Danger hides in beauty and beauty in danger © [1981, November]
» Leonard Ross — 16/11/2018

When it rains, it pours, right? [1981, November]
» Bjorn M. Karhy — 18/11/2018

What brings you all here? [1981, November]
» Elaine Aria — 18/11/2018

Ashes to ashes dust to dust [1981, November]
» Rabastan Lestrange — 20/11/2018

Give up! [1981, November]
» Elizabeth Aria — 20/11/2018

Audiatur et altera pars [1981, November]
» Albus Dumbledore — 20/11/2018

Order of the Phoenix; p.1 [1981, November]
» Albus Dumbledore — 20/11/2018

What goes around comes around [1981, November]
» Albus Dumbledore — 20/11/2018

Where there’s a will, there’s a way [1998, May]
» Lutobor Dolohov — 20/11/2018

The day when Mungo fell, p.2 [1981, November]
» Susan Bones — 20/11/2018

Different people - same issues © [1981, November]
» Astoria Greengrass — 24/11/2018

Seems the monster always wins © [1981, November]
» Frederic Aria — 24/11/2018

Death pays all debts © [1981, November]
» Troian Carter — 24/11/2018

Make or mar © [1981, November]
» Regulus S. Black — 25/11/2018

Time is all we have © [2023, October]
» Teddy Lupin — 25/11/2018

The day when Mungo fell, p.1 [1981, November]
» Grace Swan — 26/11/2018

Сourage in danger is half the battle © [1998, May]
» Susan Bones — 26/11/2018

Time heals all wounds © [1998, May]
» Tristan Carrow — 26/11/2018

Be my hero, mother © [1981, November]
» Regulus Black — 22/11/2018

Caution is the parent of safety © [2023, October]
»Aurora Sinistra — 27/11/2018

Ministry of Magic has no rights, p.1 [1981, November]
» Frederic Aria — 28/11/2018
Айрис Джейн. Новое имя, которое подарило ей новую жизнь. Она не любила это имя, как не любила и свое. Ей хотелось быть никем, безликим существом, которое бы просто было, а не жило. Ей не нравилось, что на нее смотрели, узнавая, но намеренно произносили неправильное имя. Она видела отблеск грусти в глазах учителей, но они упорно, с нажимом произносили "мисс Джейн".
1093 0824
1392 0915
ссылки
ссылки
игровое время:
2023/17/10: вторник
1998/8/05: пятница
1981/2/11: понедельник

| Three Generations: I would rather die |

Объявление


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » | Three Generations: I would rather die | » Маховик времени » Everyone you'll ever meet knows something you don't © [1981, November]


Everyone you'll ever meet knows something you don't © [1981, November]

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

http://funkyimg.com/i/2zKo6.jpghttp://funkyimg.com/i/2zKo5.gif
http://funkyimg.com/i/2zKo4.gifhttp://funkyimg.com/i/2zKo7.gif

Время и дата:
С десяти утра до двух часов дня;

Место:
Гриммо: кухня, коридоры, комнаты;

Участники:
Lily Evans, Dorcas Meadowes, Marlene McKinnon, [Sirius Black];
Описание:
Лили не находила себе места на Гриммо, переживая за мужа и друзей. Желая успокоить нервы, она принялась наводить порядок на кухне к неудовольствию Кикимера. Марлин не покидала комнаты, Вальбурга - тоже. В доме было подозрительно тихо, пока на пороге не появилась живая Доркас. Вскоре к девушкам присоединилась и Марлин. Трем подругам было о чем поговорить, пока где-то в полдень они не услышали голоса в гостиной: один голос принадлежал Вальбурге, второй молодому парню, а третий - хриплый, - незнакомому человеку. И все бы ничего, только этот человек дошел до кухни и они узнали в нем Сириуса, но только взрослого и очень сильно изменившегося. Какова же будет реакция Блэка на трех мертвых, но живых подруг?

+3

2

Дополнительно: 21 год, мать очаровательного Гарри и верная жена оленя
Внешний вид: Зеленое платье под цвет глаз, все еще домашняя обувь
Состояние: Взволнована с самого утра, но уверенно держит себя в руках
С собой: Волшебная палочка и периодически сын


Лили почти не спала. Она была слишком взбудоражена последними событиями, чтобы просто закрыть глаза и расслабиться. Джеймс сумел подремать, а между ними сладко посапывал малыш Гарри, уютно устроившись на подушках под теплым одеялом. Миссис Поттер с нежностью любовалась сыном, искренне радуясь, что они сумели противостоять Пожирателям этой ночью. Она знала, какое будущее ждало ее мальчика в иной реальности и не хотела, чтобы оно повторилось сейчас. Гарри не должен был расти без родителей, хотя она сделала все возможное, чтобы он выжил и остался цел. Она смогла дать ему максимальную защиту до совершеннолетия и была безмерно благодарно той Петунии, которая не оставила мальчика на пороге своего дома и не выгнала его.
Миссис Поттер задремала только под утро, но буквально через какие-то полтора часа открыла глаза. Джеймс подорвался, поспешно одеваясь, и побежал вниз по лестнице. Девушка не успела спросить, куда его понесла нелегкая, но по опыту знала, что лучше ничего не спрашивать заранее. Он обязательно вернется и все сам расскажет. Лили вздохнула и встала, надевая платье. Ее смущало, что это было единственное, что у нее осталось из одежды. Она не могла рисковать и возвращаться домой, чтобы поискать целые вещи. Девушке было легче потом купить все новое, нежели отстирывать старое от пыли и крови. Она вспомнила, в каком состоянии они покинули дом и ей стало немного грустно. Лили искренне полюбила их уютное семейное гнездышко в Годриковой впадине, вдали от всех и наедине с любимым мужем. Она вздохнула и посмотрела на спящего Гарри. Лили взяла со столика палочку и окружила малыша защитным куполом, чтобы он не скатился с постели. Ей хотелось выпить горячего кофе и немного подумать обо всем, что происходило вокруг. Лили утешала себя мыслью, что с друзьями все было хорошо. Она видела Сириуса и Рэмуса, даже Марлин была жива! Миссис Поттер так не терпелось поговорить с подругой, но дом спал. Лили не слышала никого, только хлопнувшую дверь дважды. Джеймс мог последовать за Сириусом, наверное, и за Гарри. Лили переживала, что они могли пострадать, но потом сообразила, что втроем у них больше шансов выжить, чем по одиночке. Ей стало немного жалко Сириуса, который был в компании аж двух Поттеров. Она сама едва справлялась, имея под боком двух маленьких детей. Джеймс иногда вел себя ничем не лучше Гарри и ей казалось, что полуторагодовалый сын понимает гораздо больше своего, по идее, умного отца.
Лили убедилась, что сын никуда не денется и отправилась в ванную. Она помедлила, но все же приняла душ, так как ей хотелось ощутить немного свежести с самого утра, чтобы зарядиться энергией. Она искупалась, почистила одежду, высушила волосы и посмотрела на свое отражение. Она выглядела уставшей и немного измученной после ночных сражений, а отсутствие нормального сна не сказалось на ней хорошо. Девушка прекрасно понимала, что ей необходимо поесть и выспаться, но в данной ситуации второе было почти невозможно. Она знала, что в любой момент могло произойти что угодно, вплоть до нападения на Гриммо. Лили была готова к обороне и даже к тому, что придется оставить маленького сына в этом доме и бежать помогать Джеймсу и остальным. Она не боялась смерти. Ее пугало только одна - что будет с Гарри. Она не представляла, как ей оставить его с Вальбургой, если вдруг понадобится ее помощь за порогом этого дома.
Миссис Поттер спустилась на кухню, но никого там не застала, только пустые кружки и пепельница полная окурков. Лили навела небольшой порядок, прислушиваясь к дому. Ни Вальбурги, ни Кикимера не было слышно. Марлин, наверное, еще спала. Гостья из будущего, по имени Нерисса, наверное тоже. Миссис Поттер хотела по привычке начать что-то готовить, но вовремя одернула себе, напоминая, что находится в доме очень чистокровной леди, которая совершенно не обрадуется, если магглорожденная Лили начнет здесь хозяйничать. Она посмотрела по сторонам и вскипятила воду, чтобы сделать себе кофе. Она очень любила пить горячий чай - с лимоном, с молоком, зеленый или фруктовый, - любой, но иногда просто очень нужен был ароматный крепкий кофе, который бодрил. Сейчас он был необходим. Лили сделала долгожданный глоток и даже прикрыла глаза, наслаждаясь этим моментов. Она немного посидела, отдыхая от всего в полной тишине, а потом посмотрела на время. Часы показывали почти одиннадцать, а дома по-прежнему было тихо. Входная дверь скрипнула и Лили резко поднялась на ноги, надеясь, что вернулся Джеймс или Сириус, или Гарри, или Рэмус. Она была бы рада любому из них, но больше всех ей хотелось увидеть мужа.
[AVA]http://funkyimg.com/i/2AcQ7.png[/AVA][NIC]Lily Potter[/NIC]

+2

3

Дополнительно: 21 год. Чудом спасшаяся от смерти девушка.
Внешний вид: одежда порванная (магловский топ и шорты, два хвоста на голове), ссадины по всему телу, волосы взлохмачены. Сверху надето пальто Рэмуса.
Состояние: дезориентирована, уставшая и измученная. На лице явная бледность, вся в своих мыслях, но счастливая от вида подруг.
С собой: только палочка и не угасающая надежда


