0610



0240



1090



0855


Ученики

из будущего первыми шагнули в прошлое и оказались в плену у самого Волдеморта, а Пожиратели с ночи ищут гостей из порталов. Но где же Орден Феникса?

Внимание!

Добро вовсю сражается со злом, уже есть жертвы. Гости из будущего бросили все силы на изменение прошлого. Но куда же смотрит Министерство?
ЛУЧШИЙ ИГРОК
Evan Rosier
ЛУЧШАЯ ПАРА
Roderick Hayes & Odette Rosewood
ЛУЧШИЙ ТАНДЕМ
Adrian Mulciber & Evan Rosier
ЛУЧШИЙ ЭПИЗОД
Trust your own madness
ЛУЧШИЙ СЮЖЕТ
Anything that can possibly go wrong, does © [1981, November]

2023 год - 17/10, вт | 1998 год - 8/05, пт | 1981 год - 2/11, пн.

Sometimes it's better not to know © [1981, November]
» Sirius Black — 16/07/2018

Catch me if you can © [1981, November]
» Grace Swan — 17/07/2018

They are not as black as they are painted [1981, November]
» Walburga Black — 20/07/2018

Danger hides in beauty and beauty in danger © [1981, November]
» Leonard Ross — 20/07/2018

Danger is real, but fear is a choice © [1981, November]
» Rose Weasley — 20/07/2018

Anything that can possibly go wrong, does © [1981, November]
» Hermione Granger — 20/07/2018

Where there’s a will, there’s a way [1998, May]
» Norah Drake — 20/07/2018

Compromise - is not an act of weakness [1981, November]
» Walburga Black — 20/07/2018

Give up! [1981, November]
» Elizabeth Aria — 22/07/2018

Family first [1981, November]
» Elizabeth Aria — 22/07/2018

I'm gonna give all my secrets away © [1981, November]
» Olivia Hayes — 22/07/2018

Audiatur et altera pars [1981, November]
» Albus Dumbledore — 22/07/2018

A woman’s work is never done [1981, November]
» Penelope Clearwater — 22/07/2018

Hard times always reveal true feelings © [1981, November]
» Evan Rosier — 22/07/2018

Forewarned is forearmed © [1998, May]
» Kyle Graham — 23/07/2018

A problem is only as big as you make it © [1981, November]
» Sirius Black — 23/07/2018

From bad to worse © [1981, November]
» Florine la Rochelle — 23/07/2018

Time is all we have © [2023, October]
» Regulus S. Black — 24/07/2018

I'll save you [1998, May]
» Grace Swan — 24/07/2018

Everyone you'll ever meet knows something you don't © [1981, November]
» Marlene McKinnon — 13/08/2018

| Three Generations: I would rather die |

Объявление




Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » | Three Generations: I would rather die | » Хроники Хогвартса » Audiatur et altera pars [1981, November]


Audiatur et altera pars [1981, November]

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

http://24.media.tumblr.com/tumblr_lti6nd5gmi1r2yci4o5_r1_500.gif
http://24.media.tumblr.com/tumblr_ma6f4yBjkt1qeijfbo3_500.gif
http://s017.radikal.ru/i430/1609/de/45b3e26dfa10.gif

Время и дата:
1 ноября 1981 года, примерно 2 часа дня;

Место:
Хогвартс;

Участники:
Severus Snape, Albus Dumbledore, Harry Potter;
Описание:
События последних полутора суток были более чем насыщенные. Гарри успел натворить много дел, но чтобы действовать дальше, ему нужны ответы на многие вопросы. И единственным человеком, способным на них ответить, был именно Альбус Дамблдор. Правда ли то, что он использовал Гарри всего лишь как пешку в своей шахматной партии? Был ли он на самом деле добрым и мудрым волшебником, которого заботила лишь судьба магического мира и собственная школа, или же всё это лишь ложь и лицемерие? Ну и один из вопросов, не довавших Поттеру покоя: какую роль во всём этом на самом деле играл Северус Снейп?

+2

2

● Дополнительно: 21 год, Пожиратель Смерти, двойной агент, не спал больше двух суток;
● Внешний вид: мантия Пожирателя Смерти; [AVA]http://sa.uploads.ru/t/YbjmW.png[/AVA]
● Состояние: выжат как лимон, взгляд тяжелый и уставший, голова слегка гудит после недавних пыток;
● С собой: Волшебная палочка.


      Если бы можно было упасть на какой-нибудь относительно мягкий матрас (или хотя бы скамейку), Северус, несомненно, так бы и поступил, плюнув на гордость. Но его сложившаяся жизнь не включала в себя удобные матрасы с мягкими одеялами. Его жизнь, вообще, не подразумевала ничего комфортного и мягкого.
      Он отчаянно нуждался во сне или, хотя бы, часе отдыха. Но сейчас для него это было непозволительной роскошью. То, что он прошел проверку у Темного Лорда еще ничего не значило. Что-то подсказывало ему, что работы у него будет еще очень много, и начать стоит, пожалуй, с посещения Альбуса Дамблдора. Это было безрассудно и опасно, конечно же, но именно он все это начал. Подарил слепой шанс хоть как-то помочь Лили, спасти ее… и чего ради?
      В голове воображаемый оркестр отыгрывал какофонию, но юному Пожирателю Смерти, все же, удается достигнуть Хогвартса без происшествий. Дело, как он посчитал, достаточно важное, чтобы являться к главному противнику Темного Лорда без предупреждения, пусть он и привык оповещать директора за пару дней о своем прибытии. Встречи с ним всегда слишком рискованны для Снейпа.
      Уже знакомая процедура  телепортации через камин. Конечно, камин директора не был подключен к его дому, на такой случай у Северуса было другое место. Пламя перед глазами исчезает, обнаруживая уже знакомый кабинет. Не медля и секунду, Снейп стремительно покидает его.
      - Сэр, - позвал он.
      Альбус Дамблдор обнаружился тут же, за своим рабочим столом. К счастью, в кабинете кроме него никого не было. Измеряя большими шагами пол, Пожиратель Смерти подходит к столу и опирается на него двумя руками. Такая опора была лучше, чем перспектива держаться на трясущихся ногах в центре кабинета.
      - Я извиняюсь за мой внезапный визит, - проговаривает Северус, - но, поверьте мне, то, что привело меня сюда, требует немедленного внимания.
      Одно появление его здесь – уже достаточная наглость для того, чтобы вышвырнуть его, словно щенка, за пределы замка. Но Снейп, как он хотел думать, знал Дамблдора достаточно, чтобы поверить в его целомудрие.
      - Темный Лорд, он… подозревает. Вызвал меня к себе и устроил проверку, которую я чудом прошел, но не на это стоит обратить сейчас внимание. До этого я так же встретился с Поттером и Блэком, они говорили довольно… странные вещи.
      Буквально выпалив все на одном дыхании, Снейп закрывает глаза и делает медленный вдох и выдох. Он, конечно, волнуется, но эту свою слабость Альбусу Дамблдору лучше не показывать. Да и это невыносимо давящая боль в висках…
      - Эван Розье жив, по их словам. Он… он добрался до их дома. Но не лично, как планировал ранее, отправил к ним отряд. – Устало, но более спокойно продолжил Северус. – И Эван Розье их спас.

Отредактировано Severus Snape (2017-09-11 17:05:16)

+2

3

Дополнительно: 100 лет, директор Хогвартса и основатель Ордена Феникса.
Внешний вид: гладко выбрит, свободная мантия карамельного цвета, повязанная на шее, чёрный вельветовый жакет, тёмная рубашка и чёрные брюки, кожаные ботинки с носами, смотрящими в разную сторону.
Состояние: сосредоточенное.
С собой: бузинная палочка, в кармане есть ириски и очки с линзами-полумесяцами (затем надеты), маленький золотой ключик.


"Когда в последний раз я надевал что-то светлое?"- директор школы занимался извлечением воспоминаний из своей головы, не являющейся слишком надёжным хранилищем информации. Совсем лёгким движением он извлекал из головы серебрящуюся лёгкую мысль и безжалостно запечатывал в колбу, на которую предварительно наложил заклинание прочности. За окном было темно от туч, в кабинете тоже было мрачновато. За последние десять лет Альбусу казалось, что мир вовсе потерял всякие краски. Каждый день волшебное радио кричало о новом рекорде месячных осадков. Земля уже промёрзла, трава пожухла, цветы завяли. Словом, кругом смерть. И Альбус не сменял траура - каждый день дурные вести. Отложив стекляшки, профессор сел за свой стол. Казалось, он просидел тут больше часов, чем уделил личным исследованиям во всех областях магии вместе взятых. "А сколько ещё людей погибнет?"- он почесал раздражённый подбородок и сокрушённо выдохнул. Чтобы справиться с Томом, нужны сведения. Много сведений. Но заполучить их было затруднительно: Волдеморт мало кого посвящал в свои тайны. "Неудивительно. Ты никогда никому не доверял,"- Альбус дотянулся до хрустальной вазочки на столе и поймал маленькую шоколадную лягушку. С разочарованием он отметил, что даже вкус шоколада теперь не тот. "Хватит сравнивать всё с прошлым. Прошлого не будет, нужно смотреть в будущее,"- убеждал он себя, - "а с другой стороны. Как справиться с ним, если не оглядываться назад и не искать там наших общих ошибок, Том?"- он отложил палочку, достал письмо от Николаса и снова начал его перечитывать, хотя внимание никак не фокусировалось на простом "Доброго дня, Друг!.." - добрых дней не было. Директор ничего не мог с собой поделать и только без конца прокручивал в голове пророчество Трелони, которое он охранял ещё тщательнее, чем все эти уже казавшиеся бесконечными склянки с воспоминаниями. Пора было снова заняться их сортировкой, чтобы не получилось, как в прошлый раз.
- Слишком тихо сегодня,- Фоукс встрепенулся и снова склонил голову. Ни один член Ордена Феникса не прислал сегодня совы. Никто не отчитался по событиям последней ночи. Никаких результатов. Это настораживало. По крайней мере из тех данных, что он слышал, эта ночь должна была пройти очень неспокойно. Альбус надеялся, что Поттеры всё ещё далеко от опасности. Но он просиживает штаны здесь, просто не зная даже, нужна ли кому-то его помощь в экстренном порядке! Он пытался связаться с Уизли, но попытки были безуспешны. "И один из них должен погибнуть от руки другого,"- повторил он про себя и выглянул в окно,-"значит ли это, что никто кроме ребёнка из пророчества не сумеет победить тебя, Том?".
Заморосил дождь. По кабинету дало волной магической ауры. Альбус схватил палочку со стола и направил её на камин, ругая себя за то, что до сих пор не сговорился с Министерством по поводу временного перекрытия каминной сети в ветвь Хогвартса. Не из личной безопасности, но исключительно ради учеников. Пока школа функционирует, он будет делать всё, на что только способен. Ради общего блага. Огонь в камине затрещал и перелился несколькими цветами, прежде чем появился волшебник. Альбус уже готов был одарить Пожирателя Смерти безмолвным экспеллиармусом, но вовремя заметил, что волшебник в мантии пожирателя был никем иным, как Северусом Снейпом.
"Наконец-то,"- у него даже от сердца отлегло. По одному виду Снейпа было понятно, что добрых новостей не будет, но... Это хоть какие-то новости, а то сидишь с завязанными руками, дезориентирован. Воистину, информацию порой очень недооценивают как ресурс. И, хотя Альбус был рад увидеть человека с новостями, появление именно Северуса его несколько озадачило. Он ждал кого угодно. Но разве Северус не должен быть сейчас с Томом? Приглядывать за мальчиком, обиженным на весь мир? "Психика может создать монстра,"- он вздрогнул от крякнувших часов, но и бровью не повёл, когда гость начал кидаться несколькими заявлениями сразу. "Он очень нервничает. Нелегко быть Человеком, да, Северус?"- испытующе он вглядывался в глаза Снейпа, выдерживая паузу, а потом махнул рукой в сторону камина, куда отправился чайник. Северус спешил поделиться вестями, но Альбус не видел в новости экстренной срочности. Хотя слова о Розье действительно звучали невероятно. Разве он, однажды ошибившись, не пустил себя под откос вплоть до прошлого года? Грюм был уверен, что...
- Присаживайся, Северус,- сухо сказал он. Чайник уже разливал кипяток по фарфоровым чашкам, ка которых деревья загибались от сильного ветра и дождя. Прогноз-чашки были одним из самых интересных сувениров из Китая. Впрочем, недолго Альбус их рассматривал, да и без внимания. Он был слишком сосредоточен на Снейпе, пытаясь забраться в его голову и понять, что слышал Снейп, не могло ли ему просто показаться. В конце-концов, вряд ли Риддл успел придумать воскрешающее заклинание, - да и не в его это характере.
Сложно было не заметить дурного самочувствия шпиона. Пытки. Вот что в характере Тома. Его кровожадность была знакома Дамблдору ещё со дня их встречи, когда тёмный волшебник был ещё мальчиком. И почему он не сумел? Как он допустил? Эти вопросы посещали его каждую ночь, мучили его, душили. Чувство вины привело к тому, что Альбус едва смыкал глаза раз в два-три дня. А на войне легко не бывает. Никому.
"Он тоже не смыкает глаз,"- он указал Снейпу на корзинку шоколадных конфет. Говорят, шоколад помогает справиться с болью и является неплохим антидепрессантом. Лгут. В серьёзной ситуации ничто тебя не спасёт. Кроме самого тебя.
- Я просил тебя не появляться в замке. Да ещё и в таком виде. Ты же знаешь, это опасно. Для тебя, в первую очередь,-
отметил он, вглядываясь в лицо Северуса,- мне сложно восстановить произошедшее. Никаких секретов между нами, верно?- он сощурил голубые глаза.  В голове Пожирателя слишком много тумана. Дамблдор сначала решил, что Снейп по привычке или по какой другой причине пытается что-то утаить, но странный отталкивающий чужеродный фон убедил Альбуса в обратном. Снейп тут не при чём, он и так пошёл ва-банк, рискнул собой и всеми своими знаниями ради единственной своей тайны, в которую Альбус был посвящён добровольно,- говоришь, он тебя подозревал? Прошу, сними мантию, вдруг кто-то войдёт,- "Он пытал Северуса."
Весть о Розье была сомнительной, да ещё и после слов о проверке, которую Северус, судя по его словам и личному убеждению, прошёл. Подозрительные вещи в последнее время всё чаще оправдывались лишь одним - внушением извне. Заклинанием контроля. Вероятно, внуши Лорд Снейпу, что тот вообще ничего о Розье не слышал, упоминания этого человека не состоялось бы. И Альбус не сразу понял бы, в чём дело. Но он, уже наученный опытом и знакомый с аморальными идеалами противников, сразу прикинул возможные варианты. Например, Снейп мог снова вернуться на сторону Тома. Нет, эту мысль Альбус сразу отбросил. И не без причин. Что тогда?
Конечно, можно было бы надеяться, что это простой конфундус, как всегда стоит надеяться на лучшее. "Но готовиться нужно к худшему,"- если Волдеморт и в самом деле обходится так даже со своими соратниками уже сейчас, то почему? Почему люди идут за этим кровожадным убийцей-психопатом? Идеалы? Раньше, возможно, они играли роль. Но теперь пролито слишком много крови, чтобы вообще было здраво ввязываться в войну. Страх? Преданность? "Преданность тому, кто тебя не ценит? Вы всего лишь пешки в его игре, или, скорее всего, даже за пешки не считаетесь,"- он достал из ящика стола трубку и закурил, пытаясь придумать, как перестраховаться. Если вдруг действительно Том вмешался в голову своего подчинённого. "Есть одно место, которое поможет ему, нам, пролить свет на эту загадочную историю с Розье,"- пожалуйста, расскажи подробнее, как произошла твоя встреча с Поттером и Блэком. И когда? Поттеры даже сову не присылают с письмом,- он не показал беспокойства, хотя оно имело место быть. Если их сын - действительно тот самый мальчик из Пророчества. - Ты сам понимаешь, что слова о Розье слишком невероятны. Что конкретно они сказали? - он закурил. Облако дыма начало примерять на себя различные геометрические формы. Манера речи Дамблдора была столь неторопливой и уверенной, что и собеседники обыкновенно перенимали её. И общаться рассудительно и спокойно было гораздо комфортнее, чем паниковать и носиться по кругу. Выдержав паузу, Альбус добавил ещё,- у меня будет к тебе совсем маленькое поручение. Это необходимость сегодняшнего дня,- поспешил он уверить Снейпа и покосился на перо. То тут же обмакнулось в чернила и быстро застрочило "Рикберту от Альбуса Вульфрика Персиваля..." Разобрать мелкий почерк было трудно, перо писало быстро. Скоро Альбус надел очки, перечитал написанное и быстро поставил внизу свою подпись, упаковал в конверт и даже одарил письмо печатью Хогвартса.
- Возьми,- он начал рыться в своих карманах и покосился на Фоукса. "Возможно, ты сегодня поможешь одному Пожирателю Смерти, дружище."

