Danger hides in beauty and beauty in danger © [1981, November]
» Leonard Ross — 16/11/2018

When it rains, it pours, right? [1981, November]
» Bjorn M. Karhy — 18/11/2018

What brings you all here? [1981, November]
» Elaine Aria — 18/11/2018

Ashes to ashes dust to dust [1981, November]
» Rabastan Lestrange — 20/11/2018

Give up! [1981, November]
» Elizabeth Aria — 20/11/2018

Audiatur et altera pars [1981, November]
» Albus Dumbledore — 20/11/2018

Order of the Phoenix; p.1 [1981, November]
» Albus Dumbledore — 20/11/2018

What goes around comes around [1981, November]
» Albus Dumbledore — 20/11/2018

Where there’s a will, there’s a way [1998, May]
» Lutobor Dolohov — 20/11/2018

The day when Mungo fell, p.2 [1981, November]
» Susan Bones — 20/11/2018

Different people - same issues © [1981, November]
» Astoria Greengrass — 24/11/2018

Seems the monster always wins © [1981, November]
» Frederic Aria — 24/11/2018

Death pays all debts © [1981, November]
» Troian Carter — 24/11/2018

Make or mar © [1981, November]
» Regulus S. Black — 25/11/2018

Time is all we have © [2023, October]
» Teddy Lupin — 25/11/2018

The day when Mungo fell, p.1 [1981, November]
» Grace Swan — 26/11/2018

Сourage in danger is half the battle © [1998, May]
» Susan Bones — 26/11/2018

Time heals all wounds © [1998, May]
» Tristan Carrow — 26/11/2018

Be my hero, mother © [1981, November]
» Regulus Black — 22/11/2018

Caution is the parent of safety © [2023, October]
»Aurora Sinistra — 27/11/2018

Ministry of Magic has no rights, p.1 [1981, November]
» Frederic Aria — 28/11/2018
Айрис Джейн. Новое имя, которое подарило ей новую жизнь. Она не любила это имя, как не любила и свое. Ей хотелось быть никем, безликим существом, которое бы просто было, а не жило. Ей не нравилось, что на нее смотрели, узнавая, но намеренно произносили неправильное имя. Она видела отблеск грусти в глазах учителей, но они упорно, с нажимом произносили "мисс Джейн".
1093 0824
1392 0915
ссылки
ссылки
игровое время:
2023/17/10: вторник
1998/8/05: пятница
1981/2/11: понедельник

| Three Generations: I would rather die |

Объявление


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » | Three Generations: I would rather die | » Хроники Хогвартса » Give up! [1981, November]


Give up! [1981, November]

Сообщений 1 страница 20 из 28

1

http://sa.uploads.ru/ahQ93.png

Время и дата:
1 ноября 1981 года, после полудня;

Место:
Пересечение Косого и Лютного переулков,
бар "Слепая Сирена";

Участники:
Elizabeth Aria, Alice Longbottom, Antonin Dolohov;
Описание:
Все они просто хотели отдохнуть после тяжёлого дня.
Судьба распорядилась иначе и столкнула в пункте назначения
аврора, пожирателя смерти и колдомедика из будущего.
Что-то будет.

+2

2

Дополнительно: 44 года, главный целитель Мунго, зельевар, предприниматель с собственной аптекой. Просто Элли. Успешная Элли.
Внешний вид: юная особа, похожа скорее на студентку. Умеренный макияж, лёгкое пальто цвета апельсина. Прямые синие брюки, белая рубашка, поверх неё джемпер лимонного цвета в лучшем духе Мунго. Белые лодочки, на которых очень неудобно ходить. Волосы распущены, но лежат аккуратно. Игуана сидит на левом плече, сумка на правом локте.
Состояние: устала, но удивляться не перестала.
С собой: сумка, игуана Виола.



   Она была сильно утомлена за день. Последнюю неделю она вообще пациентов в глаза и не видела практически. Только горы бумаг, за которыми она корпела 15 часов в сутки, а эти горы продолжали расти ввысь, вширь... Штампы, подписи. Нескончаемая волокита. Бесконечная рутина. Хотелось взвыть от происходящего. Но мысль о скорой командировке грела душу. Когда она в прошлый раз ездила в ОАЭ, ух, там она наработалась! А какие там случаи встретились, а какие стажёры заинтересованные! "Да, всегда всем кажется, что лучше везде, где нас нет. Зависть. Бессмысленная и беспощадная. Мне просто нужно найти доверенное лицо, которое будет штампы ставить, я же тут главная, в конце концов. Могу себе позволить," - она вышла из больницы Святого Мунго и бросила тоскливый взгляд на старый кирпичный дом, в котором жила когда-то. Это своего рода традиция, почти обряд. Выйти, посмотреть на свою прошлую жизнь. Отыскать окно. Надеяться увидеть там свою мать. Не увидеть её и развернуться назад в здание. Домой она добиралась через каминную сеть. Быстрее, удобнее, спокойнее. Хотя и бесконечные очереди по вечерам. Но она привыкла. Конечно, можно было бы воспользоваться услугами маскирующих чар и добираться на метле, но после утомительного дня ещё и на метлу садиться.. Да и платьев тогда аккуратных не поносишь толком... Словом, камин. Можно было бы пытаться трансгрессировать, но после нескольких травм в юности Элизабет больше не предпринимала попыток к трансгрессии. Не то, чтобы боялась, просто потеряла всякое желание. Она знала, что если долго мучиться, то однажды получится, знала. Но пока у неё хватало других забот. Вокруг люди каждый день травмы серьёзные получают, не хватало ещё и самой слечь.
   Очередь в Мунго к каминам затянулась на десять минут. Захотелось покурить, хотя Элли давно не брала в руки сигареты. Но тоненькая, с ментолом сейчас бы хорошо пошла. Нервная была неделька. В камине Элли чётко произнесла "Косой переулок", горсть летучего пороха была экономной, зато бесплатной. Сеть была перегружена, камины Косого переулка не справлялись, перебои и перегрузки приводили к тому, что пассажиропоток или вставал "в пробку" или люди вовсе появлялись компаниями в одном камине. И хорошо, если целыми и со своими руками-ногами. Было несколько случаев, когда пять человек вовсе слились в одну каракатицу рук ног и голов. Однако отдел магического транспорта закрывал на всё глаза, уже сколько раз Элизабет писала туда жалобы! Ну ничего. Элизабет упрямая. Не ответят на пятую жалобу - придётся действовать в лоб. Ариа обратиться к министру магии лично. Конечно, Гермиона очень занятая, но она никогда не станет пренебрегать мелочами. Не такой она человек. Потому что пострадавших в ходе такой давки с каждым днём становилось всё больше. Раньше в Мунго кругом были заражённые драконьей оспой или ещё какой временной инфекцией, а теперь повсюду эти "Сиамцы", как в итоге окрестили эту проблему в больнице. "Демографический взрыв. Теперь выдумки о том, что может случиться перенаселение, что не будет хватать еды и воды, кажется мне не такой уж и выдумкой. Возможно даже, кто-то предсказывал нечто подобное..."- она появилась в Косом переулке вместе с гоблином. Оба они поспешили покинуть камин, пока их не смешало в кашу со следующими пассажирами.
   "И как поле такого можно любить каминную сеть?" - спросите вы. Но ведь есть в этом какая-то романтика, правда? Нет? Не убедились? Но и Элизабет вам всё равно не переубедить, она упрямо пользовалась летучим порохом. Идти сразу в аптеку отдыхать не хотелось. После тяжелого рабочего дня она частенько прогуливалась по райончику магического Лондона и любовалась новыми вывесками или украшениями витрин. До хэллоуина ещё далеко, но многие уже приготовили на продажу тыквенные бомбочки или летучемышиные меховые затычки для ушей - и кому это надо, спрашивается? Хотя, может, Элизабет стоило бы взять такие? Надел, когда достаёт персонал, и сидишь, отдыхаешь от их надоевшего гундежа. Точно. Она их купит. А мётлы! На выходных перед витриной с новой моделью будет стоять толпа ребятишек! Элизабет облокотилась на стену напротив и просто сравнивала новый чистомёт с предыдущим. Конечно, она не была профессионалом, но что-то да понимала в этой области. "Давно я не летала на метле. Может, стоит слетать к Одетте? Тысячу лет её не видела. У неё и поиграть всей семьёй во что-то можно... А, она опять будет просить тюбик омолаживающего. Не хочу..."
   Не то, чтобы она была очень жадной, но эту разработку она отдаст исключительно после своей смерти. Даже завещание уже составила со своей банковской ячейкой, в которой, собственно, уже было письмо с рецептом чудо-микстурки. После неё пускай все имеют возможность выглядеть чудесно даже в шестьдесят лет. А пока она будет самостоятельно наслаждаться собственной молодостью. "Мне сорок четыре... А скоро и новый год. Какой... Кошмар..."- она прикрыла на секундочку глаза. Со спины повеяло прохладой. Со спины? Она ведь стоит, прислонившись к магазинчику "Чёрная Сьюзи", так? В этот же момент осознания она почувствовала, как опора за спиной просто перестала существовать. Мгновение она видела приятное голубое свечение, а потом... потом упала. Прямо из стены упала на дорогу Косого переулка. Если быть точнее - на проходившую мимо особу. Она не видела, как раскрылся и закрылся портал. И сейчас не сразу заметила, что что-то не так с мощёной улочкой. Конечно, в мире магии частенько случались странного рода происшествия, но это "зависание" было... Очень странным для неё. Очень... даже глупым! "Как это называется? А, в текстурах застряла..." Игуана шмякнулась рядом.
   - Прошу прощения, - поспешила она извиниться перед пострадавшей незнакомкой и вскочила на ноги, да ещё и протянула руку девушке, надеясь, что та не будет слишком злой и примет руку помощи. Элизабет показалось, что её сейчас попытались просверлить взглядом. Глаза у незнакомки были очень выразительные, но жутко утомлённые. Однако та протянула руку в ответ. "...Она мне жутко кого-то напоминает... - Ариа потянула девушку вверх, - Матерь божья!" - от шокирующего осознания она выпустила руку и уронила девушку на дорогу повторно.
   - Алиса Лонгботтом? - она разинула пасть от изумления, потом мысленно сама себя обругала. Что за вздор? Может, это её племянница или дочка её сына? Как же его. Невилла. После школы она видела его всего пару раз в больнице, и то очень коротко и давно. А ведь когда-то они даже дружили. Но Алисе сейчас уже давно не двадцать, она лежит в заточении холодных стен Мунго и не осознаёт происходящего. Но если вспомнить день, когда Элизабет впервые увидела несчастную пару на пятом этаже... - простите, я обозналась, я, - она даже не знала, что на неё нашло и не знала, как объясниться. Просто некоторые люди бывают похожими. А она тут переполох устроить вздумала. Наверно, сказывалось переутомление. Ещё и похолодало резко. И мрачно как-то. Или ей кажется?
   Нужно было срочно пойти отдохнуть. Или выпить. Да, немного выпить - отличная идея. "Я обещала не пить без праздников. А разве понедельник, в который ты закончила рабочую неделю, а не начала - плохой повод?"- она наконец достала волшебную палочку исключительно с целью почистить одежды Алисы от уличной пыли и дорожной грязи. Даже не понимала, насколько подозрительно это может выглядеть со стороны. Слишком привыкла к беззаботному мирному времени.
[AVA]http://s5.uploads.ru/5wPsN.gif[/AVA]

+3

3

Дополнительно: 24 года, задолбанный жизнью и начальством аврор
Внешний вид: черные джинсы, темный джемпер, сверху мантия; на ногах удобные ботинки
Состояние: уставшее, настороженное
С собой: ВП, несколько галлеонов в карманах, стандартный министерский портал на случай непредвиденных обстоятельств


Не то чтобы Алиса Лонгботтом была без ума от своей работы, но она считала ее важной и нужной. Она знала, ради чего работала. Понимала, что они -
авроры - защищают тех, кто не может за себя постоять, они помогают людям, работают на свое собственное будущее, чтоб сыну Элис не надо было расти в страхе или горе. Бывшая рейвенкловка все это знала и прекрасно понимала.
Другое дело, что ни в каком знании о благости своей работы нельзя себя убедить, если тебя подрывают на вызов после трех часов сна. Блондинка еще со школы искренне считала, что хуже, чем бессонная ночь, может быть только вот такой недо-сон. От этого же страдала и продуктивность работников: внимание притуплялось, замедлялась реакция, а значит, безопасность как самого аврора, так и его подопечных была под угрозой. И самое дурацкое, что этот простой факт понимали и Грозный Глаз, и Хитченс, но донести это до высшего руководства никак не могли. Плевать там наверху хотели на жизни всех остальных, лишь бы их собственная была в сохранности. А ведь если бы эти зажравшиеся чинуши и политики не пытались отрицать наличие проблемы, когда она только появилась, всего этого кошмара можно было бы избежать. Можно было бы избежать повсеместного страха, слез. Можно было бы избежать смертей многих людей, хороший людей! Людей, не заслуживавших смерти. Людей, у которых были родители и семьи.
Алиса поймала себя на мысли, что сочувствует Гаю Фоксу, и что его идея взорвать парламент - ну, в данном случае Министерство Магии - была не так уж и плоха. Примерно на эту же тему и рассуждала блондинка, натягивая через голову теплый черный джемпер. Неизвестно, сколько придется сегодня мотаться по городу. Собственно, вообще ничего не известно было: что искать? кого искать? что потом с этим делать? что с Поттерами? живы ли они? Лонгботтом вздохнула, завязала волосы в высокий хвост, чтобы не мешали, накинула мантию и вышла из дома. Невилла на пару дней забрала себе Августа, так что выходить можно было спокойно, но Элис все равно старалась не шуметь лишний раз.
Улица встретила ее холодом и мелким дождем. Ноябрь во всей своей красе. Закутавшись посильнее в мантию, Алиса накинула на голову капюшон и аппарировала в "Дырявый котел": ее патрулирование всегда начиналось оттуда. Махнув рукой Тому в качестве приветствия, Лис прошла зал и вышла во внутренний дворик, а оттуда уже в Косую Аллею. Народу было не очень много: люди предпочитали не высовываться из домов без сильной необходимости.
"Надо зайти к Флориану, узнать, как у него дела, - не очень быстро двигаясь по Аллее, думала Элис, внимательно смотря по сторонам. - И к Эми, пожалуй. Без какого-нибудь аналога бодроперцового зелья мне не выжить с таким ритмом".
Итак, план был выстроен, оставалось только действовать. Несколько быстрее, Лонгботтом потопала к кафе школьного друга. Но не судьба была сегодня блондинке увидеться с Фортескью. Стоило пройти буквально несколько метров, как справа сверкнуло голубым, и на Алису упала девушка. Потеряв равновесие, Лис тоже свалилась рядом с барышней.
- Прошу прощения! - пока Алиса пыталась осознать, откуда же на нее свалилось это несчастье, незнакомка уже встала на ноги и даже дружелюбно протянула руку, предлагая помощь.
Элис внимательно посмотрела на девушку. Конечно, рейвенкловка не претендует на то, что знает всех магов в Британии, но все же, судя по лицу собеседницы, они должны были учиться примерно в одно время, а значит, хотя бы шапочно, но быть знакомы. А тут совершенно никакого отклика в памяти. Нащупав в рукаве палочку, Лонгботтом решила все же принять руку помощи. Но не очень удачно. Только блондинка ухватилась за руку, как незнакомка выпустила ее, так что Лис снова шлепнулась на вымощенную булыжниками аллею.
"Дурацкая шутка!" - нахмурилась Элис и теперь уже сама поднялась, после чего вопросительно посмотрела на девушку.
Впрочем, у той на лице отразился такой шок, что сразу же стало понятно, что это не шутка такая дурацкая, а удивление очень большое.
- Алиса Лонгботтом? - барышня даже рот раскрыла. Нет, конечно, Элис мечтала о том, что будет известной, что ее будут узнавать на улице, прочить автографы и так далее. Но это было лет в шестнадцать, не больше. Сейчас же ей хотелось максимально долго оставаться неузнанной.
"Все, пора обращаться в Мунго. У меня уже провалы в памяти начались. Кто это, Мерлин побери!"
- Простите, я обозналась. Я... - тем временем сказала брюнетка, и правда выглядевшая растерянной. Лонгботтом даже поверила ей, если б в следующую минуту та не достала волшебную палочку.
Реакция была незамедлительной. Не успела незнакомка окончательно вытащить артефакт, как Лис выхватила свой и наставила его на девушку.
- Отнюдь, мисс. Не обознались, - Алиса старалась говорить спокойно, внимательно наблюдая за собеседницей. - Чем обязана?
[AVA]http://sh.uploads.ru/c6OFb.gif[/AVA]