Стоять на крыльце дома и смотреть в пространство было не свойственно Доркас Медоуз. Хотя за последние несколько часов произошло слишком много, чтобы просто так говорить, что она останется прежней и будет делать свойственные ей вещи. Оказавшись, наконец-то в безопасности, девушка могла вздохнуть полной грудью. Девушка хорошо помнила, что за этой дверью будут ее друзья, но не торопилась. По словам Рэмуса, одну из подруг она могла потерять сегодня ночью, но она спаслась со своей семьей. Марлин. Сложно было перестроиться и в тоже время легко принять. Сначала Доркас долго не могла принять смерть подруги, так и не смогла до конца принять, что ее больше нет. Но вот стоит только Кас вступить в дом, как она сможет увидеть подругу здоровой и живой. Но она не торопится входит в дом, а стоит, укутавшись в пальто любимого человека. Ей просто нужно немного времени, чтобы все уложилось в ее голове. Невероятное везение в том, как она смогла улизнуть от самого Волан-де-Морта, встретить Рэмуса Люпина и признаться ему в своих чувствах, осознать, что с ней тоже попрощались, считая, как две недели умершей. Казалось бы это слишком много для одного человека. На самом деле Доркас не настолько сильная, какой все время кажется или старается казаться. Она может совершать ошибки и несвойственный ей действия, особенно когда столько всего за раз происходит. Возможно другая девушка на месте гриффиндорки - расплакалась от бессилия и усталости, возможно бы послала все к чертям, чтобы остаться одной и подумать, сбежав далеко-далеко. Но что ни когда не измениться так, это верность к друзьям. Она не могла их оставить во время разгара войны, а еще она сама не могла быть без друзей. Они ее поддерживали и давали ей сил. Ее секрет был прост - друзья и близкие люди. Кас понимала, что сейчас лучше всего оставить Рэма одного - безопасно для них обоих. Но необъяснимо и она рвалась к нему. Глупое сердце. Глупое. Из-за него чаще всего человечество совершает ошибки. Уже давно начался новый день. Девушка начала новую жизнь. Но, она не заметила, что что-то кардинально изменилось с ней, кроме стресса, может быть. Может позже она поймет свои изменения.
Она вдохнула холодный ноябрьский или уже декабрьский воздух, наполняя легкие кислородом. Вдох. Еще один. И девушка повернулась к двери, делая шаг в свое новое будущее. К своим друзьям. Узкий, продолговатый коридор приглушенный светом. Скорее полумрак. И только сейчас до умной Доркас дошло, что сейчас утро и возможно еще многие спят. Отсюда и тишина, и полумрак в доме. Девушка прошла в некую комнату, стараясь не шуметь, при этом осматривая дом. Дверь закрылась со скрипом и гриффиндорка услышала, как отодвинули стул и повернулась на звук. Направляясь в том направлении, где она услышала движение, чтобы оповестить о своем приходе. Первое, что она увидела, это огненно-рыжие волосы подруги и улыбнулась. Сердце забилось быстрее от счастья. Быстро приблизившись она обняла подругу, забывая на мгновение, что скорее всего Лили не знает еще, что Доркас жива. Откуда было знать девушке, что Доркас выжала и для них объявилась только этой ночью.
- Лили, я так рада тебя видеть... Рэмус столько всего рассказал... - и проговорив эти слова, она отступила на шаг, понимая, почему подруга была в неком замешательстве. - Ооо... прости, забыла, что для вас меня две недели уже как нет... Знаешь, это странно осознавать, что ты где-то в параллельной вселенной умерла, но и поверить в это не так уж и сложно, когда ты сам успеваешь попрощаться, но потом чудом спасаешься... - Кас говорила немного сбивчиво, но не тараторя. Слегка нервно, но тональность голоса не изменилась. Потом и во все девушка решила присесть. - Расскажешь, что произошло за эти две недели? И надо бы с папой связаться... о, Мерлин, папа... - расширила в панике глаза, разум постепенно раскладывал информацию, формируя ее и приходя к выходу. Ведь последствия двухнедельной давности повлияли не только на друзей, магов, но и единственного магла в ее жизни.

+1

4

Лили не могла пожаловаться на отсутствие покоя и безделья. Она больше года провела в четырех стенах, где из всех дел у нее были: сын, муж и дом. Гарри любил поспать, Джеймс - поскучать, а миссис Поттер в этом время наводила порядок. Она обожала проводить свободные минуты с мужем, тепло прижимаясь к его боку. Ей нравилось чувствовать его рядом, ощущая его поддержку. Лили безумно любила сына, с которым с удовольствием возилась и занималась. Но иногда и умнице Эванс хотелось просто закрыть глаза в полной тишине и поглубже вдохнуть.
Лили осмотрелась еще раз. Ей хотелось чем-нибудь занять руки, чтобы не чувствовать себя пленницей в этом убежище. Она не рисковала сильно шуметь, чтобы не потревожить Вальбургу. Миссис Поттер не знала, чем занималась мама Сириуса в данный момент, но ей не очень хотелось встречаться с ней. Лили не боялась ее, но после ночных скандалов и шумных разговоров, ей не улыбалось встречаться с этой женщиной наедине. Джеймс, будь он рядом, наверняка бы сумел отшутиться и разрядить обстановку, а Лили не любила шутить в серьезные моменты.
Миссис Поттер только встала, чтобы навести на кухне небольшой порядок, когда внезапно услышала легкие шаги и оказалась в чьих-то объятиях.
- Лили, я так рада тебя видеть... Рэмус столько всего рассказал...
Гриффиндорка удивилась от неожиданности, услышав голос любимой подруги и едва не отшатнулась, не веря своим глазам. Она понимала, что уже можно было ничему не удивляться, особенно после воскрешения Марлин, но появление в доме и Медоуз было еще одной радостью. Лили даже позволила себе мысль, что порталы не так плохи. Они, конечно, все смешают воедино, нарушат баланс и многое полетит к чертям, но девочки живы и это было главное. Она с улыбкой послушала Доркас и мягко сжала ее в объятиях, отпуская и позволяя сесть, а сама засуетилась, подогревая воду для горячего напитка.
- Я уже ничему не удивляюсь, Кас, - честно призналась миссис Поттер. - После появления взрослого Гарри на пороге нашего дома - все остальное казалось менее странным, - Лили наполнила кружки кипятком и села напротив подруги. - Безумная ночь какая-то вышла... Сперва к нам ворвался Гарри, мы все вместе отбивались от Пожирателей... Потом связались с Сириусом, к которому примчалась Марлин, и направили их сюда... Рэмус тоже успел сразиться с Пожирателями... - Лили устало потерла ладонью лицо, вздыхая. Она прекрасно понимала, что все это добром не кончится точно. Девушка осознавала и то, что им непременно придется столкнуться с последствиями, которые их ждут в будущем. Порталы не могли не оставить следов после себя. Лили не хотела задумываться о проблемах всерьез, ведь тогда всплывут новые вопросы и их придется обдумывать и решать, а у нее пока не было сил на это. Она настраивалась на возможные сражения с противниками. - Видела бы ты что творилось здесь... Когда мы пришли, то мальчики, вместе с Гарри и его подругой, ушли в гостиную разговаривать с миссис Блэк... - Лили невольно перешла на шепот, чуть склоняясь вперед. - Ты бы видела Сириуса... Я думала, он разнесет дом... - Она сделала глоток и облизала губы. - Потом он и Марлин еще отдельно разговаривали с ней... Я думала, дом не выдержит этого, - призналась миссис Поттер, которая искренне переживала за друзей и в целом обо всем. Она вскинула голову, прислушиваясь. - Подожди минутку, - попросила она и выскочила из кухни, легко, словно лань, преодолевая лестничный пролет и оказываясь в спальне. Гарри проснулся и теперь сонно хлопал ресницами, пытаясь сообразить где он, но Лили сразу мягко взяла его на руки, нежно прижимаясь щекой к его щеке и унесла вниз. - Посмотри, кто к нам пришел, Гарри, - ласково прошептала она, указывая на Доркас. - Тетушка Кас, - произнесла Лили, садясь на стул и усаживая сына себе на колени. Он доверительно прижался к материнской груди, прикрывая глаза и все еще сонно зевая. Миссис Поттер обняла его, укрывая пледом, который лежал в стороне. - Джеймс ушел недавно, наверное побежал за Сириусом... - Лили вздохнула, поглаживая сына по голове. - Марлин не спускалась еще, как и миссис Блэк, - сообщила она, кивая на дверь. - В доме еще кто-то должен быть, но я решила выпить кофе, пока все спят... - Миссис Поттер подняла глаза на подругу и улыбнулась. - А теперь расскажи мне ты, что произошло, где и как ты встретила сбежавшего от нас Рэмуса и все-все-все...
[AVA]http://funkyimg.com/i/2AcQ7.png[/AVA][NIC]Lily Potter[/NIC]