Отредактировано Albus Dumbledore (2018-06-12 05:07:49)

+3

4

Дополнительно: 18 лет, ОД, ОФ
Внешний вид: Темные потертые джинсы, черная водолазка, черное потрепанное пальто, кожаные ботинки, очки;
Состояние: чувствует себя так, как будто на нем тролли лезгинку танцевали;
С собой: волшебная палочка, серебряное кольцо Блэка на пальце, в мешочке из ослиной кожи Сквозное зеркало, Карта мародеров, уже пустой снитч, 12 колдографий, заговорённый галлеон ОД, мантия-невидимка;
__________________________________________________________________________________________

     Последние десять минут спасения Регулуса Гарри ощущал себя как в тумане. Мальчику казалось, словно он наблюдает за всем со стороны. Что это не он сейчас растерянно стоит и не знает, как переупрямить крёстного. А потом не он облажался с лодкой, и в итоге они с младшим Блэком отправились прямиком к инферналам. И не он ощущал мокрой кожей жар пламени, извергавшегося из палочки Сириуса. Как хорошо было снова ощущать рядом присутствие знакомого, родного человека. Да, чисто гипотетически, родители, которых Гарри удалось спасти, были ему роднее, но... Сириус хотя бы какое-то время был рядом с Гарри. Пусть недолго, но всё же был. И воспоминания об этих встречах навсегда останутся в памяти Гарри одними из самых счастливых.
     Более менее осознавать себя в пространстве Поттер начал только в Министерстве. Мальчик вдруг удивительно четко понял, что ему нужно делать. Точнее понял, где он сможет найти ответы на свои вопросы. Но для этого ему нужно было опять попрощаться с крёстным. Делать этого очень не хотелось. Мальчик почувствовал, как к горлу подступают слёзы, но всё же смог сдержаться. Вложив в свой голос как можно больше уверенности, Гарри произнёс.
     - Прости, мне надо бежать! Поверь мне, Сириус, я должен.

*     *     *
     
     Самая сложная часть была позади. Не без помощи мантии-невидимки, Гарри смог добраться до нужного портала. Поттер не был уверен, куда именно он его выплюнет, но точно знал, что окажется в нужном ему году. Больше доверяя интуиции, нежели действительно осознавая последовательность своих действий, Гарри Поттер повторил то, что показывал ему сын Сириуса, и прямо в мантии-невидимке шагнул в портал.   
     В конечном итоге Гарри достиг своей цели. Да, он опять со всего размаху вошёл в Черное озеро, но, с другой стороны, это было уже не в новинку. Барахтаясь и пытаясь выпутаться из мантии, плавать в которой удовольствие было ниже среднего, мальчик медленно продвигался в сторону берега.
     Было уже довольно светло, и Поттер не хотел лишний раз попадаться кому-то на глаза, по-этому сушился он уже в Запретном лесу. Высушив же одежду и мантию, Гарри вытащил из мешочка на шее карту-мародёров. Шершавый пергамент было приятно держать в руке. Поттер чувствовал с ним какую-то особую связь, как и с мантией-невидимкой. Ведь когда-то эта вещь была создана его отцом, крестным, и тогда еще двумя их верными друзьями. От внезапно закравшейся в голову мысли о Хвосте Гарри почувствовал омерзение. Сколько раз он пытался понять, как Хвост мог предать своих друзей, но не находил оправданий этому поступку. Там мог поступить только очень гнусный, мелкий и трусливый человек.
     Но сейчас было не время думать о всяких предателях. Усевшись на корнях ближайшего дерева и еще раз посмотрев по сторонам, Гарри коснулся волшебной палочкой пергамента.
     - Торжественно клянусь, что замышляю только шалость!
     Поверхность карты словно потеплела в руке, и на пергаменте медленно стали проступать очертания. Дождавшись, пока карта полностью станет видимой, Гарри развернул её на земле и стал думать, как ему будет проще всего попасть в кабинет Дамблдора. И если в сам Хогварст он мог попасть несколькими путями, то в сам кабинет, если верить Карте, можно было попасть только по основному входу, а без пароля там не пройти. Поттер поправил очки и уставился в тот фрагмент карты, где Дамблдор топтался в углу своего кабинета.
     - Как же попасть к нему в кабинет, чтобы ни на кого при этом не нарваться? Может, просто подождать, пока он отправиться на обед,
и подкараулить его в одном из коридоров?

     Тут внезапно на Карте проступила еще одна пара следов. Над ними витала подпись "Severus Snape". Глаза мальчика недоверчиво округлились. Он даже моргнул пару раз, проверяя, не играет ли с ним его зрение. Но нет, следы Северуса и не думали пропадать.
     - Что? Но... Но как он это сделал? У Дамблдора нет порталов в кабинете.... - Гарри стукнул себя по голове картой, - Идиот, камин! У него же в кабинете есть камин!
     Идея переместиться с помощью летучего пороха в кабинет Дамблдора как то изначально не забредала в голову Поттера. Воспрянув духом, Гарри уже начал думать, как бы ему добыть летучий порох, однако невольно вспомнил своё первое путешествие через камин семьи Уизли, когда вместо Косого переулка мальчика переместило в Косую аллею. Вздрогнув не только мысленно, но и телом, Гарри решил оставить эту идею как запасной план, а для начала придумать более безопасный способ попасть в замок.
     Наблюдая минут пять, как следы Дамблдора и Снейпа словно замерли на Карте, Гарри понял две вещи. Первое - он всё равно ничего умного не придумает. Второе - он не может просто так сидеть и ждать. Кончи палочки снова коснулся пергамента:
     - Шалость удалась!
     Свернув пергамент и убрав его обратно в подарок Хагрида, Гарри спрятался под мантией-невидимой и направился в сторону Хогвартса. Ему было не впервой незаметно для других бродить по замку, будь то вечерний побег на чаепитие к Хагриду, или тайное проникновение в Хогсмид. Уже минут через пятнадцать он находился у каменной гаргульи, охранявшей винтовую лестницу. Осмотревшись по сторонам, и убедившись, что рядом никого нет, Поттер снял мантию и подошёл к каменному стражу ближе, до последнего не зная, сработает ли его план или нет:
     - Мне нужен профессор Дамблдор!

[AVA]https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2017/10/8fe486c48e5e7789bcae332ebeffb982.jpg[/AVA]
[SGN]http://sh.uploads.ru/tldRQ.gif[/SGN]

+1

5

[AVA]http://s018.radikal.ru/i514/1710/79/6b5ae727471b.png[/AVA]
      Снейп закрывает глаза, считает. Внутренним рыком заставляет сердце заглохнуть, приостановить свой пляс адского разгулья хотя бы на темп. Упрямо отказывается от сладкого, всегда считая его детским капризом, жмурится, сосредотачивается. И, наконец, сдается и послушно снимает тяжелую, черную мантию Пожирателя Смерти, такую остервенелую и чуждую для него сейчас. Если разорвать ее в клочья, можно обернуть события вспять? Нет, конечно же, нет.
      Тон старого волшебника заставляет повиноваться и сесть в предложенное кресло, усмирить свое волнение, затянуть в узду. Под линзами-половинками толстого стекла Северус рассматривает удивленное недоверие, и мысленно желает высказать сочувствие. Он сам тяжело верит в собственные слова, настолько абсурдно они звучат.
      - Я понимаю ваше… смятение, - вымолвил Снейп, - мне самому эта весть кажется небылицей.
      Розье. Эван Розье. Его школьный… знакомый. Приятель. Приятельский знакомый? Не важно. Он был человек, на которого хотелось равняться, с кого брать пример. Его удивительная харизма располагала к себе таких зеленых, но любопытных первокурсников, как Северус. Позже он стал талантливым, сильным волшебником, хорошим Пожирателем Смерти. Эван… заслуживал уважения.
      Виски раздирали когти пульсирующей боли, но ему нужно собраться, вспомнить все, что с ним произошло и через что он прошел за последние несколько часов.
      - Я встретил их в Лондоне. В парке. Блэк и Поттер, они выглядели… вполне в порядке. – Северус непроизвольно нахмурился, будто этот факт сам по себе противился ему. – Темный Лорд не пришел за мальчиком лично, будто был… предупрежден. И Розье, с их слов, вытащил Поттеров в последний момент. Лили должна сейчас быть на Площади Гриммо.
      Лили – это легкое, теплое имя внушало спокойствие, уверенность. Она жива и в безопасности, как и планировалось в конечном итоге – ради этого момента он и пошел на предательство самого опасного темного волшебника.
      «…все ради Лили, той самой, которая никогда не ленилась показать, как глубоко может целовать ее Поттер...»
      Сердце пропустило удар, и Северус невольно дернулся. Что это за мысль была такая? Зельевар жмурится, потирает пальцами переносицу, но легче не стало. Неприятный остаточный осадок никуда не делся.
      Лили, нежная и добрая Лили. Его тяжело любить, Снейп прекрасно знает это, но она смогла. Пусть не так, как Поттера, скорее как… близкого друга, брата. Разглядела в нем, странном неопрятном мальчишке, что-то хорошее, буквально вытащила это тисками наружу. С ней хотелось стать лучше, с ней Северус был лучше.
      До первого предательства…
      Снейп вздрагивает и трясущейся рукой тянется к виску. Это все – стресс, не более. Его и раньше пытали, давно, еще до того проклятого пророчества, когда требовалось проверить еще совсем зеленого Пожирателя. Но отчего-то Северусу кажется, что те случаи были не так болезненны, как этот. Почему же?
      - Он вызвал меня… поскольку сомневался в пророчестве. - Уже слабые попытки рассуждения в надежде отвлечься от странных мыслей. – До этого он был полностью уверен в его достоверности. И вместо того, чтобы отправиться за… Поттерами лично, послал отряд.
      «Который, к счастью, не справился…»
      «А к счастью ли...?»
      Впрочем, шоколад он, все же, решил взять.
      Пытаясь проглотить приторно-сладкую конфету пересохшей глоткой, Северус вопросительно поднял на Дамблдора глаза. Поручение? Сейчас? Пока воздерживаясь от вопросов, он молча наблюдал за царапающим пергамент пером. И когда работа волшебного пера была окончена, Снейп снова поднял на старого волшебника глаза, позволив себе, все же, полюбопытствовать:
      - Что в нем?
      Сначала эхо, а после отчетливые шаги мгновенно отвлекают как от вопроса, так и от загадочного письма. Почувствовав, как мантия прилипла к спине, Северус  скользнул пальцами в карман и нащупал палочку. Он все еще вымотан, и это сказывается на его рассеянных движениях, заторможенной реакции: слишком запоздало он метает взгляд в профессора, слишком медленно вскакивает. Но зато выучено поднимает волшебное оружие в сторону застывшего незваного гостя на пороге, чтобы применить «Обливейт».
      Вот только это заклинание ему сегодня не понадобится.
      - Поттер?! – немного изумленно, немного недоверчиво и с доброй долей неприязни и враждебности.
      Это было даже немного забавно. Еще секундой назад он мечтал забыться в усталости на каком-нибудь мягком матрасе, сейчас же, нахохлившись, щурил глаза и был готов, если, разумеется, потребуется, провести дуэль в кабинете директора. Но здравый смысл не покинул его и, устав теребить за черные космы, буквально орал, что было в Поттере что-то не так. И это «что-то» становилось все более отчетливым и понятным при более его осмотре. Этот Поттер был моложе Джеймса, черты лица этого Поттера были несколько мягче, чем у Джеймса, да и глаза совсем не-Джеймса. Потрепанная одежда указывала на то, что парень не является студентом Хогвартса, да и внешний вид не-Поттера был таким, словно его по земле гиппогриф потаскал.
      Поняв свою ошибку, Северус проглатывает свое «какого-черта-ты-здесь-делаешь» и, удерживая палочку, переводит взгляд на Дамблдора.
      - Профессор…?

