«хроники хогвартса»
список должников
чья очередьдата последнего постаназвание эпизода
Scorpius H. Malfoy 2017-02-28 Who likes it hot? [1996, August]
Scorpius H. Malfoy 2017-05-04 A friend in need is a friend indeed © [1981, November]
Claire Rutherford 2017-05-07 From bad to worse © [1981, November]
Claire Rutherford 2017-06-19 Once you really get into trouble [1981, November]
Lily L. Potter 2017-07-04 Forewarned is forearmed © [1998, May]
Lord Voldemort 2017-07-21 Dancing with the Death [1981, November]
Jennifer Gascoigne 2017-07-23 It's all about saving lives © [1998, May]
Jonathan D. Selwyn 2017-08-11 Obey your Master [1981, November]
Christina Tudor 2017-08-26 The forest is dark and full of terrors [1998, May]
Katherine Adderly 2017-08-27 Walk through the fire [1981, November]
Peter Pettigrew 2017-09-13 Catch me if you can © [1981, November]
Jonathan D. Selwyn 2017-09-12 Cause darling I'm a nightmare dressed like a daydream [1981, November]
Silas Nicholls 2017-10-30 Ask no questions and hear no lies [1981, November]
Albus S. Potter 2017-11-02 I will change you, I will break you down [1981, November]
Margaret Fawley 2017-11-03 No time for games © [1981, November]
Veleda Brustie 2017-11-07 Weird day, weird night, weird life [2023, October]
Norah Drake 2017-11-09 Where there’s a will, there’s a way [1998, May]
Antonin Dolohov 2017-11-13 Give up! [1981, November]
Gregory Goyle 2017-11-15 Еще глоток, и мы горим [1998, May]
Abraxas Malfoy 2017-11-16 Child has the right to be protected within the family [1981, November]
Evan Rosier 2017-11-21 Hard times always reveal true feelings © [1981, November]
Penelope Clearwater 2017-11-22 A woman’s work is never done [1981, November]
Severus Snape 2017-11-26 Audiatur et altera pars [1981, November]
Patrick Rutherford 2017-11-27 After a storm comes a calm... or not? [1981, November]
Walburga Black 2017-11-27 They are not as black as they are painted [1981, November]
Remus J. Lupin 2017-11-28 I feel like a storm is coming © [1981, November]
Regulus S. Black 2017-12-08 I wanna do bad things with you © [1981, November]
James Potter 2017-12-09 No rest for the wicked © [1981, November]
Marlene McKinnon 2017-12-09 Sometimes it's better not to know © [1981, November]
Patrick Rutherford 2017-12-10 Our last goodbye was never said © [1981, November]
James Potter 2017-12-10 Who will tell the story of your life © [1981, October]
Elizabeth Aria 2017-12-11 Can we be a family? [1981, November]
Dorcas Meadowes 2017-12-11 Everyone you'll ever meet knows something you don't © [1981, November]
Harry Potter 2017-12-11 Compromise - is not an act of weakness [1981, November]
Sirius Black 2017-12-15 A problem is only as big as you make it © [1981, November]
Three Generations приветствует вас! Не сидите в гостях, проходите, чай-кофе? - регистрируйтесь.
ЛУЧШИЙ ПОСТ
Scarlett Fawcett
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Наша группа в VK
Порталы активированы, все разбросаны по временам. Есть ли шанс выжить и спасти своих родных? Или все это зря?

2023 год - 16/10, понедельник;
1998 год - 7/05, четверг;
1981 год - 01/11, воскресенье.
ЛУЧШИЙ ИГРОК
Alice Longbottom



85



20



80



125

ЛУЧШАЯ ПАРА
Evan Rosier & Scarlett Fawcett
ЛУЧШИЙ ТАНДЕМ
Henry Chinaski & Gregory Goyle
ЛУЧШИЙ СЮЖЕТ
After a storm comes a calm... or not?
ЛУЧШИЙ ЭПИЗОД
Dinner is better when we eat together ©

| Three Generations: I would rather die |

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » | Three Generations: I would rather die | » Хроники Хогвартса » I feel like a storm is coming © [1981, November]


I feel like a storm is coming © [1981, November]

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

http://funkyimg.com/i/2y9Lu.gifhttp://funkyimg.com/i/2y9Lw.gifhttp://funkyimg.com/i/2y9Lx.gif

Время и дата:
1 ноября 1981 года, около 4 утра;

Место:
Косой переулок, чужой дом;

Участники:
Dorcas Meadowes, Remus J. Lupin, [Florine la Rochelle];
Описание:
Люпин только-только привел Альбуса Северуса на Гриммо, но войти в дом вместе с ним не успел - он услышал крики, чуткий слух оборотня никогда не подводил его. Молодой гриффиндорец, желая искупить оплошность и не думать о грустном, поспешил в сторону магического Лондона. Каково же было его удивление, когда он обнаружил там... Доркас? И ведь на этом неожиданные встречи не закончились...

+3

2

Дополнительно: 21 год. Сначала Доркас находится в доме отца, примерно за три недели до обозначенной даты, после внезапного перемещения в районе Косого переулка
Внешний вид: домашний внешний вид (магловский топ и шорты, два хвоста на голове), после сражения одежда порванная, ссадины по всему телу, волосы взлохмачены.
Состояние: начинается с радостного, чувство любви и уважение, сменяется на боевое, взволнованное, напуганное, уставшее и изможденное, в конце приписывается непонимание от  произошедшего
С собой: только палочка