+2

5

Бессонная ночь, неслабый стресс, ввиду нагрянувшего темного Лорда и пожирателей, а после еще и оборотня, двух... Плюс переживания и страх. Ощущение, что эта была не одна ночь, и может быть не те две недели, что девушка пролетела через портал. И все же организм ее сильно устал и разум отказывался воспринимать все новую и новую информацию. До того момента, как Медоуз вошла в дом на Гриммо, ей все казалось мало похожим на реальность, происходящая с ней. Да, даже битва с Волдемортом граничила на грани сюрреалистичности. Кто она такая? Бывшая гриффиндорка, состоящая в Ордене Феникса, сейчас домохозяйка, помогающая отцу. Чем же девушка могла привлечь внимание самого сильного волшебника этого времени? Доркас могла принять то, что она довольно сильная волшебница, и все же признавала, что знает более сильных волшебников и магов. Волдеморт редко когда приходил лично убить человека, для этого у него были Пожиратели Смерти - зачем же марать руки? Поэтому сражение было воспринято как бы со стороны: четкость действий, внимание к деталям и совсем немного эмоций... Все рассыпалось в прах, когда появился Рэмус. Рядом с ним она чувствовала себя живой. Кас научилась скрывать свои чувства, научилась себя спокойно себя вести в его присутствии. Просто стресс и страх сыграли с ней злую штуку. Понимая, что смерть ходит рядом, она захотела раскрыться, сказать правду, не ожидая ничего взамен. Почти. В той реальности она не сказала ему, она умерла, история одной гриффиндорки закончилась. Сейчас все можно начать заново и почему бы перестать скрывать то, что томится в сердце?
Доркас слушала внимательно свою подругу, хотя и могло показаться со стороны, что она невнимательна. Они так давно - вынужденно - не виделись, и Кас отмечала, как изменилась подруга. Лили изменилась, но девушка пока не могла понять, в чем конкретно. Повзрослела? Нет, не так. Они все разом повзрослели. Тут что-то другое. Невесомое, незримое для глаза. Все они меняются.
Ночка определенно вышла жаркой у всех, сделала она неутешительный вывод. Кас не сразу поняла, что внимание сменилось жадностью, поглощаемой информации. Она ловила каждое слово подруги, узнавая последние новости, узнавая многое о своих друзьях. И главное никто не погиб, а это главное. Да уж, Сириуса можно было понять. Когда узнали, что погибла Марлин, тяжело было всем, но ему тяжелее всех. А еще девушка помнит, как Блэк "любит" свой дом - непросто ему пришлось сегодня.
Когда Лили упорхнула - как всегда, легко и непринужденно - Доркас позволила себе зевнуть, прикрывая рот ладошкой. Усталость брала вверх, но и уснуть она сейчас бы не смогла. Несмотря на то, что она не сражалась, а можно сказать вполне себе отдыхала на кухне в доме своего друга. Даже мыслей не было тревожных в голове. Хотя, это отчасти вранье. Зная, что друзья "там", вне доступа глаза - тревожится, но сильный страх отошел в сторону. И все же мыслей очень много, и разум, а значит и тело совсем, не отдыхают. Кас позволила себе потянуться, разминая мышцы и тут же зашипела, чувствуя боль в левой руке. В тишине и спокойствии, девушка совершенно забыла о своих травмах. Она уже хотела снять пальто и при хорошем освещении оценить свои увечья и что можно сделать с ними, но, услышав шаги, замерла.
Лили с сыном на руках. Это вызвало теплую улыбку. Гарри еще видимо находился в слабых объятиях Морфея - зевает. И девушка поняла, что хорошо, что не разделась, еще бы напугала малыша своим видом. Кас села свободнее, стараясь не тревожить вновь руку и негромко проговорила:
- Привет Гарри. Какой ты уже большой.
Только наблюдая, как растут дети, можно было заметить, как скоротечно бежит время. Казалось только вчера они были в школе. Они с Марлин бегут по коридорам Хогвартса. Но вот уже выпускной, война, а у Лили ребенок. Семья. Доркас откровенно признавалась сама себе, что раньше не задумывалась об этом: дети, любимый человек рядом, семья. До этого момента. И скорее всего для этого сыграло несколько факторов, которые произошли с ней за одну ночь, сумевшая растянуться для остальных на более длинных срок. Лили с Гарри на руках тоже к этому причастны. И она безумно рада, что они сейчас рядом с ней.
- Нуу... - услышав вопрос Лили, девушка задумалась на мгновение. - Был вечер и ждала папу с работы, когда почувствовала, как все наложенные заклинания на дом рушатся разом. Знаешь, меня, наверно, именно это должно было насторожить... И все же увидеть Волдеморта в своем доме... мягко говоря не его ждала в гости... И это было определенно начало октября, если не ошибаюсь 10 число... - говорила Кас так, будто не о себе. Наверно, еще накроет вся эта информация, а пока шок сдерживает порывы. - Довольно долго сражалась, но он и правда очень сильный. Когда уже не могла стоять на ногах, он лениво держал палочку. И кинул... - не стала произносить заклинание смерти, посмотрев на малыша. - Когда он кинул заклинание, в его глазах читалась... скука... Да, наверно, она самая. А я оступилась... - усмехнулась. - В своем же доме, где стены должны помогать. Понять, что к чему несложно, но упав во что-то вязкое, оказалась на улице. - Замолчала на некоторое время. Этот момент со свечением вновь и вновь появлялся в голове. - Знаешь совсем не удивилась пожирателям, но только сейчас поняла, что они сами не ожидали меня увидеть. Пришлось убегать, и, спрятавшись в каком-то доме, я не ожидала встретить Рэмуса там. - Улыбка самопроизвольно вырвалась, растянув губы. Но тут же спрятала ее за кашлем, будто прочищая горло. - Потом на нас напал оборотень и эээ... - проговорила довольно быстро. Не зная можно ли говорить Лили о том, о чем узнала о Рэмусе. Знает ли она. Концовка рассказа вышла довольно скомканной. - Он отправил меня сюда в общем, а сам там остался там... - негромко закончила, вставая. - Ты не против, если налью чаю. Кажется, наконец-то согрелась, но ты же понимаешь, какие чудеса творит горячий чай... - слегка улыбнулась, подходя к чайнику, стараясь делать все одной рукой.

0

6

• Дополнительно: 21 год, прибыла сюда из прошлого, а точнее - из июля; уставшая и обескураженная;
• Внешний вид: кеды, джинсы, черная футболка, черная с зеленью мантия Блэка младшего;
• Состояние: раздраженное, но более-менее выспалась
• С собой: Волшебная палочка;


Возможно, выгонять Блэка в ночь - было не лучшей идеей, но сама МакКиннон по-другому не смогла. Столько лет лжи. Предательства. Марлин умышленно прятала себя от всех, обвешиваясь кулонами и защитными амулетами, предпочитая закрывать глаза на мелкие недомолвки, избегая еще по школе встреч с Фоули, которая любила как птичка присесть на ухо. Сначала рейвенкловка ей верила, потом - поняла, что Марго просто хочет их ссоры с Сириусом. Казалось, почти половине школы хотелось их ссоры. Но МакКиннон же вся такая самодостаточная. Такая вся "мы-не-встречаемся". Такая "я-не-ревную". Такая вся влюбленная идиотка, которая убеждала себя в обратном только потому, что парень не хотел семью. Только потому, что его собственная семья оказалась тем "идеалом", который напрочь отбил охоту создавать свою. Тем не менее, с Марлой последние полгода они жили вместе. Спокойно и шумно, с бурными ссорами и не менее бурными примирениями - по-разному. Но, вроде бы, это нравилось обоим.
Да, она умерла. В другой реальности она умерла, а его посадили. А Питер остался безнаказанным. Она умерла, а он сразу побежал искать утешения? Марлин попыталась поставить себя на место Блэка - если бы он умер. Да она бы пару месяцев даже с кровати встать не смогла. Аврорат, задания - на автомате. И внутренне умирать где-нибудь в своей спальне.
МакКиннон встряхнула головой. Нет, пусть лучше она умрет. Сириус при таком раскладе смог жить дальше. Она - нет. Она слабее. И слишком от него зависима. Иначе как объяснить тот факт, что один подаренный гриффиндорцем кулон стоит почти десятка приобретенных на рынке?
Именно поэтому Марла не смогла больше его слушать. Слушать и понимать. Извечное понимание наслоилось на все события вечера и рвануло, снося все на своем пути. Пришлось выставлять Блэка из комнаты Регулуса. Младший Блэк, если вдруг вернется в отчий дом, за станет свою комнату в плачевном состоянии. Немножко развороченный стол, осколки наград и статуэток на полу... Блондинка уснула под утро, укутавшись в одну из мантий Рега и забравшись под его огромный изумрудного цвета плед. Вымотанную, уставшую - но живую МакКиннон - встречало утро первого ноября, пробиваясь сквозь неплотно задернутые шторы. Марлс не видела смысла никуда идти или что-то делать, но сон не желал возвращаться, а жажда увидеть Поттеров и потискать маленького Гарри, которые промелькнули на крае сознания, стала невыносимой. Кое-как натянув кроссовки, девушка в чем была спустилась вниз.
Дом спал. Казалось, все замерло, словно перед большой битвой. Спали портреты на стенах и головы домовиков. Стерильная пустота.
Внутренне чутье привело девушку к закрытой двери кухни, из-за которой, однако, доносились приглушенные голоса. Блондинка навалилась плечом на дверь, вскальзывая в образовавшуюся щель, и чуть не падая из-за попавшейся под ноги табуретки. Нога привычно выворачивается, возвращая телу равновесие.
- Оглохни, - на автоматизме произносит МакКиннон, опираясь рукой об стол. Застывшая перед глазами картина удивляет девушку, но не приводит в шок. Лили с сыном на руках. У плиты - Доркас. Сколько она не видела обеих подруг? Вчерашний разговор с Лилс не считается, потому что он. Были максимально уставшие и плохо соображающие. Если бы не порталы - Рыжей бы тут не было. И ее тоже бы здесь не было. Никого бы из них здесь сейчас не было. Марлин отталкивается руками от стола, в два шага преодолевая расстояние до Медоуз и сгребая ту в объятия.
- Кас... - сколько ни не виделись? Месяц? Два? Три? Кто-то работал в аврорате, кто-то под прикрытием, кто-то просто скрывался от преследований Темного Лорда.
Подвернутая вчера на скользком склоне нога все же дает о себе знать, начиная ныть, и Марлин чуть отстраняется от подруги, не в силах отвести от нее взгляд - словно она может сейчас исчезнуть - но все же переводит взгляд на Лили с сыном и кособоко бросается к ним.
Лили бы не была собой, если бы не потребовала тут же сесть на табурет и оставить свои балетные таланты кому-нибудь за пределами этого дома. Кас заваривает чай, и на мгновение блондинке кажется, что пахнет кухнями Хогвартса, сушеной мятой и глиняными кружками. МакКиннон молчит, не мешая девочкам тихо переговариваться, и отвлекаясь лишь на младшего Поттера, который временами то уходит в царство Морфея, то пытается смотреть на девочек осознанным и серьезным взглядом, дескать, дамы, царю спать мешаете.

