1245



625



1355



1455


Ученики

из будущего первыми шагнули в прошлое и оказались в плену у самого Волдеморта, а Пожиратели с ночи ищут гостей из порталов. Но где же Орден Феникса?

Внимание!

Добро вовсю сражается со злом, уже есть жертвы. Гости из будущего бросили все силы на изменение прошлого. Но куда же смотрит Министерство?
ЛУЧШИЙ ИГРОК
Roderick Hayes
ЛУЧШАЯ ПАРА
Sirius Black & Amy Carter
ЛУЧШИЙ ТАНДЕМ
Alice Longbottom & Amy Carter
ЛУЧШИЙ ЭПИЗОД
Your lips, my lips - apocalypse
ЛУЧШИЙ СЮЖЕТ
Family first

2023 год - 16/10, пн | 1998 год - 7/05, чт | 1981 год - 1/11, вск.

● Lord Voldemort - Dancing with the Death [1981, November]
● Katherine Adderly - Walk through the fire [1981, November]
● Veleda Brustie - Weird day, weird night, weird life [2023, October]
● Evan Rosier - Hard times always reveal true feelings © [1981, November]
● Remus J. Lupin - I feel like a storm is coming © [1981, November]
● Remus J. Lupin - Where there’s a will, there’s a way [1998, May]
● Scorpius H. Malfoy - A friend in need is a friend indeed © [1981, November]
● Albus S. Potter - I will change you, I will break you down [1981, November]
● Lord Voldemort - Obey your Master [1981, November]
● Severus Snape - Ask no questions and hear no lies [1981, November]
● Lord Voldemort - Too many children under my care [1981, November]
● Gregory Goyle - Еще глоток, и мы горим [1998, May]
● Draco Malfoy - Child has the right to be protected within the family [1981, November]
● Patrick Rutherford - Our last goodbye was never said © [1981, November]
● Remus J. Lupin - Compromise - is not an act of weakness [1981, November]
● Marlene McKinnon - Everyone you'll ever meet knows something you don't © [1981, November]
● Patrick Rutherford - After a storm comes a calm... or not? [1981, November]
● Marlene McKinnon - Sometimes it's better not to know © [1981, November]
● James Potter - No rest for the wicked © [1981, November]
● Claire Rutherford - A problem is only as big as you make it © [1981, November]
● Regulus Black - They are not as black as they are painted [1981, November]
● Severus Snape - Audiatur et altera pars [1981, November]
● Claire Rutherford - From bad to worse © [1981, November]
● Penelope Clearwater - A woman’s work is never done [1981, November]
● Leonard Ross - Danger hides in beauty and beauty in danger © [1981, November]
● Peter Pettigrew - Catch me if you can © [1981, November]
● Elizabeth Aria - Give up! [1981, November]
● Evan Rosier - Anything that can possibly go wrong, does © [1981, November]
● Lord Voldemort - No time for games © [1981, November]
● Elizabeth Aria - Family first [1981, November]
● Megan Pschell - Danger is real, but fear is a choice © [1981, November]
● Grace Swan - I'll save you [1998, May]
● James S. Potter - Time is all we have © [2023, October]
● Alecto Carrow - I wanna do bad things with you © [1981, November]
● Kyle Graham - Forewarned is forearmed © [1998, May]

| Three Generations: I would rather die |

Объявление




Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » | Three Generations: I would rather die | » Хроники Хогвартса » Sometimes it's better not to know © [1981, November]


Sometimes it's better not to know © [1981, November]

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

http://s016.radikal.ru/i335/1611/4a/0a9ea02e995c.gifhttp://s020.radikal.ru/i719/1611/5f/e46f5ad7d4c8.gif

Время и дата:
1 ноября, 1981 год; глубокая ночь

Место:
Площадь Гриммо, 12

Участники:
Sirius Black, Marlene McKinnon;
Описание:
После не самого приятного разговора с миссис Блэк, Сириусу было необходимо время, чтобы все осмыслить. Рассказ Кикимера заставил задуматься о многом, а запертые комнаты в доме так и звали разворошить их. Но Сириус не один, с ним Марлин. Вместе они несомненно смогут найти много интересного в комнате Регулуса. И некоторые находки пришлись очень кстати... Особенно, когда есть о чем поговорить.