Оказавшись на ногах, Доркас тут же рухнула на асфальт. Большие карие глаза в недоумении озирались на ночную улицу. Осознание отказывалось принимать действительность. Цепкий взгляд заметил знакомые вывески магазинов, еще один взгляд и стало понятно, что девушка не далеко от Косого переулка. Но как? Как такое могло быть бывшая гриффиндорка не понимала. Она поморщилась, чувствую ссадину на губе, когда открыла рот, чтобы облизнуть губы. Когда же постаралась подняться, то поняла, что ссадины еще в нескольких местах. Но она встала, подмечая, что температура заметно изменилась, хотя прошло около часа с тех пор как она встретила отца с работы, открывая ему дверь и было совсем по другому. Рука болела. Сейчас не было той битвы с самим, чертовым, Волан-де-Мортом. Не было адреналина и, все ссадины и раны обращали на себя внимание. Она сделала шаг, поднимая руку с палочкой на изготовку. Чутье подсказывало - ее битва не закончилась, но каким-то образом перенеслась.
Еще только час назад Кас с легкой улыбкой на губах, приветствовала отца после трудового дня. Мужчина не знал и половины того, что творилась в волшебном мире. Они все затаились на время. Еще не прошла боль от потери Марлин. Девушка ночами видела подругу, смеющуюся и улыбающуюся, а потом приходило осознание необратимого. Но отцу девушка не стала рассказывать, чтобы не тревожить. Что мог сделать маггл? Она должна была защитить его. Мужчина даже не успел помыть руки, как девушка крикнула ему, чтобы подошел к ней. Доркас слышала, как рушится защита и у нее был готов только один портал. Девушка успела только сказать, что она придет к нему позже и активировала портал в руках мужчины. Секунда и обеспокоенный голос отца пропадает, а за спиной слышится холодный, похожий на шипение голос того, кого все так бояться. Мурашки пробежали по спине Кас, дрожь пронзает все тело, но девушка твердо стоит на ногах, палочка в руках.
Такой битвы она еще не помнила. Сколько бы она не знала заклинаний, как бы ловко по началу не отбивала заклинания, казалось, что волшебник лишь играет с ней. Лишь ловкость и реакции помогли Доркас до сих пор остаться в живых. Ее дом, в котором она провела свое детство рушился прямо на глазах. Битва из гостиной перешла в столовую и, кажется, Волан-де-Морту это наскучило. Заклинание стали резче и быстрее. Вспышки заклинаний уже пару раз задевали девушку больно раня ее. И вот оно. Заклинание от которого не спастись.
- Авада Кедавра!
Карие глаза широко открываются, зрачки становятся больше. Дыхание давно сбилось, девушка просто физически не успевает сделать новый взмах рукой, чтобы защититься. Сердце бьется в груди загнанной птичкой, последнее, что проносится в голове, так это то, что она так давно не видела Рэма. Того гриффиндорца, от улыбки которого всегда хотелось жить. Тот который умел слушать и поддержать. Тот которого она любила. Именно в этот момент, тело самопроизвольно отклоняется назад, инстинкт самосохранения, Кас делает шаг и попадает во что-то вязкое. И яркость зеленого луча соперничает со вспышкой голубого свечения и арка поглощает девушку.
И вот теперь Доркас оказалась на одной из улиц Лондона. У нее точно не было еще одного портала. Да и это не было похоже на один из объектов перемещения. Пока рой мыслей проносится в голове девушки, она различает голоса и шелест ткани по асфальту. Маги. В такую ночь хорошие маги не пойдут к открытую, значит это могут быть только одни волшебники - пожиратели смерти. И только эта мысль успевает сформироваться в осознание храброй гриффиндорки, как в нее посылают новый заряд заклинаний. Отбиваясь, она начинает бежать. Сейчас у нее есть шанс еще выжить, укрыться.
- Экспульсо! Эварте статум! Круцио! - Слышаться одно за другим заклятие грубыми мужскими голосами.
- Экспеллиармус! Остолбеней! Аааа...
Кажется, одного Кас на удачу смогла задеть, так как послышался характерный звук падения тела. Но их двое, а она одна. Круцио задевает перед самым поворотом на перекрестке. Крик самопроизвольно вырывается из груди. Она уже испытывала его, и повезло, что в этот раз, загнанной, ее только задело. Тело мгновенно пронзает адская боль, отрезвляет только то, как падает часть стены, при этом нанося новые увечья. Пока в пыли улица, Гриффиндорка забегает в один из домов и замирает. Ей надо отдышаться. Ей нужны силы. Она больше не может сражаться. Те пять минут продыха ей не дали такой возможности, так как мозг работал, ища на тысячу вопрос разом - ответы. Доркас прикрывает глаза, слыша, как шаги проносятся вдалеке. Минутка тишины. Минутка покоя.

Отредактировано Dorcas Meadowes (2017-11-23 13:33:41)

+4

3

Дополнительно: 21 год, оборотень, Мародер, член ОФ, вечный страдалец
Внешний вид: Темные брюки, свитер, черное пальто немного потрепано после драки с оборотнями
Состояние: Измучен и изнурен, полон переживаний и недоволен собой
С собой: Волшебная палочка и муки совести


Парк остался позади, оборотни разбежались, а внук лучшего друга по-прежнему был укушен. Рэмус упрямо корил себя за то, что не успел. С этим тяжко было смириться - как теперь смотреть в глаза Джеймсу? Как не умереть от стыда перед Лили?