+2

7

Лили внимательно слушала Доркас и не переставала любоваться подругой. Она, наверное, одна пережила смерть всех своих девочек и теперь жадно рассматривала темноволосую гриффиндорку, которая все говорила и говорила, рассказывая о событиях минувшего вечера. Лили была немного потеряна внутри, так как еще полностью не осознала, что ее подруги живы и что друзья даже прямо сейчас рискуют собой ради общего дела и блага. Миссис Поттер, помимо всего прочего, еще очень боялась, что это все иллюзия. Она не хотела очнуться в одно мгновение и обнаружить, что никого из девочек рядом нет и все это было лишь обманом зрения. Ей было страшно потерять их снова, хотя война научила и не такому. Лили провела ладонью по голове сына, который спокойно сидел у нее на коленях, прижимаясь, и грустно улыбнулась.
- Потом на нас напал оборотень и эээ... - Миссис Поттер быстро подняла глаза на Доркас, уловив опасный момент в рассказе. Она бегло осмотрела подругу, но серьезных повреждений не увидела, а значит Рэмус сумел защитить ее. Лили внезапно улыбнулась, сообразив, что друг наверняка принял на себя удар. - Он отправил меня сюда в общем, а сам там остался там... - Молодая мать хотела намекнуть, что знает тайну Люпина, но затем осеклась - Рэмус мог и не сказать про друзей, которые ради него стали анимагами. Лили знала все это только потому, что согласилась стать женой Джеймса и он сам ей признался, что не мог рассказать раньше, но так как они будут жить вместе, будет странно, если посреди ночи в полнолуние муж уйдет куда-то с таинственным видом и вернется покусанный и уставший. Лили посмеялась тогда, а потом собрала Мародеров всех вместе и отчитала каждого, напоминая, как это опасно и глупо. Они ей продемонстрировали свои ипостаси и она полюбила этих парней еще сильнее, если такое было возможно.
Лили улыбнулась подруге, когда та встала за чаем. Доркас всегда была более спокойной, но от этого не менее проблематичной. Лили, как староста, старалась уследить за порядком, но если Марлин решала пошалить, то поднимала на уши всех и тащила бедную Медоуз в самую гущу событий, а тогда еще мисс Эванс пыталась поскорее их прикрыть или спасти.
Миссис Поттер посмотрела на дверь, которая открылась и увидела Марлин. Подруга выглядела неважно и, скорее всего, ночь у нее прошла не очень удачно. Лили могла бы все списать на тесное общение с миссис Блэк, но женщина была погружена в свое горе, поэтому ей не было дела до посторонних. Девушка наблюдала за подругой, отмечая в ней грусть, которой вчера не было. Сириус опять что-то сделал не так или выговорился просто? Лили, конечно же, знала, что последний месяц с небольшим, он почти жил у Эми, и не имела права его осуждать или ругать. Она сама видела, как он переживал и убивался, и как немного ожил рядом с Картер. Лили хорошо относилась к Эми, с которой общалась последние пару лет в школе и неплохо дружила с ней после. Они виделись не так часто, так как Лили была занята в ордене, а слизеринка - в лавке, но иногда списывались и обменивались новостями. Миссис Поттер все шутила, что жалеет, что Эми не попала на Гриффиндор, так как Слизерин просто не достоин такой девушки.
- Марлин, - тепло улыбнулась Лили, обнимая подругу после того, как та едва не сломала Доркас. - А теперь сядь, выпей горячего чая - сейчас Кас все сделает, - миссис Поттер поднялась на ноги, одной рукой придерживая сына, а второй опуская подругу на стул, а чтобы МакКиннон не смела от нее сбежать, посадила ей на колени Гарри и накрыла обоих пледом. - Кас, слева от тебя должно быть печенье в шкафчике. Съедобное, кстати. - Лили быстро нашла кружку, поставила ее на стол и смахнула все лишнее. - Мы как раз говорили про Рэмуса. Доркас встретила его в магическом Лондоне и он спас ее от оборотня, - произнесла девушка и внимательно посмотрела на подруг. Она всегда была самой проницательной и сообразительной, пока подруги, влюбленные по самые кончики ушей, многого не замечали. - Я же вижу, что каждая из вас что-то знает. Подозреваю, что узнали вы все это только сегодня ночью, - Лили внимательно посмотрела сперва на Марлин, затем на Доркас. - Рассказывайте. Уверена, Рэмус не табуреткой защищал тебя от оборотня, - с легкой, но мягкой иронией проговорила миссис Поттер и перевела взгляд на МакКиннон. - А ты уже поняла, что Сириус терпеть не может голубей и с радостью гоняет их. - Лили заметила, как дрогнуло лицо Марлин и поняла, что ничем хорошим ночь с Блэком не закончилась. Он либо сорвался и поругался с ней, либо же все ей рассказал. Гриффиндорка оперлась ладонями в стол и ободряюще улыбнулась подругам.
[AVA]http://funkyimg.com/i/2AcQ7.png[/AVA][NIC]Lily Potter[/NIC]

+1

8

- А ты уже поняла, что Сириус терпеть не может голубей и с радостью гоняет их. – откуда-то, словно из-под толщи воды доносится голос бывшей Эванс, и Марлин натянуто улыбается.  Доркас ставит на стол кружку с травяным чаем и Марла чуть ли не залезает в нее с головой, вдыхая аромат мяты и лимонника. Этот набор трав должен успокоить и тонизировать, но, кажется, краны сорвет раньше.
- На вас напали оборотни? – МакКиннон поднимает от чашки голову, обхватывая ее руками. Чашка слишком нагрелась и жжет пальцы, но Марла чувствует какое-то садистское удовлетворение, продолжая прижимать ладони к выпуклым бокам.
Оборотни.
Оборотни и анимаги.
Ей не в чем было винить Сириуса. Это была не его тайна. Точнее, не только его. Но - в первую очередь Рэмуса. Стала ли Марла относиться к Лунатику по-другому? Нет, только поняла значение его прозвища. Марлин пол-ночи сопоставляла события, и внезапно открыла для себя и скрытность мальчишек, и почему они по месяцу разговаривали так, словно у каждого во рту каша. Оказывается, не каша, а всего лишь лист мандрагоры, да и со временем каждый приноровился болтать с этой ношей четко и без умолку. МакКиннон половину оставшегося для сна времени – после того, как выгнала Блэка – провела, собирая в своей голове мозаику, закладывая недостающие паззлы, додумывая, укладывая, составляя целую картинку.
И опять она оказалась хуже той, к которой Блэк сбегал – снова выставила себя истеричкой, не готовой принять и понять, перевернула стол, выгнала его, наговорила ту лишнюю кучу слов…
Вот, кажется, сейчас.
Медоуз практически закончила свой рассказ об оборотнях, когда Марлин резко остановила ее жестом руки и повернулась к Лили.
- Ты ведь знала. Ты ведь все знала, так? Ты общалась с ней еще в школе. Ты… ты не могла не знать, - МакКиннон поднесла кружку с чаем к губам, делая большой глоток. Жидкость скользнула по пищеводу, обжигая похлеще огневиски. Нужно выпить. рейвенкловка поднялась с места, принимаясь неспешно оглядывать шкафы и полки. Огневиски на кухне вряд ли найдется, но без хереса не обойдется ни один уважающий себя повар. – Прости, Кас. Так ты говоришь, что… сегодня полнолуние? Сегодня разве полнолуние? – Марлин сморщилась, пытаясь припомнить лунный цикл, рассчет которого был выбит на подкорке мозга уроками Астрономии, но никак не могла сориентироваться после временного прыжка. – Вам несказанно повезло, - Марлин закрыла дверцы шкафчика, и, не разгибая ног, на корточках передвинулась к другому, открывая его.
Специи. Столько специй.
Блэк говорил, что пил. Нещадно пил после ее смерти. Так вот, какова она - тяга к бутылке?
В горле начало саднить. Она с трудом разговаривала с Доркас, стараясь не смотреть не Лили. МакКиннон уже начала думать, что зря упала в тот портал тогда… сегодня утром?  Может, еще есть время вернуться?
Искомая бутылка никак не находилась. Слова, слова, слова… столько слов сказано. Но… сколько сделано? Блондинка сжала виски руками, уткнувшись лбом в поджатые колени.
Пожалуйста, может, не сейчас?
Когда-то еще на шестом курсе она дала себе слово не плакать из-за парней. Уточнение: не плакать из-за Сириуса. В принципе, остальные были и не достойны, чтобы по ним лить слез. Но именно сейчас в животе в туго накрученном состоянии находилась пружина, на каждый виток которой было насажено: пожиратели-родители-смерть-Сириус-дом-смерть-портал-смерть-Сириус-Картер-смерть-Поттеры-смерть-смерть-смерть…
Горло скрутило судорогой и Марлин резко вдохнула-вскрикнула, как кричит птица, подстреленная в полёте. Замыленный глаз наткнулся на полу-пустую бутылку хереса и Марла схватила ее за горлышко, резко вставая и поднимая над головой, как трофей.
- Нашла! – говорит девушка, понимая, что вот сейчас ей не верят. Ни натянутой улыбке, ни нарочно веселому голосу. Блондинка успевает вынуть из бутылки пробку и приложиться к горлышку, прежде чем гримаса искажается: уголки губ резко падают вниз, а градины слёз начинают катиться по щекам, падая на майку.
Она была слишком зла ночью, чтобы плакать. Но сейчас она просто подавлена. МакКиннон была более, чем уверена, что Сириуса нет в доме уже несколько часов.
Какая ирония: здесь он поссорился с матерью. Здесь он поссорился с ней. И в обоих случаях ушел. И никто не знает, вернется он или нет.
Хотелось одного: бежать. Бежать куда угодно из этого гнезда, и, желательно, в противоположную ему сторону.