+1

2

Дополнительно: Почти 22 года, анимаг, Мародер, член ОФ;
Внешний вид: Темные джинсы, белая майка, куртка;
Состояние: Измотан, уставший и раздражен;
С собой: Волшебная палочка, пачка сигарет, зажигалка;


Каждая ссора, каждый разговор с Вальбургой изнурял молодого человека все больше и больше. Неважно, шестнадцать лет или двадцать два - так или иначе, Сириус чувствовал себя опустошенным, выпитым эмоционально. Вроде бы, по сути, ничего особенного не произошло - типичный скандал, выяснение отношений. Мать по привычке попыталась устроить ему истерику, но вмешалась судьба в лице Кикимера и правды о Регулусе. Сложно было сказать, что именно Сириус думал о брате, о его поступке и результате. С одной стороны, разумеется, было похвально, что маленький идиот решил исправить свои же ошибки и попытаться пойти против Темного Лорда. Однако, с другой стороны, Регулус мог поступить умнее. Он мог прийти к Сириусу, изложить проблему и они бы вместе нашли выход. А идти на верную смерть - это глупо. Блэк понимал, что Регулус не привык ему доверять, тем более, когда братья находились по разные стороны баррикад. Но в такие моменты нужно было думать головой, а не другим местом.
Уставший и измотанный, Сириус лениво поднимался вверх по лестнице, минуя ненужные ему этажи. Добравшись до четвертого, где находились спальни братьев, Блэк остановился и задумчиво оглядел мрачный коридор. Освещение на Гриммо всегда пугало его в детстве. Эдакий сомнительный полумрак, не предвещающий ничего хорошего. Но Сириус крепился, с замираем сердца поднимаясь наверх каждый раз. Сейчас его совершенно не заботило ни освещение, ни расположение комнат, ни бесконечные ступени, покрытые ковром. Оглянувшись через плечо на Марлин, когда шла следом, Сириус вздохнул. Чем дольше он находился с ней наедине, тем меньше ему хотелось с ней разговаривать. Он понимал, что долгой и откровенной беседы по душам не миновать. Он, конечно, мог сделать вид, что все отлично. Мог не рассказывать ничего, но ведь райвенкловка обязательно спросит, как он провел эти месяцы без нее. Неловко получалось. Здравый смысл подсказывал, что ничего дурного он не сделал. Ведь никто не предполагал, что откроются порталы. И по факту, Марлин была мертва, а опасность то и дело ходила вокруг да около. А теперь еще выяснилось, что Сириус и вовсе свой двадцать второй день рождения встретил в Азкабане. Поэтому, поднимаясь на четвертый этаж, он не особо переживал. Да, он до сих пор запивал свое горе алкоголем в те вечера, когда никуда не уходил из дома. Там ему все напоминало о Марлин. Особенно ее вещи, так и оставшиеся лежать на своих местах. Блэк даже не прикасался к ним, не желая что-либо менять. Он обычно заваливался домой, принимал душ, переодевался и засыпал на диване вместе с огневиски. Или же псом около камина. До середине сентября, он мог просто уснуть на диване у Эми - пришел, выпил кофе или стакан огневиски, и уснул. Лишь бы не идти домой. Уже после середины месяца, он мог и вовсе не спешить к себе.
