повезло. Сириус мало общался с крестником, но успел осознать, что мальчишка просто физически не может пройти мимо проблемы. Оная магнитом притянет его и обязательно произойдет что-то грандиозное.
Капля упала на сигарету, потушив ее. Сириус очень тихо выругался, чем привлек внимание ближайшего портрета, и закурил новую, выдыхая.
- Регулус Арктурус Блэк. Как ты посмел сбежать из дома, чтобы погибнуть? Я требую объяснений. Немедленно.
- Будь я на твоем месте, меня бы смутил тот факт, что оба сына сбежали, - хрипло и очень холодно произнес Сириус, наконец впервые за все время подав голос. - Но вы все же так гордились, что мальчишка последовал за этим идиотом... В моем времени он давно мертв, - добавил Блэк беспощадно, игнорируя взгляды и матери, и брата. - Вся семья мечтала о сыне, который благополучно окончит Слизерин и будет лизать ноги лорду. Вот и результат. В итоге, один сын сдох на дне озера с инферналами, а второго, меня, посадили в тюрьму, из которой я сбежал. Прекрасная жизнь для единственных наследников древнего рода, - с отвращением произнес Сириус все так же хрипло, делая небольшую затяжку и медленно выдыхая дым. Он мог бы многое рассказать и еще больше сказать, но сейчас мужчина решил замолчать и отвернуться к портретам, которые взирали на него с легким укором, словно это он был виноват во всем. - И о каком заклинание памяти ты говорил вообще? - внезапно спросил Сириус, вспомнив, что Регулус что-то мямлил в пещере, когда черный пес сменил ипостась. Тогда Блэк не обратил внимание на бред брата, так как времени было мало и не было желания разводить светские беседы на берегу озера с видом на голодные пасти инферналов. Но сейчас времени было более чем достаточно, чтобы узнать все, что можно. Тем более... Сириус, в глубине души, все же лелеял надежду краем глаза увидеть живую Лили. Ему так сильно хотелось взглянуть на подругу, которая пережила эту ночь... Ему хотелось увидеть Марлин. Одним глазом. Просто посмотреть на нее издалека... Он давно похоронил обеих, давно уже не думал о тех счастливых и веселых днях, что они провели все вместе. Измученный кошмарами по ночам, днем он запивал видения и просто витал где-то в облаках, постоянно переносясь в прошлое, в те самые семь лет, когда у него еще были друзья, когда еще не было проблем, не было предателей, не было опасности и боли. Тогда еще они дружили и были Мародерами. А что сейчас? Сейчас нет ничего. Их осталось двое, но разве это все еще они? Измученные прошлым, пропитанные болью, побитые жизнью. Не такое будущее рисовали себе юные гриффиндорцы, не такие планы они строили...
Сириус поднялся на ноги, извлекая палочку и касаясь ею своей одежды. Оная мгновенно просохла и молодой мужчина отошел к окну, поворачиваясь спиной к своей "семье". Он медленно курил, размышляя обо всем и стараясь привести в порядок собственные мысли, которые так грубо встряхнули зельем. Но не мог же он допустить, чтобы мальчишка выпил эту гадость, не взирая на их отношения и все то, что происходило. Но сейчас Мягколапу нечего было сказать им. Не было желания объясняться с матерью и слушать ее, не было желания смотреть на брата, который только начинал страдать. Ведь Метка - это навсегда. Это не шутка. А значит либо придется отрезать руку, либо же найти способ убрать ее. Но был ли такой способ? Сириус сомневался, что он сумеет разгадать эту загадку за десять минут, а больше времени у него и не было. Куда важнее было отправиться на поиски крестника, чтобы тот ненароком не убился, нежели оставаться в ненавистном доме и смотреть на людей, которые ему противны. Мать ни слова ему не сказала. Узнала или нет - было неважно. Но она промолчала, не удостоила его даже взгляда. Все ее мысли были заняты только Регулусом. И Сириус снова ощутил это предательское чувство ревности, которые нет-нет, а преследовало его с раннего детства. Ведь как так? Он был старшим сыном, которого обожали и баловали, а потом внезапно все изменилось и все внимание перешло к младшему. Маленький мальчик артачился, пытался как-то повлиять на все это, творил больше безумств, постепенно увлекаясь ими, а потом попросту позабыл об этом чувстве. Он нашел себе компанию, в которой его любили и которая не старалась задавить его и затмить. Но сейчас, глядя на то, как Вальбурга, эта холодная женщина, с нежностью и нужным гневом взирает на сына, Сириусу захотелось разнести этот дом. Поджечь его и наблюдать, как пламя поглощает каждый миллиметр. Но увы, он вынужден был молчать и наблюдать за всем, а потом просто уйти. Но сперва дождаться рыжего чуда в компании ненормальной блондинки. Хотя бы на одно мгновение взглянуть... Ведь в его времени все иначе и там он даже сумел побыть счастливым недолго. Но почему он должен отказывать себе в маленьком удовольствии освежить в памяти лица родных ему людей?...
[AVA]http://funkyimg.com/i/2wacY.png[/AVA]

+3

7

В голове юноши зашумела вода. Вернее сказать, сначала она тихонько забyлькала, а позднее звyк нарастал и превратился в адский шyм, от которого, казалось, голова просто взорвется. Регyлyс начал метаться по диванy, как yмалишенный, издавая протяжные тоны со всхлипываниями. Хотелось yкатиться подальше и биться головой об пол, обхватив ее рyками. Вдобавок ко всемy начали звyчать какие-то голоса. А потом это резко прекратилось так же внезапно, как и началось. Он не заметил, как в бредy отбросил рyки матери от лица и тем более не заметил этого ее проявления нежности. Оправившись от этого неведомого наваждения, он приподнялся выше на подyшке, приобретая полyсидячyю позy, открыл глаза широко и стал адаптироваться к светy, благо он был неярким, посемy прийти в себя полyчилось достаточно быстро. Однако встать с дивана он все же не решился, желая перестраховаться от повторных пристyпов, подобных томy, что произошел с ним прямо сейчас.
Регулус Арктурус Блэк. Как ты посмел сбежать из дома, чтобы погибнуть? Я требую объяснений. Немедленно.
Слова матери донеслись до сознания младшего Блэка достаточно четко. Он взглянyл в глаза матери и невольно окинyл взглядом всю ее самy. Как всегда безyпречная, сдержанная, в каком-то смысле идеальная. Ее макияж был безyкоризненным, как и платье, которое было на ней. Она носила траyр. Интересно, сколько прошло времени? Если бы не Сириyс и тот парень, он бы никогда не yвидел ее yже, ведь его гибель была предрешена и имела смысл. Он изyчал мать, словно видел ее впервые, повременив с ответом, хотя раньше он даже не рискнyл бы помедлить. До него дошло, что yже нет отца, не должно было быть его, Сириyс так же давно покинyл дом... и мать осталась совсем одна. Для кого тогда было это все? Почемy она продолжила быть такой, как всегда, когда не осталось yже никого из тех, кого она любила? Наверное, это помешательство... Люди часто сходят с yма, когда теряют все.
Мама, зачем ты такая сейчас?
Внезапно вырвалось из его yст вместо ответа на ее вопрос. Это волновало его сейчас намного больше всего остального, ведь он бyквально пережил свое второе рождение. Емy хотелось, чтобы она поняла, что он стал совсем иным, а какой бyдет ее реакция yже не так важно. Он был жив, и верил, что для матери сейчас этот факт бyдет "во главе yгла", и она не бyдет осыпать его строгими вопросами. Впрочем, позднее он продолжил говорить.
Зачем? Ты спрашиваешь зачем? Ты же видишь сама что стало со всеми нами из-за слепого поклонения! Если бы не Сириyс, я бы лежал на дне озера, поглощенный инферналами. Впрочем, я этого и хотел. Моя, так сказать, жертва, имела смысл.
Затем он yслышал слова Сириyса
...а второго, меня, посадили в тюрьму, из которой я сбежал. Прекрасная жизнь для единственных наследников древнего рода
От yслышанного волосы на голове зашевелились. Так вот почемy его брат выглядел настолько иначе! Азкабан никого не красит... Последyющий вопрос старшего брата вновь вернyл парня к реальности.
И о каком заклинании памяти ты говорил вообще?
Он оглянyлся на брата насколько это было возможно в его положении. Сейчас, когда света было на порядок больше, чем в пещере, он смог разглядеть немного спyтанные длинные волосы, морщины на лбy и вокрyг глаз, а так же в носогyбном треyгольнике. А ведь емy было только 37, кажется это число Рег слышал в пещере...
Я наложил на тебя заклятие забвения..сколько времени назад полyчается? Для тебя лет двадцать, а в нынешнем хоть месяц прошел?
Впрочем неважно. Когда я yшел из дома, как и ты, я принял решение найти тебя. И нашел достаточно быстро и неожиданно для себя. Если захочешь, расскажy потом в красках. Я просил твоей помощи и признался в том, что разочарован в Темном Лорде и рассказал почемy. Но потом я подyмал, что ты захочешь пойти на этy "миссию" вместе со мной, зная тебя, ты бы пошел... И решил, что не хочy подвергать тебя смертельной опасности, заставив тебя забыть обо всем, что рассказал, и о том, что мы вообще виделись. Я был счастлив yзнать тебя сноваnull в последние дни своей жизни, познать то, что я не один, но было бы глyпо и жестоко yнести тебя с собой в могилy.