Отредактировано Alice Longbottom (2018-05-25 09:27:59)

+3

4

● Дополнительно: 49 лет, статный мужчина непонятного возраста, но точно старше тридцати на вид. Работает на себя;
● Внешний вид: Опалённое лицо покрыто темной щетиной, в синяках под глазами можно делать кокаиновые нычки, а прическа молит о стрижке. Одет сначала в светлую льняную пижаму в маленькую метку (подарок мамы-юмористки) и ночной колпак, ноги босы. После длинный пиджак, рубашка цвета слоновой кости, черное шерстяное пальто и фетровая шляпа. На ногах оксфордские туфли.
● Состояние: очень устал. Голова гудит от переутомления. Очень хочет покушать, принять на грудь для профилактики простудных заболеваний и отправится домой спать.
● С собой: только чувство собственного достоинства и безграничная преданность Темному Лорду.
_____________________________________________________________

     Происходящее взрывало Антонину мозг. События сменялись просто с невероятной скоростью. Казалось бы, пол дня назад только было собрание, и можно было после него отправится в собственную постель наконец-то отдохнуть. Но вот уже Антонин отправляется за трупом Розье, после чего в компании уже живого Эвана он наблюдал, как Тёмный Лорд раскрыл прикрытие Северуса.

     Долохов нахмурился. Больше всего на свете он ненавидел предателей. Само его естество отторгало мысль об этой мерзости. Будь то идеалы и убеждения человека, или же предательство семьи или своего командира. Если уж ты заявляешь, считал Антонин, что готов служить под началом человека, то ты остаешься верен ему до конца.

     - Сиди еще, через час все будет готово. Долохов, свободен. Можешь идти досыпать. Благо ты не обеспокоился тем, чтобы переодеться в что-то более подобающее.

     - Благодарю, мой Лорд. - Антонин поклонился и сконфуженно направился в сторону выхода.

     Покинув Тайное убежище Темного Лорда, ужасный русский не стал сразу трансгрессировать домой. Мужчине нужно было обдумать произошедшее. И проще всего сейчас для него было сделать это на ходу. Поёжившись от холода, Антонин призвал посох и приоделся.

     Посох растворился в воздухе так же непринуждённо, как и появился несколько мгновений назад. Засунув ладони в карманы пальто, русский медленно двинулся в сторону леса. Очень бы сейчас помогла бы для размышления старая добрая самокрутка. Но, увы, с собой у Антонина их не было. Конечно, он мог бы их наколдовать, но это было бы совсем не то. Когда можешь сотворить практически всё, что угодно, по настоящему ценится только то, что было произведено естественным путём.

     Антонин никогда не испытывал какой-то особенной ненависти по отношению к маглам. История его семьи сохранила упоминания о многих достойных и интересных личностях магловского происхождения, с которыми приходилось сталкиваться его предкам. Да и к грязнокровкам он относился вполне спокойно, воспринимая их скорее как интересный эволюционный поворот. Пусть себе открывают какие-нибудь маленькие семейные предприятия и и не лезут в дела чистокровных волшебников. Как некоторые из них, впрочем, и делают. То ли дело полукровки. Они вызывали у Антонина просто чудовищное омерзения. Сама мысль о том, что какой-то чистокровный волшебник посмеет осквернить свой род и свою кровь, была отвратительна для русского волшебника.

     Вот и Снейп. Такой же полукровный выродок. Его матери стоило лучше думать, перед кем раздвигать ноги. Никакого понятии о чести. Как он мог предать Темного Лорда после всего того, что он для него сделал! А всё из-за смешения крови.

     Усталость начинала наваливаться на Антонина сырым пуховым одеялом. Желание ходить испарялось на глазах. По-этому, не долго думая, Долохов трансгрессировал в район Лютного переулка. На его пересечении с Косым одна старая знакомая семьи держала бар "Слепая Сирена". Приятная русская чистокровная волшебница с греческими корнями. Во время войны она потеряла всех своих родных, и вскоре после неё, взяв беспроцентную ссуду у отца Антонина по старой дружбе, открыла это место. "Слепой Сиреной" Людмила Петровна Лыткина назвала свой бар, отдавая так своеобразную дань памяти роду своего отца, на гербе которого была сирена. Точно такая же полуженщина-полурыба была изображена на вывеске.

     От предвкушения восхитительного пряного теплого супа и картофельного разу из кролика живот пожирателя страдальчески булькнул и сжался. Долохов уже несколько дней не добирался до нормальной горячей еды, времени не было. Да и из засады не отлучишься в ближайшую харчевню. А Людмила Петровна готовила знатно. А уж какие блинчики она пекла, если хорошо попросить.

     Антонин толкнул дверь заведения и с наслаждением прикрыл глаза, когда тепло изнутри вырвалось и окутало его лицо. Кожу словно одновременно щекотали сотни маленьких иголок. Войдя внутрь, мужчина быстро оглядел помещение на предмет Людмилы Петровны. Не найдя её в зале, Долохов подошёл к большой деревянной стойке и обратился к стоящей к нему спиной рыжеволосой девушке.

     - Голубушка, не подскажешь, Людмила Петровна на месте?

     Девушка улыбнулась. У неё были приятные черты лица и россыпь веснушек около носа. Одета она была накрахмаленный белый фартук поверх обычной блузы и юбки в пол. Рукава у неё были подвернуты до локтя, а в раскасневшихся от горячей воды пальцах она держала пивную кружку и тряпку. Рыжеволосая хитро прищурилась и окинула Антонина оценивающим взглядом.

     - Может есть, может нет. А ты кто такой будешь и чего тебе надобна? - голос у неё оказался на удивление грубым, такой бы больше подошёл юноше, и совершенно не сочетался с её воздушной внешностью.

     Долохов хмыкнул.

     - Скажи, что старый друг спрашивает. И очень хочет её фирменного рагу из кролика.

     Девушка еще раз окинула Антонина взглядом, и скрылась в кухне. Потянувшись до хруста, Антонин расстегнул пальто, снял фетровую шляпу. Положив её на деревянную поверхность стойки, мужчина устало сел на один из причудливо вырезанных барных стульев. Антонин знал, что эти стулья заказали у резчика немногочисленные сотрудники "Слепой Сирены" на семидесятилетие Людмилы Петровны.  Долохов не присутствовал при непосредственном дарении, однако был наслышан, как женщина была тронута до глубины души.

[AVA]http://s7.uploads.ru/liwEn.gif[/AVA]
[SGN]http://sh.uploads.ru/5GTwH.gifhttp://sh.uploads.ru/Q3I7p.gif[/SGN]

Отредактировано Antonin Dolohov (2018-03-07 23:21:12)

+2

5

Элизабет не то что взмахнуть волшебной палочкой - она даже направить её не успела на девушку, что пострадала из-за рассеянности и чрезмерного удивления целительницы. А всё потому что светловолосая особа, до боли напоминающая глазами пациентку с пятого этажа, сама молниеносно достала палочку низзлу ведомо, откуда. Элли могла поклясться, что за всю свою жизнь не видела реакции столь же впечатляющей, сколь пугающей и почти обезоруживающей. Элизабет застыла ровно на своём месте, а потом медленно, очень медленно опустила руку с волшебной палочкой, всем своим видом показывая, что бодаться с незнакомкой она не планирует. "Протего успею. В лучшем случае. Хотя с такой её скоростью, возможно, я даже пискнуть не успею. Да. Никаких шансов..." - она выронила палочку из руки. Та упала прямиком в цепкие объятия хвоста игуаны. "Не расщепилась - и то ладно".
- Я... Я хотела... Просто исправить свою оплошность. Чистящим заклинанием, - медленно объяснилась Элли. Она всё так же не спускала глаз с молодой девушки и изо всех сил пыталась понять, каким образом эта особа действительно может откликаться на имя "Алиса Лонгботтом". Это вообще как? "Может, у Невилла впрямь была сестра? Нет, может, это его дочь? Точно! Назвал дочь в честь своей матери! Не знала, что у него есть дочка", - Элли была уверена, что всё сходится, но не понимала только, почему девушка настроена так агрессивно. И почему, чёрт возьми, так холодно.
- ... А имя "Невилл Лонгботтом" вам что-нибудь говорит? Послушайте, я не собираюсь с вами ругаться, - Элли сделала маленький шаг назад, но под суровым взглядом снова застыла. "Алиса Лонгботтом! Могу поклясться, что её бабушка в эти годы выглядела примерно так же!" - конечно, сейчас в пожилой заложнице Мунго узнать такую хорошенькую, пусть и невыспавшуюся особу было бы тяжело, если бы только Элли не видела Алису ещё в свои двадцать лет и если бы не умела она прикидывать возможные возрастные изменения в ту или иную сторону. Морщины, мешки под глазами - всё это делало мать Невилла настоящей старухой, а болезнь мозга, отпечаток непростительного заклятия, так и вовсе губило милую блондиночку в пациентке. А тут ну прелестнейшая ведь особа! Хотя на Невилла она была не слишком похож - кажется, товарищ был больше похож на отца. "Товарищ... Да я сто лет о нём новостей не слышала" - Элизабет облизала пересохшие от волнения губы. Не то, чтобы она боялась смерти - она постоянно видела чужие смерти, пусть даже спасённых жизней было намного больше. Каждый божий день, в который Элли занималась пациентами, она входила в неравный бой со старушкой-костлявой. И многократно её одолевала. Но нельзя лечить вечно. "По крайней мере я умру в хорошей форме. И при мне мазь, так что раскроют рецептуру, а моё имя прославят. Да с чего я так пессимистично расстроена?" - от Элли явно ждали объяснений. Само собой, имя "Невилл" было знакомо этой юной девушке.
"Тем более! Не всё потеряно! Может, она меня неверно за кого-то приняла? А, может, она слишком эмоционально реагирует, если кто-то наставляет на неё волшебную палочку?" - она снова прокрутила в голове тот момент, когда палочка мгновенно появилась в руке незнакомки и снова подумала о том, насколько профессионально точен был этот жест. Так умеют... Только авроры, пожалуй. Элли бегло осмотрела улицу и половину заведений видела будто бы впервые или словно бы с фотографий, со старых фотографий, что вызывало массу вопросов. А зелёные стены магазина с мётлами! Их ведь перекрашивали, когда Элли было ещё 12! Неужели решили внезапно спустя столько лет вернуться к прежнему цвету?
- Пожалуйста, опустите палочку, обещаю не кусаться, - Элли слабо улыбнулась, но тут же поняла, что блондинке не до шуток, - послушайте, с вашим отцом, Невиллом, я когда-то была хорошо знакома, он знает, что я отличный медик, ну спросите его сами! Я порядочный лекарь, а не мишень для заклинаний, - она задрожала от холодного порыва ветра. Из "Слепой Сирены" начали тянуться приятные запахи. Элизабет поняла, что страшно голодна и вернулась к мысли о том, что было бы неплохо выпить, - давайте мирно поговорим, а? - робко предложила она, кивая на заведение общепита, которое, правда, никогда прежде не видела, - всё это действительно недоразумение. Вы показались мне очень похожей на маму Невилла, только ей-то уже, кажется, за шестьдесят. Вы дочка Невилла, я угадала? Я училась на год старше него... - она неуверенно улыбнулась и вдруг поняла, что даже стоять в этих отвратительных туфлях страшно неудобно. И... Холодно.[AVA]http://s5.uploads.ru/5wPsN.gif[/AVA]