Люпин бросил тоскливый взгляд на Гриммо. За этими дверями находятся его самые близкие друзья, а он раз за разом все портит. Что он за бездарный друг? Друзей не смог спасти, их внука не уберег. Держась за дверь, Рэмус приготовился к гневу Лили, которая даже за незнакомого ей родного внука отчитает Люпина, но в этот момент он услышал крик. Он уже собирался переступить порог столь ненавистного другу дома, но замер, резко оборачиваясь. У оборотней идеальный слух, верно? Никто не станет спорить с этим. Люпин многое слышал, особенно когда дело касалось пошлых комментариев Сириуса или шуток Джеймса, но всегда сохранял серьезное выражение лица, чтобы не выдавать их. Сейчас он слышал крик. Отчетливо разливая звуки борьбы даже на таком дальнем расстоянии, Рэмус понимал, что не может оставаться в стороне. Слышал ли все это Альбус? Нет, еще рано. Его только-только укусили и первого превращения еще далеко. Если только... если только порталы не смешали весь лунный цикл. Но они не могли, да? Это было бы очень жестоко по отношению к мальчику, который попал в прошлое, чтобы спасти родных, а пал жертвой оборотня-неудачника и его ужасных собратьев. Люпин не переставал корить себя за безрассудность. Нужно было с самого начала схватить мальчика и трансгрессировать куда угодно, но только как можно дальше от парка. Разве это было так сложно? Рэмус теперь до конца жизни будет помнить эту ночь и горестно вздыхать при виде Поттеров. А ведь был еще Сириус, который за любого Поттера порвет глотку любому. Люпин невольно сжал ладонью свое горло, понимая, что шутки шутками и прокушенный случайно бок или задетый хвост, это лишь детские шалости неусидчивых оборотня и анимагов.
Люпин спрыгнул с крыльца и поспешил на шум. Он хотел любым способом искупить свою вину: он не уберег друзей, потерял Доркас, сомневался в Сириусе, защищал Питера. Можно ли было опуститься еще ниже? Можно. Он не уберег и мальчика. Но ведь еще надежда, верно? Ведь еще есть шанс хоть как-то исправить ситуацию... Но куда бежать? Рэмус останавливается у самого входа в Косой переулок, игнорируя удивленные взгляды хозяина Котла. Тот не понимает, что происходит, но это и не надо, да? Люпин касается палочкой стены, она раскрывается и он оказывается в нужном месте. Косой переулок только кажется небольшим и уютным, но на самом деле это целые лабиринты, состоящие из укромных тупиков, кривых улочек и прямых дорог. В какой-то момент, там где работает Картер, дороги Косого и Лютного переулков переплетаются, после чего можно неудачно свернуть налево и попасть в самое жуткое место магического мира. Люпин с детства не любил эти улицы, этих странных и страшных людей, которые голодно смотрели на него. Гриффиндорец всячески старался обходить этот переулок стороной, но если надо было идти, ходил не один. Боялся, что местные почувствуют в нем оборотня или начнут заманивать? Но это невозможно, верно? Он не такой как они.
Потянув носом, Люпин уловил запах крови. Незнакомый ему привкус неприятно ударил по обонянию и Рэмус поспешил вперед, ориентируясь только на это. Он не знал, верно ли идет, так как улица стирала более знакомые запахи и оставалось надеяться, что он не пройдет мимо. Но ему повезло и вдалеке мелькнули тени. Черные мантии, резкие твердые шаги, крики. Люпин прислушался, узнавая и не узнавая женский голос одновременно. Внутри что-то сжалось и лопнуло от неожиданности, Люпин замотал головой, не в силах справиться с накатившими эмоциями. Голос был настолько родным и близким сердцу, что сомнений не было - это была она. Но это невозможно, верно? Этого просто не может...
Может! Люпин замер, словно громом пораженный. Ведь он только что видел внука своего лучшего друга, он видел его сына, он видел совершенно живую Марлин, которая была наполнена жизнью и явно разозлилась бы, если Люпин начал проверять правда ли она живая. Значит это возможно... Значит этот голос вполне мог принадлежать Доркас!
Люпин сорвался с места, видя вспышки и видя, как заклинания летят в девушку. Сердце билось как безумное и он выхватил свой артефакт, направляя на противников. Доркас скрылась в каком-то доме, сумев отбиться. Ее заклинание ударило и в стену, Люпин добавил от себя. Пожиратели попадали и поздно заметили нового противника. Люпин не издавал никаких звуков, ловко уворачиваясь от атак и нанося один удар за другим. Врагам ничего не оставалось, как отступить. Убедить их в этом было нелегко, но Рэмус внезапно очень зло зарычал, почувствовав как внутри него просыпается волк. Оставалось только перекинуться, чтобы произвести самое нужное впечатление, но зачем, верно? Пожиратели и так струхнули, подхватив полы мантий, и убежали. Люпин точно знал, что они отправились на поиски подмоги, узнали его и теперь жаждали схватить на радость своему главарю. В этот самый момент очень невыгодно было быть другом Поттеров. Если его поймают, то Джеймс и Лили непременно захотят его спасти, а это уже выманит их наружу.
Но не об этом сейчас надо было думать, верно? Люпин коснулся ладонью двери, за которой была Доркас. Он слышал ее дыхание, ее сердцебиение, чувствовал ее запах и узнавал. Он был точно уверен, что перед ним именно она. Доркас Медоуз. Девушка, с которой он так и не решился завязать отношения. Он боялся, что навредит ей, опасался, что покалечит ее. Он даже старался заглушить свои чувства к ней, чтобы не было так обидно. Он ведь не виноват, что его укусили, верно? Другие живут счастливо, а он страдает. Даже две-три встречи с Флорин не принесли никакого удовольствия, это было так неважно, что Люпин лишь горестно вздыхал. Нельзя было сейчас расслабляться и таять от внезапной встречи. Внутри еще не все мысли сложились правильно - она ведь погибла две недели назад, ее убил Темный Лорд. Но вот она живая стоит за дверью.
- Доркас... - выдохнул Люпин, проводя ладонью по гладкому дереву.