+2

6

"Небылица - это ты верное слово подобрал," - да, тут действительно было, над чем поразмыслить. Всё, что наговорил Северус, не вызывало доверия. О нет, Дамблдор был уверен в том, что Северус на его стороне, что он преследует благую цель и поступает в соответствии с тем, как должно ему поступить, но речь не о мотивах, а об их итогах. А итоги были сомнительными. И Альбус догадывался, почему сведения имеют столь... отчасти необъяснимый характер. Розье жив и спас Поттеров от нашествия соратников Волдеморта, который ещё вчера намеревался сделать это лично, своими руками. Задачка не из лёгких. И что из сказанного - истина, а что - домыслы Снейпа - тоже хороший вопрос.
"Если он правда стал проверять тебя, Северус, не в обиду, ты не справился. Ты с треском провалил. Очень надеюсь, что твои знания не помогли мальчику в свершении его замыслов. Тебе нужно больше практики. Ты способный окклюмент, но недостаточно усердный," - он посмотрел на часы. Те показывали "время приёма гостей", хотя ещё недавно стрелки-крючки указывали на противоположную сторону одного из циферблатов. Альбус почесал подбородок, заросший уже серебряной бородой, и сделал вид, что намеревается объяснить что-то Снейпу, хотя прекрасно знал, что не успеет, ведь стрелки так быстро смещались только когда кто-то уже говорит с каменной горгульей, охраняющей проход в Директорскую башню. Хорошо, что директор успел предупредить Северуса попрощаться с мантией. Плохо, что Северус вообще здесь - очень не хотелось бы, чтобы у разговора волшебников были свидетели. "Кто бы это мог быть?" - не преподаватели, нет. Учащиеся тоже сейчас не любят обращаться к преподавателям и вообще никому не доверяют. Время такое. Тёмное. Если и ходят на беседы тет-а-тет, то обычно в ночное время, словно бы ночь - самый верный спутник. О, как они ошибаются. Ночь - время для сна, а не для бесед. А что же тогда могло привести кого-то сюда? Вероятно, что-то очень срочное? Дамблдору больше всего сейчас хотелось проверить свою теорию о Северусе, подумать о том, что рассказал ему бывший слизеринец. Но разве мог он быть негостеприимным?
"Время приёма гостей... Ну пусть будет приём гостей."

Каменная горгулья зафыркала, глядя на гостя из далёкого будущего. Она явно не привыкла к заявлениям подобного рода, а потому капризно поморщила свою каменную морду и лишь сощурила колючие бусинки-глазки. Встрепенулись крылья. Пасть агрессивно разинулась, словно бы из неё вот-вот пойдёт пар или пламя. Хотела припугнуть незваного гостя. Но гость не уходил.
- Профессор Дамблдор ему нужен! - заскрипела вредным грудным звуком статуя, - а мне, может, шапка с помпоном нужна на ночь! - горгулье показалось, что она смешно пошутила, а потому разразился её странный смех. Очень короткий, - а пароль? Пароль кто мне скажет? Ох уж эти невежи! В следующий раз только попробуй забыть пароль! - как быстро статуя развеселилась, так же быстро и утомилась от разговора. Так просто она и пропустила юношу. О нет, не подумайте, что смысла в этой статуи совсем никакого нет, что охранник из неё никакой, раз она по первому требованию впускает. Ведь как у картин нет своей личности на деле, так и статуи действуют из заложенных принципов. Иногда они строго придерживаются шаблона, а иногда, как вот этот каменный зверь, подчиняются воле кого-то сверху. Кого-то вроде директора Школы.

Поттер появился на пороге почти бесшумно, несмотря на то, как гулко каменная лестница обычно отражает поспешный шаг. Поттер. Не было никаких сомнений. Альбус подумал, что того привели какие-то сведения о Снейпе, у этих двоих непростые взаимоотношения. Но что-то тут было не то. Многое было не то. Альбус сощурил голубые глаза, вглядываясь в гостя, но даже не двигаясь, пока Снейп словно покрылся иголками. "Воистину непростые отношения у этих двоих,"- он снова втянул в себя табачный дым и пустил облако в сторону гостя. Облако дыма заплясало оленем, уменьшилось до аккуратной лани, а потом, осев на пол, начало сворачиваться змеёй.
- Интересно. Очень интересно. Северус, уберите палочку, пока кому-нибудь не выкололи глаз, - совсем добродушно выдохнул директор севшим голосом, - у тебя есть поручение, слушай. А пришли, думаю, ко мне, не к тебе... Однако прошу тебя вернуться без промедлений, как только ты справишься...- он указал гостю на кресло в стороне, словно бы говоря "ожидайте аудиенции". Кажется, этот молодой человек пришёл не с войной, хотя и был обеспокоен, даже взволнован, да и сам вызывал у Альбуса немало вопросов, если не сказать заинтригованности. Змея вытянулась на деревянном полу по струнке и скоро развеялась. Дамблдор пустил новые клубы дыма, теперь уже бесформенные.
- Это письмо нужно доставить в Гринготтс, Северус, в одной из моих ячеек стоит флакон, ты его сразу заметишь на фоне бумажек. Пожалуйста, не придумывай себе ничего лишнего. Просто обратись к гоблину Рикберту. Он тебя проводит, - "И их знаменитый водопад очистит разум твой, ежели он затуманен, Северус, только не отклоняйся от пути," какое-то время он проницательно вглядывался в глаза Снейпа. Старался не улыбаться, хотя сложно было не наслаждаться собственной гениальной идеей. “Гибель воров” - красивое название, верно? И могущественное средство, которое могло сейчас безопасно и максимально без травм помочь Снейпу. Молчание, которое прерывать было бы нетактично просто потому что атмосфера сама об этом говорила слишком явно. После минуты молчания он продолжил, - мой ключ. Возьми, - он всё же нашёл ключик в кармане и протянул его Снейпу, - это не просто посылка, Северус. Это очень важное поручение. Очень, - он шумно вздохнул, - а вот летучий порох купи по возможности. Если время на старика найдёшь, а то тут кончается, - однако он протяну горшочек с летучим порохом Северусу, уже приглашая его к камину. Хотелось бы верить, что Снейп вернётся быстро и с новостями хорошими.
- Теперь вы, мистер Поттер. Да-да, это очевидно. Кто вы и что вас привело? - он говорил спокойно, словно бы вот-вот начнёт дремать. Кто бы знал, какая загадка складывалась в колодце знаний старика в эту секунду. Оставалось только что-то, какой-то утерянный осколок, который не давал прояснить картину. Было что-то общее в событиях последних, буквально, часов... И он почти раскрыл загадку. "Кто вы и откуда? Из каких далёких земель? У Джеймса был брат?"

Отредактировано Albus Dumbledore (2018-06-12 05:08:12)

+3

7

Каменная горгулья зафыркала, глядя на Поттера младшего с высокомерным презрением. Эта статуя вообще никогда не отличалась вежливостью или добродушием. И словно бы на зло говорила громко, растягивая "р" на манер тигриного рыка.
     - Пррррофессорррр Дамблдорррр ему нужен! А мне, может, шапка с помпоном нужна на ночь! А парррроль? Парррроль кто мне скажет? Ох уж эти невежи! В следующий рррраз только попрррробуй забыть парррроль!
     Однако, пароля называть Гарри так и не пришлось. Гаргулья вдруг потеряла все признаки жизни и просто тихо отодвинулась, позволяя Гарри по винтовой лестнице подняться в кабинет директора. Облегченно выдохнув, Гарри поправил очки и направился к ступеням.
     - Надеюсь, хуже не будет.
     Времени, чтобы продумывать четкий и разумный план, как это непременно сделала бы Гермиона, у Гарри не было. И он решил действовать так, как поступил бы его отец - импровизировать по ситуации. Вряд ли его папа изначально планировал пикировать на его крестного, вооружившись крышкой от мусорного бака. Однако, если это был вполне осознанный стратегически спланированный ход, его отец точно гений.
     Ступеньки кончились так же внезапно, как и начались. Гарри вскинул голову, и первое, что ухватил его взгляд - это молодой профессор Снейп. Конечно, он был готов к тому, что Снейп сейчас находится в кабинете, но видеть его таким... молодым. Было очень странно.
     - Поттер?!
     В голосе будущего профессора было столько неприязни, что Гарри даже стало немного обидно. А еще в голове сразу возник вопрос: "они уже каким-то образом в курсе, что Гарри прибыл из будущего, или мальчик действительно был просто копией Джеймса Поттера?". Прошло буквально пару мгновений, а молодой Снейп уже угрожающе вскинул палочку, готовый атаковать при малейшем подозрительном движении. Гарри нахмурился.
    - Интересно. Очень интересно. Северус, уберите палочку, пока кому-нибудь не выкололи глаз, у тебя есть поручение, слушай. А пришли, думаю, ко мне, не к тебе...
     Пока не-сказать-чтобы-сильно-помолодевшая-так-меньше-седой-гривы-разве-что копия директора отдавала Северусу задания, Гарри сел на указанное Дамблдром кресло, терпеливо ожидая, когда до него дойдет очередь. После лицезрения живых родителей и крестного (причем в двух вариациях), живые профессора уже не производили такого впечатления. Плюс ко всему, Гарри так и не определился ещё, как ему теперь к ним относится.
     Профессор Дамблдор раньше был для мальчика образцом мудрости, ума, доброты и уверенности. Но когда Поттер узнал, что, по сути, на протяжении всего времени профессор растил его как корову на убой, взгляды на положение вещей лопнули как мыльный пузырь. Возможно, это нужно было для высшей цели, но как он мог все эти годы смотреть ему в глаза? Неужели лучший светлый волшебник всех времен и народов готов был без зазрения совести просто так принести его в жертву, даже не моргнув глазом?
     А Северус. Поттер ненавидел его на протяжении всего своего обучения в Хогвартсе. За все его оскорбления в сторону отца мальчика и его умстенные способностей. За то, что он убил профессора Дамблдора. Открывшаяся же в конце правда: о том, как над ним издевался Джеймс, и как он дорожил Лили, как работал двойным агентом... После всего этого он не мог уже испытывать к нему той ненависти.
    - Теперь вы, мистер Поттер. Да-да, это очевидно. Кто вы и что вас привело?
     Гарри вздрогнул и сфокусировал взгляд на профессоре. Погрузившись в собственные мысли, гриффиндорец даже не заметил, как исчез Снейп. Так же внезапно, как и появился. Внимательно глядя в глаза Альбусу, Поттер произнес:
     - Меня зовут Гарри, сэр. Гарри Поттер, сын Джеймса и Лили Поттер. А куда же вы отослали мистера Снейпа? Не за лекарством ли, тормозящее проклятье, которое перенеслось на вас после вскрытия одного из крестражей Темного Лорда?
     Поинтересовался Гарри наугад. На самом деле он не помнил, когда именно Дамблдор надел кольцо Марволо Мракса. Но даже если это еще не произошло - тем лучше. Ведь тогда он смог бы уберечь профессора от самой большой в его жизни ошибки.