+3

6

У профессии аврора есть свои минуты. Ты постоянно напряжен, не можешь расслабиться ни на секунду. Потому что стоит хоть на секунду потерять бдительность, и враги, которых ты нажил за годы службы, этим обязательно воспользуются. Ты всегда и везде выискиваешь подвохи, боишься выпустить волшебную палочку из рук, со временем превращаясь в параноика. От этого страдают как родственники, которым приходится по триста раз отвечать на вопросы, чтобы их просто впустили в дом, так и просто окружающие люди. Вот, например, сейчас, девушка, так неудачно умудрившаяся упасть на не выспавшегося аврора, просто хотела помочь и заклинанием почистить Алисину одежду, а получила в ответ настороженный взгляд и нацеленную на нее палочку. Вообще девушке хотелось верить. У нее был взгляд человека, привыкшего помогать людям. У Фенвика был такой же взгляд. Взгляд целителя, готового пойти на все, ради спасения жизни. Был. Эта война, начавшаяся по причинам абсолютно чуждым Лонгботтом, отняла у нее лучших друзей, любимых кузенов и еще много дорогих людей, оставив только сестру, Фрэнка и сына. Так что имя Невилла подействовало как маггловский электрошокер. Было время, по молодости с Карадоком и Бенджи попробовали это пыточное устройство. Впечатлило! Алиса начала было опускать палочку, но вопрос собеседницы застал ее врасплох, так что блондинка снова вскинула руку и наставила артефакт на девушку.
- А имя "Невилл Лонгботтом" вам что-нибудь говорит?
К сожалению леди Августы, в семье Лонгботтомов был не один параноик-аврор - Алиса, с которой она бы легко справилась -, а целых два. Фрэнк относился к безопасности еще более серьезно, чем его жена. И вот против такого аргумента Августа пойти уже никак не могла. Так что сыном семья не светила и имя его старалась не произносить лишний раз, и только в проверенных местах. И ни в одном из этих мест уже-не-Гамп не помнила этой леди. Однако, как было выяснено буквально несколько часов назад, в Ордене Феникса все это время была крыса, которая сливала все сведения врагу.  Так что осведомленность о семье Лис не добавляла доверия к брюнетке. Лис уже собиралась прихватить эту леди под локоток и вместе с ней прогуляться до Министерства Магии, где в в меру уютной штаб-квартире Аврората они бы поболтали по душам о том, кем же эта самая леди является, откуда знает про Невилла и что еще ей известно, но этим планам не суждено было сбыться, потому что девушка начала говорить совсем уж невозможные вещи.
- Послушайте, с вашим отцом, Невиллом, я когда-то была хорошо знакома, он знает, что я отличный медик, ну спросите его сами! Я порядочный лекарь, а не мишень для заклинаний, - заявила брюнетка.
Алиса не спорила. Она была так шокирована, что непроизвольно даже палочку опустила. Узнай об этом Агнесс, она б самолично прибила бы нерадивую ученицу. Но уж слишком хотелось Лонгботтом услышать продолжение этой истории. Она сталкивалась с Пожирателями Смерти, и обычно эти недоброжелательные люди говорили о величии, чистокровности и о том, что магглы с магглорожденными - это фу-фу-фу. А здесь что-то новенькое. Ей еще никто не сообщал, что знаком с ее сыном.
- Всё это действительно недоразумение. Вы показались мне очень похожей на маму Невилла, только ей-то уже, кажется, за шестьдесят. Вы дочка Невилла, я угадала? Я училась на год старше него...
Чем больше слышала Лонгботтом, тем больше вопросов у нее возникало в голове.
"Какого ляда? Да нам, пожалуй, не в Министерство с этой дамочкой надо, а прямиком в Мунго. Жаль Фенвик не дожил до этой пациентки. Могу представить его восторг".
- Так, - опомнилась Алиса. Осознание того, что собственная волшебная палочка опущена, немного обескуражило ее, но снова нацеливать артефакт на собеседницу было бы совсем не комильфо. Так дергаются только новички и припадочные. В конце концов, палочка брюнетки находилась даже не у нее в руках, а в хвосте игуаны.
"Все чудесатее и чудесатее! - Лис окинула эту "конструкцию" взглядом. - Во всяком случае, я успею поднять палочку еще до того, как она протянет за своей руку".
- Давайте подытожим все, что Вы мне сейчас рассказали, мисс. Вы учились на год старше Невилла Лонгботтома, Вы считаете меня его дочерью, а его матери сейчас под шестьдесят, так? Интересненько. А давайте, и правда, зайдем куда-нибудь, и Вы мне все обстоятельно расскажете. От начала и до конца, - Алиса сделала движение рукой в сторону забегаловки, на которую кивала незнакомка, пропуская ту вперед. Оказавшись за спиной брюнетки, Элис наколдовала Патронус и отправила его Фрэнку. Ее собеседница не производила впечатление злодейки, но интуиция говорила Лис, что тут что-то не так. А аврор, не доверяющий своей интуиции, мертвый аврор. Если это все-таки ловушка, и через пять часов она не выходит на связь, дорогой муж берет парочку помощников и разносит в этом несчастном кафе все подчистую. Вознеся в который раз благодарность Дамблдору, научившему ее этому заклинанию, Лонгботтом последовала за незнакомкой. Какой только чуши она не слышала в своей жизни, но эта перебивала вообще все.
"Даже интересно, что же дальше будет!"
[AVA]http://sh.uploads.ru/c6OFb.gif[/AVA]

Отредактировано Alice Longbottom (2018-05-25 09:28:13)

+3

7

Русский пожиратель быстро отогревался. Довольно скоро в пальто стало жарко, и мужчина его снял, небрежно кинув на соседний стул. На радость Антонина, бар практически пустовал. Лысеющего мужчину с двумя детьми за столиком у окна, казалось, не интересовало ничего вокруг. Лениво размазывая остывшее рагу по тарелке, он с неподдельным интересом вчитывался в лежащий перед ним небольшой томик. Дети вели себя на удивление тихо, с удовольствием поглощая яблочный пирог и запивая его сладким чаем из огромных самодельных глиняных кружек.  Пожилая же чета волшебников уже прикончили свой обед, и явно собирались покинуть заведение в ближайшее время.

     Долохов даже немного удивился такому странному контингенту. Обычно в Сирене собиралась совсем иная публика. Мужчина логично заключил, что такую публику он наблюдал, в основном, по ночам. А днём заведение просто сливалось с десятками других, не привлекая к себе особого внимания. Умно.

     Со стороны кухонной двери в покой общего зала ворвались неразборчивые отголоски сочного женского баса. Долохов оживился, и перестал бесцельно бродить глазами по залу в ожидании. Этот бас вызывал в душе русского пожирателя смешанные чувства. Радость от встречи перекликалась с легким суеверным ужасом из детства, когда Людмила еще могла оторвать его от земли, вжать в свою огромную как диван грудь, а потом потискать за щечки.

     Из кухни бодрым колобком не то вышла, не то выкатилась небольшого роста могучая женщина. Седые волосы были заплетены в тонюсенькую косу, однако такую длинную, что женщине приходилось обвивать ею себя вокруг пояса и заправлять кончик за завязки фартука, чтобы не спотыкаться. Антонин знал, что собственные волосы были предметом гордости Людмилы Петровны, наряду со "Слепой Сиреной" и спанакопитой, рецепт которой передавался из поколения в поколения. Как-то, за стопочкой-десятой женщина по большому секрету рассказала русскому магу, как ей грустно, что этот рецепт умрет вместе с ней. Однако раскрывать его всё равно упрямо отказывалась. 

     По хозяйски окинув взглядом свои владения, женщина быстро обнаружила Антонина и радостно всплеснула руками. С грацией маленького взрывопотама, Людмила Петровна кинулась к мужчине, стиснув его в своих могучих объятиях до хруста в пояснице. Антонин захрипел. Дети за столикам захихикали и начали перешептываться. Не забывая, однако, о пироге.

     - Антонинушка, глазам не верю. А я думаю, кого принесла нелёгкая. - пробасила женщина на чистом русском. - Шо это при свете дня такие люди по харчевням шастают? Никак просто покушать зашёл? - больно ущипнув мужчину за бок, женщина выругалась на греческом и начала подталкивать русского пожирателя в сторону кухни.

      - Вообще я и правда просто поесть зашёл. Тяжелый месяц выдался, прямо скажу. А тут вот... проходил недалеко, и решил,
что вы уж меня точно без булки хлеба не оставите.
- не сопротивляясь, и затормозив только для того, чтобы прихватить пальто и шляпу, Антонин покорно проследовал в сторону кухни.

     Как только дверь отворилась, в нос Долохову ударил целый букет соблазнительных запахов. Желудок жалобно заурчал, а рот сам собой наполнился слюной. На огромной плите тушилось одновременно не меньше четырёх пузатых котлов разной величины и объема. Рыжеволосая официантка выскользнула в зал почти сразу после того, как Антонин и Людмила зашли. Долохов проводил её задумчивым взглядом. Однако получил пахучим полотенцем по щекам от суровой бароуправительницы.

     - Чтоб даже не дышал в её сторону. Нечего мне тут девок портить, у меня не бордель. - Людмила Петровна сурово погрозила пожирателю смерти полотенцем, после чего спрятала его назад в карман фартука. Антонин попытался было заикнуться, что даже и не думал ни о чем таком, однако ему и рта открыть не дали: - Даже не оправдывайся мне тут. Предупрежден - значит вооружен! - последнее женщина пробасила уже более миролюбиво.

[AVA]http://s7.uploads.ru/liwEn.gif[/AVA]
[SGN]http://sh.uploads.ru/5GTwH.gifhttp://sh.uploads.ru/Q3I7p.gif[/SGN]

Отредактировано Antonin Dolohov (2018-03-07 23:20:34)

+2

8

Когда девушка опустила волшебную палочку, Элизабет почувствовала себя намного проще и свободнее. Знаете ли, под дулом пистолета тоже не слишком-то спокойно человек способен говорить. А волшебная палочка явно опаснее пистолета, потому что пистолет может только выстрелить в тебя в упор, а палочка не только убить может, но и принести такие муки, которым уж с куда большим удовольствием иные предпочли бы быструю смерть. Правда, взгляд девушки был довольно странным и необъяснимым. Бог знает, что творилось в её голове. Может быть, она удивлялась от того, что о ней рассказывал ей Невилл? Или оттого, что... Да не понятно, что там она себе придумала, но смотрела она на Элизабет так, словно бы увидела перед собой горного тролля или ещё невесть какую диковинную зверюгу типа мантикоры или настоящего дракона. Так и хотелось ей сказать "да не кусаюсь я, ну перестань испепелять меня взглядом". Было ещё такое нелепое ощущение, словно бы Элли сказала что-то не то, но что именно из всей её оправдательной речи было "не тем" - поди, догадайся.

- Давайте подытожим все, что Вы мне сейчас рассказали, мисс. Вы учились на год старше Невилла Лонгботтома, - наконец, произнесла девушка. "У неё даже голос был похож на голос пациентки с пятого этажа, вот удивительно", - невольно подумала Ариа, но этого вслух говорить не стала. На всякий случай. Потому что и так сказала уже что-то, из-за чего в голосе девушки явно проскальзывали нотки страшного недоверия. Но правда похож! Пусть Алиса Лонгботтом и крайне редко общалась с врачами, а чаще просто мычала "угу" или "неаа..", пусть у Элли и не было музыкального слуха, а пятым этажом она давно не занималась, всё равно всё это было слишком странным. Даже для волшебного мира. Но, как бы то ни было, на сказанное "подытожим..." она, конечно же, кивнула, - Вы учились на год старше Невилла Лонгботтома, - Элизабет снова кивнула, да с полной уверенностью, - Вы считаете меня его дочерью, - тут Элли вставила короткое "предполагаю. Для внучки-то рано, пожалуй", - но от пронзительного взгляда девушки стало как-то слишком уж не по себе. "Неужели я страшно обозналась? Она так и могла бы сказать. Странно. Всё это очень странно", - а его матери сейчас под шестьдесят, так? Интересненько. А давайте, и правда, зайдем куда-нибудь, и Вы мне все обстоятельно расскажете. От начала и до конца, - заключила Алиса.

Ариа снова облегчённо выдохнула, потому как, судя по всему, пока ей ничего не угрожало. Беседа - это же действительно беседа, а не мордобитие? Не пытка какая-нибудь? В конце концов, двадцать первый век на дворе, а они цивилизованные люди. Элизабет неуверенно вошла в заведение первой, хотя было страшно спиной чувствовать сверлящий тебя взгляд. Но шестое чувство подсказывало, что лучше не оборачиваться назад. Почему?

В заведении было тихо. Пахло, между прочим, очень вкусно. Элизабет огляделась в заведении и подумала, что довольно странно, что она за всю свою работу в аптеке так ни разу и не слышала про кафетерий под названием "Слепая Сирена". "Это бар, а не кафе", - Элизабет заметила выдающуюся, массивную барную стойку, напоминающую больше каменную стену, огораживающую зал от стенда с выпивкой. "Такое ощущение, что обычно тут стадо бизонов пасётся, а сегодня какое-то исключение из правил..." - она поспешила присесть за столик у окна, совсем недалеко от барной стойки. Народу было мало. Кто-то выходил, кто-то тихо кушал. Даже музыки не было, слышно было только как в подсобном помещении порой звякает посуда. От этого было несколько не по себе. Может, тут как в библиотеке? Говорить нельзя?

- Заказывайте, - Элли подняла голову на неприятный голос и вздрогнула, встретившись взглядом с, казалось бы, миловидной особой. Правда, настроение у неё явно было не самым дружелюбным - или просто Элли была совсем не той посетительницей, ради которой официантка готова была улыбнуться. "Без чаевых обойдётся..." - она скинула пальто с плеч, но даже не потрудилась встать и куда-то его повесить, так что то так и осталось мяться за спиной целительницы, она явно не из тех, кто блюдет идеальный внешний вид. Сумку она устроила на своих коленях. Игуана с волшебной палочкой в своём хвосте устроилась под столом. "Главное - чтобы от страха Виола не сбежала в неподходящий момент", - подумала Элли и повела плечами, даже не зная, что сказать на не самое приятное обслуживание, отсутствие банального "здравствуйте". Не привыкла Элизабет кушать в заведениях подобного класса. Она больше по пиццериям, а в пиццериях всегда её рады видеть, всегда улыбаются.
- Я ещё не выбрала, можно хотя бы меню? - почти робко поинтересовалась Элизабет. Официантка прицокнула языком, видимо, не слишком-то жалуя нового клиента, не знающего наизусть всё, что тут могут подать, и что не могут. Так она и стояла над душой, пока Элли ознакамливалась с написаным, - можно форель запечёную в...
- Рыбы нет, - прервала её официантка.
- Ну. Не знаю. Рагу. Можно рагу? Вот это.
- Ладно. Вам? - обратилась она к Алисе. Элизабет с довольно выразительным осуждением косилась на официантку, как бы говоря Алисе "и это нормально?" Она уже решила, что обязательно попросит жалобную книгу. Что-что, а хамство Элли не привыкла слушать в свою сторону. В конце-концов, она великий медик, а не школьница, заказывающая стаканчик огневиски. А ведь ей сначала даже понравился местный интерьер. Когда официантка удалилась, Элизабет напряжённо выдохнула.
- Ненавижу, когда персонал не умеет разговаривать. Им ведь за это платят, - поморщилась Элизабет, - так вот. Я так и не поняла. Неужели я обозналась? Может, вы племянница Невилла? Хотя у него не было братьев и сестёр, насколько мне известно, он же вообще один вырос. С бабушкой, в смысле. Разве что, братья и сёстры двоюродные... - она почесала висок, - не сильна я в датах... Ну вот я закончила в 97-м... Он на год позже, если, конечно, после битвы за Хогвартс он не остался там на ещё один год. Ну в 98-м ему исполнилось восемнадцать... - вслух размышляла она - 2023 да минус 1998 - это у нас двадцать пять лет, да плюс восемнадцать. Да что ж я глуплю, раз я на год его старше, значит, ему сорок три... Ну внучкой же вы точно не можете ему приходится. Если только, опять же, не троюродной...[AVA]http://s5.uploads.ru/5wPsN.gif[/AVA]