- Хочешь знать, почему моя семья ненавидела меня? - негромко поинтересовался Сириус, стараясь не повышать голоса, чтобы портреты на лестнице не пробудились и не начали возмущаться. Это дело они любили - им дай тему, до утра не успокоятся. Если при жизни все эти люди были более или менее воспитанными и сдержанными, то после смерти портреты впитали в себя все самое плохое. Криво улыбнувшись, молодой человек толкнул обе двери, распахивая их и являя Марлин два совершенно разных мира. Комната Регулуса была наполнена отличительными знаками Слизерина. Если покопаться, то наверняка и трусы у брата были с изображением змеи. Или плюшевый Салазар под подушкой. Сириус бы ничему не удивился. Аккуратно темно-зеленые покрывала, серебристо-зеленые занавеси, закрывающие окна. В общем, комната идеального пай-мальчика с факультета Слизерин. Вторая комната же была полной противоположностью. От нее веяло бунтарским духом. Огромный ало-золотистый флаг Гриффиндора, колдографии на стене, плакаты мотоциклов и полуголых моделей. Все это было интересно Сириусу. И его желание задеть мать тоже играло свою роль. Отцу было наплевать по большей части, чем увлекался старший сын. Единственной их целью было выгодно женить его, чтобы в последствии продлить род. И то, этой идеей была одержима именно мать, так как отец явно не спешил никуда. Он даже как-то говорил сыну, что необязательно прыгать в постель для наследников для сейчас. Жизнь хоть и коротка, но времени достаточно, чтобы прижить парочку сыновей. Сириус, конечно, не горел желанием продолжать род, но ничего не загадывал заранее. Кто знал, как могла жизнь обернуться теперь? Сегодня ты уверен, что все плохо, а потом выясняется, что все, оказывается, поправимо. Например, с этими порталами, Блэк откровенно говоря едва не запутался в себе. Неровен час, как и сознание покачнется и мысли сбегут.
Закурив, он привалился плечом к стене, не спеша заходить в спальни.
- Можно обыскать комнату моего братца, - Блэк кивнул на зеленое помещение. - Вдруг там припрятан план по захвату мира и уничтожению Волдеморта. - Спальня выглядела так, будто Регулус только-только заправил кровать и спустился завтракать. Очевидно, Кикимер очень трепетно относился к вещам любимого хозяина, протирая полки и столы, смахивая каждую пылинку. Сириус никогда не думал и не мог предположить даже, что ради этой маленькой твари можно пожертвовать жизнью, рискнуть собой. Впрочем, дружба всякой бывает. Лучше Кикимер, чем Беллатрикс. Хотя тут тоже можно было поспорить.
Стряхивая пепел прямо на пол и не беспокоясь об этом, Сириус потер подушечкой большого пальца нижнюю губу, задумчиво разглядывая комнату брата, но не переступая ее порога. С одной стороны, они не имели права вторгаться в чужие владения. Но с другой - брат был кретином, но мог оставить какие-то подсказки, раз пошел на такой шаг. Нужно было прощупать каждый угол, заглянуть в каждую дырку - Кикимер все равно бы ничего им не сказал, а значит они могли рассчитывать только на свои руки и глаза.
[AVA]http://funkyimg.com/i/2Aaqy.png[/AVA]