[AVA]http://funkyimg.com/i/2wacX.png[/AVA]

Отредактировано Regulus Black (2017-10-08 01:25:20)

+3

8

Вальбурга выдохнула. Задавала вопрос одному сыну, получила ответ от второго.
- Будь я на твоем месте, меня бы смутил тот факт, что оба сына сбежали. Но вы все же так гордились, что мальчишка последовал за этим идиотом... В моем времени он давно мертв. Вся семья мечтала о сыне, который благополучно окончит Слизерин и будет лизать ноги лорду. Вот и результат. В итоге, один сын сдох на дне озера с инферналами, а второго, меня, посадили в тюрьму, из которой я сбежал. Прекрасная жизнь для единственных наследников древнего рода.
Взгляд. Долгий и пристальный взгляд на старшего сына. Сердце предательски сжалось и дрогнуло. Как она могла допустить такое? Жалела ли о поспешных решениях, принятых пять лет назад? Должна была ли она попробовать поговорить с сыновьями и объяснить все лучше? Надо ли было слепо следовать своим же традициям и верить идеям Лорда?
Вопросов накопилось очень много. Слишком много, чтобы получить ответы на все. Это было непростительно и больно.
Выдох. Коснулась пальцами своего лица, висков.
Она так стремилась укрепить почву, родила здоровых сыновей, надеялась на процветание рода. Они - вся ее надежда. Были надеждой. Она родила их и растила с мыслью, что они продолжат род. Чистый, безупречный, древний. Планы порушены. Кем или чем? Виновата ли она? Где она допустила промах?
Взгляд на старшего сына. Черты молодого Сириуса еще угадывались в этой измученном лице с морщинами и болью. Сколько всего он пережил и испытал? Сколько потерь и горя выпало на его век? Она смотрела на сына, который сейчас был немногим младше ее, видела в его глазах презрение и равнодушие, ненависть и отвращение. Заслужила. Потеряла брата, мужа, сыновей. Потеряла семью. Ради чего? Ради всего этого? Ради идей, которые остались идеями. Ради тех, кто возомнил себя всесильными и каждый день газета пишет имена погибших. МакКинноны, Медоуз, Пруэтты. Кто еще?
Вальбурга промолчала. Ей нечего было ответить старшему сыну и она посмотрела на младшего.
- Мама, зачем ты такая сейчас?
Вальбурга непонимающе посмотрела на Регулуса. Невольно оглядела себя. Что не так с ней? Плохо выглядит? Или слишком хорошо? Плохо, что не сошла с ума от боли и потерь, что сохранила лицо в глубоком одиночестве и не стала похожа на безумную старуху из рассказов? Легкая, печальная улыбка тронула ее губы. Ее младший сын был таким мальчиком. Пережил такое потрясение. Если верить словам Кикимера, то взрослый Сириус спас брата от смерти, вытащил из цепких лап инферналов. Слова благодарности застряли комом. Она боялась заговорить с ним. Боялась посмотреть ему в глаза и произнести хотя бы слово. Это было невыносимо. Непривычно. Странно.
- Зачем? Ты спрашиваешь зачем? Ты же видишь сама что стало со всеми нами из-за слепого поклонения! Если бы не Сириyс, я бы лежал на дне озера, поглощенный инферналами. Впрочем, я этого и хотел. Моя, так сказать, жертва, имела смысл.
Вальбурга прикрыла глаза. Он сам хотел смерти. Она довела сыновей. Одного до побега, второго до суицида. Этот день, что начался для нее посреди ночи, не приносил хороший вестей. Она сумела увидеть старшего сына, но он привел с собой девушку и был не в настроении заключать перемирие. В его планы входило только защитить друзей, но никак не помириться с матерью, не попросить прощения и не попробовать понять ее. Он целенаправленно пришел убедиться, что друзья в порядке и утром покинул дом вместе с другими парнями. Вальбурга не видела смысла удерживать его. Теперь она понимала, что должна была. Глядя на взрослого Сириуса, женщина с болью думала о том, что ей стоило подыскать слова получше пять лет назад. Не стоило давить на него с традициями и браком. Возможно, он бы сам выбрал себе невесту чистых кровей, наигравшись со своими дамами.
Сейчас не имело смысла думать об этом. Пустое.
Выдох. Вздох. Надо немного расслабиться.
Разговор между сыновьями. Вопрос от Сириуса, ответ Регулуса. Выдох.
Сердце снова сжалось. Регулус обратился к брату за помощью и тот не отказал. Сириус готов был умереть за младшего брата. Не этого ли она добивалась, воспитывая их в строгости? Может ей не стоило так сильно давить, раз братья все равно сумели сплотиться в нужный момент?
Жаль, нельзя вернуть время назад. Нельзя использовать эти странные перемещения во времени. Или же можно?
Вальбурга взглянула на старшего сына и потом посмотрела на младшего.
- Есть ли смысл упрекать меня сейчас? - подала она голос. Подняла взгляд на старшего сына. Глаза в глаза. Непреклонность. Уверенность. Вальбурга выпрямилась, поворачиваясь лицом к Сириусу. - Я была неправа, признаю. Но и ты сделал свой выбор сам, - произнесла она с легким холодком в голосе. - Ты всегда винишь других, Сириус. Задумайся. Может быть виноват ты. - Выдох. Взгляд не опускается. - Я не знаю всего. Мне невдомек, сколько боли ты пережил. Но я вижу, что ты страдал. Долго и много. Мне жаль, что жизнь не пожалела тебя. Но все мы хозяева своей судьбы. Ты покинул этот дом в шестнадцать лет. Из-за тебя я лишилась не только сына, но и брата. Ты разрушил семью своим эгоизмом, хотя мог проявить характер иначе. До окончания школы было два года. Многое могло измениться. Ты мог бы благотворно повлиять на брата и не допустить его гибели... - Вальбурга внезапно загорелась. Давно не говорила. Не делилась сокровенными мыслями. Никогда ни о чем личном не говорила с сыном. Это было в новинку. Неожиданно легко было говорить. Обвинять и обнажать свои мысли. - Я строгая мать. Я чту традицию. Я - Блэк. А кто ты, Сириус? - задала она вопрос, который давно ее беспокоил. Кем он себя считал, если не желал быть членом ее семьи. Кем он вообще являлся, если прожил свою жизнь так, как того не хотел. Было ли место в жизни, которое он занимал или хотел занять? О чем он думал, прозябая в тюрьме и скитаясь по укрытиям? О чем мечтал этот взрослый мужчин, когда-то мальчик, потерявший все? Потерявший друзей, девушку, близких. Он добровольно отказался от семьи, чтобы оказаться в такой нелепой ситуации и потерять себя. Вальбурга с болью смотрела на старшего сына. Не для этого она рожала его. Не для этого подарила ему жизнь, чтобы он ее упустил.
[AVA]http://funkyimg.com/i/2wacZ.png[/AVA]