+3

9

Лонгботтом не очень сильно доверяла забегаловкам, расположенным в Лютном переулке. Даже если их расположение было на пересечении с Косым переулком. Хотя интерьер конкретно этого заведения отторжения не вызывал: приглушенный свет, выдающаяся барная стойка и теплый - особенно в сравнении с ноябрьской промозглой моросью на улице - воздух. А еще и пахло безумно вкусно. В общем, для обеда атмосфера идеальная. И полный кошмар для невыспавшегося аврора на дежурстве. Моментально захотелось расслабиться и ни о чем не беспокоиться. В общем, абсолютно не деловая атмосфера.
Столик новая знакомая заняла у стены, недалеко от барной стойки.
"Хорошее место, - мысленно похвалила Алиса. - Хороший обзор, выход относительно рядом. Есть место для маневра, если вдруг что случиться".
Блондинка села у стены, чтоб видеть, что творится в зале. Да и за то, что делается за спиной можно не переживать хоть какое-то время. Не успели девушки устроиться за столиком, как рядом материализовалась официантка.
- Заказывайте, - буркнула она, выжидающе уставившись на них. Лис в некотором недоумении уставилась на особу. И дело было даже не в голосе, который совершенно не вязался с ее внешностью, а в ее манере говорить: вежливостью тут даже и не пахло. Кажется, новая знакомая тоже была немного шокирована манерами дамочки, судя по тому, как немного робко она попросила меню. Меню-то им принесли, но вот манеры, кажется, вообще в ассортимент не входили. Официантка так и стояла над душой, пока бедная незнакомка пыталась максимально вежливо заказать обед, время от времени вставляя слово, указывая, что есть, чего нет. Наконец, нашлось что-то, что устраивало брюнетку, и что было на кухне, и официантка повернулась к Алисе.
- Ладно. Вам?
- 24-часовой сон и хорошие манеры для юной леди, - вежливо улыбнулась Лонгботтом, отмечая осуждающий взгляд незнакомки. Правда, Лис не поняла, предназначался этот взгляд ей или рыжей официантке. - Но я вижу с ассортиментом у вас туговато, так что зеленый чай.
Есть не хотелось совершенно, видимо сказывался недосып: организм просил просто чтоб от него все отстали и дали чуть-чуть отдохнуть, и наргл там с ней, с едой. Но увы, увы. Чего не могла дать ей вселенная, так это спокойствия и дня выходного. Так что приходилось придавать энергии зеленым чаем: кофе уже не справлялся с поставленной задачей. Наконец, официантка приняла заказ, хмыкнула и ушла, видимо, в сторону кухни. Во всяком случае, Лонгботтом очень сильно надеялась на это.
- Ненавижу, когда персонал не умеет разговаривать. Им ведь за это платят, - поморщилась девушка, и Алиса была вынуждена согласиться. Хотя паршивый характер рыжей официантки вполне мог искупаться кухней данного заведения: в конце концов, запахи витали и впрямь притягательные. Даже немного обидно стало, что Лис есть не может.
"Когда все закончится, надо будет затащить сюда Фрэнка", - подумала девушка.
- Да, уж. Но вот теперь можно и поговорить, - Алиса откинулась на спинку стула и еще раз осмотрела помещение. Народу было не очень много. Видимо, в это время суток место не очень популярно, все-таки бар - это бар.
- Я так и не поняла. Неужели я обозналась? Может, вы племянница Невилла? Хотя у него не было братьев и сестёр, насколько мне известно, он же вообще один вырос. С бабушкой, в смысле, - тем временем заговорила девушка.
"С бабушкой? С мамой? Или с Августой? А где я? Если речь идет о моем Невилле, то где я? И Фрэнк?" - Лонгботтом невольно нахмурилась. Происходившее очень ей не нравилось. А незнакомка продолжала говорить, предполагая, кем же может приходиться Невиллу Алиса.
"И все мимо, - подумала Лис. - Как моему сыну может быть сорок три? Надо с этим разбираться".
- Так, мисс. Стоп, - остановила этот поток Лонгботтом. - Я просила с самого начала. Начало - это имя. Как Вас зовут? Кем Вы работаете? Откуда Вы знаете Невилла я поняла... - неожиданно Алиса на секунду прервалась, уставившись на собеседницу как на чудо света.
"Нет. Быть не может. Ерунда какая-то. Но если не так, то как по-другому?"
- Ладно, мисс. Скажите мне еще одну вещь. Вопрос может показаться странным, но какой сейчас год?
[AVA]http://sh.uploads.ru/c6OFb.gif[/AVA]

Отредактировано Alice Longbottom (2018-05-25 09:28:26)

+2

10

     - Между прочим, это очень не вежливо, обвинять человека заранее! - обиженно возмутился Антонин. - Я человек простой. Опростоволосился - получил. Как глубоко оскорблённый клиент, я требую в качестве моральной компенсации большую тарелку самого сытного и горячего, что сейчас есть в наличии.

      Людмила Петровна запрокинула голову и гулко захохотала. Могучая грудь сотрясалась от смеха. Казалось, еще немного, и запотевшие от кухонного жара оконные стекла лопнут. Антонин напряженно сглотнул. В присутствии русской волшебницы с греческими корнями мужчина даже в свои почти пятьдесят лет до сих пор чувствовал себя маленьким мальчиком. Даже возвышаясь над ней уже на добрых две с половиной головы.

     Громко хлопнула дверь кухни. Смех прекратился так же внезапно, как и заполнил собой всё пространство. В помещение взбешенной фурией ворвалась рыжеволосая девушка с мальчишеским голосом. Раздражённо пнув носком туфли разделочный стол, девушка ловко запрыгнула на него. Рука скользнула куда-то в область правой груди под блузой и извлекла портсигар. Глаза русского пожирателя жадно загорелись при виде сигарет. Даже о еде Долохов на время забыл.

     - Тупые курицы. Зеленый чай мне принесите, ути-пути. А фуагра в винном соусе ей не подать? - выудив сигарету, рыжеволосая закрыла серебристый портсигар и попыталась прикурить. Однако кнопка подачи огня явно барахлила, и согласилась высунуть огненный язычок только после того, как девушка несколько раз стукнула портсирагом о свою ладонь.

     Людмила Петровна всплеснула руками.

    - Это кто это у нас там такой дерзкий? - густые брови русской колдуньи с греческими корнями сошлись на переносице, морщины на её лице как будто стали глубже и более явными. - Это кто это там имеет пожизненный иммунитет к ядам, чтобы хамить моим девочкам?

     Выглянув из кухни, старая колдунья цепким взглядом ухватила двух девушек за столиком у окна, совсем недалеко от барной стойки. Оценивающе цыкнув, она закрыла дверь.

     - Молли, последи-ка за кастрюлями, раз уж всё равно куришь. А эти, судя по виду, из министерства цацы, не меньше. С такими барышнями у меня разговор короткий.

     Быстро распорядившись, женщина взяла небольшую кривую табуретку из-под разделочного стола и бодрым колобком засеменила к полкам с разнообразными специями.  Примостив табурет так, чтобы точно не упасть, женщина достаточно ловко на неё взгромоздилась. Вставая на цыпочки, она усердно тянулась к шкатулке, стоявшей на самом верху.

     Не дожидаясь, пока бароуправительница свернет себе шею, Антонин подбежал к полкам и с легкостью достал деревянный, местами потрескавшийся деревянный ларец, и помог пожилой колдунье аккуратно спуститься с табурета.

     - Ну что же вы, Людмила Петровна. Попросили бы, я б достал.

     - Да я вроде тоже не инвалид ищщо. Но спасибо, мальчик мой, за заботу. Подай вон теперь ту половинку пирога. Ша мы им сделаем комплименть от заведения. Им, конечно, будет вкусно, но сюды они до склона маразма точно не сунутся.

     Антонин посмотрел на пожилую колдунью с легким суеверным ужасом. Уж он то точно зарубил на своем жизненном горбу, что эту маленькую, с виду добродушную женщину, крайне не безопасно злить и выводить из себя. Но зато уж если она тебя зауважала когда, и в сердце своё пустила, то последнюю рубашку с себя снимет, но поможет. И за такую позицию Антонин очень уважал русскую колдунью.

     Взяв первое попавшееся полотенце, Антонин аккуратно взял увесистую форму. От всё еще горячего пирога поднимался пар. Желудок словно жалобно заурчал. Быстро перенеся пирог на разделочный стол, Долохов спешно убрал руки, чтобы не обжечься и отправился в сторону официантки.

     -  Я был бы крайне признателен, если угостите сигаретой. - попросил мужчина на английском, будучи не до конца уверенным, что девушка владеет русским. По крайней мере Людмила Петровна разговаривала с ней только на английском.

     Громко постучав огромной деревянной ложкой о край котла с рагу, рыжеволосая положила её сверху, зажала сигарету зубами и вытерла руки о фартук. Рука снова скользнула под блузу и извлекла заветный портсигар. С благодарностью приняв сигарету, пожиратель смерти с наслаждением раскурил её. От никотина слегка закружилась голова. Приятно.

     Вернувшись в разделочному столу, Антонин с интересом стал наблюдать за пожилой колдуньей. Она сняла с шеи кожаный шнурок с маленьким ключом и открыла сундучок. В нем было с десяток небольших склянок. Долохов вопросительно посмотрел на Людмилу Петровну. Волшебница надела очки и вытащила пузырек с порошком цвета топлёного молока.

     - Что это? - Долохов был более чем озадачен.

     Женщина отмахнулась и стала отмерять содержимое пузырька в специальную изогнутую ложку.

     - Порошок из костей болтрушайка. Ты знаешь, у меня в знакомых хто только не ходит, но даже я знаю только одного человека, у которого эту штуку приобрести можно. Поехавший старикашка, но дело своё знает. Любые инхгредиенты достать можеть. Вот прям совсем любые. - женщина посыпала похожим на сахарную пудру порошком половину пирога. - В больших дозах сильно влияет на холову и память, если соединить еще с двумя щтуками, а воть в маленьких вызывает лёгкие халлюцинации и потерю ориентации в пространстве. А то иш шо удумали. За манерами пусть по своим ресторанам ходють. А ко мне люди за едой приходять и за спокойствием до захода солнца.

     Сняв очки, и убрав их вместе с пузырьком в деревянный ларчик, Людмила Петровна разделила остатки пирога на две части и выложила из на глиняные тарелки. В это же время рыжеволосая Молли накладывала в глиняную миску ароматное рагу. Неспешно куря, Антонин с интересом обошел разделочный стол.

     - А я могу посмотреть? Интересно, что еще у тебя тут припрятано.

     Лыткина еще более раздражённо махнула рукой, всем своим видом показывая, что пока её отвлекать не стоит. Долохов затушил бычок о глиняную кружку с отбитой ручкой, заменявшей тут пепельницу, и стал с интересом рассматривать пузырьки.

     - Неси этим цацам заказ. А потом будем смотреть представление. - как только рыжеволосая удалилась с кухни, женщина переключила своё внимание на русского пожирателя.

     - А ты сам-то чего хочешь? Сейчас есть гороховый с копчёностями, да рагу, на трех птицах. Остальное только ближе к обеду готово будеть, у меня ж как раз в это время основной наплыв работничков.

      Рот Долохова снова наполнился слюной.

     - Всё буду.

     Русская колдунья с греческими корнями хмыкнула, и от души налила Антонину полную глиняную миску супа. С благодарностью приняв миску и еще чуть-тёплую горбушку ржаного хлеба, мужчина сел на пол, скрестив ноги по-турецки и облокотившись спиной о стену, после чего с жадностью накинулся на еду.

     - Очень вкусно. - спохватившись, с набитым ртом похвалил пожилую колдунью Антонин.

     Наклонившись, старая волшебница поставила рядом с Антонином миску с рагу.
[AVA]http://s7.uploads.ru/liwEn.gif[/AVA]
[SGN]http://sh.uploads.ru/5GTwH.gifhttp://sh.uploads.ru/Q3I7p.gif[/SGN]

Отредактировано Antonin Dolohov (2018-05-11 18:36:44)

+2

11

- 24-часовой сон и хорошие манеры для юной леди, - так звучал заказ Алисы в первоначальном его виде. Элизабет усмехнулась в этот момент и только перевела взгляд в окно, думая только о том, как бы не переусердствовать. А то ведь эта цаца потом и плюнуть, и харкнуть в блюдо может - и это, возможно, лишь самая мягкая расправа с клиентами в этом заведении. "Да, я явно погорячилась, решив зайти с этой девушкой именно в это заведение, тут явно не для официальных переговоров атмосферка..." - она шмыгнула носом, однако, уловив приятные мясные ароматы, несколько расслабилась и даже откинулась на спинку стула.
Рассказ и вычисления в исполнении Элизабет были довольно сбивчивы, но вполне естественны для человека, который несколько озадачен происходящим. А она озадачена была - как минимум, реакция девушки напротив её малость напрягала. Это Алиса Лонгботтом. И она явно связана с Невиллом Лонгботтом. И по возрасту напоминает его дочь. Очень не выспавшуюся и от этого выглядевшую старше дочь. Вообще-то Элизабет правда не знала точно, есть ли у Невилла дети, ведь не виделись они очень давно. Но у Элизабет складывалось такое ощущение - судя по реакции девушки - словно бы она знает какую-то тайну, словно бы дочь Невилла была под строжайшим секретом, её скрывали и прятали от всего мира, а она вот так просто взяла и сказала: "привет, ты Алиса Логботтом?"
"Зачем ему скрывать дочь от знакомых?" - Элизабет почесала висок, явно озадаченная.

- Я просила с самого начала. Начало - это имя. Как Вас зовут? Кем Вы работаете? Откуда Вы знаете Невилла я поняла... - как-то неуверенно, но в то же время твёрдо говорила Алиса. И мыслям о том, что дочь Невилла - это строжайшая тайна, это пока соответствовало. Она не знала, стоит ли доверять незнакомке и была удивлена, что кто-то может знать о её существовании. Вот она так и недоумевает. "Я думала, с той стороны должен стоять склад порченых артефактов..." - она смотрела в здание напротив и пыталась понять, что же не так на пересечении Лютного и Косого переулков, - "Ну точно. Клуб "Упырь" перекрасили в красный цвет! И, видимо, давно. Странно, что я не замечала,"- она снова вернула свой взгляд к Алисе и понимающе кивнула, готовая объясниться, когда финальный вопрос совершенно сбил её с толку:
- Ладно, мисс. Скажите мне еще одну вещь. Вопрос может показаться странным, но какой сейчас год?
- Что? - Элизабет изумилась и даже тихо рассмеялась над абсурдным вопросом. В зале было пусто, так что даже тихий смех Элизабет заполнил всё пространство. Разве что, с кухни слышалась работа ложек-поварёшек, кастрюлек да сковородок. Алиса не поддержала смеха, она сохраняла спокойствие и всё ещё была напряжена. Элли нервно взяла в руку зубочистку и на начала её ломать по частям, словно бы пытаясь унять необъяснимую тревогу. "Странный денёк", - она посадила занозу от этой зубочистки и нахмурилась, а потом аккуратно вытащила из ранки кусочек дерева.
- Это что, шутка какая-то? Вроде не первое апреля на дворе... - смешок получился каким-то нервным, но и его Алиса не поддержала. Элизабет впервые за долгое время почувствовала себя так, словно бы её вызвали к доске отвечать - или словно бы она снова должна сдавать какой-то устный экзамен. "Ну не девочка же я уже в конце-концов", - ну хорошо, зовут меня Элизабет Ариа, в настоящий момент, шестнадцатого октября две тысячи двадцать третьего года я занимаю главенствующую должность в больнице Святого Мунго Лондона, - почти отчеканила она так, как не раз представлялась на различных семинарах и конференциях в поездках не только по Англии и Европе, но и вообще по всему миру. Разве что, дата менялась. Давно она так не переживала, когда представлялась - первое время очень боялась, ведь её отец, Фредерик Ариа, был пожирателем смерти, погибшим на фронте первой магической войны в далёком восемьдесят первом году, но о нём уже давно никто ничего не помнил и не знал. "Почему тогда у меня такое неприятное чувство?" - что-то засосало под ложечкой. Алиса смотрела на колдомедика так странно, словно бы Элизабет колдовала вслух: "флиппендо", а движение спутала с заклятием "остолбеней". Что-то явно не сходилось. На самом деле было жутковато, Элизабет очень хотела бы сейчас на всякий случай достать волшебную палочку, чтобы быть готовой к чему угодно, но игуана, крепко державшая волшебную палочку, была сейчас вне зоны досягаемости.