[AVA]https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2017/10/8fe486c48e5e7789bcae332ebeffb982.jpg[/AVA]
[SGN]http://sh.uploads.ru/tldRQ.gif[/SGN]

+2

8

[AVA]http://sa.uploads.ru/t/YbjmW.png[/AVA]
      И только потому что его попросил Альбус Дамблдор, а не кто-либо еще, Северус опустил палочку. Опустил, скрипя сердцем и зубами, прикладывая такую титаническую силу воли, с которой не просыпался даже ранним утром в выходной, когда надобности в этом не было. Кем бы ни был этот незнакомец, он Снейпу не нравился уже: он не был похож на студента Хогвартса или на члена Ордена Феникса; взлохмаченный и с помятой, перепачканной одеждой, которую Северус не видел доселе. А может, такая мода у маглов пошла, не важно. И сам профессор Дамблдор, судя по всему, видит парня впервые, что утраивает к нему подозрения…
      Но, скорее всего, не понравился он из-за явного внешнего сходства с Джеймсом Поттером.
      В общем, палочку пришлось опустить. И тут же Северус был вынужден возмутиться последующими словами директора Хогвартса.
      - Поручение? – переспросил он, сощурив глаза.
      Но прозвучало это скорее как: «что, сейчас?»
      И, действительно, меньше всего на свете Снейп хотел сейчас отправиться вихлять по подземельям банка и общаться с гоблинами.  Двойным агентом он устроился или мальчиком на побегушках, в конце концов? У него и без поручений этих не так много времени в запасе.
      «Времени для… чего?»
      И снова неприятный укол, недоброе ощущение. Северус нахмурил брови, и проницательный профессор, как и всегда, уловил недовольство юного Пожирателя Смерти (которое исходило от него волнами) и решил напомнить о важности задания. Северус медленно вздохнул – в любом случае у него не было причин отказывать в просьбе директора.
      - Как вам будет угодно, - медленно произнес Снейп, - профессор.
      Ему не понравился странный огонек азарта в глазах старшего волшебника.
      На пути к камину, обходя сидящего в кресле незнакомца, Северус одарил его такой долей недоверия и презрения во взгляде, который ему, хотелось верить, запомнится надолго. Еще пять минут назад Дамблдор журил Снейпа за безрассудство и неосторожность, а сам доброжелательно приглашает парня присесть, и это при нем, Пожирателе Смерти и двойном агенте. О чем никто знать не должен – так они договаривались.
      Нехотя Снейп разжал ладонь с волшебным порохом, и в следующую секунду его перенесло в названное место – банк Гринготтс. Странно, гоблины сегодня выглядят особенно взволнованно. Ладно, черт с ними, гоблинами, ему некогда задумываться об их состоянии…
      …потому что ему нужно думать о своем. Еще одна причина в его нежелании находиться здесь – проклятая тележка с ее скоростью. Северус и без того находился в состоянии очень далеком от нормального, теперь ему предстоит пережить просто умопомрачительный аттракцион по подземельям банка. А все ради чего? Потому что Альбусу Дамблдору приспичило что-то из своей ячейки именно в ту минуту, когда Снейп принял решение его навестить. Для того чтобы возненавидеть этот день, он нашел причин куда больше, чем требуется.
      Через холодные воды водопада Северус не хотел проезжать вообще, но когда он внутренне подготовился, закрыл глаза, и, наконец, достиг ледяной стены… то облегченно выдохнул. Он не знал, почему, но ему показалось, что дышать стало легче.
      Флакон действительно выделялся на всеобщем фоне. Схватив его, Пожиратель Смерти помчался обратно в Хогвартс через нелегкий путь подземелья с тележкой (а после, применив на себе бытовое заклинание сушки), камин и… Косой Переулок – летучего пороха, все же, прикупить пришлось.
      Когда Северус снова появляется в кабинете директора Хогвартса, он искренне надеется, что не пропустил ничего интересного. Но это, разумеется, совсем не так, и разъедающее изнутри чувство любопытства, оставшись неудовлетворенным, заскребло с удвоенной силой. Задержавшись в камине еще на секунды две, Снейп зашагал в сторону рабочего стола профессора.
      - Как вы и просили. – Сказал он.
      Покидая кабинет, он оставил мантию Пожирателей Смерти. Вернувшись, уже не беспокоился о конспирации. На незнакомца Северус все так же недобро поглядывал и решил, все же, спросить. Не его, а профессора.
      - Кто он?

+1

9

Альбусу недолго пришлось ждать ответа на свой вопрос, но звучал он так удивительно, что казался полнейшим абсурдом.
     - Меня зовут Гарри, сэр. Гарри Поттер, сын Джеймса и Лили Поттер, - от этих слов Директор, откровенно говоря, растерялся и даже чуть не выронил палочку из своей руки, а из второй выронил курительную трубку - и та повисла в воздухе. Но потом, словно бы пытаясь таким образом сосредоточиться - или отвлечься и показать свой мирный настрой? - он взял палочку указательными пальцами обеих рук. Продолжение же речи гостя уже не вызвало такого изумления, на фоне первого-то заявления, хотя директор, конечно же, обратил на каждое слово внимание. Но пока не отвечал.
     Часы тихо попискивали каждые две секунды. Движения рук Дамблдора теперь делали из палочки своеобразные качели типа тех, на которых парами качаются маггловские детишки на игровых площадках. "Звучит дико. Невероятно. Но он безумно на них похож. Это какая-то игра?.." - он продолжал молча глядеть на мистера Поттера, однако теперь от добродушия, мягкости и старческой дрёмы практически ничего не осталось - только нешуточная тревога и... Проверить теорию гостя не составляло труда, но какой могла быть его реакция на подобные приёмы и методы - поди угадай. По крайней мере молодой человек не был настроен воинственно, хотя отвечал Альбусу на его потяжелевший взгляд почти таким же. Только глазами Лили.
     "Если не враг - то скрывать нечего. А если враг - тем быстрее прояснится", - наконец решил Альбус. И взгляд его стал сосредоточением мощной магической энергии, сконцентрированной и направленной в сознание Поттера так легко и быстро, словно бы Альбус не легилименцией занимался, а свет на кончике волшебной палочки зажигал. Правда, на подступе к сознанию гостя со всеми его воспоминаниями Альбус наткнулся на блок. Но и блок этот был прорван практически моментально. А сам Альбус продолжал внимательно следить и за реакцией молодого человека, чтобы у того не было даже шанса атаковать - время тёмное, удар нужно ждать отовсюду. Но чем больше он улавливал деталей из сознания Поттера, тем больше сам он расслаблялся, понимая, что это действительно сын Лили и Джеймса, что он боролся всю свою волшебную жизнь на стороне Ордена Феникса, что... Многие детали из его головы были пугающими. Ужасными. Невероятными. Альбус в половину обернулся к камину и решил его снова зажечь.
     Такого большого объёма важной информации за раз и не пересмотреть, и не оценить, и не обдумать, нет. Многие детали потеряются. Именно поэтому собеседник - Гарри Поттер - был настоящим сокровищем, чудом. Посланием из будущего. Неужели он правда из будущего? Дамблдор, конечно, знал, что раньше в Министерстве Магии пытались проводить какие-то эксперименты с перемещением во времени, но после нескольких неудачных и даже пугающих опытов - он был уверен - работу над этим проектом свернули. Видимо, временно приостановили. Возможно даже, что уже сейчас возобновили, а не только в далёком будущем.
     Итак. Перед ним стоит взрослый Гарри Поттер, на вид ему лет двадцать. Хотя на самом деле он ещё младенец. Интересный, мягко говоря, расклад. Молчание затягивалось. Дамблдор наконец снова обернулся к Поттеру, решив, что пора ответить Гарри Поттеру.
     - По счастью, на меня не переносилось никаких проклятий от крестражей. Пока что, - пробормотал он и протёр один глаз, разболевшийся от слишком напряженных размышлений. Что, день был скучный? Что, вестей никаких? Вот тебе, пожалуйста, бери, сколько влезет. И сколько не влезет - тоже бери.
     Крестражи. До сих пор Альбус надеялся, что напрасно он думает о них, что напрасно взгляд его зацепился за эту главу, что напрасно он штудировал в библиотеке список литературы, которую изучал Том. Надеялся, но боялся, что Том зажёгся этой страшной, безумной идеей. Но это была только очередная теория, а теперь, после слов Гарри Поттера, мальчика из будущего, после того, что успел понять Альбус из его головы, всё сходилось. И нужно было действовать. От этого желания он даже не смог дальше сидеть на месте и вскочил, да как в старые добрые начал расхаживать взад и вперёд, укладывая в голове неукладываемое.
     - Такая тёмная материя, - "Как мне жаль Тома... Пожалел бы его потенциальных жертв, старый..." - Дамблдор тяжело вздохнул, убрал волшебную палочку в карман и поймал трубку, что назойливо вертелась возле него. И снова пустил клубы дыма, - и ты тоже был крестражем, Гарри?.. Как тебе удалось выжить?.. Нет, мне больше интересно, сколько их, и что это за предметы... И где они... Ничего практически неизвестно про способы их уничтожнния, если только Том вдруг... - "раскается? Смешно до боли в животе, не мели чепухи, Альбус", - И твоё прибытие сюда... Выходит, многие могли попасть из одного времени в другое, значит, и соратники Тома... - он замолк, выглядывая в окно без цели, просто давая глазам увидеть ещё раз то, ради чего он трудится. Школа. Ученики должны радоваться учебному процессу, гулять по внутреннему двору, а не заседать у себя в гостиных, рассказывая друг другу последние страшные новости и сплетни. Альбусу казалось, что это он виноват в их тревогах, как виноват и в том, что некоторые чистокровные волшебники почувствовали себя практически безнаказанными и ужесточили тиранию грязнокровок.
     У Гарри было не больше трёх минут на ответ - затем пламя в камине позеленело. Исчадием пламени в том или ином смысле был, конечно же, Северус. Альбус взглянул на него крайне беспокойно, ладонью же указал на свой стол, куда следовало поместить пузырёк. Фоукс подвинулся в сторону от подставки, а потом даже подлетел к Поттеру и ткнулся головой в его рукав, словно бы он был давно с ним знаком.
     - Как вы и просили, - сухой тон Северуса был вполне объясним сейчас, но ведь он всегда был таким. Альбус даже улыбки на лице этого человека не припоминал, если честно. "Хотя нет, нет... Когда шляпа определила тебя на Слизерин. Помню-помню..." Конечно же, Северусу категорически не нравилось, что его, утомлённого после не самого тёплого приёма в убежище Тёмного Лорда, после довольно-таки короткой и неоднозначной беседы с директором Хогвартса этот самый директор отправил его чуть ли не по своей личной нужде кататься к сейфам и забирать оттуда какие-то личные предметы. Альбус был искренне рад, что Северус безопасно добрался до банка и что он в целости и, что особенно важно, в здравом уме вернулся назад. Очень не хотелось бы, чтобы что-то сковывало сознание шпиона и уж тем более - играло против Ордена Феникса без его же ведома. "Может, Северус рассказал что-то Тому, а тот заставил его забыть об этом?.. Думаю, потерю памяти Гибель воров не способна исцелить. Нет, если Конфундус - то да, а если Обливиэйт... Но судя по былой мешанине в его голове, судя по тому, что был какой-то чёрный морок в его сознании, скорее всего Тёмный Лорд решил подвергнуть Снейпа именно Империусу". А уж от этой гадости водопад Гибель воров точно должен был помочь. Может, Снейп даже что-то вспомнил, какие-то детали произошедшего... Но на многое рассчитывать не приходилось.
     - Кто он? - так же сухо добавил пожиратель смерти, а Альбус развернулся на каблуках своих ботинок и неоднозначно развёл руками. Всё нужно было хорошенько обдумать, пообщаться нужно было сначала тет-а-тет, чтобы понимать, кому какую информацию стоит сообщать, а кому лишнего знать не нужно. "Если Гарри из будущего, если открылись временные порталы", - заметил между тем Дамблдор, - "это объясняет Эвана Розье, точнее его жизнь. Он спасся. Чудом или нет - не знаю, но спасся с помощью портала. Думаю, про эти порталы точно будет известно и всему Ордену, и всем приближенным Тома. Нет смысла от тебя это таить, Северус, но вот повременить, возможно, стоит. Ты довольно импульсивен и восприимчив", - он почесал раздраженный подбородок чубуком.
     - Человек, которому, - Дамблдор задумался, подбирая слова, - можно доверять. И у которого ты можешь поинтересоваться лично, кто он такой. Познакомиться с ним, если он захочет. Поверь, наш гость стоит твоего терпения и даже извинения. Возможно и моего извинения... За то, чего я ещё не сделал, - как-то загадочно это вышло у Альбуса. Впрочем, он любил такие формулировки, которые могли быть отчётливо ясны лишь кому-то конкретному, словно бы это был какой-то шифр, послание, хотя слова были прямы и однозначны. Альбус опустил взгляд, чувствуя даже некоторый стыд, чувство вины - конечно, он успел увидеть в голове мистера Поттера то, что сам однажды буквально отправил его чуть ли не на верную смерть. И, наверное, он поступал единственно верным путём, наверное, поступил бы так снова, наверное, это был единственный выход, ведь Альбус умел ценить человеческие жизни. Он не знал будущего наверняка, ведь всю голову не просмотришь за секунды, но он знал себя. Он скорее отдал бы свою жизнь, чем подверг бы ученика опасности. Если только не страшная необходимость. Но ему всё равно было безмерно стыдно и жалко, что так получилось в будущем. "Насколько же катастрофично было положение, что я ученика отправил отдавать жизнь? Я думал, из предназначения следует, что один точно выживет, но ведь так и есть? Знал ли я, что он выживет? Был ли уверен? Знал ли об этом Северус?.. И он пошёл. И выжил. Столько вопросов - и все ответы только в этой голове..." - глаза директора стали влажными, но голос его ничуть не изменился, самообладание играло свою роль.
      Расскажи сам, освежила ли тебя поездка... Чаю? - он не стал ждать ответа, потому как чашки и чайник тут же взлетели в воздух, - если честно, я бы прежде поговорил с вами наедине, - он кивнул Гарри, зная, что на понимание Северуса он может рассчитывать, - но всё зависит исключительно от вас. Как и всегда... Как и всегда, - он улыбнулся с печалью, но откровенным сопереживанием и пониманием, а потом предоставил своему гостю самому решать, в какой компании он готов рассуждать и, возможно, действовать.