+4

4

Стоять у стены, возле окна, Доркас было тяжело. Тело бьет мелкая дрожь. Усталость, испуг и холод играют в этом не малую роль. Она медленно опускается по стене и садится на пол, чтобы освободить нагрузку с ног. Холодно. Как же холодно в одних шортах и топе, но это не по ее желанию получилось. Чувствует, как мурашки пробегают по телу, но девушка старается отвлечься и сосредоточиться на главном, думает. Пытается сообразить, что же ей делать дальше. Как выйти из подобной ситуации с минимальными потерями. Еще несколько минут назад она сражалась с самим Волан-де-Мортом в родительском доме, а сейчас за ней охотятся пожиратели. Это однозначно, как то взаимосвязано. Должно быть. Но тут в голову приходит мысль, что она не просто сбежала с места битвы, а исчезла. Значит, пожиратели не могли знать, где она находится. Даже после аппарации не сразу можно засечь человека, если не успеваешь схватиться за него. Тогда, что они здесь делали? Тут, скорее всего, ответ очевиден - патрулировали улицы. Важнее, как она сама оказалась здесь, в центре магического Лондона.
- Шшш... - сдерживая крик, девушка кошкой шипит, и открывает глаза. Гриффиндорка знатно повоевала. Битва с самым темным магом, это не заурядная схватка. Рука болит, отзываясь резкой острой болью после любого движения. Хорошо, что не правая, проносится мысль в умненькой голове девушки. Она медленно опускает свой карий взор с руки ниже, осматривая все свое тело. Бок сильно оцарапан, даже видны осколки камня, что осыпался после заклятия. Закусывая губу в кровь, девушка храбро очищает рану. И понимает, как же понизился градус с тех пор, как открыла дверь отцу. Доркас прекрасно понимает, что ее наряд совсем не для осенней погоды. И все же она может с уверенностью сказать, что погода слишком быстро переменилась за час ее злоключений.
Девушка не сразу замечает возле дома шаги, а потому резко вскакивает и скидывают руку с палочкой. Она вновь и вновь готова сражаться до последнего момента. И в идеале больше не увидеть луч смерти так рядом. На конце палочки зажигается свет. Губы начинают шептать заклинание. Доркас знает, что слаба и левая рука не способна помочь, девушка поворачивается вполоборота, занимая выгодную позицию для очередного сражения. И слышать свое имя более чем странно. Произнесено скорее на выдохе, еле различая, сказанное. Неуверенная, что правильно услышала, девушка в немом шоке стоит. Но сердце подсказывает, что услышала все правильно, а главное знает кому принадлежит голос. Глаза широко расширяются.
- Рэмус... - так же осторожно произносит Доркас любимое имя. И делает шаг вперед, чтобы рассмотреть в полумраке человека. И эмоции сдаются под натиском более сильных чувств в такой момент. Слишком многое произошло за этот час. Атака на дом, экстренная эвакуация отца, битва с Волан-де-Мортом, побег от пожирателей, но... Ноги сами отрываются с места и девушка бежит к парню. Она даже не ожидала увидеть знакомое лицо в водовороте событий. Черт возьми Доркас явственно видела свою смерть в зеленом луче. Осознавало, это. Гриффиндорка обнимает своего однокурсника, радостная подобной встрече. На лице тут же отражается гримаса боли от того, как она обращается со своей рукой. Из головы на мгновение вылетело все и вновь превратилась в школьницу плохо сдерживаемую эмоции. - Так рада тебя видеть... - произносит у самого уха парня. Слезы готовы вырваться наружу. Это слишком эмоционально. Она тяжело дышит.
Доркас делает шаг назад и внимательно смотрит на молодого человека. Сознание возвращается к девушке, сейчас совсем не время расклеиваться при виде любимого человека. Гриффиндорка давно взрослая и умеет контролировать эмоции, и чувства. Даже порой слишком. Да, она замерзла, это однозначно. Но отмечает пальто совершенно не по этой причине. Пальто. Девушка хмурится. Рой мыслей вновь появляется в голове. Смотрит сквозь парня. Отмечает деревья. Совсем обнажены. Ни одного листочка. А ведь даже час назад, она могла поклясться, что пожухшие, но еще листья оставались. Одинокие, почти все опавшие, но были. Сейчас же не было даже на земле. Создавалось ощущение... и мысль свою девушка озвучивает, настолько она поражает ее.
- Почему у меня ощущение, что со дня на день может выпасть первый снег... - это мысль, кажется, слишком дикой. Ведь только начала октября. Девушка запускает ладони в волосы. Как она переместилась? Даже если представить, что в доме было два портала, то она скорее должна была его сломать, наступая, но не переместиться. Портал может перенести тебя в любое "заложенное" тобой место, но в одном временном промежутке. Перемещает только в пространстве. И все же на сто процентов девушка уверена, что создала один портал. Один и она отдала его отцу. На создание требуется время. Она прочитала много книг. Побывала не в одной библиотеке. Мысль буквально свербит. Гриффиндорка медленно поднимает голову, и с прищуром спрашивает парня: - Рэмус... Какой сегодня день? - Негромкий голос выдает волнение, а еще можно заметить, как вслед за словами, вырываются облачки пара изо рта девушки.
Вопрос вновь, кажется, ей совершенно диким. Насколько она знала для перемещения во времени существует только маховик времени. Только он, насколько могла судить по своим знаниям. Она еще читала, о некоторых зельях, имеющий подобный эффект. Но это довольно трудоемкий процесс, и не ее уровень. Зелья были не ее коньком со школы. Доркас скрещивает руки на груди, как бы обнимая себя, внимательно изучая парня. Его взгляд. Его выдох. Малейшие движения. И вновь морщится от "создаваемой" боли в руке.
- Ты не в той мере удивлен меня видеть, как я тебя... - у нее складывается полное ощущение, что она вступает на зыбкую почву своими рассуждениями. То о чем она думает, просто не может же быть. За гранью фантастики оказывается. Она вновь шипит, стараясь расслабить руку. Девушка неуверенно подходит к окну и смотрит в пространство.  Доркас скорее интуитивно поднимает взгляд и смотрит на луну. Луна. Она не такая. Гриффиндорка медленно опускает взгляд и уверенно произносит, даже несмотря на Рэмуса Люпина. Все мелкие детали, взгляды, интонации, движения будто складываются в некий пазл. И для девушки он подсказывает один только вариант на данный момент: - Ты знаешь больше меня... У меня полное ощущение, что схожу с ума. - Доркас закрывает лицо ладонями и медленно выдыхает.