Прежде чем Алиса ответила что-то на слова Элизабет, снова появилась неприятная официантка, но теперь она почти любезно улыбалась. Ариа даже не смотрела в её сторону, когда та подавала заказ, да ещё в придачу поставила на стол ароматный пирог, посыпанный пудрой со словами "Комплимент от заведения!" Странно, что ещё и приятного аппетита не пожелала - слишком уж резкие в ней были перемены.
Во рту появились слюнки. "Пахнет очень вкусно... Очень... Но сначала я съем своё рагу... Странные нотки запаха у этого пирога... Необычные. Привлекательные" - она, проработавшая несколько лет в своей аптеке, в которой постоянно варила и зелья с мазями да примочками, могла бы что-то заподозрить по запаху, к тому же, она прекрасно знала о болтрушайке, но вот её кость никогда не использовала, только перья - само собой, для приготовления каноничных сывороток правды. А, увы, кости перьями не пахнут. Но пробовать пирог Элизабет всё равно повременила, да и как тут есть, когда на тебя так странно смотрят, словно бы ты только что сказал: "меня зовут Волдеморт! Ха-ха, шутка! Эй, ты что, поверила?"
- Пахнет чудесно, да? - решила она как-то разбавить напряжённую атмосферу, - я не люблю готовить, но пироги с Сабриной - так маму мою звали - когда-то делала. Она всегда говорила, что пудра - это дешевый кокаин, - она усмехнулась и даже ненадолго погрузилась в очень далёкую атмосферу, сколько забавного с ними приключалось!.. А меж тем здесь, сейчас... Напряжение не спало. Элизабет, уже взявшись за своё блюдо и зачерпнув да проглотив одну ложку (надо признать, стоящего блюда!) снова встретилась взглядом с Алисой, - что не так? - наконец, прямо спросила она Алису, явно потеряв всякое желание строить версии о том, чем же вызваны эти странные взгляды дочки Невилла.
[AVA]http://s5.uploads.ru/5wPsN.gif[/AVA]

+2

12

День толком начаться не успел, а Алиса уже устала, как собака. Складывалось ощущение, что она на ногах уже чуть ли не неделю. На самом деле, конечно, намного меньше, всего-то второй день с перерывом на то, что могло бы быть сном, но ощущение было на неделю. К тому же еще эта непонятная барышня прибавилась. Но хоть на вопросы она отвечала довольно-таки охотно, что немного облегчало Лонгботтом работу. Правда, ответы немного ввергали в ступор. Ну, какая она племянница собственного сына? У него и братьев или сестер-то нет. Во всяком случае, пока. И уж Лис-то точно об этом знала. Или дорогой муженек умудрился на стороне настрогать детишек? Хотя, это, конечно, чушь. Существуя в ритме последних дней, Фрэнк также валился с ног от усталости. Какие уж тут дети? К тому же Августа бы его лично на британский флаг порвала бы за такое.
Но, сейчас следовало разобраться совсем не с этим. Незнакомка вопрос о нынешней дате восприняла как первоапрельскую шутку. Но, видимо, увидев на физиономии Алисы отсутствие хоть какого-либо намека на юмор, все-таки ответила.
- Ну хорошо, зовут меня Элизабет Ариа, в настоящий момент, шестнадцатого октября две тысячи двадцать третьего года я занимаю главенствующую должность в больнице Святого Мунго Лондона, - отрапортовала девушка.
Лис замерла, неверяще глядя на девушку.
"Да нет, - Лонгботтом повела плечом. - Только этого еще не хватало!"
Алиса искренне думала, что после того, как Фред исчез после своего седьмого курса, она никогда его больше не увидит. Но нет! Жизнь продолжала сталкивать ее с ним, и даже после смерти напоминала о том, что был такой тип в ее истории. Имя брюнетки настолько выбило Лис из колеи, что она даже не сразу обратила внимание на продолжение фразы. Но перед расспросами важно было задать совсем другой вопрос:
- Имя "Фредерик Ариа" Вам говорит о чем-нибудь? - не сводя взгляда с девушки, спросила Лонгботтом.

Но ответить Элизабет нее успела - появившаяся официантка с заказом. Да еще и с довеском. После того, как рыжая бестия поставила перед брюнеткой ее заказ, на стол также приземлился довольно внушительный пирог. Ароматный пирог. Пирог, который явно должен был быть очень вкусным. Но с собственному сожалению Лонгботтом даже попробовать его не могла, ибо запах еды полностью отвращал желание есть. Да еще и фамилия собеседницы не добавляла аппетита. Даже чай пить перехотелось. К тому же разболелась голова. Определенно сказывалось переутомление, и организм явно сдавал. Так что Лис посмотрела вслед уходящей официантке, так неожиданно сменившей гнев на милость, чтобы хоть как-то отвлечься от запаха.
"Может быть, здесь работают сестры-близняшки? Или у нее раздвоение личности. Надо будет спросить мою новую знакомую-доктора, что она думает на этот счет... Когда со всем остальным разберемся," - Лонгботтом все еще смотрела рассеянным взглядом, как рыжая заходит на кухню. В проеме мелькнула плита, пожилая леди, видимо, хозяйка, и мужчина. Мужчина со смутно знакомым лицом. Но вспомнить, где она с ним встречалась, Алиса так и не успела: дверь просто-напросто закрылась.
"Все. С завтрашнего дня отпрашиваюсь у Грозного Глаза хотя бы на два дня выходных. Моя жизнь скатывается в какой-то дурдом. Если я не отдохну, то окончательно с ума сойду. И начнутся неприятности. Большие неприятности. Неприятности у меня, у окружающих и у самого Грозного Глаза. Мозг совсем не хочет работать совсем. Как же болит голова!"
- Что не так? - сказала Ариа, вырывая Лонгботтом из ее мыслей. Оказывается, девушка уже какое-то время говорила что-то про пироги, а Лис в ответ сверлила ее взглядом. Неудивительно, что у бедняжки кусок в горло не лез.
- Даже не знаю, с чего начать, - Лис все-таки сделала глоток чая. Немного полегчало, так что девушка сделала еще глоток, после чего продолжила. - Во-первых, сейчас ноябрь 1981 года. Во-вторых, как Вы уже знаете, меня зовут Алиса Лонгботтом, и я не дочь Невилла. Скорее, тут наоборот. Он -  мой сын, - Алиса даже понять не могла, почему она решила рассказать об этом девушке, с которой едва познакомилась, и отец которой был не просто Пожирателем Смерти, а Фредериком, чтоб его, Ариа.
И тут Лис вспомнила, откуда еще ей известно это имя. Ей же буквально вчера - то есть сегодня рано-рано утром - об этом рассказывал Фрэнк. О том, что ему помогла девушка из будущего. И звали ее Элизабет Ариа. Вот только благоверный рассказывал, что та Ариа была из 1998...
- Как так может быть? Как ты путешествуешь? С помощью чего? - Лонгботтом нахмурилась и посмотрела на девушку. - Почему ты из 2023? Разве... Разве вчера ты не была из 1998? Ты вчера Фрэнку это сказала... Или не сказала? Почему-то всегда думала, что время - это немного проще, - задумчиво закончила Алиса и сделала еще один глоток чая. Чай - всегда хороший вариант. Особенно, если есть что-то, в чем надо разобраться.
[AVA]http://sh.uploads.ru/c6OFb.gif[/AVA]

Отредактировано Alice Longbottom (2018-06-09 18:25:44)

+2

13

Людмила Петровна добродушно осклабилась, наблюдая, как Антонин с жадностью поглощает похлебку. Суровое лицо колдуньи подобрело. Взъерошив мужчине волосы, хозяйка бара направилась к кастрюлькам.

    - Еще б тебе вкусно не было. Чай сама готовила, вот этими руками! - не оборачиваясь, русская колдунья с греческими корнями подняла свои короткие, мощные руки вверх, чтобы с гордостью их продемонстрировать. Долохов лишь восхищенно что-то неразборчиво пробормотал с набитым ртом. Уши всё еще отлично помнили цепкие и сильные короткие пальцы Людмилы Петровны. - Ты шибко спокоен, учитывая, что за стеной две фифы из министерства. Не боишься, что они тебя признают? - женщина грозно взмахнула половником, оставив четкий суповой росчерк на стене. - Предупреждаю тебя, Бориславович. Только попробуй мне потасовку организовать. Я из тебя самого рагу сделаю!
     
     Долохов постарался сделать максимально виноватый вид, но сделать это было сделать крайне, когда у тебя во рту словно открылся филиал рая. Очень быстро прикончив суп, мужчина отставил пустую тарелку в сторону и принялся за рагу. И вот тут глаза его закатились от удовольствия, а откуда-то изнутри мужчины послышался стон удовлетворения. Пожиратель чувствовал каждый сорт мяса, признавая и наслаждаясь объемным вкусом. Мясо буквально разваливалось на волокна, таким оно было нежным. А в сочетании с томлёными в бульоне овощами было просто волшебным.

     - Я каждый свой визит извиняюсь за прошлый раз. И между прочим, я оплатил новую отличную барную стойку. Между прочем, очень прочную стойку. Сами рассказывали, что делаете зарубку на внутренней части за каждый пережитый погром. Сколько их так? Шестнадцать? - поинтересовался Антонин и впился крепкими зубами в хлебную горбушку.

    - Вообще-то двадцать четыре уже. Но это ишшо не значит, что теперича ты можешь крушить мой бар, когда тебе удумается! - не унималась Людмила Петровна.

     Антонин понял, что упрямую старушку ему не переспорить, по этому полностью сосредоточился на поглощении пищи. И чем больше пожиратель заполнял свой организм горячим "топливом", тем в более миролюбивое состояние духа приходил. Усталость, накопившаяся за последние несколько недель, навалилась на мужчину сырым одеялом. Совсем не хотелось шевелится. Даже дойти до ближайшей лавки с травами, где всегда продавался табак, было просто возмутительно лениво. По-этому, вычистив миску остатками хлеба, мужчина грузно поднялся, не забыв подхватить суповую миску, и попросил еще одну сигарету у уже вернувшейся Молли.

    - Да и с чего бы мне боятся каких-то девушек из министерства? Во-первых, ты не уверена, что они действительно оттуда. Во-вторых, в лицо меня знают разве что пара сотрудников аврората. А девушек там не так, чтобы много. Какова вероятность, что там сидит именно... Ну хотя бы та же Алиса Гамп? Да и потом, я тут, они там. Подожду, пока они уйдут. Ну или трансгрессирую в крайнем случае. Можно мне лучше пирога? Пахнет просто роскошно! - Антонин слегка наклонил голову на бок, и сделал такое жалостливое лицо, что любой нищий отдал бы ему все имеющиеся деньги.

     Людмила Петровна покачала головой, забрала у русского пожирателя миски, небрежно кинув их в оловянный  таз с другой грязной посудой, отмокающей в мыльной воде. Обмотав руку полотенцем, женщина вытащила новую порцию яблочного пирога и поставила её на стол.

     - Чай или клюквенный кисель?

     - Кисель, конечно!

[AVA]http://s7.uploads.ru/liwEn.gif[/AVA]
[SGN]http://sh.uploads.ru/5GTwH.gifhttp://sh.uploads.ru/Q3I7p.gif[/SGN]

Отредактировано Antonin Dolohov (2018-05-11 18:39:41)

+2

14

Вообще-то слова этой Алисы не внушали спокойствия, а только напрягали. Да так, что кусок в горло не лез. Сначала та вдруг с чего-то спросила об отце Элли - о котором целительница не вспоминала последние невесть сколько лет! - затем ещё и её непонятный ответ... Нет, не непонятный, а невероятный. Элизабет, растерявшись, сама вскинула брови и отодвинула свою тарелку с основным блюдом. "Почему она спрашивает про моего отца? Не может же быть другого Фредерика Ариа?" - она нахмурилась и ещё раз оценивающим взглядом пробежалась по девушке, которая ещё недавно угрожала своей волшебной палочкой. Элизабет словно бы пыталась удостовериться, в своём ли она уме. Она - это Алиса. Впрочем, и Элли тоже.
"Выглядит уставшей. Может, у неё какой-нибудь хронический синдром? Спутанная речь, тон кожи, усталость в глазах... Держится на чае. Однако. Это не объясняет того, что она говорит", - Элли решила, что мясо точно поесть теперь не сможет, огорошенная странными сведениями. Оставалось заедать стресс сладким. Она придвинула пирог ближе к себе, видя, что Алиса явно не горит желанием разбавлять свой чайный рацион мучным. "Может, на диете", - мелькнула глупая мысль в голове женщины. На самом деле сейчас она должна была анализировать всё, что услышала. Сопоставлять факты, обмозговывать стратегию, искать помощь и выход из ситуации, однако... Во время стресса Элизабет из-за своей работы имела привычку просто отгораживаться от источника натянутых нервов. Это не раз помогало сосредоточиться на главном. С другой же стороны сейчас не было никакого "главного" помимо речей самой Алисы. Речей, больше похожих на неудачный розыгрыш. "Ну да. Это какой-то прикол, само собой".
Конечно, она не могла поверить в то, что говорила Алиса. Как минимум, потому что та утверждала, что она мать Невилла, а Элли прекрасно знала, как на самом деле сейчас выглядит мать Невилла и где она находится. Так и хотелось сказать "Вообще-то Алиса Лонгботтом сейчас на пятом этаже Мунго среди белых стен! Что вы мне лапшу на уши вешаете?", но, пожалуй, это не самый тактичный вариант. Особенно учитывая то, что волшебной палочки у Элли в руке сейчас не было, а вот Алиса - или кто там она на самом деле? - явно в этом плане ситуация была беспроигрышная. И как сейчас может быть ноябрь восемьдесят первого, если Элизабет... Нет, конечно, в 1981-м она уже родилась, но даже слова связанного сказать ещё способна не была! А Элизабет была уверена, что ей уже сорок пятый год пошел! Ладно, уверена не была, она давно перестала считать свои годы и обращать на них внимание, однако, вроде как, в прошлый раз она отмечала свои сорок четыре года на день рождения. "Или это и правда не моё время?" - она снова взглянула на окно, разглядывая скудную панораму, открывающуюся в немытых стёклах. Казалось бы, родные Косой и Лютный переулки, Элизабет давно живёт в этом районе и должна прекрасно знать каждый шажок, но всё здесь кажется каким-то... Не таким, каким всё должно быть. Как будто Элизабет находилась сейчас в параллельной Вселенной. "Или просто в другом времени?"
- Так... - наконец, Элли богато зачерпнула ложкой ароматного пирога, - значит, вы - мама Невилла, что вытекает из ваших слов, так? Значит, вы аврор? - не задумываясь о том, может ли это быть тайной, всё так же невозмутимо задала женщина уточняющий вопрос. "А если она аврор, то вовсе и неудивительно, что она знает моего отца, наверное. Может, его поймали и было громкое дело? Или он только разыскивается? Или... " - она ещё раз прокрутила в голове названную дату, но вот что было с ней самой в этот день... Когда убили её отца? Честно говоря, Ариа не могла точно вспомнить, ведь всё это было её прошлой жизнью, которую она перелистнула. От которой она отказалась. Из той семьи у неё только милая тётя. Тётя, с которой было решено никогда больше не упоминать в разговорах Фредерика Ариа и всего, что его касается. С друзьями тоже Элизабет не говорила о своём отце. Даже с Гермионой, которая когда-то оказалась случайно вовлечена в череду странных событий, касающихся подружки Фредерика Ариа, Элли говорила о чём угодно, только не о своей семье. Да она когда о тёте случайно упомянула - и то Гермиона удивилась, для неё это было большой новостью... Словом, Элли показалось, что как раз первого ноября 1981-го года, то есть, если верить Алисе (ли?), сегодня, произошло покушение Фредерика на неё. Или ей просто так кажется, потому что других дат теперь и в голову не лезет? Как бы то ни было, если Алиса аврор и если она знает отца Элизабет, который числится в приспешниках Тёмного Лорда, то вряд ли она с теплом, доверием и пониманием будет относиться к его дочери, правильно? Да ещё и с учётом того, что та из другого времени. "Может, мне всё же стоит хотя бы попытаться сбежать из её общества пока не поздно? Пока она не начала меня атаковать? Но я ведь не придерживаюсь взглядов отца... Хотя многие забывают спросить о взглядах в таких случаях. Доблестные авроры. Говорят, у Алисы был непростой характер. И аврор она была с "огоньком". Или я с кем-то путаю?" - она закусила губу непроизвольно, чем наверняка выдала свои мрачные мысли. Сразу после того она с кислым выражением лица водрузила добрую ложку сладкого себе в рот. И с не менее кислым выражением лица начала его пережёвывать. Пирог был вкусный, но... для Элизабет сейчас все чувства как-то притупились от волнения. "Прошлое есть прошлое. И оно в прошлом. Поэтому я давно решила не париться на этот счёт. Но как поступать, если я и сама вдруг оказалась в прошлом?" - она подняла озадаченный взгляд на Алису и решила, что в её ситуации лучше, наверное, выкладывать начистоту.
- Алиса. Мне трудно поверить что вы - мать Невилла и что вообще вас зовут Алиса, но как выходить из этого положения я не знаю. Меня напрягает так же, что вы интересуетесь моим отцом, но на всякий случай прошу иметь в виду, что мои идеалы резко расходятся с его взглядами. А учитывая ваши слова о времени и о Фрэнке, с которым я виделась только на пятом... - она запнулась и тут же исправилась, - Только в привычной мне обстановке, не затрагивающей ваши теории с временными скачками, наверное, я имею право сомневаться в том, что вы здоровы на голову? Была бы признательна, если бы вы хотя бы позволили провести диагностику простым колдомедицинским заклинанием, - выложила, как на духу Элли и от нервов заела свои слова ещё двумя ложками пирога. Вкус был очень приятный, хотя в пироге явно содержалось что-то незнакомое Элизабет. И это нечто незнакомое вдруг вылилось почти в паническую атаку. Или это так состав пирога на неё действовал? Зрачки расширились, дыхание участилось. Элли вскочила из-за стола. В ушах зазвенело, в глазах заискрило.
- ... Почему ты смеешься?.. Почему все вокруг смеются? - вдруг спросила Элизабет. Нужно ли говорить, что никто сейчас не смеялся? Что тут довольно пусто? Что Элизабет вела себя так, словно бы это она сама больна на голову?... Она схватилась руками за свои волосы и закружилась на месте, а затем внезапно села на пол, потому что окружение так плыло, что удерживать равновесие. От того, что всё плыло перед глазами, Элизабет даже начало укачивать - она трансгрессию-то не могла нормально перенести, а тут такое!..
- ... Кажется... У меня отравление... - заключила она деловитым тоном целителя, хотя с заплетающимся языком это выглядело вовсе не так убедительно, - это ты меня отравила... Ты... Ты хочешь меня убить... Врача... Ох, вот незадача!.. Врач - это я... - она закрыла глаза, словно бы надеясь, что это поможет избавиться от головокружения, но самочувствие не улучшалось. Надоела рутина? Пожалуй, лучшего выхода и не придумаешь.
[AVA]http://s5.uploads.ru/5wPsN.gif[/AVA]