0

3

• Дополнительно: 21 год, прибыла сюда из прошлого, а точнее - из июля; уставшая и обескураженная;
• Внешний вид: кеды, джинсы, черная футболка;
• Состояние: Потерянное после разыгравшейся сцены; замерзшая, чай в душе еще июль, а на дворе ноябрь;
• С собой: Волшебная палочка;


Сцена, разыгравшаяся в гостиной, выпила из Марлин последние силы. Слишком много было всего: вот еще мгновение назад она собирает к ужину тарелки - а вот уже летит в окно, оказывается в Косом переулке, и, через мгновение - на скользком от сырости склоне, через три месяца, и официально мертвая. МакКиннон смотрела в спину поднимавшегося впереди нее парня, гадая, о чем он сейчас думает. То, что печаль окончательно поселилась на лице Блэка - да, это Марлин заметила. Но было что-то еще. Что-то, чем пахло на шестом курсе. Что-то, что неприятно щипало в солнечном сплетении. Что-то, ради чего хотелось сбросить оставшиеся невредимыми пять амулетов с шеи и почувствовать парня. Почувствовать этот дом и остальных, кто в нем находился. За те годы, которые пролетели мимо словно стая синиц, Марла училась контролировать свои умения. Она бы смогла сосредоточиться на Сириусе. Да и наверняка помог бы дом, и определенная отдаленность от других - потому что Блэк все шел, а ступеньки все не заканчивались. МакКиннон способна была провести на ногах несколько суток, но сейчас, кажется, силы собирались ее покинуть.
Пролет четвертого этажа оказался последним. Сириус остановился, и блондинка приблизилась к нему, положив руку на плечо - чтобы почувствовать, что он еще рядом. Такой далекий - но рядом.
- Хочешь знать, почему моя семья ненавидела меня? - сказал он, одновременно толкая две двери. Это словно попасть в театр абсурда: одинаковые двери несли два совершенно разных мира. В одной из комнат флаг Гриффиндора был виден с порога. Несмотря на позднюю ночь - или уже раннее утро? - он бросался в глаза своими цветами, выдавая дух бунтарства. На губы райвенкловки легла легкая улыбка, когда она, обойдя парня, вошла в его комнату. Фотографии мародеров. Плакаты с мотоциклами. Плакаты с обнаженными моделями. На одном из фото Марлин, с гриффиндорским галстуком накинутом поверх мантии, взобралась на спину Сириуса, а Питера в этот момент толкнул Джеймс, и он очень картинно падал. Фотография не двигалась и, видимо, была снята на фотоаппарат Лили. Это потом ей Джеймс подарил колдокамеру. Сердце девушки замирало при взгляде на эту фотографию. Она была некой точкой отсчета, который вот-вот должен был начаться.
- Даже несмотря на обилие красного - я бы тут жила, - тихо произнесла Марлин, поворачиваясь лицом к гриффиндорцу, который не спешил заходить ни в одну из спален, дымя на пороге.
- Можно обыскать комнату моего братца, - Блэк кивнул на зеленое помещение. - Вдруг там припрятан план по захвату мира и уничтожению Волдеморта.
Теперь, когда можно было наконец выдохнуть, чувствовалась какая-то неловкость. МакКиннон чувствовала себя уставшей. В конце-концов, она была воскресшей для Блэка, а для себя МакКиннон была живее всех живых - наверное, поэтому ощущала неловкость данной ситуации?
Девушка пожала плечами, молча обходя Блэка и оказываясь за порогом второй спальни.
Кровать. Шкаф. Письменный стол. Стул. Чистый, без одежды. Награды, растянувшиеся ровными шеренгами по стене. Учебники на полке, расставленные по алфавиту.