Отредактировано Dorcas Meadowes (2017-11-02 00:49:12)

+2

5

В это невозможно поверить, но это ведь правда, да? Это ведь действительно Доркас? Он отчетливо различает знакомый запах. Запах ее волос и ее кожи. Запах крови, страха и недоумения. Люпин осторожно открывает дверь, боясь, что нюх обманывает его, но нет. В следующий момент он отчетливо слышит голос Медоуз.
- Рэмус... - Ловит ее в объятиях, крепко обнимает и закрывает глаза. Рэмус и не заметил, как его дыхание участилось и как внутри все сжалось от радости. Доркас была жива, а это самое главное.  - Так рада тебя видеть... - Лунатик улыбается в никуда, тоже радуясь. Он готов расцеловать Кас, лишь она бы не исчезала и больше не умирала. Эта ночь однозначно самая эмоциональная и непростая. Вспоминая все, что происходило до этого момента, Рэмус справедливо рассудил, что воскрешение Доркас - самое лучшее, что случалось с ним за последние часы. Очень сложно оставаться в здравом уме, когда две незнакомки из будущего помогают тебе отбиваться от Пожирателей, несут раненого в кусты, а потом сопровождают на Гриммо, где ты сталкиваешься лицом к лицу с небезызвестной Вальбургой Блэк, видишь взрослого сына своих друзей, видишь самих живых друзей. Это же здорово, правда? Люпин потерялся бы в эмоциях, но времени не было. Все омрачалось неудачей с оборотнями.
- Почему у меня ощущение, что со дня на день может выпасть первый снег... - Люпин посмотрел на Доркас, которая отстранилась. Ему не хотелось ее отпускать. Это ведь глупо, правда? Ему впервые безумно хотелось обнять ее и больше никогда не отпускать, но сейчас явно было не время для этого. Рэмус выдохнул, стараясь подобрать слова. Как объяснить ей, что прошло целых две недели и что сейчас уже первое ноября... - Рэмус... Какой сегодня день? - Как сказать ей, что вчера, в Хэллоуин, едва не погибли Поттеры, а гости из будущего рассказали такое, от чего волосы встали дыбом даже у самого невозмутимого человека. Как объяснить ей, что друзья до сих пор ее оплакивали, но в эту ночь зародилась надежда? Рэмус глубоко вздохнул, тщательно подбирая слова для подробного, но короткого рассказала. Он должен был уместить все в несколько фраз, чтобы не тратить время зря. Пожиратели могли вернуться в любой момент, а они оба были не в лучшей форме после всего, что случилось, верно? Необходимо было вернуться на Гриммо, где девочки присмотрели бы за Доркас, а он сам смог бы вздремнуть хотя бы час или два.
Доркас продолжала шептать что-то, но уже не обнимала его, а ходила по комнате. Люпин осознавал, что не в праве утаивать правду, поэтому он перехватил ее за руки и развернул к себе.
- Доркас, успокойся, - произнес он как можно строже, чтобы вселить в нее уверенность. В школе многих пугали серьезные голоса и взгляды, но на Медоуз действовали иначе. Наверное, ей нравилось, когда дело пахло жареным. - Сейчас уже первое ноября. Ночью едва не погибли Поттеры. Нам стало известно, что в будущем... - Рэмус запнулся, все еще подбирая слова. Это нелегко, правда? Говорить такое и оставаться серьезным. В пору было нервно рассмеяться, но он сдержался. - Хорошо. Начну с самого начала. - Рэмус подвел девушку к дивану и усадил рядом с собой, прочищая горло и вздыхая. Ощущение, словно он собирается раскрыть ей свою тайну. К сожалению, был риск, что этой ночью все станет известно всем. - Лили просила меня найти кое-какие травы для зелий. Сама она не могла покинуть дом, поэтому написала мне... Я отправился в Лютный переулок и там столкнулся с незнакомыми девушками, которые, как оказалось прибыли из будущего. Там же мы встретили Пожирателей, которые начали активно нас атаковать. Мы сумели убежать, но по дороге, кажется, лишила Сириуса дома... - Люпин слабо улыбнулся, хотя ничего веселого в этом не было. - Мы прибыли на Гриммо, где встретили взрослого сына Поттеров. Он рассказал нам про порталы, которые открыли ребята из будущего, чтобы исправить ситуацию в прошлом... Я так же понял, что некоторые порталы открылись в совершенно случайных местах и... в разное время, - Люпин стал совершенно серьезным, нервно пригладив волосы. - Две недели назад... - Он запнулся и посмотрел в глаза Доркас. Его собственные были наполнены болью и муками, он знал это, так как каждый день смотрел на свое отражение в зеркале. Он постоянно думал о Доркас, которая погибла. Пала от руки Волдеморта. - Две недели назад... он убил тебя, - едва слышно прошептал Лунатик, сглатывая и не отводя взгляда. Он сжал руки Кас в своих. - Но тебя спас портал. Сейчас. Ты здесь. Я скажу тебе больше, чтобы ты не сомневалась... Портал спас и Марлин.
Если свое спасение Доркас могла оправдать чем угодно, то живая Марлин, которая погибла в начале июля, была идеальным доказательством, что все это правда. Как и гости из будущего, которые так много знали. Это не могло быть правда, верно? Но так оно и было. Рэмус вздохнул, не отводя взгляда от Медоуз и наблюдая за ее реакцией. Он мог доказать, что Марлин жива - мог отвести Доркас на Гриммо и показать ей подруг, но сперва им нужно было осознать происходящее и убедиться, что Пожиратели не следят за ними. Не хотелось бы привести их прямиком к дому Сириуса.