Отредактировано Albus Dumbledore (2018-06-12 05:08:26)

+1

10

Гарри жадно вглядывался в лицо профессора, но так и не мог понять, что же пожилой волшебник ощутил, услышав слова мальчика. Но если директор и был шокирован, то явно где-то в глубине души, потому что на его лице не дрогнул ни один мускул. Разве что он почему-то заставил свою трубку зависнуть в воздухе. Это было так неожиданно.... и одновременно вполне в духе профессора, что Гарри растерялся на какое-то мгновение и потерял бдительность. Пропустил тот момент, когда в глазах директора мелькнула сталь.
     Поттеру даже в голову не приходило, что Альбус попробует залезть в его мысли без разрешения. Он не был готов к такой неожиданной и мощной атаке с его стороны. Гарри попытался сопротивляться, но это было сродни попытки поймать слона кухонным полотенцем. Горло сдавила паника. Голову пронзила острая боль. Гарри вскрикнул и схватился ладонями за виски, выронив палочку.

     Дверь падает с оглушительным грохотом. Гарри видит огромного, заросшего космами и бородой великана. Его голова почти упирается в потолок, на столько он был огромный. Он поздравляет Гарри с днём рождения, дарит ему шоколадной торт - первый в его жизни настоящий подарок. Но об был далеко не единственным. Потом были самые восхитительные в мире сосиски. Письмо из Хогварства и осознание, что он - Гарри - волшебник, самый настоящий! Но вместе с тем мальчик узнает, что его родители на самом деле не погибли в автокатастрофе. Они были убиты самым темным волшебником за последние сто лет. А сам Гарри, благодаря Лили Поттер и её защите, смог пережить смертельное непростительное заклятие.

     - Мама? Папа?
     Гарри с жадностью всматривается в поверхность зеркала. Мальчик находится в комнате один, но в зеркале он видит десятки людей. Мужчин и женщин разного возраста. Безумно похожих на него в своих чертах. А рядом с ним, по обе стороны, стоят родители, он точно это знает. Мама улыбается ему.
     Гарри дрожащими пальцами прикасается к поверхности. Он хочет только одного - преодолеть этот зеркальный барьер, и прикоснуться к ним. Впервые обнять маму и папу. Даже если придется остаться там навсегда.

     - Вижу, ты опять здесь, Гарри.
     Мальчик в панике оборачивается. Кровь отливает от его лица после осознания, что эти слова принадлежали Альбусу Дамблдору.
     - Я не видел вас... сэр...
     Профессор вовсе не злится. Он рассказывает маленькому Поттеру подробнее о свойствах зеркала. Объясняет принципы работы, а после предупреждает, что его перенесут в другое место. И настоятельно просит Гарри больше не искать его.
     - Но если ты когда-нибудь еще раз натолкнешься на него, ты будешь готов к встрече с ним. Будешь готов, если запомнишь то, что я скажу тебе сейчас. Нельзя цепляться за мечты и сны, забывая о настоящем, забывая о своей жизни. А теперь, почему бы тебе не надеть эту восхитительную мантию и не вернуться в спальню?

     - Постой спокойно, Поттер, мне надо исследовать это любопытное зеркало.
     Страх удавкой сдавил Гарри горло. И он сковывал мальчика гораздо сильнее впивавшихся в его тело веревок. Он поверить не мог, что на самом деле пособником Волдемора был профессор Квиррелл! Он то был полностью уверен, что это был Снейп. Но профессор ЗОТИ лишь посмеялся над этим. Гарри пытался отвлечь Квиррелла от исследования зеркала разговорами, но... когда профессор скинул тюрбан, Гарри потерял всякое самообладание. На том месте, где должен был быть затылок, располагалось самое жуткое лицо, которое мальчик когда-либо видел в своей жизни. Это лицо еще долго будет преследовать его в кошмарных снах.
     - Гарри Поттер!

     
     Гарри предпринял попытку сопротивления. Напряг все свои силы, чтобы вышвырнуть профессора из своей головы, но этот жалкий бунт был подавлен. И подавлен болезненно. Не выдержав, Поттер упал на колени и закричал.

     От голоса Темного Лорда кровь застывала в жилах. Но каким-то чудом Гарри обнаружил внутри себя силы сопротивляться. Мальчик пытался сбежать, боявшийся того, что случится, если Темный Лорд заполучит таки философский камень. Но в ту же секунду Квиррелл схватил его за запястье, и Гарри пронзила острая боль. Пытаясь вырваться, мальчик даже не сразу понял, что смог это сделать, а профессор ЗОТИ корчится от боли на полу позади него.
     - Повелитель, я не могу держать его! Мои руки, мои руки!!!

     Преодолев отвращение, Поттер выдавил из себя:
     - Не стал.
     - Не стал?
     - Самым могущественным магом. Все знают, что это Альбус Дамблдор самый великий волшебник на свете! А я знаю, что ты боишься его! Он видел твои помыслы еще когда ты был учеником! По-этому ты и не выходишь с ним в открытое сражение!
     Удивляясь самому себе, Гарри понял, что не боится этого Риддла. Но зато злость крепла в мальчике с каждой минутой. И тут появился Фоукс.

     Риддл поднял волшебную палочку, уже готовый атаковать Гарри. Но в этот момент феникс пролетел над мальчиком, обронив ему на колени дневник. Действуя больше по наитию, нежели действительно отдавая отчет своим действиям, Гарри схватил лежавший на полу зуб василиска и проткнул им дневник. Чернила хлынули из дырки, как из кровавой раны, а Тайную Комнату заполнил нечеловеческий вой.

     Подогреваемый гневом, Гарри в несколько прыжков преодолел расстояние до двери и заслонил её собой.
    - Прочь с дороги, Поттер!
     Гарри лихорадило от гнева.
     - Профессор Люпин мог бы сотни раз расправится со мной за учебный год! Но он не сделал этого. Мы были один на один, когда он учил меня защищаться от дементоров. Почему же он не отдал меня Сириусу Блэку в один из таких уроков?
    - Молчи! Не смей так со мной разговаривать! - безумствовал Снейп. - Каков отец таков и сын! Я только что спас твою жизнь, Поттер, ты меня на коленях благодарить должен! А тебя стоило бы убить. Умер бы, как отец, слишком самоуверенным, чтобы допустить мысль, что Блэк тебя одурачил. А теперь прочь с дороги, Поттер, или я заставлю тебя убраться!
     У Гарри всё побелело перед глазами. Только в тот момент, когда заклинание уже летело в Снейпа, пришло осознание поступка. Но Поттер ни о чем не жалел. Он никому не позволит просто так поливать грязью собственного отца!

     - Убей лишнего!
     - Авада Кедавра!
     Вспышка заклинания настолько яркая, что ослепляет даже через прикрытые веки. Невыносимая боль разливалась от шрама, сковывая мозг. Живот болезненно сжался, после чего юноше пришлось согнуться и опустошить желудок. После, правда, стало немного легче. Но только до того момента, пока Поттер не увидел Седрика. Его безжизненные, распахнутые, замерзшие в посмертном удивлении глаза, приковали к себе всё внимание юного волшшебника. Поттер был оглушен и одновременно заворожен этими мертвыми серыми глазами.
     Гарри почувствовал, как его ставят на ноги заклинанием, а потом подтягивают ближе к себе. Коротышка скинул капюшон, и Поттер с ужасом признал в нём Питера. Хвост промолчал, даже когда Гарри окликнул его.  Казалось, его интересовал только странный котёл и маленький сверток, на который юноше больно было даже смотреть - шрам сразу тяжестью и словно начинал раскаляться.
     Хвост действовал нервно и быстро. Когда он опустил таинственное существо из свёртка в котёл, Гарри мог лишь молится, чтобы оно утонуло там.  Хриплый голос Петтигрю дрожал от страха, когда он начал произносить слова заклинания:
     - Кость отца, отданная без согласия, возроди своего сына. П-плоть... слуги... отданная д-добровольно... оживи... своего... хозяина, - глаза Поттера закрылись от ужаса, когда Питер замахнулся кинжалом. - К-кровь недруга... взятая насильно... воскреси... сво­его врага!
     Гарри понимал, что сейчас будет. Но не в силах был сопротивляться: веревки надежно обездвиживали все его конечности. Ему оставалось только, преодолевая новый приступ дурноты, сквозь полуприкрытые веки наблюдать, как Питер набирает в пузырек его кровь из только что нанесённой раны.
     И вот уже из котла поднимается тощая фигура, больше напоминающая скелет. Она окутана клубами пара, но Гарри прекрасно знает, кто эта фигура.
     - Тёмный лорд вернулся...

     - Что это?
     - Не знаю, Гарри. Но думается мне, это может принести нам гораздо больше неприятностей, чем кровь и трупы.
     Гарри становится по настоящему страшно.
     - Пожалуйста, сэр... не трогайте это...
     Мальчик был в полнейшим замешательстве, когда до него наконец дошло, зачем Дамблдор взял его с собой. Альбус не говорил об этом прямо, лишь поставил перед Гарри определенные условия, и вот сейчас ему придётся их выполнять. Во что бы то ни стало, заставить профессора допить неизвестное зелье до конца. Какими- бы не были последствия.
     Сначала всё шло хорошо, Дамблдор осушил не меньше пяти кубков зелья, но чем больше зелья самый могущественный волшебник всех времен выпивал, чем хуже ему становилось. Последние кубки Гарри приходилось буквально насильно вливать профессору в рот, сжав зубы и не обращая внимания на душераздирающие вопли старого волшебника. Говорить успокаивающие слова, обещать, что будет легче, как только он добьёт зелье до конца.

     - У нас тут заминка, Северус. Мальчиш­ка, видать, не способен...
     Гарри услышал, как Дамблдор зовёт Северуса, и в голосе старого волшебника мальчик с ужасом почувствовал... мольбу. И эта мольба напугала его куда больше, чем события последних месяцев. Даже больше, чем воскрешение Темного Лорда. Он никогда в жизни не слышал, чтобы Дамблдор молил кого-либо. Для него Альбус всегда был примером твердости убеждений и примером правильного использования огромной силы. Несгибаемым глашатаем справедливости в этом мире.
     - Северус... Я прошу тебя.
     Зеленый луч летит директору точно в грудь. Гарри был готов орать от ужаса, но что-то внутри не давало ему сделать этого...

     Гарри всё же удается разорвать контакт, и вышвырнуть Дамблдора из своей головы, одновременно отмечая, что получилось это слишком просто. Как будто Альбус и так увидел достаточно, и "позволил" вытолкать его прочь.
    Перед глазами у гриффиндорца замелькали пятна. Он будто в ускоренной перемотке увидел события своей жизни, и заново прожил те эмоции, что переживал тогда. Голова пульсировала тягучей болью, казалось его мозг схватили чьи-то руки и с силой сжали. Тяжело дыша, Гарри закрыл глаза и пытался придти в себя. Немного погодя, сердцебиение пришло в норму, а багровые пятна перестали безумными мухами мелькать перед глазами.
     Мальчик почувствовал всепоглощающий гнев. Как он посмел? Просто так, без разрешения, залезть в его голову? Такие методы , с его точки зрения, больше подходи Волдеморту, но не как не Альбусу Персивалю Вульфрику Брайану Дамблдору! Подхватив с пола палочку, Гарри распрямился, слегка поморщившись от головной боли, и с ненавистью уставившись на профессора. Поттеру очень хотелось сказать нечто такое, что буквально бы дало старому волшебнику словесную оплеуху. Но нужные слова никак не приходили в голову.
     - По счастью, на меня не переносилось никаких проклятий от крестражей. Пока что.
     Дамблдор прервал повисшую тишину таким непринуждённым образом, что Поттер просто потерял дар речи, задыхаясь от невысказанного гнева. Директор вёл себя так, будто они с Гарри просто сидели, пили чай и вели светскую беседу. Словно не он сейчас без разрешения вторгся в голову чужого человека и изрядно так потоптался в душе грязными ботинками. Директор поднялся, и стал расхаживать по кабинету, продолжая  разглагольствовать, но мальчик словно оглох. Не мог понять ни слова, ощущая лишь, как собственное сердце стучит всё быстрее и быстрее, гулко отдавая в барабанные перепонки.
     А потом в комнате появился Снейп.
     - Кто он?
     - Человек, которому можно доверять. И у которого ты можешь поинтересоваться лично, кто он такой. Познакомиться с ним, если он захочет. Поверь, наш гость стоит твоего терпения и даже извинения. Возможно и моего извинения... За то, чего я ещё не сделал.
     Это было последний каплей. Гарри взорвался. Он не мог больше спокойно находится в этом цирке, где ему самому была отведена роль интересного зверя, которого нужно изучить по-подробнее. Он живой человек. И не заслужил этого. Половина его жизни прошла в борьбе, где мальчик ходил под клеймом "избранного", где он потерял свою семью еще в младенчестве и продолжал терять близких людей на протяжении всей этой борьбы.
     Воспользовавшись тем, что от него этого не ожидали, Гарри атаковал Северуса своим коронным экспелиармусом, надеясь, что это вырубит его так-же, как когда Гарри напал на него в Воющей Хижине. Он не был уверен, можно ли доверять Снейпу сейчас. Особенно учитывая тот факт, что его мать не погибла, и теперь у него просто нет главной мотивации для мщения Темному Лорду. Кто знает, как это повлияет на выбор стороны Принца Полукровки? Перейдет ли он при таком раскладе на сторону Ордена Феникса, или, наоборот, поспешит поскорее донести полученную информацию своему поверителю? Гарри не мог так рисковать. Сначала ему нужно было поговорить с Дамблдором наедине, а уже потом разбираться в предпочтениях Снейпа.
     Развернувшись на пятках в сторону профессора, Гарри и опустил палочку и спокойно начал говорить. Однако с каждым предложением юноша распалялся всё больше и больше, в конце практически перейдя на крик:
     - Как вы посмели... Как вы посмели вторгнуться в мою голову, память и душу как в свою собственность? Вы не имели на этого ни малейшего права, но могли бы спросить разрешения, я бы не стал препятствовать! Но нет! Вы сделали это силой, исподтишка. Как сделал бы Воландеморт! И вы, профессор, успели достаточно покопаться в моей памяти, чтобы понять. Я верил вам, каждому вашему слову. Делал всё, что вы говорили. А потом оказалось, что я был лишь свиньёй на убой, последним крестражем, который Темный Лорд должен уничтожить последним лично.
     Тяжело дыша, Гарри судорожно выдохнул и отвернулся от профессора. Мальчика било мелкой дрожью от нервного напряжения вкупе с головной болью. Огромным усилием воли взяв себя в руки, Гарри тихо, но достаточно четко сказал:
     - Мне нужны от вас ответы, Профессор Дамблдор. Я хочу, чтобы вы рассказали мне всё, что знаете сейчас, на данный момент, о планах Волдеморта. И о крестражах. И пока вы мне всё не расскажите, я не собираюсь отвечать больше на ваши вопросы.