+2

9

Лили понимала, что этой ночью многое произошло и изменилось. Они все были живы, несмотря на планы судьбы и смерти, но радости от этого не испытывали. Марлин умерла, Доркас умерла и Лили должна была. Она грустно посмотрела на подруг, которые тоже ничего не понимали. Они все пережили настоящий ад за одну ночь. Пожиратели никого не жалели, словно сорвались с цепи, хотя Поттер очень сомневалась, что Волдеморт отдал бы приказ убить всех без разбора.
- Ты ведь знала. Ты ведь все знала, так? Ты общалась с ней еще в школе. Ты… ты не могла не знать.
Лили посмотрела на подругу, понимая, что речь идет не о тайне Мародеров и не нынешних событиях. Ее подозрения насчет тяжелой ночи для Марлин и Сириуса оправдывались, но она ничего не могла ответить рейвенкловке, так как не понимала, что та имела в виду.
- Я понимаю, о ком ты говоришь, но не понимаю - о чем, - ответила Поттер осторожно, наблюдая, как Марлин отвернулась и начала что-то лихорадочно искать. Доркас удивленно смотрела с одной подруги на другую. Лили даже не знала, знает ли Медоуз о чем-то или нет, так как Сириус мало общался с Люпиным последнее время и еще меньше - с Доркас. Гриффиндорцы после школы вели себя странно и неправильно. Они должны были быть все вместе, чтобы сражаться против основного противника, но Поттеры вынуждены были скрываться, Люпин и Блэк биться с врагом по отдельности, а остальные были каждый за себя. Лили иногда задумывалась о том, что бы было в другой ситуации. Она не допускала мысли, что могла отказать Джеймсу: он был слишком настырным и влюбленным, не давал ей прохода на протяжении всей школы, пока не добился своего. Бывшая Эванс в этом плане не имела никакой альтернативы, разве что Северус, но он был для нее исключительно другом и ни кем другим она его не видела.
Прости, Кас. Так ты говоришь, что… сегодня полнолуние? Сегодня разве полнолуние?
Это из-за порталов, - ответила Доркас. Лили понимала, что все эти перемещения во времени ничем
Вам несказанно повезло.
Поттер обеспокоенно потерла пальцами виски, стараясь сосредоточиться. Мародеров дома не было, что было отличным поводом для волнения, но с другой стороны они были взрослыми мальчиками, которые за всю свою жизнь успели наворотить столько дел, что судьба определенно должна была быть влюблена в них. Лили с тоской подумала, что сегодняшняя ночь явно не была из разряда самых удачных. Девушка оглянулась назад, прислушиваясь, но Гарри еще спал, но в доме что-то происходило.
- Нашла!
Лили вздрогнула от выкрика и перевела взгляд на подругу, наблюдая, как та делает глоток. Голова заболела, а впереди еще был огромный и длинный день, и нужно было сделать что-то полезное. Поттер вздохнула, понимая, что не может оставить Гарри одного, но вдруг Вальбурга смогла бы ей помочь? Женщина же не могла выбросить маленького ребенка на улицу только потому, что он полукровка. Лили обошла стол, коснувшись ладонью плеча Доркас, которая во все глаза смотрела на слезы Марлин, и обнял рейвенкловку, прижимая ее к себе.
- Тише... - Поттер вздохнула, не позволяя Марлин высвободиться. Она не знала, что можно было сказать и сделать, так как не знала и того, о чем подруга говорила с Блэком. Поттер догадывалась, что судя по реакции Марлин, они поговорили очень откровенно, а судя по странному шуму наверху ночью - не только поговорили, но и сломали дом. Джеймс даже не пошутил пошло, когда послышался треск сверху. - Все будет хорошо, - прошептала Поттер, зная, что так и будет. Она хотела добавить что-то еще, чтобы немного успокоить Марлин, но успела только вытереть ей слезы пальцами, когда где-то в самом начале коридоре, наверное в большой гостиной, послышался какой-то шум. Лили до этого думала, что ей мерещатся отдаленные голоса последние десять минут. Она попыталась разобрать слова, но двери в ту комнату скорее всего были закрыты. Девушка даже не понимала, кто с кем разговаривает, так как в отличие от своего мужа и его друга не обладала идеальным слухом. - Я видела вчера вечером здесь где-то был коньяк... Хочешь я сделаю тебе крепкий алкогольный кофе? Джеймс любит со специями, а тебе добавлю коньяка, - предложила Лили подруге, снова обнимая ее и зашептала на ухо слова утешения. Поттер не зря была старостой, так как всегда и всем внушала спокойствие и обладала даром убеждения, обычно легко решая некоторые проблемы. Ей ничего не стоило попенять нашкодившим детям и убедить их больше так не делать, везло и с друзьями, которые очень часто прислушивались к ее спокойному голосу и не делали глупостей в тот конкретный момент. Лили тепло улыбнулась подруге, касаясь ладонями ее щек и плеч, но внезапно вздрогнула, когда послышался новый шум. Гриммо было надежным местом, поэтому глупо было полагать, что сюда проникнут Пожиратели и начнут стучать ложками по стенам, но гриффиндорка не знала же, какие люди были вхожи в этот дом. Миссис Блэк ведь не могла два года жить наедине с собственными мыслями и страданиями.
[AVA]http://funkyimg.com/i/2AcQ7.png[/AVA][NIC]Lily Potter[/NIC]

+2

10

Боли не должно было быть места в этом маленьком мире, построенном некогда в школе. Компания из четырех мародеров, компания из четырех девочек. Умная Лили, упрямая Доркас, смешливая Мэри и взбалмошная Марлин - они представляли ядерную смесь, каждый элемент которой дополнял, поддерживал или гасил другой.
Что же стало?
Война не щадит никого. Война разводит по углам. Война - страшное слово, и сколько о нем в книгах не читай - никогда не поймешь, что оно значит, пока не потеряешь на ней кого-нибудь. Пока не будешь точно уверен, стоит ли все еще твой дом в том переулке. Ждет ли тебя мать с чашкой чая, улыбнется ли отец из своего кресла.
Когда на каком-нибудь задании, на котором ты просто по воле старшего группы, ты не потеряешь себя, обнаруживая внезапно где-нибудь в разрушенном до основания доме, на корточках, за куском стены, с волшебной палочкой в зубах, чтобы руки были свободны. Потому что там - враг, и он тебя не щадит. Даже тогда ты еще уверен, что внутри тебя есть огонек, что тебе есть, куда вернуться, что там где-то есть тот, кто ждет. Что после задания будет бутылка огневиски и старые потертые куртки орденцев, пропитанные дымом и потом. Тогда ты - еще ты.
А сейчас нет.
В этот самый миг Марлин потеряла всё.
Глухие рыдания издавались из пронзенного судорогой горла, мешая слова, крики и мысли в кучу.
Нет, дом разрушен до основания.
Нет, мать никогда ее больше не отчитает за оставленный в кружке чай.
Нет, отец больше никогда не попросит принести из кухни очки и газету.
Нет, Сириус не встретит ее больше своими медвежьими объятиями, благодаря Мерлина и ее дурные мозги за то, что она жива.
Зато жива Лили. Жива Доркас. Жив Сохатый и малыш Гарри. Она наконец может их увидеть и обнять, общаться одними лишь взглядами, понимать все по выражению лица. Ночь, которая по преданию из той книги должна была стать роковой, подошла к концу. Было невероятно туманное утро первого ноября, и казалось, что открой окно - туман большим куском ваты вплывет в него. В такое утро только философствовать за чашкой чая с миндальным сиропом, закутавшись в одеяло.
Но есть только мантия. Отвратительно дорогая и такая Блэковская. Марлин хорошо относилась к Регулусу, и почему-то раньше никогда не обращала внимания на его мантии. Сейчас же, зная о том, что младший Блэк все-таки присягнул Лорду, а затем его же и предал, бывшая рейвенкловка испытывала к Регу смешанные чувства. "Слабоумие и отвага" лучше всего характеризовали бы его поступок, который закончился для него плачевно.
Марлин выбивала мысли из головы, тем временем пока тонкие родные руки обвивали ее фигуру, не давая вырваться, просто сбежать из этой кухни, из этого дома настолько далеко, насколько хватит дыхания и выдержки. Пусть вокруг толпы пожирателей - этой ночью она не одного уложила, и уложила бы еще пару сотен, только дайте же, дайте их сюда!
- Марлс... - голос Медоуз дрогнул рядом, пока МакКиннон выпутываясь из объятий Лили. Девушка мотнула головой, резко поворачиваясь к двери, которая вела в гостиную - оттуда доносился какой-то шум, но, мало ли, может миссис Блэк именно так беседует со своим домовым эльфом - например, разговаривая и кидая в него табуреткой, или изредка лупит ножкой от стола.
- Потом... - блондинка закрыла ладонями лицо, надавливая на глазницы. Слез уже не было. - Да, да... Давай кофе. Где Джеймс? - Марла улыбнулась, понимая, в каком она сейчас состоянии - красная, взъерошенная, с опухшими глазами. - Начнем этот день правильно, - попыталась пошутить девушка, но шум за дверями уже нельзя было игнорировать, и девушка достала из кармана мантии палочку. - Лилс, найди коньяк, - коротко выдохнула девушка, тихо ступая к двери. Почему она не нашла бутылку, пока искала алкоголь, было задачкой, но над ней она подумает потом. Спасать маму Блэк было бы очень благородно и очень необдуманно с ее стороны - все же женщина была на стороне пожирателей и явно не нуждалась в защите, но, возможно, они прознали, что она скрывает в своем доме членов ордена Феникса и решили разобраться сначала с ней, а потом найти остальных? Хотел бы Сириус снова увидеть живую мать? Выставив волшебную палочку перед собой, Марлин как можно тише другой рукой начала открывать дверь, миллиметр за миллиметром, наконец, выглядывая в гостиную.

+2

11

Дополнительно: 36 лет, по-прежнему Мародер и анимаг, все еще беглый преступник, удачно спасенный;
Внешний вид: Черные брюки, черная майка и куртка, немного взъерошенный;
Состояние: Психически неуравновешен, раздражен, зол, еще больше не в духе;
С собой: Волшебная палочка