+3

9

Сириус очень долго и задумчиво смотрел на брата, слушая его монолог. Будь он моложе и добрее, то, возможно, расчувствовался бы. Но это неточно.
Сейчас взрослый и замученный жизнью Мягколап испытал лишь очередную волну злости и раздражения, который ярко вспыхнула огоньком на кончике сигареты, опалив ее. Пепел посыпался на пол, но Сириус не обратил на это внимания. Изо дня в день, из года в год, он пропитывался своими верными спутниками - раздражением и яростью. Словно преданные любовницы, они не покидали его. И, откровенно говоря, счастливые дни, не омраченные тяжелыми мыслями, можно было пересчитать по пальцам. Но он свой выбор сделал давно. Неосознанно, глупо. Он позволил себе поверить в то, что Питеру можно доверять. Допустил мысль, что крыса - может быть верным другом. Вторые ипостаси - это словно зеркало души, олицетворение внутренних качеств. Разве можно было доверить бесценных друзей, дорогих сердцу близких людей такому ничтожеству? Сириус принял решение, убедил Джеймса и потерял его и Лили. И оказался в тюрьме. В этот день, первого ноября, его уже схватили работники Министерства Магии, показали министру и кинули в тюрьму. Суд? Суда не было. Нельзя назвать короткий монолог госпожи министра судом. Скорее краткий и четкий приговор, констатация факта. И Сириус смирился, так как ему было наплевать на все в тот момент. Лучшие друзья погибли, а изменить что-либо было не в его силах. Позже в Азкабан наведается Ирма, которая попытается помочь. Но лучше сгнить в темнице, нежели быть должным представительнице рода Блэк. Блэки - они все одинаковые. Злобные и вспыльчивые. Ему ли этого не знать? Все-таки, наследственность - она такая.
- ...Я был счастлив yзнать тебя снова, в последние дни своей жизни, познать то, что я не один, но было бы глyпо и жестоко yнести тебя с собой в могилy...
- Идиот, - выдохнул Сириус хрипло, прошептав это едва различимо. Только Регулус мог додумать до этого. Только он мог принять столь глупое и необдуманное решение. Если он уже обратился к старшему брату за помощью, то зачем было отступать? Удивительно, как этот маменькин сынок сумел обвести его вокруг пальца и в одиночку пожертвовать собой. По сути, ответ прост - Регулус понятия не имел, что такое "мозги" и что их можно использовать по назначению. Как сегодня. Ведь Сириус всего лишь немного подумал, пока Гарри строил героические планы. Подумал, принял решение. Да, вышло немного не так, как он планировал, но в итоге все живы. Ведь можно было додуматься не отпускать Кикимера и попросить прихватить его с собой. Какая разница домовику, в каком количество покидать место. Но нет. Регулус решил выбрать героическую смерть, о которой никто не знал. И не узнал, если бы кто-то не начал задавать вопросы. Для Сириуса до сих оставалось загадкой то, как крестник сумел разговорить ворчливого Кикимера, который всех ненавидел. - Ты серьезно? - уже громче прервал брата Мягколап, неожиданно резко подходя к дивану и опускаясь на корточки перед ним. - Ты серьезно решил, что лучше сдохнуть, чем принять мою помощь в итоге? Поверь, даже тогда все закончилось бы так же, - сухо заверил Регулуса Сириус, намекая на их благополучное возвращение домой. Они точно так же бы воспользовались Кикимером, чтобы покинуть пещеру и вернуться домой, точно так же он бы кинул брата на диван. Правда, Сириус сомневался, что два года назад он бы задержался тут дольше пяти минут. Он прекрасно помнил, что не желал видеть мать. Да он и сейчас был не в восторге от встречи с ней, так как прекрасно прожил жизнь, хоть и в Азкабане, а потом взаперти, без нее. Правда весь год живую мать ему заменял ворчливый портрет, который хотелось сжечь вместе с домом, но это мелочи. - Родители все мозги тебе промыли глупостями, - неожиданно прилично заметил Блэк, почему-то не использовав плохие слова. То ли ситуация его не устраивала, то ли вся грубость застряла в горле. Но в любом случае, он был еще недостаточно зол, чтобы ругаться и кричать, а пугать брата, который только что пережил шок - явно не стоило.
- Есть ли смысл упрекать меня сейчас?
Сириус выпрямился, поворачивая голову в сторону Вальбурги. Он надеялся, что мать продолжит молчать в стороне и не станет лезть на рожон, но нет. Она тоже решила высказать свое мнение. Действительно. Раз Регулус разговорился, то почему она должна молчать?
- Я была неправа, признаю. Но и ты сделал свой выбор сам. Ты всегда винишь других, Сириус. Задумайся. Может быть виноват ты. - Сириус сощурился, сминая в руке сигарету и не обращая внимание на огонек, что обжег ладонь. Злость снова начала расти, рискуя вот-вот охватить его полностью. Что она знала о сделанном выборе? Что она знала о вине? Знала ли она, что стоило ему отказаться от защиты, убедить лучшего друга сделать Хранителем Питера, что он пережил, теряя друзей одного за другим, ощущая на себе всю силу предательства? - Я не знаю всего. Мне невдомек, сколько боли ты пережил. Но я вижу, что ты страдал. Долго и много. Мне жаль, что жизнь не пожалела тебя. Но все мы хозяева своей судьбы. Ты покинул этот дом в шестнадцать лет. Из-за тебя я лишилась не только сына, но и брата. Ты разрушил семью своим эгоизмом, хотя мог проявить характер иначе. До окончания школы было два года. Многое могло измениться. Ты мог бы благотворно повлиять на брата и не допустить его гибели... - Мягколап слушал мать, пытаясь понять, чего она добивается. Чего она хочет от него сейчас? Он прекрасно помнил их последний разговор. Этот чертов брак, о котором мечтали родители. Эти бесконечные невесты, одна хуже другой. Да, он хорошо относился к ДеЛер, даже по-своему дружил с ней, но Фоули... Сириус невольно прижал ладонь к животу, вспоминая о шраме. Эта чокнутая ведьма воткнула в него каблук и даже не поморщилась. Страшно представить, что бы она сделала с ним будучи его женой. Откровенно говоря, об этом Блэк старался не думать, чтобы окончательно не лишиться последних крупиц психики. Оная и такая требовала капитального Репаро, не говоря уже ни о чем другом.
- Я строгая мать. Я чту традицию. Я - Блэк. А кто ты, Сириус?
Молодой мужчина несколько долгих минут смотрел на мать, изредка бросая взгляды на притихшего брата, который все еще приходил в себя. Злость увеличивалась в размерах, переполняя Сириуса. Всю свою жизнь он бежал от своего имени, плевался, возмущался тем, что как эта семья вообще выбирала имена для детей, зачем они вообще рожали, чтобы издеваться так. Всю жизнь Сириус мечтал доказать всем, что он не тот Блэк, которого все ожидали увидеть. Распределяющая Шляпа едва не отправила его в Слизерин по привычке. Однокурсники и ребята, знающие кто такие Блэки, составляли свое мнение о нем, не утруждая себя даже познакомиться с мальчиком. Преподаватели первое время с опаской смотрели на Блэка, который почему-то учился на Гриффиндоре. Очевидно, ожидали подвоха. Получили ли они его в виде шалостей? И это ведь еще не все знают о его анимагических способностях. Минерва была в восторге, когда правда открылась. Вряд ли она полагала, что двое лучших студентов и хулиганов по совместительству, решатся на такой опасной и трудоемкий шаг. Ведь чтобы стать анимаг - нужно быть усидчивым. Но просто не все понимали Мародеров.
- Кто я? - хрипло переспросил Сириус, с прищуром глядя на мать. - Друзья зовут меня Мягколап.
Наверное, нужно было добавить еще что-то, но Вальбурга вряд ли ожидала такого ответа, поэтому Блэк получил несколько секунд триумфа, наслаждаясь выражением лица матери, которая замерла. Может быть она думала, что он начнет кричать на нее или доказывать, что он Блэк? Или плеваться ядом и упрекать ее снова, что назвала его именем очередной звезды? Нет, все это в прошлом. Сейчас Сириусу было не до этого. Все его мысли по большей части занимал Гарри, который наверняка уже вляпался в неприятности, и живой Джеймс, который, наверное, тоже скорее всего не сидит в безопасном месте.
Скрип над головой тонко и скромно намекнул, что в доме еще кто-то есть. Очевидно, Вальбурга все же приютила кого-то. Напрягая все чувства, Блэк на мгновение прикрыл глаза, стараясь уловить знакомые звуки или запахи, но они с Регулусом так пропитались вонью пещеры и воды из озера, что впору было идти в душ.
- Кстати говоря, - Сириус перевел взгляд на брата, словно только о нем и говорил. - Как ты вообще додумался подменить крестраж?
Не то что бы Блэку было интересно, но любопытно было узнать, чем думал Регулус, когда принимал такое решение.
- Ты хоть понимаешь, идиот, что ты убился из-за домашнего эльфа! - Учитывая "любовь" Сириуса к домовикам, для него это было странно и глупо. Он сам готов был умереть за друзей, за близких, даже за этого придурка, который удивленно хлопает глазами на него. Но ради Кикимера он бы точно не стал рисковать не столько жизнью, но даже временем или здоровьем. - Я всю жизнь считал, что тебе просто прихлопнули дружки Волдеморта, а тут выясняется, что мой младший братец еще больший кретин, - Блэк снова закурил, выдыхая вверх. - Мысль, что ты погиб от руки какого-нибудь Пожирателя, была более приятной, нежели осознание того факта, что тебя уволокли на дно инферналы...
Сириус и сам не знал, что он чувствовал во всей этой ситуации. С одной стороны, он был рад, что сумел спасти брата, но с другой совершенно не понимал, как взрослый и вроде бы смышленый Регулус додумался до такого шага. Родители так старались и воспитывали его, что перестарались и он сбежал от них прямиком в бездну. Не самый лучший финал для рода Блэк. А ведь наследников мужского пола больше и нет. Не было. Но теперь есть. Правда Сириус сомневался, что его брат сумеет теперь оправдать надежды матери, учитывая, что он успел разочароваться не только в жизни, но и в самом себе. Даже Сириус до такого еще не доходил.
[AVA]http://funkyimg.com/i/2wacY.png[/AVA]