- Займешься шкафом? Не хочу рассматривать трусы Рега с маленькими Лордами на них... - девушка фыркнула, движением палочки открывая окно. С тем, что Кикимер убирался здесь, было не поспорить и ни к чему не придраться: ни пылинки, ни лишнего пятнышка. Однако застоявшийся воздух, смешавшийся с сигаретным дымом - та еще смесь для человека, проделавшего дыру во времени и попавшего из жаркого августа в дождливый ноябрь.
- Фините инкантатем, - прошептала девушка, проводя палочкой по столу. Ничего. Тогда райвенкловка сделала несколько пасов палочкой на выявление темномагических предметов. Год аврората и два года в отряде обезвреживателей не прошли мимо. Однако Регулус Блэк был чист и светел, потому что даже захудалого заклинания от чужаков не стояло ни на одном из ящичков его огромного стола.
- Мне кажется, единственное, что мы можем здесь найти интересного - это личный дневник Регулуса с записями о том, как он каждое утро молился о здоровье маменьки и Лорда, - Марлин хохотнула, оглядываясь весело через плечо на Блэка, - или тебе удалось найти в рисунках на трусах какой-то скрытый смысл?
Блондинка вернулась к просмотру ящичков. Тетради, сортированные по цветам. По курсам. По предметам. Темно-зеленые - это Защита, болотные - по Заклинаниям. Все помарки и рисунки исключительно на последней странице и не выходя за поля. Младший Блэк был педантом до мозга костей и редко менял свое мнение о людях. За это МакКиннон всегда его уважала. Что же могло такое произойти, что он, став последователем Лорда, вдруг пошел против него?
На самом деле, Марлин была готова заниматься всем, чем угодно, лишь бы не думать. Хотя тело требовало спать - мозг пребывал в странно-оживленном состоянии, и мыслительный процесс в голове девушки не заканчивался ни на мгновение. Наконец, тишина. Только она и Сириус. В голову рвались мысли о родителях. Об их доме. О тех трех месяцах, которые Блэк провел без нее. Что он делал? Как смог пережить? Пил? Искал виновника? Знакомое кольцо на пальце у одного из пожирателей МакКиннон видела не раз, и она могла поклясться всем, чем угодно, что это был Трэверс. Мертв ли он или у блондинки будет возможность расквитаться с ним лично?
Горечь утраты пока не чувствовалась. Пока Марла не посетит дом, который отец купил где-то в Норфолке, дабы спрятать семью, пока не увидит пепел на месте дома или их... могилы, она поверить не сможет.
Девушка бездумно перебирала содержимое ящиков стола младшего Блэка, стараясь укладывать все на свои места. Быть педантом тяжело. Может хватить удар от криво лежащей ложки или сдвинутой книги.
Внезапно пальцы Марлин натолкнулись на что-то квадратное и деревянное в самом нижнем ящике стола. Райвенкловка с осторожностью достала резную шкатулку размером с ладонь, взвешивая ее в руке. Так вот, она либо была пустая, либо наполнена невесты чем. Девушка ее аккуратно встряхнула, а затем провела палочкой. Сириус о чем-что говорил. Кажется, о чем-то важном. Марлин хотелось стукнуть его томиком дополненной "Истории Хогвартса", но она сдержалась.  Марлс прислонилась поясницей к столу, сдвигая крышку шкатулки. Находка заставляла посмотреть на наследника рода Блэк с новой, третьей стороны.
- Блэ-э-эк.
[AVA]http://s48.radikal.ru/i122/1712/65/ffc4ba1e7148.jpg[/AVA]