+2

15

Алиса внимательно смотрела на реакцию собеседницы на ее слова. К сожалению, ничего, кроме недоумения и недоверия барышня не показала. Впрочем, неудивительно: окажись сама Лонгботтом в ситуации мисс Ариа, она бы тоже ушла в глухую оборону и отрицание. Еще чего не хватало, из своего не очень приятного, но все-таки привычного тысяча девятьсот восемьдесят первого оказаться в две тысячи двадцать третьем. Вроде именно этот год упоминала Элизабет. В общем, удивления у Лис реакция брюнетки не вызывала. Даже немного неловко стало, когда девушка отодвинула от себя заказанное рагу: блюдо пахло изумительно, да и выглядело так же, но пристальный взгляд Лонгботтом, а так же ее сообщение о том, какой год нынче на дворе, отбил, видимо, аппетит у бедняжки. Правда, "бедняжка" одарила Алису цепким взглядом пробитого жизнью колдомедика, которому в руки попал весьма любопытный пациент. То есть примерно в духе: "Как бы тебя вскрыть побыстрее?" Правда, внимание тут же переключилось на бонусный пирог, так что, вероятно, барышня обладала бронебойными нервами. Или просто заедала стресс сладеньким, что тоже весьма логично. Ну, или она просто любила пироги. В любом случае, она решительно притянула к себе блюдо и зачерпнула ложечкой пирог.
- Так, - наконец, выдала Элизабет. - Значит, вы - мама Невилла, что вытекает из ваших слов, так? Значит, вы аврор?
Алиса быстрым взглядом окинула помещение, а затем уставилась на брюнетку, теперь уже искренне надеясь, что та или подавится несчастным пирогом, или засунет в рот кусочек побольше и помолчит.
- Болтун - находка для шпиона, - пробурчала себе под нос Лонгботтом, отворачиваясь от Арии и потирая переносицу. - Барышня, с вами в разведку не ходи! - укоризненно заявила Лис.
"Видать, в счастливое время живет, раз может трепаться направо и налево!" - даже немного позавидовала Алиса.
О том, чтобы заявиться в бар на границе Лютного переулка, заявить, что ты аврор и не получить парочку заклинаний средней тяжести и выше, и говорить не стоило - эти времена прошли давным давно, и вообще больше походили на чудесную сказочку для детей о прекрасном, светлом будущем. Которое выглядело крайне сомнительно в данный, конкретный день, начавшийся так по-дурацки, а продолжавшийся вообще как полный дурдом. То есть еще более похоже на дурдом, чем обычная жизнь Алисы.
- Алиса. Мне трудно поверить что вы - мать Невилла и что вообще вас зовут Алиса, - продолжила брюнетка.
"Отлично! - скептически подумала Лонгботтом, тяжелым взглядом глядя на собеседницу. - Сначала она на весь зал объявила, что я аврор, затем выдала мое имя... Полагаю, следующий шаг будет гигантская мерцающая вывеска "Товарищи, тут Алиса Лонгботтом, аврор и жена аврора! Цельсь! Пли!""
- Ну, знаете ли, мне тоже не очень сильно верится, что Вы - дочь Фредерика Арии. Я, конечно, дико извиняюсь, но Вы не выглядите, как дочь молодого человека 25-ти лет, - ответила Лис. - Но могу Вас уверить, что интерес личный, а не профессиональный.
- Наверное, я имею право сомневаться в том, что вы здоровы на голову? Была бы признательна, если бы вы хотя бы позволили провести диагностику простым колдомедицинским заклинанием - заглотив еще парочку ложек пирога, сообщила Элизабет.
- Забавно, что о сомнениях о моем здоровье на голову говорит человек, который в тысяча девятьсот восемьдесят первом заявляет, что он из две тысячи двадцать третьего, - Алиса подняла глаза к потолку.
"Эй, Фенвик, если ты сидишь там где-то на облаке, спорнем, ты мне сейчас завидуешь? Наверняка, ты бы не отказался проверить эту дамочку. А вот и нечего умирать, неудачник белобрысый!" - война давалась тяжело, и по своим друзьям Алиса скучала больше, чем по кому либо.
- А по поводу временных скачков... Что ж. Есть один маггл, написавший "Если исключить невозможное, то, что останется, и будет правдой, сколь бы невероятным оно ни казалось". Все-таки умные они, эти магглы! В общем, если принять во внимание факты, такие как Ваше знакомство с моим сыном, которого мы в свет выносим только по большим праздникам, и Вас, кстати, в том обществе не было. А так же знание моего имени, хоть мы и не знакомы, если только вы не врете, говорит о том, что все-таки Вы в самом деле не из восемьдесят первого. Смиритесь, мисс, Вы не в две тысячи двадцать третьем!
Видимо, собеседница-таки прониклась речью Лонгботтом. Прониклась и слегка тронулась умом, потому что неожиданно заявила:
- Почему ты смеешься?.. Почему все вокруг смеются?
Стоило ли говорить, что вокруг никто не смеялся? Алиса в глубочайшем изумлении уставилась на Элизабет.
- И это меня-то надо проверять "простым колдомедицинским заклинанием"? Ну-ну! - только и смогла вымолвить Лонгботтом.
Брюнетка тем временем вскочила с места и, вцепившись себе в волосы, закружилась на месте, а затем неожиданно села, то есть почти рухнула, на пол.
- У меня отравление... - довольно связно и по-деловому выдало создание, и Алиса почти прекратила сомневаться, что оно и правда было колдомедиком. Слегка двинутым, конечно, по фазе, но кто нынче без греха? - Это ты меня отравила... Ты... Ты хочешь меня убить... - продолжила авось-и-правда-Ариа.
- Ага. Была такая... - "мысль" Алиса так и не смогла вымолвить, потому что вдруг вспомнила, кем был тот мужчина, мельком увиденный на кухне.
Лонгботтом подцепила на палец пудру с неожиданного комплимента от заведения и попробовала на кончик языка. Вкус был непривычный и отдавал чем-то смутно знакомым из разряда "Азкабан за контрабанду". Лис быстро сплюнула на пол: не хватало еще самой отравиться и такие же кренделя выписывать.
- Ах ты злобный русский вредитель! - пробурчала себе под нос Лонгботтом, бросив взгляд на дверь, ведущую на кухню. А затем снова посмотрела на несчастную отравленную дамочку. Еще предстояло решить, то ли это была такая  очень искусно составленная ловушка, а барышня просто изумительно отыгрывала свою роль, то ли просто обстоятельства так сложились, а Элизабет просто попала не в то место и не в то время - а если вспомнить теорию про путешествия во времени, то это вполне могло быть правдой, или же это была операция против Алисы, а Ариа - сопутствующий ущерб.
- Ладно, - палочка мгновенно оказалась в руке. - Посидите-ка пока тут, мисс. Никуда не уходите! - Алиса секунду с сомнением смотрела на все так же сидящую на полу девушку.
"Это во имя ее собственной безопасности! Еще не хватало, чтоб она покалечила кого-нибудь, себя в том числе!"
- Инкарцеро!
Лонгботтом села рядом с Элизабет и посмотрела ей прямо в глаза. Зрачки занимали чуть ли не всю радужку, дыхание было прерывистым, а способность понимать если не речь, то хотя бы происходящее вокруг, вызывала большие сомнения. Но Лис все-таки попыталась.
- Сиди здесь. Будет громко, но ты не пугайся. Сможешь вызвать у себя рвоту - будешь большой умницей. Так что постарайся. Мобиликорпус! - Лонгботтом переместила несчастную под стол, чтоб ее ненароком не задело шальное заклинание. Все-таки было бы крайне интересно продолжить с ней беседу, так неприятно и невовремя прервавшуюся.
Устроив девушку максимально удобно, как только может быть в данной ситуации, Алиса вылезла из-под стола и секунду сверлила взглядом дверь на кухню.
"Ну, а чего церемониться? Раз уж вздумали травить аврора, должны были понимать, что простым укоризненным взглядом все не окончится" - решила Лонгботтом и подняла волшебную палочку.
- Бомбарда!
Видимо, здание было достаточно ветхим, потому что вместо просто выбитой с косяком двери рухнула целая половина стены. Или это Алиса на нервной почве, возмущении и недосыпании слегка переборщила с мощностью заклинания. Но так даже эффектнее оказалось.
- Доброго дня, господа! - не дожидаясь, пока пыль осядет, сказала Лонгботтом, изображая на лице приветливую улыбку. Кажется, получился оскал в духе местной официантки. - У вас такой чудесный пирог! Не смогла удержаться, решила заглянуть на кухню, поблагодарить шеф-повара. А если повезет, то и рецептик узнать! Уж очень вкусный!
[AVA]http://sh.uploads.ru/c6OFb.gif[/AVA]