+2

6

Страх за этот вечер, который не спросив, сменила ночь, поселился в груди комком, что мешает теперь дышать. Он буквально обволакивает девушку, не спеша уходить, будто подсказывая, что еще не в безопасности (хотя стоит признаться рядом с гриффиндорцем страх отступает от Доркас). Девушка облизывает губы и чувствует металлический привкус собственной крови, она успела немного подсохнуть и теперь губа саднила. Глаза не верят тому, что происходит. Рэм? Это Рэмус Люпин? Разум подсказывает, что это не иллюзия. Доркас ощущала его в своих объятиях, но отчего-то еще не готова признать сей факт. Мозг устал и быть может видит то, чего бы сейчас девушка хотела больше всего на свете. Ведь молодой человек не мог оказаться здесь, но вот он стоит рядом, принимал ее в своих объятиях. И сердце подсказывает, нет кричит, что глаза гриффиндорку не обманывают и все это взаправду. Это на самом деле бывший однокурсник, тот при ком до сих пор сердце неестественно быстро бьется. Хотя и резкое смущение на щеках она давно научилась контролировать. Даже несмотря на то, что слышит голос близкого ей человека, с трудом верится, что именно он (ни кто-то другой или тем более пожиратели), а Рэмус Люпин, оказался на пороге дома, в который случайно забежала девушка.
В этой пугающей тишине, прерывающей только негромкими голосами молодых людей, Доркас все же старается понять, что происходит во круг нее. Девушка резко вскидывает взгляд карих глаз на Рэмуса, когда он хватает ее за руку. Осознание боли приходит с неким запозданием, будто в сломанном телевизоре звук отстает от картинки. Она морщится и переводит взгляд на руку: содранная, боль будто током пронзает часть от предплечья до плеча. "Это тоже можно потерпеть и не такое переживала", проносится мысль мимоходом в голове девушки. От звука голоса молодого человека, мысли, что еще только что хаотично носились в голове, затихают. И что-то ей подсказывает, что она была в верном направление, мыслила правильно. Девушка замирает, лишь слыша стук собственного сердца, заглушаемый любимым голосом. Гриффиндорец вроде бы не быстро произнес фразу, но она все равно не с первого раза поняла смысл таких знакомых, английских слов. "1 ноября? Как ноябрь? Но ведь сегодня вечер пятницы, середина октября." На лице, по неким законам психологии, должен отразится шок, удивление, но Доркас ведь и сама начала задавать наводящие вопросы. И оказалась права, что, то свечение, оказалось порталом. Некая отрешенность появляется на лице девушки. И новая мысль пронзает голову: "Поттеры?" Она уже сжала руку Рэмуса, перехватывая инициативу, и вопрос готовый сорваться с губ, так и остается не произнесенным. Грифиндрка всегда переживает за близких ей людей. "Едва не погибли... Значит все хорошо". Еле заметная улыбка появляется, а глаза приобретают осознанность. До нее хоть и по кусочкам, но все же начинает доходить смысл, сказанный молодым человеком. Ее друзья, могли сегодня умереть, но живы, с ними все в порядке, и это греет душу гриффиндорке. Кас бы точно не хотела бы узнать, что кто-то еще погиб в этой войне. Девушка до сих пор оплакивает Марлин.
- Я была бы признательна тебе... - виновато улыбается девушка. Ей еще не совсем ясно, что имел в виду Рэм сказав, что знают новости из будущего. "Из прошлого вполне вероятно, но будущее?" Кажется, у любознательной девушки, любившая загадки, появилась еще одна, которую она бы хотела разгадать.
Доркас, ведомая, оказалась возле дивана и села на него. Эмоции, мысли, адреналин в крови заглушили на время ощущения холода, пониженной атмосферной температуры, но оказавшись на диване, явно не на теплом предмете - мурашки пробегают по коже, заставляя девушку вздрогнуть. Если шорты еще как – то уберегли определенную часть тела, то вот ноги соприкоснувшись с холодной грубой тканью, заставила вспомнить девушку, что она находится перед молодым человеком в одном топе и коротких шортах. Девушка осознанно скрещивает руки на груди, тем самым закрываясь и прикрываясь. Но, как только Рэмус вновь заговаривает, такие детали (смущение, холод и не правильная одежда) отходят на второй план.
Гриффиндорка слушала внимательно, вникая и уже стараясь понять, как девушки оказались в прошлом, в нашем настоящем. Ведь, чтобы получить маховик времени нужно... довольно сильно постараться. Хотя бы работать в отделе тайн, иметь разрешение, подписав кучу бумаг. Но даже тогда маховик не может далеко отправить. И еще... они точно нарушили правило - нарушили ход событий. Ведь она все правильно поняла из слова однокашника? Его улыбка... Она слабая, неуверенная, скорее всего нервная. Рэмусу судя по всему тоже сегодня пришлось повоевать и пережить многое. И все же Доркас хранила в памяти моменты, когда этот человек, что сейчас сидит рядом с ней - улыбается. Она любила такую теплую, трогательную улыбку.
- У Лили будет сын? - Вопрос вырвался, не подумав. Перебив. Чисто женский вопрос. Из всего хауса информации, это единственная заставляет задуматься, а что там в будущем. Хотя с ее было ясно до сегодняшнего момента.
Дальнейшие слова заставили девушку прищурится. Она сильно ошиблась в своих суждениях. Хотя в одном была права - с маховиком времени было сложно бы переместиться. Что-то более глобальное произошло в будущем раз люди стали оказываться в прошлом. При словах о "случайных местах" и его заминка перед "время", заставило сердце сделать кульбит. Портал. В разных местах. Почему не у нее дома? Похоже те из будущего не умеют их контролировать. Значит, если бы он не открылся...
Девушка ловит взгляд Рэмуса. Она знает, что он сейчас ей скажет. Она видит его боль и муку в его всегда добрых глазах. Доркас видит свою смерть. Не столько в его глазах, сколько от воспоминаний от того как зеленый луч летел в ее сторону, а она просто не успевала сделать пас рукой. Осознание действительности просто устаканивается в разуме девушки. Ведь она могла догадаться сама. Гриффиндорка знала об этом еще в тот момент, когда луч смерти в ее родном доме, готов был забрать ее жизнь. Девушка даже успела принять и осознать подобное. И лишь некие факторы из будущего предотвратили подобных исход, заставив думать мозг в другом русле. А после еще и спасаться от пожирателей.
Доркас чувствует тепло рук Рэмуса. Сердце перестает биться, как сумасшедшее. Вдруг приходит спокойствие. Теперь все детальки пазла сложились в единую картину, а когда видишь ее, можно и решать задачу. Ладонь девушки вырывается из плена мужских рук и нежно ложится на щеку молодого человека. Улыбка касается губ, она будто его и себя в первую очередь убеждает, что она жива и на это есть, видимо, причины. Какое-то время гриффиндорка сидела, даря невинную ласку Рэму. Она слышала последние слова, но похоже мозг впервые отказывался сегодня работать в нужно ритме. А потом резко вскакивает на ноги, начиная ходить по комнате туда-сюда.
- Марлин? Марлин жива??
Девушка столько слез пролила в подушку. Она до сих пор не хотела принимать свою потерю. Прошло столько месяцев. Закончилось лето, своими правами давно завладела осень, да и зима наступала на пятки. Но Рэм не будет лгать. Нет. И не проверенную информацию тоже бы так просто ни сказал. Не обращая внимание на резкие движения, которые приводят к боли то в руке, то в ноге. Она вновь резко садится и впивается взглядом в родное лицо. Будто ища подтверждение. Это некий взрыв эмоций внутри нее, что заставляет делать то порывистые движения, то медленно обдумывать.
- Ты видел Марлин? - Голос предает ее и выходит почти шёпот. - Мерлин, Рэмус столько всего... порталы, будущее, пожиратели и Воландеморт стоял в гостиной... - голос дрожит. Все, что произошло за последние часы проносится перед глазами. - Это... просто... запредельная новость... - нервный смешок вырывается. - Две недели... - качает головой девушка. Это сложно укладывалось в голове и все же было принято довольно легко. И то время все же тяжело... Может от того, что это более, чем оправдывало все то, что произошло с ней. С ним.
Ветер спокойно гулял в заброшенном доме. Доркас успела озябнуть так, что каждая минута могла привести к осложнениям в ее здоровье. Она сама не совсем поняла, как оказалось совсем рядом (видела, после всплеска эмоций), тянувшись не только душой к Рэму, но сейчас и к теплу его тела. Девушка давно не видела его, а по факту еще дольше, узнав сколько времени прошло. Это для нее ничего (почти) не изменилось, для него же прошло две недели. Значит ее успели похоронить. "Как интересно он воспринял подобную новость? А кто нашел ее? И где могила?" Столько точно не нужных вопросов. Гриффиндорка опускает голову на плечо молодого человека, желая сейчас просто остаться с ним. Прильнув всем телом, она прикрыла глаза.
- Знаешь о чем подумала, когда поняла, что не успеваю даже взмахнуть палочкой... - прикусила губу, тревожа ссадину и вновь переживая те моменты, что испытала в последние моменты встречи с самим Воландемортом. - Наверно, час отбивалась... меня силы покидали. Надо больше тренироваться! - Пожурила себя, слишком строгая к себе. - Я сразу поняла, как рушится защита и успела отправить папу в безопасное место. Самонадеянно приняла бой, только не ожидала, что это сам Риддл... А когда он произнес заклинание даже не сразу осознала конец своей истории... лишь, когда зеленый смерч летел на меня... - вновь замолчала. Но может пришло время сказать, хотя он, может и так уже знает. - Я скучала по тебе, давно не виделись. Последней мыслью было увидеть твою улыбку... - тихо сказала. Открыла глаза и замерла, поднимая взгляд на Рэмуса. Забыв о внешней опасности, сейчас был только он перед ее глазами. Был ее миром. Что же нашло на девушку? Осознание смерти, которая стояла за спиной? Которая может прийти в любой момент? Или что, она ни когда не скажет дорогих ей слов? А может от переизбытка информации и обессиленности. Эмоции, что скачут от одной стороны в другую. То хочется смеяться, то плакать, то сражаться, то уйти в тишину. - Я люблю тебя. - Тихо. Четко. Ровно. Спокойно. Смотря в глаза. Кажется, она забыла, как дышать. Поэтому вдох получается рваным, жадным. Так легко и в то же время тяжело. Три слова. Столько глубины. Сколько переживаний.