+3

10

Регулус внимательно смотрел на мать и брата. Он уже почти пришел в себя. Состояние внезапного оглушающего и всепоглощающего наваждения стремительно покидало его, возвращая крупицы разума одну за одной и создавая заново ощущение реальности. Он обратил внимание на то, как на мгновение взгляд матери стал растерянным, когда он задал ей свой неопределенный полубредовый вопрос.
Вот опять... Она думает совсем не о том! - пронеслось в голове юного Блэка.
Сейчас ему виделось каждое ее движение, словно в замедленной съёмке. Вот изменился ее взгляд... Она осмотрела себя... А потом вдруг ее губы дрогнули. Дрогнули так, как никогда раньше. Мальчик смотрел на свою мать с неподдельным интересом, пытаясь понять, что же в ней изменилось. И действительно ли изменилось или ему это все кажется в виду собственного потрясения?
А вот она уже перевела взгляд на Сириуса. Удивительно! Нет, все же что-то в ней переменилось, определенно - таковы были мысли младшего Блэка. Регулус давно не видел, чтобы мать обращала внимание на своего старшего сына, такое, какое она выдает сейчас.
Есть ли смысл упрекать меня сейчас?
Ее тон был привычно холодным и сдержанным, но казался таким искусственным и натянутым, словно сейчас голос дрогнет, и она зайдется в рыданиях. Но станет ли? Почтенная Вальбурга Блэк никогда не показывала подобных эмоций. Никому. В том числе и своим сыновьям.
Я была неправа, признаю. Но и ты сделал свой выбор сам.
А вот это уже что-то новенькое. Все же мать изменилась, хоть и не желала это показывать. Признать свою неправоту... Перед сыном? Вот это да. Тем более перед Сириусом.
Ты всегда винишь других, Сириус. Задумайся. Может быть виноват ты. Из-за тебя я лишилась не только сына, но и брата. Ты разрушил семью своим эгоизмом, хотя мог проявить характер иначе.
А вот это уже перебор. Она признает свою ошибку и сразу же бросается в словесную перепалку, пытаясь защитить свою позицию. Ну не абсурд ли? Даже он, восемнадцатилетний юнец, не ожидал такого поворота, тем более от собственной матери. Регулус не удержался и влез в ее речь совершенно бесцеремонно.
Прости, мама, но виновата здесь ты. И я не припомню, чтобы Сириус кого-то обвинял. Онне виноват в том, что случилось с нашей семьей. Ты сама знаешь, что он сбежал от тебя и твоих устоев. Ты не захотела услышать и принять своего ребенка таким, какой он есть, предпочитая думать, что есть два мнения - твоё и неправильное. Назвать тебя плохой матерью я не могу и не имею права, но в этом случае определенно правда не твоя
Тут его словно перебил Сириус. Резкая перемена положения старшего брата заставила парня невольно вздрогнуть. Он перевел взгляд с матери на старшего брата, вновь изучая его непривычно измождённое лицо.
Идиот. Ты серьезно? Ты серьезно решил, что лучше сдохнуть, чем принять мою помощь в итоге? Поверь, даже тогда все закончилось бы так же.
Сириус... Он всегда был идеалистом, любил рисковать и был уверен на все сто в своих словах и действиях. Он просто не подвергал ничего сомнению, даже самую грандиозную авантюру, безумный план, даже самую малую и шаткую возможность! Идеалист-переросток. Судя по всему, по прошествии двадцати лет, преодолев столько трудностей, он сохранил часть того "старого" юного себя.
Я бы не был так уверен на твоём месте насчёт положительного исхода ситуации. Как говорится, если бы да кабы. Случилось так как случилось. Ты должен был жить, и я думал на тот момент только о тебе.
Парень решил выдержать паузу, дабы посмотреть на реакцию брата. Он говорил и говорил, сначала матери, потом Сириусу такие вещи, которые не так давно он бы даже с трудом решился подумать, не то чтобы произнести вслух. А сейчас он с такой лёгкостью высказывался и даже можно сказать дерзил, совершенно не переживая о последствиях. Он стал другим.
Старший брат отвлекся на мать и ее слова и словно моментально забыл о Регулусе. Впрочем, парень знал, что это обманчивое впечатление, посему просто ждал. В Сириусе все же осталось что-то от того парня, которым он был давно, которого Регулус ещё хоть как-то, но знал. И Регулус был уверен, что брат не оставит его речь без внимания. Так и вышло - вскоре Сириус вновь устремил свое внимание к младшему брату.
Кстати, как ты додумался заменить крестраж.
На этот вопрос юному Блэку на мгновение даже захотелось картинно обидеться, но он не стал. Он понимал, что сейчас перед ним стоит не парнишка, который был лишь на год старше, а зрелый мужчина, знающий побольше Рега. А взрослым людям свойственно видеть младших..не такими умными, как они. Тем более, он знал о мнении Сириуса о нем еще двадцать лет назад, посему удивляться вопросу не стоило.
А ты считаешь меня за полного идиота, судя по всему. Хотя что удивляться, ты всегда считал себя умнее меня. Да и сейчас именно этим эпитетом меня наградил.
Тон мальчишки был непривычно сдержанным и твердым, в нем не было слышно даже намека на нотки обиды или иной негативной эмоции.
Я не знал для чего Лорду был нужен тогда медальон, равно как и не знал, временно ли он туда поместил его или на веки вечные. И в любом случае, я хотел подпортить ему жизнь, раз уж осознал его сущность и пошел против него. Стал бы Он что-то не имеющее большую ценность, прятать так далеко от глаз и рук как волшебников, так и магглов? Хотя последние волновали его меньше всего. Осознавая то, что эта вещь может быть важной для этого "большого и страшного" волшебника, я решил оригинал "затерять".. и планировал его уничтожить, но не все пошло по моему сценарию, как ты понимаешь.
Регулус Блэк смотрел прямо в глаза своему старшему брату. Сейчас был как раз тот момент, когда стоило все рассказать, не умалчивая ни о чем. Поделиться, чтобы он понял. Почувствовать то, что он почувствовал в ту встречу, перед гибелью Рега.
Ты хоть понимаешь, идиот, что ты убился из-за домашнего эльфа!
Губ младшего Блэка коснулась легкая теплая улыбка. Кикимер был важен мальчишке. Он слушался по большей части только Рега, у них была словно своя особенная связь, несмотря ни на что.
Понимаю. Но не ты ли всегда ценил дружбу? Разве ты бы оставил в беде своих друзей? Близких? Нет, это был бы не ты. Вот так же и я. Кикимер был единственным другом для меня, самым близким, преданным.
Регулус отчеканивал слова от зубов, будто старательно строчил их с помощью печатной машинки. В его глазах полыхали огоньки, выдавая его эмоциональное состояние. Помутнение разума покинуло младшего Блэка окончательно, и он встал с дивана...закурив вместе с Сириусом.
Всю жизнь считал, что тебя просто прихлопнули дружки Волдеморта, а тут выясняется, что мой младший братец еще больший кретин.
Крайний "эпитет" брата в его сторону немало задел мальчишку. Регулус раздражённо глубоко затянулся и резко выдохнул табачный дым.
Замечательно. Бесполезная смерть звучит приятнее. Обрадовал. Я знал на что иду, думал об этом не один день и шел на это не только потому, что Темный Лорд поступил так с Кикимером, я хотел сделать что-то значимое, что могло бы застать его врасплох, пусть даже на самую малость.
Мысли в голове Регулуса попытались устроить хаос и неразбериху, но парню этого явно не хотелось. Резко прервав свою речь, он сделал внушительный шаг к окну и замер, смотря на спокойный пейзаж за стеклом. Впрочем, он смотрел сквозь него, стараясь упорядочить мысли.
Я наложил на тебя заклятие, потому что ты ни в чем не виноват и платить жизнью за мой идиотизм не был должен, а не потому что не хотел принять твою помощь.
[AVA]http://funkyimg.com/i/2wacX.png[/AVA]