[AVA]https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2017/10/8fe486c48e5e7789bcae332ebeffb982.jpg[/AVA]
[SGN]http://sh.uploads.ru/tldRQ.gif[/SGN]

+4

11

Мальчик из будущего, сын Лили и Джеймса Поттер оказался, мягко говоря, расстроен тем, что Альбус решил всего-то навсего убедиться в истинности его слов. "Казалось бы, взрослый юноша, переживший столько трагичных моментов, а всё ещё эмоционирует при любом удобном случае. Наверное, это и есть талант жить... И не терять жизнь, а?" - задал он вопрос сам себе и даже заулыбался глазами, видя, как ошалел Гарри Поттер после произошедшего. Без злобы, но с лёгким азартом, который с юношеских лет так и не покинул его кости. Всё увиденное заставляло хорошенько переосмыслить всё происходящее в текущей войне. Что-то они делают не так, раз потом ещё одно поколение рискует жизнями. "Что-то я делаю не так..." - возможно, Альбус брал на себя слишком многое, считая, что это почти его война, упуская из виду очень многих личностей, хороших стратегов, великих волшебников. Но у него была на то причина - он всегда чувствовал на себе особую ответственность за Тома и теперь не мог смириться с тем, что не досмотрел, что сам довёл ситуацию до такого критического состояния.
    "И всё же. Неужели прежде, учитывая, вроде бы, тесную нашу связь в будущем, я не заглядывал в мир твоей головы, Гарри Поттер? Наверняка заглядывал. Или мне нужно было ждать приглашения? Нелепо смотрелось бы, м?" - он разговаривал с Гарри Поттером в своей голове, почти придумывал диалог (монолог), как свойственно людям, но реальный гость из будущего стоял перед ним и всё так же кипел эмоциями, даже не зная, что сказать, - "Это обида. Он страшно обижен, потому так и реагирует. Нужно быть наготове. Возможно, он пришёл сюда вовсе и не с самыми светлыми намерениями, как мне могло показаться", - он между тем встретил Снейпа. Дружелюбно и радушно, в своей манере. А Гарри Поттер, отойдя от шока, атаковал Северуса. Вспышка не была зелёной, Дамблдор не препятствовал атаке и даже будто бы немного изумился. Вообще было бы логичнее, если бы Гарри, обидевшись на Альбуса за все его прошлые (будущие) страдания, направил бы заклинание в него. Но, видимо, в новом поколении Поттер всё так же не совместим с логикой, особенно - когда преследует какую-то цель.
    "Странно осознавать, что я - чья-то цель в этом понимании", - он одним жестом замедлил падение оглушённого внезапной атакой Снейпа и поймал трубку, парившую в воздухе, так непринуждённо, словно бы не в его кабинете  гость из будущего обезвредил двойного агента. Словно бы не ему адресовались речи вспыльчивого Гарри Поттера. И вообще словно бы сам он находился где-то на море. Так это выглядело со стороны. Конечно, его внешний вид, хоть и омрачённый одеждой и синяками под глазами, а всё же даже близко не походил на то, что творилось сейчас в голове профессора Дамблдора.
    - Как вы посмели... Как вы посмели вторгнуться в мою голову, память и душу как в свою собственность? - "А сам вломился в мой кабинет, во дела..." - Вы не имели на этого ни малейшего права, но могли бы спросить разрешения, я бы не стал препятствовать! "ну и зачем же мне тогда спрашивать, если ты бы разрешил? А говорят, я чудной!" - Но нет! Вы сделали это силой, исподтишка, - продолжал Гарри. "А сам атаковал Северуса, не ожидавшего такого разворота событий. Сам-сам, не ребенок же я, а он и так догадается, что едва ли он в этой ситуации своим поведением отличается от меня", - Дамблдор снова взглянул на Поттера. Вид его не походил на виноватый. Но он и не осуждал Поттера. Взглядом только спрашивал: "уверен ли ты, что прав сейчас? Уверен ли?" - но этот взгляд не мог остановить запала. Конечно, гостю из будущего нужно было выговориться. И ему было, что сказать. Нет, ему было нужно, чтобы его выслушали. А ещё пожалели и дали леденец. Вообще-то тут первая магическая война разгоралась, но Альбус не перебивал Гарри, он слушал, не спуская взгляда с гостя, - И вы, профессор, успели достаточно покопаться в моей памяти, чтобы понять, - Альбус даже тряхнул головой, подтверждая наперёд произнесённое, - Я верил вам, каждому вашему слову. Делал всё, что вы говорили. А потом оказалось, что я был лишь свиньёй на убой, последним крестражем, который Темный Лорд должен уничтожить последним лично.
    "Свинья на убой - ха! - какое ёмкое и красочное сравнение!" - от этой мысли даже стало неловко. Альбус снова выпустил из рук трубку и закашлялся дымом. Кашель он перебил мармеладкой, которую взял со своего стола. Выслушав же требования, он закивал часто, как бы говоря что вот-вот он подберёт слова и обязательно выполнит требования Гарри.
    - Присаживайтесь, чайник уже закипает, - гостеприимно оповестил он Гарри, - не мельтешите, - он говорил в своей привычной манере, очень спокойно и мягко, хотя взгляд его был слишком сосредоточен на обдумывании какой-то информации, - Вы способный окклюмент, - отметил он между прочим и носом своего ботинка коснулся плеча Снейпа, как будто проверяя состояние оглушённого, - тише, не нужно торопиться, - движением руки Альбус указал не торопиться и остудить гостю его пыл, - чтобы не упустить деталей. Ведь детали иногда оказываются крайне значительны, - по его прихоти скоро чашка чая подлетела к Гарри Поттеру. Ещё из одной чашки он сам уже отпил горячего чаю, но даже не заметил, что обжёг свои губы, слишком взволнованный от этой встречи. Видом своим, конечно, волнения он не показал.
    Наступила некоторая пауза. Альбус снова опустился за свой стол и напряжённо невидящим взглядом уставился в ворох пергаментов, а затем, словно опомнившись, всё же прервал молчание, прежде чем Поттер решил его поторопить.
    - Я должен оправдаться за своё вероломное вмешательство в вашу голову, наверное? А можно на ты? Да, Гарри? - он перевёл взгляд на огонь камина. Или куда-то за него, - Так быстрее, - он развел свободной от чашки рукой в сторону, - я быстрее убедился, что ты не угрожаешь безопасности школы и студентов и говоришь правду. Да ещё и коротко ознакомился с происходившими... С тобой... Много ты пережил. Голова не болит? Там была шоколадная лягушка, возьми. Полегчает, - он улыбнулся и подвинул корзинку сладостей ближе к гостю, - А Волдеморт, - он чётко выделил это имя, словно бы радовался тому, что хоть кто-то из его собеседников не стесняется этого обыкновенного "погоняла", преисполненного эфемерного пафоса, - сделал бы иначе. Больнее. Или хитрее, как вот, например, - Дамблдор кивнул в сторону Северуса, - Злишься на меня, да? Злость никогда не приносит пользы, я всегда говорил. Хотя имею привычку злиться на самого себя, - признался Дамблдор. Он всё никак не подходил к предмету вопроса, распыляясь на какие-то мелочи, словно бы подготавливая почву к предстоящей беседе. Он снова умолк на несколько секунд, - Ты просишь ответов, но не задаёшь вопросов. Ты просишь рассказа. Рассказа о планах Воландеморта. Гарри, если бы я знал его планы, я бы поспал хоть немного побольше, - с усталой улыбкой признался Альбус. Вообще-то трудно назвать просьбой ультимативную форму, но Альбус говорил с Гарри как со своим старым другом, - или наоборот совершенно не спал бы. Но я скажу тебе, что знаю. Немного. Конечно, есть различные источники, но и там не много можно почерпнуть, - он сам развернул конфетный батончик и тут же его проглотил, даже особо не пережёвывая, - м. Обожаю французские конфеты. Что ж. Да не стой ты, а то мне и неудобно как-то... - он увидел, как Снейп начал приходить в себя, а гость ведь очень хотел поговорить наедине. Альбус взял волшебную палочку и отрывисто ею взмахнул, погружая Северуса в сон.
    - Ты говоришь, что верил мне, даже, скажем, доверял. Мне лестно слышать, что у меня был такой соратник. Но горестно думать о том, что всё это так затянулось. Однако не понимаю, зачем ты просишь меня что-то рассказать, Гарри. Если ты впрямь прибыл из будущего - не тебе ли лучше знать о его планах? - он как будто бы задал вопрос сам себе и сам же пожал плечами, - ну что же. Говоря о главном. Том... Слышал часть предсказания. Ты знаешь, о каком предсказании речь? - он поднял взгляд на Гарри, а затем снова отпил чай, - достоверно неизвестно было, как решит Воландеморт. Которого ребёнка он посчитает угрозой для своей жизни, хотя по наводкам я склонялся к варианту с тобой, Гарри. Теперь, с твоим приходом, я подтвердил свои догадки, - он улыбнулся. "Кстати. Об этом стоит написать Аластору. И, может, Лили и Джеймсу? Надо узнать, как прошла эта ночь, почему нет новостей? Почему?..", - Из слов Северуса я чуть не решил, что Том увлёкся разделами магии, связанными с оживлением мертвецов, но, опять же, с твоим приходом, я начал понимать, что на самом деле происходит сейчас где-то у Тома... - он зацепился взглядом за шрам на лбу Гарри и заинтересованно улыбнулся, - гости из другого времени... Наверняка он намного раньше начал вдаваться в подробности происходящего - это проблема. Сегодняшний день наверняка не случайный. Я знаю, что прошедшая ночь была одной из очередных гипотетически возможных ночей, в которую Воландеморт планировал нападение. Но всё ведь не просто так... - он усиленно складывал в своей голове все осколочки для создания целостной картины, - наверное, его хотели предупредить, что такое решение приведёт в конечном итоге к его падению, а в дальнейшем - к смерти, так? Ты ведь, как оказывается по итогу, вполне себе, - "живая, но малость неблагодарная свинья", - живой.
    "Что как результат меня даже более чем удовлетворяет - не это ли показатель того, что всё сложилось в нашу пользу?" - он снова спрашивал не Гарри, а самого себя. Он и не думал отвечать агрессией на агрессию. Они ведь на одной стороне, не так ли? А гнев, раздражение, угрозы, шантаж - это всё понятно. Простые человеческие чувства, которые наверняка Гарри долго держал в себе. А тут такой повод подвернулся...
    - Что до Крестражей... Скажу честно, опять же, только твоё появление окончательно пролило свет на то, с какой материей в итоге связался Воландеморт. Боюсь предполагать, откуда у него сведения об этой магии... - "но догадываюсь," - видишь, как много всего ты прояснил одним только своим появлением? Думаю, намного полезнее мне послушать тебя, а не наоборот... Но Крестражи были бы ещё не той проблемой, если бы не перемещение во времени. Как это происходит, Гарри? Ничего замечательного не будет, если Воландеморт сейчас отправится в будущее - твоё настоящее - где нет ни меня, ни тебя... Ни... - он тоскливо взглянул на Северуса, - Однозначно, временной разрыв - первоочерёдная проблема, которую Том использует себе на руку. Нужно узнать, кто, где и когда попал сюда. Понять, как исправить эту ситуацию... Вам ведь ещё как-то возвращаться? Наверняка это связано с Министерством и Отделом Тайн... Ты уже успел здесь что-то увидеть? Кого-то встретить? - наконец, вопросы были адресованы конкретно к Гарри. Альбус всё так же не менял тона, говорил спокойно, убаюкивая, но одновременно серьёзно. Помимо того он строчил записки. Он не мог написать напрямую, например, Лили - вдруг кто отследит? Хотя, как понял Альбус, укрытие Джеймса и Лили и так известно Воландеморту. Значит, близкий друг их предал. Но ведь теперь что-то изменилось? "А что, если мальчик теперь погиб? Как работает этот временной водоворот?" - вопросов только прибавлялось. Но теперь Дамблдор владел хоть какой-то информацией. "Надо написать ещё семье Лонгботтом".

Отредактировано Albus Dumbledore (2018-06-12 15:15:20)

+2

12

- Присаживайтесь, чайник уже закипает, не мельтешите, чтобы не упустить деталей. Ведь детали иногда оказываются крайне значительны.

     Гарри оторопел. Возмущенно хватая ртом воздух, молодой человек хотел было продолжить сотрясать комнату своим праведным криком, но голос словно пропал.- Возмутительно! Мерлиновы подтяжки, я тут вообще то к твоей совести взываю, а ты говоришь мне не мельтешить?! - избранный был так обескуражен, что даже в мысленной форме перешел с профессором на ты. Подплывшую к нему чашку чая, однако, Гарри продолжал упорно игнорировать, продолжая внутренне бунтовать. Повисло молчание. А потом Гарри осознал, что Дамблдор просто забыл о его существовании. Профессор вернулся к своему столу, сел за него, углубился в какие то свои бумажки.