+2

7

Рэмус искренне переживал, что Доркас может не выдержать объема информации, но ведь она сильная, да? Она всегда со всем справлялась и всегда шутила, что никакие трудности ей нипочем. Она была его незримой опорой, стержнем и поддержкой, и даже не подозревала, что таковой являлась. Друзья друзьями, но Люпин чувствовал, как его тянет к девушке. Все эти школьные шалости и поцелуи, спровоцированные друзьями или случаями, значили не так много, как настоящие чувства. Люпин боялся их, так как считал себя опасным. Он и был таковым, верно? Оборотень. Животное. Хищник. Кем он только ни был...
- Марлин? Марлин жива??
Люпин немного удивился тому, что Кас с небольшим запозданием отреагировала, но ей можно. Она пережила ужас, нервничала. Мучительно хмурясь, Рэмус провел ладонью по своим волосам. Он нервничал не меньше, боясь, что все это окажется обманом. Он с таким трудом пережил тот день, когда узнал о смерти девушки. Ему казалось, что мир рушится, земля из-под ног уходит, а потом он понял, каково было Сириусу. Но Блэк страдал больше и серьезнее, ведь они с Марлин были ближе, почти жили вместе, а сколько лет провели бок о бок? Рэмус никогда не сравнивал степень боли и потери, но теперь понимал желание друга запереться дома и никого не видеть.
- Ты видел Марлин? - Рэмус даже не успевает ничего толком ответить, кивает, соглашается, хочет рассказать ей, как попал на Гриммо, как заключил в объятия живую подругу и сколько радости было от этой встречи. Не успел он только малыша Гарри подержать, ведь в гостиной его ждал уже взрослый и тот разговор... Рэмус невольно вздрогнул, вспоминая недовольную, суровую и холодную Вальбургу, которая так странно смотрела на сына и с таким неодобрением на остальных гостей. Разговор был тяжелым и долгим, поэтому Люпин не хотел сейчас вспоминать о нем. Тревога не покидала Лунатика и он постоянно был напряжен, почти не обращая внимания на мелочи вокруг к себя. К своему стыду, он и не заметил, что Доркас раздета. Только когда она прижалась к нему, он почувствовал как она дрожит. Это же нехорошо, верно? Нужно было сразу дать ей пальто, а он так сильно удивился и обрадовался, что позабыл обо всем на свете. Но так нельзя, верно? Нужно было как-то ее согреть. Рэмус дернул пальто, раскрывая его и принимая Кас в свои объятия, но уже грея ее полноценно. Он слушал ее внимательно, стараясь не пропустить ни единого слова. Мысли все равно метались и не хотели устаканиваться, а волк внутри беспокойно рычал. Порталы могли сдвинуть лунный цикл, а значит он в любой момент мог превратиться в оборотня. Ужас и паника охватили Рэмуса, но он взял себя в руки. Как раз в тот момент, когда услышал: - Я люблю тебя.
Рэмус не сразу сообразил, что Медоуз только что произнесла это вслух, обращаясь к нему. Он опустил на нее глаза, часто моргая. Это не может быть правдой, верно? Кас не могла поступить с ним так сейчас, она не должна была говорить это.. Рэмус едва не взвыл в голос, ощущая нарастающую панику внутри. Он закрывает глаза, стараясь усмирить волка внутри и затем только смотрит на нее снова.
- Кас... - шепчет Рэмус, облизывая губы и отводя взгляд. Почему, почему сейчас? Он ведь теперь должен был что-то ответить ей, но как сказать ей, что он любит ее, но они не могут быть вместе потому, что он опасная тварь, которую боятся все? Он смущен, сбит с толку и наполнен переживаниями, потому что за окном возможно находится враг. Переулки кишат Пожирателями, а он не может сейчас и слова сказать. Но нужно было принимать какое-то решение и что-то говорить, а не молчать. Рэмус стягивает с себя пальто и кутает в него Доркас, он берет ее лицо в свои ладони и смотрит в ее карие глаза. Ему хочется как-то по-особенному показать свои чувства, выразить их иначе, чем словами. Он касается губами ее лба. Все это неправильно, верно? Все должно быть не так. Он смотрит на нее, проводит пальцами по лицу и целует висок. - Доркас... - Она сидит на диване, а он опустился на колени перед ней, чтобы находится строго прямо. Хочется сказать ей, как много она для него значит, как он скучал по ней и переживал ее смерть, как страдал и плакал, но Рэмус мучительно улыбается и молчит. Если он начнет говорить, то проговорится, а этого делать нельзя. Люпин боится открыться кому-то еще. В школе им повезло, Лили приняла потом эту тайну, храня ее. Но ни Доркас, ни Марлин ничего не знали. Эта была его тайна и друзья уважали ее. Рэмус поджимает губы, сжимая руки Кас и касается их лбом. Он мог сказать ей сейчас все, но не простит себе последствий. Он заранее знает, что она примет его тайну и не бросит его, но тогда она всегда будет в опасности потому, что ее двери всегда будут открыты для оборотня. Люпин глубоко и тяжело вздыхает, ему нелегко, но он должен ей ответить. Но вместо ответа, он поднимает голову, видит ее встревоженное лицо, ее взгляд и целует девушку. Друзья были бы в восторге сейчас и аплодировали бы стоя. Но Рэмус даже не вспомнил о них. Все что сейчас имело значение - это губы Медоуз. Он сам не сразу осознал, что целует ее, пока не почувствовал, как она обняла его за шею. Рэмус всегда винил своего внутреннего волка во всех бедах и срывах. Так было легче жить и смириться со многими моментами, тем более, что волк и правда толкал его на необдуманные поступки. Но ведь это не так, да? Люпин чувствовал, как его охватывает буря чувств и боялся наделать глупостей. Внутренние уговоры не помогали.
Рэмус резко оторвался от губ Доркас и дернулся, оборачиваясь. Если бы он мог, то навострил уши и они бы встали торчком. Лунатик замер, сердце его забилось чаще, а зрачки расширились. В отражении окна он увидел, как привычные глаза болотного цвета покрылись желтоватым оттенком и резко подскочил на ноги.
- Тебе надо уходить, Доркас, - неожиданно строго говорит он, напряженно разворачиваясь в сторону двери. Он слышит, как к дому приближается враг. Не Пожиратель, который топотом бы разбудил мертвого, а враг опасный для Доркас. К ним бежал оборотень. Люпин чуял его на расстоянии и знал, что противник чует и его, потому и мчится сюда. Рэмус в панике оглядывает себя и понимает, что если глаза начали желтеть, но не за горами и трансформация. Он с муками смотрит на ничего непонимающую Медоуз. - Уходи. Беги на Гриммо. Умоляю... - он шепчет, уже не говорит вслух. Внутри все стягивается в тугой и болезненный узел, перед глазами все плывет. Рэмус падает на колени, но держится. Это внеплановое полнолуние, может он сумеет удержаться? Может сможет сохранить человеческий облик еще немного? Доркас не уходит, она упрямится и делает ему этим еще больнее. - Убирайся! - почти рычит Люпин, но в этот момент дверь снова распахивается и Рэмус в ужасе вскидывает голову. На пороге волк. Оборотень. Он скалится и смотрит на Медоуз. Лунатик знает, что делать и в одно мгновение оборотень прыгает на Доркас, а на пути у него встает Люпин. Оба зверя отлетают в сторону, сбивая мебель. Волк рычит, отбивается от человека. Это все чертовски неправильно, верно? Нет. Все правильно.
Волк заносит лапу и бьет по лицу Рэмуса, царапая лишь край и в ответ слышит злобный рык. Рычит человек, в котором сидит волк. Лунатик теряет терпение и последние капли выдержки, бросает взгляд на Доркас в стороне и собирает последние силы. Он нечеловеческим ударом ног отбрасывает волка в совершенно другую комнату, выбивая им дверь и вскакивает на ноги. Вены пульсируют на висках, сердце бешено бьется, Рэмус бледен и напряжен. Он поворачивает голову в сторону Доркас, глядя на нее желтыми глазами и в этих глазах один вопрос: Все еще любишь меня? А в соседней комнате снова завозился волк-противник и Рэмус хрустит шейными позвонками, готовясь. Он не чувствует и не замечает раны, не ощущает крови, что течет по шее. В нем просыпается волк.