Ничего не менялось в этом дома. Мать, портреты, стены, сам дом - все оставалось прежним, прогнившим и бессмысленным. Никакие разговоры не спасали положение, даже если были нацелены на понимание ситуации. Откровенно говоря, Сириусу было непросто до конца осознать все происходящее. О порталах он слышал, естественно и читал, но очень давно и вся информация были в ничтожно маленьком количестве, словно волшебники просто создали себе сказку, которую изредка дополняли какими-то деталями, но толкового ничего не было. Совершенно пустое место. В какой-то момент Сириус боялся даже, что прошлое надавит на него своими воспоминаниями. Боялся, что дом, в котором он родился, станет для него еще одной тюрьмой, но уже незримой. Оковы прошлого могли надавить сильнее, ведь он снова в 1981 году. Успокаивало только то, что за окном уже было первое ноября и Поттеры были живы. Гарри сумел спасти родителей, но какой ценой?
Блэк, разбиравшийся в Чарах и в магии в целом, прекрасно понимал, что для сохранения баланса нужна чья-то обязательная смерть. Но кто займет место Поттеров? Нет, он несомненно был рад. Живой Джеймс, который спас его, прикрыв крышкой от мусорного бака - это невероятный скачок в прошлое, это прыжок в ледяное озеро с Астрономической башни. Страшно было представить, что будет, когда он увидит всех тех, кого давно потерял. Кого похоронил давным-давно. Поттеры были его вечной болью. Одно лишь воспоминание о них заставляло сердце болезненно сжаться. И не проходило и дня, чтобы Блэк не вспоминал о них. В любое время суток - они всегда были с ним, в его сердце. Ночью в кошмарах он видел их мертвые тела, резко просыпаясь в холодном поту. Он видел нездоровый блеск в глазах Питера - животный ужас и толика триумфа. Непросто было забыть или не думать, непросто было смириться с этим. Но порталы...
Сириус хлопнул дверью, покидая гостиную. Слишком тяжело было находиться в одной комнате с матерью, в одном доме с ней. Целый год он провел наедине с ее портретом, впитавшем в себя все самые отрицательные качества Вальбурги, став истинным олицетворением ее истерической натуры, ее злости и ненависти. И возвращаться сюда снова, видеть ее живой, слышать ее холодный голос, ощущать на себе ее взгляд - это было слишком сложно, слишком неприятно. Однажды Блэк уже сбежал отсюда, спасся и несколько лет прожил в покое, наслаждаясь взрослой и самостоятельной жизнью свободного человека, пока не попал в Азкабан. Он не почувствовал ничего, когда узнал о смерти матери. Лишь пустой звук. Ему было наплевать на свою семью, которая отвернулась от него только потому, что он не захотел быть как все они. За то, что мать отказалась от него, отдала предпочтение младшему, более послушному и удобному сыну, который смотрел ей в рот, ожидая приказа и бегал лизал пятки Лорда. А сейчас он едва живой, потерянный и в шоке находился в соседней комнате - недавно спасенный от смерти, как и сам Сириус. Слишком сложно.
Блэк остановился в коридоре, сжимая голову ладонями. К счастью, портреты ни слова не сказали, молча и с укором взирая на своего проблематичного потомка, который уже в своем времени вел себя крайне неуравновешенно по отношению к дому. Будь воля Сириуса - он бы сжег дом дотла. Сжег бы каждый камень, каждый миллиметр этого здания, чтобы не осталось ничего. Но в будущем Гриммо укрыло их, стало штабом, который позволял вершить благие дела тайно. Но и стало тюрьмой для него на целый год. Блэк взъерошил себе волосы, после чего медленно и нервно поправил их. Раздражение только нарастало, поэтому он решил, что нужно срочно выпить - виски или кофе, что первым попадется в руки. Но в этот самый миг чуткий слух уловил женские голоса. Слишком много для Гриммо. И поэтому Сириус направился в сторону кухни, с каждым шагом ощущая, как сердце сжимается все сильнее. И в один момент он замер, останавливаясь напротив приоткрытой двери. Откуда на него смотрела Марлин. Живая Марлин. Нет, он слышал, что она воскресла, вернее - была спасена случаем, но не думал, что встретит ее сейчас и здесь. Это было несколько неожиданно и странно. Девушка тоже явно не ожидала увидеть в коридоре именно его, поэтому отступила назад. Дверь распахнулась и Сириус сделал шаг вперед, медленно обводя взглядом кухню. Если бы не тот факт, что он был совершенно трезвым, то он бы решил, что наконец-то допился до нужной стадии, когда воспоминания становятся реальными. Но нет. Перед ним были живые девушки. Все втроем. Живая взъерошенная МакКиннон с палочкой в руках, уставшая и потрепанная Медоуз и всегда собранная и сосредоточенная Лили. Наверное, нужно было выпить. Или дать столкнуть себя в арку. Сириус несколько секунд, а может и минут, молча смотрел на девушек, не понимая, почему все три мертвы подруги оказались у него на кухне. Будь он в 1996 году, то это была бы отличная компания для вечера в бреду, но сейчас все было реально, поэтому Блэк невольно даже вздрогнул, сглатывая. Рука машинально потянулась за сигаретами, щелкнула зажигалка и Сириус затянулся, с прищуром разглядывая девушек. Мгновение - и сердце не выдержало. Он слишком сильно скучал по друзьям, каждую ночь видя во сне смерть Поттеров, вспоминая смерть всех друзей и подруг, которых потерял когда-то давно. Сигарета задымилась, зажатая в губах и Блэк сделал полушаг навстречу Лили, которая шагнула ему навстречу, оказываясь в крепких объятиях. Прикоснуться к Джеймсу было невозможно - он слишком бодро скакал по порталам вместе с сыном, да и обнимать его посреди Министерства было бы очень странно и необдуманно. Они бы вместе свалились в арку. Ощущая в объятиях живую Лили, Сириус почувствовал, как быстрее бьется его сердце. Словно не было этих пятнадцати лет разлуки и горя. Словно ее и не убивали. И словно не ее мертвое тело он видел почти каждую ночь в кошмарах. Несколько секунд, а может и целый час, прошли так, в полной тишине. А потом Сириус медленно отстранился, затягиваясь очень глубоко и медленно выдыхая дым.
- Не зря говорят, что в Хэллоуин мертвые воскресают, - задумчиво протянул он, с прищуром разглядывая Марлин и Доркас. Обеих пристально и долго, словно не до конца верил, что такое возможно. Живая Лили - результат стараний Гарри. Живые Марлин и Доркас - парадокс? Заслуга порталов? Ирония судьбы? Кто еще воскрес этой ночью?
[AVA]http://funkyimg.com/i/2HF6s.png[/AVA]

+2

12

Лили с укором посмотрела на подругу. Она не понимала, как можно было начинать день правильно с алкоголя, когда за окном происходило невесть что. Девушка понимала, что Марлин шутит, но в каждой шутке есть доля шутки, остальное все правдивый бред. Миссис Поттер казалось бы должна была давно привыкнуть к любым шуткам, учитывая, за кем она была замужем, но юмор Джеймса всегда был милым для нее, когда дело не касалось Снейпа. Девушка даже представить себе не могла, как можно так долго и бессмысленно ненавидеть одного единственного человека. Северус был неглупым, но делал глупые вещи, но Мародеры выбрали его своим объектом шуток с первого курса и уже тогда Лили не одобряла этого. Она всегда старалась сохранять нейтралитет, но защищать слабых. У нее не получалось быть плохой и злой, когда в сердце расцветало добро и девушка если и злилась, то только по делу. Бывшая Эванс повернула голову в сторону двери. Она точно знала, что в какой-то из комнат что-то неладно, но проверять не хотела, так как у нее не было желания с утра пораньше ссориться с миссис Блэк, которая была резко негативно настроена против магглорожденных. Лили же посмела не только владеть магией, но и стать женой чистокровного Джеймса Поттера и родить ему сына, продолжителя рода, который понесет в себе ген магглов, портя чистую кровь. Эванс была наслышана об этом философии и никак не реагировала на подобное, но постоянно слышать в свой адрес обидные слова было неприятно. Девушка поэтому и избегала любых конфликтов, которые могли к этому привести. Она так до конца и не простила Северуса, хотя по прежнему верила, что в нем есть что-то хорошее, но именно это он предпочитал скрывать за плохим поведением.
Лили улыбнулась Доркас, которая тихо заговорила, рассказывая про ночь более подробно. Девушка понимала, что порталы еще долго не покинут их разговоры, ведь они спасали жизни, но кто знает, какие еще сюрпризы они могли преподнести? Поттер прекрасно знала, что ничего не делается просто так, поэтому просто надеялась, что все обойдется малыми жертвами. Марлин подошла к двери, выглядывая и пытаясь узнать, в чем же там дело, но в этот самый миг она отпрянула от входа, а на пороге появился... Сириус. Лили узнала его сразу. Он был взрослее, старше, несчастнее. Она видела морщинки у его глаз, изнеможенное лицо, худое тело, затравленный взгляд безумца. Девушка вздрогнула, разглядывая эти серые глаза, которые красиво искрились в молодости от идей, а сейчас смотрели так странно. Поттер отступила даже на один шаг назад, отмечая, что и МакКиннон отошла от двери, а Сириус остался стоять на пороге, изучая их. Лили совершенно неожиданно осознала весь ужас происходящего. Сириус явно прибыл из будущего, в котором ему жилось явно не так хорошо, а для него все три девушки были мертвы. Эванс даже вдохнула, накрыв губы ладонь. Она не ожидала, что такое возможно. Лили конечно же понимала, что порталы способны на многое, но не предполагала, что столкнется со взрослыми друзьями так рано утром без подготовки. Она верно истолковала взгляд Блэка, не раздумывая делая шаг навстречу и обнимая его. Лили просто знала, что это ему необходимо. Девушка не могла внятно объяснить это даже самой себе в тот момент, но она просто поняла, что если он пережил все эти смерти и боль, то ее объятия были нужны.
- Не зря говорят, что в Хэллоуин мертвые воскресают.
Лили успела отстраниться и даже поднять на Сириуса недовольный взгляд. Его привычки не изменились - сигарета, язвительный тон, немного хмурости. Девушка дорожила друзьями, но видела все их минусы.
- Технически - мы не успели умереть, - заметила Поттер резонно, переводя взгляд на подруг, но кивок получила только от Доркас. Лили понимала, что Марлин должно быть нелегко сейчас, но реакция Сириуса давала ей понять, что он сумел справиться с потерей подруги. Эванс только не совсем понимала, что с ним случилось, что произошло, но боялась спросить. Девушка протянула руку и осторожно дотронулась до плеча Блэка, привлекая его внимание. - Ты неважно выглядишь... Сириус, - осторожно произнесла Лили. Она посчитала глупым задавать элементарные вопросы касательно его времени и жизни, поэтому важнее было узнать, что с ним, как он себя чувствует. Девушка не знала, какое влияние оказывали порталы на тех, кто попадал в них. Девочки казались нормальными, но каждая пребывала в шоке, поэтому логично было допустить, что и Сириус мог быть не в себе. - Тяжелое утро? - Лили улыбнулась открыто и искренне, смущенно зная, что ее улыбка не раз помогала сгладить углы и разрядить ситуацию.
[AVA]http://funkyimg.com/i/2AcQ7.png[/AVA][NIC]Lily Potter[/NIC]