     Поттер был окончательно выбит из колеи. И вообще начал сомневаться в своём решении искать ответы на вопросы у этого старого волшебника. В голове назойливыми жуками выползли слова Мюриэль, тётушки Рона. О том, что он, ослеплённый верой Альбусу, совершенно не видел его настоящего. О том, что он убил свою сестру-сквиба. Чем ему сможет помочь человек, отправивший его на одиннадцать лет жить к маглам, вместо того, чтобы взять его под свою опеку и должным образом подготовить к грядущим испытаниям?

     - Я должен оправдаться за своё вероломное вмешательство в вашу голову, наверное? А можно на ты? Да, Гарри? Так я быстрее убедился, что ты не угрожаешь безопасности школы и студентов и говоришь правду. Да ещё и коротко ознакомился с происходившими... С тобой... Много ты пережил. Голова не болит? Там была шоколадная лягушка, возьми. Полегчает.

     Молодой человек продолжал молчать, задумчивая рассматривая старого профессора. Мысли в голове были тяжёлые и душные, словно отсыревшая подушка. - Конечно. Я ж немой. И умственно отсталый. Сам рассказать ничего не смогу. Да и если сам буду рассказывать, волшебник ТАКОГО уровня конечно же не сможет распознать вранья, ага. Время он экономил. Может быть, я и правда зря пришёл... Юноша ощущал в крови максимальный уровень дерзости. Хотелось критиковать каждое слова Дамблдора, ни с чем не соглашаясь и всему противореча. Почему? Поттер вряд ли смог бы внятно объяснить. Потому что.

     - А Волдеморт сделал бы иначе. Больнее. Или хитрее, как вот, например. Злишься на меня, да? Злость никогда не приносит пользы, я всегда говорил. Хотя имею привычку злиться на самого себя.

     - Не без основательно. - тихо буркнул Гарри. Бросил короткий взгляд на передислоцированного Снейпа, и не испытал по этому поводу никаких угрызений совести. У него были причины, он не мог рисковать. А вот какие причины были у Дамблдора забирать у его отца мантию-невидимку в тот момент, когда на них вел охоту сам Темный Лорд? А ведь если бы у них была мантия, если уж не оба, но один его родитель точно смог бы сбежать и получить помощь у своих друзей.

     Дамблдор говорил и говорил. Рассуждал, задавал вопросы, на давая времени Гарри даже рта раскрыть. Отвечал на вопросы Гарри своими вопросами. Интересно, у Альбуса в роду не было евреев? В какой-то момент голос профессора слился для мальчика, который выжил, в неразборчивый шум. Словно его мозг пытался уберечь хозяина от потока абсолютно ненужной информации, единственная цель которой - запутать его, заболтать, заставить забыть о цели прибытия.

     ... Ты уже успел здесь что-то увидеть? Кого-то встретить?

     Юноша отреагировал не сразу, всё еще стараясь не вслушиваться в словесный поток пожилого волшебника. Просто в какой-то момент он понял, что шум пропал, и в кабинете вновь воцарилась тишина. Подвигав нижней челюстью из стороны в сторону, Гарри потер пальцами бровь и поправил очки.

     - Вы закончили? Отлично. И всё же вернёмся к той печке, от которой начали танцевать. У меня есть вопросы. Но вы уверены, что это я должен отвечать на ваши, потому что так продуктивнее. Но профессор, я вам не решебник по астрономии, где можно подсмотреть правильные ответы. Я могу лишь рассказать, где и как сильно вы потерпели поражение и опростоволосились. И как нам пришлось, если можно так сказать, принять знамя из ваших павших рук. - Гарри уже не кричал. Его голос был спокоен и тверд. - Так вот, например, некоторые из моих вопросов. И поверьте, вопрос как вы вообще могли не заметить темный потенциал Тома Риддла, будет далеко не в первых рядах. Это будут другие вопросы. Касательно ваших поступков и решений, принятых буквально в ближайшее время. Почему вы забрали у моего отца ЕГО дар смерти? Или, почему сегодня приняли решение отдать меня на воспитание магглам?

     

[AVA]https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2017/10/8fe486c48e5e7789bcae332ebeffb982.jpg[/AVA]
[SGN]http://sh.uploads.ru/tldRQ.gif[/SGN]

+1

13

.   "Крайне не стабилен эмоционально", - Альбус не мог не чувствовать враждебное отношение к себе и даже, можно сказать, ждал той же участи, которая досталось Снейпу. Точнее ждал, когда он не даст подобной участи затронуть и его. Сейчас совсем не время спать. Более того, этот мальчик из-за своей обиды мог стать серьёзной угрозой магическому сообществу. Кто знает, что он будет предпринимать? "Даже Гарри Поттер этого не знает", - он и сам поправил очки на своём носу в схожем жесте с мистером Поттером и ещё раз оглядел внешний вид своего гостя вдоль и поперёк. Встретился с его почти осуждающим взглядом и снова не почувствовал почти ничего. Уколов совести точно не было. А за что ему должно быть совестно? За то, что произойдёт потом? Альбус знал, что на всё есть разумное, логичное объяснение. И что действовал он наверняка взвешенно, обдуманно. Даже было бы справедливо сказать, что расчётливо. Но это вовсе не отменяет того, что расчёт этот был исключительно во имя благой цели, во имя идеи, которая уже сейчас жила в седеющей голове Дамблдора. И что от него сейчас хочет Гарри Поттер? Мальчик, о котором Дамблдор не знал ничего кроме обрывков, которые он успел увидеть в его голове. А без них Альбус и вовсе не понимал бы, что за натура перед ним стоит, пылая раздражением и брызжа ядовитыми взглядами.
    - Вы закончили? Отлично, - заключили Гарри. "Никогда ещё на моей практике не было подобного хамства", - мысль эта, однако, Дамблдора скорее развеселила, чем огорчила. Новый опыт всегда нужно принимать с распростёртыми объятиями. Хотя жаль было, что мистер Поттер сам даже не задумывается о своей бестактности и лишь считает, что все ему чем-то обязаны. Приходит в кабинет к человеку, который, можно сказать, совершенно его не знает, и пытается подловить и придраться к тому, чего ещё в жизни Альбуса не произошло, к тому, чего Альбус даже, можно сказать, не знает. "Сын Джеймса, что тут ещё можно сказать?" - вместо ответов на свои вопросы он снова услышал вопросы в свою сторону. Хотя вопросы эти больше походили скорее на претензии, нежели на любопытство.
    "Вот и вся благодарность за моё гостеприимство. и зачем же мне отвечать тебе на вопросы, Гарри Поттер, если всё, что ты можешь по итогу сказать - "вы закончили"?.. А в твоих воспоминаниях твой характер намного сахарнее, чем то, как ты брыкаешься сейчас. Впрочем, всякая голова поддаётся предвзятому отношению к себе любимому... Вот и Гарри Поттер придумал себе поводов пострадать, возможно", - для Альбуса этот гость не был отважным и самоотверженным мальчиком, лишённым всякого эгоизма. Гарри Поттер добился лишь того, что предстал перед директором в совершенно противоположном свете: капризный, нахальный, эгоистичный подонок. Дамблдору даже странно было, что в воспоминаниях он так радушно общается с Гарри, потому как лицемерия в своей жизни он не терпел. Неужели эта неблагодарная свинья могла обдурить его в будущем? "Нет, он даже близко не так плох, каким хочет сейчас казаться, каким его выставляет его бунтарство. Он совершил отважный поступок. Героический. Это эмоции его портят. Просто эмоции", - он не знал, зачем оправдывает Поттера. Впрочем, Риддла он тоже в своё время оправдывал. И к чему это привело? Ни к чему хорошему. "По крайней мере Гарри Поттер пришёл сюда. А не к Тому. И лучше бы нам работать вместе, а не отдельно", - напомнил он себе основную причину, по которой до сих пор не спровадил незваного гостя и терпит его хамские нотки.
    - Дар Смерти, говоришь? - он помолчал немного не потому, что обдумывал ответ, а потому что только что подтвердил свои догадки: Дар Смерти!.. Но тут же мотнул головой, отгоняя ворох мыслей. "А почему тебя так беспокоит мантия?... А-а. Вот что ты думаешь..." - для понимания порой вовсе не нужно было лезть в чужие головы. Обиженный взгляд и возмущение на пустом месте сами за себя говорят, - я его не забирал. Точнее... Ты говоришь так, как будто я вероломно ворвался к Джеймсу и вырвал мантию зубами. Нет, Джеймс поделился интересными свойствами его мантии и позволил мне её осмотреть, - мантия лежала буквально в пяти метрах от Гарри, в запертом саквояже из кожи чёрного штырехвоста.
    "Выходит, они должны были погибнуть этой ночью... Это страшная утрата... Но она наверняка не состоялась?.. Как бы то ни было, Гарри, твои родители слишком горды, чтобы прятаться в мантии от Волан-де-Морта, уж скорее они бы спрятали в ней тебя, чем пытались бы спастись, неужели ты сам этого не понимаешь? Дары Смерти не спасают от Смерти, а притягивают её", - в голове у Альбуса сейчас был страшный бардак. И было невероятно трудно пытаться разобраться в происходящем и одновременно отвечать на вопросы капризного мальчика, Гарри Поттера. "Он никогда не позволял себе раньше такой слабости. Теперь позволил. Но скоро поймёт, что этот путь ничего не даёт. Джеймс и Лили... Джеймс и Лили" - в голове с трудом укладывалось. Их предали, на войне это должно было быть предусмотрено. Но Джеймс так доверял своим товарищам! Ручался за них!
    - Что до твоего воспитания... Я надеялся, что мне не придется думать об этом, - с нескрываемой тревогой и горечью в голосе прогудел Альбус себе под нос, подозвал Фоукса и вручил ему письмо, отправляя птицу к Лонгботтомам, а потом делая взмах волшебной палочкой в сторону и создавая Патронуса. Серебристый феникс должен был оповестить всех членов Ордена о том, что будет внеплановое собрание этим вечером. Да он всех сейчас же бы собрал, но нужно было о чём-то договориться с юным Поттером и отыскать ещё более юного Поттера с его родителями, а, кроме того, понять, что стоит знать всем членам Ордена и есть ли что-то, о чём лучше не говорить, и каков новый план действий. Оба феникса вылетели в окно, - я не могу ответить тебе на твой вопрос. Я не знаю, почему было... будет... Было бы решено отправить тебя к магглам, но могу предположить... Могу представить, - представляя возможные обстоятельства смерти Потеров, он скривил губы так, как будто почувствовал острую физическую боль, -... наверняка это было сделано в целях обезопасить тебя от Тома и его последователей, - он взял в руки чашку. И руки его подрагивали так, что он с трудом сделал глоток чая, а потом снова поднял свой взгляд на Поттера. Голубые глаза стали влажными, хотя взгляд не потерял своей строгости, - мне странно, что ты спрашиваешь вещи, на которые я не могу дать точного ответа, и обижаешься на это. Почему ты не спросил того, кто действительно мог тебе ответить? - "того, кто расплатится своей жизнью за самую серьёзную ошибку в своей жизни", - он помолчал некоторое время, хотя вопрос и был риторическим.
    - Если же мы дошли до того вопроса, который находился "далеко не в первых рядах", на упреждение отвечу тебе. В каждом из нас есть, как ты выразился, тёмный потенциал. Моя ошибка была в том, что я до последнего... - он от волнения начал смаковать свои губы. Он знал, он чувствовал вину и принимал для себя эту страшную ошибку, но прежде Альбус не произносил этого вслух, не признавался кому-то в своей вине. Его не спрашивали, всем ведь вовсе не до того, чтоб выяснять "как такое могло произойти", а Альбус знал, что факты-то его в любом случае оправдают: он и так не позволил Тому стать преподавателем в школе и распространить свои идеи в Хогвартсе, он не был опекуном Тома и его нянькой, он был ему профессором по Трансфигурации, которого Том, вообще говоря, по возможности всегда обходил стороной. Они не были близки и никаких прямых подтверждений преступлениям Тома, в частности, его нападению на Элизабет Уоррен Миртл, он не смог достать, а, значит, и остановить его прежде, чем ситуация приобрела критический характер, не мог. Но то упрямые факты, а Альбус ведь помнил, как пришёл в приют за юным Риддлом, как сильно его заинтересовал мальчик и с каким интересом он присматривался к нему, успешному волшебнику себе на уме, учащемуся на Слизерине. Он должен был предугадать. Должен был предотвратить... - я до последнего надеялся, что его тёмный потенциал не выльется в подобную угрозу, что он увидит в жизни свет, что новая школа станет для него домом, радостью, что он найдёт друзей и, может, любовь... Что же. Моя надежда - моя ошибка, и этому у меня нет оправданий. Ну что ты хочешь. Мою голову на отсечение? - он отложил волшебную палочку и распростёр руки, показывая  свою открытость и уязвимость, - ты зачем пришёл, сын Джеймса и Лили. За этим? Тогда не стой столбом, атакуй. А если ты по делу пришёл - тогда, может, поговорим серьёзно, как взрослые люди, наконец?