+2

8

Она не ожидала тут же услышать признание, хотя, конечно, в тайне ждала всегда. Кто же о подобном не мечтает? Включая разум, Доркас понимала, как же это глупо: она сражалась с Лордом совсем не давно, рядом снуют Пожиратели смерти - смерть с косой где-то рядом, притаилась и наблюдает, готовая в любой момент приступить к своей работе. Девушка вместо того, чтобы думать, как спасти себя и друга, признается ему в любви. Как же глупо. Но разве можно любовь называть глупостью? Неужели, она одна из тех, кто считает, что признаться в опасную минуту, это романтично? Конечно, нет. Не в случае с Доркас. Это вышло случайно, интуитивно, так требовало сердце. Не будь она гриффиндоркой, а какая-нибудь другая девушка, наверно бы, уже плакала и сожалела, и проклинала, и убегала подальше от своего объекта внимания. Но девушка давно поняла, что ждать чего-то сверх дружбы было бы сродни чуду. Она хорошо понимала книги, ее движения руки с палочкой всегда были идеальны, а заклинания произнесены четко. Но вот, что всегда, эту умную девушку поражало и вставило в тупик, так это свои чувства. Ей сложно было разобраться во всей прелести понятия "любви", но за столько лет смогла понять, насколько дорог ей этот мужчина. Понимать же Рэмуса Люпина было ей так же не подвластно. С одной стороны она ни раз чувствовала, что дорога ему, чувствовала его нежность и заботу. Ведь она могла сказать, что нравится ему? Так? Многие же его жесты заставляли усомниться в этом вопросе. Гриффиндорец не отталкивал ее, но... отгораживался? Будто старался воздвигнуть стену между ними. Частенько Кас хотела спросить: "почему?" и не могла озвучить свой вопрос. В его глазах читалась что-то страшное, будто ответь он на вопрос и... погибнет? Потеряет себя? Наверно, это слишком. Но то, что так бережно охраняет Рэм, она уже и не хотела знать, оберегая его будто от своей же тайны.
Девушка смотрит в глаза парня и старается понять ответ, но он и здесь закрывается, прикрывая глаза. Винит ли она себя за то, что поступила так опрометчиво? Нет. Что сделано то сделано. Когда наступит тот самый, идеальный момент? Как понять, что это именно тот момент? Да, этот дом не лучшее место, но она сказала и уж точно не собиралась забирать свои слова обратно. Хотя она готова была признать сей факт, что ей не ответят - все же сердце защемило. И если честно, девушка отказывалась слышать ответ на ее слова. Лучше пусть все будет как прежде, ежели может произойти еще хуже. Она отмечает как он облизывает губы, останавливая на них более долгий взгляд. Его последующие движения говорят о многом. Ведь так? Если бы Рэм не принял бы ее слова, он не стал бы кутать девушку в свое пальто еще сильнее. А она опять успела забыть, как же холодно в этом треклятом доме. Когда он берет ее лицо в свои ладони сердце возобновляет бег, Кас тонет в глубине его глаз, в них столько чувств и эмоций. Почему же тогда он открещивается от них? Девушка откровенно ждет поцелуя, считая секунды, когда их губы соприкоснутся. Да, она желает этого большего всего на свете. И ей плевать в эту минуту, что пожиратели их ищут. Пока все тихо, и можно помечтать. Ведь можно? Он целует ее в лоб, она тает от его ласки, прикрывая глаза, ощущая очередной поцелуй на виске. Поцелуи заботы. Хотя, это немного не то, чего она ожидает. Ее имя из его уст разрезает тишину между ними, а открыв глаза девушка видит его на полу. Сейчас они на одном уровне, она видит каждую черточку на его лице, зеленые глаза будто кричат - столько в них боли, эмоций и переживаний. И она вновь спрашивает себя правильно поступила дав ему знания о своих чувствах. Ладонь вновь опускается на его лицо, нежно касаясь его щеки. Щемящее чувство в груди. Как же она любит этого мужчину. Она опускает свою ладонь, вновь на свои холодные колени. Как бы девушка хотела понимать его без слов, ведь она понимает, что он хочет ей сказать так много, но отчего-то не решается. Сглатывает, переваривая в ком в груди.
- Рэмус... - тихий голос полон любви. Она не сдержалась, видя, как он касается своим лбом ее ладошек. Доркас будто умоляет его молчать, понимая, как ему тяжело. Девушка не желает видеть его метания, это причиняет ей большую боль. Гриффиндорка хотела бы видеть его улыбку, а не боль на лице Рэмуса Люпина.
Доркас удивляется, когда получает заветный поцелуй. Приобнимая его, она запускает свои ладошки в его волосы, отвечая на поцелуй. Она хотела бы подарить ему поддержку и сил, хочет показать, как понимает его. Девушка будто показывает, что не торопит с ответом, а может и во все готова признать свое поражение. Ведь он рядом, к чему слова? Это был далеко не первый поцелуй, но они были такой редкостью, что она окуналась в этот водоворот каждый раз, как в первый. Она всегда целовала его, как в последний раз, даря ему все, что хотела сказать. Все без остатка отдавая ему.
Девушка скорее ответно, нежели сама, дернулась. Она не поняла, что произошло. Поцелуй прервался слишком быстро. Насторожилась и прислушалась. Но было тихо, не было слышно голосов и шагов вдалеке, не говоря уже рядом с домом. Кас поднимает встревоженный взгляд на Рэмуса, ища ответа его порывам. Девушка поднимается, находя палочку, что выпала из рук, но была рядом на диване. Гриффиндорка не успела понять, показалось ли, что глаза Рэма будто изменили окрас, когда он отворачивался от нее. Но быстро сослалась на тени в доме и плохое освещение с улицы.
- Я не оставлю тебя, Рэм. - Скорее удивленно, чем утвердительно произнесла. Не мог же он и правда подумать, что она бросит его здесь одного. Они вместе будут сражаться. Но девушка все равно не понимала, она не слышала и не видела ни кого. Но видело состояние парня и это ее совсем обескураживало, выставляя палочку вперед. Может у нее помутнение рассудка или еще что-то из-за этого портала, что она не чувствует опасность, но верит Рэмусу. Поэтому она приняла боевую стойку, готовая защищаться и защищать при случае гриффиндорца.
Удивление еще больше отражается в ее карих глазах. Она откровенно отказывается понимать поведение Рэмуса. Он же должен знать, что она не обуза ему - умеет защищаться и сражаться. Да, девушка не в форме, но не в характере сдаваться и тем более оставлять его одного, не понятно сколько еще пожирателей пришло. Страх ясно отражается в глазах, когда видит, как падает Рэм. И она сама тут же оказывается на коленях подле него, не чувствуя боли.
- Что случилось? Тебя ранили? Где болит? - Воспрашает девушка, все больше впадая в непонимание происходящего. Она бросает взгляд на дверь, но ни кого. - Что происходит Рэмус? Я помогу! - Кас умоляет его принять помощь.
Что больше напугало девушку? Как ее всегда (почти) спокойный и рассудительный Рэм кричит на нее, срываясь на грубость? Она слышит рык, будто вырывающее из его тела. Или как на пороге появляется оборотень? Краска с лица сходит с девушки, хотя ее и так нельзя было назвать румяной в эту ночь. Страх с новой силой врывается и она цепенеет. Это ни человек, ни все заклинания могут остановить зверя. Доркас откровенно не была готова к подобной встрече. "Ночь неожиданных встреч" - отчего-то проносится мысль в голове девушке.
- Неет... - крик разрывает комнату в доме. Гриффиндорка даже не поняла, что она закричала, когда увидела, как Рэмус кинулся на оборотня. Не крик скорее вскрик, она прикрывает рот ладошкой, неимоверным образом не уронив палочку. Как он мог на него кинутся, это же не правильно. Еще можно сражается палочкой с этим зверем, но не голыми же руками. Девушка старается взять себя в руки, следя за ними, думая, что делать. Но она откровенно растерялась от происходящего. И крик, это не страх, скорее, чтобы остановится время. Пока она просчитывает, в какой момент откинуть оборотня магией, она в шоке смотрит, как почти без усилий Рэмус отшвыривает от себя животное. "Этого не может быть!!!" - кричит все существо девушки. Зрачки расширяются, почти превращая глаза из карих в некий темный оттенок. Ш о к. П а н и к а. С т р а х. Руки сами опускаются - мозг отказывается работать. Это просто не укладывается в ее голове. Неужели все, что сейчас происходит, это правда? Когда она встречается взглядом с Рэмусом, немой крик вырывается из груди. Девушка мотает головой, отказываясь верить в то, что сейчас видит. Желтые. Не человеческие глаза. У Рэмуса. Ее милого Рэма. Кто он??? Она завороженно смотрит на то, как... как что? Меняется или трансформируется человек? Доркас ни когда не видела, и знала лишь в теории о том, что сейчас, кажется, происходит на яву. Но когда в комнату врывается оборотень из соседней комнаты, мозг срабатывает молниеносно. Луч, что вырывается из палочки, посланный с такой яростью, что оборотень вновь отлетает, что дает немного время. Если... если предположить, что Рэмус... кто? Оборотень? Доркас старается думать быстро и здраво. Это вполне объясняет, как он услышал не для человека звуки, шаги. Ну и... почему он сторонится ее. Но если это все так, то... Она же не может здесь оставаться. Сражаться против Рэмуса? Это не правильно и бесполезно в его волчьем облике. Насколько она знала, что когда человек превращается в оборотня, человеческие инстинкты пропадают и они опасны даже для самых близких ему людей. Ей надо уходить отсюда. Надо. Нужно.

+1


Вы здесь » | Three Generations: I would rather die | » Хроники Хогвартса » I feel like a storm is coming © [1981, November]