+2

16

В самом деле, Элизабет, которая уже давно забыла, что такое магическая война, совершенно не задумывалась об осторожности. Да она и во времена второй магической войны сидела в больнице, в стенах которой политике и распрям не было места, а потому даже тогда, больше двух десятков лет назад, она не осторожничала со словами, а говорила, как на духу. Сейчас же она, растерянная, даже можно сказать, потерянная во времени, тем более не задавалась вопросом, что может быть тайной, а что нет. Когда же Алиса (Алиса ли?) окинула её неодобрительным взглядом, Ариа на секунду почувствовала себя первокурсницей перед распределяющей шляпой. Что не так? Что так? На секунду она даже запаниковала, прежде чем в голову и по всем органам чувств не прошлось щекочущее пёрышко наркотического эффекта. Однажды Элизабет поймёт, чем её отравили, а пока... Пока она в панике болтала головой, пытаясь понять, почему все смеются, пытаясь разглядеть этих "всех" и понять, за что же эта девушка, Алиса, так её ненавидит.
"Потому что она не Алиса! Она меня обманула!" - она блуждала взглядом туда-сюда, но не могла различить фигуры аврора, хотя по факту она своим взглядом несколько раз пересеклась со взглядом Лонгботтом. Но сейчас она с трудом осознавала происходящее:
- Ах ты злобный русский вредитель! - с угрожающими нотками вдруг воскликнула девушка. Лекарю стало очень тревожно. Хуже! У нее началась паника, поскольку она до сих пор помнила, как когда-то, будучи ещё простым стажёром в Мунго, она решила отдохнуть вместе со своей подругой, а в итоге она вместе с Гермионой едва не стала заложницей двух чокнутых русских, которые, кажется, убивали младенцев. И спаслись они тогда лишь чудом. Конечно, их потом даже пригласили в Россию и поблагодарили за помощь в поимке опасных преступников (да они ведь тогда почти детьми были!) Но... Может, это русские, которые собираются ей отомстить? Стойте, как такое может быть, если это прошлое? Или никакое это не прошлое, а всего лишь навсего постановка? И Алиса - подставное лицо?! Вдруг она из клана русской мафии или чего-то в этом духе? Почему её нашли только сейчас, здесь? И куда смотрят авроры?! Почему никто не идёт спасать её?
Да, наркотическое вещество очень сильно помутило рассудок Элизабет. Девушка не различала реального и невероятного, не могла оценить, что вообще гипотетически возможно, а что - нет. И почему Алиса так кстати заговорила словами Шерлока Холмса - точнее сказать, Конана Дойля? А вдруг она вообще никакой не волшебник? Вдруг Элизабет сейчас где-то в маггловском районе, её накачали дешёвым наркотиком, избили, изнасиловали? А вдруг всё это кошмарный сон - бред сумасшедшего? И вот скажите! Какая версия звучит более правдоподобной? Даже без наркотических веществ очевидно, что версия с путешествиями во времени выглядит не слишком правдоподобно на фоне, хотя бы и простого психического автоматизма в бессознательном состоянии?
- Только не русские! Пожалуйста, только не русские! - вспышка рассудка, появившаяся в голове Элизабет и перекосившая её лицо страшными воспоминаниями, о русских, быстро погасла. Ариа бездумно уставилась на аврора, пока та раздавала свои распоряжения. Неясно, для кого она старалась, потому как Элли явно не понимала того, что пыталась до неё донести Алиса.
- Посидите-ка пока тут, мисс. Никуда не уходите! - и почему это Ариа должна её слушать?! Она не просто не доверяла сейчас Алисе, но видела в ней действительно почти злодейку, которая и смотрит с осуждением, и русскими угрожает и... И всё это вообще-то у нормального человека с ясным рассудком не вязалось бы в стройную версию о происходящем со злодейкой-Алисой в главной роли, но когда твои мозги ничего не соображают, тебе не нужны никакие объяснения и ответы. Ты просто видишь перед собой недоброжелателя и...
- Ты хочешь моей смерти!.. Ты убийца!.. - Элизабет обманывали многие чувства, но вот то, что её сейчас наглым образом связали и поместили туда, куда хотели, она почувствовала даже слишком хорошо. Это реальное ощущение только подтвердило творившийся в голове хаос, - кто-нибудь! Шарлатанка! Она связала меня!.. - Элизабет не удержалась ровно так, как её усадила под столом Алиса, потому как слишком энергично пыталась вскочить. Вместо этого, само собой, она только подскочила на месте и треснулась головой о столешницу, после чего благополучно упала в бок на пол, - она ударила меня! Прямо по голове! - ей казалось, что она вопит изо всех сил, но чувства, обострённые до предела, выдавали всё совершенно не таким, каким оно было. Громкость регулировалась сама собой, а, может, она просто оглохла?.. "С чего бы вдруг?!" - в её голове повторилось то, что Алиса сказала мгновением раньше, но то, что тогда мозг благополучно упустил: "Бомбарда!" - оглушительный взрыв потому и называется оглушительным, что после него ни черта не слышишь.
Такими темпами от кафе быстро ничего не останется. Но далеко не все были согласны на такое. Элизабет просто оглушительно орала, без слов и смысла - какой смысл у человека под дурманом? Просто кричала, словно бы взывая на помощь, надеясь на то, что её не оставят тут потом, когда от кафе ничего не останется, под грудой камней. От удара перед глазами были звёзды, а от оглушительного взрыва и странного положения и впрямь страшно тошнило. А между тем из-за полуразрушенной стены к контратаке возмущённого аврора готовилась владелица заведения, которую подобное обращение с её детищем не просто разозлило, но оскорбило до глубины души!
- Бориславович, - с угрозой прошипела Людмила Петровна, словно бы напоминая тому, что ещё недавно обещала того в люля скрутить, если вдруг в Сирене начнётся потасовка - не прошло и десяти минут. В долгу она не осталась, но, поскольку разрушений для своего гнёздышка не желала, пользовалась она заклинаниями, способными навредить исключительно живому. А вот от приветствий она воздержалась, - Silencio*! Reticulum**! Tormentius***!.. - ещё недавно в её руке была поварёшка, но с волшебной палочкой женщина управлялась ничуть не хуже, чем с кухонным инвентарём. Её взмахи были крайне быстрыми, особенно для простой кухарки. Не так проста она была и, конечно, не могла не просверлить взглядом застывшего над своей порцией Долохова, - не поперхнись. Ишшо немного и ты станешься самой плохой приметой для меня, похлешше чёрных кошек да пустых вёдер, понял, да?!
Искры и заклинания летали по всему заведению. Вспышки, которые, казалось, летели вовсе не из волшебной палочки, а из глаз владелицы заведения, были настолько ослепительны, что в какой-то момент Элизабет снова поплохело. Её разом стошнило, а ещё через мгновение она начала терять сознание, сказав перед отключкой только многозначительное "Спасибо, очень вкусно...". А затем её накрыла сетка, которую наколдовала кухарка, несколько промахнувшись и не попав в прыткого аврора.


Silencio* - лишает цель голоса. Человек, к которому оно было применено, не сможет издать ни звука.
Reticulum** - набрасывает на противника сетку.
Tormentius*** - приносит боль, страшную агонию; сотни тысяч магических иголок пронизывают кости и мышцы, тело корчится от невыносимой боли. Едва заклинание касается вас, тело содрогается от боли.
[AVA]http://s5.uploads.ru/5wPsN.gif[/AVA]

+2

17

Мисс Ариа, конечно, сидеть спокойно под столом не хотела. Вообще-то Алиса не очень и рассчитывала на то, что брюнетка послушно сядет по столом и не будет двигаться. Более того, Лонгботтом была бы крайне удивлена такому послушанию девушки. Особенно под наркотическим веществом. Но барышня оказалась весьма буйной, даже в состоянии отсутствия связи с реальностью. Она вырывалась из магических пут и весьма громко высказывала свой протест.
- Ты хочешь моей смерти!.. Ты убийца!.. - заявило это создание, ерзая по полу. Да так активно, что ударилась головой о столешницу. И тут же повесила и этот неприятный момент своей жизни на Алисину совесть. Если б только она знала, что такая давно уже пала смертью храбрых, не выдержав суровых аврорских будней. - Она ударила меня! Прямо по голове!
- Что же творится в твоей голове-то? - Лонгботтом не знала смеяться ей или плакать. Поэтому она решила, что лучше оставить эти философские размышления на потом, а сейчас разобраться с источником всех проблем.

Кухня несчастной "Слепой Сирены" выглядела ахово. После того, как осела пыль от Бомбарды, разнесшей большую часть стены, открылся истинный вид на масштаб разрушений. А посмотреть было на что. То тут, то там валялись куски штукатурки и обломки кирпичей, из которых была сделана стена, а все горизонтальные поверхности покрывал толстый слой каменной пыли. Возможно, Алисе и было бы неловко за всю эту разруху, но ведь они же волшебники, в конце концов, заклинанием "Reparo" владеют. Поэтому Лис просто зашла в помещение кухни, аккуратно переступая через то, что еще недавно было стеной.
Местное общество встретило Алису изумленным десятисекундным молчанием. Лонгботтом не могла их осуждать - ее появление и правда было излишне эффектным. На Алису уставились три пары глаз, выражавших крайнюю степень недоумения.
- Прошу прощения. Дамы и господин, - поправилась Лис, вежливо улыбаясь.
Кажется, это послужило сигналом к действию, потому что все тут же отмерли. Седовласая, невысокая женщина телосложения такого мощного, что Алиса диву давалась, очевидно, хозяйка этого весьма гостеприимного заведения, моментально развила бурную деятельность. Женщина бросалась заклинаниями направо и налево, одновременно ругая русского Пожирателя Смерти на чем свет стоит. Очевидно, Долохов успел и ей крови попортить, искалечив бар. На приветствия нового члена их закрытого клуба любителей кулинарии она, конечно, размениваться не стала.
"Понятно, в кого персонал такой неприветливый."
Рыжая помощница, кстати, от хозяйки не отставала, но ее восклицания просто тонули в гневной речи владелицы "Слепой Сирены". А вот Долохов, почему-то пребывал в весьма задумчивом, если не сказать, в оцепеневшем состоянии.
"Может, его тоже чем-то веселым накормили?" - мельком подумала Алиса, а потом стало не до смеха.
- Silencio! - грохотала хозяйка, бросаясь заклинаниями.
Лонгботтом рефлекторно отбила заклинание простым "Протего". Не сказать, что заклинание немоты сильно навредило бы ей. Любой уважающий себя аврор владел невербальными заклинаниями как раз на такой случай. Просто у Лис невербальные заклятия получались на пару секунд медленнее, а в пылу битвы это могло решить результат. К тому же, чего таить, Алиса любила поболтать в процессе. Как-то это успокаивало и настраивало на нужный лад.
- Reticulum! - снова сделала выпад хозяйка, выбрасывая магическую сеть. Здесь Алиса просто присела, пропуская заклинание над головой. Сеть вылетела через пролом и исчезла где-то в общем зале. Куда именно она улетела, Лис решила не всматриваться, слишком уж много интересного и слабо совместимого с жизнью, если отвлечься, происходило вокруг нее.
- Сударыня, Вы бы не усугубляли, а, - посоветовала Лонгботтом, поднимаясь.
- Tormentius! - не вняла хозяйка.
В этот раз Лис увернуться-то увернулась, но не очень ловко это у нее вышло. Заклинание скользнуло по плечу. Руку будто миллион иголок проткнуло. Лонгботтом невольно вскрикнула, и присела. Судороги - дело такое. Лучше просто переждать.
- Ладно. Я вас предупредила, вы меня услышали, - прошипела Алиса, отбивая заклинание рыжей официантки.
И в следующее мгновение аппарировала прямо к ней. Ведение боя со множественной трансгрессией не было любимой тактикой Лис. Это забирало много сил и энергии. Но с кем поведешься, от того и наберешься. Этой тактики довольно часто придерживался Росс, а Алиса на своей шкуре знала, что бывший наставник, а нынче коллега и лучший друг ерундой страдать не будет. Так что время от времени и она использовала эту тактику, особенно, когда оставалась без прикрытия, как вот сейчас. Только в отличии от Леонарда, Лонгботтом время от времени промахивалась. Не сильно в плане общего пространства, но достаточно существенно в рамках конкретного боя. Вот и сейчас Лис оказалась слишком близко от официантки. И даже обычное оглушающее заклинание, брошенное с такого расстояния в упор могло серьезно повредить девушке. А, что ни говори, инвалидности или, не дай Мерлин, смерти ей Алиса не хотела. Ну, подумаешь, манеры у нее оставляют желать лучшего. Не убивать же?  Поэтому Лонгботтом, ничтоже сумняшеся, сначала ударила девушку локтем в нос, а затем припечатала головой о разделочный стол, рядом с которым та так опрометчиво находилась.
Правда тут же пришлось моментально прятаться. Уж не знала Алиса, в каких отношениях состояли хозяйка с официанткой, но шквал заклинаний, обрушившийся на Лис, производил впечатление. Пришлось в срочном порядке опрокидывать мебель и прятаться за ней.
- Confringo*! - дождавшись секундной паузы, крикнула Алиса, высовываясь из своего не сказать что надежного, но все таки укрытия.
Заклинание тоже было из разряда любимых у Росса. До этого момента бывшая рейвенкловка даже не задумывалась, как много она переняла у него. Жаль только, что инстинкта самосохранения не прихватила.
Стена за противниками брызнула во все стороны осколками кирпича. Не дожидаясь, пока Долохов со своей седовласой подружкой придут в себя, Лонгботтом еще раз вскинула палочку.
- Impedimenta**! Petrificus Totalus***! Frizio****!


* Confringo - производит взрыв. Прямое попадание в человека может нанести серьёзные повреждения или даже убить.
** Impedimenta - замедляет или останавливает действия противника.
*** Petrificus Totalus - блокирует тело.
**** Frizio - создаёт поток льда, который вырывается из палочки мчится в сторону противника. Способен заморозить цель на добрых полчаса.

[AVA]http://sh.uploads.ru/c6OFb.gif[/AVA]

+1

18

То, что начало происходить в "Слепой Сирене" дальше можно было бы назвать настоящим фестивалем безумия и наркомании. Сначала было очень забавно наблюдать за первой попавшей под действие таинственных порошков правосудия волшебницы с греческими корнями. Антонин даже чуть не подавился пирогом, когда медик посетовала на то, что ей нужен медик. Когда же вторая, светловолосая волшебница нацелила на стену палочку, хихикающие наблюдатели поспешили ретироваться от двери, чтобы их ничем случайно не задело. Каков же был шок Антонина, когда безумная блондинка умудрилась снести одним заклинанием целую стену.

     - Ох, мать... Это ты зря! Это ты прям очень очень зря! - сочувственно подумал пожиратель смерти, и незамедлительно ретировался в самый дальний угол кухни, чтобы его случайно не зацепило какое-нибудь коварное заклинание. Доставать палочку, в спешке призывать посох или попытаться дать отпор каким либо другим образом двум взбесившимся женщинам Долохову даже в голову не пришло - продолжая наблюдать за происходящим, он с удвоенным энтузиазмом пожирал пирог, периодически запивая его киселем. Он слишком хорошо знал буйный нрав Людмилы Петровны. Более безопасным было бы предложить Темному Лорду глазные капли от красноты, нежели сломать хоть один стул в "Слепой Сирене".

     - Бориславович! Silencio! Reticulum! Tormentius!.. Не поперхнись. Ишшо немного и ты станешься самой плохой приметой для меня, похлешше чёрных кошек да пустых вёдер, понял, да?!

     Антонин усиленно заработал челюстями, чтобы быстрее проживать кусок, и запил его киселём. - Людила Петровна, я ж вообще не при чем. Покушать зашел, что вы начинаете то сразу? Вы разбиваете мне сердце. Тем более, вы знаете, куда потом присылать счёт за погром. Оплачу лучших мастеров, обещаю! - заверил пожилую волшебницу дурмстрангец на русском языке, пригибаясь и закрывая ладонью кружку от попадания кирпичной крошки. - Вы только обиду меня не держите, Людмила Петровна. Мы ж мне как бабушка! - поднявшись и с сожалением поставив кружку на полуразрушенный стол, пожиратель смерти учтиво поклонился хозяйке "Слепой Сирены", и так же, на чистом русском, поблагодарил: - Спасибо вам ещё раз за кушанья. Высылайте счет, не стесняйтесь. А пока, с вашего позволения, отправлюсь ка я восвояси. А то если сейчас действительно аврорат наглянет, проблем не оберетесь. 

     - Ой, да иди уже, чтоб духу твоего сдеся не было. И не сомневайс, сет я тебе такой выставлю, что не обрадуешься! Посмотри, во что мою Сиренушку превратили, курвы! - отмахнулась от него русская волшебница с греческими корнями, и продолжила осыпать зарвавшуюся блондинку градом заклинаний и полностью утратив интерес к Антонину.

    А Долохову не нужно было повторять дважды. Уже в следующее мгновение его окутала ослепительная вспышка телепортации. И вот уже Антонин, насвистывая под нос и ощущая в животе приятную тяжесть и тепло, по мощеной опилками дорожке направлялся в сторону своего дома. Он собирался проспать так много, сколько ему только удасться.