+1

14

Скрестив руки на груди, Поттер молчаливо слушал очередную тираду профессора. - Послушать его, так он вообще мимо проходил. И претензии то все необоснованны, и он совсем не при делах, сидит, кушает свои лимонные дольки, да трубку покуривает. Пока членов его ордена потрошат как котят. И мантию у отца он только попросил посмотреть. И к Дурслям его отправили для защиты. Интересно, он действительно думал, что они Гарри, возможно, и ответил бы сразу на парочку вопросов профессора Дамблдора, но тот не предоставлял избранному подобной чести. Просто продолжал заниматься какими-то делами, даже письмо кому-то отправил. И продолжал свой бесконечный монолог.

     - Что же. Моя надежда - моя ошибка, и этому у меня нет оправданий. Ну что ты хочешь. Мою голову на отсечение? Ты зачем пришёл, сын Джеймса и Лили. За этим? Тогда не стой столбом, атакуй. А если ты по делу пришёл - тогда, может, поговорим серьёзно, как взрослые люди, наконец?

     Гарри не выдержал, и захохотал. - Невероятно, я дважды назвал цель своего визита, а он опять меня спрашивает, зачем я пришел. - сняв очки, Гарри пальцами уставшие воспалённые глаза. Он так устал. Гарри уже не мог вспомнить, когда действительно отдыхал последний раз. Не выдыхал урывками между очередным забегом, а действительно мог позволить себе расслабиться. Казалось бы, они победили Темного Лорда. Всё, конец эпохи. Предстояло долгое восстановление, но им больше ничего не угрожала, ведь они победили. И что теперь? Спустя буквально неделю он опять бежит, ощущая спиной горячее, тяжёлое дыхание чужих ожиданий. Он чувствовал его с тех пор, как узнал, кто он на самом деле. Кем были на самом деле его родители. Мальчик, который выжил. Избранный.

     - Хм, ну давайте подумаем. Пока вы тут курите свою трубку и кушаете мармеладки, ваш Орден Феникса потрошили как котят. - вернув очки на переносицу, Поттер смотрел на профессора, чуть склонив голову на бок. - Кто там у нас на данный момент ещё жив? - Гарри на секунду задумался, перебирая в голове имена, - Мои родители должны были быть убиты, но они живы. И не благодаря вам. Фред и Алиса были запытаны. Их мозги после можно было заменить овсянкой, ничего бы не поменялось. Даже не знаю, мне или Невиллу было хуже. Мои то родители просто погибли. А он всё свою жизнь наблюдал живые безличностные трупы. Питер Петтигрю вообще оказался пожирателем смерти. Но не будем о грустном. Опять же, не благодаря вам, Доркас и Марлин живы. Вам наверняка будет интересно это узнать. А ещё жив младший брат Сириуса Блэка. Тот, кто пошёл против Темного Лорда и подменил один из его крестражей.

     Устав стоять, Поттер сел в кресло напротив профессора Дамблдора. - И пожалуйста, очень вас прошу, не нужно мне многозначительно кивать на профессора Снейпа и завуалированно намекать на то, как бестактно я его вырубил. Но извините, в отличии от вас я не могу рисковать. Единственной известной мне мотивацией Северуса пойти против Темного Лорда была Лили. И именно её смерть послужила окончательной причиной его перехода на сторону Ордена. Но теперь моя мать жива. И я пока не могу ему полностью доверять. А времени у меня не так уж и много. Вы спрашиваете, зачем я пришел? В третий раз говорю вам. За ответами. И вы окажете мне огромную услугу, если на них ответите. А если нет - то я просто теряю здесь время.

[AVA]https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2017/10/8fe486c48e5e7789bcae332ebeffb982.jpg[/AVA]
[SGN]http://sh.uploads.ru/tldRQ.gif[/SGN]

+1

15

"Мне кажется, он забылся. Вот и вся его проблема," - Альбус почти не менялся в лице. Он невозмутимо смотрел на Гарри Поттера, пока тот почти театрально смеялся. Но смех его быстро оборвался. "Действительно, смешного тут мало", - в этот раз, когда Гарри начал говорить, Альбус не кивал и даже как будто не мигал. Без Фоукса в комнате как будто стало холоднее. Или этот холод усиленно всеми своими фибрами источал гость? "Дело в том, что, победив однажды... Дважды. Победив Тома дважды, он решил, что имеет право на нечто большее. На какое-то тайное знание? На постижение мироздания? Гарри Поттер, нет никакого тайного знания. Есть только война, в которой умирают многие. Война, в которой я и сам не один раз рисковал собственной жизнью. Или ты полагаешь, что я тут сижу за пятью замками и в шахматы играю?" - наверное, так он и думал. Другого объяснения эмоциями Гарри Поттера Альбус не мог найти, как и словам, которыми он кидается так резко и легко, словно бы пытаясь обидеть своего профессора. Обидеть, потому что сам обижен. "Как Том. Ты его отражение. Неужели ты не видишь?"
- Нет, Гарри Поттер. Ты пришёл не за ответами. Потому что на все вопросы, которые ты мне задал, я ответил, - наконец, произнёс Альбус, - Ты спешишь, но сам не знаешь, куда. Подумай, что руководит сейчас тобой? Можешь не отвечать, как и на другие мои вопросы. И не ждать моих оправданий, Гарри. То, что Марлин МакКинон и Доркас Медоуз живы - это приятная новость. К которой я действительно не имею отношения. Мои официальные заслуги кончились на двенадцати способах использования драконьей крови. Но я и не претендовал ни на какие иные заслуги. Чего ты добиваешься своими словами? Того, чтоб я вскочил с места и "сделал хоть что-нибудь"? Положил свою жизнь за правое дело так, как это сделали другие? Для меня была бы большая честь умереть за бравое дело. А вот умереть "просто так", умереть, пытаясь "сделать хоть что-нибудь" - это бесчестная смерть. Ведь она делу не поможет, - он посмотрел на Гарри поверх своих очков. "А Питер? Тут ты тоже считаешь, что я должен был что-то сделать, Гарри? Это выбор Джеймса, а не мой. Может, тебе кажется, что я всемогущий? Что я - сам Господь, который способен уладить всё одним взмахом волшебной палочки? Господь, который в силу подлости своего характера вместо того, чтобы взмахнуть волшебной палочкой, просто сидит, ест мармелад и смеётся, наблюдая за чужими смертями? Или ты думаешь, что я должен круглосуточно патрулировать улицы Лондона, забыв о своих прямых обязанностях? Улицы защищают авроры. А вот школьников никто не защитит, если я буду бесцельно подставляться под заклятия Пожирателей смерти", - сейчас надо заниматься тем, что принесёт пользу. И знаешь, что я делаю, Гарри? Думаю. И ты подумай. Что поможет кому-то - твой острый язык или же то, что ты знаешь и умеешь.
Снейп чуть дёрнулся во сне. Альбус не взглянул в его сторону и даже не стал спорить с Гарри Поттером по поводу того, на чьей же стороне сейчас Северус. По поводу того, когда и почему тот должен был окончательно определиться. В конце концов Гарри ведь не просто так с потолка это придумал, может, тут он и прав. Хотя Северус пришёл сюда сразу после того, как побывал у Лорда. И рассказал всё, что знал. И рассказал это не под пытками и не под Империо, как он это делал, будучи на приёме у Тома Риддла, но по собственной воле. Конечно. Ведь мотивы Волдеморта не имеют ничего общего с мотивами Снейпа. Всё, что его сподвигло на ту сторону - это, пожалуй, личная неприязнь. К Джеймсу и его компании, само собой.
- Что до Алисы и Фрэнка Лонгботтомов - именно им я и отправил сейчас письмо, Гарри. Если вдруг тебе интересно. Ты ведь спросил, что я знаю и что происходит. Думаю, всему Ордену Феникса нужно собраться, поскольку - представь себе - о путешествиях между временами я узнал только сейчас. В то время, как другие, судя по всему, уже неплохо проинформированы. Раз ты говоришь про Доркас... Марлин... Я знаю, что таким же образом жив и Эван Розье. И ты, наверняка, не первый и не последний гость. Понимаешь, Гарри? Я узнал это не от Аластора, не от твоих родителей, не от Лонгботтомов. Не от спасшихся Марлин и Доркас. А от пришельца - извини, если обидел, - из будущего. И этот пришелец тоже вместо того, чтобы объединить усилия и поговорить со мной о деле, обижается и обвиняет меня чуть ли не в смерти Мерлина, святые панталоны. И вот что интересно, знаешь? - он улыбнулся, - сегодня действительно со мной откровенно и от души поделился всеми сведениями кто? Северус Снейп. А ты говоришь мне, что ему ещё пока рано доверять. Вот такая вот история вышла. Забавная, - он, правда, всё так же не улыбался, - Я не умею воскрешать мёртвых. И не сумел предотвратить многих смертей. Твоя правда. Но смогу. Если ты мне поможешь, - он не собирался убеждать никакими иными способами и средствами. Ведь только имея желание, человек способен на великие дела, - ну, а если ты всё так же веришь, что пришёл сюда "получить ответы", так задавай вопросы. Я отвечу - и мы разойдёмся с миром. Ты пойдёшь задавать вопросы всем остальным - а я буду готовиться к срочному собранию.

Отредактировано Albus Dumbledore (2018-07-06 13:41:42)

+1

16

Гарри молчаливо слушал, как Дамблдор не то оправдывался, не то переводил стрелки. Престарелый волшебник упрямо продолжал гнуть свою линию. И Гарри не сказал бы, что директор Хогвартса был полностью и во всем неправ. Но последние заявления заставили Поттера эмоционально вспыхнуть.

     - И этот пришелец тоже вместо того, чтобы объединить усилия и поговорить со мной о деле, обижается и обвиняет меня чуть ли не в смерти Мерлина, святые панталоны. И вот что интересно, знаешь? Сегодня действительно со мной откровенно и от души поделился всеми сведениями кто? Северус Снейп. А ты говоришь мне, что ему ещё пока рано доверять. Вот такая вот история вышла. Забавная. Я не умею воскрешать мёртвых. И не сумел предотвратить многих смертей. Твоя правда. Но смогу. Если ты мне поможешь, ну, а если ты всё так же веришь, что пришёл сюда "получить ответы", так задавай вопросы. Я отвечу - и мы разойдёмся с миром. Ты пойдёшь задавать вопросы всем остальным - а я буду готовиться к срочному собранию.

     - Не волнуйтесь, профессор. Мои родители, Сириус и Люпин уже в курсе происходящего, и мы уже собирали маленькое собрание Ордена. И в данный момент они, скорее всего, оповещают остальных членов. Единственными, до кого ещё могли не добраться, это Алиса и Фрэнк. И да, вы совершенно правы, я не один прибыл из своего времени, есть ещё моя подруга. И дети Сириуса и Люпина из совсем будущего. Там целая делегация из совсем будущего прибыла. Так уж сложилось, что уцелевшие последователи Лорда нашли способ отправить ему письмо в прошлое. С информацией, которая могла бы перевернуть ход выигранной нами войны.

     Откинувшись на спинку кресла, Гарри немного помолчал, давай профессору Дамблдору осознать произнесённое. И когда Альбус собирался было заговорит, не дал ему этого сделать, продолжив:

     - Вы спросили, хочу ли я, чтобы вы вскочили с места и "сделали хоть что-нибудь"? Да, я хочу именно этого.  - убрав палочку, Гарри засучил рукав, но пока не демонстрировал пожилому волшебнику клеймившую его надпись. - На четвертом курсе так уж получилось, что я был одним из четырех участников турнира Трех Волшебников. Опустим подробности, что я не подходил по возрасту и вообще не собирался в нём участвовать. Что весь этот год под личиной Грозного Глаза и преподавателя ЗОТИ находился Барти Крауч Младший, который и кинул моё имя в Кубок Огня. В последнем испытании нам нужно было пройти лабиринт, и найти этот самый кубок. Кубок, к слову, оказался порталом. Как только мы с другом коснулись его одновременно - нас перенесло в другое место. Там Петтигрю убил моего друга и использовал мою кровь для воскрешения Лорда, как вы видели в ведении. Но вы видели не всё. После была моя первая схватка с возрожденным Лордом, из которой я смог выйти живым. Но Седрика это не вернуло. - Гарри почувствовал, как у него защипало в глазах и дрогнул голос, но быстро взял себя в руки. Не время было для слёз по давно погибшим. Если он всё сделает правильно - то этого вообще не произойдёт.

     - Всё последующее время, вплоть до нашего похода за фальшивым крестражем, после которой вы позволили Снейпу себя убить, вы игнорировали меня. Когда мы все вернулись на пятый год обучения - Хогвартс стал адом. Вы как будто оставили нас на растерзание Абридж, сотруднице из Министерства Магии. Мы перестали практиковать боевую и защитную магию, нам давали лишь теоретические знания, за счет которых мы смогли бы сдать СОВ. Любого же, кто пытался сопротивляться новым правилам, заставляли их принять. Любыми методами. Меня вот обвиняли во лжи о том, что Темный Лорд вернулся. - Гарри наконец продемонстрировал Дамблдору выжженную на коже надпись, - и мне объясняли, что я не должен лгать. И я далеко не единственный, что в моём времени носит такие памятные украшения за счет школы. Знаете, что вы сделали? Ничего. - немного помолчав, Поттер продолжил: - Но вы так удобно спрятались за позицию, что этого ещё не случилось, и что тот Дамблдор не вы и поступки эти ещё не совершили. Да будет так. Я пришёл к вам сейчас. И говорю вам - в Хогвартсе спрятан один из крестражей. Так пойдемте и найдем его. Докажите делом, что вам не всё равно.

[AVA]https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2017/10/8fe486c48e5e7789bcae332ebeffb982.jpg[/AVA]
[SGN]http://sh.uploads.ru/tldRQ.gif[/SGN]

0


Вы здесь » | Three Generations: I would rather die | » Хроники Хогвартса » Audiatur et altera pars [1981, November]