+1

11

Вальбурга была готова к словесной перепалке. Живые сыновья разных возрастов вдохнули в нее немного жизни и женщина расправила плечи. Гордая, одинокая, чистокровная. Истеричная натура требовала драмы и криков, ей больших трудов стоило держать себя в руках и не повышать голоса. В собственном же доме. Помнила о маленьком ребенке или об отдыхающих наверху, или же просто не хотела надрываться раньше времени.
Выдох.
- Кто я? Друзья зовут меня Мягколап.
Голос старшего сына звучал хрипло. Непривычно. Странно.
Ответ был еще более странным. Непонятным.
Женщина удивленно посмотрела на него, несколько раз моргнув. Не понимала, кто такой Мягколап и почему так называли Сириуса. Она многого не знала. Теперь это было понятно. Осознание собственного бессилия и глупости. Взгляд на младшего сына, который заступился за старшего брата. Когда они успели подружиться? Миссис Блэк поджала губы, отступая от сыновей. Такие чужие, такие не ее. Взгляд на мрачного и злого Сириуса. Сколько всего он пережил, прежде чем стал таким? Как много потерял на своем пути? Взгляд на младшего. Предпочел умереть, пойдя против того, чьи идеи они все поддерживали. Что же было не так с их семьей?
Сириус, Андромеда, Регулус, Альфард.
Слишком много неправильных Блэков, которые оступились.
Или это ее взгляды устарели?
Она не простила племяннице брак с грязнокровкой.
Она не простила сыну алый факультет и побег.
Она не простила брату предательство и помощь сыну.
Она не простила Регулусу исчезновение и смерть.
Слишком много боли. Слишком много потерь.
Взгляд на Сириуса, на Регулуса. В глазах защипало. Она так долго была одна. Так долго держалась как можно дальше от всех. Единственный сын, живой и невредимый, жил где-то недалеко. Ни разу в его голове не родилась мысль прийти и помириться. Где она допустила ошибку, что вся жизнь вывернулась наизнанку?
Вальбурга тяжело опустилась в кресло, наблюдая, как сыновья курят. Один вальяжно, второй устало. Ее мальчики. Ее сыновья.
Два предателя. Один предал кровь, второй веру.
Выдох. Женщина опустила голову, коснулась лицом ладоней. Тяжело.
Она родилась в семье Блэк. Выросла, как истинная Блэк. Вышла замуж, как Блэк и стала Блэк.
Она была рождена, чтобы продлить род и продолжить его, сохранить традиции. Мать была не так строга и настойчива. Альфард тому подтверждение. Неудача в лице старших сыновей. Было ли это звоночком? Вальбурга ощутила влагу на пальцах. Как это глупо. Взрослая женщина, вдова, мать двух мертвых сыновей, плачет в кресле. Никто не видел ее слез раньше. Чопорная англичанка, чистокровная леди. Никто не знал, что она умела плакать. Это такое личное и сокровенное.
Аккуратно вытерла слезы под глазами, повела носом. Леди.
Эта история с порталами. Может это и ее шанс попытаться что-то изменить? Слишком поздно, чтобы спасти мужа и брата, но есть шанс уберечь сыновей. Удастся ли ей найти общий язык с тем Сириусом, который не менее раздраженно ночью ворвался в коридор? Столько неприязни было в его взгляде, столько злости. Этот Сириус был уставшим. Устал ли он ненавидеть родной дом или самого себя?
- Я наложил на тебя заклятие, потому что ты ни в чем не виноват и платить жизнью за мой идиотизм не был должен, а не потому что не хотел принять твою помощь...
Услышала последние слова Регулуса. Подняла глаза. Посмотрела на его спину. Взгляд на старшего сына, который был в стороне. Всегда. Выдох снова.
- Я... - Вальбурга осеклась, ощущая хрипотцу от нервов. - Я не хочу мешать вам, но у меня вопрос, - сухо произнесла, словно не плакала. Словно не ее младший только что воскрес. - Что будет дальше? - Непонимание в глазах, немой вопрос пояснить. - Эти порталы. Они же не вечно будут открыты, - пояснила, ответила. Выдох. - Они закроются же когда-нибудь. Регулус останется тут? - Обратилась к старшему сыну, который должен был знать больше. Обязан был. Увидела искру в глазах. - Не надо смотреть на меня с обидой и ревностью, - холодно отрезала. - Мой старший сын в этом времени в полном порядке. Я его видела сегодня. - Осеклась, взгляд на Сириуса. - Неловко говорить о тебе так. Странно. - Задумалась, поднялась и подошла к ним обоим. Коснулась ладонью спины Регулуса. Взрослый мальчик. Один и второй. - Я хочу знать, будет ли и Регулус в порядке, - снова пояснила. Помедлила. Их разделяли шаги и целая пропасть. Вечность.
Выдох. Сжала плечо младшего, развернула к себе.
- Я была не права, - истеричные нотки делали голосом дрожащим. - Я плохая мать, раз потеряла обоих. - Взгляд на Сириуса. Он этого добивался же, это хотел услышать. - Я не справилась. В тот раз. Порталы могли помочь исправить хоть что-то. Сделать все иначе. Не потерять семью. Она провела в одиночестве два года. Заперевшись в доме, окруженная старыми портретами и в компании Кикимера. Она сходила с ума от собственного горя. Нервы сдавали, крики становились более частыми. Припадки ярости были видны только портретам и эльфу. Она держалась. Должна была.
Губы дрогнула. Рука тяжело лежала на плече сына. Вторая не шевелилась. Вальбурга боялась коснуться Сириуса. Боялась этого злобного загнанного зверя. Но хотела вернуть и его. Если младший сын перешагнул через все, чему она его учила, то может есть шанс смириться со взглядами старшего? Гордо выпрямилась, снова стала холодной леди.
- Сириус... - позвала наконец по имени. Задержала дыхание, боясь взгляда, ожидая ответа. Напряглась.
[AVA]http://funkyimg.com/i/2wacZ.png[/AVA]