+3

13

Невозможно было не отшатнуться от двери, в которую со всей яростью кто-то пытался войти. Не препятствуй буйволу, иначе рискуешь остаться затоптанным. Марлин отпрянула от двери за мгновение до того, как она открылась. Она даже не успела разглядеть лицо человека, который вел спор с Вальбургой в гостиной, просто отскакивая от дверей прежде, чем те распахнутся, придавливая итак пребывающую не в лучшей своей форме МакКиннон к стене кухни.
Марлин не раз фантазировала, представляя их с Сириусом взрослыми. Двадцать лет – это далеко не взрослость, это отрезок молодости и бесшабашности, которые в итоге закончатся. У кого угодно, но только не у них с Блэком. Вот Лили девушка уже считала взрослой. Эванс всегда была такой, даже в свои двенадцать. К ней можно было придти за советом, ей можно было пожаловаться и поплакать в плечо. Она принимала взрослые решения. Ее взрослости хватало на них обоих с Джеймсом – иначе бы рыжая никогда не согласилась выйти за оленя замуж. Взрослость же, которую представляла Марлс, была всего лишь плюс десять на отметке «возраст», Ей казалось, что когда им с Блэком стукнет лет по тридцать-тридцать пять, они станут меньше ругаться. Закончится война, и им не нужно будет вечно убегать друг от друга, получая улыбки и поцелуи друг от друга урывками. Она станет аврором и даже возглавит какую-нибудь группу, или будет преподавать боевую магию. Блэк возьмет управление Орденом Феникса на себя, научит их пить наперегонки и не спать со всеми подряд.
Одним словом: будущее ничего интересного не сулило. Одна большая стабильность, мысли о которой приводили в уныние быстрее, чем аристократы отводили мизинчик, взяв в руки чашку чая.
Однако будущее, которое в своих радужных мыслях набросала Марлин нравилось ей больше, чем то, которое представало перед ней сейчас. Во-первых, осознание собственной смерти. Во-вторых – человек, появившийся в данный момент на пороге кухни.
Марла смотрела в знакомые черты и не могла понять, кто перед ней. В какой-то момент она даже подумала, что действительно умерла, и это Чистилище, и тут совсем не так, как надо – хотя «как надо» тоже никто наверняка не знал. Перед троицей девочек стоял Сириус – и, кажется, это была единственная правда, в которую сейчас предстояло упасть лицом. Марлин исчезла для этого мира три месяца назад, хотя для нее прошло не более, чем несколько часов. Для человека, стоявшего сейчас перед девочками, прошло более десятка лет. Это был не тот Сириус, которого она выгнала из комнаты его же брата несколько часов назад; это был не тот Сириус, по которому она лила слёзы на этой кухне. У этого Сириуса был почерневший взгляд, словно что-то, что было страшнее дементоров, выпило всю радость из его жизни. Он был худой и помятый, но в неизменно черной кожаной куртке, где в одном из карманов – руку на отсечение – лежали сигареты. Это был не тот Блэк, который несколько часов назад признался ей, что в его жизни, кроме нее, была Эми. Это был человек, который пережил её смерть, смерть Марлин. Для которого она умерла, вероятно, больше десятка лет назад. Это был тот человек, который успокоился в объятиях подруги со школы, и которой МакКиннон должна бы быть благодарна. Это был человек, который познал предательство друга и смерть лучших друзей; человек, который был обвинен во всём этом, взят под стражу и заключён в Азкабан, и из которого, судя по всему, ему удалось выбраться.
Мысль о том, что ее Блэк исчез где-то между пятым и шестым курсом, червяком впивалась в мозг, но МакКиннон старательно гнала ее прочь, не позволяя сделать последние три года жизни обманом.
Марлин пыталась выудить те крохи информации из книги, попавшей к ней в руки и вспомнить всё, о чем говорил Блэк, успевший прочесть много больше нее.
В нос ударил запах дыма, но МакКиннон готова была задохнуться не из-за этого. Это был другой Сириус, который наверняка уже забыл Марлин МакКиннон. Почему тогда так болело где-то в груди при взгляде на него?
Марлин обогнула Доркас, приближаясь к плите. Он не предложит ей своих радостных объятий, она в них не упадет - хотя бы потому, что этот человек смирился с ее смертью. Серебряная джезва, поставленная на самый маленький огонь для прогрева, почти раскалилась. Бывшая райвенковка отмерила ложку кофе и ложку сахара, поочередно засыпая их через узкое горлышко. За спиной послышался сдавленный писк, и девушка повернулась полу-боком: Поттер и Блэк стояли, заключив друг друга в объятия. Марлс же в очередной раз злилась на смерть, которая не нагнала её в порталах.
- Не зря говорят, что в Хэллоуин мертвые воскресают.
- Технически - мы не успели умереть. Ты неважно выглядишь... Сириус. Тяжелое утро?

Кофе прогрелся, и девушка залила в джезву воду. Голоса друзей доносились словно из-под пелены. Лили пыталась сгладить ситуацию, и это было так в её духе: Эванс была солнечной девушкой, и многие ситуации, которые могли обратиться острыми углами, были разрешены именно с её помощью.
Пенка на кофе образовалась быстро, и МакКиннон сняла ее ложкой, наблюдая кипение темной жидкости. Выключив огонь, девушка перелила кофе в кружку, возвращаясь в круг друзей. Она не знала, как чувствовал себя Блэк в доме, из которого некогда сбежал, и как он ощущал себя после разговора с матерью. Была ли она жива в его время? Простили ли они друг друга? Это было неважно. Сейчас ему нужна была поддержка друзей. Неважно, сколько лет прошло и помнил ли он о Марлин. Она не хотела спрашивать, кого он вспоминал, сидя в Азкабане. Если бы было можно – она бы достала эти воспоминания из его головы, заперев их на семь замков. Но можно ли было стереть столько лет жизни?
- Кофе? – прокашлявшись, произнесла МакКиннон, поймав взляд Блэка. Она не отходила далеко от стола и продолжала держать кружку в руках, словно была готова в любой момент ее поставить. Взгляд в его потемневшие глаза заставлял внутренности сжиматься. Потому что всё, что она сейчас хотела – это достать сигареты из кармана его куртки и почувствовать едкий дым на языке. Это было сделать легче, чем заставить Блэка вспомнить, чем бы он стоял и не смотрел на нее, как на новую незнакомку в своём окружении, коих тысячи.

+3

14

- Технически - мы не успели умереть. - Сириус невесело усмехнулся. Лично для него это ничего не значило. Это портал, а не маховик, а значит по мановению волшебной палочки его память не изменится и в его жизни Поттеры не появятся неожиданно. Возможно в новом мире, в новой реальности, измененной и исправленной, но только не в его жизни. Но сейчас и здесь они оба были живы, живыми выглядели и две другие девушки, которые смотрели на него так странно. Пожалуй, удивленным должен был выглядеть именно он, а не они, но Сириус не придавал этому особого значения. - Ты неважно выглядишь... Сириус, - Блэк едва улыбнулся краем губ, почувствовав ладонь Лили на своем плече. Все это было слишком странно, чтобы осознать в одно мгновение. - Тяжелое утро? - Сириус бы посмеялся, но это было не к месту, поэтому он неопределенно качнул головой, а на предложенный кофе иронично кивнул, затягиваясь поглубже. Ситуация становилась еще более странной, чем можно было предположить.
- Тяжелое? - хриплым, почти не своим голосом переспросил он и продолжил, - можно сказать и так. Вечером я споил Лунатика в комнате напротив, уличив его в тайных чувствах к моей племяннице, а сегодня я должен был провалиться в арку смерти, - Сириус привалился спиной к закрытой двери, с интересом наблюдая за реакцией девушек. - Но твой муж, - Блэк улыбнулся мягче, хрипло продолжая, - появился в моем времени и прикрыл меня от заклинания... крышкой от мусорного бака. - Все звучало безумно и абсурдно, и могло показаться невероятно глупым, если бы речь шла не о Поттере. Он был способен на все, что угодно, лишь бы защитить и спасти друзей. - А потом взрослый Гарри потащил меня еще дальше в прошлое, где мы благополучно спасли... Регулуса, - Сириус смахнул с рукава невидимые капли и вальяжно расслабился у двери, медленно покуривая. - Надеюсь, Вальбурга его там еще не съела, - добавил он и замолчал, резко смахнув и улыбку с лица. Бросив взгляд на чашку кофе, поставленную на стол, он лениво протянул руку и сжал пальцами посуду, отпивая немного. Сладкий кофе он в последний раз пил только тогда, когда сбежал из Азкабана и сумел обосноваться под крышей Эми, но очень быстро мужчина выбросил сахар из рациона, отдавая предпочтение горькому кофе. Такому же горькому, как и его жизнь. Немного драмы даже в еде не мешало жить.
Сделав пару глотков, Блэк отставил кружку и почесал бровь. На самом деле, он понятия не имел, о чем можно было говорить с тремя уже не совсем мертвыми девушками, которые наверняка видели его молодым и успели порадоваться своему спасению. Лили выглядела немного отдохнувшей, а вот две другие - не очень. Значит, миссис Поттер удалось немного поспать, хотя наличие оленя и ребенка не самый лучший союзник в этом. А вот Марлин и Доркас выглядели так, словно всю ночь страдали.
- Вообще я искал Гарри, но по дороге сюда понял, что и сам знаю, что мне делать. Вопрос только в том - как это сделать, - задумчиво протянул Блэк. Он смотрел на каждую девушку долго и вдумчиво, словно надеясь, что одна из них выложит перед ним все карты, но вот МакКиннон явно знала чуть больше, чем надо. И что-то в ее взгляде говорило, что ночь для нее прошла в разы хуже. Сириус попытался проанализировать ситуацию и понять, что вообще могло произойти за несколько часов. Поттеры были спасены и доставлены сюда, МакКиннон и Медоуз тоже. - Вы его не видели? - Вряд ли Поттер стал бы забегать сюда, чтобы поцеловать молодую маму в щеку и пнуть Кикимера, поэтому глупо было даже спрашивать об этом, но Сириусу не помешала бы любая информация. Впрочем, вряд ли девочки видели кого-то в самом деле важного, иначе не стояли бы так спокойно вокруг стола. - Я выкурю еще сигарету и пойду, но пока я курю, вы можете задавать вопросы, - великодушно разрешил Сириус, выбрасывая ненужный окурок и закуривая заново. Глупо было предлагать такое, так как девочки могли спросить что-то такое, ответы на которое им бы не понравились, но Блэк не мог сорваться с места и уйти просто так, тем более, когда многое увидел и услышал. Нужно было собраться с мыслями, а сделать это можно было только в более или менее спокойном месте. - Можете рассказать, как вы спаслись, - он поднял глаза на Доркас и Марлин, слегка щурясь. Это тоже могло оказаться полезным, на случай, если надо было бы что-то исправлять. И Сириус просто понятия не имел, какая информация ему пригодится вообще. Но сейчас он думал только о том, чтобы поскорее добраться до портала и попасть к себе во время. Но такой портал работал только один час и он не мог ошибиться с местом, нужно было попасть туда, где была бы она. И надо было подумать, кто бы пригодился им в прошлом, чтобы сравнять счет и чтобы перевес был на их стороне. Правда привлекать врагов было последним, о чем надо было думать. Но все зависело и от самих врагов, кого именно искать. Однако в первую очередь у Сириуса уже был план, была цель и он не собирался никуда больше сворачивать.
[AVA]http://funkyimg.com/i/2HF6s.png[/AVA]