[AVA]http://s7.uploads.ru/liwEn.gif[/AVA]
[SGN]http://sh.uploads.ru/5GTwH.gifhttp://sh.uploads.ru/Q3I7p.gif[/SGN]

+2

19

Стошнило. По всему телу слабость. Судороги.
Медленно возвращается осознание происходящего. перед глазами плавают разноцветные круги и блёстки, блёстки, много блёсток... Как будто она барби в мире сияющих страз. "Красиво..." - в этот момент её снова прихватило, тошнота была близко, но так и не подошла. Пришлось помогать себе пальцами. Желудок вот-вот вывернется на изнанку, если ещё не. Внутри всё спёрло, а здесь... Во рту был неприятный вкус, который почему-то отдавал мочеными яблоками - пирог был с яблоками или всё-таки не с ними? А про витающий аромат свежепроизведённой на свет рвоты был таким резким, что щипало в глазах.
"Да чтоб я ещё хоть раз в какие порталы проваливалась!" - она рухнула на бок, постаравшись сделать так, чтобы этот её "бок" не пришёлся в самую лужу с мелко пережеванными кусочками пирога.
"Что это за е_аная хе_ня такая была?.." - она перебирала в голове все известные субстанции и зелья, но ей правда пока не попадалось прежде ничего, что бы можно было так незаметно подсыпать и тем вызвать галлюцинации. Или просто голова отказывалась работать в полную силу. Мозг отказывался воспринимать происходящее за реальность. Сыпалась крошка штукатурки. Вспышки летали по всему скромному залу, уже насильно объединённому с кухней. Эти вспышки только прибавляли "спецэффектов" в глазах Элли. Нужно было срочно разобраться в том, что из всего происходящего - реальность, а что -  фантомы. Иначе не хватало тут помереть в собственной блевоте. "Пресвятая Моргана, спаси душу мою грешную, прости мне все мои грехи..." - в голове была настоящая каша, самые настоящие вьетнамские флешбэки проносились пере глазами со скоростью света. Не так уж часто Элизабет угрожала опасность, она не была уверена, что выживет сегодня. Связанная. Под столом. Но она пыталась ползти, пыталась лезть туда, где был выход. В какой-то момент она вдруг поняла, что все её усилия тщетны, потому что паутина теней оказалась вовсе не игрой света, а сетью которую накинули на Элизабет в ходе потасовки. Сеть препятствовала движению. Нужна была волшебная палочка, но где же она? Куда она делась? Элли пыталась почувствовать собственные пальцы и вообще всё, что было в их зоне досягаемости. Верёвки, связывающие руки и всё тело, сильно натирали запястья.
Внезапно появилась Виола. Крохотное создание, любимая игуана. Элли ненавидел животных, если только это были не её животные. Было и ещё одно создание. Его звали Гитлер. Но о подобных пристрастиях лучше ни с кем не делиться - особенно с самим Гитти и его хозяином, а то возомнят о себе невесть что.
- Вивола... Вилоа... - беззвучно звала Элизабет своё чешуйчатое создание. И игуана услышала свою хозяйку, появилась моментально, держа в своём хвосте волшебную палочку, - ближе... Да не в гваз мне т-тычь, в рурку мне дай... в ру-ку! - будучи связанной, трудно объяснить несчастному животному, что ты от него требуешь, потому что человеческий язык оно не понимало (да и язык был недостаточно чётким), а траекторию взгляда отслеживать - довольно непростая задача для глупенькой игуаны. Но та была не бестолкова и начала носиться вокруг Элизабет в надежде, что она наконец окажется там, где надо хозяйке. И в какой-то момент Элли выхватила волшебную палочку как раз за секунду до того, как её схватил отраженный владелицей заведения Petrificus Totalus, который в безупречном исполнении продемонстрировал аврор.
- Evanesco! Pro-rtego, - успела ухнуть Элизабет, неуверенно взмахнув волшебной палочкой дважды. Первый взмах ещё вышел кое-как, сетка над головой пропала, но вот второй... Взмах получился неважный, учитывая то, что руки были связаны, а язык всё ещё отказывался ворочаться. Флитвик предупреждал, что неверное произнесение или взмах могут привести к непоправимым последствиям. Защитные чары не получились от слова "совсем". Элизабет словила заклинание, полностью парализовавшее её тело. Бессмысленным взглядом она смотрела вперёд, туда, куда из-по её второго, "неудачного", заклинания вылетела дюжина вспышек вроде пышного фейерверка. Каждая вспышка летела по своей сложной спиралевидной траектории, поджигая всё на своём пути и создавая приличный взрыв при пересечении траектории с чем бы то ни было. Вот вам и "Pro-rtego". Одна такая спиралька едва не ослепила несчастную Людмилу Петровну, и та, словно вампир, шипящий на солнце, вынуждена была прекратить атаки и ненадолго отступить в укрытие. Загоревшееся и искалеченное заведение её разозлило. Очень разозлило. С тех пор из-под её руки летели исключительно красные и зелёные вспышки - и вряд ли это были простые сигнальные искры!
- Умри! Умри! Умри! - кричала она на русском. Элизабет ничего не могла делать из своего безвыходного положения. Она была убеждена, что русское "Умри" - это какое-то заклинание и надеялась, что оно не схоже с непростительным заклятием смерти. Но было страшно. Она не участвовала во второй магической войне, опыта дуэльного тоже как такового не было. Она была рождена для того, чтобы лечить людей а не для того, чтобы их калечить. Для того, чтобы созидать, а не уничтожать - а в итоге заведение загоралось с бешеной скоростью. Дым шел по полу, дышать становилось нечем.
"Возможно это мой конец... Возможно - начало... Только Бьёрн будет ругаться... Но что такое смерть?" - мысли о фатальном исходе почти успокаивали. Ничего ведь страшного. Люди каждый день умирают, ей ли не знать? А если она в прошлом, в разгаре первой магической войны, так тут это и вовсе обыкновенное дело. Её даже искать не будут, не похоронят. А, может, её наоборот найдут и успеют спасти - Элизабет знала, что колдомедики действительно способны на настоящие чудеса. "Только вот, все они и так, наверное, в такой день сильно заняты".
- Гори, гори, гори в аду! - кричала владелица. Элизабет не видела, как загорелась Алиса, прежде чем Людмилу Петровну, взбешённую видом горящего любимого дела и потому на секунду потерявшую контроль, схватило "Frizio". Рыжая хамка-официантка незамедлительно трансгрессировала вместе с замерзшей владелицей Слепой Сирены.
[AVA]http://s5.uploads.ru/5wPsN.gif[/AVA]

+2

20

Старушенция разбушевалась не на шутку. При том делала это весьма забавно, наблюдай Алиса это все со стороны: ругалась на Долохова, забившегося в дальний угол и там активно дожевывашего остатки пирога и запивавшего его какой-то ядовито-розовой жидкостью, а заклинания бросала если не в саму Лонгботтом, то, по крайней мере, в ее сторону.
"И хоть бы раз ошиблась направлением!" - с невольным восхищением подумала Лис, снова прячась за поваленный стол, теперь украшенный подпалинами. Вообще-то на счет этой русской Лонгботтом не питала никаких иллюзий. Начать с того, что все русские слегка с головой не дружат, а эта еще и товарка Долохова. Но какого ляда ее тогда понесло в ресторанный бизнес? Нужно понимать, что с такими связями и знакомствами всегда будешь рисковать своим делом. А если уж любишь подсыпать клиентам всякую гадость в еду, то и подавно. Сама-то Алиса сносить стену не хотела, тут сложились обстоятельства, недосып и раздражение. Но могут найтись и более вспыльчивые люди, которые разнесут бар вполне осознанно. И Лис не могла их осуждать.
Тем не менее, с этим безобразием надо было заканчивать. Лонгботтом выглянула из своего, прости Мерлин, убежища и бросила еще парочку заклинаний. Видимо, ее первое замораживающее заклинание было отбито, раз этот криминальный русский дуэт так активно отбивался. Точнее, отбивалась хозяйка бара, Антонин же активно набивал брюхо. После чего сполз со стула и принялся прощался.
- Стоять! - крикнула Лонгботтом, отвлекаясь от хозяйки и посылая в Пожирателя Смерти обычный Петрификус.
Увы, заклинание достигнуть цели не успело: Долохов просто взял и аппарировал, оставив пожилую женщину саму разбираться со всеми проблемами. Алиса не удержалась и от досады даже рыкнула.
- Чтоб тебе этот пирог месячным запором аукнулся, - в сердцах буркнула Лис, почти не сомневаясь, что так оно и будет. Уж что-что, а накладывать мелкие проклятия больше пакостнического характера она умела виртуозно, еще со школьных времен. - Сударыня, Вы бы лучше друзей выбирали, что ли, - укоризненно покачав головой, посоветовала хозяйке Алиса, глядя на это дезертирство.
Но русская ведьма не оценила совет Лис, потому что разразилась таким возмущенным криком, что все банши Ирландии сбежались за автографами, а вздумай она еще и мастер-класс давать, так билеты раскупили бы в первые же минуты.
- Ой, не надо так нервничать, - Лонгботтом от неожиданности присела обратно за стол и прочистила ухо пальцем. - Я тоже возмущена до глубины души его поступком. Разве это не повод помириться и восстановить Ваш ресторан? - тут Алиса слегка покривила душой: на ресторан заведение русской ведьмы явно не тянуло, так, бар, но что не сделаешь ради успокоения несчастной женщины, которой не повезло с друзьями. - На жизнь пожалуйтесь, на знакомых, расскажете, как Вас угораздило связаться с этим чудаком на букву "М"... - вообще сама-то хозяйка "Слепой Сирены" ей была без надобности. Кроме дружбы с крайне подозрительными личностями и очень скверного обслуживания ей предъявить было нечего, если только не удастся узнать, что она подсыпала в пирог. Так что Лис-то вообще только за Долоховым и зашла. Ну, и поинтересоваться что за секретный ингредиент такой был в десерте, конечно. Так что устроить перемирие было вполне логичным ходом.
На другой стороне затихли. Видимо, идея не разрушать заведение была очень по нраву хозяйке. Алиса быстро выглянула из-за стола и поняла, что совсем не ее речи заставили замолкнуть голосистую ведьму. Мимо пролетел сноп искр, больше похожих на сигнальные, традиционно используемые волшебниками. Другой такой пролетел мимо Людмилы Петровны, заставляя ее отступить назад и прекратить обмен заклинаниями. Лонгботтом недоуменно посмотрела на эти искры, двигающиеся по такой чудной траектории, что дальнейшее движение предсказать было просто невозможно. Впрочем, долго любоваться на это непонятное явление ей не дали. Потому что одна из искорок врезалась в стол. Который тут же с готовностью взорвался.
Лонгботтом резко отпрянула от несчастной мебели, прикрывая лицо рукой.
- Мать твою! А это еще что за хрень? - только и выдохнула она, ошеломленно глядя на это безобразие. А посмотреть было на что, множество искорок врезались в стены, потолок и предметы мебели, взрывая все на своем пути. "Слепая сирена" из слегка разрушенного бара, все увечья которого можно было бы решить простым "Репаро", стремительно превращалась в груду пепла. Ясное дело, хозяйке данное положение дел не понравилось, и перемирие накрылось медным тазом.
Взревев раненой белугой, Людмила Петровна принялась с новой силой разбрасывать заклинания, видимо, решив взять не прицельностью нападения, так просто количеством чар. При этом она умудрялась кричать что-то на русском. Очень непонятное, но весьма пугающее.
- Ээ! Женщина, внимание! Это не моя вина! Frizio! - в этот раз заклинание достигло цели. Увлеченная активным нападением хозяйка пропустила контратаку Алисы, моментально покрылась толстой коркой льда. И тут же в разделочный стол, рядом с которым оказалась Лонгботтом, пока отстреливалась от бешеной русской ведьмы, влетела очередная искорка. В этот раз отскочить блондинка не успела: пламя быстро перекинулось на ее мантию.
- Агуаменти! - Лис направила на мантию волшебную палочку, справедливо полагая, что лучше уж промокнуть, чем сгореть. Пока Алиса занималась своей одеждой, рядом метнулась рыжая тень. Хамоватая официантка очнулась, оценила ситуацию и решила, что пора делать ноги. Поэтому, прихватив с собой заледеневшую хозяйку, девица трансгрессировала. И Алиса вполне была с ней солидарна. Но аппарировать сразу она не могла, потому что тельце, которое нужно было забрать ей, сейчас находилось в общем зале. Про дочку Фреда Лис не забыла, правда не думала, что возвращаться к ней придется вот в таких вот декорациях.
В общем зале, понятное дело, никого уже не было. Даже любопытных, решивших посмотреть, как хозяйка заведения зарвавшуюся девицу, снесшую стену, четвертовать будет, как ветром сдуло, стоило начаться пожару. Только рядом со столиком Лонгботтом все еще лежала фигурка. Алиса подбежала к девушке. Выглядела та весьма печально: в явно неудобной позе, без сознания и, очевидно, ту все-таки стошнило. Но времени обращать на это внимание не было вообще от слова совсем. Так же как и на то, что глаза от дыма слезились, а дышать с каждой секундой становилось все труднее. Присев рядом с Элизабет, она положила ладонь на плечо несчастной и только сейчас заметила мечущуюся рядом с телом хозяйки игуану.
- Животное. Быстро сюда, - спокойно сказала ей Лис, вспоминая уроки по Уходу за Магическими Существами. Видимо, питомица Ариа была смышленой, потому что не стала бегать вокруг, а просто вцепилась лапками в рукав блондинки. Лонгботтмо сжала плечо девушки и аппарировала в единственное ближайшее место, в лояльности хозяина которого она не сомневалась.

Задний двор кафе-мороженого Флориана Фортескью был  загружен пустыми коробками. Видимо, в кафе друга недавно завезли свежую продукцию, а вот коробки увезти еще не успели. Алиса аппарировала прямо к порогу задней двери здания. Ариа все еще в бессознательном состоянии рухнула рядом.
"Кого-то ждет парочка синяков", - с сочувствием подумала Лис и постучала в дверь.
Через какое-то время раздался полный подозрения голос старого друга:
- Кто?
- Это Алиса, - ответила она и, не дожидаясь уточняющих вопросов, быстро продолжила. - Я училась на первом курсе, когда ты заканчивал Рейвенкло. Однажды, когда мы с мальчишками поссорились, ты пригласил меня посидеть с тобой и твоей компанией весь вечер.
- Алиска! - тут же раздалось гораздо радостней, и Флориан открыл дверь, улыбаясь. - О! У тебя новая зверюшка? А Тор чего?
Алиса сначала недоуменно посмотрела на Фортескью и только потом вспомнила, что за ее рукав все так же цепляется игуана Элизабет.
- Да нет. Это ее, - лис кивнула на Ариа. Лицо Флориана тут же стало серьезным, стоило ему увидеть девушку. - Мне нужно привести ее в порядок и расспросить. Она не подозреваемая, так что тащить ее в Аврорат смысла нет. К тому же подопечные Скримджера всю душу из нее высосут, дементоры несчастные, - Алиса поморщилась, вспоминая коллег. - Можно пересидеть у тебя какое-то время, пока я не разберусь с этим со всем?
Лонгботтом вопросительно посмотрела на Фортескью и, получив утвердительный кивок, радостно улыбнулась.
- Вингардиум Левиоса! - контролируя полет тела артефактом, Лис занесла Элизабет в дальнюю комнату, расположенную за кухней, но Фло только отрицательно покачал головой.
- Лучше на второй этаж. Там мои личные комнаты, поэтому вас никто не потревожит.
- Спасибо, - Алиса положила ладонь на плечо друга, после чего перенесла девушку на вверх по лестнице.
В комнате, которую обнаружила на втором этаже Лис, оказалась даже кровать, и Лонгботтом осторожно опустила несчастную на нее.
- Ладно. Хватит спать. Rennervate*! - Алиса направила артефакт на Ариа. Та вроде открыла глаза, но двигаться так и не стала. Лонгботтом нахмурилась. - Под Петрификусом, что ли? Фините Инкататем!
Пока девушка приходила в себя, Алиса выдвинула стул, поставила его напротив кровати, села и принялась задумчиво рассматривать Элизабет.
- Ты правда из 2023 года? - после небольшой паузы спросила она. - Как там всё?


*Rennervate - приводит в сознание
[AVA]http://sh.uploads.ru/c6OFb.gif[/AVA]

+1


Вы здесь » | Three Generations: I would rather die | » Хроники Хогвартса » Give up! [1981, November]