+4

12

Сириус слушал младшего брата, ощущая себя очень странно. Безумно захотелось схватить мальчишку и крепко обнять, потрепать по волосам и, после всего, отшлепать. Сложно было принять тот факт, что этот, по сути, ребенок пошел на такой риск, осознанно позволил себе умереть.
- Понимаю. Но не ты ли всегда ценил дружбу? Разве ты бы оставил в беде своих друзей? Близких? Нет, это был бы не ты. Вот так же и я. Кикимер был единственным другом для меня, самым близким, преданным.
Мягколап невольно хмыкнул. Сравнивать Кикимера с Поттером было несколько странно, но определенно забавно. Впрочем, Сириус никогда не думал, что это бесполезное создание, которое вечно путалось под ногами и мешало наводить порядок в доме в 1995 году, может оказаться настолько близким другом для брата. Конечно, Регулус всегда был странным и в Школе тоже не особо мелькал в компаниях, не общался с самыми заметными ребятами. По сути, все знали, что в Хогвартсе учился скандальный гриффиндорец Сириус Блэк, но многие забывали, что и на Слизерине есть свой Блэк, другой, правильный.
Сириус выдохнул, затягиваясь снова и снова. Он уже даже не обращал внимание на количество потребляемых сигарет, так как разговор занимал все его мысли. Наблюдая за тем, как брат встает с дивана и подходит к нему, тоже закуривая, вызвал неприятное ощущение в голове.
- Замечательно. Бесполезная смерть звучит приятнее. Обрадовал. Я знал на что иду, думал об этом не один день и шел на это не только потому, что Темный Лорд поступил так с Кикимером, я хотел сделать что-то значимое, что могло бы застать его врасплох, пусть даже на самую малость.
Возможно, он был прав. Ведь все они пытались сделать что-то, хотя бы что-то, чтобы это стало неожиданностью для Лорда, чтобы он отвлекся, растерялся, замешкался. Что угодно, лишь бы любые его злые деяния были отложены на какое-то время. Ведь сколько людей погибло просто так, сколько пострадало. И кого винить - врагов или себя? Что не смогли, не усмотрели, не предотвратили?
Блэк качнул головой, приваливаясь плечом к стене и с прищуром глядя в окно.
- Я наложил на тебя заклятие, потому что ты ни в чем не виноват и платить жизнью за мой идиотизм не был должен, а не потому что не хотел принять твою помощь.
Возможно, в словах Регулуса и был какой-то смысл, но Сириусу легче было думать, что брат просто дурак, который по собственной глупости оступился. Было, конечно же, приятно, что оказался непохожим на мать, на всех этих чопорных и высокомерных Блэков, которые восхваляли свой род из поколения в поколение. Но с другой стороны, Регулусу не мешало бы немного поумнеть.
- Ты не имел права лишать меня выбора, - негромко произнес Мягколап, выдыхая дым и переводя взгляд на брата. - Вдвоем мы бы справились и никто бы не погиб, - последние слова Сириус почти прошептал, скрывая хриплый голос и снова затягиваясь. Скорее всего, он поспешил, когда принес брата именно сюда. Нужно было сперва поговорить с ним наедине, выяснить все недопонимания, а только потом уже появляться на пороге далеко неродного дома и предъявлять его матери. Но Сириус зачастую не всегда думал, прежде чем что-то сделать и это сказывалось на результатах. Даже его смерть была не лучшим итогом после принятия поспешного решения. Но разве у него было выбор? Мог ли он оставаться дома, в этом мерзком и ненавистном доме, когда его крестнику угрожала опасность? Конечно же нет. Он не думал ни о своей безопасности, ни о запретах Дамблдора, ни о чем-либо другом. Его волновал только Гарри. А крестник, как истинный Поттер, кинулся в Министерство, сломя голову, не дожидаясь ни ответа, ни объяснения.
- Я не хочу мешать вам, но у меня вопрос.
Сириус невольно вздрогнул, успев напрочь забыть про мать в комнате. Он даже не обратил внимание, что она сжалась на краю дивана, то ли плакала, то ли просто спряталась от всего мира, но даже это нисколько не тронуло сердце Блэка. Он слишком устал быть обиженным, устал чувствовать себя лишним, нелюбимым. Раньше ревновал, не понимал, чем он хуже - ведь по всем параметрам он превосходил младшего брата - был и выше, и красивее, и популярнее, и умнее, но Вальбурга упорно любила и лелеяла только младшего. Даже побег в какой-то степени был криком души, нежели необходимостью. Сириус мог и остаться дома, игнорировать любые попытки родителей устроить его личную жизнь после Школы, но ему необходимо было вырваться на свободу, понять, что он не нужен, убедиться в этом и принять это. Однако, мать лишь для видимости попыталась его вернуть, а потом более чем радостно выжгла его с гобелена. Кикимер утверждал, что Сириус разбил ей сердце - Блэк перевел взгляд на мать. Даже если и так, то она не сильно переживала по этому поводу.
- Что будет дальше? - Сириус вопросительно вздернул бровь, не имея никакого желания продолжать этот бессмысленный диалог, но невежливо было вставать и уходить, а он, все-таки, был воспитанным человеком. - Эти порталы. Они же не вечно будут открыты. Они закроются же когда-нибудь. Регулус останется тут?
Если Блэка не перекосило сразу, то только потому, что он сжал зубами сигарету. Даже сейчас, видя перед собой обоих сыновей и, наверняка, насмотрешись на старшего в этом времени, ее продолжал беспокоить только младший сын. А потом люди удивлялись, почему Сириус сбежал из дома и не желал даже вспоминать о своей матери, которая радостно променяла меня его на всех и все.
- Не надо смотреть на меня с обидой и ревностью. - Сириус невольно фыркнул, отводя взгляд. Он не обижался и не ревновал. Он просто злился, не понимая, как можно быть такой бесчувственной колодой, которая при живом взрослом сыне интересовалась только судьбой младшего. Разумеется, после известия о том, что Регулус все это время находился на дне озера, сложно было думать о чем-то другом, но она могла бы сделать вид, что ее волнует судьба и другого. - Мой старший сын в этом времени в полном порядке. Я его видела сегодня. Неловко говорить о тебе так. Странно. - Блэк хмыкнул, докуривая очередную сигарету и берясь за следующую. - Я хочу знать, будет ли и Регулус в порядке.
- Если только не наделает глупостей, - негромко ответил Сириус, решив не акцентировать внимание на других словах матери. Недовольство младшего брата ощущалось даже на расстоянии и Мягколап лишь пожал плечами, оставаясь при своем мнении. Он не стал говорить о риске, если вдруг Темный Лорд сообразит, что один мертвый Пожиратель внезапно ожил. И ведь вряд ли он просто так призовет его, обнимет и простит все грехи - наверняка уже кто-то из будущего рассказал ему о крестражах, обо всей этой чепухе с предательством, со всеми минусами и глупостями. Незачем было пугать младшего брата раньше времени. Впрочем, наверное и стоило предупредить его и мать, чтобы это не было неожиданностью.
- Я была не права. - Вальбурга внезапно подошла к ним и коснулась ладонью Регулуса, привлекая внимание старшего сына. И Сириус чуть нахмурил брови, не совсем понимая, что этой женщине еще надо от него. От них. - Я плохая мать, раз потеряла обоих. - Брови Блэка чуть дернулись, выражая удивление. Определенно, этот день стоило пометить в календаре каким-нибудь ярким цветом. Или может быть выжечь вовсе? - Я не справилась. В тот раз.
Губы Сириуса скривились в усмешке. Злой и ироничной. Хотелось рассмеяться ей в лицо, швырнуть сигарету под ноги и просто перевернуть здесь все вверх дном. Или она ожидала, что он кинется ее обнимать, как только она признает свои ошибки? Как только скажет, что была неправа? Неужели она думала, что этого будет достаточно?
- Сириус...
Ему нравилось, когда его звала по имени Эми. Ему нравилось, когда его окликали друзья. Но он терпеть не мог, когда его имя, такое уже его и идеально ему подходящее, произносили члены его семьи. Из их уст это всегда звучало омерзительно и хотелось поскорее отмыться, стереть с себя любое обращение, любой взгляд. И мать словно знала об этом, знала, как сильно его бесит такой вот взгляд. Хотя откуда? Ведь они так давно не виделись. Не виделись двадцать лет. И за это время он очень изменился. Например, успел отсидеть двенадцать лет в Азкабане. А она, бедная, всего два года провела в компании Кикимера и своих приоритетов и традиций.
- Что - Сириус? - неожиданно рыкнул Блэк, от души пнув ногой кресло, которое так не кстати оказалось рядом. Вспышка гнева была мгновенной, словно секунду назад он не выдыхал дым, зло глядя на мать. Словно не он только что пытался изобразить равнодушие, справляясь с мыслями в голове. - Тебе не кажется, что сейчас уже поздно признавать свои ошибки? - Сириус повысил голос, ощущая, насколько он хриплый и искаженный временем и молчанием. - Тебе не кажется, мама, что мне сейчас не до твоих проблем? - Блэк дернулся и едва ли не отскочил от окна, раздраженно ударив кулаком по стене. Портреты покачнулись, просыпаясь и недовольно взирая на наследника рода. - Мне плевать, какая из тебя мать. Стоило думать об этом двадцать лет назад, - Сириус даже не выдыхал, говоря все это на одном дыхании и сверкая глазами. - Почему ты не подумала о том, что ты плохая мать, когда я сбежал из дома? Почему сейчас ты говоришь это мне? - Злость охватила Сириуса, поглощая спокойствие и разум, но Блэк снова дернулся, поведя шеей и выныривая из этого омута желчи и ярости. Не желая видеть это непонимание на лицах, он отвернулся, тяжело дыша и тихо рыча про себя. Они могли считать его капризным, вздорным и непокорным, но на деле он был еще и обиженным и злобным, отсидевшим в тюрьме ни за что, сбежавшим и жившим в Лесу целый год, запертым в ненавистном доме. Нужно ли было объяснять, почему он злился?
[AVA]http://funkyimg.com/i/2wacY.png[/AVA]

+1

13

Это было так странно  - снова оказаться дома. Да еще и в такой компании. Они находились здесь уже некоторое время, но это ощущение никак не желало покидать мальчишку. И Регулус впервые ощутил себя здесь... чужим. Словно на автомате, он понимал, что это родной дом, здесь он родился и вырос, но не чувствовал сейчас единения со всем этим. Будто все это бутафория. Или же бутафория он сам. От этого мальчишке стало не по себе. Мрачные стены, спящие портреты, на которые он ранее не обращал внимания, теперь казались ему омерзительными. Почему так?

Впрочем, он и не мог бы ощутить это сразу и задаться этим вопросом, поскольку Сириус притащил его обмякшее тело на себе, пока Блэк-младший был без сознания, а потом на него и вовсе накатило бредовое состояние. Взгляд его устремлялся в окно через клубы дыма, которые исходили от него и Сириуса. На мгновение он задумался о том, как легко быть дымом и даже подумал, что, может все-таки зря брат спас его? Но быстро одернул сам себя. Сириус не стал бы ничего делать просто так. Хотя, в общем-то, вряд ли он вообще хотел спасать его, наверное, так просто сложились обстоятельства. Или все-таки хотел? Отличный вопрос. Определенно стоит задать его брату.