+1

4

- Займешься шкафом? Не хочу рассматривать трусы Рега с маленькими Лордами на них...
Сириус хмыкнул, лениво делая последние затяжки. Меньше всего ему хотелось копаться в вещах брата, но тут и правда могло найтись что-то крайне полезное. Как вариант, записка или еще какой-нибудь внезапный артефакт. Крестраж был у них, но только один. А Блэк подозревал, что Лорд бы не стал так легкомысленно относиться к действительно ценной вещи, будь она у него в единственном экземпляре. Но и он вряд ли рассчитывал, что кто-то узнает или догадается о том, где искать крестраж и как его достать. Трудно было представить себе Регулуса, который так внезапно решил пожертвовать собой ради благого дела. Но какой смысл в его поступке, если никто ничего не знал и не узнал, если бы Кикимер не наделал глупостей?
Переступив порог комнаты, Блэк аккуратно коснулся подушечками поверхности стола. Будучи достаточно тактильным молодым человеком, ему нравилось дотрагиваться до вещей, чтобы почувствовать их. Просто увидеть было недостаточно.
- Мне кажется, единственное, что мы можем здесь найти интересного - это личный дневник Регулуса с записями о том, как он каждое утро молился о здоровье маменьки и Лорда. - Сириус как раз отошел к шкафу, распахивая его и рассматривая содержимое, и оглянулся через плечо, перехватив взгляд райвенкловки. - Или тебе удалось найти в рисунках на трусах какой-то скрытый смысл?
- Не удивлюсь, если закладкой для его дневника являются трусы самого Лорда, - отозвался Блэк неопределенно. Сложно было сказать, что он чувствовал в этот самый момент, когда касался вещей брата. Определенно мертвого брата. - Пока ничего не нашел, - добавил он тише и опустился на корточки, аккуратно отодвигая ящики и изучая идеально разложенные вещи. Регулус не был таким уж правильным, но дома подчинялся матери во всем. Их соперничество началось именно тогда, когда Сириус впервые выказал свое недовольство, когда перестал наводить порядок в своей комнате и отказывался класть вещи на свои места. Это было слишком скучно и неинтересно по его мнению. Зато младший брат в тех пор решил во всем быть не похожим на него. И в этом определенно были свои плюсы - ведь Вальбурга чуть меньше надоедала старшему сыну, обращая больше внимания на младшего.
Содержимое ящиков Регулуса совершенно не привлекало. Никаких секретов, никаких припрятанных артефактов, которые помогли бы им хоть что-то понять. Просто нужно было принять тот факт, что младший брат в один прекрасный день резко изменил свое мнение о Лорде и решил умереть во имя добра. В этой семье определенно не Сириус был предателем крови. Вернее, не только он. Началось все, пожалуй, даже с Альфарда, который весьма своеобразно относился к своим обязанностям старшего сына в семье. Удивительно, насколько странной была Вальбурга. Может потому и была строгой, что видела неудачу собственной матери, которая отчаялась женить сына? Блэк зевнул, потерев лицо ладонью, и толкнул другой ящик. И тоже ничего. Казалось, что брат представлял собой идеал правильного и прилежного сына. Может боялся, что матушка придет с обыском? Но вряд ли бы она стала копаться в его трусах? Сириус лениво перебрал оные, отмечая, что никакой любви к Лорду через нижнее белье Регулус не испытывал. И это немного успокаивало. Сириус все же слышал в голове вопрос Марлин, но не спешил добавлять что-то к вышесказанному. Он и сам не знал, какие тайны брата можно было разгадать, изучая его вещи. Но дневник с откровениями определенно должен был быть. - Я думаю, если дневник и есть, то там будет не любовь к маменьке и Лорду, - хмыкнул парень, разглядывая аккуратно сложенные сорочки. Всегда безупречный Регулус, одетый с иголочки и знающий, как себя вести. И вот финал - смерть. - Скорее, он будет подробно писать, как ненавидит свою семью и мечтает сбежать жить ко мне, - Сириус неопределенно усмехнулся. То ли смеяться, то ли плакать. В голове что-то неприятно защекотало, словно он постоянно, думая о брате, подбирался к чему-то важному. Но при этом по-прежнему продолжал не видеть очевидного. Может быть алкоголь и зелья, выпитые вместе в какой-то момент повредили его память? Или может какое-то заклинание? Но их было столько за последние годы... Насчёт зелья можно было поинтересоваться у Эми... Сириус замер, выпрямляясь и посмотрел перед собой. Марлин была жива, это да. Это было радостным известием и наверняка Лили сейчас в восторге. Да и он был рад, что она жива - как-никак, они были отличными друзьями с третьего курса и не одна шалость проворачивалась благодаря райвенкловке. Но сейчас можно было смело сказать, что МакКиннон опоздала с воскрешением. Вернее, Сириус не знал, как бы все сложилось в иной ситуации. Остались бы они с Марлин вместе или нет, как бы все было.
- Блэ-э-эк.
Сириус повернул голову, рассматривая то, что показывала ему райвенкловка. Пожалуй, братец был тем еще скрытным парнем, который копил чертей в омуте, чтобы потом разом шокировать всех и каждого. Отложив лишние вещи Регулуса, Мягколап подошел к Марлин и аккуратно забрал у нее коробочку, разглядывая содержимое.
- Что ни час, то новые факты о милом и скромном Регулусе, - с толикой грусти, но тем не менее насмешливо заметил Сириус. И совершенно неожиданно в голове промелькнула мысль - а что если использовать порталы во благо и спасти этого придурка? Ведь ему было всего восемнадцать лет. А в этом возрасте надо каждый день пить и развратничать, а не умирать. Возможно, с утра ему удастся переговорить с Гарри или Джеймсом, и попытаться спасти своего непутевого брата. - Предлагаю использовать это по назначению, все равно спать не будем, - вздохнул Блэк, возвращая коробочку девушке и возвращаясь к ящикам, легким толчком захлопнул их, выдыхая. Да, сон сегодня явно был не на их стороне.
[AVA]http://funkyimg.com/i/2Aaqy.png[/AVA]

0


Вы здесь » | Three Generations: I would rather die | » Хроники Хогвартса » Sometimes it's better not to know © [1981, November]