+1

15

Лили вздрогнула от непривычно хриплого голоса, с болью в сердце смотря на взрослого Сириуса. Она видела, что жизнь изрядно потрепала его, не пощадив. Девушка не понимала почему ему досталось больше всех, ведь именно Блэк был тем, кто заслуживал только самое лучшее. Он и так достаточно страдал, чтобы получать новые удары судьбы. Поттера хотела отгородить своих друзей от всех бед, но ничего не могла поделать. Она прекрасно понимала, что война не щадит никого. Она сама была ее жертвой, живя взаперти целый год. Лили не могла даже с сыном погулять, навестить сестру, сходить в гости или отправиться на задание Ордена. Девушка была готова прямо сейчас сорваться и сделать что-нибудь, но была нужна сыну, мужу, подругам, друзьям. Она не могла пойти на поводу у собственных желаний, трезво оценивая ситуацию.
- ...Вечером я споил Лунатика в комнате напротив, уличив его в тайных чувствах к моей племяннице, а сегодня я должен был провалиться в арку смерти, - Лили похолодела, во все глаза смотря на Сириуса, чья жизнь тоже оказалась спасена благодаря порталам. Девушка была этому рада, но не была уверена, что это все хорошо закончится. Поттер даже не сразу поняла смысл первой части фразы, так как голова не сразу посчитала возраст и только несколькими секундами погодя, до нее дошло о ком говорил Сириус. Девушка удивленно посмотрела на него, оглядываясь на Марлин и Доркас. Последняя даже немного побелела. - Но твой муж появился в моем времени и прикрыл меня от заклинания... крышкой от мусорного бака. - Поттер понадобилось несколько секунд, чтобы осмыслить сказанное другом и она уже не скрывая удивления, посмотрела на него во все глаза. Лили попыталась представить себе нечто подобное, но почему-то мозг отказывался воспроизводить это в голове. Девушка только вздохнула, представляя себе реакцию окружающих на вызывающую выходку Джеймса. Она любила его за ту дурь, которая в нем была, но порой ее становилось слишком много. Поттер не хотела думать о том, где ее муж взял крышку от мусорного бака, чтобы спасти своего друга. - А потом взрослый Гарри потащил меня еще дальше в прошлое, где мы благополучно спасли... Регулуса. - Лили закрыла глаза, пытаясь освоить всю информацию, которую получила. Она боялась смотреть на девочек, полагая, что и они будут в шоке от происходящего.
- Очень насыщенный день, - проговорили Поттер, не зная чем еще занять паузу. Она ободряюще улыбнулась и бросила взгляд на Доркас, которая скорее всего все еще думала про то, что Люпину нравится Нимфадора. Ей наверное тяжело было представить, что маленькая племянница Блэка могла вырасти и стать девушкой.
- Вообще я искал Гарри, но по дороге сюда понял, что и сам знаю, что мне делать. Вопрос только в том - как это сделать.
Лили не знала, о чем он говорил, но произносил это с особым оттенком. Ей казалось даже, что Сириус имел в виду нечто очень важное для себя, но она не могла ему помочь. Гарри она видела только вечером и ночью, а утром благополучно спала вместе с малышом, когда Джеймс поспешно ушел в неизвестном направлении. Она теперь даже знал, куда именно он отправился, хотя вряд ли он планировал попасть в будущее.
- Я выкурю еще сигарету и пойду, но пока я курю, вы можете задавать вопросы.
Лили немного растерялась, не зная, что можно и нужно спрашивать.
- Вопросы, - повторила она и посмотрела на друга, который уже поднес огонь к сигарете. - Нас спас Гарри, появившись на пороге нашего дома и рассказав нам о том, что должно было произойти. Потом появился Эван Розье, - Поттер перевела взгляд на девочек, потом снова посмотрела на Сириуса, чьи брови заметно поднялись выше и сама пожала плечами, - я не знаю, почему он решил нам помочь, но он прикрывал нас от других Пожирателей, давая возможность сбежать. - Лили провела ладонями по своему лицу и улыбнулась немного грустной улыбкой, опираясь руками в столешницу позади себя. - Может быть это был какой-то хорошо продуманный план, но мне хочется верить, что возможно он изменился, воскреснув, - Поттер посмотрела на Марлин, которая предложила кофе и ободряюще ей улыбнулась, хотя видела то напряжение, которое воцарилось на кухне. Лили и до этого чувствовала, что подруга очень сильно расстроена из-за Блэка, а появление взрослого Сириуса усугубило напряжение. Лили хотела бы помочь, но понятия не имела, как это сделать. Она лишь перевела взгляд на Сириуса, надеясь, что у него хватит ума не острить и быть более тактичным.
[AVA]http://funkyimg.com/i/2AcQ7.png[/AVA][NIC]Lily Potter[/NIC]

+2

16

Несмотря на всю ту радость, которую он испытал от вида живых друзей, мысли Сириуса были далеко и совсем не здесь. Он даже столько времени прошло по меркам его года - час, день? В его мыслях присутствовала только Эми, которая осталась где-то там, ничего не знающая и не подозревающая. Покидая Министерство в спешке, Блэк даже не полагал, что они отправятся в прошлое, тем более в столь бурное. Порталы были, несомненно, делом опасным, но тут наверняка хватало своих героев. И Сириус разрывался на части, всем сердцем желая вернуться в свое время, но параллельно понимая, что возможно понадобится и здесь. Но ему нужно было хотя бы на пять минут оказаться в своем июне, чтобы прикоснуться к Картер, успокоить ее и сказать, что с ним все хорошо. Ведь если его спасение состоялось, то никто кроме Рэмуса и Пожирателей этого не видел, не считая работников Министерства. Но Люпину проще сказать, что он свалился в арку, чем прыгнул в портал вместе с молодым Джеймсом. Оборотням и так веры нет, а если он еще начнет говорить о чем-то совершенно странном, то ему подберут удобную палату в Мунго. Все это в целом было очень непросто, но Сириус точно знал, куда ему нужно двигаться и зачем. Уже после он подумает об остальном.
- Нас спас Гарри, появившись на пороге нашего дома и рассказав нам о том, что должно было произойти. Потом появился Эван Розье.
Мимолетная улыбка коснулась губ Блэка. Все-таки крестник был не так безнадежен, как могло показаться и он не стал мешкать. Имея возможность спасти родителей, он воспользовался ею, не думая о последствиях. Не думал о них и Сириус, хотя прекрасно понимал, что время - тонкая материя. Хорошо если это просто шанс исправить несправедливость, но если оно начнет заполнять пробелы, то могут погибнуть другие люди, невинные, те, кто вообще ни при чем. И Сириус был готов снова пожертвовать собой, но его останавливала мысль об Эми. Жадно цепляясь за нее, Блэк не желал падать и отступать, не желал теряться в забвении, едва не погибнув уже. А ведь грядут перемены и битва в Министерстве не могла пройти незаметно, слова Джеймса сказанные Фаджу должны были возыметь эффект, а значит был шанс, что Блэк восстановит свое доброе имя и ему больше не придется прятаться по углам ненавистного дома.
- Розье? Его же убил Муди, - хмуро и хрипло припомнил Сириус. Все чистокровные были родственниками, близкими или дальними, неважно. Но не все эти родственники были важны. Родной брат оступился, приняв метку и сгинув где-то в пещере. Кузина жадно лизала пятки своего Хозяина, явно в надежде на что-то большее, не говоря уже о других личностях, которые носили маски, прятали левые предплечья и скалились, обнажая палочки.
- Может быть это был какой-то хорошо продуманный план, но мне хочется верить, что возможно он изменился, воскреснув.
Лили не менялась. Ничего не менялось в этом мире, а Поттер оставалась все той же светлой и доброй волшебницей, которая верила в добро и людей, искала в них только хорошее, не желая сразу признавать все плохое. И в этом не было ничего дурного, тем более, что Лили умела постоять за себя, но Сириус всегда боялся, что найдутся такие как Снейп, которые сильно обидят подругу. Благо, Поттер всегда был рядом, защищая и получая за это по рогам. Улыбнувшись своим мыслям, Блэк перевел взгляд на остальных девочек, затягиваясь снова.
- Меня выбросило порталом сперва в будущее, потом обратно сюда, - проговорила Марлин, делая глоток кофе, - я пришла к тебе... то есть, к Сириусу, он был ближе всех и мы вместе отправились уже на Гриммо, - сообщила она, добавляя еще сахара. Доркас наконец немного оживилась, поднимая глаза на друзей и пожимая плечами.
- Была дома и Волдеморт появился на пороге, а позади меня внезапно открылся портал, - произнесла она осторожно. - Оказалась в Переулке, где встретила Рэмуса, отбились от Пожирателей и он отправил меня сюда.
Сириус кивнул, медленно докуривая и сделав большой глоток кофе, потушил сигарету в кружке. Нужно было собираться и уходить, как и планировал. Девочки еще что-то говорили, но уже между собой, то и дело поглядывая на него, но Блэк понимал, что оставаться он не может. Гриммо было защищенным местом, дома была Вальбурга, которая могла любого превратить в таракана и раздавить, несмотря на то что сейчас она была занята младшим сыном. На кухне же сидели три волшебницы, члены Ордена, способные и умные, но по ошибке погибшие в этой войне.
- Мне нужно идти, меня ждут, - произнес Блэк, отстраняясь от двери, - я очень рад, что вы живы, поэтому постарайтесь снова не умереть, - насмешливо попросил он, подмигивая Лили и кивая остальным. Поттер протянула к нему руки и он сжал их своей. - Гарри справится, он молодец. Долго думает, иногда даже год думает, но всегда со всем справляется, - иронично утешил девушку Блэк и, не прощаясь более, вышел, закрывая за собой дверь. Кикимер в ужасе замер в коридоре, смотря на него во все глаза. - По пинкам соскучился? - уточнил Сириус рвано и резко направился в сторону выхода, уже зная, куда ему надо идти и что делать.
[AVA]http://funkyimg.com/i/2HF6s.png[/AVA]

+1


Вы здесь » | Three Generations: I would rather die | » Маховик времени » Everyone you'll ever meet knows something you don't © [1981, November]