Краем глаза он видел, как мать села на диван и что-то там делала, но, на удивление, у мальчишки даже не возникло желания повернуться к ней, не то чтобы подойти. Здесь определенно что-то не так и, вероятнее всего, с ним самим. Раньше он бы бросился к матери, если бы заподозрил, что с ней происходит что-то неладное. Впрочем, на поверку, он не знал, как бы она отреагировала, ведь Вальбурга никогда не позволяла себе проявления эмоций на людях, а уж тем более при сыновьях. Даже когда она была феерично зла, она старалась быть каменно спокойной. И ей вполне удавалось быть абсолютно мирной - ведь так требовало ее воспитание. Но вот незадача - Регулус и Сириус получились у нее совсем не каноничными. Причем ладно Сириус - он был бунтарем изначально, посему насчет него удивляться было бы уже странно и...поздно. А он сам? Регулус? Любимый сын матери, гордость правильной семьи Блэк, подававший надежду...взял и сломался?

Вся обстановка дома давила на мальчишку. Несмотря на то, что он углубился в свои размышления, его взору были доступны многие детали дома, пусть и краем глаза. И чем больше он задумывался, тем бредовее становились образы, которые он видел краем глаза. Его встревоженному сознанию казалось, что тяжелые шкафы начинают шевелиться, а портреты проснулись и злобно на него скалятся и перешептываются, будто задумывают что-то нехорошее. Блэку пришлось вынырнуть из своих глубоких раздумий, дабы избавиться от наваждения. Рефлекторно Регулус вздрогнул.

Ты не имел права лишать меня выбора. Вдвоем мы бы справились и никто бы не погиб.
Приглушенный голос старшего брата донесся до слуха юноши, и его мозг словно смаковал каждое услышанное слово. Сириус, как всегда, был крайне самоуверенным, но Регулус услышал нотки сомнения в его голосе. Так ли уж брат верил в то, что все получилось бы у них вдвоем, и не было отрицательного исхода? Кажется сам Регулус не так давно обдумывал это сам еще тогда, когда впервые решился предать Темного Лорда. Вот только тогда он был совсем один, у него не было вариантов найти помощника, посему он его даже не рассматривал, а встреча с Сириусом была совершенно случайна, да и не факт, что Сириус бы согласился тогда с ним вообще разговаривать. Регулусу банально повезло, что у старшего брата шевельнулось в душе что-то теплое именно в тот момент. А что если бы нет? Послал бы его Сириус на три веселые буквы, и произошло бы все так, как и случилось изначально.

Парни вместе повернулись к внезапно подавшей голос матери. Регулус смотрел на нее внимательно, но взор его словно был затуманен. Такая родная, но совершенно холодная. И как он этого ранее не замечал? А сейчас она казалась еще старее, чем обычно. Это было странно.  Мальчик привык к "картинке" - статной и вечно молодой леди, привлекающей к себе внимание буквально всем - от идеального поведения, дол мелочей в деталях. На мальчишку рухнуло осознание того, что она была всю жизнь какая-то...ненастоящая. Будто она сама и не жила никогда вовсе, а вместо нее рядом было нечто вроде..робота что ли.

Что будет дальше? Эти порталы. Они же не вечно будут открыты. Они закроются же когда-нибудь. Регулус останется тут?
Видя нежелание брата говорить, Регулус решил ответить сам.
Рискну предположить, что останусь, хотя не знаю точно, как они работают. Если, конечно, меня вскоре быстренько не грохнут мои бывшие "друзья".
На двух последних словах мальчик сделал особенный акцент, ведь глупо было бы ожидать, что Лорд и Пожиратели возьмут и вот так запросто простят мальчишку, похлопают по плечу и забудут. Такие "ошибки" у Темного Лорда караются очень строго и всем
известно с каким исходом. А вот дальнейшие слова матери встревожили младшего Блэка.
Не надо смотреть на меня с обидой и ревностью. Мой старший сын в этом времени в полном порядке. Я его видела сегодня. Неловко говорить о тебе так. Странно. Я хочу знать, будет ли и Регулус в порядке.
Сквозь уже образовавшиеся густые клубы табачного дыма, который возник от того, что парни курили в комнате, аки два громадных паровоза, образ матери искажался. Она казалась уже не несчастной, а словно обозленной, что парню захотелось от нее отпрянуть. Сириус нехотя отвечал ей, чеканя каждое слово, и в его словах слышался огромный спектр эмоций, которые мать будто не замечала (или не хотела замечать?). Когда Сириус умолк, Регулус снова вставил свои "пять копеек".
Мама! Ты умеешь думать о ком-то, кроме меня?! Я уже не тот твой сын, которого ты любила, который рос таким "как надо", каким я должен был быть в твоем понимании. Если хочешь, то я предатель. И я рад этому несказанно. Ты все время печешься только обо мне, а Сириус принес меня сюда, хотя не хотел сюда идти, и сбежал отсюда из-за тебя. Он вообще не должен был меня спасать, он мог вовсе пройти мимо всего этого и оставить меня гнить вдали от всего мира под водой, но я здесь. И тебя все равно интересую только я.

Речь мальчишки оборвалась, так и не завершившись. Он хотел сказать что-то еще, но никак не мог сформулировать и ловил ртом воздух, как утопающий котенок, а потом и вовсе резко сник. Ему было грустно, он не понимал, что вокруг происходит, и, одновременно, его давило осознание много, о чем он раньше предпочитал не думать. Что-то похожее он чувствовал, когда понял, какие зверства совершает Темный Лорд, когда увидел израненного еле живого Кикимера, когда решился на предательство всего и всех - Лорда, его идей, семьи, ее взглядов, и пойти на серьезный смертельный шаг.

В тот же момент Сириус разбушевался не на шутку, и Регулус...понимал его. Ведь в каждом из нас где-то в глубине остается жить маленький обиженный ребенок, которому когда-то сделали больно самые близкие люди. Просто кого-то не обижали вовсе, и этот внутренний ребенок спокоен и счастлив, а кто-то страдает, как его старший брат. Регулус хотел прикоснуться к брату, но решил дать тому высвободить эмоции и, заодно, оградить себя от приличного удара по морде - мало ли, ведь старший брат всегда был взрывным человеком.[AVA]http://funkyimg.com/i/2wacX.png[/AVA]

+2

14

Вальбурга явно не знала, что ответить на выпад старшего сына, а Сириусу и не нужны были ответы. Он и так знал, что ей было наплевать на него, как на личность, как на самостоятельного человека. Дети для нее были товаром, которым она торговала. Выгодно женить обоих сыновей, чтобы идеально чистый род Блэк продолжал жить и процветать. Выгодно устроить их будущее и свое заодно, прослыть той самой женщиной из семьи Блэк, которая подарила мужу наследников и которая сумела сделать все от нее зависящее, чтобы мальчики встали на ноги. Но Сириус первым нарушил все ее планы, отправившись на Гриффиндор. И уже тогда она показала свое истинное лицо, не сумев примириться с выбором сына.
Блэк затянулся поглубже, отворачиваясь от матери и разглядывая стену перед собой. Брат сумел наконец высказаться, но что толку от его слов, от его действий, когда все бессмысленно. Мать даже не пыталась быть таковой, лишь выполнив свою основную функцию. Для нее не существовало ничего, кроме правил и традиций, кроме глупых стереотипов и устоев. Старых и никому не нужных. Знала бы она во что превратился дом в его времени, что стало с этим таким чистым родом. Ухмыльнувшись, Сириус выдохнул и обернулся к Регулусу.
- Не кипятись, - посоветовал он уже спокойнее, делая еще одну затяжку и облизывая нижнюю губу, закусив ее. - Ей плевать на все, что мы говорим. В моем времени она всего лишь жалкий и злобный портрет, который только и умеет, что кричать и поливать грязью каждого, кто переступит порог дома, - Сириус перевел взгляд на Вальбургу, смотря ей прямо в глаза и зло усмехаясь. - Во всех своих проблемах и бедах ты можешь винить только себя, - произнес он уже гораздо спокойнее, но в голосе ощущался холодок. - Она не сделала ничего, чтобы помочь мне - единственному живому сыну, которого бросили в тюрьму просто потому, что это было удобно всем. Имея связи - Ирма же занимала высокий пост в Министерстве, - имея друзей и родственников, силу и магию, имея влияние, наша дорогая матушка даже не пошевелилась, чтобы хоть что-то сделать, - Блэк затянулся снова, почти до конца вдыхая дым и сжимая пальцами окурок. - Даже когда Эми пришла к ней, просила помочь, - Сириус усмехнулся, но губы вытянулись в оскале, а глаза недобро сверкнули. Обида, что жила в нем с детских лет, снова начала пробиваться сквозь слои покоя. - Она даже не стала искать тебя, Регулус, - Блэк посмотрел на брата и положил ладонь ему на плечо, мягко сжимая. - А всего-то надо было спросить Кикимера, - похлопав брата, Сириус отступил и прислонился поясницей к столу, с недобрым прищуром разглядывая Вальбургу. - Вот такая у нас семья, мама. Точнее, у вас. Ты так тряслась от ненависти, что я гриффиндорец, - Блэк холодно и зло рассмеялся, отрывисто и коротко. - Посмотри на своего младшего сына. Разве он чем-то отличается от меня? Такой же предатель. - Сириус подмигнул брату, но в глаза серебрились недобрым светом, не предвещая ничего хорошего. Поведя шеей, Блэк выдохнул. Как же приятно было говорить накопленное в лицо матери, видеть ее взгляд, ощущать, как ее трясло от злости, понимать, что она наконец все это услышит и узнает. Возможно, не стоило при брате выливать на нее ушат грязи и ненависти, но и Регулус должен был знать и понимать, в чем дело. Он не должен был продолжать жить в блаженном неведении и в собственном мире единорогов, где существовала только мать, как стержень семьи. Регулус был взрослым мальчиком и должен был понимать, что свет клином на матери не сошелся. И раз брат был жив, хоть и немного младше, чем полагалось, то он имел право на собственную жизнь, отдельно от этой чертовой семьи, от всех этих проблем с чистотой крови. Откровенно говоря, Сириус даже не знал, как именно братец относился ко всем, в чьих жилах текла не чистая кровь, но сейчас это было неважно. - Не факультет определяет человека, - наконец изрек Блэк более или менее спокойно и мудро. Самым главным примером была Эми Картер, которая хоть и училась на Слизерине, но была самым светлым человеком, которого он встречал, которую любил всем сердцем. Нужно было отправиться обратно в Министерство, найти этот портал и попытаться вернуться в свое время - хотя бы для того, чтобы дать ей понять, что он жив. Неизвестно чем в итоге закончилось сражение. Ведь если он пропал, то все могли решить, что он упал в арку... А что если в самом деле все так и было? Что если все это замкнутый круг и он не умер в своем времени, а пропал, попал в другое время или измерения? Сириус нахмурился, понимая, что потерял много времени на все происходящее. И ему срочно нужно было найти Гарри или кого угодно, кто был в курсе происходящего, чтобы узнать, как можно попасть обратно и затянуть человека в портал из своего времени. Если время движется в измерениях с разной скоростью, то возможно там уже прошло много часов и его объявили мертвым или пропавшим. Ни один из вариантов не устраивал Сириуса, поэтому ему нужно было попасть обратно. - Пойду поищу кого-нибудь адекватного, - он отстранился от стола и подошел к брату, опуская ладони ему на плечи, чтобы заглянуть в глаза. - Ты все такой же дурак, каким был для меня двадцать лет назад, Регги, но... Ты достоин большего, - Блэк потрепал брата по волосам и направился к двери, не глядя на мать. С этой женщиной его ничего больше не связывало и попытки наладить контакт ничем хорошим не заканчивались, поэтому он просто вышел в коридор, направляясь в сторону кухни - возможно там есть кто-то, кто подскажет. А если нет, то он просто поищет Гарри. Пес он или где в конце концов? [AVA]http://funkyimg.com/i/2wacY.png[/AVA]

+1

15

Выдох. Боль.
Сердце сжалось. Не для этого она рожала и воспитывала сыновей. Наследников. Гордость семьи.
Выдох. Вальбурга была истинной Блэк и обязана была справиться со всем. Абсолютно.
Манеры - превыше всего. Не должна плакать. Не должна показывать слабость. Она мать. Глава семьи. Она - Блэк.
Быть частью рода Блэк, быть наследницей семьи, носить фамилию от рождения и в браке - это гордость, это истинная радость.
Вальбурга каждый день благодарила Мерлина, создателя, родителей - что была частью этой семьи. Она родилась с именем Блэк - она с ним же и умрет.
Ее сыновья - ее гордость. Ее дети - ее наследие. Больно - они не понимали этого. Другие времена, другие люди. Выдох. Никто не понимал.
- Что - Сириус? - Пауза. Выдох. - Тебе не кажется, что сейчас уже поздно признавать свои ошибки?
Был ли он прав, обвиняя ее? Была ли она неправа, воспитывая его так, как следовало? Устои, традиции, правила. Это часть семьи. Это основа древнего рода. Это фундамент. Вальбурга не могла отказаться от вековых традиций в угоду неправильному сыну. Не тот факультет, не тот характер, не та сторона. Все не то. Сириус был другим с малых лет. Капризный, неусидчивый, неконтролируемый. Ему говоришь - сядь ровно, а он кривит спину, задирает нос. Ему говоришь - пора спать, а он пинает домовика и кидает что-то вниз с лестницы.
Выдох. Сыновья. Многие мечтали о мальчиках. Продолжители рода. Те, кто сделает семью больше.
- Мне плевать, какая из тебя мать. Стоило думать об этом двадцать лет назад.
Сириус был большим обиженным ребенком. Ничего светлого и доброго в нем не осталось. Только боль и обида.
Выдох. Была ли она в самом деле в этом виновата или виноват был он, следуя своим увлечениям, которые и привели его к такой жизни?
Был ли виноват Регулус, что оказался слишком слабым и пожертвовал собой ради домового эльфа? У них могло быть все: уважение, работа, семья, деньги, успех, чистая кровь в будущем, дети - как гордость, идеальные жены.
Что выбрали они? Ничего. Пустоту.
Выдох. Вальбурга убрала с лица одинокие пряди волос, поправила их. Взгляд на старшего сына. Заговорил младший.
- Мама! Ты умеешь думать о ком-то, кроме меня?! Я уже не тот твой сын, которого ты любила, который рос таким "как надо", каким я должен был быть в твоем понимании. Если хочешь, то я предатель. И я рад этому несказанно. Ты все время печешься только обо мне, а Сириус принес меня сюда, хотя не хотел сюда идти, и сбежал отсюда из-за тебя. Он вообще не должен был меня спасать, он мог вовсе пройти мимо всего этого и оставить меня гнить вдали от всего мира под водой, но я здесь. И тебя все равно интересую только я.
Взгляд на Сириуса. На Регулуса. Выдох.
Мальчики нашли общий язык спустя времена. Это могло показаться трогательным, если бы Вальбурга подумала об этом.
- Она даже не стала искать тебя, Регулус.
Боль. Обида. Не только у Сириуса. Миссис Блэк закусила губу.
- Посмотри на своего младшего сына. Разве он чем-то отличается от меня? Такой же предатель.
Выдох.
Прав ли он?
Не факультет определяет человека. Факультет задает человеку направление, дополняет качествами окружающих тебя людей.
Важно всегда находится среди своих. В своей среде. Среди своих. Быть своим. Не поддаваться влечениям, не опускаться до уровня других, низких и бесполезных людей. Не становиться частью грязи, которая обтекала грязнокровок и всех, кто с ними общался.
Уизли, Поттеры. Они осквернили чистую кровь своим поведением, решением, общением.
Блэки не должны были быть частью этого списка.
Не должны были их имена стоять рядом с ними.
Не должны были опускаться до брака с грязнокровками.
Не должны были водить дружбу с отбросами.
Не должны были портить историю своего рода.
Не должны были лишать будущего своих детей.
Выдох. Вальбурга отвела взгляд.
Сириус ушел на поиски адекватного. Он мог искать кого угодно и где угодно.
Сириус был собой. Всегда. В любом возрасте.
Сириус был Сириусом.
Взгляд на Регулуса.
- Ты волен думать что хочешь, как хочешь и о чем хочешь, Регулус, - пауза, выход, - ты жив - и это главное. Кикимер тебя накормит, а потом поднимайся ко мне в комнату, нам надо поговорить наедине и без посторонних, - выдохнула, подошла. Пальцы коснулись лица сына. - Я любила вас обоих. Люблю. Но ты мой идеальный сын. Даже сейчас. Ты знаешь что ты лучше, - выдох, улыбка в уголках глаз. Касание губ - прикоснулась к его щеке, вышла. Голоса на кухне, тишина в доме. Выдох. Вальбурга ровным шагом отправилась наверх, держась до последнего.
Не плакать.
Не падать на колени.
Не дрожать от боли.
Не срываться.
Дотянуть до спальни.
Там можно.
Там можно все.
[AVA]http://funkyimg.com/i/2wacZ.png[/AVA]

Отредактировано Walburga Black (2018-07-22 17:30:38)

+2


Вы здесь » | Three Generations: I would rather die | » Маховик времени » They are not as black as they are painted [1981, November]